WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Эмансипация женщин Кабардино-Балкарии в годы советской модернизации (20-30-е гг. ХХ в.)

Автореферат кандидатской диссертации

 

 

На правах рукописи

ГУКЕТЛОВА Лариса Хусеновна

 

Эмансипация женщин Кабардино-Балкарии

в годы советской модернизации

(20–30-е гг. ХХ в.)

 

Специальность 07.00.02 – отечественная история

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

 

 

 

 

 

Нальчик

2012


 Работа выполнена на кафедре истории России Кабардино-Балкарского государственного университета им. Х.М. Бербекова.

Научный руководитель –

доктор исторических наук, профессор

Мамсиров Хамидби Борисович

 

Официальные оппоненты:

доктор    исторических наук, профессор,

зав. лабораторией истории казачества

Южного научного центра РАН 

Венков Андрей Вадимович

 

 

кандидат исторических наук,

старший научный сотрудник  ФГБУН

Института гуманитарных исследований

Правительства КБР КНЦ РАН

Кармов Амирби  Хазретович

 

Ведущая организация

КБОУ ВПО Ставропольский государственный университет. Кафедра археологии и региональной истории.

                  

Защита диссертации состоится 18 мая 2012 г. в 10 часов на заседании Диссертационного совета Д.212.076.03 по историческим наукам при Кабардино-Балкарском государственном университете им. Х.М. Бербекова по адресу: 360004, КБР, г. Нальчик, ул. Чернышевского, 173.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Кабардино-Бал­кар­ского государственного университета им. Х.М. Бербекова (360004, КБР, г. Наль­чик, ул. Чернышевского,173).

Текст автореферата размещен на официальном сайте Кабардино- Балкарского государственного университета им. Х.М. Бербекова 17 апреля 2012 г. http://www.kbsu.ru/

Автореферат разослан 17 апреля 2012 г.

          Ученый секретарь

   диссертационного совета,

  кандидат исторических наук                                              М.И. Баразбиев

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Изучение «женского вопроса», определение места и роли женщины в обществе в целях обеспечения одинаковых условий для фактического равноправия полов в политической, социальной, экономической и культурной жизни общества, свободного выбора женщиной формы реализации своего профессионального и творческого потенциала остается актуальной сферой научного интереса исследователей.

На фоне заметного повышения общественного интереса к ситуации на Северном Кавказе становится очевидной необходимость учета исторического опыта политики органов государственной власти в области эмансипации женщин в переходные периоды истории России. Анализ социальных процессов в обществе в переходный период и их влияния на трансформацию сознания социума является важным также в определении глубины изменений нравственных ориентиров.

Революция 1917 года в России стала самым крупным событием в эмансипации женщин за всю историю страны. Необходимость более объективного исследования радикальных перемен в жизни женщин в 20–30-е годы ХХ века диктуется неоднозначностью результатов советской модернизации в гендерной сфере.

Если позитивные итоги модернизации социальной защиты и улучшению быта женщин не вызывают сомнения, то о таких ее последствиях, как деформация традиционных институтов семьи и норм демографического поведения, семейного воспитания и др., до недавнего времени предпочитали умалчивать. Так, например, проявление радикализма гендерных преобразований в национальных регионах страны, где приверженность населения традиционализму была высокой, вызывало неприятие новой коммунистической политики.

На сегодняшний день теоретически важные задачи по выявлению глубинных закономерностей внутриполитических и социальных трансформаций в Кабардино-Балкарской автономной области в 20–30-е гг. ХХ в. сквозь призму женского вопроса остались до конца не исследованными. Их последующее значение в ходе интеграции субъекто-образующих этносов в социально-политическое пространство СССР разработаны не достаточно. «Белые пятна» в области исследования роли эндогенных и экзогенных факторов трансформации статуса горских женщин Кабардино-Балкарии на начальном этапе советской модернизации, отсутствие в историко-этнографической литературе комплексного исследования проблем эмансипации женщин также придают актуальность избранной теме.

Степень изученности проблемы. В историографии проблемы следует выделить три этапа:

I-й – с 1917 до начала 1950-х гг. – постановка проблемы ликвидации женского неравенства в общественно-политическом контексте;

II-й – со 2-й половины 1950-х до конца 1980-х гг. – начало научной разработки «женского вопроса» на основе марксистко-ленинской методологии;

III-й – с начала 1990-х гг. по настоящее время – деидеологизация исторической науки и появление новых направлений исследования.

На начальном этапе, в связи со слабой разработкой классиками марксизма концепции «женского вопроса», стратегию государственной политики на основе классового подхода по вовлечению женщин в производственную и общественно-политическую деятельность определяли работы В.И. Ленина . Вождь и идеолог большевиков считал, что Советское государство должно обеспечить установление новых общественных отношений, юридическое равенство между полами, вовлечение женщин в сферу общественного труда, укрепление основ качественно новых семейных отношений, создание благоприятных условий для развития общественно-политической активности женщин.

Главными интерпретаторами и популяризаторами идеологии правящей партии по работе с женским населением, широкому вовлечению их в общественное производство являлись лидеры советского женского движения, инициаторы организации специальных органов по работе среди женщин: Арманд И.Ф., Коллонтай A.M., Крупская Н.К. Их публикации всесторонне освещали деятельность партии большевиков и советского государства в решении женского вопроса, являлись руководством для региональных женских организаторов и работников.

Так, публикации И.Ф. Арманд посвящены внедрению новых форм и методов партийно-советской работы по освобождению и раскрепощению женщин, активизации их участия в общественной жизни и строительстве социализма. Для нас ее наследие имеет принципиальное значение и потому, что последние дни своей жизни она провела в Нальчике и успела выступить перед партийно-советским активом Кабардино-Балкарии. Она предложила с учетом политической отсталости горянок, создавать при парткомах спе­циальные комиссии для агитации и пропаганды среди женщин.

В трудах первого советского наркома социального призрения А.М. Коллонтай , обосновывается необходимость внедрения таких социальных преобразований, ко­торые позволят женщинам исполнять расширенный круг социальных функций, возложенных на нее рабоче-крестьянским государством.

Н.К. Крупская предлагала комплексно решать проблемы женского движения: ликвидация неграмотности, привлечение женщин на производ­ство, повышение общего и профессионального образования, как она считала, призваны были стимулировать активное участие женщин в общественно-политической и производственной сферах .

Раскрепощению женщин Советского Востока посвящена работа А.И. Нух­рат , в которой рассматривается первый советский опыт работы в национальных регионах, выявлены особенности вовлечения восточных женщин в советскую и партийную работу, в общественное производство.

Основные направления и формы работы среди женщин-горянок Север­ного Кавказа в общем, и Кабардино-Балкарии, в частности, рассмат­ривались в публикациях Б.Э. Калмыкова, Олейник, Карачайлы И. Такоева С., Ивановского С., Воробьева С., Благоевой С.Д, Аминовой А., Гадиева А. и др. . В них освеща­лась деятельность клубов – горянок, женских школ, делегатских собраний, выявлялись проблемы учета национальных особенностей при решении женского вопроса. Публикации ориентировались на удовлетворение сию­ми­нутных потребностей женской работы. Они, являясь в основном партийными и советскими руководителями, практическими работниками, рассматривали данную проблему, как правило, с учетом требований текущего политического момента и очередной хозяйственно-политической кампании, отличались отсутствием научного аппарата и манипулированием статистическими источниками.

В первой половине 1930-х гг. появляются первые обобщающие работы Березовской С., Шибаева И.А., Серебрянниковой Г.Н. Кирсановой, К. Крыленко Н. с попытками научного анализа проблемы, так как многие публикации, по-прежнему, страдали пропагандистским или иллюстративным характером.

Но к региональным исследованиям начального этапа с ее отличительными национальными особенностями и богатым фактическим материалом еще не могут быть в полной мере применены критерии и требования профессиональной историографии. Таким образом, первый этапа историографии проблемы не дал нам исследований с подлинно научным анализом развития женской работы. Однако, несмотря на указанные недостатки поставленные в них вопросы стали решать исследователи последующих поколений.

В условиях второго этапа, с середины 1950-х гг. в советской историографии повысился интерес к научной разработке проблемы раскрепощения женщины-горянки Северного Кавказа и Кабардино-Балкарии, вопросам ликвидации ее культурной отсталости и вовлечения в общественное производство, как к теме самостоятельного исследования. Это объяснялось наглядными переменами в области юридического и политического равноправия, вовлечения горянки в производство, в обеспечении ее правом на образование и т.д.

Более глубоко, с точки зрения экономических, культурно-полити­ческих и правовых аспектов, трактуется понятие «женский вопрос». Каждое новое десятилетие знаменовалось обобщающими изданиями, которые завершались традиционным выводом о том, что в результате усилий партийных, советских, профсоюзных, кооперативных организаций в 1920–1930-х гг. в СССР окончательно был решен женский вопрос .

На региональном уровне появляются исследования Шиковой Т.Т., Бербекова Х.М., Думанова Х.М. об изменении положения женщины-горянки в советской Кабардино-Балкарии, о драматизме процесса адаптации горянки к новым общественно-политическим условиям .

Так, Шикова Т.Т., начав исследование условий и форм заключения брака в традиционном кабардинском обществе, затем расширила тематически проблему. В рамках кандидатской диссертации, Шикова Т.Т. отслеживает процесс трансформации социального статуса женщины-горянки в контексте изменения положения традиционной семьи и семейного быта.

Специальный раздел этой проблеме в своей монографии посвятил Х.М. Бербеков. На базе большого фактического материала он показал значение перехода к советскому коллективному производству в 1920–1930-е гг. в раскрепощении женщин-горянок, использованию женского труда в условиях индустриализации, в культурно-политическом росте и возрастающей ее роли в общественном производстве.

Значительно обогатили историографическую базу коллективный труд «История КБАССР с древнейших времён до наших дней» в 2 томах, монография П.М. Чиркова и коллективная монография «Опыт КПСС в решении женского вопроса», под редакцией Н.И. Кондаковой .

В них освещаются новые методы женской работы как в целом по стране, так и на Кавказе. Эта были весьма обстоятельные для своего времени работы. Некоторые их положения сохраняют свое теоретическое значение для исследования поставленной нами темы. Они придали новый импульс научным поискам по данной тематике.

В целом, внимание большинства исследователей было сосредоточено на возросшей роли женщин-горянок как результате успешной советской политики по их вовлечению в различные отрасли общественной жизни . Эти работы характеризует сравнительный анализ того, что было до революции, и что принесла советская эмансипация. Несмотря на научно-популярный характер некоторых изданий, содержащиеся в них материалы дают возможность ощутить и понять особенности политической и этнокультурной системы, обусловивших изменение статуса женщины-горянки в 20–30-е гг. ХХ в.

Весомый вклад в освещение ускоренного процесса советской модели семейно-бытового раскрепощения горянок Северного Кавказа внесла М.А. Каратаева. В своей работе она приводит ряд примеров, характеризующих особенности эмансипации женщин-горянок в 1920–1930-е гг. на материалах Кабардино-Балкарии .

В условиях перестройки повышается интерес к исследованию «белых пятен» в отечественной истории советской эпохи в целом и, в изучении «жен­ского вопроса», в частности. В связи с обострением демографического кризиса в стране, впервые ставится под сомнение вопрос об окончательном решении «женского вопроса» в стране. Так, Н. Кунгурова, Е. Груздева, Э. Черти­хина, от­ка­завшись от одностороннего позитивного освещения социального положения советских женщин, обращают внимание и на противоречия между испол­нением советскими женщинами своих обязанностей в общественной, производственной и семейно-бытовой сферах .

Подобные примеры имели место и в национальных регионах. Так, публикация известного в Кабардино-Балкарии филолога и общественно-политического деятеля З.М. Налоева в республиканской газете «Советская молодежь» имела большой общественный резонанс и дала толчок к новому прочтению, казалось бы, давно исследованной темы . Главное внимание автора статьи акцентируется на издержках кампанейского подхода к важной социальной проблеме, в результате которого был нанесен серьезный урон семейному воспитанию и утрачены лучшие традиции народа.

Таким образом, данный этап советской историографии проблемы стал наиболее плодотворным с начала ее изучения. За указанный период был накоплен большой фактический материал. Вместе с тем, в них под влиянием идеологического фактора и классового подхода, роль женщин в общественно-политической жизни общества идеализировалась, и ограничивалась, как правило, положительной оценкой, не раскрывая в равной степени нерешенные проблемы, о которых было принято умалчивать.

В постсоветский период в исторической науке отмечается серьезное переосмысление темы на основе накопленного значительного материала, позволившего пересмотреть и существенно дополнить сделанные исследователями предыдущего этапа обобщения и выводы. Инновационным явлением в отечественной исторической науке стало появление гендерной теории и начало исследований на ее основе «гендерных отношений» в обществе посредством новых социальных институтов. Одними из первопроходцев в изучении роли женщин в обществе с помощью гендерного подхода, стали такие исследователи, как С. Айвазова, Г. Силласте, C.B. Поленина, O.A. Хасбулатова и др.

Несмотря на давление прежних идеологических императивов, изучение процессов эмансипации советских женщин этнографами, этнопсихологами, лингвистами, историками, философами способствовало более критической оценке реалий 1920–1930-х гг., их социальных и культурных результатов .

Это наглядно прослеживается как на материалах Северного Кавказа в целом, так и Кабардино-Балкарии, в частности .

По-новому вопрос о роли кавказских женщин в обществе на примере кабардинской семьи поставлен в исследованиях Я.С. Смирновой, А.Э Тер-Саркисянц. Оригинальной и смелой для своего времени является их попытка переосмысления догматической оценки негативного влияния шариата на судьбу горянки. Чуть раньше подобное мнение было высказано А.И. Муссу­каевым и Першиц А.И. . Считаем, что в настоящее время поставленные этими авторами проблемы не утратили своей актуальности и имеют большую перспективу исследования.

Историки Северного Кавказа с учетом происходящих изменений в российском обществе осознали необходимость нового осмысления прошлого. Открытый доступ к архивам, введение в научный оборот ранее недоступных документов позволили защитить кандидатские диссертации, посвященные эмансипации женщин Северного Кавказа .

В начале XXI века в философской, социологической и исторической литературе уделяется повышенное внимание изучению этнокультурных процес­сов. Начинается системное изучение феномена советской модернизации, таких ее этнокультурных аспектов, как эмансипация женщин-горянок. В публикациях на основе новых подходов дан анализ изменяющейся роли женщин вследствие реализации государственной политики .

В заключение отметим, что в настоящее время вопросы эмансипации женщин в условиях советской модернизации до конца не изучены, попытки комплексного исторического исследования, посвященного советской государственной политике в отношении женщин-горянок Кабардино-Балкарии, прежде специально не предпринимались.

Источниковую базу исследования составляют материалы, выявленные в центральных и местных региональных архивохранилищах, нарративные источники и материалы периодической печати, опубликованные сборники документов и статистические сборники.

Основной и наиболее информативной группой источников являются материалы официального происхождения, содержащие данные о стратегических целях политики в отношении женщин, в том числе народов Кабардино-Балкарии, практике их реализации в 1920–1930 е гг.

Комплекс источников данной группы рассредоточен по разным архивам и архивным фондам. В работе над диссертацией использованы материалы Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ), Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), ГУ Центра документации новейшей истории Ростовской области (ГУ ЦДНИРО), Управления Центрального государственного архива архивной службы КБР (УЦ ГААСКБР) и Управления центра документации новейшей истории архивной службы КБР (УЦДНИ АСКБР). Всего в указанных архивах изучено свыше десятка архивных фондов различных общественно-политических и государственных учреждений.

В Государственном архиве Российской Федерации изучены фонды центральных государственных органов: ВЦИК и Совнаркома РСФСР. В РГАСПИ в первую очередь изучен фонд ЦК РКП (б) – ВКП (б): секретариата, агитационно-пропагандистского отдела и др. В ГУ ЦДНИРО изучены фонды Юго-восточного бюро ЦК РКП (б), Северокавказского крайкома.

Изучены аналогичные фонды Управления Центрального государст­венного архива архивной службы КБР (УЦ ГААСКБР) и Управления центра документации новейшей истории архивной службы КБР (УЦДНИ АСКБР).

Особенности советской политической системы предопределили особое место Центрального комитета партии, его местного аппарата в информационном обеспечении. Сбор информации уже в 1920-е гг. была центра­лизован и «замыкался» на ЦК партии. Идентичным образом строилась и система получения информации на Северном Кавказе. Поэтому документы бывших партархивов представляют собой богатый комплекс источников.

В фондах ЦК РКП (б) – ЦК ВКП (б) находятся материалы о ходе эмансипации: о принятии решений и их реализации краевыми и местными парторганизациями (стенограммы собраний, информационные сводки, письма и др.), информационные сводки ЦК и отчеты местных партийных органов о работе женсоветов и женотделов, записки, доклады, отчеты о политических мероприятиях.

Документы о краевых, областных, партийных конференциях и сове­щаниях, информационные отчеты по «женскому вопросу» частично отложились в фондах ЦК РКП-ВКП (б). Однако основной их комплекс, конечно же, хранится в бывших партархивах: Центрах документации новейшей истории Ростовской области и Кабардино-Балкарии.

Наиболее полно сохранился фонд ГУ ЦДНИРО Северокавказского край­кома партии. В бывшем Кабардино-Балкарском областном партархиве (УЦДНИ АСКБР) хранятся отчеты областных партконференций, пленумов, протоколы заседаний бюро, материалы женотделов, отчеты, доклады, материалы различных совещаний, обследований, статданные.

В государственном архиве Кабардино-Балкарии (УЦ ГААСКБР) изучены фонды:

Ф. Р-2 «Исполнительный комитет Кабардино-Балкарского областного Совета рабочих, рабочих и красноармейских депутатов».

Ф. Р-5 «Рабоче-крестьянская инспекция КБАО».

Ф. Р-8 «Представительство КБАО при народном комиссариате по делам национальностей РСФСР».

Ф. Р-16 «Отдел народного образования КБАО».

Ф. Р-151 «Кабардино-Балкарское областное статистическое бюро».

Ф. Р-153 «Кабардино-Балкарский областной дисциплинарный суд».

Ф. Р-159 «Шариатский суд Нальчикского округа Терской области».

Ф. Р-183 «Прокуратура КБАО».

Ф. Р-188 «Ленинский учебный городок» (ЛУГ).

Ф. Р-198 «Народный Совет Нальчикского округа Терской области».

Ф. Р-201 «Революционный комитет Нальчикского округа Терской области».

Ф. Р-237 «Исполнительный комитет Нагорного окружного Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов».

Ф. Р-264 «Исполнительный комитет Нальчикского окружного Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов».

Ф. Р-376 «Исполнительный комитет Нальчикского районного Совета народных депутатов» и др.

Довоенные фонды районного уровня Кабардино-Балкарии, как правило, не сохранились и сведения о положении в районах отражены лишь в документах облисполкома.

В совокупности материалы данных фондов позволяют раскрыть мотивы, причины, цели и механизм принятия решений по вопросам раскрепощения женщин-горянок, ход их реализации.

Большую группу источников составили документы, материалы съездов женщин-горянок. Многие из них опубликованы. Но все они требо­вали осмысления с позиций современных приемов и методов исследования.

Для определения характера изменений образа жизни женщин-горянок, их масштабов и глубины в условиях советской модернизации важно было знать исходный уровень и точку отсчета коренных преобразований. Неоценимую роль в связи с этим играют нарративные источники, дающие нам первое представление о существе проблемы. При исследовании статуса севе­ро-кавказских женщин в традиционном обществе достоверные сведения выявлены в трудах А.А. Дьячков-Тарасова, Хан-Гирея, А.Г. Кешевой, Н.Ф. Дубровина, М. Абаева, Ш.Б. Ногмова, И.Ф. Бларамберга и др. .В работах этих авторов содержится в основном описание особенностей социального и правового положения кабардинок и балкарок в дореволюционный период. Некоторые положения их трудов основываются на нормах обычного права этих народов и имеют большое значение при исследовании поставленной проблемы, т.к. именно в этих нормах отражается вполне определенное представление об истинном положении женщин. Полезным дополнением для понимания особенностей правового статуса кабардинки и балкарки в дореволюционный период стала подготовка и издание в советский период материалов нескольких сборников . Сравнительный анализ опубликованных материалов показывает, что к 10-летию советской власти в образе жизни женщин-горянок прочно сохранялись признаки их прежнего статусного положения.

Для бесписьменных в прошлом народов Кабардино-Балкарии чрезвычайно важны любые сторонние письменные свидетельства о положении женщин в досоветский период, особенно европейцев, к тому же, если они кореллируются с русскими нарративными источниками . Данное издание довольно быстро стало бестселлером не только в связи с быстрой реализацией, но и востребованностью опубликованных материалов по различным отраслям знаний.

О важности для советского и партийного руководства развертывания работы среди северокавказских женщин говорит издание тематических сбор­ников документов в 1920-е гг. на всесоюзном и краевом уровнях . Документы как центральных, так и краевых властных структур свидетельствуют о приоритете для них командных и директивных методов работы среди женщин, форсировании темпов эмансипации горянок Северного Кавказа.

1970-е годы в истории СССР характеризуются стабилизацией внутриполитического положения в стране, когда отмечалась череда юбилейных событий: 60-летие образования СССР, Октября, Ленинского комсомола и т.д. Приуроченные к этим событиям издания центра должны были подвести документальную базу официального происхождения под тезис об окончательном решении в СССР женского вопроса .

Это наложило свой отпечаток и на издание тематических сборников документов на региональном уровне, среди которых не обнаружишь сборника документов, посвященного специально проблеме эмансипации. Правда, в каждом из них обязательно «рассыпаны» сюжетные документы о работе среди женщин-горянок, которые придают им неповторимый колорит и привлекательность .

К группе официальных источников относятся и статистические материалы. Ценнейшими для диссертации стали данные таблицы IV Всесоюзной переписи населения 1926 г. «Главные и побочные занятия самодеятельных по полной классификации с выделением главных народностей» . Переписью выделено несколько сотен видов занятий и, что особенно важно для нас, в том числе и по половому признаку. Они позволят рассмотреть социальную структуру КБАО, понять структуру занятий населения и социопрофессиональную базу модернизации в национальной области. Соотношение в материалах переписи категории «самодеятельных» с категорией «несамодеятельных» лиц, живущих на средства других лиц, важно для характеристики кабардино-балкар­ского социума, в котором и через 10 лет Советской власти главой семьи, как в любом традиционном обществе, оставался отец или старший брат.

Назначение других статистических сборников – помочь установить количественные и изменения в половозрастной структуре населения. Источником социальной статистики были текущие и годовые отчеты, контрольные цифры народного хозяйства, материалы различных переписей и обследований. Но отчетность была несистематической, неполной, велась нередко некомпетентными кадрами. Большая часть показателей требует совокупного анализа документов партийных и советских учреждений .

Особой ценностью обладают источники периодической печати, которыми исключительно богат исследуемый период. В периодической печати отражены особенности жизни 1920–1930-х гг., которые не фиксировались другими категориями источников. Для нас особенно было интересно, как одна и та же проблема виделась московскому автору («Революция и национальности») и северокавказскому («Революция и горец», «Вопросы просвещения»), как они интерпретировали вызовы времени.

Кабардино-балкарские издания (газеты «Красная Кабарда», «Карахалк», «Социалистическая Кабардино-Балкария») характеризуются изложением понимания и реализации установок центра, их интерпретации и адаптации к местной специфике. В источниках этой группы, в очерках, статьях, зарисовках содержатся различные аспекты социального статуса, политических прав, экономического быта и культуры женского населения Кабардино-Балкарии в 20–30-е гг. ХХ в.

Объектом диссертационного исследования являются кабардинский и балкарский социумы в 1920–1930-е гг.

Предметом исследования является социальная политика в отношении женщин-горянок Кабардино-Балкарии в условиях советской модернизации 1920–1930-х гг.

Цель диссертационного исследования – комплексное изучение и анализ эмансипации женщин-горянок Кабардино-Балкарии в контексте советской модернизации 1920–1930-х гг.

Для ее реализации, с учетом изученности темы, неполным освоением новых исследовательских методологий, недостаточной теоретической разработкой данной проблемы, намечены следующие задачи:

  • осуществить краткий экскурс в историю культуры народов Кабардино-Балкарии XIX в. для характеристики статуса мужчин и женщин в традиционном обществе;
  • ввести в научный оборот вновь выявленные документы, отражающие особенности «государственного феминизма» в теории и практике советской национально-культурной политики в 20-е гг. ХХ в.;
  • исследовать деятельность партийных и советских организационных структур для работы среди женщин;
  • изучить методы и средства советской политики по повышению правового статуса и культурного уровня женщин-горянок;
  • рассмотреть способы и методы вовлечения женщин-горянок в общест­венное производство и общественно-политическую деятельность;
  • проанализировать организацию государственно-общественного воспита­ния детей как составляющую часть эмансипации женщин-горянок;
  • определить степень изменения ролевых характеристик женщин-горянок в связи с осуществлением массовой коллективизации и индустриализации;
  • выявить особенности процесса эмансипации горянок в условиях советской модернизации 1920–1930-х гг.;
  • обобщить накопленный опыт и предложить практические рекомендации по исследуемой проблеме.

Географические рамки исследования ограничены территорией Кабар­дино-Балкарской автономной области по состоянию на 20–30-е гг. ХХ в. Для исследования особенностей правового статуса женщины-горянки в дореволюционный период географические рамки исследования несколько менялись в зависимости от характера динамики этнической карты кабардинцев и балкарцев в то или иное время.

Хронологические рамки исследования охватывают 1920–1930-е гг. Нижний хронологический рубеж связан с образованием в 1921 г. Кабардино-Балкарской автономной области, верхний – концом 1930-х гг.

В этот период осуществлена коренная модернизация традиционного социума и формирование новых видов репрезентации женщины, сформи­ровалась единая система нормативно-правового регулирования общественных и гендерных отношений, в том числе и в сфере эмансипации женщин.

1920–1930-е гг. как самый активный период преобразований общества и гендерных отношений в Кабардино-Балкарии – позволяют осуществить анализ мероприятий по эмансипации женщины и вовлечению ее, преимущественно директивными методами, в общественное производство и общественно-политическую деятельность.

Выход за рамки нижнего хронологического рубежа обусловлен необходимостью иллюстрации радикального изменения правового положения и социального статуса женщин-горянок в советский период.

Методологической основой исследования стали достижения современной исторической науки с использованием специальных методов и принципов исследования. Исключительное значение сохраняют соблюдение учеными фундаментальных принципов современной исторической науки – историзма и объективизма.

Использование принципа историзма позволило рассмотреть проблему в конкретно-исторических условиях в контексте социальных, политических, экономических и культурных перемен.

Принцип объективности в исследовании реализован на основе привле­чения различных источников и учета разнообразия точек зрения и деидеологизированного подхода к изучению советской политики эмансипации женщин.

Проблемно-хронологический метод позволил осуществить анализ событий­ного ряда, связанного с мероприятиями по эмансипации женщин-горя­нок в хронологической последовательности, соответственно, в период НЭП, «великого перелома», первых пятилеток.

Сравнительно-исторический метод использован при изучении историо­графических концепций, выявлении их общих черт и особенностей, статуса горянки в имперский и советский периоды и методов реализации на разных уровнях советской политики эмансипации.

Историко-типологический метод позволил проверить эффективность реализации основных направлений государственной политики эмансипации на конкретных примерах общественной, культурной и производственной деятельности женщин-горянок Кабардино-Балкарии.

Историко-генетический метод облегчил выявление последо­ватель­ности изменения качественных характеристик государственной политики по раскрепощению женщин на начальном этапе советской модернизации

Статистический метод был востребован при подсчете абсолютных и относительных показателей занятости женского населения и степени их участия в главнейших хозяйственно-политических кампаниях и культурных мероприятиях на основе данных переписей населения, статистических сбор­ников и годовых статистических отчетов.

Гендерный метод оказался наиболее приемлемым для корректного анализа отношений между полами и понимания характера их воздействия на взаимодействия между индивидом и обществом, гражданином и государством.

Модернизационный метод основан на комплексном подходе к решению поставленных задач и значительно расширяет возможности для интерпретаций. На основе данного подхода советский этап истории противопоставляется прошлым эпохам, подчеркивается борьба между модер­ными и традиционными элементами, среди последних – религия и традиционный уклад жизни, наиболее полно воплощенный в женской части населения. Политическое измерение отношений между различными социальными группами и советской властью – это проблема гендерных отличий и тех возможностей, которые позволяют женщине-горянке пользоваться плодами модернизации.

Все перечисленные методы и принципы использовались в совокупности, что обеспечило комплексный подход к проблемам исследования и позволило понять, каким путем и посредством каких структур советской властью решались проблемы интеграции женщин-горянок Кабардино-Балкарии в общероссийское советское культурно-идеологическое и экономическое пространство.

Научная новизна диссертации заключается в том, что:

  • предпринято комплексное исследование национально-регионального компонента советской политики эмансипации женщин как особого направления социальной и гендерной истории;
  • в научный оборот введены новые документы, способствующие более глубокому научно-историческому осмыслению факторов трансформации статуса женщин в исследуемый период;
  • охарактеризована роль директивных методов партийной, советской и комсомольской работы среди женщин-горянок по формированию и стиму­лированию их социальной активности;
  • изучены изменения в правовом, общественно-политическом, экономи­ческом и культурном статусе горянок КБР как результат государственной политики социализации женщин;
  • определены особенности культурно-просветительной и образова­тель­ной работы среди женщин-горянок в Кабардино-Балкарии в 1920–1930-х гг.;
  • выявлены издержки политики эмансипации женщин-горянок в резуль­тате столкновения ценностей модернизации и традиционализма, и их негативные последствия.

Теоретическая значимость исследования состоит в:

  • значительном расширении представлений об особенностях трансфор­мации всех сфер гендерных отношений кабардино-балкарского социума в переходный период;
  • ликвидации «белых пятен» в исследованиях о роли эндогенных и экзогенных факторов изменения статуса горянок Кабардино-Балкарии в годы советской модернизации;
  • выявление роли властных структур в формировании женской социаль­ной активности;
  • реконструкции гендерной характеристики образа «новой горянки», включающей, наряду с положительными чертами и негативные как следст­вие форсированных методов эмансипации советских женщин;
  • возможности использования ее теоретических результатов и рекомендаций в изучении социально-политической истории по гендерной тематике.

Практическая значимость исследования состоит в возможности использования:

  • теоретических положений, выводов и материалов при разработке и корректировке стратегии гендерной политики федерального центра с учетом северо-кавказского национально регионального контекста;
  • при разработке нормативно-правовых актов, учитывающих этнокуль­турную специфику (традиции, ментальность и т.п.) коренных народов Северного Кавказа;
  • при разработке в регионе, в связи с демографическим кризисом, государственных программ по конструированию гендерных отношений для решения острых социальных проблем по увеличению воспроизводства населения, усиления роли семейного воспитания;
  • при написании обобщающих работ учебников и учебных пособий по политической и социальной истории Северного Кавказа, истории народов КБР;
  • материалов при подготовке учебных спецкурсов по общепро­фес­сиональному циклу дисциплин для студентов вузов по тематике эмансипации женщин, гендерологии и феминологии.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Статус женщины-горянки (кабардинки и балкарки) в традиционном обществе с одной стороны отличался необычно большими правами, с другой, они был существенно ограничены. Такая двойственность была обусловлена сохранением норм обычного и неуклонным усилением мусульманского пра­ва. Это положение эволюционно меняется с утверждением в жизни горцев российского законодательства.

2. Советские декреты предоставили женщинам всю полноту граж­данских прав и свобод, уравняв их в правовом отношении с мужчинами. С женщин были сняты все ограничения в отношении детей и имущества при расторжении брака. Они получили право свободно избирать профессию, место жительства, образование, на равную оплату за труд с мужчинами.

3. В 1920-е гг. государство осуществило комплекс идеологических, правовых, культурных и экономических мероприятий для достижения факти­ческого равноправия женщин-горянок: искоренение из сферы семейно-брачных отношений всех пережитков прошлого (калым, умыкание, многоженство), повышение образовательного уровня горянок, вовлечение их и общественное производство в общественно-политическую жизнь.

4. При вовлечении женщин в общественное производство и общественно-политическую жизнь превалировали директивные и принудительные методы работы. По указанию центра первоначально практиковались показательные мероприятия, призванные вызвать интерес к ним женской части населения в силу их естественного биосоциального статуса. Положительное влияние на женские массы оказали съезды горянок, деятельность женских культпросветучреждений (женские ликпункты и клубы – горянок) и областные газеты.

5. Вовлечение горянок в промышленное производство в 1920-х гг. активизируется в условиях индустриализации страны. Однако решающую роль в европеизации и эмансипации женщин-горянок сыграла коллективизация. В целом под влиянием обозначенных процессов статус женщины-горянки подвергся существенной деформации.

6. В 1920–1930-е гг. сформировался новый образ женщины-горянки: заметно расширился круг ее интересов, прав и гарантий. Включение девушек в пространство межгрупповых коммуникаций вело к деформации традиционных и началу формирования новых поведенческих стилей и гендерного взаимодействия в данном субрегионе.

7. Привлечение женщин к общественной работе в 1920–1930-е гг. имело ряд трудностей, связанных с этническими и конфессиональными осо­бенностями региона, межъязыковым барьером, а также традиционным мышлением самих горянок, которые не могли смириться с монополизацией государством воспитательных функций.

8. 1920–1930-е гг. знаменуют новый этап в истории эмансипации женщин Кабардино-Балкарии. Форсирование процессов эмансипации жен­щин породила массу социальных проблем, связанных с подрывом устоев семьи, морально-нравственных ценностей, изменением социальных стереотипов, что не дает основания для вывода об окончательном решении «женского вопроса» к концу 1930-х гг. С другой стороны, советская политика в «женском вопросе» ускорила процесс эмансипации сознания не только женщин, но и мужской части общества.

Апробация результатов исследования. Диссертационная работа обсуждена и рекомендована к защите на кафедре Истории России КБГУ. Основные положения и результаты, полученные в ходе работы, докладывались и обсуждались на международных конференциях «Мир на Северном Кавказе через языки, образование, культуру» (г. Пятигорск, 2001), «Человек, культура, общество» (Пенза, 2010), «Молодежь, наука: реальность и будущее» (г. Невинномысск, 2010), а также на всероссийских и региональных конференциях, на Международном конгрессе кавказоведов ( г. Тбилиси, 2011).

Непосредственное содержание диссертации отражено в десяти научных публикациях, в числе которых одна публикация в реферируемом издании, рекомендованном ВАК РФ.

Структура диссертации соответствует поставленным целям и задачам и состоит из введения, трех глав, заключения, списка исполь­зованной литературы и источников.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность темы диссертации, определены объект и предмет исследования, его цели, задачи и методологические основы, обозначены географические и хронологические рамки, проанализированы историография и источниковая база, сформулированы научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы.

Первая глава «Трансформация социально-правового статуса женщины-горянки с установлением советской власти» состоит из двух разделов.

В первом параграфе «Правовой статус горянки в традиционном обществе» исследуются свидетельства европейских путешественников и взгляды современных исследователей Кавказа о положении горянок, обще­ственном положении и имущественном праве в дореволюционный период.

Анализируются положения адата и обычного права, фиксировавшие статус женщины в социальной среде, роль ислама в гендерной истории кабар­динцев и балкарцев. Исследуется влияние российского законодательства на семейно-брачные отношения после окончательной интеграции Кавказа в состав России.

Во втором параграфе «Государственный феминизм» в теории и практике советской национально-культурной политики в 20-е гг. ХХ в исследуются основные направления гендерной политики большевиков по устранению всех препятствий на пути достижения женщинами равноправия. Анализируются комплекс социально-правовых мероприятий по коренному изменению правового и гендерного статуса женщины-горянки, трансформация брачно-семейных отношений и трудности реализации советского законодательства в кабардинском и балкарском социумах.

Вторая глава «Особенности реализации культурно-образова­тель­ной политики среди женщин-горянок в Кабардино-Балкарии в начале 2030-х гг. ХХ в.»состоит их трех разделов.

В первом параграфе «Ликвидация неграмотности и повышение общего уровня культуры горянок» исследуется классовый подход в образовательной политике большевиков, деятельность местных органов власти по повышению культурного и образовательного уровня горянок, создание пунктов по ликвидации неграмотности, организация в г. Нальчике специального учебного городка для подготовки кадров из коренного населения. Анализируются трудности в распространении образования в связи с языковым и культурным барьером, препятствиями со стороны духовенства и мужской части населения, а также инициации новых форм социальной активности, осуществлявшейся в принудительном порядке. Исследуется влияние повышения уровня образованности женщин на изменение ментальности и женского статуса.

Во втором параграфе «Формы и методы культурно-просвети­тель­ной работы среди горянок»исследуются специфические формы работы среди горянок. Наиболее эффективными были клубы горянок, в которых устраивали беседы, чтения газет, юридические консультации об основах нового законодательства, обучали грамоте, открывали швейные и трикотажные мастерские. Клубы горянок развивались в условиях отсутствия помещений и скудости бюджета. Клубы горянок создавались во всех уголках области, в них велась культпросветработа среди женщин по различным направлениям.

Для координации работы по улучшению экономического, правового и бытового положения женщин-горянок, преодоления пережитков, препятствующих равноправию женщин-горянок, привлечения их к самостоятельному производительному труду и повышения их общего культурного уровня на Северном Кавказе создавались «Комиссии по улучшению труда горянок и нацменок».

Борьба за социально-политическое равноправие женщин в национальных областях Северного Кавказа порой принимала неожиданные и яркие формы. Наглядным примером этого может служить кампания «Пальто-горянке». В ходе ее проведения бытовому предмету повседневной женской одежды был придан широкий политический смысл.

В третьем параграфе «Организация государственно-общественного воспитания как составляющая часть эмансипации женщин» исследуются идеи о необходимости развития общественного дошкольного воспитания как важ­нейшего средства раскрепощения трудящейся женщины-матери, дающего ей возможность активно участвовать в производственной, политической и культурной жизни.

Анализируется работа по созданию детских дошкольных учреждений в Кабардино-Балкарии и изъятию воспитательных функций из ведения семьи и передаче государству с целью коммунистического воспитания подрастающего поколения. За первые десятилетия советской власти в Кабардино-Балкарии было построено более 300 детских дошкольных учреждений.

Третья глава «Вовлечение женщин-горянок в общественно-поли­ти­ческую и экономическую жизнь советского общества» состоит из двух разделов.

В первом параграфе «Практика выдвижения женщин-горянок на советскую и общественную работу» анализируется деятельность партийных и советских структур органов по привлечению горянок на общественную и советскую работу, которая началась на Северном Кавказе после окончательного установления в регионе Советской власти в 1922 г.

Формы, методы и опыт активизации женщин накапливались и менялись в зависимости от особенностей того или иного региона. Для доведения до женщин новых идей, организации среди них агитации, большевикам необходимо было вырвать их из замкнутого семейного круга и «втянуть» в общественную жизнь.

Наиболее распространенной формой работы среди женщин в 1920-е гг. были делегатские собрания и съезды как самые действенные по отношению к неграмотным работницам и крестьянкам. Социальная технология «делегатских собраний» была задумана как постоянная школа политики освобождения. Появление женщин в публичных местах, их участие в общественно-политической жизни расценивалось старшим поколением и мусульманским духовенством как нарушение народных обычаев. Против женщин-активисток создавалось общественное мнение как о безнравственных. Активность женщин не приобрела сразу массовый характер. Одним из способов преодоления пассивности власть видела в привлечении женщин в партийные ряды. Но сельские парторганизации проявляли сдержанность и пассивность в отношении признания прав женщин на публичную деятельность.

Местные органы власти, выполняя директивы вышестоящих организаций, пытались активизировать женщин, выдвигая их номенклатурными списками на ответственную работу и организуя массовые кампании.

При подборе женских кадров обращали внимание и на национальный признак, стараясь соблюсти пропорциональное представительство титульных национальностей. Другая особенность советской кадровой политики состояла в статистическом подходе при комплектовании кадров, при котором в органах управления для женщин квотировалось не менее 1/3 мест. Руководящие партийные и советские органы, не надеясь на активность самих женщин, обеспечивали представительство женщин принудительным путем.

Незначительное количество женщин членов партии и общественных организаций не становились поведенческим примером для основной массы горянок.

Во втором параграфе «Особенности и формы участия женщин-горянок КБАО в хозяйственно-экономической деятельности» анализируется целенаправленная политика по втягиванию женщин в общественное производство. Активизация женского фактора в значительной мере обеспечила успех экономической и социальной политики, позволила советской власти в относительно короткий срок ликвидировать массовую неграмотность и осуществить коллективизацию и индустриализацию страны.

Проблему экономической независимости поднимали еще первые феминистки, которые повышение социального статуса женщин в обществе тесно связывали с возможностью реализации ее способностей в профессиональной сфере, ибо экономическая зависимость исключает ее из важнейших ресурсов общества, сужает ее права и возможности.

Исследуются объективные и субъективные причины экономической зависимости женщин. К первым из них относились традиционное гендерное разделение труда и низкий образовательный и профессиональный уровень самих женщин. Второй причиной социально-экономической зависимости женщин являлись их конформизм перед патриархальными нормами, предписывающими женщине реализовываться, прежде всего, в семейной сфере.

Государственные органы и общественные организации, в том числе и женотделы, привлекая женщин к хозяйственному строительству, исходили из того, что вовлечение их в общественное производство носит несомненный прогрессивный характер и имеет немаловажное значение для развития личности женщины, выступая главным фактором достижения их экономической самостоятельности.

Сфера экономической занятости для горянок определялась в соответствии с традициями народных промыслов и гендерной сегрегацией, которая выражалась в строго определенных видах деятельности.

В первые годы советской власти вовлечение женщин в общественное производство не приняло массового характера и имело в большей мере показательный характер. С начала индустриализации подходы к использованию женского труда кардинально меняются. Агитационные мероприятия уступают место принудительным тоталитарным мерам. Примером тому стала практика квотирования рабочих мест для женщин. К концу 1930-х гг. в КБАО женщины составляли 59,5 % сельских трудовых ресурсов. Фактически этот показатель был выше с учетом их вовлечения в такие отрасли сельского хозяйства, как полеводство и животноводство.

Участие женщин в тяжелом физическом труде, приобщение их к традиционно «мужским» профессиям, к занятиям военно-прикладными видами спорта преподносилось общественному мнению как величайшее достижение социализма, проявление подлинного «равенства полов» и освобождение жен­щины от «домашнего рабства». О том, что тяжелый труд отрицательно отражался на репродуктивном и психическом здоровье женщин, советская пропаганда умалчивала. Полная занятость женщин на производстве нанесла вред семейным отношениям и негативно отразилась на процессе социализации подрастающего поколения.

В заключении подведены итоги проведенного исследования.

В ходе исследования мы сделали ряд выводов.

Коренные преобразования женского статуса в традиционном обществе требовали изменения общепринятых критериев половой идентификации: манеры поведения, движения и жеста. Со временем новые поведенческие нормативы становились более привычными, получали распространение в повседневной сельской среде и воспринимались как дополнительный маркер прогрессивного «социалистического» образа жизни.

Одним из несомненных успехов советской модернизации была ликвидация неграмотности и культурной отсталости горянок. Предоставление равных возможностей культурного развития и профессионального образования женщин и мужчин открыло перспективу для самореализации многим женщинам-горянкам.

Партийно-советские органы определяли уровень раскрепощения женщин в зависимости от степени отхода их от различных сословных, патриархально-родовых и религиозных установок. Желая ускорить процесс эмансипации, зачастую использовались недопустимые методы администрирования и принуждения. Такие задачи властных структур, как «ликвидация полностью бытовых обрядов» или «борьба против горских адатов – борьба за социализм», не находя осмысленной поддержки среди населения, вызывали скорее неприятие, нежели желание активной борьбы за их реализацию.

Советская практика инициации общественной и политической активности женщин способствовала постепенному повышению самосознания и эмансипации не только женщин, но и мужчин. Практика совместной работы женщин и мужчин влияла на гендерные отношения как в общественной сфере, так и в семейной.

Женская активность инициировалась сверху в интересах укрепления позиций Советской власти, устранения консервативных пережитков, унижающих горянок, вовлечения их в производство, общественную жизнь.

Политика и практика выдвижения женщин-горянок на общественную и государственную работу в должной мере не учитывала особенности национального менталитета женщин КБАО. Женщины в работе партийных и советских органов осуществляли в основном представительские функции. Никакой инициативы проявлять они не могли, так как деятельность этих органов была четко регламентирована идеологическими установками. Несмотря на это, советский опыт может быть частично применен в повышении уровня политической культуры и активности женщин. Квотирование мест для женщин в органах законодательной и исполнительной власти, помогло бы создать условия для развития гендерного равенства в демократическом обществе.

Создание сети дошкольных учреждений способствовало деформации сознания женщины. Осознание того факта, что воспитанием детей может заниматься не только мать, но и государство, постепенно трансформировало сам конструкт «материнство». Были заложены основы для формирования у горянки понятия «личного пространства» и самореализации в общественной и профессиональной сфере, подготовлены условия для изъятия части воспитательных функций из ведения семьи и передачи ее государству с целью коммунистического воспитания подрастающего поколения.

Горянки Кабардино-Балкарии до революции не имели представления о работе на фабриках и заводах. Советская политика вовлечения женщин в общественное производство стимулировала процессы эмансипации со всеми ее последствиями, как позитивными, так и негативными.

Полная занятость женщин на производстве нанесла вред семейным отношениям и негативно отразилась на процессе социализации подрастающего поколения. Домашний труд оставался обязанностью горянки, в результате она оказалась под тяжестью непосильных нагрузок.

1920–1930-е гг. в истории гендерных отношений у кабардинцев и балкарцев явлиль переломными в плане эмансипации женщин. В это время был значительно нивелирован феномен «женская культура» в традиционном обществе, на смену которого пришел новый образ женщины-горянки, вовлеченной в политические, экономические, социальные и культурные процессы государства. Но гендерное равенство было условно, т.к. в условиях тоталитарного режима не было возможности для свободной самореализации личности.

В советский период начался новый этап в истории эмансипации женщин Кабардино-Балкарии. Политика большевиков в решении женского вопроса породила массу социальных проблем, которые были связаны с подрывом устоев семьи, морально-нравственных ценностей, изменением социальных стереотипов.

Негативные тенденции эмансипационной политики проявлялись постепенно, но их основы были заложены в первые десятилетия Советской власти. Однако, опыту большевиков нельзя придавать лишь негативную окраску. Политика советского государства в отношении женщин способствовала массовой эмансипации сознания не только женщин, но и всего общества в целом.


Список опубликованных работ по теме диссертации

Публикации в периодических изданиях, рекомендуемых ВАК РФ

  • Гукетлова Л.Х. Трансформация правового статуса горянок в период советской модернизации (на материалах Кабардино-Балкарской Республики) // Научные проблемы гуманитарных исследований. – Пятигорск, 2012. – № 2.

Научные публикации

  • Гукетлова Л.Х. Женский вопрос в 20–30-е гг. и его роль в идеологизации советского общества // Международный конгресс «Мир на Северном Кавказе через языки, образование, культуру». – Пятигорск, 2001.
  • Гукетлова Л.Х. Решение женского вопроса в первое десятилетие советской власти и влияние этих процессов на трансформацию гендерных отношений // Научно-практическая конференция, посвященная 80-летию образования СССР. – Нальчик, 2003.
  • ГукетловаЛ.Х. Вклад советских женщин в достижение Великой победы // 46-я Конференция преподавателей и студентов Социально-гуманитар­ного института, посвященная 60-летию победы советского народа в Великой Отечественной войне (1941–1945 гг.). – Нальчик, 2005.
  • Гукетлова Л.Х. Роль государства в эмансипации женщин: к истории вопроса // Всероссийская конференция: Социальная работа в современном обществе: теория, технология, образование. По гранту РГНФ. – М., 2006.
  • Гукетлова Л.Х. Трансформация гендерных отношений в годы советской модернизации // Гендерные отношения в культуре народов Северного Кавказа: материалы региональной научной конференции. – Махачкала, 2008.
  • Гукетлова Л.Х. Трансформация жизнедеятельности женщин Кабардино-Балкарии в 20–30-е гг. XX в. // Социальные технологии, исследования. – 2010. – № 1.
  • Гукетлова Л.Х. Методы раскрепощения женщин-горянок в первые годы советской власти (на материале Кабардино-Балкарской республики) // Международная научно-практическая конференция: Человек, культура, общество. – Пенза, 2010.
  • Гукетлова Л.Х. Эмансипация горянок Кабардино-Балкарии в условиях советской модернизации (20–30 гг. XX в.) // Международная научно-практическая конференция: Молодежь, наука: реальность и будущее. – Невинномысск, 2010.
  • Гукетлова Л.Х. Проблема гендерного равноправия в годы Советской модернизации (на материалах Кабардино-Балкарии): материалы Международного конгресса кавказоведов // Кавказоведческие разыскания. – Тбилиси, 2011. – № 2.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В печать 16.04.2012. Тираж 100 экз. Заказ № 6537.

Полиграфический участок  ИПЦ КБГУ

  360004, г. Нальчик, ул. Чернышевского, 173.

Материалы по обычному праву кабардинцев (первая половина XIX в.). – Нальчик, 1956; Правовые нормы адыгов и балкаро-карачаевцев в XV–XIX вв. – Майкоп, 1997.

Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов в XIII–XIX вв. – Нальчик, 1974.

Бюллетень Краевого Съезда горянок, объединенного с Терской Окружной конференций казачек. – Пятигорск, 1925; Материалы к I-му краевому съезду общественниц-работниц, казачек, крестьянок и горянок Северного Кавказа // Тезисы докладов, проекты, резолюции. – Ростов-на-Дону, 1926;. Постанов­ление I-го Краевого совещания политпросветов нацобластей Северного Кавказа по докладу «Политпросветработа среди горянок» от 31.12.1926 г. // Еженедельник Севкавкрайоно. – 1926. – № 27–28. – С. 12–15; Женские клубы на Востоке // Сборник материалов. I-е Всесоюзное совещание работников женских клубов. – М., 1927.

КПСС в резолюциях и решениях съездов конференций и пленумов ЦК.

Т. 3. – М., 1970; Великий Октябрь и раскрепощение женщины // Сборник докумен­тов и материалов. – М., 1979.

3а власть Советов в Кабарде и Балкарии: документы и материалы. – Нальчик, 1957; Ленинский учебный городок // Сборник воспоминаний и документов. – Нальчик, 1964; Культурное строительство в Кабардино-Балка­рии (1918–1941) // Сборник документов и материалов». В 2-х т. – Нальчик, 1980; Страницы истории комсомола Кабардино-Балкарии (1918–1978) // Сборник документов и материалов. – Нальчик, 1980.

Всесоюзная перепись населения 1926 года. Том IX. Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика. Отдел 1. Народность. Родной язык. Возраст. Грамотность. Издание ЦСУ СССР. – М., 1929. – Вып. IV. – 228 с.; Всесоюзная перепись населения 1926 года. Т. XXII. Крымская АССР, Северокавказский край, Дагестанская АССР. Отдел 2. Занятия. – М.: ЦСУ СССР, 1929. – Вып. IV. – 516 с.

Контрольные цифры народного хозяйства Северо-Кавказского края на 1928–1929 гг. – Ростов-на-Дону, 1928; Народное хозяйство Кабардино-Бал­кар­ской АССР: статистический сборник. – Нальчик, 1957.

Ленин В.И. О задачах женского рабочего движения в Советской рес­публике. Речь на IV Московской общегородской беспартийной конференции работниц

23 сентября 1919 г. // ПСС. – Т. 39. – С. 77–130; Он же. Женщинам–работницам // ПСС. – Т. 40. – С. 346–347; Он же. Советская власть и положение женщин// ПСС. – Т. 39. – С. 287–287; Он же. К меж­дународному дню работниц // ПСС. – Т. 40. –

С. 192–193; Он же. Приветствие Всероссийскому совещанию губженотделов // ПСС. – Т. 42. – С. 368–370; Он же. Международный женский день работниц // ПСС. – Т. 42. – С. 158–161.

Арманд И.Ф. Статьи, речи, письма. – М., 1975.

Коллонтай А.М. Избранные статьи и речи. – М.: Политиздат, 1972.

Крупская Н.К. О работе среди женщин: сборник статей с краткой биографией. – М.–Л., 1926; Она же. Женщина страны Советов – равно­правный гражданин. – М.,1938.

Нухрат А.И. Октябрь и женщина Востока. – М.: Партиздат, 1932.

Калмыков Б.Э. За полное раскрепощение женщины-горянки. Из речи на IV съезде Советов КБАО. Декабрь 1924 // Калмыков Б.Э. Статьи и речи. Нальчик, 1983. – С. 111–113; Он же Покончить с остатками старого, создавать новую жизнь. Вступительная речь на первом съезде женщин-общественниц КБАО 8 марта 1927 г. Там же. – С. 149–150; Он же. За богатый урожай, за культурную жизнь в большевистских колхозах. Из речи на III съезде стариков и старух КБАО 20 мая 1934г. Там же. – С. 168–173; Он же. Кабарда и Балкария к XVII партсъезду. Там же. – С. 200–214 и др.; Карачайлы И. Положение женщины // Быт горских народностей Юго-Востока. – Ростов-на-Дону, 1924. – С. 15–20; Такоев С. Женщина-националка на социалистической стройке // Революция и национальности. – 1924. – № 3; Олейник. Работа и достижения ликпункта при клубе «Горянок» //Опыт работы культурно-просветительных учреждений Каб.-Балк. авт. области // Сборник № 1 непериодическое издание отдела народного образования Каб.-Балк. авт. обл. – Нальчик, 1927. – C. 97–98.; Ивановский С. Кабардинка.- М: -1928.; Воробьев С. Военно-культурный поход (Опыт Ленинского учебного городка КБАО) // Вопросы просвещения на Северном Кавказе. – 1929. – № 17. – С. 47–57.; Благоева С.Д. Культпоход в национальных республиках и областях. – М., 1930. – 30 с.; Клубная работа в нацреспубликах и среди нацменьшинств СССР // Революция и национальности. – 1930. – № 8–9. – С. 115–116.; Аминова А. О работе среди трудящихся горянок // Революция и горец. – 1932. – № 1. – С. 42–45.; Гадиев А. Женщина горянка ломает устои быта. Состояние и задачи культурного строительства в нацобластях // За социалистическую культуру. – 1932. – № 1. – С. 28.

Березовская С. Трудящиеся женщины в социалистическое строительство. – М., 1931; Шибаев И.А. Женщину в промышленность. – М.–Л., 1931; Сереб­рянников Г.Н. Женский труд в СССР. – М.–Л., 1934. Кирсанова К. Полное равноправие женщин в СССР. – М., 1936; Крыленко Н. Социализм и семья // Большевик. – 1936. – № 8.

   Бильшай В.Л. Решение женского вопроса в СССР. – М., 1959; Емельянова Е.Д. Революция, партия, женщина. Опыт работы Коммунистической партии среди трудящихся женщин (октябрь 1917–1925 гг.). – Смоленск, 1961; Чирков П.М. Решение женского вопроса в СССР (1917–1937 гг. – М., 1978.

Шикова Т.Т. Семья и семейный быт кабардинцев в прошлом и настоящем: дис. … к.и.н. – М., 1956; Бербеков Х.М. Очерки истории советской Кабар­дино-Балкарии. – М., 1958. – 178 с.; Думанов Х.М. Обычное семейное и имущественное право кабардинцев // Вестник КБНИИ. – Нальчик, 1972.

История КБАССР с древнейших времён до наших дней. – М., 1968. – Т. 1. – С. 11; Чирков П.М. Решение женского вопроса в СССР (1917–1937). – М., 1978; Опыт КПСС в решении женского вопроса / под ред. Н.И. Кондаковой. – М., 1981.

Кешева Е.Т. Дочери горного края. Нальчик, 1982.;Мамсиров Х.Б. Очаги культуры Кабардино-Балкарии в борьбе за раскрепощение горянок в годы строительства социализма // Торжество ленинской национальной политики КПСС (Материалы научной конференции). – М., 1983; Смирнова Я.С. Семья и семейный быт народов Северного Кавказа: вторая половина XIX–XX вв. – М.: Наука, 1983; Хутуев Х.И. К вопросу о вовлечении горянок в общест­вен­но-производственную деятельность в довоенный период // Современные этнокультурные процессы в КБР. – Нальчик, 1984.

Каратаева М.А. Деятельность партийных организаций автономных респуб­лик Северного Кавказа по семейно-бытовому раскрепощению женщин (1920–1940) // Великий Октябрь и передовая Россия в исторических судьбах народов Северного Кавказа. – Грозный, 1982.

Кунгурова Н.И. Женщина в общественном производстве: экономико-демо­графический аспект. – М., 1983; Груздева Е.Б., Чертихина Э.С. Профес­сио­наль­ная занятость женщин в СССР и оплата их труда / Е.Б. Груздева, Э.С. Чертихина // Рабочий класс и современный мир. – 1986. – № 3. – С. 65–85.

Налоев З. Культ женщины в адыгской традиции // Советская молодежь. – 1990. – 8 марта.

Айвазова С. Женское движение в России: традиции и современность // Общественные науки и современность. – 1995. – № 2. – С. 12–16; Силласте Г. Со­цио­­­гендерные отношения в период социальной трансформации России // Социс. – 1994. – № 3. – С. 15–22; Поленина C.B. Участие женщин в общест­вен­ной и государственной жизни (1980-е гг.) // Тендерная реконструкция политических систем. – М., 2004; Хасбулатова O.A. Российская государ­ст­вен­ная политика в отношении женщин (1900–2000) // Теория и методология тендерных исследований. Курс лекций. – М., 2001.

Здравомыслова Е.А., Темкина А.А., Социальное конструирование гендера как феминистская теория // Женщина. Гендер. Культура. – М., 1999. – С. 46–65; Они же. Социальная конструкция гендера и гендерная система в России // Ген­дерное измерение социальной и политической активности в переходный пе­риод. – 1999. – № 4. – С. 5–13; Брандт Г.А.Природа женщины. – Екатерин­бург, 2000; Пушкарева Н.Л. Русская женщина: история и современность. – М., 2002; Дадаева Г.М. Кто выносит мусор, или парадоксы гендерного разде­ления труда // Социс. – 2005. – № 6. – С. 120–126.

Карпов Р.Ю. Женское пространство в культуре народов Кавказа. – СПб., 2001; Андреева Н.И. Гендерный фактор в современном российском общест­ве: дис. д-ра филос. наук. – Нальчик, 2002.; Поддубная О.Г. Социаль­ное положе­ние северокавказской женщины ХIХ в. глазами русских исследований // Ставропольский альманах Российского общества интеллектуальной истории. Вып. 6. – Ставрополь, 2004.; Мамсиров Х.Б. Модернизация культур народов Северного Кавказа в 20-е годы ХХ века. – Нальчик, 2004.

Смирнова Я.С., Тер-Саркисянц А.Э. Народы Кавказа. Кн. 3: Семья и семей­ный быт. Ч. 1. – М.: Наука, 1995; Першиц А.И., Смирнова Я.С. К юриди­ческой этнологии народов Кавказа // Эльбрус. – 1999. – № 2; Мусукаев А.И., Першиц А.И. Народные традиции кабардинцев и балкарцев. – Нальчик, 1992.

Галицкая М.А.Сельские женщины в условиях колхозного строительства в конце 1920-х-начале 1940-х гг. (На материалах Дона,Кубани и Ставрополья): автореф. дис. … канд. ист. наук. – Новочеркасск,2008; Шоранова З.В. Ген­дер­ное равенство в культурно-историческом развитии народов Северного Кавказа: автореф. дис. … канд. ист. наук.- Нальчик,2010.

Маремшаова И.И. Парадигмы современной идентичности северо-кавказ­ской семьи // Традиционализм и модернизм на Северном Кавказе: возмож­ность и грани­цы совместимости: Южно-российское обозрение. Вып. 23. – 2004. – С. 89–95; Те­куева М.А. Мужчина и женщина в адыгской культуре: тради­ции и современ­ность. – Наль­чик, 2006; Сабанчиева Л.Х. Кабардинские аристократки в полити­ческой истории // Гендерные отношения в культуре народов Северного Кавказа. – Махачкала, 2008. – С. 97–99.; Пазова З.В. Гендерное равенство как условие дости­жения социального равенства // Обще­ство и личность: интеграция, партнерство, соци­аль­ная защита: материалы I Международной научно-прак­тической конферен­ции. – Ставрополь, 2004. – С. 53–54; Нальчикова Е.А. Гендерный аспект концепта «Социальная смерть» в этнографическом контексте // Исторический вестник. – Нальчик, 2008. – Вып. IV; Шоранова З.В. К вопросу о традиционных социокуль­турных ролях женщин на Северном Кавказе // Научные проблемы гуманитарных исследований. Вып. 12(2). – Пятигорск, 2009. – С. 136–140.; Шаожева Н.А. Принципы идеологической атрибутации женской активности // Исторический вестник. Вып. VI. – Нальчик, 2007; Она же. Гендерные процессы в этниполитическом и социкуль­турном пространстве Северного Кавказа. – Нальчик, 2011.

Дьячков-Тарасов А. Заметки о Карачае и карачаевцах // СМОМПК. – Тифлис. – 1894. – Вып. 20. – С. 17–32.; Хан-Гирей. Записки о Черкесии. – Нальчик, 1978; Кешев А.-Г. Записки черкеса. – Нальчик, 1988; Дубровин Н.Ф. Черкесы (адыги). – Нальчик, 1991; Абаев М. Балкария. – Нальчик, 1992; Ногмов Ш.Б. История адхейского народа. – Нальчик, 1994; Бларамберг И.Ф. Кавказская рукопись. – Нальчик, 1999.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.