WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Глагольная синонимия в современном японском языке

Автореферат кандидатской диссертации

 

Московский государственный университет им. М.В.Ломоносова

 

На правах рукописи

 

Кострова Мария Алексеевна

Глагольная синонимия в современном японском языке

 

Специальность 10.02.22.

Языки народов зарубежных стран Европы, Азии, Африки, аборигенов Америки и Австралии (языки народов Юго-Западной Азии, Ближнего Востока и Африки; языки народов Южной Азии, Среднего и Дальнего Востока)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата филологических наук

 

 

Москва

2012

Работа выполнена на кафедре японской филологии Института стран Азии и Африки Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова

Научный руководитель:        кандидат филологических наук, доцент

Быкова Стелла Артемьевна

Официальные оппоненты:    Басс Ирина Исаевна,

доктор филологических наук, доцент

зав. кафедрой иностранных языков

Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств,                                    

Благовещенская Ольга Вячеславовна,                                               

кандидат филологических наук, доцент кафедры японского языка НГОЧУ ВПО «Институт стран Востока»

Ведущая организация:                   Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Защита состоится «___» ________________________2012 г. в ________часов на заседании диссертационного совета Д 501.001.34 по филологическим наукам (языкознание) Института стран Азии и Африки Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова по адресу: 113911, Москва, ул.Моховая, д.11.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института стран Азии и Африки МГУ им. М.В.Ломоносова.

Автореферат разослан «___» ________________________2012 г.

Учёный секретарь диссертационного совета,

кандидат филологических наук                                                             М.Р.Урб

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Данная работа посвящена проблеме глагольной синонимии современного японского языка. В работе анализируется система лексических глагольных синонимов японского языка с привлечением отдельных данных по грамматической и фразеологической синонимии.

Актуальность темы

Синонимия определяется как совпадение слов, морфем, конструкций и т.п. по основному значению (обычно при сохранении различий в оттенках и стилистической характеристике). Проблемы синонимии занимают важное место в лексикологии любого языка, поскольку они тесно связаны с проблемой системности лексики и языка в целом, а изменения системы синонимии отражают взаимодействие системы языка с внеязыковой действительностью.

Система синонимов современного японского языка, принципы их классификации и особенности функционирования в речи рассматривались в трудах некоторых японских языковедов. Отечественное японоведение также уделяло внимание этому вопросу, однако соответствующие исследования немногочисленны, что позволяет говорить о малой изученности такого явления, как глагольная синонимия в современном японском языке.

В нашей работе, говоря о современном японском языке, мы подразумеваем так называемый «общий язык» (кё:цу:го), определяемый как «форма существования японского языка, понятная всем жителям страны» (С.В.Неверов).

Глагол трактуется в традиционном смысле как изменяемая часть речи, обозначающая действие или состояние и обладающая характерной парадигмой спряжения (японский термин до:си). Кроме того, объектом анализа являются так называемые СА-хэн-мэйси («существительные, спрягаемые по столбцу СА»), то есть единицы китайского слоя лексики (канго), имеющие значение действия или процесса и способные присоединять глагольный формант –суру.

Анализ так называемых адъективных глаголов не входит в задачу нашего исследования. При более широком подходе к явлениям синонимии включение адъективных глаголов, например, в синонимические ряды языковых средств, выражающих эмоции, представлялось бы целесообразным.

Данная работа представляет собой первую попытку комплексного исследования глагольных синонимов современного японского языка в отечественном японоведении и целиком посвящена этой теме.

Цели исследования

Основные цели нашего исследования состоят в следующем:

1.Определение принципов организации системы глагольной синонимии в современном японском языке.

2. Определение особенностей системы японской синонимии.

3. Определение основных принципов функционирования синонимов в текстах.

Задачи исследования определяются как:

  1. Выработка рабочего определения синонимов.
  2. Построение классификации глагольных синонимов.
  3. Выявление взаимосвязи и взаимовлияния различных критериев классификации синонимов.
  4. Описание особых подгрупп синонимов в японском языке — омофоно- и омографо-синонимов.
  5. Описание и классификация родственного с синонимией явления — лексических конверсивов.
  6. Анализ функционирования синонимов в текстах на японском языке.

Объект исследования

В качестве объекта исследования в данной диссертации выбраны такие синонимы, которые удовлетворяют следующим критериям:

- являются глаголами;

- принадлежат к различным функциональным стилям;

- являются частью устного или письменного текста, созданного на «общем языке».

Научная новизна работы может быть сформулирована следующим образом:

      1. Впервые в отечественном японоведении глагольная синонимия рассматривается как система.
      2. Уточнена и дополнена многомерная классификация лексических синонимов.
      3. Проведён анализ соотношения отдельных параметров данной классификации.
      4. Проведён анализ и предложена классификация лексических конверсивов как смежного с синонимией явления.
      5. Определены сферы функционирования и «консервации» архаических единиц лексики.
      6. Установлено место заимствований-гайрайго в системе глагольной синонимии современного японского языка.
      7. Выявлены особенности функционирования синонимов в текстах, в том числе относящихся к функциональному стилю художественной литературы.

Материалом исследования послужили тексты, взятые из произведений художественной и научно-популярной литературы, аниме и манга, газетных и журнальных статей, текстов рекламного характера, Интернет-дискуссий и блогов. Кроме того, нами был проведён опрос информантов-носителей японского языка. Опрос проходил на добровольной основе в форме заполнения составленного нами списка вопросов. Для сбора информации привлекались студенты японских университетов, преподаватели Японо-Российского центра молодёжных обменов, сотрудники японских корпораций, индивидуальные предприниматели и неработающие. В опросе были представлены основные возрастные группы – от студентов до людей пенсионного возраста.

Теоретическая база исследования

При анализе глагольной синонимии современного японского языка мы в целом разделяем точку зрения ряда японских и российских лингвистов, но с рядом дополнений и поправок. Большое внимание в нашей работе уделено результатам исследований таких языковедов, как З.Е.Александрова, Ю.Д.Апресян, И.В.Арнольд, О.С.Ахманова, Р.А.Будагов, В.В.Виноградов,  Е.В.Падучева, И.В.Рахманов, А.И.Смирницкий, А.А.Уфимцева, Н.Ю.Шведова, Ю.Найда.  При анализе собственно японского языкового материала мы опирались на работы таких отечественных и зарубежных японоведов, как  В.М.Алпатов, Токиэда Мотоки, Сибата Такэси, Киндаити Харухико, Иноуэ Фумио и др.

Методы исследования

В работе использовалась комплексная методика, включающая в себя сбор и аналитическое описание языковых фактов, компьютерные технологии, а также анкетирование. Основному методу подчинены общелингвистические методы и приёмы, такие как анализ и синтез, дедукция и индукция, классификация.

Теоретическая значимость работы

Проведённое нами комплексное исследование глагольных синонимов в современном японском языке способствует более глубокому пониманию системы лексики и японского языка в целом и подсистемы синонимии, динамики её развития, механизмов сохранения архаических единиц и освоения заимствований. Полученные результаты являются основанием для комплексного изучения синонимии современного японского языка.

Практическая ценность работы

Практическая ценность проведённого исследования состоит в том, что полученные результаты могут быть использованы в обучении японскому языку, а также в теоретических курсах по лексикологии и стилистике японского языка.

Апробация работы

Апробация работы проводилась на кафедре японской филологии ИСАА МГУ. Основные положения диссертации были представлены автором на научных конференциях: ХIХ международная конференция преподавателей японского языка России и стран СНГ (Москва, 2007); III научно-методическая конференция по вопросам методики обучения японскому языку (Москва, 2008); ХХ международная конференция преподавателей японского языка России и стран СНГ (Москва, 2008); IV научно-методическая конференция по вопросам методики обучения японскому языку (Москва, 2009); ХХI  международная конференция преподавателей японского языка России и стран СНГ (Москва, 2009); XVII Международная конференция «Ломоносов-2010», секция «Востоковедение и африканистика», подсекция «Лингвистика» (Москва, 2010 г.); XXII международная конференция преподавателей японского языка России и стран СНГ (Москва, 2010); XVIII Международная конференция «Ломоносов-2011», секция «Востоковедение и африканистика», подсекция «Лингвистика» (Москва, 2011); XXIII международная конференция преподавателей японского языка России и стран СНГ (октябрь 2011).

По теме диссертации опубликовано 11 статей.

Структура работы

Диссертация состоит из введения, трёх глав, заключения, списков литературы и источников, а также двух приложений.

Объём диссертации составляет 208 страниц. Библиография включает 136 наименований работ по исследуемой проблематике на русском, английском, немецком и японском языках.

              ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА  РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы диссертации, определяются цели и задачи, объект и предмет исследования. В нём также обозначаются научная новизна, методологическая база исследования, теоретическая и практическая ценность работы и структура диссертации.

Глава I “Современные концепции теории синонимии” посвящена обзору научных исследований, близких по своей тематике данной работе. Исследования сгруппированы по принципу национальных лингвистических школ и анализируются с точки зрения применимости к целям и задачам нашей работы: 1) общая лексикология (отечественная и зарубежная лингвистика); 2) частная лексикология (отечественное и зарубежное японоведение).

В проанализированных исследованиях нет единой точки зрения по ряду принципиальных вопросов теории синонимии, в частности, по вопросу системности лексики, определения синонимов и критериев их выделения. Для целей нашего исследования мы принимаем точку зрения Г.И.Тираспольского о том, что лексика является открытой системой и изменяется под действием не только внутриязыковых, но и внеязыковых факторов. Синонимия трактуется как манифестация системного характера языка. Мы считаем, что в японском языке синонимические связи представляются едва ли не важнейшим средством связи между разнородными пластами лексики и важным средством внутренней структурной организации этих пластов.

Обсуждая вопрос о том, что является субъектом синонимических отношений, лингвисты часто говорят о синонимии слов (и это особенно характерно для японской лексикологии), хотя правильнее было бы говорить о синонимии отдельных значений. Даже в тех случаях, когда полисемичные лексемы вступают в синонимические отношения не в одном, а в нескольких из своих значений, группы сходных значений будут принадлежать разным синонимическим рядам. В данной работе под термином «синонимия» всегда подразумевается «синонимия в одном из значений».  Субъектом синонимических связей считаются денотативные, или референционные значения слов. Употребление и стилистические коннотации мы относим к факторам различия между отдельными синонимами.

В качестве критериев для выделения синонимов, наряду с общностью (тождеством или близостью) лексического значения, различными лингвистами предлагаются такие признаки, как:

- одинаковая частеречная отнесённость,

- общность звучания и др.

В рамках нашего исследования синонимы определяются как два или более слова, принадлежащие к одной части речи, значения которых, выраженные на языке семантических примитивов, либо совпадают, либо содержат интегральный компонент, а также такие, актантные структуры которых совпадают. В случае совпадения значений можно говорить о точной, или абсолютной, синонимии. К дифференциальным компонентам значения относятся стилистические свойства единиц и их лексико-семантическая сочетаемость. В речи может происходить нейтрализация дифференциальных компонентов значения синонимов.

В языке синонимы организованы в систему синонимических рядов. Синонимический ряд понимается как группа синонимов, значения которых, наряду с интегральным компонентом, или семантическим инвариантом, содержат дифференциальные компоненты. Синонимические ряды обладают ветвящейся структурой. Члены одного синонимического ряда, как правило, группируются вокруг доминанты. Доминанта определяется как член ряда, имеющий более полную грамматическую парадигму, обладающий наиболее широкой сочетаемостью, наиболее употребительный и нейтральный «в стилистическом, прогматическом, комуникативном, грамматическом и просодическом аспектах». Согласно данным словарей синонимов в японском языке, в синонимических рядах японских глаголов доминантой, как правило, является исконно японский глагол – ваго, что соответствует схеме, согласно которой именно ваго являются «правильными именами» для родовых понятий.

К основным источникам синонимии относятся:

- изменение значений слов, 

- заимствование лексических единиц из других языков,

- проникновение в литературный язык диалектальных слов.

Изменение значений слов может быть связано с изменением ценностных представлений, что находит выражение, например, в языке торговли и рекламы.

Функции, выполняемые синонимами в речи, достаточно разнообразны. Основной задачей применения синонимов в тексте является обеспечение его связности, смысловой целостности и системной организации. Как дополнительные функции можно обозначить возможность уточнить мысль и отношение к высказываемому, подчеркнуть различные признаки предмета, передать экспрессию с помощью нагромождения синонимов или контраст путём их сочетания.

Если в западной лингвистике приоритет обычно отдаётся звуковому образу слова перед графическим, то в японской лингвистической традиции представление о равноправности речи и письма является традиционным. Это находит отражение и в области синонимии, приводя к возникновению на стыке омонимии и синонимии особого явления — омофоно- и омографо-синонимии.

В современной японской лингвистике ведущие позиции занимает «теория языкового существования». Данная теория противопоставляет соссюровскому пониманию языка как субстанции понимание языка как процесса или целенаправленной сознательной деятельности выражения и понимания, которая связана с другими видами человеческой деятельности и обусловлена человеческим существованием в целом.  Поэтому работы японских исследователей, посвящённые лексикологии, обычно отличает антропоцентричный подход. Некоторые языковеды не проводят традиционное для европейской лингвистики различие между значением и употреблением, понимая значение как «условия, которые должны выполняться, чтобы употребление данного слова не вызывало возражений у пользователей данного языка» или как «все необходимые и достаточные условия, которые регулируют действия с этим словом» (Ё.Икэгами, Т.Судзуки). Тем не менее, в нашем исследовании между значением и употреблением синонимических единиц проводится чёткое различие, причём сходство или совпадение значений принимается за интегральный фактор синонимии, а различие в коннотациях и употреблении – за дифференциальный фактор. Поэтому данные японских толковых и синонимических словарей использовались с учётом различия в концепциях.

Все исследователи отмечают значительное расслоение японской лексики, в которой традиционно выделяют три основные подсистемы: исконные слова – ваго, слова китайского корня – канго и заимствования из всех языков, кроме китайского, - гайрайго. Наличие нескольких подсистем в лексике является едва ли не основным фактором, обусловливающим значительную синонимию. Конкретно-предметные понятия в японском языке выражаются в основном словами китайского и европейского корня,  следующий уровень абстракции –«родовые понятия» – прочно занят вагои, наконец, на уровне абстрактных понятий преобладают канго. Несмотря на то, что действия и состояния, обозначаемые глаголами, особенно с конкретным значением, как правило не бывают культурно обусловленными, гайрайго проникают и в сферу глагольной синонимии, что приводит к заменам, кажущимися порой неоправданными.

Исследователи отмечают снижение словообразовательного потенциала канго, начиная с послевоенных лет, и переход от распространённого в эпоху Мэйдзи калькирования к прямому заимствованию. Однако наши исследования показали, что по крайней мере в некоторых областях техники канго продолжают конкурировать с гайрайго, поскольку первые проявляют значительную склонность к омонимии, но легче воспринимаются зрительно, а последние проявляют склонность к паронимии, но легче воспринимаются на слух.

В терминологических обозначениях синонимов в японском языке нет единообразия. Основными обозначениями синонимов в японском языке являются слова руйгиго ??? и руйго ???(«слова со сходным значением), а также до:иго ??? и  до:гиго  ????(«слова с одинаковым значением»). Языковеды, отрицающие существование абсолютных синонимов, отдают предпочтение первым (Т.Сибата).

Источники синонимии в японском языке в целом совпадают с теми, что приводились выше для других языков. Лингвисты Кунихиро Тэцуя и Инагаки Ёсихико подчёркивают связь любых языковых изменений с человеком, что отражает антропоцентрический подход, присущий японскому языковедению.

Механизм внутриязыковых изменений подробно рассматривает Т.Судзуки, демонстрируя, как в развитии новых значений возникновении новых слов отражается взаимообусловленность всех лексических единиц. Толчком к внутрисистемному сдвигу может послужить заимствование слова или предмета.  Создание эвфемизмов также является важным средством обогащения синонимических рядов в японском языке.

Параллельно с заимствованиями из иностранных языков происходит обогащение лексики стандартного языка за счёт диалектов.  Заимствованию диалектизмов способствует относительно широкое распространение и развитие территориальных диалектов (появление «новых диалектов»), некоторые изменения в их социальном статусе (растущая популярность у молодёжи), а также отмечаемое некоторыми исследователями «особое пристрастие» японцев к введению в языковую практику новых слов, сочетаний и форм выражения. В разговорном языке источником синонимии является глагольное словообразование с использованием таких способов, как усечение и аффиксация, а также изменение фонетического состава слов. Ещё одним важным источником пополнения синонимических рядов является старописьменный язык бунго, использовавшийся достаточно широко вплоть до окончания второй мировой войны.

В Главе II “Классификация синонимов в японском языке” основное внимание уделено анализу подходов отечественных и зарубежных японоведов к классификации синонимов в современном японском языке. Здесь также предлагается многомерная классификация глагольных синонимов современного японского языка и анализируются взаимосвязи между различным основаниями классификации.

Большинство учёных, занимающихся вопросами лексикологии, как правило, касаются проблемы классификации синонимов и, шире, лексических единиц в целом. Наличие интегрирующих компонентов значения является необходимым условием не только синонимии, но и антонимии, так как противопоставление единиц также должно опираться на общие основания. Поэтому в зависимости от исходных посылок одна и та же пара единиц (например, аруиру «быть, находиться» (о неодушевлённых и одушевлённых существительных соответственно) или икукуру «уходить(от говорящего)/приходить (к говорящему)») может рассматриваться и как синонимы, и как антонимы (В.А.Коняхин; Т.Сибата). Нам представляется, что условием антонимии является наличие в семантике сопоставляемых единиц взаимно противопоставленных сем, то есть минимальных компонентов значения. Поэтому глаголы ару и иру мы рассматриваем как неабсолютные синонимы; отношения между глаголами ику и куру рассматриваются в разделе, посвящённом конверсивам.

В связи с тем, что лексическая система любого языка является принципиально открытой системой, может создаваться впечатление, что системные отношения ей не свойственны. С.Касуга и С.Сакураи, а также О.Хаяси, представляющие этот подход, выдвигают ряд возможных критериев для классификации лексики, как-то: сфера употребления, происхождение, произношение и написание, значение, регион употребления, социальный фактор, грамматические свойства и др. Однако для решения задач, поставленных перед настоящим исследованием, мы признаём первоочередным фактором для классификации лексических единиц именно значение слова, отведя остальным факторам роль вспомогательных.

К. Тэцуя предлагает классификацию лексического состава, основанную на значении отдельных единиц. Группа слов, у которых общим является по меньшей мере один компонент значения, образует семантическое поле. Отношения единиц внутри такого поля могут быть нескольких видов, причём К.Тэцуя проводит различие между отношениями гипонимическими, то есть отношениями общего к конкретному (например, кагу «мебель» - тансу «шкаф», цукуэ «стол», ису «стул») и синонимическими, при которых семантические области членов одной пары в определённой степени совпадают (сё:син «продвижение (на высшую ступень)» - сё:кю: «продвижение (по службе)»). Однако нам представляется, что в случае глагольной синонимии гипонимические отношения между простым глаголом и образованными от той же основы сложными глаголами можно рассматривать и как гипонимические, и как синонимические.

Классификации синонимов, предлагаемые М.Токугава и Т.Миядзима, а также Минами Фудзио, базируются на двух критериях: близость значения синонимов и их стилистическая отнесённость. По близости значения абсолютные синонимы (до:гиго) противопоставляются неабсолютным (руйгиго). На материале последних, в свою очередь, выделяются три возможных варианта:

- значение одного слова шире, чем значение другого;

- области значений частично перекрываются, то есть содержат интегрирующие и дифференцирующие значения;

- области значений совсем не перекрываются, однако в повседневной речи может происходить взаимная замена слов.

В классификации Минами Фудзио между значениями синонимов могут существовать три вида отношений: значения перекрываются почти полностью, перекрываются частично или одно является частью другого. Здесь, видимо, также сопоставляются общие суммы значений, что противоречит нашему подходу.

При описании различий, которые не связаны с разницей в значении сопоставляемых единиц, Минами Фудзио использует понятия «гокан-но тигаи» (разница в чувстве языка) и «кандзи» (ощущение, впечатление), что достаточно характерно для японского языковедения: так, разница «впечатлений» может состоять в том, что одно слово кажется более новым или старым, чем другое, и т.д. Однако нам представляется, что различия, обозначаемые «впечатлением», вполне поддаются формализации и дальнейшей классификации с позиций стилистики, которая будет приведена ниже.

М.Токугава и Т.Миядзима оперируют понятием «стиль» (бунтай) и выделяют три стиля: стиль повседневного употребления (нитидзё: кайва),; книжный стиль (бунсё:го), наряду с достаточно употребительной лексикой включающий и редкие возвышенные обороты – гаго; истиль дзокуго, включающий в себя разговорную и просторечную лексику, в том числе сниженную. Приведённая классификация представляется не вполне корректной, поскольку в понятие стиля включается и преимущественная сфера употребления данного слова, и его коннотации, то есть не разделяются стилевые и стилистические различия.

В отечественном японоведении многомерная и детальная классификация синонимов для всех частей речи была разработана А.А.Пашковским. Для нашего исследования мы в целом принимаем эту классификацию, однако считаем необходимым внести в неё некоторые коррективы.

В классификации А.А.Пашковского выдвигаются четыре вида различий между отдельными синонимами:

  1. Материально-структурные качества (тип основ, структура слова или устойчивого словосочетания);
  2. Предметно-понятийная основа слова (что и как обозначено или выражено, какой признак лежит в основе называния),
  3. Стилистическая значимость (дополнительные созначения, экспрессивно-эмоциональные оттенки),
  4. Сфера употребления (степень распространённости и закреплённости).

В соответствии с этим выделяются следующие типы различий между синонимами:

  1. материально-структурные, или материальные;
  2. идеографические;
  3. стилистические;
  4. функционально-стилевые.

Поскольку масштабы данной работы не позволяют подробно рассмотреть межуровневую синонимию, в области материально-структурной синонимии основное внимание уделяется сопоставлению слов этимологически разных пластов лексики, а также полных и усечённых единиц, особенно распространённых в сфере гайрайго.

Классификацию идеографических синонимов мы принимаем без каких-либо оговорок. Типичные разновидности таких синонимов сосредоточены в четырёх группах:

1) Объём значений у сопоставляемых единиц одинаков.

2) Одно значение несколько шире или уже другого.

3) Cравниваемые единицы соотносятся как частное и общее понятие.

4) В основе наименования единиц лежат разные признаки.

Мы считаем необходимым внести изменения в предлагаемую А.А.Пашковским классификацию стилистических синонимов. Прежде всего из неё следует исключить так называемые формы вежливости, которые мы, вслед за В.М.Алпатовым, рассматриваем как явление в первую очередь грамматическое, а не лексическое, поскольку данные формы образуются от большинства глаголов по регулярным словообразовательным моделям. Существуют также глаголы, гоноративное или депрециативное значение которых выражается непосредственно в корне, однако наиболее распространённые из них (оссяру «изволить говорить», (гонор.), ирассяру «изволить прибывать, находиться» (гонор.) и др. – о действиях 2-го и 3-го лица; мо:сиагэру «говорить» (депр.), хайкэн-суру «смотреть» (депр.) и др. – о действиях 1-го лица) рассматриваются как супплетивные формы гоноратива/депрециатива от соответствующих нейтральных глаголов и, таким образом, также являются грамматическими формами вежливости.

Тем не менее в системе форм вежливости присутствует достаточное число форм, которые следует отнести к лексическим формам вежливости, в связи с чем представляется возможным рассматривать отношения между ними как синонимические. Доминантой глагольного синонимического ряда таких глаголов, как правило, является глагольная форма, образованная по регулярной грамматической модели, наряду с которой в состав ряда могут входить:

- фразеологические сочетания исконно японских единиц,

- частично лексикализовавшиеся словосочетания,

- простые и сложные исконно японские глаголы,

- слова, построенные по модели «китайский корень + глагольный формант суру».

Глаголы китайского корня также проявляют определённые словообразовательные закономерности. Так, ряд депрециативных глаголов образуется с помощью морфем хай- «почтительный»,  кин- «почтительный», гу- «глупый, худоумный». Напротив, гоноративное значение глаголам придают морфемы ко:- «высокий», ко:-, сё:- «сияющий, сверкающий». Хотя количество глаголов, образованных с помощью этих морфем, может исчисляться десятками, всё же эти формы образуются не от любого глагола и, следовательно, представляют собой не грамматическое, а лексическое явление.  Глагол, не содержащий специфические гоноративные морфемы, также может обладать гоноративным значением. Достаточная разветвлённость синонимических рядов для многих глаголов, а также высокая частотность многих единиц в современном языке позволяет считать их самостоятельными единицами, а не вариантами супплетивной грамматической формы глагола.

Отношения внутри синонимического ряда таких глаголов могут быть как идеографическими, так и стилистическими.

В свою очередь, «грубые» формы явно лексического характера, исключаемые В.М.Алпатовым из системы форм вежливости, мы рассматриваем как стилистические и функционально-стилевые синонимы соответствующих нейтральных единиц. Мы принимаем следующие типы стилистических синонимов, выделяемых А.А.Пашковским, а именно:

- синонимы, существующие как противопоставление прямого названия косвенному переносному или метафорическому;

- синонимы, представляющие собой оппозицию между нейтральными и эмоционально-экспрессивными единицами. Иллюстрацией могут служить как приводимые примеры просторечных и грубых глаголов, так и подчёркнуто-учтивая лексика, используемая в письмах или как средство стилизации и отчасти восходящая к старописьменному языку бунго.

Кроме того, к стилистическим синонимам нейтральных слов следует отнести также архаизмы и неологизмы, поскольку их отличие от доминанты соответствующего ряда состоит именно в коннотативных компонентах.

В отличие от концеции А.А.Пашковского, по которой выделяются такие виды функционально-стилевых синонимов, как:

а) просторечные слова, вульгаризмы, жаргонные выражения,

б) официально-административная лексика,

в) книжная, профессиональная лексика, -

представляется целесообразным выстроить классификацию функциональных стилей на основании изложенной выше японской традиции, а именно противопоставить обиходный, просторечный и книжный стили. Последний может далее подразделяться по сферам употребления. Включение в синонимические ряды жаргонных и диалектных слов оправдано лишь в тех случаях, когда они известны большинству представителей языкового сообщества и функционируют в системе общего языка. Глаголы, имеющие в словарях пометку «разговорное», являются одновременно и стилистическими, и функционально-стилевыми синонимами нейтральных единиц с тем же денотативным значением. В этом слое лексики сильно влияние территориальных диалектов, так как диалекты в японского языке выполняют роль средства коммуникации «для своих». Поскольку в настоящее время диалектизмы и в том числе глаголы диалектного происхождения пользуются достаточно большой популярностью у молодёжи, находящейся в постоянном поиске новых средств выражения, и на стыке территориальных диалектов и молодёжного жаргона образуются так называемые «новые диалекты», можно предположить, что в будущем их доля в синонимических рядах будет возрастать.

Одним из существенных источников пополнения синонимических рядов японского языка являются эвфемизмы. Так, достаточно велика доля эвфемизмов в синонимическом ряду глаголов со значением «умирать». Слова, называющие явление не прямо, а косвенно, как правило, воспринимаются как более вежливые, чем прямые наименования.

В последние годы в синонимических рядах японских глаголов возрастает доля заимствований-гайрайго. Освоение заимствования может сопровождаться конверсией. Это явление, как и семантический сдвиг, происходящий при заимствовании, зачастую рассматривается как «неправильное употребление». Однако мы считаем, что функционирование гайрайго в системе японского языка не следует оценивать, руководствуясь правилами исходного языка. Более того, такие «ошибки» выявляют неоднократно отмеченное языковедами сходство моделей освоения японским языком «инородных тел», то есть заимствований как из китайского, так и из индоевропейских языков. Сходство в синтаксисе канго и гайрайго проявляется также в частом эллипсисе вербализатора в глаголе-сказуемом. В разговорном языке, в первую очередь в молодёжном жаргоне, глаголы от усечённой формы гайрайго могут образовываться синтетически с помощью суффикса –ру. Освоение заимствований в японском языке часто сопровождается усечением первоначальной словоформы до 2-3-х слогов, что соответствует обычной длине японского слова. В некоторых случаях усечённая и полная словоформа употребляются параллельно, что служит одним из синонимообразующих факторов внутри слоя гайрайго.

Архаизмы в японском языке сохраняются как средство описания старины или экзотических обычаев, а также как средство языковой игры.

Фактором, обусловливающим идеографическую синонимию внутри корнесложных глаголов и между данными глаголами и единицами других пластов лексики, является их морфологический состав. При этом источником синонимии может стать не только отличие в морфемном составе, но и перестановка одних и тех же морфем. Вспомогательные компоненты основосложных глаголов могут находиться на разных этапах грамматикализации. Показателем грамматикализации для таких компонентов является избирательность семантической сочетаемости такого компонента с глагольными основами. Для морфем, входящих в состав канго, показателем грамматикализации может служить постоянство места морфемы в составе слова. Сходство значений может сопровождаться сходством графического изображения синонимов.

Важное место в синонимических рядах японских глаголов занимают омофоно- и омографо-синонимы. Степень распространённости норм употребления омофоно-синонимов различается в зависимости от конкретной группы омофоно-синонимов. Их количество отчасти сократилось под влиянием реформ письменности во второй половине ХХ века, однако внимание, уделяемое омофоно- и омографо-синонимам в справочной литературе подтверждает, что проблема выбора между ними по-прежнему остаётся актуальной.

В японском языке можно выделить два типа конверсивов: конверсивы, семантика которых сводится к противопоставлению «дать – приобретать», и конверсивы контрагентов. К конверсивам первого типа относятся и широко представленные в японском языке глаголы со значением направленности действия. 

В Главе III “Функционирование синонимов” анализируется восприятие синонимии в японском обществе, причины, обусловливающие выбор синонимов при создании текстов, и функции, выполняемые синонимами в текстах, в частности, в художественной литературе.

В японском языкознании синонимия в современном японском языке воспринимается как остро стоящая проблема, недостаточное внимание к которой может повлечь за собой как неудачу в отдельно взятом акте коммуникации, так и более серьёзные последствия, вплоть до исчезновения японского языка как такового. Авторы резко расходятся во мнениях о последних изменениях в японском языке, в первую очередь о широко распространившихся англоязычных заимствованиях. Взгляды японских лингвистов на проблемы выбора лексических единиц при создании сообщения/текста можно обобщить как призыв учитывать узкий и широкий контекст, отношения между коммуникантами, их лексическую компетенцию и другие особенности. Основное внимание уделяется функционально-стилевым и стилистическим различиям между синонимами. В целом в работах по стилистике основной целью текста обычно объявляется простота, понятность и отсутствие двусмысленности. Для достижения этой цели рекомендуется избегать «крайностей» и придерживаться в выборе слов «золотой середины». В нашей терминологии это соответствует выбору единиц, находящихся ближе к доминанте синонимического ряда, и избеганию того, что находится на его периферии. Однако само по себе частое повторение этих рекомендаций косвенным образом свидетельствует о том, что они соблюдаются не всегда и не всеми.

Вопросы нормы в словоупотреблении имеют высокую значимость и для рядовых представителей японского языкового сообщества, прежде всего потому, что словоупотребление считается непосредственно связанным с жизнью общества. В качестве иллюстрации можно привести концепцию имикотоба - "слов, табуированных в определённой ситуации, потому что они могут обречь предприятие на неудачу".Так, в ситуации свадьбы запрет на  употребление глаголов киру «резать», каэру «уходить домой» и некоторых других обусловливает необходимость их замены синонимичными эвфемизмами: найфу-о ирэру «вонзить нож», тю:дза-суру букв. «уходить, не дождавшись конца»  Следовательно, при выборе синонимов носители языка в той или иной степени сверяются со своими представлениями о норме. Разумеется, они могут как следовать ей, так и осознанно её нарушать. Это верно и для адресатов сообщения, которые воспринимают необычное употребление либо как удачную инновацию, либо как неоправданное нарушение языковой нормы.

Если глаголы-ваго составляют ядро синонимических рядов японских глаголов и в большинстве случаев воспринимаются как нейтральные, то единицы, относящиеся к подсистемам канго и гайрайго, находят в японском языковом сообществе неоднозначную оценку. С одной стороны, опросы показывают, что современная молодёжь положительно воспринимает заимствования и при этом не лучшим образом владеет иероглификой. Освоение глагольных заимствований происходит не только на фонетическом, но и на грамматическом уровне: используются слообразовательные модели, характерные для просторечия, с образованием на выходе глаголов, сходных с другими просторечными глаголами. Эти данные позволяют предположить, что в ближашем будущем доля гайрайго в японской лексике будет возрастать и заимствования постепенно вытеснят свои синонимы, относящиеся к подсистемам канго и ваго. Гайрайго широко используются не только в устной речи или рекламе, но и в официальных документах, а также в выступлениях политиков.

Однако существует не менее сильное встречное течение, направленное на сохранение и развитие подсистемы канго. Его сторонники прежде всего призывают к реформе образования и расширению преподавания иероглифики, поскольку «Перечень иероглифов повседневного употребления» недостаточен для образования новых канго, которые могли бы конкурировать с заимствованиями-гайрайго. Борьба против заимствований из западных языков парадоксальным образом подкрепляется распространением в Японии концепции «общества равных возможностей»: граждане отстаивают своё право на полноценное понимание текстов, которые могут иметь для них жизненно важное значение. Помимо частных проектов, направленных на редактирование отдельно взятых текстов, как-то: адаптация контента, размещённого на сайте региональной администрации, под нужды слабовидящих и слабослышащих или адаптация инструкций по действию в чрезвычайной ситуации под нужды проживающих в Японии иностранцев, - Институтом японского языка был поэтапно разработан проект «Рекомендации по замене гайрайго», предназначенный для использования во всех текстах, рассчитанных на массовую аудиторию. Большинство Интернет-пользователей, участвоваших в обсуждении проекта, высказались в пользу таких мероприятий. Однако заслуживают внимания высказывания, связывающие тексты, написанные с избыточным (по мнению пользователей) употреблением слов китайского корня с националистическими движениями, а также с наиболее агрессивными из молодёжных субкультур.

Материально-структурные различия между глагольными синонимами поддерживаются и усиливаются их графическими и грамматическими особенностями: глаголы-канго в большинстве своём записываются двумя иероглифами и присоединяют формант –суру (-дзуру), в глаголах-ваго иероглиф используется для записи корня, глаголы-гайрайго записываются катаканой. Это препятствует смешению трёх подсистем и формирует стереотипы, связанные с целевой группой текста и ассоциациями, которые вызывает тот или иной тип записи. Катакана как тип письменности имеет определённое значение для распространения гайрайго. Она используется не только как средство для записи заимствований, но и как средство привлечения внимания. Эта особенность повышает её ценность для целей рекламы, особенно телевизионной, где требуется привлечь внимание телезрителя за ограниченное время. В результате катакана ассоциируется с рекламой, то есть с рекламируемым товаром или престижным образом жизни, который часто демонстрируется как фон в рекламе, и эта ассоциация переносится на записанные катаканой гайрайго. Сформировавшийся стереотип способствует дальнейшему использованию гайрайго в рекламе. Ещё одним фактором, стимулирующим употребление гайрайго в рекламе и в текстах, пропагандирующих престижный образ жизни, является упоминавшаяся выше диффузность значения таких единиц.

В ходе анкетирования нам неоднократно встречались примеры употребления форм вежливости, неправильного с точки зрения традиционной грамматики. В качестве основных тенденций можно выделить «употребление депрециативных глаголов без ограничений в отношении любых действий говорящего и лиц, являющихся своими для него» (В.М.Алпатов), употребление депрециативных глаголов в ситуациях, ранее предполагавших употребление гоноративных и нейтральных единиц, и смешение форм гоноративных и депрециативных глаголов. Некоторые авторы блогов рассматривают свои сообщения как публичные выступления, что диктует определённые стилистические требования, в частности, употребление депрециативных глаголов. Можно также предположить, что некоторые из происходящих изменений обусловлены тем, что говорящие относятся к гоноративным и депрециативным глаголам и глагольным формам как к членам одного синонимического ряда, игнорируя их грамматическое противопоставление

В качестве ещё одного из обращающих на себя внимание в последнее время изменений в системе форм вежливости можно назвать употребление бенефактивного глагола агэру «давать» и в тех случаях, когда адресатом действия является лицо, стоящее ниже говорящего в социальной иерархии, - то есть в ситуациях, где должен бы использоваться глагол яру. Объяснение этого явления можно увидеть в том, что глагол яру воспринимается как грубый (дзондзай), в то время как агэру представляется более изысканным (хин-но ёй). В качестве второго фактора можно назвать системную аналогию: поскольку остальные группы бенефактивных глаголов представляют собой пары, противопоставленные по признаку гоноративности, триада сасиагэруагэруяру «давать» стремится к такому же сбалансированному состоянию.

В пространстве текста синонимам принадлежит важная организующая роль. В художественном тексте они используются для выражения авторского замысла путём формирования внутренних семантических связей в тексте.

В Заключении подводятся итоги проведённого исследования с точки зрения решения поставленных задач и целей работы, а также формулируются выводы, полученные в ходе работы:

1. Cинонимия является одной из семантических констант языковой системы и проявлением системных связей в лексике. Конкретным отражением системной организации лексики являются синонимические ряды, организованные вокруг доминанты, или архилексемы. Доминантой глагольных синонимических рядов в японском языке, как правило, являются исконно японские глаголы – ваго.

2. Распространённая в Японии «теория языкового существования» обусловливает антропоцентрический подход японских исследователей к анализу лексических явлений вообще и синонимии в частности. Это отражается в частом отсутствии противопоставления между значением слова и его употреблением, а также между коннотативным и денотативным значениями.

3. Основными источниками пополнения синонимических рядов японских глаголов являются внутриязыковые изменения, выражающиеся в переносе и изменении значений глаголов (здесь необходимо особо упомянуть эвфемизмы), заимствования отдельных единиц из иностранных языков и из диалектов, а также словообразование.

4. Глагольные синонимы современного японского языка можно классифицировать по следующим критериям:

  1. материально-структурные качества (тип основ, структура слова или устойчивого словосочетания);
  2. предметно-понятийная основа слова (что и как обозначено или выражено, какой признак лежит в основе называния);
  3. стилистическая значимость (дополнительные созначения, экспрессивно-эмоциональные оттенки);
  4. сфера употребления (степень распространённости и закреплённости).

5. В соответствии с этой классификацией выделяются следующие типы различий между синонимами:

материально-структурные, или материальные;

идеографические;

стилистические;

функционально-стилевые.

6. Так называемые формы вежливости мы рассматриваем в рамках отдельных синонимических рядов, доминантой каждого из которых является глагольная форма, образованная по регулярной грамматической модели. Лексические средства выражения общественных отношений находятся на периферии форм вежливости, однако об их исчезновении из языка говорить преждевременно. Функциональными стилями, где происходит «консервация» таких форм, являются эпистолярный стиль, а также стиль торжественного устного выступления. В свою очередь, «грубые» формы явно лексического характера мы рассматриваем как стилистические и стилевые синонимы соответствующих нейтральных единиц.

7. В последнее время возрастает доля заимствований-гайрайго в системе лексики японского языка в целом и глагольной синонимии в частности. Употребление гайрайго возрастает не только в обиходных диалогах, где обращает на себя внимание грамматическое освоение заимствованных основ с использованием модели «основа глагола + -ру», но и в официальном обиходе. Возросшее количество гайрайго в административных документов и вызванные этим затруднения граждан при их чтении вызвали к жизни различные проекты по упрощению языка официальных текстов, наиболее крупным из которых являются «Рекомендации по замене заимствований», разработанные в 2007 г. Государственным институтом родного языка.

8. При установлении парадигматических связей в японском языке большую роль играет не только звуковая, но и графическая оболочка слова, что обусловливает существование таких явлений, пограничных между омонимией и синонимией, как омофоно- и омографо-синонимия. Нормы, определяющие употребление омофоно-синонимов, носят достаточно либеральный характер, что подтверждается данными проведённого анкетирования. На функционирование омофоно- и омографо-синонимов оказывают влияние две противоборствующие тенденции. С одной стороны, реформы письменности в ХХ веке сократили число иероглифов повседневного употребления и, соответственно, омофоно-синонимов. С другой стороны, внедрение методов компьютерной обработки текста, а также увеличение перечня «Дзё:ё: кандзи» способствуют сохранению различных вариантов написания.

Приложение 1 «Систематизация примеров с помощью базы данных» содержит описание базы данных, созданной в программе Microsoft Excel для  систематизации примеров, иллюстрирующих основные положения настоящей работы, и облегчения поиска по их массиву.

В Приложении 2 "Данные опроса» приводятся описание задач лингвистического эксперимента, проведённого с целью проверить некоторые положения, выдвигаемые в данной работе, методика его проведения, текст опроса с переводом на русский язык и демографические данные информантов. 

Основные положения диссертации нашли отражение в следующих публикациях автора:

  1. Роль заимствований-гайрайго в системе глагольной синонимии современного японского языка // Вестник НГЛУ им. Н.А.Добролюбова. Вып.12. - Нижний Новгород: НГЛУ им. Н.А.Добролюбова, 2010. – С.61-68.
  2. О классификации глагольных синонимов в системе современного японского языка // Вестник НГЛУ им. Н.А.Добролюбова. Вып.16. - Нижний Новгород: НГЛУ им. Н.А.Добролюбова, 2011. – С.37-44.
  3. Концепт «Время» в перевод трагедии У.Шекспира «Гамлет» на японский язык. Полисемия и использование синонимов. // Художественная реальность и литературный концепт: Сборник материалов международной научной конференции «Лингвистические основы межкультурной коммуникации» 20 – 22 сентября 2007 г. – Нижний Новгород, издательство НГЛУ им.Н.А.Добролюбова. - С.176 - 181.
  4. Особенности преподавания разговорной речи в условиях факультативного курса японского языка. // Японский язык в вузе: Актуальные проблемы преподавания. Вып.1 – М., Компания Спутник+, 2008. – С.12 – 13.
  5. Обучение лексике: работа с синонимами. // Японский язык в вузе: Актуальные проблемы преподавания. Вып.3. – М.: Издательство «Спутник+», 2009. – С.24 – 27.
  6. Об омофоно-синонимах как специфическом классе синонимов в японском языке. // Вестник НГЛУ им. Н.А.Добролюбова. Вып.5. Лингвистика и межкультурная коммуникация. – Нижний Новгород: НГЛУ им. Н.А.Добролюбова, 2009. – С. 158 – 165.
  7. О синонимических рядах японских глаголов думания и говорения. // Япония. Слово и образ. – Москва: Ключ-С, 2010. – С. 91 – 102.
  8. Синонимия как проявление системных связей в языке (на материале глагольной синонимии в современном японском языке). // Концепты хаоса и порядка в естественных и гуманитарных науках. - Нижний Новгород: Деком, 2011. - С. 155-160.
  9. Глагольная синонимия в системе форм вежливости современного японского языка [Электронный ресурс] // Материалы конференции «Ломоносов-2010». Секция «Востоковедение и африканистика». Подсекция «Лингвистика». - Режим доступа: http://lomonosov-msu.ru/rus/archive.html.
  10. Сложные глаголы в системе глагольной синонимии современного японского языка [Электронный ресурс] // Материалы конференции «Ломоносов-2011». Секция «Востоковедение и африканистика». Подсекция «Лингвистика». - Режим доступа: http://lomonosov-msu.ru/rus/archive.html.
  11. Некоторые проблемы глагольной синонимии современного японского языка. // Сборник статей: ЯПОНСКИЙ ЯЗЫК В ВУЗЕ: АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРЕПОДАВАНИЯ, Выпуск 6, Материалы научно-методической конференции «Японский язык и проблемы преподавания», (октябрь, 2011г.)., М.,ИД «Ключ-С», 2011. – С.65-73.
 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.