WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Деятельность Мухаммед-Амина и Сефер-бей Зана как военно-политических лидеров кубанских горцев в период Кавказской войны

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

 

 

 


ХАДЖЕБИЕКОВА ФАТИМА МУРСУДИНОВНА

 

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ МУХАММЕД-АМИНА И СЕФЕР-БЕЙ ЗАНА

КАК ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ЛИДЕРОВ

КУБАНСКИХ ГОРЦЕВ В ПЕРИОД КАВКАЗСКОЙ ВОЙНЫ

 

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

 

 

 

 

 

 

Краснодар – 2012

Работа выполнена на кафедре дореволюционной отечественной истории ФГБОУ ВПО «Кубанский государственный университет»

 

Научный руководитель:      доктор исторических наук, профессор,

заведующий кафедрой дореволюционной

отечественной истории Кубанского

государственного университета

Ратушняк Валерий Николаевич

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор, профессор

кафедры истории и методики ее преподавания

филиала Кубанского государственного университета

в г. Славянске-на-Кубани.

Виноградов Борис Витальевич

кандидат исторических наук, доцент кафедры

этнографии и фольклора Краснодарского

государственного университета культуры и искусств

Скиба Константин Викторович

Ведущая организация:         Адыгейский государственный университет

Защита состоится «__18__» мая 2012 г. в 13 час. на заседании диссертационного совета Д. 212.101.03 по историческим наукам при ФГБОУ

ВПО «Кубанский государственный университет» по адресу: 350040, г. Краснодар, ул. Ставропольская, 149.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Кубанского государственного университета.

Автореферат разослан «____» апреля 2012 года

 


Ученый секретарь

диссертационного совета                                                     П.П. Матющенко

кандидат исторических наук, доцент

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Выбор темы для диссертационного исследования обусловлен ее научной значимостью и недостаточной изученностью. Сложные социально-экономические и политические процессы, которые сегодня происходят на Северном Кавказе, связаны не только с современным развитием России, но и имеют давние исторические корни, в частности, уходящие в досоветский период и время Кавказской войны. Актуальность темы также определяется и конкретно-историческими аспектами. Так одним из приоритетных направлений современной исторической науки является ее персонификация. Важнейшие исторические события теперь нередко рассматриваются через деятельность конкретных личностей, во многом определявших ход этих событий. Такими крупными военно-политическими деятелями на Северо-Западном Кавказе в период Кавказской войны были наиб Шамиля Мухаммед-Амин и князь Сефер-бей Зан. Их деятельность во многом определяла вектор адыгского сопротивления военному продвижению России в этом районе Северного Кавказа. Их личные качества, поведение и политическая ориентация дают возможность оценить их влияние на ход и результаты военно-политических процессов на Северо-Западном Кавказе в рассматриваемое время.

Объектом исследования является военно-политическая деятельность Мухаммед-Амина и Сефер-бей Зана - известных лидеров горского сопротивления экспансии царизма на Северо-Западном Кавказе в период Кавказской войны.

Предметом исследования является военно-политическая ситуация на Северо-Западном Кавказе в 20-60 гг. XIX в., влияние на нее Мухаммед-Амина и Сефер-бей Зана, их взаимоотношения с горцами, Россией, Турцией, между собой, оценка их личностей и результатов их деятельности в регионе.

Хронологические рамки диссертационного исследования охватывают период с 1829 по 1863 гг. Нижняя хронологическая граница связана с заключением Адрианопольского мирного договора и началом военно-политической деятельности на Северо-Западном Кавказе князя Сефер-бей Зана. Верхняя граница датирована 1863 г. - принятием наибом Мухаммед-Амином присяги на верность русскому правительству. В ходе исследования автору данной работы в целях более полного раскрытия поставленной цели пришлось выйти за хронологические рамки исследуемой проблемы.

Географические рамки исследования охватывают регион Северо-Западного Кавказа.

Степень изученности темы

Военно-политические события на территории Северо-Западного Кавказа в период Кавказской войны (1817-1864 гг.) нашли отражение в отечественной историографии XIX-начала XX в.

Ценные сведения о социально-экономическом уровне развития и общественно-политическом строе адыгов первой половины XIX в. содержат труды Ад. Берже, С. Броневского, П.П. Короленко, Н.И. Карлгофа, Н.Ф. Дубровина, К.Ф. Сталя и других1. Военно-политические аспекты присоединения Кавказа к России, истории восточного вопроса, деятельности Оттоманской Порты и европейских государств на Кавказе рассматривались в работах Н.Ф. Дубровина, В.А. Потто, А.М. Зайончковского, Р.А. Фадеева2. Кроме того, пристальное внимание дореволюционных историков вызвал Кавказский театр военных действий в период Крымской войны3.

Большой интерес представляют опубликованные произведения адыгских авторов - С. Хан-Гирея, Т. Хаджимукова, Ш.Б. Ногмова, С. Адиль-Гирея, которые придерживались официальной русской историографии 4.

Кроме того в российской дореволюционной историографии существуют работы, в которых в той или иной степени освещается деятельность лидеров адыгского сопротивления наиба Шамиля Мухаммед-Амина и адыгского князя Сефер-бей Зана5.

В работах дореволюционной историографии накоплен ценный фактический материал по исследуемой проблеме. Однако следует отметить, что историки XIX в. стояли на позициях защиты интересов царизма на Кавказе и адыги изучались ими преимущественно как противостоящая русским сила.

Важным этапом развития отечественной историографии стал период развития советской исторической науки. Первым из советских историков, обративших внимание на политику царской России на Северном Кавказе, был академик М.Н. Покровский6.

Для советской историографии 30-40-х гг. XX в. было характерно тотальное навязывание сталинской концепции истории северокавказских горцев. В 1931г. И.В. Сталиным в редакцию журнала «Пролетарская революция» были представлены письма «О некоторых вопросах истории большевизма» открывших целую полосу «борьбы за историческую правду». Начался процесс тотального навязывания сталинского видения исторического процесса и травли носителей тех концепций, которые в нее не укладывались7. В 50-х гг. XX в. движение северокавказских горцев было объявлено реакционным, националистическим, находящимся «на службе у английского капитализма и турецкого султана» 8.

Большой интерес для темы диссертационного исследования вызвали работы М.В. Покровского. В своих работах М.В. Покровский дал всесторонний анализ адыгского общества XVIII - первой половины XIX вв. Касаясь событий Крымской войны, автор на конкретных фактах исследовал деятельность различных иностранных авантюристов, раскрыл последствия их деятельности. В диссертационной работе на соискание степени доктора исторических наук «Очерки социально - экономической истории адыгейских племен в конце XVIII - первой половине XIX веков» историк дает полную оценку сущности мюридизма и его роли в адыгском обществе. Кроме того, в работе подробным образом была рассмотрена деятельность наибов Шамиля - Хаджи-Мухаммеда, Сулеймана-Эфенди и Мухаммеда-Амина, а так же роль адыгского князя Сефер-бей Зана9.

В.Н. Черников так же осуществил попытку дать характеристику мюридизму и рассмотрел деятельность наибов Шамиля и Сефер-бей Зана как военно-политических лидеров адыгского сопротивления10. В отличие от общепринятой в кавказоведении точки зрения, что первыми наибами Шамиля на Северо-Западном Кавказе были Хаджи-Мухаммед и Сулейман-Эфенди В.Н. Черников называет первоначальными агентами Хаджи-Ибрагима и эфенди Осман-Хаджи. Время, в которое В.Н. Черников взялся за изучение сложной и противоречивой проблемы мюридизма, было драматичным: кавказоведы находились под идеологическим гнетом специального постановления Президиума АН СССР «Об антимарксистской оценке движения мюридизма в трудах научных сотрудников». Видные ученые - академики Н.М. Дружинин, А.М. Панкратова, М.В. Нечкина и др. обвинялись в извращении исторической действительности, идеализации инспирированного Турцией и Англией мюридизма и Шамиля в качестве народного героя. Их оценка определялась как антимарксистская, буржуазно-объективистская11.

Изучению политики России на Кавказе много внимания уделил Н.А. Смирнов. Основываясь на обширном круге источников, автор показал экономические аспекты восточной политики России, обосновал закономерности установления дружественных связей России с населением Северного Кавказа, выяснил роль и место религиозной идеологии в движении горцев12.

В работах А.В. Фадеева проявляется более объективный анализ характера и социальной сущности восточной политики царизма, социально-экономических предпосылок внешнеполитического курса царизма в восточном вопросе, всесторонне изучены русско-адыгские торговые и культурные связи, а также деятельность иностранных агентов на Кавказе13.

Важное значение для диссертационного исследования имеют работы по исторической-энографии Л.И. Лаврова и В.К. Гарданова. В своих работах авторы обращались к таким вопросам, как историческая динамика расселения народов на Северном Кавказе, историческая интерпретация памятников местного фольклора, традиционных форм жилища, социально-экономическая история региона, общественный строй и быт адыгских народов 14.

Вопросы противостояния Мухаммед-Амина и Сефер-бей Зана нашли отражение в работе Г.А. Дзидзария 15. Существенный вклад в выяснении места и роли черкесского вопроса как составной части кавказской проблемы в системе международных отношений XIX в. внесли труды А.Х. Касумова 16. Заслуживают внимания статьи А.Д. Панеш и А.Т. Керашева, Х. Хапсирокова посвященные военно-политической деятельности наибов Шамиля и Сефер-бей Зана по консолидации антиколониальных сил в Черкесии17.

В статье О.В. Матвеева ««Их можно направить на доброе…» к портрету Мухаммед-Амина» была рассмотрена политическая деятельность Мухаммед-Амина, дан исторический портрет личности наиба на фоне эпохи и условий, в которых он жил и боролся 18. Интерес представляют работы А.Ю. Чирга, В.Х. Кажарова. Особую значимость представляют оценки авторов относительно событий связанных с организацией властных структур в адыгском обществе и попыткой создания Черкесского государства19.

Значительный интерес по истории Кавказской войны и международных отношений представляют работы В.В. Дегоева и М.М. Блиева20. В работе «Россия и горцы большого Кавказа. На пути к цивилизации» М.М. Блиев показывает ход военно-политических событий на Кавказе, рассматривает вопросы социально-экономического развития горцев Северного Кавказа, а так же социальные корни, исламские истоки и приоритеты мюридизма - как идеологии Кавказской войны. В работе так же большое внимание уделено лидерам адыгского сопротивления Сефер-бей Зану и Мухаммед-Амину21.

Повышенный интерес к политической истории Северного Кавказа проявляли исследователи зарубежных государств - Англии, Турции, Иордании, Франции, США и других стран. Их усилия уже длительное время направлены на изучение Кавказской войны, русско-адыгских, адыго-турецких отношений, вопросов политической истории горцев Северного Кавказа.

В работах историков черкесского зарубежья Р. Трахо, Ш. М. Хавжоко, М.И. Кандур особое место занимают вопросы религии, определение места адыгов в системе русско-турецких противоречий22. В работах Хавжоко Жамбека, Джафер Барласа, Иззет Айдемира рассматривается деятельность наиба Мухаммед-Амина, его реформы. Кроме того авторы рассматривают суть конфликта наиба Шамиля и Сефер-бей Зана23.

Целью диссертационного исследования является комплексное исследование и объективный анализ деятельности военно-политических лидеров наиба Мухаммед-Амина и князя Сефер-бей Зана по консолидации адыгского сопротивления во время Кавказской войны.

Поставленная цель обусловила следующие задачи исследования:

- провести комплексный анализ географической среды обитания, расселения, хозяйственно-экономического развития, политического строя и геополитического положения адыгских племен последней трети XVIII - первой трети XIX вв.;

- проанализировать военно-политическую обстановку на Северо-Западном Кавказе в последней трети XVIII - первой трети XIX вв.;

- рассмотреть ход военных действий на территории Северо-Западного Кавказа в период с 1800 по 1829 гг.;

- проанализировать ход военных действий и обострение военно-политической ситуации на территории Северо-Западного Кавказа после подписания Адрианопольского мирного договора (1829 г.) и рассмотреть деятельность Сефер-бея Зана в период с 1829 по 1844 гг.;

- изучить и проанализировать деятельность предшественников Мухаммед-Амина наибов Шамиля Хаджи-Мухаммеда и Сулеймана-эфендия в 40-е гг. XIX в.;

- проанализировать деятельность Мухаммед-Амина и Сефер-бей Зана по консолидации адыгского сопротивления в период Крымской войны (1853-1856 гг.) и на заключительном этапе Кавказской войны;

- раскрыть степень влияния Мухаммед-Амина и Сефер-бей Зана на адыгское населения Северо-Западного Кавказа;

- выявить причины их военно-политических поражений и неудач по консолидации горского сопротивления во время Кавказской войны;

- проанализировать итоги деятельности наиба Мухаммед-Амина и князя Сефер-бей Зана.

Методологическая основа работы. В основу диссертационного исследования легли следующие важнейшие методологические принципы исторического познания:

- принцип историзма, который подразумевает исторический подход к изучению прошлого, предполагает изучение всякого явления в его генезисе и развитии, конкретно-исторической обусловленности и индивидуальности. События и явления рассматриваются в исследовании на основе соблюдения временной последовательности и закономерной преемственности. Каждый исторический факт анализируется в процессе своего возникновения, становления и развития. Применение принципа историзма позволяет получить достоверные научные результаты;

- принцип объективности научного анализа предполагает объективность исследования, свободу от социального заказа, не предвзятость исследования исторических источников по данной теме и способствует достижению всестороннего охвата изучаемого явления с целью выявления его сущности.

В исследовании применяются следующие методы исторического исследования:

- историко-генетический метод позволяет проследить динамику исторических процессов происходивших на Северо-Западном Кавказе в изучаемый период. При использовании историко-генетического метода уделялось внимание описанию конкретно-исторических фактов и событий в истории адыгов Северо-Западного Кавказа;

- историко-сравнительный метод был применен для анализа уровня развития адыгского общества, его общественно-экономического и политического развития в изучаемый период. Кроме того данный метод был применен при анализе деятельности военно-политических лидеров Мухаммед-Амина и Сефер-бей Зана;

- историко-типологический метод позволил проанализировать военно-политические процессы на территории Северо-Западного Кавказа на протяжении периода с 60 гг. XVIII в. по 1864 г.;

- историко-системный метод способствовал проведению углубленного анализа системы международных отношений с 60 гг. XVIII в. по 1864 г., определению места Северо-Западного Кавказа в иерархии этой системы;

- хронологический метод, который способствует изучению исторических фактов с позиций их взаимосвязанного процесса.

Источниковая база исследования:

Круг источников, в которых нашли отражение основные положения данной работы, обширен и разнообразен. Источники, использованные в данной работе условно можно разделить на следующие группы: 1. Архивные материалы.

2. Опубликованные источники: а) актовые; б) делопроизводственные документы; в) статистические материалы; г) источники личного происхождения (мемуары, дневники, записки путешественников, литературные источники).

Архивные материалы для исследуемой темы были подчеркнуты из фондов Российского государственного военно-исторического архива (РГВИА).

Документы в фонде 38 «Департамент Генерального штаба (с 1863 г. – Главное управление Генерального штаба)» содержат интересные сведения о деятельности Мухаммед-Амина. Материалы этого фонда наиболее полно характеризуют наиба как военно-политического лидера западных адыгов. Документы также содержат материалы о деятельности Сефер-бей Зана и англо-польского десанта в годы Крымской войны (1853-1856 гг.) на территории Северо-Западного Кавказа.

В фонде 324 «Турция» содержатся сведения об острой дипломатической и военной борьбе, развернувшейся вокруг черкесского вопроса между Россией, Турцией и западными державами в XIX в.

В фонде 482 «Кавказские войны» содержатся сведения о деятельности наиба Шамиля в Черкесии – Мухаммед-Амина.

В фонде 13454 «Штаб войск Кавказской Линии в Черномории расположенных» выявлено большое количество материала по вопросу политической истории западных адыгов и деятельности Мухаммед-Амина.

В фонде 846 - ВУА (коллекция) содержатся сведения характеризующие особенности внутриполитического положения и геополитической ситуации в Западной Черкесии.

В работе также были использованы фонды Государственного архива Краснодарского края (ГАКК).

В фонде 249 «Канцелярия наказного атамана Кубанского казачьего войска (бывшая канцелярия кошевых и войсковых атаманов Черноморского казачьего войска)» содержатся сведения о взаимоотношениях царского правительства с горскими князьями.

В фонде 254 «Войсковое дежурство Черноморского казачьего войска» предоставляет сведения об укреплении позиций Мухаммед-Амина среди бжедугов.

Фонд 260 «Канцелярия начальника Черноморской береговой линии Кубанского казачьего войска» фонд содержит документы о военных действиях западных адыгов против царских войск, о Мухаммед-Амине, его влияния на западных адыгов, о Сефер-бей Зане. Материалы фонда проливают свет на вопрос о борьбе наиба Шамиля и Сефер-бей Зана за лидерство в освободительном движении на Северо-Западном Кавказе.

В фонде 261 «Канцелярия начальника Черноморской кордонной линии Кубанского казачьего войска» имеются сведения о наибах Шамиля и преобразованиях проведенных ими в общественном строе западных адыгов.

Документы фонда 347 «Штаб начальника Лабинской кордонной линии» характеризуют военные действия на территории Северо-Западного Кавказа за период с 1840 по 1860 гг. и деятельность Мухаммед-Амина.

В фонде 670 «Коллекция документов по истории Кубанского казачьего войска» выявлены документы о деятельности Мухаммед-Амина и Сефер-бей Зана в период Крымской войны (1853-1856 гг.).

Опубликованные документы. Важнейший интерес для диссертационного исследования представляют законодательные акты, опубликованные в первом собрании «Полного собрания законов Российской империи»24.

В опубликованных до революции 1917 г. «Актах, собранных Кавказской Археографической комиссией» собранны и систематизированы документы, извлеченные из Архива Главного управления наместника царя на Кавказе. В IX-XII томах «Актов, собранных Кавказской Археографической комиссией» изложены события связанные с деятельностью Мухаммед-Амина и Сефер-бей Зана на территории Северо-Западного Кавказа25. Так же большой интерес представляют 15-томное «Собрание трактатов и конвенций заключенных Россией с иностранными державами» изданные Ф.Ф. Мартенсом, а так же «Договоры России с Востоком, политические и торговые» изданные Т. Юзефовичем26. К этой же группе источников относятся материалы сборников: «Внешняя политика России XIX и начала XX в.: Документы Российского министерства иностранных дел», «Под стягом России: Сборник архивных документов», «Русско-Дагестанские отношения в XVIII-начале XIX в. Сборник документов»27.

В сборнике документов и материалов «Мухаммад-Амин и народно-освободительное движение народов Северо-Западного Кавказа в 40-60-е гг. XIX в.» и сборниках документов и материалов по истории народно-освободительного движения кавказских горцев содержится материал о национально-освободительном движении горцев Северо-Западного и Северо-Восточного Кавказа, русско-горских взаимоотношениях28. В сборнике «Кавказ и Российская империя: проекты, идеи, иллюзии и реальность. Начало XIX-начало XX вв.» содержатся извлеченные из российских архивов официальные документы начала XIX-первой четверти XX вв.29

Статистические источники представлены работой А.Л. Гизетти «Сборник сведений о потерях Кавказских войск во время войн Кавказско-горской, персидских, турецких и в Закаспийском крае. 1801-1885 гг.», составленный по официальным документам, хранившимся в архивах штаба Кавказского военного округа, делах штаба командующего войсками Кавказской Линией, войскового архива Кубанского казачьего войска и данных, содержащихся в Актах собранных Кавказской Археографической комиссией 30.

 Документы личного происхождения: записки, воспоминания, мемуары представлены работами Т. Лапинского, Д. С. Белла, А. Руновского, Осман-бея, М.А. Казембека и т.д.

Польский полковник Т. Лапинский (Теффик-бей) находился на территории Северо-Западного Кавказа в период с 1857 по 1859 гг. в качестве командира отряда польских легионеров и принял непосредственное участие в освободительной борьбе западных адыгов. В своей работе «Горцы Кавказа и их освободительная борьба против русских» Т. Лапинский уделил внимание деятельности лидеров адыгского сопротивления Мухаммед-Амина и Сефер-бей Зана, дана оценка причинам противостояния данных лидеров31.

Дневник англичанина Д.С. Белла посланного в 1837 г. в Черкесию английским правительством для изучения внутриполитической обстановки в Западной Черкесии охватывает широкий круг вопросов, в той или иной степени освещающих все стороны жизни адыгов, дает конкретное представление о деятельности английской агентуры на Северо-Западном Кавказе, содержит сведения о Сефер-бей Зане32.

Воспоминания пристава при имаме Шамиле А. Руновского дают яркую характеристику личности наиба Мухаммед-Амина33. «Воспоминания» турецкого штабного офицера – майора Осман-бея дают представление по вопросам внешнеполитического положения Северо-Западного Кавказа и содержат отзывы о Мухаммед-Амине и Сефер-бей Зане34.

В воспоминания посвященных Мухаммед-Амину российский ученый-востоковед М. Казембек отмечал храбрость и ум наиба, характеризовал его как «достойного мюрида своего муршида» 35.

В качестве источника в работе был использован материал сборника «Кавказская война: истоки и начало. 1770-1820 годы. Воспоминания участников Кавказской войны XIX века». Данный сборник содержит воспоминания и свидетельства русских офицеров, воевавших на Кавказе в последней четверти XVIII - начале XIX вв., когда еще только закладывался фундамент будущей многолетней кровавой драмы 36.

Заслуживают внимания свидетельства иностранных путешественников, побывавших в Черкесии - Г.Ю. Клапрота, Р. Скасси, Э. Спенсера, И.Ф. Бларамберга, Жан-Шарля де Бесса, Ф.Д. Монпере, Тэбу де Мариньи в которых содержится богатый материал о социально-экономическом развитии и политическом устройстве адыгов37.

 Научная новизна диссертационного исследования:

 1. Впервые предпринята попытка комплексного исследования деятельности лидеров адыгского сопротивления – наиба Мухаммед-Амина и князя Сефер-бей Зана во время Кавказской войны;

2. В научный оборот были введены документы, позволяющие с новых позиций проанализировать военно-политическую деятельность данных личностей в условиях Кавказской войны;

3. Осуществленный анализ источников и литературы дал автору данной работы возможность объективно, во всех аспектах рассмотреть и проанализировать цели и задачи их деятельности. Основными целями их деятельности было военно-политическое объединение западных адыгов и достижение суверенитета Черкесии. Для достижения поставленной цели лидерам адыгского сопротивления необходимо было решить ряд задач: а) осуществить радикальные преобразования общественно-политического устройства адыгских племен; б) создать горское ополчение, формировавшееся на основе постоянной воинской повинности; в) осуществить административные реформы;

4. Были выявлены причины их военно-политических поражений, неудач и противоречий. Лидерами адыгского сопротивления не были учтены особенности социально-политического устройства адыгских племен, менталитета, ценностных ориентиров, степени исламизации, наличия социально-экономического и политического фундамента для построения теократического государства. Кроме того Мухаммед-Амину и Сефер-бей Зану не удалось преодолеть идеологические и личные противоречия и преуспеть в должной мере в процессе консолидации сил адыгского сопротивления в борьбе против царизма;

5. Были проанализированы позитивные и негативные стороны деятельности данных личностей.


Положения, выносимые на защиту:

1. Кавказская война (1817-1864 гг.) выдвинула из адыгской среды выдающихся предводителей: Сааткерей Адагва-ипа Берзек, Хаджи Исмаил Догомуко Берзек (Хаджи Берзек), Керандук Берзек, Шеретлук Тугужуко Кизбеч, Мансур Хуадуко, Шурухуко Тугуз, Джамбулат Болотоко, Хаджимуко, Мухаммед-Амин, Сефер-бей Зан. Наибу имама Шамиля Мухаммед-Амину и адыгскому князю Сефер-бей Зану было не просто выделиться из общей массы адыгских вождей и предпринять попытки по объединению горских племен для оказания сопротивления царизму. Отношение к данным личностям было неоднозначным не только в русской среде, но и в самом адыгском обществе. На них делали ставку в достижении своих военно-политических и стратегических целей и задач противоборствующие в регионе державы - Россия, Англия, Франция и Оттоманская Порта;

2.Основной целью их деятельности было военно-политическое объединение западных адыгов;

3. Для достижения поставленной цели Мухаммед-Амин использовал течение мюридизма, которое должно было стать основой для создания прочного военно-теократического мусульманского государства на территории Северо-Западного Кавказа на примере имамата Шамиля возникшего в Дагестане и Чечне;

4. Понимая, что политическое объединение адыгов было невозможно в рамках существовавшего у них общественно-политического устройства, наиб взялся за радикальные административно-военные преобразования;

5. В своей военно-политической деятельности князь Сефер-бей Зан придерживался проосманской ориентации, делая ставку на Оттоманскую Порту и европейские державы;

6. Сефер-бей Зан, так же как и Мухаммед-Амин столкнулся с трудностями при объединении горцев. Его нежелание уничтожить привилегии адыгских феодалов привели к сопротивлению адыгских тфокотлей;

7. В силу своих политических амбиций им не удалось преодолеть идеологические и личные противоречия и придти к согласию для объединения своих сил для совместных действий против царских войск. Каждый из лидеров стремился сам возглавить Черкесию и безраздельно в ней властвовать;

8. Лидерам адыгского сопротивления не удалось осуществить полное военно-политическое объединение адыгских племен. Кроме того в результате их деятельности адыги были разделены на два противостоящих друг другу лагеря.

Соответствие диссертационного исследования паспорту специальности ВАК. Диссертационная работа соответствует шифру специальности: 07.00.02 - Отечественная история, область исследования: п. 17. «Личность в Российской истории, ее персоналии», п. 5 «История международного положения и внешней политики страны на различных этапах ее развития», п. 24 «Россия в крупнейших международных конфликтах», п. 10 «Национальная политика Российского государства и ее реализация. История национальных отношений», п. 8 «Военная история России, развитие ее Вооруженных сил на различных этапах развития».

Теоретическая значимость работы состоит в том, что ее материалы могут быть использованы при разработке проблем связанных с ролью личности в истории.

 Практическая значимость работы определяется тем, что фактический материал диссертации может быть использован при исследовании проблем Кавказской войны, подготовке курсов лекций, написании пособий, учебников, научно-популярных изданий и обобщающих трудов по истории Кубани и Северо-Западного Кавказа.

 Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертации нашли отражение в 10 научных статьях, в том числе в 3-х статьях опубликованных в изданиях, рекомендованных ВАК. Основные идеи исследования были изложены на VI Международной научно-практической конференции «Проблемы и перспективы развития образования в России» и научных конференциях проводимых кафедрой дореволюционной отечественной истории на базе исторического факультета Кубанского государственного университета.

 Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, разделенных на параграфы, заключения, списка использованных источников и литературы, списка условных сокращений.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

 Во введении раскрывается актуальность темы исследования, определен объект и предмет исследования, цель и задачи, проанализирована степень изученности проблемы. В этой части работы обосновываются хронологические, территориальные и географические рамки, методологические подходы автора, изложен анализ историографической и источниковой базы, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость диссертации, подтверждается апробация результатов исследования.

 Первая глава «Северо-Западный Кавказ в последней трети XVIII - первой трети XIX в.» состоит из двух параграфов. В первом параграфе «Общественно-экономическое развитие и политический строй адыгских племен» анализируется территориально-этническое расселение, численность и общественно-политическое устройство адыгских племен в последней трети XVIII - первой трети XIX вв.

Автор отмечает, что в последней трети XVIII - первой трети XIX вв. адыгский этнос включал в себя более восемнадцати племенных подразделений, которые заселяли территорию Северо-Западного Кавказа от Черного моря до Эльбруса, на Центральном Кавказе от Эльбруса до Казбека. Адыгские племена находились на различных уровнях социально-политического устройства и экономического развития. Наиболее развитой хозяйственной отраслью экономики адыгов являлось земледелие, огородничество, садоводство и виноградарство. Так же большую роль у адыгов в хозяйственном устройстве играли коневодство, скотоводство, лесоводство, охота, рыболовство, пчеловодство, птицеводство, разработка полезных ископаемых, ремесло. Адыгская экономика носила натуральный характер. Домашние промыслы, в основном, были направлены на удовлетворение потребностей внутреннего рынка.

Внутренняя торговля адыгов, обусловленная господством натурального хозяйства в Черкесии, развивалась довольно слабо. Однако внешняя торговля у адыгов достигла значительных размеров. Адыги поддерживали торговые связи с Османской империей, Россией, странами Европы и Ближнего Востока.

В последней трети XVIII-начале XIX вв. в адыгских племенах происходят значительные социально-экономические изменения, усиливается социальное расслоение общества. Уже в конце XVIII-начале XIX вв. у адыгов начинают развиваться элементы новых феодальных отношений, сопровождавшиеся острой социальной борьбой. По формам общественной жизни адыгские племена условно подразделялись на «демократические» и «аристократические». К «демократическим» племенам относились шапсуги, натухаевцы, абадзехи и убыхи находившиеся на уровне «военной демократии». К «аристократическим» относились: кабардинцы, бесленеевцы, махошевцы, темиргоевцы, мамхеговцы, хатукаевцы, егерухаевцы, бжедуги, адамиевцы. У данных племен, в отличие от племен с «демократическим» общественным устройством сохранялась устойчивая феодальная иерархия.

Во втором параграфе «Северо-Западный Кавказ в ракурсе российско-турецкого противоборства (последняя треть XVIII - первая треть XIX вв.)» определено международное положение Северо-Западного Кавказа, а тек же роль и место Северо-Западного Кавказа в ракурсе российско-турецкого противоборства. В данный период черкесский вопрос становится одним из наиболее острых в русско-турецком соперничестве. В результате общего обострения международной обстановки Османская империя разорвав дипломатические отношения с Россией в сентябре 1768 г. объявила ей войну. В 1771 г. России удалось урегулировать русско-кабардинский спор и разрешить крымский вопрос. Осенью 1772 г. в Бахчисарае между представителем императрицы Екатерины II Е.А. Щербининым и крымским ханом Сагиб-Гиреем было подписано два документа: Декларация об отделении Крыма от Османской империи и союзный договор между Россией и Крымским ханством. Согласно данным документам все черкесские народы оставались под властью крымского хана, а Большая и Малая Кабарда оставались в подданстве Российской империи. Подписанием данных договоров России, тем самым, удалось лишить Турцию важного военно-стратегического плацдарма для экспансии на Северо-Западный Кавказ. В 1774 г. между Россией и Османской империей был подписан Кючук-Кайнард­жийский мирный договор, который серьезно укрепил позиции России и значительно повлиял на расстановку сил на международной арене. В соответствии с данным договором России отходил правый берег р. Кубань, а так же был рассмотрен кабардинский вопрос. В июне 1779 г. Россией и Турцией была подписана Айналы-Кавакская конвенция, подтвердившая условия Кючук-Кайнарджийского мирного договора 1774 г. По условиям этой конвенции русские войска были выведены из Крыма и Кубани. Но, несмотря на это, конфликт между Россией и Турцией продолжал разрастаться. Порта, не примирившаяся с потерей Крыма, стала готовиться к новой войне, которую Россия всячески стремилась предотвратить. Однако осуществить свои намерения только силой оружия противоборствующие государства не могли. Большую роль играла позиция местных народов. Народы Закубанья стремились сохранить самостоятельность. Однако остаться независимыми в условиях соперничества России и Турции за обладание Северо-Западным Кавказом было сложно. В августе 1787 г. Турция объявила войну России. Политика Турции вызывала недовольство и сопротивление западных адыгов, не хотевших воевать с Россией. В результате заключенного в декабре 1791 г. Ясского мирного договора р. Кубань оставалась государственной границей России, а закубанские племена черкесов признавались независимыми от Оттоманской империи.

К 1806 г. крайне обостряется политическая обстановка в Закубанье. Заручившись поддержкой Франции Оттоманская империя перестает считаться с Российскими интересами и пытается использовать благоприятно сложившуюся для нее, международную обстановку для восстановления утраченных ею позиций в районе Черного моря. По мере осложнения отношений между этими двумя державами неизменно осложнялось политическое положение адыгов Северо-Западного Кавказа. Турция, объявляя войну России, рассчитывала на то, что мусульманское население Кавказа выступит на ее стороне. Тем не менее, ее надежды не оправдались. Подавляющее большинство адыгского населения, понимая, что их дальнейшая судьба будет зависеть от исхода этой войны, отказались поддержать в начавшейся войне Турцию.

В июне 1807 г. был заключен Тильзитский мир, серьезно изменивший обстановку не только в Европе, но и на Востоке. С наступлением перемирия между Россией, Турцией, Ираном и западными державами - Англией и Францией разворачивается острая дипломатическая борьба, в которой центральное место занял кавказский вопрос. Отказ Турции признать за Россией Восточную и Западную Грузию, крепости Поти и Анапа привел к возобновлению в марте 1809 г. военных действий.

Весной 1812 г. между М. И. Голенищевым-Кутузовым и Ахмад-пашой был подписан Бухарестский мирный договор, в соответствии с которым Западная Черкесия вновь оказывается в сфере политического влияния Турции, что вновь способствовало обострению так называемого черкесского вопроса. В ходе дипломатических переговоров по выполнению статей Бухарестского трактата Порта неоднократно добивалась полного пересмотра его статей, рассчитывая вернуть себе все территории, утраченные в ходе войны 1806-1812 гг.

В конце октября 1813 г. между Россией и Ираном был подписан Гюлистанский мир, что повлекло за собой изменение геополитической ситуации на Кавказе в пользу России. В 1826 г. между Россией и Турцией была подписана Аккерманская конвенция, которая подтвердила и дополнила условия Бухарестского мира. Зимой 1828 г. между Россией и Ираном был подписан Туркманчайский мирный договор. Весной 1828 г. началась русско-турецкая война. Успехи русских войск на Балканском и Кавказском фронтах вынудили турецкое командование пойти на переговоры. 2 (14) сентября 1829 г. в Адрианополе между Россией и Османской империей был подписан мирный договор, которым завершилась русско-турецкая война 1828-1829 гг. В соответствии с подписанным договором Порта давала согласие на переход Черноморского побережья от устья р. Кубань до пристани Св. Николая в состав Российской империи и окончательно отказывалась от претензий на Кавказ. Таким образом, Адрианопольский мир значительно укрепил позиции России на Кавказе. Западная Черкесия оказалась в сфере политического влияния России, что значительно ограничивало возможности Турции оказывать экономическое и политическое воздействие на западных адыгов. Турция лишилась всех своих опорных пунктов на Черноморском побережье Кавказа, а Россия приобрела важную в стратегическом отношении военно-морскую базу - Анапу.

Весной 1831 г. обострившийся конфликт между турецким султаном и египетским пашой Мухаммедом-Али вынудил султана Махмуда II обратиться за помощью к Российскому правительству. От окончательного разгрома турецкую армию спасла помощь России. Для того, что бы усилить свое возросшее влияние на Турцию, летом 1833 г. Россия подписывает с ней Ункяр-Искелесийский мирный договор о вечной дружбе и союзе. Подписание данного договора укрепили престиж и влияние России. После подписания Ункяр-Искелесийского договора Северо-Западный Кавказ становится преимущественно сферой влияния России.

 Вторая глава «Военно-политические события на Северо-Западном Кавказе в первой половине XIX в. Начало деятельности Сефер-бей Зана» состоит из двух параграфов. В первом параграфе «Военные действия на территории Северо-Западного Кавказа в первой трети XIX в. до заключения Адрианопольского мирного договора» рассматриваются военно-политическая ситуация на Северо-Западном Кавказе до заключения Адрианопольского мирного договора 1829 г.

С воцарением на престоле Павла I в политике России на Кавказе происходит ослабление военной активности и осуществляется переход от военного покорения Северо-Западного Кавказа к оборонительным действиям, что требовало от местных властей обеспечения безопасности на южных границах. В марте 1801 г. по приказу адмирала маркиза А.И. де Траверсе войсковым атаманом Ф.Я. Бурсаком была усилена Кубанская кордонная линия. Несмотря на предпринятые меры предосторожности, горцы продолжали совершать нападения на Кубанскую кордонную линию. В ответ на набеги горцев царское военное командование регулярно совершает карательные экспедиции за Кубань, что вынуждало адыгов осуществлять ответные нападения и приводило к усилению политические позиции Османской Порты.

Наказывая участников набегов, русское командование в то же время не могло не считаться с таким могущественным фактором как экономика и стремилось укрепить свое влияние среди адыгов, развивая с ними торговые отношения. В 1811 г. на Кавказской Линии учреждаются меновые дворы для торговли с горцами. В октябре того же года были изданы утвержденные Александром I особые правила для торговых сношений «с черкесами и абазинами». Открытие меновых дворов так же ставило задачу подорвать торговые сношения адыгов с Турцией. Турецкое правительство, очень обеспокоенное успехами русско-адыгской торговли на Кубани и, особенно на Кавказском побережье, делало все, чтобы помешать укреплению русско-адыгских торговых отношений.

Зимой 1812 г. на пост главнокомандующего в Грузии назначается генерал-лейтенант Н.Ф. Ртищев. В отношении кавказских народов Н.Ф. Ртищев принял систему удержания их в «кротости» посредством подарков и денежных премий. Причиной смены политики в отношении горцев Кавказа стала ожидавшаяся война с Наполеоном, что не давало возможности России держать большие силы на Кавказе. Для реализации данного плана Н.Ф. Ртищев в течение 1811-1816 гг. шел на большие уступки горцам.

В июне 1816 г. на место главнокомандующего на Кавказе Н.Ф. Ртищева был назначен А.П. Ермолов. В своей деятельности А.П. Ермолов исходил из личных указаний Александра I, повелевшего проводить более жесткую политику в отношении горцев Кавказа. В соответствии со сформулированным весной 1818 г. А.П. Ермоловым планом «умиротворения Кавказа» прежняя система подкупа и задаривания должна была быть заменена системой строгих мер. Однако произошедшие к началу 1816 г. важные изменения в европейской внешней политике, связанные с окончательной ликвидацией угрозы со стороны Наполеоновской Франции, привели к необходимости поиска альтернативного «ненасильственного» способа покорения Кавказа через развитие торговли и культурных связей.

Мирно настроенные адыги неоднократно обращались к царю с просьбой принять их в российское подданство как равных остальным подданным империи. Царские генералы и дипломаты не сумели мирным путем решить вопрос о присоединении адыгов к России. «Репрессалии» царских генералов по отношению к закубанским горцам были на руку турецким властям в Анапе, которые всячески стремились разжечь пламя войны на Кубани.

В 1825 г. в Константинополь адыгами была направлена делегация, результатом которой стало назначение в Анапу нового коменданта главнокомандующего (сераскира) бывшего трапезундского правителя Хаджи-Хасан-оглу. За короткий срок сераскиру удалось установить контакты со старшинами ближайших к анапской крепости адыгских обществ и потребовать от них присяги на верность султану. Однако адыги отказались признать данную сделку и разорвали отношения с турецкими властями.

Во втором параграфе «Деятельность Сефер-бей Зана в период с 1829 по 1844 гг.» рассматривается деятельность адыгского князя Сефер-бей Зана по консолидации горского сопротивления. Сефер-бей Зан родился в семье Магомет-Гирея Зана (Магомчерия Зана) и происходил из аристократической хегакской фамилии. Предположительно Сефер-бей Зан родился в кр. Анапа в 1789 г. В детстве князь был отдан на обучение в Ришельевский лицей, находившийся в Одессе, где получил в дальнейшем приличное образование и неплохо овладел русским языком. По окончании лицея Сефер-бей был определен юнкером в 22-й егерский полк, находившийся в Анапе, которым командовал А.Я. Рудзевич. Однако, не стерпев оскорблений полкового командира А.Я. Рудзевича, князь Сефер-бей бежал в горы, а оттуда князь перебрался в Оттоманскую Порту, где он дослужился до чина полковника (Бин-баши).

К началу русско-турецкой войны князь Сефер-бей Зан находился на Северо-Западном Кавказе и занимал должность помощника анапского коменданта. Служа посредником между турецкими властями и адыгами, Сефер-бей Зану удалось снискать расположение анапского паши, что значительно подняло его авторитет среди горцев. Однако, несмотря на занимаемый Сефер-беем пост во время русско-турецкого противостояния князю пришлось дважды оказать услугу русскому командованию. Тем не менее, попав в плен, князь не был облагодетельствован и был переправлен в Одессу. Вскоре князь был отпущен на родину, недовольный действиями царского правительства.

Вернувшись в Черкесию, Сефер-бей Зан поднимает в Натухае восстание против царизма. В 1830 г. князь, возглавив адыгскую депутацию, отправляется в Константинополь просить султана о войске для освобождения Анапы. После отъезда депутатов князь Сефер-бей Зан остался в Турции, где не прекращает своей агитационной деятельности среди адыгов. В том же 1830 г. князь возвращается в Черкесию, где принимает участие в собрании на р. Адагум. Одновременно князь, действуя крайне осторожно, тайно сотрудничает с царскими властями.

В начале января 1831 г. усилиями Сефер-бей Зана были устроены общие собрания старшин шапсугского и натухаевского племен на рр. Ахос и Сукко. Не добившись намеченной цели Сефер-бей Зан созвал новое собрание на р. Адагум, на котором он стал выступать с пропагандой идеи примирения адыгов с Россией на условии ликвидации последней военных крепостей. Князь так же пытался склонить горцев к союзу с Россией и в мае 1831 г. на собрании на р. Белой. Таким образом, в данный период князь действовал в пользу России. Однако потерпев неудачу в деле установления мирных контактов с Россией, князь сразу прервал всякие сношения с русскими, сделавшись выразителем народной воли.

Весной 1831 г. Сефер-бей Зан вместе с сыном Карабатыром отправился во главе миссии адыгов в Константинополь, с целью заручиться дипломатической и военной поддержкой султана. Однако, турецкое правительство, стремившееся сохранить стабильность отношений с Петербургом, не оправдало его надежд. Тем не менее, князю удалось установить контакт с английским посольством в Турции. Находясь в Турции, князь не прекращал оказывать влияние на своих соотечественников. В 1832 г. князь Сефер-бей Зан возвращается обратно в Черкесию, где и находился до 1834 г. Царское правительство, обеспокоенное деятельностью князя в 1836 г. требует удалить князя вглубь турецких владений. По требованию А.П. Бутенева турецкий султан отправляет Сефер-бея из Константинополя в Базарджик, близ Филлипополя, но, несмотря на это, князь через своих доверенных лиц продолжал оказывать влияние на ситуацию в Черкесии.

Летом 1842 г. князь Сефер-бей Зан предпринимает попытку вернуться в Черкесию. Через русского агента в Адрианополе А.А. Фонтона он обращается за помощью к тайному советнику в Константинополе В.П. Титову. Князь получил положительный ответ на свою просьбу. Однако Сефер-бей не дал никакого ответа и к 1843 г. переписка русского военного командования о его возвращении в Россию прекратилась.

Вскоре российскому военному командованию стало известно о переговорах делегации адыгов с Шамилем. В данной ситуации царское военное командование вступило в политические переговоры с князем, который в качестве наиба устраивал российское правительство больше, чем кто-либо из «несговорчивых» представителей Шамиля, рассчитывая, что Сефер-бей Зану удастся убедить адыгов в бесполезности дальнейшего сопротивления и собственным примером преданности увлечь многих к покорности. Однако переговоры с князем не дали положительных результатов. В феврале 1845 г. князь вместе с семьей по указу султана был направлен на жительство в Эдирне. Вернуться в Черкесию князю удалось лишь весной 1854 г.

Третья глава «Деятельность Мухаммед-Амина и Сефер-бей Зана по консолидации горского сопротивления» состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе «Деятельность предшественников Мухаммед-Амина Хаджи-Мухаммеда и Сулеймана-Эфенди в 40-е гг. XIX в.» рассмотрена деятельность наибов Шамиля Хаджи-Мухаммеда и Сулеймана-Эфенди на Северо-Западном Кавказе в период Кавказской войны. Важнейшей задачей их деятельности было объединение адыгских народов под знамением мюридизма и консолидация сил для ведения борьбы против царизма.

Первым посланником имама Шамиля на Северо-Западном Кавказе был наиб Хаджи-Мухаммед, появившийся у абадзехов в мае 1842 г. Прибыв к абадзехам, Хаджи-Мухаммед энергично взялся за насаждение принципов мюридизма, распространение идей ислама, организацию постоянного горского ополчения и призыв горцев к священной войне против русских. Однако, не добившись выполнения поставленной цели, Хаджи-Мухаммед вскоре заболел и летом 1844 г. умер.

После смерти Хаджи-Мухаммеда в феврале 1845 г. к адыгам прибыл следующий эмиссар Шамиля - Сулейман-Эфенди и его помощник Хаджи-Бекир. Сулейман-Эфенди должен был усилить пропаганду идей мюридизма и организовать крупные военные силы горцев не только для военных операций на Западном Кавказе, но и для переброски их в Чечню и Дагестан на помощь Шамилю.

Однако Сулейману-Эфенди не удалось выполнить поставленной перед ним задачи и оказать обещанную помощь Шамилю. Царские власти, воспользовавшись возникшими противоречиями между имамом и Сулейманом-Эфенди, вступили в контакт с наибом с целью переманить его на свою сторону. Наибу Шамиля было предложено, для убеждения в искренности его намерений, выступить против Шамиля, объявив его отступником законов Магомета. Деятельность первых двух наибов Шамиля на Северо-Западном Кавказе в этот сложный для адыгов период, была связана с большими трудностями, вызванными особенностями общественно-политического устройства адыгского общества. Хаджи-Мухаммед и Сулейман-Эфенди пробыли на Западном Кавказе всего четыре года. И хотя никому из них не удалось до конца выполнить поставленных задач, тем не менее, ими была подготовлена почва для третьего наиба Шамиля - Мухаммеда-Амина.

Основными причинами их неудач были не только нежелание учитывать интересы рядовой массы адыгского народа, но и нарушение вековых обычаев адыгов в результате распространения шариата. Деятельность первых наибов Шамиля на Северо-Западном Кавказе показало, что адыги не были склонны к религиозному фанатизму, воспринимая только политическую сторону мюридизма - необходимость объединения своих сил в борьбе с российской экспансией.

Во втором параграфе «Деятельность Мухаммед-Амина на Северо-Западном Кавказе в период с 1848 по 1852 гг.» рассмотрена деятельность третьего наиба Шамиля Мухаммед-Амина. Мухаммед-Амин был известен в Дагестане под своим настоящим именем Мухаммед Ассиялов. Амином назвал его имам Шамиль, что в переводе с арабского означает «верный», «честный». Мухаммед-Амин родился в 1818 г. в дагестанском селении Гонода Андаляльского союза сельских общин. В 11 лет Мухаммед-Амин потерял отца и, предавшись учению ислама, стал вести скитальческую жизнь в качестве тельмиза (ученика, студента). Первоначальное образование он получил у своего дяди Даитбека, а потом завершил образование у знаменитого Абдурахмана (Согратлинского). Являясь неординарной личностью и владея несколькими языками, Мухаммед-Амин становится «хафизом», т.е. человеком, знающим наизусть весь Коран. В семнадцатилетнем возрасте он становится мюридом Шамиля.

По просьбе абадзехских депутатов Мухаммед-Амин был направлен Шамилем на Северо-Западный Кавказ в качестве наиба. Прибыв в конце декабря 1848 г. он приступил к осуществлению поставленной перед ним задачи, которая состояла в распространении шариата и политическом объединении адыгов. За короткое время ему удалось хорошо ознакомиться с жизнью адыгов. Мухаммед-Амин приступил к созданию управления государственного типа с целым рядом государственных, социально-экономических и военно-гражданских преобразований под флагом мюридизма.

До весны 1849 г. деятельность Мухаммед-Амина ограничивалась территорией абадзехов. С апреля 1849 г., сочетая методы убеждения и насилия, наиб начал покорение других адыгейских племен. Всю осень 1850 г. Мухаммед-Амин провел в походах, ставивших своей задачей закончить подчинение всех остальных адыгейских племен Северо-Западного Кавказа. Почти везде наиб встречал разрозненное сопротивление. Однако, Мухаммед-Амин, опираясь на поддерживающие его общественные элементы, которые вели изнутри подрывную работу, заставлял приносить себе присягу одно племя за другим. Горцы, имевшие возможность найти защиту у русских, решительно отказывали наибу в принятии присяги.

Скоро значительной части горцев Северо-Западного Кавказа стало ясна цель Мухаммед-Амина - подчинить их в политическом отношении Турции, что мало привлекало адыгов. Авторитет наиба стал стремительно падать, горские племена открыто поднялись против его власти.

Положение, сложившееся в 1851 г. на Северо-Западном Кавказе обернулось для наиба полной катастрофой. Деятельность наиба привела к тому, что к концу 1851 г. власть Мухаммед-Амина была свергнута почти во всей Черкесии за исключением небольшой части Абадзехии на р. Псекупс. Однако дальнейшие события привели к кардинальному изменению ситуации.

Чтобы закрепить успехи в борьбе с Мухаммед-Амином, царское командование решает в начале 1852 г. осуществить военную экспедицию в земли шапсугов. Подобные действия привели к усилению сопротивления царизму, что привело к упрочению позиций Мухаммед-Амина. К концу 1852 г. наибу удалось восстановить свою власть и систему управления в некоторых покоренных им ранее адыгских племенах.

В третьем параграфе «Деятельность Мухаммед-Амина и Сефер-бей Зана в преддверии и в период Крымской войны (1853-1856 гг.)» рассмотрена деятельность третьего наиба Шамиля Мухаммед-Амина и адыгского князя Сефер-бей Зана по консолидации горского сопротивления в преддверии и в период Крымской войны (1853-1856 гг.).

 К 1852 г. в Европе резко обостряется международная обстановка вызванная противоречиями между Россией, западными державами Англией и Францией, а так же Турцией вокруг восточного вопроса. Не последнее место в планах противостоящих сторон занимал и Северо-Западный Кавказ. Союзники стремились использовать горские народы против Российской империи.

Ко времени начала Крымской войны Мухаммед-Амин и Сефер-бей Зан должны были, объединив свои силы, подготовить на Северо-Западном Кавказе общее вооруженное наступление горцев против России. Поэтому, одной из основных их задач было создание у подчиненных им горских племен постоянных вооруженных сил. Одновременно наибу необходимо было, собрав вооруженное ополчение направить его на помощь имаму Шамилю.

Однако турецкое правительство, обеспокоенное военно-политической властью наиба осложнявшей ее положение в Черкесии, решило ослабить позиции наиба и вверило верховную власть в Черкесии Сефер-бей Зану, тем самым противопоставив Мухаммед-Амину другого адыгского лидера. Это стало началом вражды между Сефер-бей Заном и Мухаммед-Амином, которая приобрела открытый характер и вылилась в дальнейшем в ряд военных столкновений.

Таким образом, деятельность Мухаммед-Амина и Сефер-бей Зана в преддверии и в период Крымской войны (1853-1856 гг.) по консолидации военно-политических сил адыгов в борьбе против завоевательной политики царизма была омрачена противостоянием этих двух лидеров. Мухаммед-Амину и Сефер-бей Зану, стремившимся добиться независимости Черкесии, в силу своих политических амбиций не удалось объединить свои силы в борьбе против царизма. Противостояние наиба Шамиля Мухаммед-Амина и адыгского князя Сефер-бей Зана, неоднократно провоцировавшееся Турцией поощрением и выдвижением одного лидера и пренебрежением деятельностью другого лидера, не только не способствовало их объединению, а напротив, привело к расколу адыгского общества.

В четвертом параграфе «Деятельность Мухаммед-Амина и Сефер-бей Зана на заключительном этапе Кавказской войны» рассматривается деятельность лидеров адыгского сопротивления в период с 1856 по 1864 гг.

Военно-политическое противостояние между двумя лидерами адыгского сопротивления не прекращалось и после окончания Крымской войны. Оба лидера всячески стремились укрепить свою власть среди адыгов. Порта в свою очередь поддерживала и награждала обоих, стимулируя тем самым междоусобицу.

В момент заключения Парижского мира Сефер-бей находился в Анапе продолжая именовать себя «главнокомандующим всеми горскими народами и начальником Турецких сил в Анапе» и ведя себя как турецкий чиновник, считавший Черкесию в подданстве Оттоманской империи. В середине июля 1856 г. Генерал Г.И. Филипсон двинул войска к Анапе, вынудив князя оставить крепость и перебраться на р. Шебш. Перебравшись на р. Шебш, Сефер-бей стал активно приводить черкесов к присяге подданства турецкому султану. Вскоре Сефер-бей Зан перебрался в Новороссийск, где приступил к формированию новой черкесской депутации в Константинополь. Прибыв к абадзехам князь, наряду с призывами к войне, одновременно вступил в политическое противостояние с Мухамед-Амином. Объявив Мухаммед-Амина обманщиком он склонял население к убийству наиба.

В конце 1856 г. русское командование на Северо-Западном Кавказе начало военные действия против Сефер-бея, находившегося в этот период в Новороссийске. Сефер-бей был вынужден покинуть Новороссийск и перебраться в Неберджайское ущелье, где продолжал свою деятельность совместно с иностранным отрядом под руководством Т. Лапинского.

Чувствуя близость неизбежной катастрофы, Сефер-бей и Мухаммед-Амин предпринимают шаги к объединению. Их встреча состоялась в апреле 1858 г. во владениях абадзехов. Переговоры велись в течение 8 дней, но не дали никаких положительных результатов. Обосновавшись, после этого из натухаевских аулов близ Анапы, Сефер-бей продолжал призывать адыгов к борьбе с Россией. В начале декабря 1859 г. Сефер-бей Зан умер.

Война на Северо-Восточном Кавказе шла к своему завершению. Покорение Северо-Восточного Кавказа дало возможность царскому командованию сосредоточить большие силы на Северо-Западном Кавказе. Падение Шамиля сильно отразилось на ходе военно-политических событий в Черкесии. Мухаммед-Амин, осознавший бесполезность дальнейшего сопротивления принес присягу на верность российскому императору. Наибу была пожалована пожизненная пенсия в размере 3000 т. р. и он, был отпущен на жительство в Турцию.

После принятия присяги на верность российскому государю Мухаммед-Амин окончательно перешел на сторону царского правительства, предложив свои услуги «в деле усмирения горцев и в приведении их в покорность». Мухаммед-Амин умер в Турции. По одним данным он умер в 1863 г., по другим - в 1899 г. (1317 г. хиджры) и похоронен в аварском селении Армут-кей недалеко от г. Бурса.

Таким образом, заключительный этап Кавказской войны характеризовался напряженной военно-политической обстановкой в Черкесии. Агенты Турции, Англии и Франции продолжали проводить среди горцев Северо-Западного Кавказа широкую антироссийскую деятельность, организовывая военные провокации и политические диверсии. В Черкесии царские войска наращивали масштабы наступления на адыгов, что в свою очередь вынудило адыгов оказывать повсеместное сопротивление. По-прежнему не было военно-политического согласия между Мухаммед-Амином и Сефер-бей Заном. Все эти события, а так же социальная борьба в Черкесии привели к ослаблению позиций адыгов в противостоянии с царизмом. Лишь шапсуги, часть натухаевцев и убыхи продолжали борьбу с царскими войсками.

В Заключении диссертации подведены итоги исследования, сделаны выводы, дополняющие и уточняющие положения, вынесенные на защиту:

1. Начавшийся в конце XVIII-XIX вв. процесс присоединения Кавказа положил начало длительному военно-политическому противостоянию России с народами, населявшими этот регион. Одной из арен развернувшегося противостояния становится территория Северо-Западного Кавказа, заселенная в то время по большей части представителями адыгских (черкесских) племен.

2. Кавказская война (1817-1864 гг.) выдвинула из адыгской среды выдающихся предводителей, среди которых выделились двое - наиб имама Шамиля Мухаммед-Амин и адыгский князь Сефер-бей Зан.

3. Основной целью их деятельности было военно-политическое объединение западных адыгов для оказания сопротивления царизму.

4. Отношение к данным личностям было неоднозначным не только в русской среде, но и в самом адыгском обществе. На них делали ставку в достижении своих военно-политических целей противоборствующие в регионе державы – Россия, Англия, Франция и Оттоманская Порта. Однако, несмотря на общность целей, Сефер-бей Зан и Мухаммед-Амин шли к ним разными путями, ведя свою политическую борьбу независимо не только от европейских держав, но и порой друг от друга. И как любым политическим лидерам в своей деятельности им не удалось избежать ошибок и просчетов.

5. Для достижения поставленной цели Мухаммед-Амин использовал течение мюридизма, которое должно было стать основой для создания прочного военно-теократического мусульманского государства на территории Северо-Западного Кавказа на примере имамата Шамиля возникшего в Дагестане и Чечне. Понимая, что политическое объединение адыгов было невозможно в рамках существовавшего у них общественно-политического устройства, наиб взялся за радикальные административно-военные преобразования.

7. В своей военно-политической деятельности князь Сефер-бей Зан придерживался проосманских настроений, делая ставку на Оттоманскую Порту и европейские державы. Ведя тонкую политическую борьбу, князь использовал складывавшуюся военно-политическую ситуацию в Черкесии для упрочнения своей власти. В случае необходимости для достижения своих целей Сефер-бей Зан менял тактику действий и не раз предлагал свои политические услуги России.

8. Деятельность Мухаммед-Амина и Сефер-бей Зана по консолидации сил адыгов в борьбе против колониальной политики царизма была омрачена военно-политическим противостоянием этих двух лидеров неоднократно провоцировавшимся Турцией. В силу своих политических амбиций им не удалось преодолеть идеологические и личные противоречия и придти к согласию в целях объединения своих сил для совместных действий против царских войск. Каждый из лидеров стремился сам возглавить Черкесию и безраздельно в ней властвовать;

9. Таким образом, объединение адыгов в единое целое с централизованной системой государственного управления явилось практически неосуществимой задачей, как для наиба, так и для его противника адыгского князя Сефер-бей Зана.


Основные положения диссертации изложены

в следующих публикациях автора:

I. Статьи, опубликованные в периодических изданиях,

рекомендованных ВАК.

 1. Хаджебиекова, Ф.М. Деятельность наибов Шамиля и Сефер-бей Зана в 40-50-е гг. XIX в. [Текст] / Ф.М. Хаджебиекова // Известия Российского Государственного педагогического университета им А.П. Герцена. Аспирантские тетради. - СПб., 2009. - Вып. 35 (76). - С. 360-366. (0,1 п. л.).

2. Хаджебиекова, Ф.М. Деятельность Мухаммед-Амина и Сефер-бей Зана как военно-политических лидеров кубанских горцев в период Кавказской войны (1817-1864 гг.): источниковая база и историография проблемы [Текст] / Ф.М. Хаджебиекова // Теория и практика общественного развития.- Краснодар, 2011. - Вып. 3. - С. 301-303. (0,1 п. л).

3. Хаджебиекова, Ф.М. Деятельность князя Сефер-бея Зана по консолидации горского сопротивления в период с 1828 по 1844 гг. [Текст] / Ф.М. Хаджебиекова // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. - Тамбов, 2011. - Вып. 7 (13). Ч. 1. - С. 177-180. (0,1 п.л.).

II. Статьи, опубликованные в периодических изданиях.

 4. Хаджебиекова, Ф.М. Взаимодействие норм адата и шариата в общественной жизни адыгов конца XVIII - XIX вв. [Текст] / Ф.М. Хаджебиекова // Голос минувшего: кубанский исторический журнал.- Краснодар, 2006. - Вып. 1-2. - С. 7 - 13. (0,3 п. л.).

5. Хаджебиекова, Ф.М. Присоединение Северного Кавказа к России в XIX в. (проекты и идеи…) [Текст] / Ф.М. Хаджебиекова // Голос минувшего: кубанский исторический журнал.- Краснодар, 2007. - Вып. 1-2. - С. 33 - 41. (0,3 п. л.).

6. Хаджебиекова, Ф.М. Деятельность Мухаммед-Амина и Сефер-бей Зана во время Кавказской войны по консолидации горского сопротивления [Текст] / Ф.М. Хаджебиекова // Голос минувшего: кубанский исторический журнал.- Краснодар, 2007. - Вып. 3-4. - С. 18 - 32. (0, 5 п. л.).

7. Хаджебиекова, Ф.М. Деятельность Мухаммед-Амина и Сефер-бей Зана в период Крымской войны (1853-1856 гг.) [Текст] / Ф.М. Хаджебиекова // Голос минувшего: кубанский исторический журнал. - Краснодар, 2008. - Вып. 1-2. - С. 64 - 79. (0,4 п. л.).

8. Хаджебиекова, Ф.М. Расселение адыгских, абазинских и абхазских племен в конце XVII - начале XIX в. [Текст] / Ф.М. Хаджебиекова // Голос минувшего: кубанский исторический журнал. - Краснодар, 2008. - Вып. 3-4. - С. 70 - 79.  (0,3 п. л.).

9. Хаджебиекова, Ф.М. Взятие Анапы [Текст] / Ф.М. Хаджебиекова // Голос минувшего: кубанский исторический журнал. - Краснодар, 2009. - Вып. 1-2. - С. 137 - 146. (0,3 п. л.).

10. Хаджебиекова, Ф.М. Некоторые зарубежные историки о Кавказской войне (1817-1864 гг.) [Текст] / Ф.М. Хаджебиекова // Проблемы и перспективы развития образования в России: сборник материалов VI Международной научно-практической конференции. - Новосибирск, 2010. - С. 321-323. (0,1 п.л).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ХАДЖЕБИЕКОВА ФАТИМА МУРСУДИНОВНА

 

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ МУХАММЕД-АМИНА И СЕФЕР-БЕЙ ЗАНА

КАК ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ЛИДЕРОВ

КУБАНСКИХ ГОРЦЕВ В ПЕРИОД КАВКАЗСКОЙ ВОЙНЫ

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

 

Подписано в печать 12.04.2012. Формат 16х841/16.

Усл. печ. л. 1,39. Тираж 100 экз. Заказ № 12118.

___________________________________________

Типография ООО «Просвещение-Юг»

350059  г. Краснодар, ул. Селезнева, 2. Тел./факс 239-68-30.

 

1 Берже Ад. Краткий обзор горских племен на Кавказе. Нальчик, 1992; Броневский С. Новейшие географические и исторические известия о Кавказе. Извлечения по Центральному и Северо-Западному Кавказу. Нальчик, 1999; Карлгоф Н.И. О политическом устройстве черкесских племен, населяющих северо-восточный берег Черного моря // Ландшафт, этнографические и исторические процессы на Северном Кавказе в XIX-начале XX века. Нальчик, 2004; Сталь К.Ф. Этнографический очерк черкесскаго народа // Кавказский Сборник (КС). Тифлис, 1900. Т. 21; Дубровин Н.Ф. О народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. Нальчик, 2002; Короленко П.П. Закубанский край. (К истории Западного Кавказа) // Ландшафт, этнографические и исторические процессы на Северном Кавказе в XIX-начале XX века. Нальчик, 2004.

2 Дубровин Н.Ф. История войны и владычества русских на Кавказе. СПб., 1871-1888. Т. 1-6; Потто В.А. Кавказская война. Ставрополь, 1994. Т. 1-5; Зайончковский А.М. Восточная война 1853-1856. СПб., 2002. Т. 1-2; Фадеев Р.А. Мнение о восточном вопросе // Собр. соч. в 3-х т. СПб., 1889. Т. 2. Ч. 2.

3 Богданович М.И. Восточная война 1853-1856 годов. СПб., 1876. Т. 1; Зайончковский А.М. Указ. соч. Т. 2.

4 Хан-Гирей С. Записки о Черкесии. Нальчик, 1978; Адиль-Гирей С. Сулейман Эфенди // Шаги к рассвету. Избранные произведения адыгских писателей просветителей XIX века. Краснодар, 1986; Народы Западного Кавказа (По неизданным запискам природного бжедуха князя Хаджимукова) // КС. Тифлис, 1910. Т. 30; Ногмов Ш.Б. История адыхейского народа. Нальчик, 1994.

5 Щербина Ф.А. История Кубанского казачьего войска. История войны казаков с закубанскими горцами. Екатеринодар, 1913. Т. 2; Утверждение русскаго владычества на Кавказе. В 4 т. / Под ред. В.А. Потто. Тифлис, 1908. Т. 4. Ч. 2; Карлгоф Н.И. Магомет-Амин // Кавказский календарь на 1861 г. Тифлис, 1860; Фелицын Е.Д. Князь Сефер-бей Зан // Кубанский сборник. Екатеринодар, 1904. Т. 10; Голицын Н.Б. Жизнеописание генерала от кавалерии Г.А. Эммануэля. М., 2004; Крым-Гирей С. Сефир-Паша, князь Шапсугский // Кубанские войсковые ведомости. Екатеринодар, 1865. 20 ноября. № 46. Дроздов И. Обзор военных действий на Западном Кавказе с 1848-го по 1856 год // КС. Тифлис, 1886. Т. 10; Толстов В.Г. История Хоперского полка Кубанского казачьего войска. 1696-1896 гг. / Под ред. В.А. Потто. Тифлис, 1900. Т. 2.

6 Покровский М.Н. Завоевание Кавказа // Дипломатия и войны царской России в XIX столетии (Сборник статей). М., 1923. С. 205.

7 Бижев А.Х. Адыги Северо-Западного Кавказа и кризис восточного вопроса в конце 20-х начале 30-х гг. XIX в. Майкоп, 1994. С. 48-49.

8 Панеш А.Д. Западная Черкесия в системе взаимодействия России с Турцией, Англией и имаматом Шамиля в XIX в. (до 1864 г.). Майкоп, 2007. С. 14; Бижев А.Х. Указ. соч. С. 50.

9 Покровский М.В. Очерки социально - экономической истории адыгейских племен в конце XVIII - первой половине XIX веков: дис. … д-ра ист. наук. Краснодар, 1955. Т. 3; Он же. Социальная борьба внутри адыгских племен в конце XVIII-первой половине XIX веков и ее отражение в общем ходе Кавказской войны.М. 1956; Он же. Из истории адыгов в конце XVIII - в первой половине XIX века. Краснодар, 1989; Он же. Диверсионная деятельность иностранных агентов на Западном Кавказе после окончания Крымской войны // Отдельный оттиск из альманаха «Кубань». Краснодар, 1953. № 13; Он же. Иностранные агенты на Западном Кавказе в первой половине XIX века // Альманах «Кубань». Краснодар, 1952. № 11.

10 Черников В.Н. К истории реакционного мюридистского движения на Западном Кавказе (1840-1864 гг.). Автореф. дис. … канд. ист. наук. Ростов н /Д., 1953.

11 Матвеев О.В. Историк-кавказовед и вузовский педагог В.Н. Черников (02.09.1926-06.01.2011) // КС. М., 2011. Т. 7 (39). С. 376, 373.

12 Смирнов Н.А. Политика России на Кавказе в XVI-XIX веках. М., 1958; Он же. Мюридизм на Кавказе. М., 1963.

13 Фадеев А.В. Кавказ в системе международных отношений 20-50 гг. М., 1956; Он же. Россия и восточный кризис 20-х гг. XIX века. М., 1958; Он же. Россия и Кавказ в первой трети XIX в. М., 1960; Он же. Социально-экономические предпосылки внешней политики царизма в период «восточного кризиса» 20-х годов XIX века // Исторические записки. М., 1955. №. 54.

14 Лавров Л.И. Убыхи. Историко-этнографическая монография. СПб., 2009; Он же. Абазины (Историко-этнографический очерк) // КЭС. М., 1955. Т. 1; Гарданов, В.К. Общественный строй адыгских народов. (XVIII - первая половина XIX в.). М., 1967; Он же. Земледелие у адыгов в XVIII-первой половине XIX века // Советская этнография (СЭ). М., 1965. № 4; Он же. О расселении и численности адыгских народов в первой половине XIX в. // СЭ. М., 1963. № 4.

15 Дзидзария Г.А. Махаджирство и проблемы истории Абхазии XIX столетия. Сухуми, 1982. С. 136.

16 Касумов А.Х. Северо-Западный Кавказ в русско-турецких войнах и международные отношения XIXв. Ростов н / Д., 1989.

17 Хапсироков Х. Сефер-бей Заноко // Кавказские новости. Майкоп, 2002. 14 мая. С. 4-8; Панеш А.Д. Деятельность Хаджи-Мухаммеда и Сулеймана-Эфендия на Северо - Западном Кавказе (1842 - 1846 гг.) // Черкесия в XIX в. (Материалы 1-го Кошехабльского форума «История - достояние народа»). Майкоп, 1991; Он же. Магомет - Амин на Северо-Западном Кавказе (1848-1859 гг.) // Россия и Черкесия (Вторая половина XVIII в. - XIX в). Майкоп, 1995. С. 119, 135; Керашев А.Т. Политическая деятельность князя Сефер-бея Заноко в годы Кавказской войны // Россия и Черкесия (вторая половина XVIIIв.-XIXв.). Майкоп, 1995.

18 Матвеев О.В. «Их можно направить на доброе…» к портрету Мухаммед-Амина // Литературная Адыгея. Майкоп, 1996. № 1-2.

19 Чирг А.Ю. Общественно-политический строй адыгов Северо-Западного Кавказа. Дисс… докт. ист. наук. Майкоп, 2003; Кажаров В.Х. Адыгская хаса. Из истории сословно-представительных учреждений феодальной Черкесии. Нальчик, 1992.

20 Дегоев В.В. Кавказский вопрос в международных отношениях 30-60 гг. XIX в. Владикавказ, 1992; Он же. Большая игра на Кавказе: история и современность. Статьи, очерки, эссе. М., 2003; Блиев М.М. Дегоев В.В. Кавказская война. М., 1994; Блиев М.М. Россия и горцы Большого Кавказа. На пути к цивилизации. М., 2004.

21 Блиев М.М. Указ. соч. С. 705, 716, 741.

22 Трахо Р. Черкесы. Нальчик, 1992; Хавжоко Ш.М. Герои и императоры в черкесской истории. Нальчик, 1994; Кандур М. Мюридизм. История Кавказских войн. Нальчик, 1996.

23 Хавжоко Жамбек. Магомет-Эмин // Мухаммад-Амин и народно-освободительное движение народов Северо-Западного Кавказа в 40-60-е гг. XIXв. (Сборник документов и материалов).

Махачкала, 1998; Джафер Барлас. Мухаммед-Амин знаменитый наиб Шамиля // Мухаммад-Амин и народно-освободительное движение народов Северо-Западного Кавказа в 40-60-е гг. XIX в. (Сборник документов и материалов). Махачкала, 1998; Иззет Айдемир. Мухаммед Амин // Мухаммад-Амин и народно-освободительное движение народов Северо-Западного Кавказа

в 40-60-е гг. XIXв. (Сборник документов и материалов). Махачкала, 1998.

24 Полное собрание законов Российской империи, с 1649 года (ПСЗРИ). СПб., 1830. Т. 20, 26.

25 Акты, собранные Кавказской Археографической комиссией (АКАК). Тифлис, 1866, 1869-1904. Т. 1, 3-12.

26 Мартенс Ф.Ф. Собрание трактатов и конвенций, заключенных Россией с иностранными державами. СПб., 1878. Т. 4. Ч. 1; Юзефович Т. Договоры России с Востоком, политические и торговые. СПб., 1869.

27 Внешняя политика России XIX и начала XXв.: Документы Российского министерства иностранных дел (ВПР) / Сост. А.Л. Нарочницкий. М.,1967. Т. 6; Под стягом России: Сборник архивных документов / Сост., примеч. А.А. Сазонова, Г.Н. Герасимовой, О.А. Глушковой, С.Н. Кистерева. М., 1992; Русско-Дагестанские отношения в XVIII-начале XIX в. Сборник документов / Сост. В.Г. Гаджиев. М., 1988;

28 Мухаммад-Амин и народно-освободительное движение народов Северо-Западного Кавказа в 40-60-е гг. XIXв. (Сборник документов и материалов) / Сост. А.М. Магомеддадаев. Махачкала, 1998; Архивные материалы о Кавказской войне и выселении черкесов (адыгов) в Турцию (1848-1874) / Сост. Т. Х. Кумыков. Нальчик, 2003. Ч. 2; Движение горцев Северо-Восточного Кавказа в 20-50 гг. XIX века. Сборник документов / Сост. В.Г. Гаджиев, Х.Х. Рамазанов. Махачкала, 1959; Кабардино-русские отношения в XVI-XVIII вв.: Документы и материалы (КРО) / Сост. Н.Ф. Демидова, Е.Н. Кушева, А.М. Персов. М., 1957. Т. 2; Черкесы и другие народы Северо-Западного Кавказа в период правления императрицы Екатерины II. 1763-1764 гг. (сборник документов) / Сост. Р.У. Туганов. Нальчик, 1996. Т. 1; Лазарев М.П. Документы / Под. ред. полк. А.А. Самарова. М., 1955. Т. 2; История адыгов в документах османского государственного архива / Сост. А.В. Кушхабиев. Нальчик, 2009. Вып. 1; Проблемы Кавказской войны и выселение черкесов в пределы Османской империи (20-70-е гг. XIX в.): Сборник архивных документов / Сост. Т. Х. Кумыков. Нальчик, 2001; Трагические последствия Кавказской войны для адыгов. Вторая половина XIX-начало XX века. Сборник документов и материалов / Сост. Р.Х. Гугов, Х.А. Касумов, Д.Д. Шабаев. Нальчик, 2000; Шамиль – ставленник султанской Турции и английских колонизаторов. (сборник документов и материалов) / Сост. Ш.В. Цагарейшвили. Тбилиси, 1953 (ШССТАК).

29 Кавказ и Российская империя: проекты, идей, иллюзии и реальность. Начало XIX-начало XX вв. / Сост. Я.А. Гордин, В.В. Лапин, Г. Г. Лисицына, Б.П. Миловидов. СПб., 2005.

30 Гизетти А.Л. Сборник сведений о потерях Кавказских войск во время войн Кавказско-горской, персидских, турецких и в Закаспийском крае. 1801-1885 гг. Тифлис, 1901.

31 Лапинский Т. (Теффик-бей). Горцы Кавказа и их освободительная борьба против русских. Нальчик, 1995. Т. 1-2.

32 Белл Д. С. Дневник пребывания в Черкесии в течение 1837-1839 годов. Нальчик, 2007. Т. 1-2.

33 Дневник полковника Руновского состоявшаго приставом при Шамиле во время пребывания его в гор. Калуге с 1859 по 1862 год // АКАК. Тифлис, 1904. Т. 12; Руновский А. Записки о Шамиле // Мухаммад-Амин и народно-освободительное движение народов Северо-Западного Кавказа в 40-60-е гг. XIXв. (Сборник документов и материалов) / Сост. А.М. Магомеддадаев. Махачкала, 1998.

34 Воспоминание 1855 года. События в Грузии и на Кавказе. Майора Осман-бея // КС. Тифлис, 1877. Т. 2.

35 Казембек М.К. Мохаммед Амин // Мухаммад-Амин и народно-освободительное движение народов Северо-Западного Кавказа в 40-60-е гг. XIXв. (Сборник документов и материалов). Махачкала, 1998. С. 64.

36 Кавказская война: истоки и начало. 1770-1820 годы. Воспоминания участников Кавказской войны XIX века / Сост. Я.А. Гордин, Б.П. Миловидов. СПб., 2002.

37Жан-Шарль де Бесс. Путешествие в Крым, на Кавказ, в Грузию, Армению, Малую Азию и в Константинополь в 1829 и 1830 гг. // Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов XIII-XIX вв. (АБКИЕА) / Сост. В.К. Гарданов. Нальчик, 1974; Клапрот Г. Ю. Путешествие по Кавказу и Грузии, предпринятое в 1807-1808 гг. // АБКИЕА. Нальчик, 1974; Спенсер Э. Путешествие в Черкесию. Майкоп, 1994; Скасси Р. Краткое извлечение. Заметка о торговых сношениях с Черкесией // АБКИЕА. Нальчик, 1974; Тэбу де Мариньи. Путешествие по Черкесии // Тэбу де Мариньи. Путешествие по Черкесии. Фредерик Дюбуа де Монпере. Путешествие вокруг Кавказа, у черкесов и абхазов, в Колхиде, Грузии, Армении и Крыму. Нальчик, 2002. Том 1; Монпере Ф.Д. Путешествие вокруг Кавказа, у черкесов и абхазов, в Колхиде, Грузии, Армении и Крыму. Т. 1 // Тэбу де Мариньи. Путешествие по Черкесии. Фредерик Дюбуа де Монпере. Путешествие вокруг Кавказа, у черкесов и абхазов, в Колхиде, Грузии, Армении и Крыму. Нальчик, 2002. Том 1; Бларамберг И. Историческое, топографическое, статистическое, этнографическое и военное описание Кавказа. Нальчик, 1999.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.