WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Структурно-семантические и лингвокульурологические особенности глаголов бытия в лезгинском языке в сопоставлении с английским

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  • Мурсалова  Саида Алиевна
  •  
  •  
  • Структурно-семантические
  • и лингвокультурологические особенности
  • глаголов бытия в лезгинском языке
  • в сопоставлении  с английским

Специальность  10.02.20 – сравнительно-историческое,

типологическое и сопоставительное языкознание

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Махачкала – 2012


Диссертация выполнена на кафедре дагестанских языков факультета дагестанской филологии ФГБОУ ВПО «Дагестанский государственный педагогический университет»

 

Научный руководитель  –  доктор филологических наук профессор ДГМА

Эфендиев  Исрафил Исмаилович

 

Официальные оппоненты: доктор филологических наук

внс ИЯЛИ ДНЦ РАН

Шихалиева Сабрина Ханалиевна

кандидат филологических наук

доцент ДНИИП им. А.А.Тахо-Годи  

Алиджанов Тофик Мустафаевич

Ведущая организация  – ФГБОУ ВПО «Дагестанский государственный университет»

Защита диссертации состоится  27-го апреля 2012 г., в 14.00, на заседании диссертационного совета Д 212.051.01. по защите диссертаций  на соискание ученой степени доктора и кандидата филологических наук в Дагестанском государственном педагогическом университете по адресу: 367003, Республика Дагестан, г. Махачкала, ул. М. Ярагского, 57, ауд. № 97.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВПО  «Дагестанский государственный педагогический университет».

Автореферат разослан  и размещен на официальном сайте Министерства образования и науки РФ (weww.vak.ed.gov.ru) и на сайте ФГБОУ ВПО «Дагестанский государственный педагогический университет» (www. dgpu.ru)    23-го  марта 2012 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук                                    М.О. Таирова


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Настоящее диссертационное исследование посвящено изучению структурно-семантических и лингвокультурологических особенностей глаголов бытия в лезгинском языке в сопоставлении с английским.

Объектом исследования данной работы являются экзистенциальные глаголы в современном лезгинском и английском языках.

Предметом исследования явились структурно-семантические, функциональные и лингвокультурологические особенности глаголов бытия в указанных языках.

Актуальность исследования диктуется недостаточной степенью изученности бытийных глаголов (далее – БГ) в английском языке (в силу универсальности их семантики) и отсутствием комплексного анализа этих глаголов в лезгинском языке. Актуальность выбора БГ в качестве предмета лингвистического анализа обусловлена общетеоретическими задачами современной лингвистики, направленными на комплексное изучение функционально-семантических категорий языка, имеющих разноуровневую языковую онтологию, а также необходимостью создания системной лингвистической теории этих категорий, среди которых особое место занимает концепт бытия. Актуальность исследования определяется и содержанием работы, которая выполняется в русле современных исследований функционально-семантического направления. Комплексный подход к языковому материалу соответствует основному принципу системного описания глагольной лексики: глаголы бытия рассматриваются с точки зрения их категориально-лексических, лексико-грамматических и других особенностей.

Научная новизна работы заключается в том, что в ней впервые на базе научных знаний в лингвистике и философии дается анализ глаголов бытия  на материале разносистемных языков (лезгинского и английского); комплексно анализируются лексико-семантические свойства основных глаголов бытия в сопоставляемых языках; разрабатывается новый подход к выявлению их семантико-синтаксических свойств в сочетании с изучением параметров их функционирования в высказываниях; устанавливаются особенности реализации номинативных значений глаголов бытия, что позволяет выявить связь и взаимодействие этих категорий в лезгинском и английском языках.

Новизна исследования заключается и в том, что составляется определенный научно-терминологический аппарат исследования, вводятся новые термины и понятия, обогащается эмпирический опыт изучения глаголов бытия в указанных языках, особенно в лезгинском языке. Новизна исследования состоит и во вкладе в анализ экзистенциальных глаголов, в первую очередь, в лезгинском языке, с точки зрения их семантики, функционирования и лингвокультурологических особенностей.

Целью исследования является комплексный анализ семантики, функций и лингвокультурологических особенностей глаголов бытия в лезгинском языке в сравнении с более изученными глаголами этого разряда в английском языке.

Достижение поставленной цели предполагает решение ряда задач исследования:

– определить терминологические особенности концепта как объекта лингвокультурологии;

– выявить особенности морфологической парадигмы глаголов бытия в рассматриваемых языках;

– изучить глаголы бытия в составе сложных образований;

– исследовать способы лингвокультурологической репрезентации значения бытия;

– анализировать семантику лексико-семантических групп с глаголами бытия и др.

Материалом исследования послужили списки глаголов бытия, отобранные методом сплошной выборки из толковых и переводных словарей  лезгинского и английского языков: "Русско-лезгинского словаря" М.М. Гаджиева [1950]; "Лезгинско-русского словаря" Б.Б. Талибова и М.М. Гаджиева [1966]; "Толкового словаря лезгинского языка"  А.Г. Гюльмагомедова [2003, 2005]; "Hornby’s Current English Dictionary for Advanced learners" [1980]; "Oxford English Dictionary of Culture" [2006]; "Oxford Activator Dictionary of English" [2007], а также примеры из художественной литературы на рассматриваемых языках.

Методами исследования являются описательный, включающий классификацию и интерпретацию языкового материала, оппозитивный, реализующийся в таких частных приемах как компонентный и контекстуальный анализ разноуровневой характеристики форм бытийных глаголов, определения их синтаксических функций, а также сравнительно-сопоставительный метод для выявления общего и типологически особенного в системе форм бытийных глаголов в лезгинском и английском языках. В отдельных случаях применялся метод дистрибутивного анализа для выявления специфических особенностей указанных глаголов. Частично использовались интерпретативный метод и прием сплошной выборки.

Методологической базой исследования является положение о связи языка, сознания и культуры, их взаимной обусловленности, а также о национальной специфике коммуникативного сознания лингвокультурного общества.

Теоретической базой исследования послужили фундаментальные труды отечественных и зарубежных лингвистов (Г. Суит, О. Есперсен, А.М. Смирницкий, Б.Д. Ильиш, В.В. Виноградов, В.Д. Аракин, В.Г. Гак, П.К. Услар, Л.И. Жирков, М.Г. Гаджиев, Б.Б. Талибов, У.М. Мейланова и др.) и современные исследования, посвященные различным аспектам изучения глаголов в английском и дагестанских языках (Е.С. Кубрякова, А. Вежбицкая, Ю.С. Степанов, И.Р. Гальперин, В.З. Демьянков, Ж. Фоконье, Р.И. Гайдаров, А.Г. Гюльмагомедов, И.Х. Абдуллаев, К.Р. Керимов, Н.Ш. Абдулмуталибов, З.М. Маллаева, Р.М. Муталов, Н.С. Азизов, Н.С. Алипулатова и др.).

Степень разработанности темы. Исследователи лезгинского языка в ряду глагольных категорий и форм рассматривали и их экзистенциальный аспект, однако специальных работ, посвященных системно-комплексному исследованию структурной организации, семантики и функционирования глаголов бытия лезгинского языка в сопоставлении с английским на сегодняшний день нет.

Теоретическая значимость работы. Данное исследование вносит определенный вклад в развитие теории функционально-семантических категорий. Результаты исследования, как представляется, могут способствовать дальнейшей разработке проблем, связанных с построением функциональной модели современного лезгинского языка, описанию других составляющих категории бытия на материале лезгинского и английского языков.

Практическая значимость исследования состоит в возможности включения ее основных положений, выводов и результатов в теоретические курсы по грамматике, лексикологии, типологии и учете при разработке коммуникативно-ориентированных курсов на языковых факультетах вузов. Материалы диссертационного исследования могут быть использованы в спецкурсах по теоретической грамматике, теории и практике перевода, социолингвистике, когнитивной лингвистике и типологии языков, а также найти применение в лексикографической практике.

Положения, выносимые на защиту:

1. Функциональное разнообразие не разрушает морфологической формы глаголов бытия в исследуемых языках. Глаголы бытия в обоих рассматриваемых языках являются сложными или составными глаголами.

2. В лезгинском языке отрицательные формы глаголов бытия  образуются префигированием вспомогательного компонента хьун ‘быть’, ‘стать’: башламиш тахьун < башламиш хьун ‘начаться’, пуч тахьун < пуч хьун ‘пропасть’. В английском языке отрицательный префикс может принимать не сам глагол to be, а определяемое слово, сочетаемое с ним и несущее основную смысловую нагрузку, либо используется отрицательная частица not перед инфинитивом: nottobedone‘не быть сделанным’.

3. Глаголы с повторной (возвратной) семантикой в лезгинском языке образуются путем  префигирования вспомогательного глагола: башламиш хъхъун ‘начать еще раз, вновь, повторно’, пуч хъхьун ‘испортиться еще раз, вновь’ < пуч хьун.В английском языке такая конструкция возможна лишь при сочетании глагола to be c прилагательным able ‘способный к какому-либо действию’ в сочетании с отрицательной частицей not: tobeabletogothere ‘быть способным пойти туда’ > nottobeabletogothere‘не мочь пойти туда’.

4. Лезгинские глаголы, состоящие из деепричастия (абсолютива, или же целевой формы) и вспомогательного глагола хьун (алцумиз хьун ‘суметь измерить’, ацIуриз хьун ‘уметь (мочь) заполнить’) совпадают с таковыми в английском языке: tobewtritten‘быть написанным’, tobesent‘быть отправленным’.

5. В аналитических конструкциях с наречиями с суффиксом –ла имеют место сочетания со служебными глаголами ава ‘есть в…’, ама ‘есть еще’ (гишила ава ‘пребывает в голоде’, гишила ама ‘все еще находится в состоянии голода’). В английском языке глагол tobeсам выполняет функцию служебного слова и такая конструкция здесь невозможна.

6. В лезгинском языке функции глагола "быть"следующие: 1) функционирование его как полнозначного смыслового глагола; 2) использование в качестве вспомогательного глагола для образования сложных глаголов и идиом. В английском языке имеется совпадение в двух из четырех значений: 1) изолированное функционирование его как полнозначного смыслового глагола; 2) функция связки в составном именном сказуемом; 3) использование в качестве вспомогательного глагола для образования форм страдательного залога и временных форм Continuous; 4) употребление в качестве модального глагола в сочетании с последующим инфинитивом.

Апробация работы. Основные положения и  выводы исследования  изложены в 7 статьях (в том числе в журнале, входящем в перечень рекомендуемых изданий ВАК) и докладах на региональных, всероссийских и международных научно-практических конференциях. Результаты исследования докладывались и обсуждались на заседаниях кафедры дагестанских языков факультета дагестанской филологии ДГПУ.

Объем и структура работы определены ее задачами и спецификой самого предмета исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованной литературы. Общий объем работы – 155 страниц машинописного текста.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении представлена общая проблематика диссертации, её актуальность, отмечены объект и предмет исследования, научная новизна, определены цели и задачи,  указаны теоретическая база, эмпирический материал и методы, используемые в работе, сформулированы основные положения, выносимые на защиту, теоретическая и практическая значимость  и степень разработанности темы, содержатся сведения об апробации диссертации.

В разделе "К истории вопроса"прослеживается история исследования лезгинского языка, в частности, лезгинского глагола отечественными и зарубежными лингвистами, а также история исследования категории бытия в английском языке лингвистами различных школ и направлений.

I глава "Концепт бытия как одна из базовых категорий лингвокультурологии"состоит из трех разделов. В первом разделе концепт исследуется  как основная единица ментальности, излагаются основные теоретические предпосылки исследования, рассматриваются  ключевые для настоящей работы понятия концептуализации, категоризации, концепта бытия и языковой картины мира. Во втором разделе рассматривается философское понимание категории бытия. В третьем разделе анализируются лингвистические аспекты категории бытия и средств ее выражения,  изучается совокупность языковых средств, репрезентирующих данный концепт, для того чтобы выделить номинативное поле концепта бытие.

Концепт – одно из базовых понятий лингвокультурологии.  Современное значение понятия ‘концепт’ классической латыни чуждо. Структура концепта сложная. С одной стороны, к ней принадлежит все, что принадлежит строению понятия, с другой стороны, в структуру концепта входит все то, что и делает его фактом культуры: исходная форма (этимология). С культурологической точки зрения концепт предстает как переход от образа культуры к понятию о культуре и далее – к ее идее; построенная на типологических основаниях, эта концепция снимает проблему концепта как формы воплощения национальной идеи.

Обобщая точки зрения на концепт и его определения в лингвистике, С.Г. Воркачев приходит к следующему заключению: "концепт – единица коллективного знания / сознания (отправляющая к высшим духовным ценностям), имеющая языковое выражение и отмеченная этнокультурной спецификой".

Лингвокультурологи, безусловно, основное свое внимание уделяют раскрытию ценностной и образной стороне концепта, т.е. исследовательским вектором является направление от индивидуального сознания к культуре.

В понятиях "жизнь" и "смерть" отражается общественно-исторический  опыт людей, подытоживается знание, накопленное за известный период. Эти два понятия, включенные в родовое – бытие, являются философскими категориями, а потому в них отражается вся объективная реальность, вернее,  её преломление в человеческом сознании.

В философии с античных времен разграничивали бытие и сущее. Сущим считалась совокупность окружающих вещей. Бытие же – это существование само по себе, в чистом виде, не имеющее причины. Это – действительность в полном смысле этого слова.

Философское понимание категории бытия включает две тесно взаимосвязанные стороны. Первая – полагание мира в целом с внутренними его свойствами (исходная точка философского анализа категорий). Вторая – это установление факта существования тех предметов, на которые направлена деятельность человека.

Бытие представляет собой категорию, на основе которой строится картина мира, обозначающая, прежде всего, существование, бытие. Следующим после "Я" по важности и по значению является глагол быть. БЫТЬ– это всеобщая характеристика мира, присущая всему, что входит в его состав. Что бы ни происходило в мире, он был, есть и будет существовать независимо от воли и сознания людей. Происхождение понятия философской категории бытие связано со словом, которое в наиболее распространенных языках мира обозначает одно и то же – "быть", "существовать", "присутствовать", "являться", "наличествовать".

Являясь одним из базовых концептов национальной концептосферы в рассматриваемых языках, концепт бытие занимает важное место в ряду главных понятий носителей этих языков. Этот концепт представляет интерес для семантического анализа в силу двух причин: разнородности его семантических признаков и разнородности его предметной области. На наш взгляд, этот концепт является самым абстрактным из всех культурных концептов. Возможно, это связано с тем, что центральным, ключевым словоэкспликатором этого концепта в рассматриваемых языках является глагол хьун – tobe "быть", отвлеченный характер которого определил смысловую структуру концепта бытие.

II глава "Структурно-семантические особенности глаголов бытия в лезгинском и английском языках" состоит из двух разделов. В первом  разделе исследуется этимология и морфологическая парадигма глаголов бытия. Второй раздел посвящен  изучению  структурных типов и композиционных особенностей рассматриваемых глаголов.

Как известно, спряжение глагола – это исходное понятие его морфологии. Именно со спряжения обычно и начинается исследование морфологии этой части речи. Однако об этом фундаментальном понятии глагольной морфологии, несмотря на его значимость, в грамматиках лезгинского языка высказано больше всего ошибочных или, во всяком случае, малоубедительных утверждений. Традиционное мнение, приписывающее лезгинскому масдару роль производящей основы в полной парадигме глагола, при структурно-морфологическом анализе глагольной парадигмы в последнее десятилетие подверглось сомнению. В связи с этим в современном лезгиноведении все настойчивее ставится вопрос о необходимости разработки такой классификационной схемы, которая отражала бы структуру глагольного формо- и словообразования в целом.

Л.И. Жирков выдвигает интересную мысль: "Глагол хьун ‘быть’ в системе лезгинского языка до известной степени может рассматриваться как универсальный глагольный форматив, подобный "единственному" глаголу даргинского и других языков Дагестана. Спряжение глаголов, составленных описательно с глаголом хьун, настолько похоже на спряжение всех вообще лезгинских глаголов, распадающихся по образованию прошедшего времени на семь типов, что чрезвычайно вероятным становится предположение об образовании всех глаголов из корней глагольной семантики и вспомогательного глагола хьун. Окончание основы глагола -ун, -ва, -йи различаются, уподобляясь гласному корню, и, следовательно, могут восходить к единственному первичному окончанию, каковым естественнее всего из наличных в лезгинском языке слов может быть глагол со значением "быть"".

Однако в настоящий момент эти старые сложения с глаголом хьун формально уже обособились от новых подобных сложений, возникло формальное различие между, например, глаголом къалун – скандалить и кьал хьун ‘поссориться’ и новым глагольным выражением, например, муьтIуьгъ хьун ‘быть согласным’.

Таким образом, роль исторической модели в образовании новых единиц языка и в развитии различных уровней ее системы неоспорима, т.е. речь идет об объединении языковых явлений на основании определенных общих признаков. Лингвистическую модель не следует понимать как нечто навсегда данное и неизменное.

Стандартная, обычная парадигма глагола включает в себя несколько сотен, а то и более словоизменительных форм (формообразовательных вариантов). При учете всех форм (отрицательных, повторных, каузативных) парадигма увеличивается многократно. Вследствие этого невозможно включить все категориальные формы глагола в единую таблицу.

В лезгинском языке глагол хьун ‘быть’ имеет следующую парадигму: хьун ‘быть’, хьурай/хьуй ‘пусть будет’, жез ‘бывая’, жеда ‘буду’, хьун ‘давай будем’, хьайи ‘ставший’ (диал.), жеч ‘не будет’, жемир ‘не становись’, хьана ‘став’; хьайи ‘ставший’, хьух ‘будь.

В лексико-семантическом аспекте концепт бытие, представленный глаголом to be ‘быть в современном английском языке, является результатом длительного языкового развития.

По сравнению с лезгинским языком, в английском языке эта парадигма ущербна: to be, was, were, been, being.

В лезгинском и английском  языках простые глаголы бытия представлены только глаголом ‘быть (хьун и to be, соответственно). В основной своей массе, бытийные глаголы представляют собой сложные образования. Среди синтетических образований в лезгинском языке особо выделяются сложные глаголы-комплексы, образованные путем слияния различных основ и специальных грамматикализованных аффиксоидов, восходящих к вспомогательным глаголам.

Глаголы, образованные при помощи хьун, – непереходные: чIур хьун ‘испортиться’; кукIвар хьун ‘разбиваться’; дегиш хьун ‘изменяться’; хабар хьун ‘становиться известным’, ‘узнавать’.

Наиболее продуктивный, пополняющийся пласт в лезгинском языке представляет разряд, образованный от именных лексем + глагол хьун: шад хьун ‘радоваться’, яргъи хьун ‘удлиняться’, сефил хьун ‘печалиться’. В английском языке ему соответствует конструкция с обратным порядком слов: глагол ‘быть’ + прилагательное: be started‘начинаться, bedone‘быть сделанным’, beused‘использоваться’.  

В лезгинском языке имеются следующие группы сложных глаголов с глаголом хьун ‘быть в качестве вспомогательного:

1) существительное + хьун: аламат хьун ‘удивиться’, фикир хьун ‘опечалиться’, ‘озадачиться’; 2) прилагательное + хьун: тух хьун ‘насытиться’, ажугълу хьун ‘сердиться’, 3) наречие + хьун: бес хьун ‘хватать’, геж хьун ‘опоздать’; 4) числительное + хьун: сад хьун ‘объединяться’, кьвед хьун ‘разъединяться’; 5) нейтральные или связанные основы + хьун: батмиш хьун ‘утонуть’, бегенмиш хьун ‘понравиться’ и др.

В английском языке для образования сложных глаголов при участии tobeвозможны лишь два случая: tobe + прилагательное: tobehappy‘радоваться’;tobedone‘закончить’;tobeused‘использовать’ и tobe + числительное: tobeone‘быть единым целым’, tobefive‘состоять из пяти частей’ и т.д.

В лезгинском языке наиболее грамматизованы следующие четыре группы:

1) отрицательные формы глаголов, образованные префигированием вспомогательного компонента хьун ‘быть’, ‘стать’. Например: башламиш тахьун < башламиш хьун ‘начаться’. В английском языке образование бытийного глагола при помощи отрицательного префикса невозможно: tobedone‘быть завершенным’ > tobeundone‘не быть сделанным’. Как видим, в английском языке отрицательный префикс может принимать не сам глагол to be, а определяемое слово, сочетаемое с ним и несущее основную смысловую нагрузку, либо используется отрицательная частица not перед инфинитивом: nottobedone‘не быть сделанным’;

2) глаголы с повторной семантикой, образованные префигированием вспомогательного глагола: пуч хъхьун ‘испортиться еще раз, вновь’ < пуч хьун.В английском языке такая конструкция возможна лишь при сочетании глагола to be c прилагательным able ‘способный к какому-либо действию’, когда для отрицания действия используется отрицательная частица not, которая ставится перед глаголом tobe: tobeabletogothere ‘быть способным пойти туда’ > nottobeabletogothere‘не мочь пойти туда’. В случае с семантикой повторного действия префикс присоединяется к зависимому глаголу: tobeabletodo‘быть способным сделать’ > tobeabletoredo‘быть способным сделать заново’;

3) глаголы, состоящие из деепричастия (абсолютива, или же целевой формы) и хьун: алцумиз хьун ‘суметь измерить’, ацIуриз хьун ‘уметь (мочь) заполнить’. В английском языке эта категория совпадает с лезгинской: tobewtritten‘быть написанным’, tobesent‘быть отправленным’;

4) аналитические конструкции, где наречия, образованные от прилагательных посредством суффикса -ла, сочетаются со служебными глаголами ава ‘есть в…, ама ‘есть еще, ср.: гишила ава ‘пребывает в голоде’, гишила ама ‘все еще находится в состоянии голода’. В английском языке глагол tobeсам выполняет функцию служебного слова и такая конструкция здесь невозможна.

Глаголы бытия в составе аналитических конструкций служат для выражения лексических и грамматических значений. Аналитические образования являются ‘неразложимыми, т.е. значение всей конструкции заключено не только во вспомогательном или знаменательном глаголе, а определяется их сочетанием, что является характерным для всех языков. Эти же глаголы в ряде языков способны выполнять заместительную функцию. При этом семантическое значение, выражаемое вспомогательными глаголами, определяется как семантикой замещаемого глагола, так и семантикой слов, с которыми данный глагол-заместитель входит в синтаксическое сочетание.

В современном английском языкеконструкцияtobe + причастие II в качестве глагола-связки, а также его синонимов to get, to become, to remain со значением ‘оставаться (таким же)’, ‘становиться’, получила широкое  распространение. Здесь особую роль играют как семантический,  морфологический и синтаксический аспекты проблемы, так и контекст. При этом показателями глагольного характера сказуемого могут служить: указание на исполнителя или инструмент действия (введённые предлогами by, with, а также in, of); обстоятельства, характеризующие действия; видо-временные формы самого глагола to be (как правило, из всех пассивных форм, только в формах Indefinite глагол to be может выполнять функцию ‘чистой логической связки, т.е. соединять подлежащее с именным элементом); последовательность действий, в которую входит действие, выраженное пассивной формой глагола.

III главаАктуализация глаголов бытия в лезгинской и английской языковых картинах мира” состоит из трех разделов. Первый раздел  посвящен выявлению значения существования у глаголов бытия в рассматриваемых языках. Во втором разделе рассматриваются различные способы лингвокультурологической репрезентации значения бытия. В третьем  разделе проводится  семантический анализ лексико-семантических групп глаголов хьун и tobe.

Концепт бытия в экзистенциальных глаголах в рассматриваемых языках номинативно реализуется в следующих значениях в зависимости от контекста: ‘существование’, ‘нахождение’, ‘наличие’, ‘присутствие. Этот концепт может также передавать пространственные отношения, если иметь в виду пространство класса, ходьбы, множества, действия, отношения  и т.д. В лезгинском языке такая модель функционировать не может без изменения ее значения. Применение данной конструкции возможно только при значении многократного действия в прошлом: Зи кьвалин виликь гадаяр футбол къухъваз хьана – ‘Рядом с моим домом ребята (те же самые), бывало, играли в футбол’; Зи кьвалин патагай са паб физ хьана – ‘Рядом с моим домом, бывало, проходила (одна и та же) женщина’. Признак реальность – нереальность также может получать пространственную интерпретацию в значении бытийных глаголов в рассматриваемых языках.

В рассматриваемых языках глагол быть является основным средством выражения концепта бытия, а также категории и понятия бытия в этих языках. В лезгинском языке различаются четыре основных значения этого глагола: 1) ‘быть’, ‘существовать’, 2) ‘сделать нечаянно’, 3) ‘случаться’, ‘происходить’, 4) ‘становиться готовым’, ‘созревать’, ‘наступать (о времени)’, ‘состояться’.

В английском языке также выявлено четыре основных значения этого глагола: 1) ‘быть’, ‘существовать’, 2) ‘случаться’, ‘происходить’, 3) ‘бывать’, ‘посещать’, 4) ‘находиться в определенном месте’. Налицо два совпадения в основных значениях глагола быть в рассматриваемых языках: ‘быть’, ‘существовать’ и ‘случаться’, ‘происходить’.

Те значения бытийных глаголов в английском языке, которые передаются их синонимами, в лезгинском языке передаются, в основном, одним глаголом хьун ‘быть или сложно-производными формами с хьун в качестве одного из компонентов, ср.: РикIелай затIни алатнавач: халкьдин чIехи марекадал рахадай гафар, анал кьабулун лазим тир къарардин чешне, гьукуматдин вилик эцигдай истемишунар... гьазур я (Курбан) – ‘Он ничего не забыл: ни как он выступал на большом собрании перед народом, ни те решения, которые там надо было принять, ни те дела, которые надо было выполнить’; Адаз кьулухъай са гьихьтин ятIани ван хьана (Курбан) – ‘Сзади послышался (букв.: ‘слышен стал’) какой-то шум’; Therewasameetingintheconferencehallyesterday, buthewasnotthere‘Вчера состоялось собрание в конференц-зале, но его там не было’; Suddenlysheunderstoodthathewasinlovewithher(Murdock) – ‘Она вдруг осознала, что он (был) влюблен в нее’. 

Каждое слово языка входит в определенную лексико-семантическую парадигму, причем чаще всего, вследствие своей многозначности, не только в одну. Индивидуальная семантика слова раскрывается через его ‘противопоставление другим членам парадигм, в которые оно входит, по определенным существенным признакам.

Например, можно рассматривать как семантически связанные лезгинские глаголы хьун ‘быть’, ‘существовать’, ‘являться’, яшамиш хьун ‘жить’, ‘проживать’, аваз хьун ‘быть в наличии’, ‘существовать’, также как и английские глаголы be‘быть’, exist‘существовать’, dwell‘проживать’, remain‘оставаться’, reside‘проживать’, stay‘останавливаться’, live‘жить’, т.к. они образуют лексико-семантическую парадигму, члены которой объединены  общим значением "бытие".

В каждом конкретном случае это общее значение дополнено какими-либо специфическими семантическими признаками, отличающими его от других слов, противопоставляющими его другим членам парадигмы. В лезгинском языке глагол хьун "быть" имеет следующие значения:  1) быть, становиться; 2) делать нечаянно; 3) случаться (происходить); 4) ста­новиться  готовым,  созревать (об урожае, пище); 5) наступать (о времени); 6) состояться; 7) уметь, мочь; 8) побывать (во многих местах); 9) заиметь; появиться; 10) родиться; 11) становиться (о профессии); 12) становиться (состояние); 13) становиться (приобретение); 14) приобретать, иметь; 15) становиться (завершиться); 16) рождать, появляться на свет, производить. В английском языке глагол tobe "быть" имеет следующие значения: 1) быть, существовать; 2) находиться; бывать; 3) происходить, случаться; 4) стоить (о цене). Его синонимы также имеют некоторые "бытийные значения": глагол exist: 1) существовать, жить; 2) находиться, быть; 3) (разг.) влачить жалкое существование. У глагола dwell: 1) жить, обитать, находиться, пребывать; 2) оставаться; 3) пребывать в прежнем состоянии или на прежнем месте. Глагол stay: 1) оставаться, задерживаться; 2) останавливаться, жить; гостить. У глагола reside следующие ‘бытийные значения: 1) проживать, жить, пребывать, находиться; 2) быть присущим, свойственным; глагол live: жить, существовать, обитать.

У всех приведенных глаголов бытия в обоих рассматриваемых языках, выражающих номинативно концепт бытие, имеется общее значение "жить", "существовать", хотя, в то же время, все они имеют и другие, более отвлеченные, значения.

Зафиксированы следующие функции глагола быть в лезгинском языке: 1. функционирование его как полнозначного смыслового глагола; 2. использование в качестве вспомогательного глагола для образования сложных глаголов и идиом; в английском языке: 1) изолированное функционирование его как полнозначного смыслового глагола; 2) функция связки в составном именном сказуемом; 3) использование в качестве вспомогательного глагола для образования форм страдательного залога и временных форм Continuous; 4) употребление в качестве модального глагола в сочетании с последующим инфинитивом. Имеется совпадение в двух из четырех значений.

Проведенный семантический анализ лексико-семантических групп глагола хьун ‘быть показал наличие в лезгинском языке следующих групп: хьун?1 ‘быть’, ‘существовать’ - аваз хьун ‘существовать’, яшамиш хьун ‘жить’, ‘проживать’, хьун-2 (в прош. вр.) ‘сделать нечаянно’, ‘случайно совершить’ - жез ‘бывать’, хьун-3 ‘происходить’, ‘случаться’; хьун-4 ‘становиться готовым’, ‘созревать’, ‘наступать’, ‘состояться’. Как видим, в лезгинском языке глагол хьун ‘быть’ синонимами не представлен, в некоторых случаях он замещается сложным глаголом с компонентом хьун типа яшамиш хьун ‘жить’, ‘проживать’, аваз хьун ‘существовать’. В целом же, глагол хьун представлен полисемией форм и "справляется" со всем многообразием значений совершенно без ущерба для понимания.

В английском языке глагол to be представлен такими группами как be-1 ‘быть’, ‘существовать’ – exist ‘существовать’, haveplace ‘иметь место’, live-1 ‘жить’, subsist ‘просуществовать’, flourish ‘процветать’, vegetate ‘прозябать’; be-2 ‘случаться’, ‘происходить’ – occur‘случаться’, takeplace ‘происходить’, ‘иметь место, come ‘происходить’, ‘случаться’, befall‘случаться’ (о несчастье), happen ‘случаться’; be-3 ‘бывать’, ‘посещать’ – visit ‘посещать’, call‘заходить’, attend‘посещать’, ‘присутствовать’, frequent‘часто посещать’, resort ‘постоянно посещать’; be-4 ‘находиться’ – live-2 ‘жить’, ‘проживать’, stay ‘останавливаться’, reside ‘проживать’, sojourn ‘временно проживать’, dwell ‘жить’, ‘проживать’.

В английском языке, на основании синонимических рядов глаголов бытия, образованы четыре лексико-семантические группы. В первом значении глагол tobe обозначает действие (существование) широкого класса предметов: конкретных и абстрактных, одушевленных и неодушевленных, лиц и не-лиц. Значение данного глагола не несет в себе информации о положительном или отрицательном существовании. Во втором значении этот глагол обозначает действие, объектом которого могут быть только абстрактные предметы. В третьем значении tobe обозначает действие (посещение), при котором субъектом может выступать только лицо, а объектом – конкретный предмет, обозначенный именем существительным со значением места. При этом информация о многократности и немногократности действия, его цели или временной протяженности в данное значение не включается. В четвертом значении этот глагол обозначает действие субъекта в течение сравнительно небольшого промежутка времени. 

В рассматриваемых языках концепт бытие реализуется по-разному на разных уровнях манифестации значений глаголов бытия. На межгрупповом уровне парадигмы значения глагола "быть" и его синонимов можно обнаружить наличие определенных смысловых оппозиций: "статическое – динамическое существование" и "статика – динамика действия". Таким образом, на основании межгруппового анализа семантического содержания лексических единиц можно представить все исследованные нами значения глаголов бытия как модификации одного общего значения концепта бытие, значениябытия. Результаты внутригруппового и межгруппового анализа не противоречат друг другу и могут быть объединены.

В заключении работы излагаются общие итоги исследования, обобщаются его результаты и формулируется основной вывод о том, что глаголы бытия в лезгинском и английском языках имеют ряд общих и специфических характеристик в исследуемых языках, при этом общие характеристики преобладают над специфическими. Известное сходство функций, реализуемых фундаментальными глаголами бытия в исследуемых языках, обеспечивает и определенное структурное совпадение образуемых ими семантико-синтаксических конструкций.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях автора:

1. Мурсалова С. А. К вопросу о семантике глаголов бытия в лезгинском  и английском языках// Вопросы когнитивной лингвистики. – Тамбов, 2011.      № 2. – С. 106-109.

2. Мурсалова С. А. О категории  бытия в лингвистике // Вопросы русского и сопоставительного языкознания. – Махачкала, 2010. Выпуск IV. – С. 69-73.

3. Мурсалова С.А. К вопросу о структуре глагольного формо- и словообразования в лезгинском языке (на материале глаголов бытия)// Материали за VII международна научна практична конференция. Найновите постижения на европейската наука – 2011. – София, 2011. Т.20. – С. 67-69.

4. Мурсалова С.А. Глаголы бытия в структуре сложных глаголов//Материалы VI-й межвузовской научно-практической конференции преподавателей, аспирантов и студентов. – Махачкала, 2011. – С. 52-55.

5. Мурсалова С.А. Глаголы бытия в экзистенциальных конструкциях// Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. – Москва, 2011. –С. 154-155

6. Мурсалова С.А. Лингвокультурологическая репрезентация значения глаголов бытия // IV региональная межвузовская научно-практическая конференция преподавателей, сотрудников, аспирантов и студентов "Иностранный язык в техническом образовании". – Махачкала, 2011. – С. 127-130

7. Мурсалова С.А. Лексико-семантические группы глаголов бытия в лезгинском и английском языках // Вопросы кавказского языкознания – Махачкала, 2012. Выпуск VI. – С. 96-100.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.