WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Некрополь Фанагории в I в. до н.э. – V в. н.э. как источник по истории населения столицы Азиатского Боспора

Автореферат кандидатской диссертации

 

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ НАУКИ

ИНСТИТУТ АРХЕОЛОГИИ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

 

На правах рукописи

 

 

Ворошилова Ольга Михайловна

 

Некрополь Фанагории в I в. до н.э. – V в. н.э.

как источник по истории населения столицы Азиатского Боспора

 

Исторические науки:

Специальность 07.00.06. – археология

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

 

 

Москва

2012
Работа выполнена в Отделе классической археологии

Федерального государственного бюджетного учреждения науки

Института археологии Российской академии наук

 

Научный руководитель:

Завойкин Алексей Андреевич

доктор исторических наук,

в.н.с. отдела классической археологии ИА РАН

Официальные оппоненты:

Медведев Александр Павлович

доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой археологии и истории древнего мира Воронежского государственного университета

Журавлев Денис Валерьевич

кандидат исторических наук, н.с. 1 категории отдела археологических памятников Государственного исторического музея

Ведущая организация:

Магнитогорский государственный университет

Защита состоится «14» мая 2012 г. в 12.00 часов на заседании совета Д002.007.01. по защите докторских и кандидатских диссертаций при Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институте археологии Российской академии наук по адресу:

г. Москва, ул. Дм. Ульянова, 19, 4-й этаж, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ИА РАН по адресу:

г. Москва, ул. Дм. Ульянова, 19.

Автореферат разослан « ____ »  апреля  2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета,

доктор исторических наук                                                                 Е.Г. Дэвлет


Общая характеристика работы

Актуальность исследования. Античный город Фанагория на протяжении всей истории своего существования знал периоды расцвета и кризиса, часто находился в центре крупных исторических событий. Исследования материалов его обширного некрополя позволяют решать проблемы, связанные с материальной культурой, основными направлениями экономических и культурных связей, духовной жизнью и верованиями, а также с изменениями, происходившими в составе населения на протяжении длительного времени. Особого внимания заслуживает период I в. до н.э. – V в. н.э. За это время в истории Боспорского государства, и Фанагории в частности, произошли бурные события, связанные с войнами, сменами правящих династий, изменениями в экономической и социальной жизни общества. Все эти явления в той или иной степени отразились и на погребальных традициях населения столицы Азиатского Боспора.

Несмотря на то, что некрополь Фанагории исследуется уже не одно столетие, большинство материалов, полученных в ходе раскопок, не было последовательно изучено и опубликовано. До относительно недавнего времени раскопки некрополя производились на небольших участках, что не позволяло в должной степени оценить значимость этого памятника археологии мирового масштаба. В последние годы проводятся комплексные и систематические исследования древнего кладбища широкими площадями. Это способствует не только значительному пополнению числа погребальных комплексов, изученных и зафиксированных с помощью современных технических средств, но и позволяет по-новому взглянуть на планиграфию памятника в целом.

В настоящее время актуальным является систематизация и анализ археологического материала, накопленного за долгие годы исследования некрополя Фанагории. При этом важно учесть новые типологические и хронологические разработки в области изучения вещевого материала, входящего в состав погребальных комплексов, а также методологические достижения в изучении погребального обряда, полученные в результате исследований последних десятилетий. Эта работа позволяет пролить свет на погребальные традиции, этнический и социальный состав жителей Фанагории в I в. до н.э. – V в. н.э., внести заметные уточнения в историческую периодизацию развития античного города в это время.

Цели и задачи исследования. Основной целью диссертационной работы является всестороннее изучение погребальных традиций населения Фанагории I в. до н.э. – V в. н.э.

Цель исследования определяет основные задачи диссертационной работы, логику и последовательность их решения:

1) Изучение истории исследования некрополя Фанагории;

2) Создание каталога погребальных комплексов фанагорийского некрополя I в. до н.э. – V в. н.э.;

3) Систематизация и анализ погребальных сооружений, разработка их типологии;

4) Изучение погребальной практики населения Фанагории;

5) Описание и анализ основных категорий погребального инвентаря;

6) Рассмотрение вопросов, связанных с отражением этнокультурных традиций в погребальном обряде населения Фанагории в I в. до н.э. – V в. н.э.

7) Построение обоснованной периодизации погребальных памятников фанагорийского некрополя и выявление ее взаимосвязи с историческими событиями.

Территориальные рамки исследования определены в названии. Античный город Фанагория находится на берегу Таманского залива, между современными поселками Сенной и Приморский Темрюкского района Краснодарского края. Некрополь Фанагории принято делить относительно городища на три основных участка – восточный, западный и южный. Восточный некрополь начинается от городских стен и тянется на 2-3 км вдоль побережья Таманского залива. Западный некрополь также расположен вдоль берега моря и тянется на расстояние не менее, чем 2 км. Южный некрополь находится у северного подножия горы Майская и к востоку от неё, где представляет собой двойную цепь курганов, вытянутую к югу – юго-востоку вдоль древней дороги.

Хронологические рамки исследования. Нижняя хронологическая граница – I в. до н.э. – относится ко времени правления Митридата Евпатора, когда Боспорское царство вступает в новый период своей истории. На Боспор вместе с новым царем проникают выходцы из Малой Азии, как греки, так и представители ираноязычных и других народов. После поражения в войнах с Римом и гибели Митридата в 63 г. до н.э. (в чем не последнюю роль сыграли жители Фанагории) Боспор стал активно втягиваться в орбиту римского владычества. Однако, несмотря на некоторые колебания степени зависимости, он оставался вне официальных границ империи и по своему формальному статусу был союзным Риму государством. Влияние обычаев Римской империи на культуру населения Фанагории попытаемся выявить, изучая погребальные памятники. Еще одной силой, с которой тесно взаимодействовали фанагорийские жители первых веков н.э., был мир местных варварских народов, главным образом сарматов и меотов Прикубанья. Традиции сармато-аланского населения также можно проследить в фанагорийском некрополе: в погребальных ритуалах, в искусстве, одежде, вооружении, керамике. Верхняя граница исследования – V в. н.э. – приходиться на период острейшего социально-политического кризиса, затронувшего Боспорское царство. Во второй половине III – IV в. н.э. на территории Азиатского Боспора появляются германские племена – готы, а затем, в V в. – гунны. В IV–V вв. н.э. усиливается политическое и экономическое влияние местных племен, главным образом сарматов и алан. На Боспоре наступает время, которое приводит к упадку, а затем и падению государства. События, происходившие в эти периоды, несомненно, получили свое отражение и в погребальных памятниках Фанагории.

Методологическая основа исследования базируется на применении системно-типологического и сравнительно-аналитического методов изучения погребального обряда населения Фанагории в I в. до н.э. – V в. н.э. Для комплексного рассмотрения погребальных традиций использовались метод структурного анализа, статистический, корреляционный и другие современные методы обработки археологического материала.

Источниковая база исследования включает в себя археологические материалы, полученные в ходе раскопок некрополя Фанагории с 1936 г. по 2011 г. включительно. На наш взгляд, именно с 1936 г. начинаются планомерные исследования некрополя, позволяющие использовать достоверные и достаточно хорошо документированные материалы, полученные в ходе раскопок. Общее количество учтенных нами погребальных комплексов, относящихся к I в. до н.э. – V в. н.э., составило 629 погребений, открытых на различных участках древнего кладбища. При этом мы ограничились рассмотрением комплексов, в состав которых входил инвентарь, позволяющий их достоверно датировать и изучать особенности погребального обряда.

Помимо довольно немногочисленных публикаций, в исследовании использовались архивные материалы, прежде всего полевые отчеты, хранящиеся в Архиве Института археологии РАН, а также материалы Фанагорийской экспедиции, личные архивы и дневники авторов раскопок. Кроме того были использованы материалы коллекций Государственного Исторического музея, Государственного музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина, Таманского археологического музея-заповедника. Большинство прорисовок вещей, а также полевые чертежи, относящиеся к раскопкам фанагорийского некрополя последних лет были выполнены автором, что позволило наиболее детально подойти к анализу имеющихся источников.

Научная новизна исследования. Впервые за все годы исследования некрополя Фанагории произведено комплексное изучение погребальных традиций ее населения в I в. до н.э. – V в. н.э. Составлен наиболее полный на сегодняшний день каталог погребальных комплексов. Впервые предложена типология погребальных сооружений Фанагории рассматриваемого периода. Прослежена динамика встречаемости каждого из выделенных типов на протяжении шести столетий. Всесторонний анализ всех категорий инвентаря позволил определить их значение в погребальных традициях населения Фанагории. На основе анализа погребальных сооружений, положения погребенного в могиле, ориентировки и инвентаря удалось проследить изменения этнокультурных традиций в погребальном обряде жителей столицы Азиатского Боспора в I в. до н.э. – V в. н.э., выделить этапы этого процесса.

Практическая значимость работы. Результаты исследования могут быть использованы при написании обобщающих работ по истории и археологии Северного Причерноморья, а также при разработке общих лекционных курсов, специальных курсов и семинаров для студентов исторических факультетов высших учебных заведений, в музейной и краеведческой работе.

Апробация результатов исследования. Результаты исследования были освещены автором в докладах на научных конференциях в Москве (2011), Старой Руссе (2011) и Санкт-Петербурге (2011). По теме диссертационного исследования опубликовано 6 печатных работ, в том числе три статьи в ведущих рецензируемых научных изданиях.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, четырех глав, заключения, списка использованной литературы и архивных материалов, а также приложений, включающих каталог погребальных комплексов, таблицы, диаграммы, чертежи, рисунки, фотографии.

Основное содержание работы

Во Введении обосновывается актуальность темы диссертации, сформулированы цели и основные задачи исследования, определены территориальные и хронологические рамки работы, охарактеризована источниковая база, указаны методологические принципы, положенные в основу исследования. Здесь же показаны научная новизна и практическая ценность работы.


Глава I. Исследования некрополя Фанагории

(история изучения и историография проблемы)

Изучение некрополя Фанагории начинается еще в XVIII–XIX вв., когда раскопкам подвергались в основном крупные курганы, большинство из них хорошо видны на местности и сейчас. Материалы, полученные в ходе этих работ, не вошли в диссертацию. Это связано главным образом с тем, что большинство раскопанных курганов относится к классическому и эллинистическому времени. К тому же исследователи XIX и начала XX вв. меньше всего уделяли внимание впускным захоронениям первых веков нашей эры. Отсутствие в большинстве отчетов описаний, рисунков находок, а также планов погребальных сооружений в значительной степени затрудняет работу с открытыми в это время комплексами и, тем самым, не позволяет на данном этапе исследования полноценно ввести в научный оборот результаты первых изысканий. Тем не менее, для наиболее полной картины истории изучении некрополя, мы посчитали нужным включить в историографический обзор сведения о раскопках указанного периода. В это время свои изыскания производили Ван дер Вейде, А.Б. Ашик, Д.В. Карейша, К.Р. Бегичев, К.К. Герц, А.Е. Люценко, В.Г. Тизенгаузен, И.Е. Забелин, Н.П. Кондаков, С.И. Веребрюсов, К.Е. Думберг. В целом данный период характеризуется низким (по современным меркам) уровнем методики раскопок, незначительным объемом документации с подробными описаниями проведенных работ. Несмотря на все это, раскопки XVIII и XIX столетий положили начало планомерным исследованиям некрополя Фанагории.

Принципиально новый период в истории изучения некрополя столицы Азиатского Боспора наступает в 1936 г. С этого времени начинаются раскопки В.Д. Блаватского, предпринятые с целью установления примерной границы города и изучения прилегающей к нему территории. В последующие годы исследования некрополя производили М.М. Кобылина, И.Д. Марченко, А.К. Коровина, В.С. Долгоруков, Т.Г. Шавырина, О.Н. Усачева, Н.И. Сударев, В.Д. Кузнецов. Этот период характеризуется выработкой и применением методики изучения некрополя, основанной на тщательной фиксации погребальных сооружений и инвентаря, а также ведении подробной полевой документации. Наиболее существенным отличием современного этапа исследований является использование новых научно-технических средств и технологий, которые позволяют более совершенно фиксировать и всесторонне изучать погребальные памятники.

На сегодняшний день результаты раскопок некрополя Фанагории в большинстве своем практически не известны широкому кругу исследователей. Не в последнюю очередь это обусловлено крайней немногочисленностью и избирательностью публикаций материалов, полученных в результате полевых изысканий. В основном они представлены статьями исследователей, в те или иные годы занимавшихся изучением отдельных участков древнего кладбища (В.Д. Блаватский, М.М. Кобылина, А.К. Коровина, В.Д. Кузнецов, И.Д. Марченко, А.П. Медведев, Н.И. Сударев, Т.Г. Шавырина). К рассмотрению погребальных комплексов некрополя Фанагории в той или иной степени обращались в своих кандидатских диссертациях А.К. Коровина (1964), Д.И. Даньшин (1992), Н.И. Сударев (2005). Обобщающие сведения о некрополе Фанагории в целом вошли в работы М.М. Кобылиной (1956, 1988), А.А. Масленникова (1991), Я.М. Паромова (1993).

В ходе раскопок, проводившихся на некрополе Фанагории c 1936 г. было открыто более 1300 погребальных комплексов. Подавляющее большинство из них составляют погребения римского (около 41%) и эллинистического (около 27%) времени. Довольно значительно количество погребений без инвентаря (около 29%), которые не поддаются точной однозначной датировке.

В результате рассмотрения истории исследования некрополя столицы Азиатского Боспора, анализа публикаций по данной проблеме, архивных материалов и музейных коллекций следует отметить заметный диссонанс между впечатляющим количеством открытых погребальных комплексов Фанагории и объемом научных работ посвященных ее некрополю. Данное обстоятельство свидетельствует о необходимости изучения и, по возможности, введения в научный оборот не только погребений, открытых в результате раскопок последних лет, но и материалов добытых ранее и до сих пор не известных исследователям в должной степени. Особого внимания, на наш взгляд, заслуживают погребальные комплексы I в. до н.э. – V в. н.э., не только потому, что их изучение поможет получить важнейшую информацию о погребальном обряде населения крупнейшего на Юге России античного города и его развитии на протяжении веков, но и в той связи, что об этом периоде истории Фанагории известно не так много. Изучение погребальных традиций поможет выявить и лучше понять узловые моменты в жизни населения города, внести существенные коррективы в реконструкцию истории Фанагории.

Глава II. Погребальные памятники населения Фанагории

в I в. до н.э. – V в. н.э.

В первом разделе второй главы анализируются погребальные сооружения. Рассматриваются принципы их типологии, базирующиеся на основе уже существующих наработок в этой области. Так, при создании типологии погребальных комплексов Фанагории мы опирались главным образом на исследования, представленные в работах: В.С. Ольховского (1991), одна из глав монографии которого посвящена погребальным сооружениям степной Скифии; Н.И. Сударева (2005), в работе которого предложена типология погребальных сооружений некрополей Боспора в VI–II вв. до н.э.; рассматривая склепы мы обращались к работе Е.А. Савостиной (1984).

В качестве основного принципа типологического разделения погребальных сооружений взята их архитектура, некоторые варианты и подварианты выделяются по материалу, использованному для создания их формы. На базе 629 комплексов выделено пять типов погребальных сооружений, имеющих свои варианты и, в отдельных случаях, подварианты.

Тип I. Могильные ямы прямоугольной/подпрямоугольной или овальной формы. Этот тип является самым распространенным, к нему относится 489 погребений. В соответствии с конструктивными различиями эти сооружения подразделяются на шесть вариантов:

I/1. Могильные ямы прямоугольной/подпрямоугольной формы, которые не имеют дополнительных конструкций, в том числе перекрытия. Известно 438 таких захоронений;

I/2. Могильные ямы прямоугольной/подпрямоугольной формы с уступами (заплечиками) вдоль длинных сторон могилы. К этому варианту относится 3 погребения;

I/3. Могильные ямы прямоугольной/подпрямоугольной формы с уступами (заплечиками) вдоль длинных и коротких сторон. Открыто 15 таких захоронений;

I/4. Могильные ямы прямоугольной/подпрямоугольной формы с перекрытием (черепицей, бревнами, досками/плахами с камкой, известняковыми плитами). К ним относятся 9 могил;

I/5. Могильные ямы прямоугольной/подпрямоугольной формы с перегородкой (сырцовой или гипсовой). Известно 3 таких погребения;

I/6. Могильные ямы овальной формы. Исследовано 21 захоронение, принадлежащее данному варианту.

Тип II. Могильные ямы с подбоем. Известно 32 захоронения, относящиеся к этому типу. Основная масса могил с подбоем имела заклады, которые были сооружены из: черепицы; черепицы и сырцовых кирпичей; сырцовых кирпичей; известняковых (обработанных или необработанных) плит и/или надгробий; фрагментов черепиц, амфор, известняковых плит и надгробий; стенок амфор. Тип подразделяется на два варианта:

II/1. Могильные ямы с одним подбоем (31 погребение);

II/2. Могильные ямы с двумя подбоями (1 погребение).

Тип III. «Ящик». К этому типу относятся сооружения в виде замкнутых прямоугольных в плане конструкций, основной объем которых создается элементами из камня, сырца или черепицы. Они отличаются от склепов отсутствием в одной из стенок входа (Сударев. 2005). Включает три варианта:

III/1. Одиночный каменный ящик. Исследовано 8 таких погребений;

III/2. Каменный ящик с несколькими отделениями. Открыто 2 захоронения этого варианта;

III/3. Черепичное погребение в виде карточного домика. Известно 3 таких сооружения.

Тип IV. Погребения в сосудах. Среди них выделяются:

IV/1. Погребения в амфорах. Составляют основную массу захоронений этого типа. Их найдено 13. Все амфоры содержали кости младенцев. Для их сооружения в основном использовали не целые формы, а отдельные части амфоры, иногда в сочетании с черепицей, или с другими фрагментами керамики;

IV/2. Погребения в кувшинах. Их известно 2, оба сосуда содержали кости детей;

IV/3. Погребения в урнах. Обнаружено 6 захоронений в керамических сосудах, иногда с крышками. В 5 урнах найдены кремированные кости, в одном случае взрослого человека, в четырех других – детей.

Тип V. Склепы. На сегодняшний день в некрополе Фанагории открыто 74 склепа. Как правило, они содержали от 1 до 6, в отдельных случаях до 10 погребенных. Склепы подразделяются на два варианта:

V/1. Каменные склепы. Исследовано 3 таких сооружения;

V/2. Земляные склепы. Разделяются на два подварианта:

V/2А. Однокамерные, к ним относится 67 сооружений;

V/2Б. Двухкамерные, их известно 4.

На основе полученных данных видно, что погребальные сооружения Фанагории рассматриваемого периода достаточно разнообразны. Самым многочисленным является Тип I – могильные ямы, не редко с каким-либо перекрытием. Этот тип превалирует над всеми остальными на протяжении всего рассматриваемого времени. Могильные ямы с подбоем – Тип II, в большинстве своем известны с I в. до н.э. по II в. н.э. (24), только немногие из них относятся к III–V вв. н.э. (8). Погребения в ящиках практически исчезают к началу II в. н.э. Захоронения в сосудах и амфорах встречаются вплоть до III в. н.э. В первые века нашей эры широкое распространение получают семейные усыпальницы. Причем используются как каменные, так и земляные склепы, последние значительно более многочисленны. Каменные склепы относятся к I – началу II в. н.э. Земляные характерны для всего рассматриваемого периода. В IV–V вв. н.э. возникает новый подвариант земляного склепа – с двумя погребальными камерами.

Второй раздел главы посвящен характеристике погребальной практики населения Фанагории. В рамках этой части диссертационной работы рассматриваются два способа обращения с телом покойного: кремация и ингумация. В погребальном обряде жителей города в рассматриваемое время практика кремации тела встречается очень редко. Известно лишь 10 захоронений, совершенных по обряду трупосожжения. Только в одном погребении кости находились в анатомическом порядке и лежали в той же могильной яме, в которой, очевидно, было совершено сожжение. Об этом свидетельствует прокаленная земля вокруг скелета. В остальных случаях остатки костей, вероятно, были перенесены с места сожжения на место погребения, так как возле могил не зафиксированы следы огня. В пяти случаях кальцинированные костные останки были помещены в керамические сосуды или урны с крышками. В трех случаях кости находились в погребальных сооружениях I типа. Дважды кремации встречены в склепах: земляном и каменном. Во всех погребениях находился инвентарь, который позволил определить, что два захоронения относятся к I в. до н.э., четыре принадлежат к I в. до н.э. – I в. н.э. и еще четыре датируются I – началом II вв. н.э. Таким образом, большинство кремаций относятся к рубежу эр и первым векам. Начиная со второй половины II в. н.э. мы наблюдаем исключительно обряд трупоположения.

Важнейшими составными частями практики трупоположения является поза погребенного и ориентировка. Положение покойного удалось определить в 530 захоронениях. В остальных случаях скелет либо полностью истлел, либо был потревоженный грабителями, что не позволило с уверенностью говорить о первоначальной позе погребенных. Основная поза скелета в погребальных сооружениях всех упомянутых типов – вытянуто на спине, руки вытянуты вдоль тела, ноги параллельны. В таком положении найдено 360 погребенных. 29 умерших найдены в положении вытянуто на спине, ноги перекрещены в щиколотках или в голени, руки вдоль тела. В основном это захоронения в могильных ямах и склепах – типы I и V соответственно. Довольно многочисленны погребения, в которых покойные лежали вытянуто на спине, ноги перекрещены в щиколотках, кисть правой/левой руки или обе кисти на бедренных или тазовых костях. Известно 17 таких случаев. В 16 могилах умершие лежали в позе вытянуто на спине, кисти на бедренных или тазовых костях, ноги параллельны. 13 скелетов находились в положении вытянуто на спине, левая кисть на тазовых или бедренных костях, правая вытянута вдоль тела, ноги параллельны. 11 скелетов найдено в похожей позе, только правая кисть располагалась на тазовых костях, а левая вытянута вдоль тела. Следует отметить наличие не только вытянутого, но и скорченного положения скелетов, которые обнаружены в 24 захоронениях. Среди них выделяется три варианта «скорченности»: скорчено на спине, скорчено на правом боку и скорчено на левом боку. Помимо выше перечисленных поз встречаются и другие, но в совсем небольшом количестве.

Анализ ориентировки покойных показал, что с I в. до н.э. по середину III в. н.э. ведущим было восточное или северо-восточное направление. Только со второй половины III в. н.э. большинство погребенных ориентировано головой на север или северо-запад. Такая закономерность прослеживается во всех типах погребальных сооружений, кроме склепов. Относительно ориентировки покойных в склепах, нужно отметить, что из 74 открытых погребальных сооружений этого типа в 64 случаях покойные лежали головой к выходу из камеры. Это касается как однокамерных, так и двухкамерных склепов. Известно только 10 склепов, где умершие были ориентированы головами в иных направлениях.

Анализ ориентировки самих склепов дал крайне интересные результаты. Выяснилось, что большинство сооружений располагалось на местности таким образом, что их погребальные камеры оказывались направленными в сторону ближайшей возвышенности, будь то естественный холм или курган.

Некоторые склепы, не имевшие над собой в момент раскопок курганной насыпи, изначально сооружались в более ранних курганах. Это обстоятельство стало очевидным благодаря изысканиям 2010-2011 гг., когда были исследованы площади некрополя без видимых следов курганных насыпей на поверхности (не прослеживались они и в стратиграфии раскопов). Однако планиграфические наблюдения позволили выявить на этих участках группы земляных склепов ориентированных камерами к одной точке. В одном случае в центре такой планиграфической ситуации на небольшой глубине удалось обнаружить остатки каменного склепа – основного погребения кургана. Такое расположение склепов на местности позволяет сделать вывод о том, что перед нами курганный в своей основе некрополь.

Глава III. Погребальный инвентарь

Вещи, найденные в захоронениях, являются самым значимым источником для «хронологической привязки» всего погребального комплекса. Анализ и интерпретация инвентаря позволяют не только изучать черты погребального обряда, но и особенности духовной и материальной культуры общества, специфику идеологических представлений населения.

В результате систематизации вещественных находок из погребений, было выделено семь основных категорий: керамические сосуды; стеклянные сосуды; орудия труда; элементы одежды, украшения; предметы туалета; предметы вооружения и конская упряжь; иные категории погребального инвентаря. Разумеется, любая из предложенных категорий заслуживает отдельного детального исследования. Принимая во внимание то, что каждая из них включает большое количество предметов, подробный анализ которых в рамках одной работы не представляется возможным, мы ограничились кратким описанием и типологической характеристикой имеющегося материала. При этом в рамках каждой категории приводится общее количество относимых к ней предметов, дается их описание и хронологическое распределение. Особое внимание было уделено детальной характеристике тех категорий, которые являются «хроноиндикаторами». В этих случаях мы опирались на современные разработки хронологических схем. В тех случаях, где это удалось установить, указывается местоположение инвентаря в могиле. Для каждой группы предметов приводятся данные о совместных находках и аналогичных вещах из других синхронных археологических памятников. Рассматриваются вопросы этнической диагностичности представленного в погребальных комплексах инвентаря.

Одной из самых распространенных категорий погребального инвентаря, обнаруженной в 374 комплексах, является категория «керамические сосуды». В нее входят лепные и гончарные сосуды, последние в свою очередь подразделяются на сероглиняные, красноглиняные и краснолаковые. Керамические сосуды, в основном кувшины, тарелки и миски, располагались преимущественно в ногах погребенных. У головы умершего ставили посуду несколько реже. Примечательно, что сероглиняные сосуды были найдены в основном в области головы, реже у ног. Большинство светильников, флаконов, унгвентариев также находились в районе ног покойного. Редко керамические изделия помещались у плеч, рук, пояса – это единичные случаи.

«Стеклянные сосуды» становятся непременной составляющей погребального инвентаря в первые века нашей эры. Они были найдены в 133 погребальных комплексах, где располагались преимущественно в ногах покойных, реже в области головы и рук. Ведущие место, как наиболее многочисленной и часто встречающейся форме стеклянных сосудов, принадлежит бальзамариям, они обнаружены в 79 могилах. Реже в погребениях находят стаканы, кубки, кувшины, тарелки.

К категории «орудия труда» отнесены: каменные оселки, железные ножи, шила/иглы, пряслица, виноградные ножи. Самым распространенным предметом в данной категории являются железные ножи, найденные в 130 погребениях. Орудия труда располагались преимущественно в области ног, тазовых или бедренных костей покойного, реже в районе головы.

В рамках категории «элементы одежды, украшения» рассматриваются: детали ременной гарнитуры (пряжки, наконечники и распределители ремней), фибулы, браслеты, гривны, перстни и кольца, серьги, бусы. Наиболее часто в захоронениях встречаются бусы, они открыты в 248 комплексах – это вторая по численности категория погребального инвентаря после керамики. Частыми являются и находки деталей ременной гарнитуры, преимущественно пряжки, обнаруженные в 137 могилах, а так же фибулы, зафиксированные в 115 комплексах. Элементы одежды и украшения располагались в основном в районе шеи, груди, рук и тазобедренных костей.

К категории «предметы туалета» относятся бронзовые зеркала, стригили, косметические приборы, пинцеты, бритвы, гребни, пиксиды, шкатулки. Самыми распространенными вещами в рамках данной категории являются зеркала, найденные в 32 захоронениях.

Категория «предметы вооружения и конская упряжь» включает: клинковое оружие (мечи и кинжалы), наконечники копий и стрел, уздечные принадлежности. Чаще всего (в 30 погребениях) встречается клинковое оружие. К сожалению, основная масса захоронений с оружием была ограблена еще в древности, в связи с чем, в большинстве случаев до нас дошли лишь фрагменты железных предметов.

К «иным категориям погребального инвентаря» относятся светильники, колокольчики, терракотовые статуэтки, монеты, астрагалы, галька, раковины, мел, реальгар, кости животных. В рамках данной категории рассматриваются так же предметы специально созданные для погребения, к ним относятся погребальные венки, имитации деталей ременной гарнитуры, рельефные украшения гробов-саркофагов.

При изучении предметов, положенных в захоронение, наиболее актуальными являются вопросы, связанные с рассмотрением состава погребального инвентаря, характерного для разных хронологических периодов. С помощью анализа взаимовстречаемости предметов, выявления тенденций уменьшения одних и увеличения количества других вещей, были прослежены изменения в его составе по периодам. Так, если в погребениях I в. до н.э. ведущей категорий являются керамические сосуды (57%), которые наиболее часто сочетаются с бусами и орудиями труда, то уже на рубеже эр заметно увеличивается категория элементов одежды и украшений (25%), а в захоронениях I–II вв. н.э. она уже превалирует над всеми остальными и составляет 29%, в то время как на керамические сосуды приходится всего 18%. В это же время возрастает количество стеклянных сосудов (12%) и иных категорий погребального инвентаря (20%), среди которых особенно популярны светильники. В погребениях II – начала III вв. встречается практически равное количество стеклянных сосудов (14%), орудий труда (14%), керамических сосудов (14 %), иных категорий погребального инвентаря (15%), но по-прежнему лидирующее положение занимают элементы одежды и украшения (27%). Во второй половине III – начале IV вв. в погребениях чаще встречаются орудия труда (18%), постепенно увеличивается количество керамических изделий (16%), но в основном за счет появления в погребениях сероглиняной и лепной керамики, которая в IV–V вв. н.э. практически вытесняет красноглиняную. Вплоть до конца V в. н.э. ведущей категорий погребального инвентаря остаются элементы одежды и украшения. На протяжении всего рассматриваемого времени категория предметы туалета составляла от 3 до 8%, предметы вооружения обнаружены преимущественно в захоронениях I–II вв. н.э. (5-6%), а так же в могилах IV в. н.э. (10%).

Глава IV. Погребальные традиции населения Фанагории

в I в. до н.э. – V в. н.э.

На основе всестороннего анализа погребений некрополя можно выделить три периода в развитии погребальных традиций населения Фанагории I в. до н.э. – V в. н.э.

Первый период приходится на I в. до н.э. – середину II в. н.э. Выборка погребений этого периода самая представительная – 442 комплекса. Наличие такого значительного количества захоронений, сопровождающихся многочисленным погребальным инвентарем, свидетельствует о довольно высоком уровне жизни населения. Это подтверждает и анализ антропологического материала, который свидетельствует о довольно значительной продолжительности жизни, указывающей, в свою очередь, на ее высокий уровень (Добровольская, Медникова. 2010). Особенностью погребальной практики этого периода, является наличие наряду с ингумациями небольшого числа (10) кремаций, которые не известны позднее начала II в. н.э. В рамках рассматриваемого периода можно выделить два основных этапа.

На первом этапе (I в. до н.э.) связь с традициями предшествующей эллинистической эпохи наиболее ощутима. Некрополь этого времени имеет ярко выраженный греческий облик, влияние местного варварского элемента наименее существенно по сравнению с более поздним временем. Наблюдается наибольшее разнообразие погребальных сооружений, которые представлены всеми выделенными типами. В ориентировке погребенных преобладает восточное и северо-восточное направление, характерное и для предшествующей эпохи эллинизма. Превалирует поза погребенного вытянуто на спине, руки вдоль тела, ноги параллельны.

Для второго этапа (I – начало II вв. н.э.) остаются актуальными практически все характеристики первого, однако появляются и новые черты, не свойственные предшествующей эпохе. Так, с рубежа эр наблюдается некоторое усиление влияния традиций окружающих Фанагорию варварских племен. Проявляется это в большем разнообразии положения и ориентировки покойных. Не редко эти признаки сочетаются с другими не греческими элементами погребального обряда (сероглиняные и лепные сосуды, песчаная или глиняная подсыпка дна могильных ям, находки костей животных, реальгара, охры, мела и др.). Однако эти тенденции кардинально не меняют облик древнего кладбища, эллинские погребальные традиции продолжают оставаться ведущими, проявляясь в широком распространении семейных усыпальниц – склепов и в наборе погребального инвентаря (находки монет в качестве «обола Харона», погребальных венков, терракот, стригилей и т.д.).

Второй период развития погребальных традиций населения Фанагории приходится на вторую половину II – III вв. н.э. Этим временем датируются 83 погребения. Наиболее распространенным погребальным сооружением по прежнему остается могильная яма (Тип I), полностью перестают использоваться все варианты ящиков (Тип III). В ориентировке погребенных прослеживается определенная динамика. Так, к концу III в. на фоне снижения числа захоронений с восточной ориентировкой значительно увеличивается количество комплексов с северной. В составе инвентаря захоронений увеличивается доля предметов, которые находят ближайшие аналогии среди кочевнических древностей позднесарматской эпохи (оружие, детали ременной гарнитуры, сероглиняные и лепные сосуды). Эти изменения, могут быть связаны с притоком нового населения на территорию Боспора Киммерийского, они носят масштабный характер, поскольку определяющие черты позднесарматской культуры синхронно распространяются на огромной территории от Приуралья до Северного Причерноморья. По сравнению с предшествующим периодом (I в. до н.э. – середина II в. н.э.) в рассматриваемое время доля «варварского» элемента в погребальных традициях жителей Фанагории более ощутима.

Третий период развития погребальных традиций фанагорийцев охватывает IV–V вв. н.э. К нему относится 104 погребальных комплекса. Преобладающим типом погребальных сооружений остаются могильные ямы (Тип I), появляются двухкамерные грунтовые склепы (Тип V/2Б) и полностью исчезают погребения в сосудах (Тип IV). В ориентировке преобладает северное с отклонениями направление. Распространяется традиция деформации черепа. Антропологические данные свидетельствуют о большем количестве мужских, нежели женских погребений этого времени. Данное обстоятельство может быть объяснено как относительно небольшой величиной исследованной площади некрополя, на которой оказались преимущественно мужские захоронения, так и усилением военной активности города. В погребальном инвентаре прослеживаются восточногерманские и сармато-аланские влияния.

Таким образом, погребальные традиции жителей Фанагории I в. до н.э. – V в. н.э. не были едиными. С различной интенсивностью они эволюционировали на протяжении всего рассматриваемого периода и в немалой степени были связаны не только с внутренними факторами, но и с внешними воздействиями.

С I в. до н.э. по середину II в. н.э. в погребальном обряде фанагорийцев заметно влияние варварского окружения. Несомненно, в этот период существовали тесные отношения между жителями Фанагории и племенами Прикубанья, что способствовало экономическому расцвету и политической стабильности города. Мирная жизнь заканчивается, вероятно, уже в первой половине III в. н.э. В частности, к этому периоду относится находка надписи 220 г., в которой упоминается о войне, во время которой в городе были разрушены общественные сооружения (Кузнецов. 2007). Увеличение мужских захоронений, нередко с оружием, подтверждает нестабильность обстановки и в IV–V вв. н.э. Очевидно, что в это время увеличивается прямое и косвенное влияние окружающих племен как на политические и экономические стороны жизни фанагорийцев, так и на их погребальные традиции.

В заключении подводятся основные итоги исследования в соответствии с поставленными целями и задачами работы.

Погребальные комплексы некрополя Фанагории представлены пятью типами погребальных сооружений (могильные ямы, могильные ямы с подбоем, «ящики», погребения в сосудах, склепы), только три из них существуют в течение всего рассматриваемого периода (могильные ямы, могильные ямы с подбоем, склепы). Начиная со II в. н.э. в некрополе не встречаются захоронения в «ящиках», а после III в. н.э. исчезают захоронения в сосудах.

В I в. до н.э. – V в. н.э. жителям Фанагории в большей степени был присущ обряд ингумации. Кремация встречается очень редко и составляет всего 1,3%. Несмотря на малое количество погребений, совершенных по данному обряду, выделяется несколько их видов: сожжение на месте, сожжение на стороне, погребение кремированных костей в сосудах или урнах. Вероятно, окончательно кремация исчезает из погребальной практики фанагорийцев в I – самом начале II в. н.э., так как позже такие захоронения в некрополе не встречаются.

На протяжении всего рассматриваемого периода население Фанагории хоронило покойных преимущественно вытянуто на спине, руки вдоль тела, ноги параллельны. С I в. до н.э. по середину III в. н.э. преобладает ориентировка головой на восток и северо-восток, начиная с середины – конца III в. н.э. превалирует направление на север и северо-восток. В погребениях IV–V вв. н.э. северное направление становиться основным.

В результате анализа ориентировки склепов, мы пришли к выводу, что в I–V вв. н.э. эти сооружения, как правило, были впущены в курганы более раннего времени. Данное утверждение подтверждают раскопки участков некрополя, произведенные в последние годы, когда были выявлены скопления склепов, располагавшихся камерами к одному центру, где находилось более раннее захоронение. Это привело нас к выводу о том, что некрополь Фанагории в своей основе является курганным.

Количественное соотношение погребального инвентаря в захоронениях разного периода не было одинаковым. Так, в погребальных комплексах с I в. до н.э по I в. н.э. преобладает категория керамические сосуды, а уже со II в. н.э. увеличивается число захоронений с ведущей к этому времени категорией погребального инвентаря – элементы одежды и украшения. В целом в погребениях I в. до н.э. – середины III в. н.э. встречается погребальный инвентарь характерный преимущественно для эллинской погребальной традиции (светильники, терракоты, погребальные венки, монеты в качестве обола Харона, стригили и т.д.). Начиная со второй половины III в. н.э. в могилах появляется все больше сероглиняной и лепной посуды, остатков мясной напутственной пищи, элементов конской упряжи и других предметов, которые в большей степени присущи варварскому погребальному обряду.

На основе анализа всех элементов погребального комплекса, были выделены три периода развития погребальных традиций жителей Фанагории. Изменения, которые фиксируются на протяжении каждого из них, свидетельствуют о том, что с течением времени воздействие варварских традиций на все стороны жизни города усиливается. Будучи совсем не значительным в начале рассматриваемой эпохи оно поэтапно возрастает, что, вероятно, связано в первую очередь с притоком нового населения ассимилировавшегося в городской среде.

Исследования некрополя позволяют говорить так же о том, что в I в. до н.э. – V в. н.э. население Фанагории было неоднородным не только в этнокультурном, но и в социальном отношении. На фоне подавляющего большинства погребений рядовых жителей города, известны захоронения более высокого социального уровня. Выделяются они, как правило, по составу инвентаря, в который входят украшения из драгоценных металлов, парадное оружие, детали ременной гарнитуры и многое другое. Открытие же захоронений знати столицы Азиатского Боспора – в основном дело будущих исследований.


СПИСОК ПУБЛИКАЦИЙ АВТОРА

ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Работы, опубликованные в ведущих рецензируемых научных изданиях,

рекомендованных ВАК для публикации основных результатов

диссертационного исследования

1. Ворошилова О.М. История исследования некрополя Фанагории / О.М. Ворошилова // Проблемы истории, филологии, культуры. – М. – Магнитогорск – Новосибирск, 2010. №3. – С. 37-54.

2. Ворошилова О.М. Позднеантичное погребение с монетами из некрополя Фанагории / О.М. Ворошилова // Проблемы истории, филологии, культуры. – М. – Магнитогорск – Новосибирск, 2011. №4. – С. 137-145.

3. Ворошилова О.М. Рельефные украшения деревянных саркофагов Фанагории / О.М. Ворошилова // Российская археология. – М., 2012. №2. – С. 91-98.

Работы, опубликованные в других научных изданиях

4. Ворошилова О.М. Восточный некрополь Фанагории (исследования 2010 года) / А.Н. Ворошилов, О.М. Ворошилова // Труды III (XIX) Всероссийского археологического съезда. Т. I. – СПб. – М. – Великий Новгород, 2011. – С. 308-309.

5. Ворошилова О.М. Гипсовые рельефы из грунтовых погребений Фанагории / О.М. Ворошилова // Новые материалы и методы археологического исследования. Тезисы докладов научной конференции молодых ученых. – М., 2011. – С. 36-37.

6. Ворошилова О.М. Об имитациях деталей ременной гарнитуры из некрополя Фанагории / О.М. Ворошилова // Боспорский феномен. Население, языки, контакты. – СПб., 2011. – С. 321-324.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.