WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Репрезентация фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ в русском и английском языках: структурный и семантический аспекты

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

(%*f.

СИРОТКИНА Ирина Владимировна

РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ ФРАЗЕОСЕМАНТИЧЕСКОГО ПОЛЯ ПЕЧАЛЬ

В РУССКОМ И АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКАХ:

СТРУКТУРНЫЙ И СЕМАНТИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ

Специальность 10.02.20 - «Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание»

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук

Челябинск - 2012


Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном

образовательном учреждении высшего профессионального образования

«Тобольская государственная социально-педагогическая академия

им. Д.И.Менделеева»


Научный руководитель:


доктор филологических наук, профессор Ермакова Елена Николаевна



Официальные оппоненты:


доктор филологических наук,

профессор кафедры общего языкознания

ФГБОУ ВПО «Тюменский государственный

университет»

Белякова Светлана Михайловна


кандидат филологических наук, доцент кафедры иностранных языков ФГБОУ ВПО «Челябинский государственный педагогический университет» Зырянова Александра Владимировна


Ведущая организация:


ФГБОУ ВПО «Курганский государственный университет»


Защита состоится «18» мая 2012 года в 16:00 часов на заседании объединённого диссертационного совета ДМ 212.295.05, созданного на базе ФГБОУ ВПО «Челябинский государственный педагогический университет» по адресу: 454080, г. Челябинск, пр. Ленина, 69, конференц-зал (аудитория 116).

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале библиотеки Челябинского государственного педагогического университета (454080, г.Челябинск, пр. Ленина, 69).

Автореферат разослан «16» апреля 2012 года


Учёный секретарь диссертационного совета доктор филологических наук, доцент


Л.П.Юздова


2


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Взаимосвязь языка народа и его национального сознания является предметом изучения лингвистов на протяжении последних двух столетий. К вопросу о национально-культурной специфике языка обращались многие учёные в разных отраслях лингвистики, начиная с Гумбольдта в XIX в. и заканчивая представителями таких сравнительно молодых лингвистических наук, как когнитивная лингвистика, лингвокультурология и теория межкультурной коммуникации (А.П.Бабушкин, А.Вежбицкая, С.Г.Воркачёв, А.А.Зализняк, В.И.Карасик, Н.А.Красавский, Е.С.Кубрякова, В.А.Маслова, М.В.Никитин, З.Д.Попова, Ю.С.Степанов, И.А.Стернин, В.Н.Телия, С.Г.Тер-Минасова, А.Д.Шмелёв, G.Lakoff, M.Johnson, R.W.Langacker, F.Ungerer и др.).

Развитие контрастивных исследований, активизация интереса к проблемам «язык и культура», «язык и мышление», расширение когнитивных, этнолингвистических наблюдений в современной науке о языке, развитие экспериментальных и психолингвистических исследований в сфере соотношения национальных языков и национального сознания привели к заметному повышению внимания исследователей к проблеме национальной специфики языка и национальной картины мира.

Наиболее ярко языковая картина мира отражается в идиоматике языка. Природа значения фразеологической единицы тесно связана с фоновыми знаниями носителя языка, с практическим опытом личности, с культурно-историческими традициями народа, говорящего на данном языке. Сопоставительное изучение фразеологических систем различных языков имеет большое значение как для разработки общей теории фразеологии, так и для изучения универсальных и отличительных признаков языков. Исследование фразеологического фонда нескольких языков в сопоставительном аспекте позволяет получить достоверную информацию об отношении к тому или иному факту действительности у представителей разных лингвокультур.

Актуальность темы предопределена важностью теоретического осмысления и практической типизации структурных и семантических особенностей русских и английских фразеологических единиц фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ, что обосновывается в современной лингвистической науке недостаточностью системных знаний о формах выражения эмоции «печаль» посредством фразеологизмов в русском и английском языках.

Объектом исследования является подсистема фразеологического состава русского и английского языков, представленная фразеологизмами, выражающими эмоцию «печаль».

Предметом исследования выступают структурные и семантические особенности исследуемых фразеологических единиц в сравнительно-сопоставительном аспекте.

Цель исследования заключается в выявлении и описании структурных и семантических свойств фразеологизмов фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ в русском и английском языках в сравнительно-сопоставительном аспекте.

3


Достижению цели способствует решение следующих задач:

1.  Выявить корпус фразеологизмов, составляющих фразеосемантическое

поле ПЕЧАЛЬ в русском и английском языках, путём сплошной выборки из

фразеологических печатных и электронных словарей.

2.       Проанализировать особенности структурной организации

фразеологических единиц исследуемой семантики, выявить продуктивные

синтаксические модели.

  1. Описать компонентный состав фразеологизмов фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ в русском и английском языках, выявить наиболее частотные компоненты в составе фразеологических единиц, определить сходные (универсальные) и различные (национальные) черты.
  2. Рассмотреть варианты фразеологизмов фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ в русском и английском языках, определить типы вариативности, описать случаи контаминации фразеологических единиц.

5.     Осуществить семантическую классификацию фразеологизмов

фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ.

6.  Проанализировать семантические связи и отношения фразеологизмов

фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ в русском и английском языках,

рассмотреть омонимию, полисемию и синонимию фразеологических единиц

исследуемого поля.

7.    Выявить национально-культурные особенности фразеологизмов

фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ в русском и английском языках,

проанализировав метафоры, лежащие в основе формирования значения

фразеологических единиц.

Теоретическую базу исследования составили положения, представленные в трудах отечественных и зарубежных учёных по проблемам семантики (Ю.Д.Апресян, И.В.Арнольд, Н.Д.Арутюнова, Е.Г.Беляевская, С.Г.Бережан, Л.М.Васильев, В.Г.Вилюман, В.В.Виноградов, В.А.Звегинцев, М.А.Кронгауз, Ф.А.Литвин, М.В.Никитин, В.Н.Телия, M.Stubbs, S.Ullmann и др.); по вопросам фразеологии и фразеологической семантики (Н.Ф.Алефиренко, В.Л.Архангельский, А.М.Бабкин, Е.Н.Ермакова, В.П.Жуков, А.В.Кунин, А.И.Молотков, Н.А.Павлова, В.М.Савицкий, А.М.Чепасова, Н.М.Шанский, D.J.Allerton, O.Leontovich, U.Weinreich и др.); по проблеме описания структурных и семантических особенностей фразеологических единиц (Ю.В.Казакова, И.Г.Казачук, В.А.Лебединская, А.М.Мелерович, Ж.З.Мительская, В.М.Мокиенко, Н.В.Филимонова, А.М.Чепасова и др.); лингвокогнитивный и лингвокультурологический аспекты исследования фразеологизмов (А.В.Белобородова, Т.Н.Лоскутова, А.В.Свиридова, В.Н.Телия, Т.З.Черданцева, В.Е.Щербина, R.W.Gibbs и др.); по проблемам лингвокультурологии (А.Вежбицкая, С.Г.Воркачёв, В.И.Карасик, В.А.Маслова, Ю.С.Степанов, В.Н.Телия, А.Д.Шмелёв и др.); в области психологии эмоций (В.К.Вилюнас, К.Э.Изард, С.Л.Рубинштейн, З.Фрейд, M.B.Arnold, R.Buck, R.W.Lazarus, A.Ortony, R.Plutchik и др.); по вопросам лингвистического описания  эмоций  (В.Ю.Апресян,  Ю.Д.Апресян,  Л.Г.Бабенко,  Я.В.Колосов,

4


И.Б.Косицына,        Н.А.Красавский,        Е.Е.Стефанский,        В.П.Шабанова,

В.И.Шаховский, A.Barcelona, Z.Kovecses, A.Wierzbicka и др.).

Источником исследования послужили одно- и двуязычные фразеологические словари современного русского и английского языков: Большой фразеологический словарь русского языка. Значение. Употребление. Культурологический комментарий (отв. ред. В.Н.Телия, 2006); Русская фразеология (Р.И.Яранцев, 2007); Русская фразеология. Историко-этимологический словарь (А.К.Бирих, В.М.Мокиенко, Л.И.Степанова, 2007); Свод фразеологизмов современного русского языка (В.М.Бурмако, Л.П.Гашева, Т.Г.Голощапова, Е.Н.Ермакова, 1987); Словарь фразеологических омонимов современного русского языка (под ред. Н.А.Павловой, 2003); Словарь фразеологических синонимов русского языка (А.К.Бирих, В.М.Мокиенко, Л.И.Степанова, 2009); Фразеологический объяснительный словарь русского языка (А.Н.Баранов, М.М.Вознесенская, Д.О.Добровольский, 2009); Фразеологический словарь русского литературного языка (А.И.Фёдоров, 2008); Фразеологический словарь современного русского литературного языка (А.Н.Тихонов, А.Г.Ломов, А.В.Королькова, 2004); Англо-русский фразеологический словарь (А.В.Кунин, 1984, 2001); Словарь американских идиом (А.Маккей, М.Т.Ботнер, Дж.И.Гейтс, 1997); Cambridge Idioms Dictionary (2006); Longman Idioms Dictionary (2008); Oxford Idioms Dictionary for Learners of English (2006); фразеологические онлайн словари: http:// idiomatika.academic.ru, www.idiomsite.com. Материалом исследования также явились фрагменты художественных, публицистических и газетных текстов русских и английских авторов конца XIX - начала XXI века, представленные в Национальном корпусе русского языка (www.ruscorpora.ra), в Британском национальном корпусе (www.natcorp.ox.ac.uk).

Материалом исследования послужила авторская картотека, насчитывающая 368 русских и 137 английских фразеологизмов фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ в 5745 и 4289 употреблениях соответственно.

Достижение цели и решение поставленных задач предполагает использование следующих методов и приёмов, предопределённых спецификой описываемого материала:

1)   описательный метод, предполагающий анализ, интерпретацию и

классификацию фразеологических единиц, необходимый для систематизации

фактического материала;

2)  сравнительно-сопоставительный метод, применяемый для выявления

универсальных и специфических характеристик семантики и структурной

организации фразеологизмов русского и английского языков;

3)   метод анализа словарных дефиниций, позволяющий определить

семантическое содержание анализируемых единиц на основе их

дефиниционных текстов;

4)     контекстологический анализ, предоставляющий возможность

исследовать особенности функционирования фразеологических единиц в

условиях контекста;

5


5) приём количественного учёта, необходимый для анализа и сравнения количественных показателей продуктивности структурных моделей, компонентов фразеологических единиц, различных семантических объединений фразеологизмов и обобщения полученных результатов.

Научная новизна исследования заключается в том, что впервые понятие «печаль» выступает как центр фразеосемантического поля, выявляются фразеологизмы разных классов, выражающие состояние печали в русском и английском языках, осуществлен комплексный анализ данных единиц: описаны основные структурные модели, компонентный состав, семантика, семантические связи и отношения - вариантность, синонимия, омонимия, полисемия, рассмотрены различные типы метафор, формирующие значение фразеологических единиц. Приведены доказательства универсальности и специфичности функционирования фразеологических единиц со значением «печаль» в русском и английском языках.

Теоретическая значимость заключается в исследовании специфики репрезентации фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ в русском и английском языках. Результаты исследования вносят определённый вклад в изучение проблемы выражения эмоций в языке и могут способствовать дальнейшему изучению фразеологизмов, выражающих эмоции, в сопоставительном аспекте.

Практическая значимость данного диссертационного исследования состоит в том, что результаты и материал исследования могут быть использованы в практике преподавания курсов лингвокультурологии, фразеологии и лексикологии русского и английского языков в высших учебных заведениях, при разработке спецкурсов для студентов филологических факультетов и факультетов иностранных языков, при написании курсовых и квалификационных работ. Фразеологический материал диссертации может быть использован при создании словарей разных типов.

Положения, выносимые на защиту:

  1. ПЕЧАЛЬ является одним из базовых понятий языковой картины мира. Несмотря на то, что английский язык имеет хорошо развитую лексическую систему, фразеосемантическое поле ПЕЧАЛЬ в английском языке представлено в меньшем объёме, чем в русском, что объясняется как лингвистическими, так и экстралингвистическими причинами.
  2. Структурная организация фразеологизмов фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ представлена восьмью моделями. Наиболее продуктивные структурно-синтаксические модели (модель словосочетания с бывшей связью согласование или управление в русском языке и модель словосочетания с бывшей связью примыкание в английском) оказываются разными, что объясняется особенностями грамматического строя исследуемых языков.

3.   Состав компонентов фразеологизмов фразеосемантического поля

ПЕЧАЛЬ ограничен определёнными лексико-семантическими группами. Круг

понятийных областей является универсальным для сопоставляемых языков.

Среди компонентов-существительных в русском и английском языках наиболее

продуктивны номинанты эмоций и соматизмы. В составе русских

фразеологизмов преобладают глагольные компоненты, выражающие действия,

6


деятельность, движение, что свидетельствует о динамике переживания эмоции печали и активности её носителя, тогда как в английских фразеологизмах доминируют глаголы бытия, что говорит о статичности переживания эмоции печали и пассивности её носителя.

4.    Универсальный характер семантики фразеологических единиц

фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ в русском и английском языках

проявляется в том, что фразеосемантическое поле ПЕЧАЛЬ формируется

фразеологизмами пяти разных номинативных структурно-семантических

классов - предметных, процессуальных, призначных, качественно-

обстоятельственных и модальных. Группы фразеологизмов, выделяемые среди

классов, также являются общими для исследуемых языков.

5.  Для русских фразеологизмов фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ

характерна большая вариативность и синонимичность, для английских единиц

- полисемичность.

6. Изучение специфики образного (метафорического) компонента русских

и английских фразеологизмов фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ позволяет

установить национально-культурную специфику осмысления и психической

обработки различных проявлений эмоции «печаль» в двух лингвокультурах.

Апробация работы. Основные положения диссертации изложены в 10 публикациях, в том числе в двух статьях в научных журналах «Вестник Челябинского государственного педагогического университета» № 1 за 2012 г. и «Вестник Челябинского государственного университета» № 5 за 2012 г., включённых в перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий ВАК РФ. Результаты работы обсуждались на заседаниях кафедры романо-германских языков и методик преподавания в ТГСПА им. Д.И.Менделеева. Теоретические положения и практические результаты исследования изложены в статьях и материалах по итогам научных конференций: VI Международной научно-практической конференции «Последните научни постижения - 2010» (София, 2010), Всероссийской с международным участием научно-практической конференции «Виноградовские чтения» (Тобольск, 2010), VII Международной научно-практической конференции «Языковая система и социокультурный контекст в аспекте когнитивной лингвистики» (Чебоксары, 2010), III Международной научно-практической конференции «Знаменские чтения: Филология в пространстве культуры» (Тобольск, 2011).

Структура работы определяется её целью и поставленными в ней задачами. Диссертация состоит из введения, трёх глав, заключения, библиографического списка, списка использованных лексикографических источников и справочников, приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность исследования, обозначаются основные проблемы, цель, задачи работы, уточняются методы анализа, раскрывается научная новизна, область теоретического и практического применения, формируются положения, выносимые на защиту, описывается структура диссертации.

7


В первой главе «ПЕЧАЛЬ как одно из базовых понятий языковой картины мира» излагается теоретический материал исследования, рассматривается печаль как фрагмент эмоциональной картины мира в русской и английской лингвокультурах, определяются компоненты, структурирующие фразеосемантическое поле ПЕЧАЛЬ в русском и английском языках.

В параграфе 1.1. «Понятие языковой картины мира» рассматриваются понятия «языковая картина мира», «национальная картина мира», «фразеологическая картина мира».

Язык выступает связующим звеном между внутренним миром человека и внешним миром: человек, воспринимая в процессе деятельности мир, фиксирует в языке результаты своего познания. Совокупность знаний человека о мире, запечатленных в языковой форме, представляет собой языковую картину мира.

Каждый естественный язык отражает определённый способ восприятия действительности и создает свою картину мира, специфичную и уникальную для каждого языка и, соответственно, народа, этнической группы, речевого коллектива, пользующегося данным языком как средством общения.

Наиболее ярко языковая картина мира отражается в идиоматике языка. Природа значения фразеологической единицы тесно связана с фоновыми знаниями носителя языка, с практическим опытом личности, с культурно-историческими традициями народа, говорящего на данном языке. Исследование фразеологического фонда нескольких языков в сопоставительном аспекте позволяет получить достоверную информацию об отношении к тому или иному факту действительности у представителей разных лингвокультур.

В параграфе 1.2. «ПЕЧАЛЬ как фрагмент эмоциональной картины мира в русской и английской лингвокультурах» даётся определение понятия «эмоциональная картина мира», обсуждается вопрос об универсальности и национальной специфичности эмоций, рассматривается такой фрагмент эмоциональной картины мира, как печаль.

Эмоции являются важными фрагментами как научной, так и языковой картин мира. Представляя собой одну из фундаментальных человеческих эмоций, печаль является неотъемлемым компонентом духовной культуры. Эмоция печали, при всей своей универсальности, проявляет в разных языках определённую специфику вербализации, обусловленную присущей говорящим субъективностью интерпретации окружающей действительности, что представляет несомненный интерес для лингвистики.

Выбор фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ в качестве объекта исследования не случаен. Существует стереотип, согласно которому отличительными чертами русского народа считается его «природная склонность к пассивности, фатализму, пессимизму, глубокому унынию, беспричинной тоске и грусти, повышенной эмоциональности»1. Англичане также склонны к ипохондрии, тоскливому настроению, происходящими большей частью от пресыщения жизнью.

1 Вежбицкая, А. Язык. Культура. Познание [Текст] / А.Вежбицкая. - М: Русские словари, 1997. - С. 33.

8


Эмоция печали переживается как грусть, тоска, уныние, хандра, меланхолия, горе, скорбь. Грусть - это лёгкая печаль, она характеризуется несильным, неглубоким и кратковременным состоянием, имеет наименьшую неприятность переживания, а в некоторых случаях даже может быть приятна (так называемая «светлая грусть»). Тоска является наиболее сильным, интенсивным и продолжительным чувством, характеризуется наибольшей неприятностью переживания. Уныние - это безнадёжная печаль. Хандра - это мрачное тоскливое настроение, безысходная, томительная скука. Меланхолия -это болезненно-угнетённое состояние. Глубокая печаль по поводу утраты кого-либо или чего-либо ценного, необходимого называется горем. Горе имеет своим следствием особый тип поведения - скорбь, которая детерминируется и предписывается главным образом социокультурными нормами.

В параграфе 1.3. «Фразеосемантическое поле ПЕЧАЛЬ в русском и английском языках: этимолого-культурологический аспект» определяются критерии отбора материала исследования, обосновываются сходства и различия в репрезентации фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ в русском и английском языках, проводится этимолого-культурологический анализ номинантов эмоции «печаль».

Под фразеосемантическим полем понимается совокупность фразеологических единиц, которые находятся в определённых системных отношениях и объединяются общностью семантической темы и общностью выражения одного понятия. Фразеологическая единица - устойчивое сочетание слов, которое характеризуется постоянным лексическим составом, грамматическим строением и известным носителям данного языка значением (в большинстве случаев - переносно-образным), не выводимым из значения составляющих фразеологическую единицу компонентов (В.Н.Телия).

Фразеосемантическое поле ПЕЧАЛЬ в русском и английском языках формируется фразеологизмами пяти разных номинативных структурно-семантических классов (по классификации А.М.Чепасовой). Наиболее представлены в исследуемых языках процессуальные фразеологизмы, затем следуют предметные, менее представлены призначные, качественно-обстоятельственные и модальные фразеологизмы. Количественный объём фразеологизмов в соответствии со структурно-семантическими классами в русском и английском языках представлен в таблице 1.

Таблица 1 Количественный объём фразеологизмов

Класс ФЕ

Русские ФЕ

Английские ФЕ

Предметные ФЕ

124

34%

21

15%

Процессуальные ФЕ

174

47%

90

66%

Призначные ФЕ

33

9%

19

14%

Качественно-обстоятельственные ФЕ

21

6%

6

4%

Модальные ФЕ

16

4%

1

1%

Всего ФЕ

368

100 %

137

100%

9


Материалом исследования послужили фразеологические единицы, зафиксированные во фразеологических словарях. Разное количественное соотношение фразеологизмов в русском и английском языках (368 и 137 соответственно) объясняется разными причинами: во-первых, разными лексикографическими традициями в составлении фразеологических словарей в русском и английском языках (разное понимание понятия «фразеологизм», малое количество работ по фразеологии в английской и американской лингвистике); во-вторых, меньшей разработанностью понятия «печаль» в английском языке (английские номинанты эмоции «печаль» появились позднее по сравнению с русскими, в основном принадлежат к заимствованной лексике, являются производными единицами); в-третьих, особенностями склада характера русских и англичан (англичане менее склонны открыто выражать свои эмоции).

Во второй главе «Структурные особенности фразеологизмов фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ в русском и английском языках» рассмотрена структурная организация, компонентный состав и вариативность фразеологических единиц исследуемого поля в сопоставительном аспекте. В результате анализа были выявлены межъязыковые параллели и различия в структурно-синтаксической организации фразеологизмов и компонентном составе.

В параграфе 2.1. «Структурные модели фразеологизмов

фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ в русском и английском языках»

описываются         продуктивные         структурно-синтаксические         модели

фразеологических единиц в сопоставляемых языках.

Выделяется восемь структурных моделей синтаксической организации фразеологизмов фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ в русском и английском языках. Типы моделей и количественный объём моделей в русском и английском языках представлен в таблице 2.

Таблица 2 Количественный объём структурных моделей

Структурная модель

Количество русских ФЕ

Количество английских ФЕ

Модель сочетания слов

11

3%

11

8%

Модель словосочетания с бывшей связью

•          согласование

•          управление

•          примыкание

99 154

3

27%

42%

1%

106

77%

Модель простого двусоставного предложения

56

15%

6

4%

Модель простого односоставного предложения

23

6%

1

1%

Модель неполного предложения

2

0,5 %

Модель части сложного предложения

10

3%

Модель однородных членов предложения

2

0,5 %

5

4%

Модель сравнительного оборота

8

2%

8

6%

Всего ФЕ

368

100 %

137

100 %

Самой распространённой моделью является модель словосочетания, по ней построено 70% русских и 77% английских фразеологизмов фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ. В русских фразеологизмах продуктивной является модель словосочетания с бывшей связью управление (42%) или согласование (27%), тогда как английские фразеологизмы строятся по модели словосочетания с бывшей связью примыкание (77%), что объясняется особенностями грамматического строя анализируемых языков. Приведём примеры. Модель словосочетания с бывшей связью управление: V + ?4 -вешать нос; V + рг + ?6 - быть (находиться) в миноре; V + ?4 + ?2 -утратить бодрость духа и др. Модель словосочетания с бывшей связью согласование: Adj. + Ni - светлая печаль; Р II + Ni - подавленное состояние и др. Модель словосочетания с бывшей связью примыкание: V + Adv. - скорбеть душевно; V + N - hang one's head; V + pr + the + N - be in the blues; V + a + Adj. + N - make a long face и др.

Второй по продуктивности в русском языке является модель простого двусоставного предложения (15%): S (Ni) + Р (V) - тоска берёт (находит, наваливается, нападает, грызёт, заедает, одолевает); S (Ni) + Р (V) + О (N4) -печаль обнимает душу (сердце); S (Ni) + Р (V) + М (рг + Nт) - камень на душе (сердце) лежит и др. В английском языке второй по продуктивности является модель сочетания слов (8%): V + рг - yearn after, торе about; pr + N - off colour, out of heart; pr + the + N - in the doldrums, under the weather и др.

Третьей продуктивной моделью русских фразеологизмов является модель простого односоставного предложения (6%): Р (Stative) + М (рг + N6) - грустно на душе (сердце); Р (V) + М (рг + N6) - скребёт на душе (сердце); О (рг + N4) + Р (part. + V + part.) - на свет не глядел бы и др. В английском языке третьей по продуктивности является модель сравнительного оборота (6%): conj. + Adj. + conj. + N - as black as night; V + pr + a + N- cry like a baby; V + a + N + conj. + Adj. + conj. + a + Adj. + N - have a face as long as a wet week и др.

В английских фразеологизмах не представлена модель неполного предложения и модель части сложного предложения. Для английских фразеологизмов характерно большее, по сравнению с русскими фразеологизмами, количество компонентов, которое достигается за счёт служебных частей речи - предлогов и артиклей.

Основные внутриструктурные признаки языков накладывают свой отпечаток на структурную организацию фразеологизмов: наличие неопределённого и определённого артиклей в большинстве фразеологизмов английского языка как грамматической категории, присущей английскому языку и отсутствующей в русском; ярко выраженная падежная система фразеологизмов русского языка и наличие лишь двух падежей (общего и притяжательного) у фразеологизмов английского языка: значения русских падежей в английском языке передаются предложно-именными сочетаниями; частое употребление в английских фразеологизмах компонента one's, который в контексте заменяется требуемым ситуацией притяжательным местоимением; отсутствие категории рода у существительных английского языка.

11


В параграфе 2.2. «Компонентный состав фразеологизмов фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ в русском и английском языках»

анализируется компонентный состав фразеологизмов исследуемого поля, определяется принадлежность компонентов фразеологизмов к определённым лексико-семантическим группам, выявляются универсальные и специфические черты.

Компонентами фразеологических единиц являются слова знаменательных и служебных частей речи. Состав компонентов фразеологизмов фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ ограничен определёнными лексико-семантическими группами. Круг понятийных областей является универсальным для сопоставляемых языков.

Общими компонентами в русских и английских фразеологизмах являются отвлечённые существительные, относящиеся к эмоциональной сфере и выражающие чувство и состояние человека: настроение (9)*, состояние (6), чувство (5), тоска (132), печаль (77), горе (64), грусть (59), уныние (26), скорбь (20), меланхолия (13), хандра (13), горечь (12), горесть (5), томление (2), кручина (2), blues 'тоска, уныние, хандра' (6), sorrow 'печаль' (4), grief 'горе, печаль, скорбь' (4), gloom 'мрачность, уныние' (3), dumps 'уныние' (2), depression 'депрессия, тоска, удручённость, уныние, подавленность' (1), despondence 'уныние, упадок духа, подавленность' (1), woe 'горе, скорбь' (1) и др. Как показал анализ частотности употребления, для русского языка характерно более частое использование номинантов эмоции «печаль» в качестве компонентов фразеологизмов. Универсальной особенностью является употребление в русских и английских фразеологизмах таких компонентов, как сердце (58), душа (54), дух (6), heart 'сердце'(19), mind 'дух, душа' (2).

Конкретные существительные, входящие в состав русских и английских фразеологизмов, принадлежат следующим лексико-семантическим группам: существительные, обозначающие части тела человека, соматические реакции, физические и природные явления, объекты природы, представителей фауны, предметы быта, одежду. Наиболее представлена группа соматизмов: голова (10), грудь (10), лицо (8), глаза (6), руки (4), волосы (2), нос (1), нога (1), пальцы (1), тело (\),face 'лицо' (10), head 'голова' (3), mouth 'рот' (3), hands 'руки' (2), back 'спина' (2), hump 'горб' (2), countenance 'лицо' (1), eye 'глаз' (1), brow 'бровь' (1), hair 'волосы' (1) и др. Переживание эмоции печали непосредственно отражается на внешнем облике человека, этим объясняется частотность употребления слов данной группы.

Компонентами фразеологических единиц исследуемого поля становятся вещественные существительные, но их количество в русских и английских фразеологизмах невелико (4%). Следует отметить параллелизм в выборе вещественных существительных в качестве компонентов фразеологизмов: краски, вино, вода, пепел в русском языке и ink 'чернила', wine 'вино', water 'вода', ashes 'пепел' в английском языке.

В     скобках    указывается    количество    употреблений    в    качестве     компонентов     фразеологизмов фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ.

12


Компоненты-прилагательные, входящие в состав фразеологизмов, относятся к трём разрядам: качественные, относительные и притяжательные. В английских фразеологизмах фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ не представлены притяжательные прилагательные, так как значение притяжательности в английском языке выражается употреблением существительного в притяжательном падеже. Граница между лексико-грамматическими группами прилагательных подвижна. Одно и то же прилагательное может в своём основном значении быть относительным, а в переносных - качественным. Например, прилагательное свинцовый является относительным и имеет значение «сделанный из свинца», а в качестве компонента фразеологизма свинцовая тоска оно приобретает качественное значение «тяжёлый». Возможно также проявление у притяжательных прилагательных качественного значения. Так, прилагательное волчий имеет притяжательное значение «принадлежащий волку», а в составе фразеологизма волчья тоска оно приобретает качественное значение «сильный, чрезмерный».

Прилагательные-компоненты фразеологизмов относятся к разным лексико-семантическим группам. Общими для русских и английских фразеологизмов являются прилагательные, выражающие эмоциональное состояние человека, физические характеристики предметов (размер, высоту, длину, вес, форму), и прилагательные, обозначающие цвет.

Глаголы больше всего представлены в классе процессуальных фразеологизмов, в которых они являются главным компонентом. Компонентами русских и английских фразеологизмов стали глаголы следующих лексико-семантических групп: глаголы бытия; глаголы, выражающие конкретные физические действия; глаголы движения и перемещения; глаголы, обозначающие положение в пространстве и его изменение; глаголы, выражающие эмоциональные состояния; глаголы, выражающие физические ощущения и физиологические реакции человека.

Глагольные компоненты различных семантических групп обладают различной продуктивностью во фразеологизмах сравниваемых языков. Самыми многочисленными в русском языке являются глаголы действия, деятельности, движения: ходить (2), бить (2), брать (2), вешать (2), раздирать (2), ломать (1), рвать (1), раскалывать (1) и др. В английском языке на первом месте по продуктивности стоят глаголы бытия: be 'быть' (19), have 'иметь' (8), get 'получать' (5). Преобладание в составе русских фразеологизмов глагольных компонентов, выражающих действия, деятельность, движение, свидетельствует об активном переживании эмоции печали русским человеком, выражающемся в различных действиях. Доминирование в английских фразеологизмах глаголов бытия говорит о статичности переживания эмоции печали и пассивности её носителя.

Становясь компонентами фразеологизмов, глаголы утрачивают свои конкретные индивидуальные значения и принадлежность к той или иной семантической группе. Так, например, глаголы движения в составе фразеологизмов теряют категориально-лексическую сему 'движение', а фразеологизм   в   целом   обозначает   действие   или   состояние.   Например,

13


фразеологизм ходить сентябрём имеет в своём составе глагол ходить, который в свободном употреблении трактуется как «двигаться, переступая ногами» и, соответственно, содержит сему 'движение'. Как компонент фразеологизма данный глагол утрачивает эту сему, а фразеологизм в целом имеет значение «иметь хмурый, мрачный, невесёлый вид».

В          параграфе         2.3.          «Вариативность         фразеологизмов

фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ в русском и английском языках» рассматриваются типы вариативности, случаи контаминации фразеологических единиц исследуемого поля.

Фразеологические единицы фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ в русском и английском языках представлены разными вариантами. Варианты фразеологических единиц определяются как «модификации одного и того же фразеологизма, которые тождественны семантически, но различаются несовпадением своего состава, включая фонетические, словообразовательные особенности и грамматическое оформление» . Выделяются следующие типы фразеологического варьирования: фонетическое, морфемное, компонентное, морфологическое, количественное, синтаксическое.

Фонетическое варьирование представлено варьированием фонем одного из компонентов. Данный тип варьирования наблюдается в следующих русских фразеологизмах фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ: изнывать унынием - изнывать уныньем, с тоской - с тоскою, всё кажется в чёрном свете - всё кажется в чёрном цвете. Среди английских фразеологизмов имеется только один пример фонетических вариантов: weigh down - weight down 'угнетать, тяготить'.

Морфемное варьирование представлено варьированием морфем одного из компонентов фразеологизма. Анализ вариантов русских фразеологизмов позволил выделить варьирование корневой морфемы и варьирование префиксов в процессуальных фразеологизмах с компонентом-глаголом совершенного или несовершенного вида: впадать/впасть в уныние, нагонять/нагнать тоску, разводить/развести грусть-тоску, вешать/повесить нос, туманиться/затуманиться печалью, топить/потопить/утопить горе в вине и др. Варьирование префиксов также имеет место у предметных фразеологизмов с компонентом-прилагательным: безысходная (неисходная) печаль, безутешное (неутешное) горе, невыносимая (непереносимая) тоска и др. Варьирование суффикса наблюдается у компонентов-существительных, прилагательных и глаголов: в глазах грусть (грустинка), опускать/опустить крылья (крылышки), смертная (смертельная) тоска, кошки скребут (скребутся) [на душе, на сердце] и др. В английских фразеологизмах морфемное варьирование наблюдается во фразеологизме be off one's feed (food) 'грустить, быть в плохом настроении'.

Под компонентным варьированием понимается замена одного компонента другим,  происходящая  в  рамках  одного   фразеологизма и  не

2 Ермакова, Е.Н. Фразо- и словообразование в сфере фразеологии современного русского языка [Текст]: монография / Е.Н.Ермакова. - Тюмень: «Вектор Бук», 2009. - С. 113.

14


вносящая каких-либо изменений в смысловое содержание фразеологизма. При таком варьировании часто употребляются синонимы, заменяющие как грамматически главный компонент, так и грамматически зависимый компонент. Данный тип варьирования широко представлен и в русских, и в английских фразеологизмах исследуемого поля.

Как показал анализ материала исследования, синонимами-заменителями

во фразеологизмах фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ в русском языке

являются, главным образом, номинанты эмоции «печаль» - печаль, грусть,

тоска, уныние, меланхолия, хандра, сплин, скорбь, горе, горечь. Синонимы-

номинанты эмоции «печаль» входят в большое количество фразеологизмов

предметного,        процессуального,        призначного        и         качественно-

обстоятельственного классов: глубокая печаль (тоска, меланхолия, скорбь, уныние, горе), предаваться/предаться печали (грусти, унынию, хандре, меланхолии), в печали (грусти, тоске, унынии, меланхолии, хандре), с печалью (грустью, тоской, горечью) в голосе и др. Данные синонимы не меняют смысловое содержание фразеологизма, а лишь вносят дополнительные оттенки значения, свойственные синонимам.

В английских фразеологизмах фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ компонентное варьирование представлено в следующих фразеологизмах: one's countenance (face) fell 'поникнуть головой', plumb the deeps (depths) of depression 'погрузиться в глубокую депрессию', have (get) the blues 'хандрить, находиться в унынии, меланхолии', drain (drink) the cup of bitterness to the dregs 'испить чашу горечи до дна', a cloud on (upon) one's brow 'пасмурный, мрачный, хмурый вид'.

Варьирование компонентов фразеологизмов может происходить не только за счёт синонимов, но и слов одной семантической группы: тоска одиночества (отчаяния, смерти), в голосе (глазах) грустинка, ходить сентябрём (октябрём), горе хлынуло потоком (рекой, волной), laugh on the other side of one's face (mouth) 'огорчиться, опечалиться, от смеха перейти к слезам', make (pull) a sad face 'иметь печальный вид' и др. Данный тип варьирования наблюдается и среди компонентов, обладающих ассоциативной близостью. Так во фразеологизме as black as a thunder cloud 'мрачнее тучи, туча тучей' компонент a thunder cloud 'грозовая туча' может заменяться словами, ассоциирующимися с чёрным цветом (ink 'чернила', night 'ночь') или обладающими одинаковой отрицательной коннотацией с чёрным цветом (sin 'грех').

Морфологическое варьирование представлено изменением падежной формы зависимого компонента. В нашей картотеке имеется всего один русский фразеологизм с данным типом варьирования: нагонять/нагнать тоску (тоски). В данном процессуальном фразеологизме варьируется форма компонента-существительного винительного и родительного падежей. В английских фразеологизмах фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ морфологическое варьирование отсутствует, что объясняется особенностями грамматического строя английского языка.

15


Количественное варьирование заключается в сокращении компонентного состава фразеологизмов. Данный тип варьирования широко представлен в русском и английском языках. Сокращению могут подвергаться компоненты в конечной или срединной позиции, утрата которых не нарушает целостности фразеологизма: камень на душе [лежит], заливать/залить тоску [вином], чаша [горькой] скорби, посыпать [себе] голову пеплом, на [белый] свет не глядел бы, be [down] in the dumps 'быть в унынии, подавленном состоянии', lie [heavy] at smb 's heart 'тяготить душу, лежать камнем на сердце', tear one 's hair [out] 'рвать на себе волосы' и др.

Синтаксическое варьирование характеризуется вариативным следованием компонентов: препозицией и постпозицией зависимого компонента. Данный тип варьирования широко представлен в русских фразеологизмах фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ, во многом это объясняется развитой системой падежных окончаний и свободным порядком слов в русском языке: смертная тоска - тоска смертная, в глазах грустинка -грустинка в глазах, камень на душе лежит - на душе камень лежит - на душе лежит камень и др. В английских фразеологизмах варьирование порядка следования компонентов не наблюдается, что объясняется аналитическим строем английского языка и строго закреплённым порядком слов.

Варьирование фразеологизмов не нарушает их семантического тождества; происходит актуализация внутренней формы фразеологизма, в некоторых случаях изменение стилевой принадлежности. Тождественность фразеологизмов-вариантов подтверждается их одинаковым значением, отнесённостью к одному и тому же типу семантики. Сравним: Батюшка мой умер. Барон повесил голову. Он и не знал даже об этом. (В.А.Соллогуб). -Что, Иванушка, не весел, что головушку повесил? (П.П.Ершов). Более употребителен сегодня вариант с компонентом голова; вариант с компонентом головушка - народное, поэтическое.

Варианты фразеологизмов могут появляться в результате контаминации. Под контаминацией в сфере фразеологии понимается скрещивание двух фразеологизмов на основе их структурной, функциональной или ассоциативной близости, приводящее либо к семантическому или формальному изменению производной единицы, либо к образованию нового фразеологизма.

Проанализировав случаи контаминации, мы обнаружили три разновидности контаминированных фразеологических образований в фразеосемантическом поле ПЕЧАЛЬ: 1) соединение частей двух фразеологических единиц, не совпадающих по лексическому составу, но сходных по синтаксической структуре или функции {поникнуть головой + пасть духом = поникнуть духом, вся в слезах + в тоске = вся в тоске и др.); 2) соединение двух фразеологических единиц, заканчивающихся одним и тем же словом (глубокая тоска + душевная тоска = глубокая душевная тоска, смертная тоска + чёрная тоска = смертная чёрная тоска и др.); 3) часть фразеологической единицы заменяется самостоятельной фразеологической единицей (чувство тоски + тоска одиночества = чувство тоски одиночества, подёрнуться печалью + облако печали = подёрнуться облаком печали и др.).

16


Как правило, контаминации подвергаются два фразеологизма, но иногда встречаются случаи, когда контаминируется более двух фразеологических единиц: грусть одна + грусть-тоска + тоска зелёная = одна грусть-тоска зелёная, чувство тоски + неизъяснимая тоска + тоска охватила = чувство неизъяснимой тоски охватило и др.

В нашей картотеке имеется всего один английский фразеологизм, образованный контаминацией: make a face 'сделать гримасу' + a long face 'грустное лицо' = make a long face 'опечалиться'.

Третья глава «Семантические особенности фразеологизмов фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ в русском и английском языках» посвящена описанию семантики фразеологизмов исследуемого поля, рассматривается омонимия, полисемия и синонимия фразеологических единиц, выявляются национально-культурные особенности фразеологизмов.

В параграфе 3.1. «Семантическая характеристика фразеологизмов, репрезентирующих фразеосемантическое поле ПЕЧАЛЬ в русском и английском языках» описываются семантические особенности фразеологизмов разных структурно-семантических классов.

Процессуальные фразеологизмы, составляющие фразеосемантическое поле ПЕЧАЛЬ, обозначают действие и состояние опечаленного человека. Наиболее представлена группа процессуальных фразеологизмов со значением состояния (65% в русском языке и 58,5% в английском языке). Процессуальные фразеологизмы выражают собственно состояние печали (предаваться печали, грустно на душе (сердце), тоска поедом ест, белый свет не мил, be sad at heart 'тосковать, томиться', be in the dumps 'быть в унынии, хандрить', have (get) the blues 'хандрить, находиться в унынии' и др.), переход в состояние печали (впадать/впасть в тоску, приходить/прийти в уныние, hit rock bottom 'впасть в уныние', fall into despondence 'впасть в уныние' и др.) и выход из данного состояния (размыкивать/размыкать печаль, разгонять/ разогнать (развеять, рассеять) тоску, dispel the gloom 'развеять мрачное настроение', dissipate sorrow 'разогнать тоску' и др.).

Процессуальные фразеологизмы также могут выражать действие (35% в русском и 41,5% в английском). Субъектные фразеологизмы выражают психическое действие (повесить голову, вытягивать лицо (физиономию), hang [down] one's head 'повесить голову', make (pull) a sad face 'опечалиться', tear one's hair out 'рвать на себе волосы' и др.), физическое действие (заливать тоску [вином], топить горе в вине, лить слёзы, drown grief in wine / drown one's sorrows 'заливать горе вином', sob one's heart out 'выплакать горе' и др.) и речемыслительное действие (разговорить печаль, paint smth in black colours 'рисовать что-либо мрачными красками, представлять что-либо в мрачном свете' и др.). В группе объектных фразеологических единиц выделяются фразеологизмы со значением отрицательного воздействия (вводить в тоску, вгонять в меланхолию, cast a gloom on smb 'опечалить кого-либо', give smb the blues 'наводить тоску, уныние', give smb the hump 'нагонять тоску' и др.) и фразеологизмы, выражающие речемыслительную деятельность (настроить на грустный тон, утешить в печали).

17


Предметные фразеологизмы фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ выражают чувство, настроение, душевное состояние опечаленного человека: элегическое настроение, минорное настроение, грусть-тоска, low spirits 'уныние, упадок духа', blue devils 'уныние, тоска, меланхолия, хандра', black dog 'уныние, хандра', a heavy heart 'печаль, уныние'. Переживание печали, с одной стороны, может быть интенсивным {великая печаль, огромная печаль, глубокая печаль, бездонная тоска, безграничная грусть, безмерная печаль, невыносимая тоска, невыразимая грусть и др.), с другой стороны, несильным, кратковременным, а иногда и приятным {лёгкая грусть, тихая печаль, томная печаль, задумчивая грусть, сладкая тоска и др.). Некоторые предметные фразеологизмы указывают на причину, вызывающую печаль, или её отсутствие {горесть разлуки, печаль любви, тоска одиночества, беспредметная тоска, беспричинная печаль, the baby blues 'послеродовая депрессия', Channel fever 'тоска по дому', the gloom of solitude 'тоска одиночества' и др.), содержат информацию о локализации эмоции «печаль» в организме человека {печаль в душе (сердце), печаль в глазах, печаль в голосе, в глазах (голосе) грустинка и др.). Небольшое число фразеологизмов данного класса обозначает субъект переживаемой эмоции {сокрушённое сердце, горемычная голова, падший дух, а sad dog 'мрачный, угрюмый человек', not a happy bunny 'несчастный, невесёлый человек' и др.).

Признанные фразеологизмы фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ обозначают признак, присущий субъекту, выражают состояние {в миноре, в состоянии печали, в подавленном состоянии, с тяжёлым сердцем, down in the dumps 'в унынии, в подавленном состоянии', out of heart 'в унынии, в подавленном настроении', under the weather 'в подавленном настроении' и др.) и внешний вид опечаленного человека {в слезах, с поникшей головой, лишённый жизненных красок, убелённый горем, one's neck adroop 'с опущенной головой', with a long face 'с грустным лицом', down in the mouth 'в унынии' и др.).

Качественно-обстоятельственные фразеологизмы выражают образ действия {с печалью в глазах (голосе), с печалью в душе (сердце), с тяжёлым сердцем, with a sad (heavy, leaden, sore) heart 'с тяжёлым сердцем', with a long face 'с грустным лицом' и др.), обстоятельство действия {с тоски, на горе, on the rebound 'с досады' и др.).

Модальные фразеологизмы являются средством выражения разнообразных эмоциональных и рациональных отношений говорящего к высказанной мысли, средством выражения оценки действий, событий, состояний: к горю, к огорчению, к прискорбию, какая печаль!, экое горе!, вот горе-то!, не было печали!, [и] смех и горе, good (great) grief! 'боже мой!' и др.

В параграфе 3.2. «Семантические связи и отношения фразеологизмов фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ в русском и английском языках» рассматривается омонимия, полисемия и синонимия исследуемых фразеологических единиц.

Под фразеологической омонимией понимается такое языковое явление, при котором две или более фразеологические единицы имеют одинаковый

18


компонентный состав, но разграничиваются типом семантики, синтаксическими свойствами и функциями.

Внутренняя омонимия (звуковое совпадение двух или более фразеологизмов) представлена двумя типами: 1) омонимичные фразеологизмы с одним категориальным значением; 2) омонимичные фразеологизмы с разными типами категориального значения.

Внутрикатегориальные фразеологические омонимы имеют тождественную форму, но ядра значений у них разные, несовместимые. Например, фразеологизм бросать/бросить (накинуть) тень имеет значение «печалить, омрачать, вызывать/вызвать тяжёлое, мрачное настроение»: Средь отроков я молча целый день /Бродил угрюмый - все кумиры сада / На душу мне свою бросали тень. (А.С.Пушкин). Омонимичный ему фразеологизм толкуется как «позорить, чернить, порочить, компрометировать»: Грацианский всё время пытался немножко обелить бывшего приятеля из опасения бросить тень на собственную репутацию. (Л.Леонов).

Образование межкатегориальных фразеологических омонимов сопровождается изменением синтаксической функции фразеологизма, синтаксической и лексико-семантической сочетаемости, характером связи между членами предложения. Анализ материала показывает, что межкатегориальные омонимичные отношения наблюдаются между двумя единицами разных структурно-семантических классов. Большое число омонимов возникает между призначными и качественно-обстоятельственными фразеологизмами фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ. Первые обозначают признак, состояние лица, вторые - признак действия.


Призначный фразеологизм

Он нашёл меня бодрой, весёлой, очаровательной, но с тайной грустью e глазах. (Е.Белкина) Each one of us returned home worn out and with a heavy heart: we felt that the Emperor was lost to us. (William H.C. Smith)


Качественно-обстоятельственный фразеологизм

Клим   видел,   что  мать  любуется

Алиной     с    грустью     в    глазах.

(М.Горький)

Lisa glanced defeatedly at the pile of

papers, then with a heavy heart she

gathered them up. (Stephanie Howard)


Внутрикатегориальную омонимию следует отличать от полисемии, которая заключается в наличии у языковой единицы двух или более взаимосвязанных значений. Так фразеологизм брать/взять (хватать) за душу (сердце) имеет три значения: 1) сильно, глубоко волновать, трогать, тревожить; 2) сильно глубоко волновать, вызывая восторг, восхищение; 3) сильно, глубоко волновать, трогать, вызывая грусть, щемящую тоску. Все три значения объединены семой 'сильно, глубоко волновать'. Выйдешь, бывало, в свой садик и вдруг слышишь протяжный жалобный вой, который просто хватал за душу. Это была несчастная собака, которая сидела на привязи. (Д.Н.Мамин-Сибиряк. Зрелые годы). Илья подумал, что вот поют эти люди, хорошо поют,

19


так что песня за душу берёт. (М.Горький. Трое). Павка, сыграй что-нибудь грустное, чтобы за душу брало. (Н.Островский. Как закалялась сталь).

Полисемичными являются 3% русских и 10% английских фразеологизмов фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ, таким образом, можно заключить, что полисемия больше характерна для английского языка.

Вслед за А.М.Чепасовой, под фразеологическими синонимами мы понимаем «два (или больше) фразеологизма, обозначающих одно понятие, принадлежащих к одному классу, одной субкатегории и группе и отличающихся друг от друга семантически или стилистически»3.

Как показал анализ материала исследования, в синонимические отношения вступают 55% русских и 43% английских фразеологизмов фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ. Русские фразеологизмы-синонимы способны организовывать ряды, включающие в свой состав от двух до девяти единиц. Отметим обратно пропорциональное отношение количества синонимов в ряду к количеству рядов: больше всего рядов, включающих два синонима (28 рядов), и меньше рядов, состоящих из семи и девяти единиц (по 1 ряду). Английские синонимические ряды исследуемого поля характеризуются меньшим количеством единиц в ряду и включают от двух до четырёх фразеологизмов.

Синонимические ряды могут состоять как из фразеологизмов одной модели, так и из фразеологизмов разных синтаксических моделей. Синонимические ряды фразеологизмов, состоящие из единиц, построенных по одной синтаксической модели, принято называть одноструктурными. Так, одноструктурным является русский синонимический ряд, включающий призначные фразеологизмы, построенные по модели сравнительного оборота: как в воду опущенный - как потерянный - как пришибленный - как не живой (как полумёртвый) - как мокрая курица. Примером одноструктурного ряда в английском языке является синонимический ряд процессуальных фразеологизмов, организованных по модели словосочетания с бывшей связью примыкание have (get) the blues - have a fit of the blues - have (get) the hump -have (get) the pip 'хандрить, находиться в унынии, меланхолии; быть в угнетённом состоянии'.

Синонимические ряды, которые состоят из разных моделей фразеологизмов, называются разноструктурными. Следующий русский синонимический ряд включает шесть предметных фразеологизмов, первые три фразеологизма ряда построены по модели словосочетания с бывшей связью согласование, последние три - по модели словосочетания с бывшей связью управление: душевная (сердечная) печаль (грусть, тоска) - душевная скорбь (горечь) - душевное (сердечное) томление - печаль (грусть, тоска) в душе (сердце) - тоска (скорбь) души (сердца) - томление души (сердца). Приведём пример английского разноструктурного синонимического ряда, состоящего из двух процессуальных фразеологизмов, один из которых построен по модели

3 Чепасова,  А.М.  Семантические и грамматические свойства фразеологизмов  [Текст]:     учеб.  пособие к спецкурсу / А.М.Чепасова. - Челябинск: ЧГПИ, 1983. - С. 54.

20


словосочетания с бывшей связью примыкание, второй - по модели простого двусоставного предложения: have the black dog on one 's back - the black dog is on one 's back 'хандрить, находиться в состоянии уныния, меланхолии'.

Рассматриваемые в работе синонимические ряды можно назвать синонимико-вариационными, так как во многих случаях фразеологизмы-синонимы не отличаются друг друга ни семантически, ни стилистически и представляют собой варианты одного фразеологизма.

В параграфе 3.3. «Метафорическое осмысление эмоции «печаль» во фразеологизмах русского и английского языков» рассматриваются различные типы метафоры, лежащие в основе фразеологического значения, выявляются общие и культурно-специфические особенности выражения печали в русской и английской лингвокультурах.

Языковые средства выражения эмоций в высшей степени метафоричны. Номинация эмоции «печаль» в русском и английском языках осуществляется с помощью употребления различных типов метафоры: телесной, сенсорной, пространственной, ориентационной, антропоморфной, натурморфной, зооморфной, артефактной, цветовой, вкусовой, мортальной. Употребление разных типов метафоры в русских и английских фразеологизмах фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ представлено в таблице 3. Данные таблицы наглядно демонстрирует разные предпочтения русских и англичан в выборе объекта метафоры.

Телесная метафора (тот или иной жест отождествляется с внутренним состоянием человека) является одной из самых распространённых метафорических моделей среди фразеологизмов фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ. На данном типе метафоры построены 7% русских и 15% английских фразеологизмов исследуемого поля: поникнуть головой, вешать/повесить нос, вытягивать лицо (физиономию), опускать/опустить руки, hang one's head 'повесить голову', a face as long as a fiddle 'мрачное, унылое лицо, вытянутая физиономия', down in the mouth 'в унынии' и др.

21


В основе 17% русских и 9% английских фразеологизмов фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ лежит сенсорная метафора, когда эмоциональное состояние человека передаётся через ощущения, которые он испытывает: печаль теснит (щемит) грудь (сердце), тоска сжимает (давит, теснит) сердце (грудь, душу), lie heavy at one 's heart / weigh upon one's heart 'тяготить душу, лежать камнем на сердце', with a heavy heart 'с тяжёлым сердцем' и др.

Ориентационная метафора связана с ориентацией в пространстве. Так, эмоции «радость» и «печаль» метафорически противопоставлены как «верх» и «низ». Этой метафоре даётся физическая мотивировка: грусть и уныние гнетут человека, и он опускает голову, а положительные эмоции распрямляют его и заставляют поднять голову. Противопоставление «верх - низ» связано также с религиозными представлениями: «верх» ассоциируется с небом, божественным миром, а «низ» - с преисподней, отметим, что в христианстве печаль и уныние - один из смертных грехов. Данный тип метафоры больше всего представлен в английских фразеологизмах (19%), тогда как в русском языке он употребляется всего в 3% фразеологических единиц: падать/упасть духом, опустить крылья/крылышки, be down in the dumps 'быть в унынии', be at rock bottom 'впасть в уныние', low spirits 'уныние, упадок духа', fall into despondence 'впасть в уныние' и др.

В основе 8% русских и 10% английских фразеологизмов фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ лежит пространственная метафора, когда эмоция понимается человеком как ограниченное физическое пространство, в которое человек попадает извне или внутри которого он находится. Лингвистически данный тип метафоры, как правило, выражен сочетанием пространственного предлога e/in с существительным-номинантом эмоции: быть (находиться) в печали, вводить в тоску, впадать/впасть в уныние, погружаться в меланхолию, be in the dumps 'быть в унынии', be in the blues 'быть в унынии, меланхолии', be in the doldrums 'быть в унынии' и др.

Антропоморфная метафора, когда эмоциям приписываются человеческие качества и действия, больше характерна для русских фразеологизмов, чем для английских (ср. 7% в русском и 1% в английском): задумчивая грусть, мечтательная грусть, немая печаль, злая тоска, грусть (печаль) обнимает душу (сердце), грусть (тоска) подкрадывается/подкралась, тоска сосёт сердце, тоска гложет (грызёт, нападает, заедает) и др.

Натурморфная метафора построена на сравнении эмоционального состояния человека с объектами природы. В русском и английском языковом сознании печаль ассоциируется с образом тучи, тумана, дождливой погодой, осенними месяцами: дымка (облако) печали, туманиться/затуманиться печалью, пасмурное настроение, ходить сентябрём (октябрём), a cloud on (upon) one's brow 'пасмурный, мрачный, хмурый вид (букв.: облако на лбу)', have a face like a wet weekend 'иметь печальный, унылый вид (букв.: иметь лицо, похожее на дождливые выходные)', have a face as long as a wet week 'иметь печальный, унылый вид (букв.: иметь лицо, такое же длинное, как дождливая неделя)' и др.

22


Зооморфная метафора одинаково представлена и в русских, и в английских фразеологизмах исследуемого поля (4%), однако образы, лежащие в основе метафоры, разные: червь тоски, кошки скребут [на душе, на сердце], как мокрая курица, хоть волком вой, a sad dog 'мрачный, угрюмый человек (букв.: грустная собака)', black dog 'уныние, хандра (букв.: чёрная собака)', the black dog is on one's back 'хандрить, находиться в состоянии уныния, меланхолии (букв.: чёрная собака у кого-либо на спине)' и др.

Артефактная метафора основана на установлении нашим сознанием определённой связи между эмоцией и фактами овеществлённой культуры. Данный тип метафоры наблюдается в 1% русских и 3% английских фразеологизмов фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ. Универсальным для русской и английской лингвокультур является представление о печали как о чаше: горькая (горестная) чаша, чаша [горькой] скорби, пить/испить [полную] чашу горя (горечи) [до дна], пить/испить горькую чашу, a bitter сир 'горькая чаша', drain (drink) the сир of bitterness to the dregs 'испить чашу горечи до дна'.

На цветовой метафоре построены 3% русских и 6% английских фразеологизмов фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ. В русской лингвокультуре печаль соотносится с чёрным и зелёным цветами, в английской - с чёрным и синим: чёрная меланхолия, всё кажется в чёрном свете, представлять (видеть) в чёрном свете, чернее ночи (тучи), тоска зелёная, black dog 'уныние, хандра', as black as night (ink, sin, a thunder cloud) 'мрачнее тучи', blue funk 'эмоциональная депрессия из-за разочарования', blue devils 'уныние, депрессия, грусть, печаль' и др.

Вкусовая метафора лежит в основе 2% русских и 1% английских фразеологизмов фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ. Чаще всего печаль ассоциируется с горьким вкусом: горькая печаль, горькая чаша, чаша горькой скорби, пронизанный горечью, a bitter сир 'горькая чаша' и др. В русских фразеологизмах наблюдаются и другие вкусовые ассоциации: кислое настроение, сладкая грусть, острая тоска.

Мортальная метафора наблюдается только у русских фразеологизмов фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ (7%). В английских фразеологизмах данный тип метафоры не представлен. Мортальная метафора передаётся через употребление прилагательных, существительных и глаголов, выражающих смерть: смертная тоска, мёртвая тоска, убийственная тоска, просто смерть одна, настроиться на похоронный тон, помирать/помереть с тоски, погибать от тоски, пропадать/пропасть с (от) тоски, суицид замучил, убитый горем и

др.

Анализ образного (метафорического) компонента русских и английских фразеологизмов, выражающих печаль, позволил выделить некоторые общие черты в образном осмыслении данной эмоции русскими и англичанами: во-первых, эмоция «печаль» имеет одинаковое соматическое выражение в двух лингвокультурах; во-вторых, общим является представление о печали как эмоциональном «грузе», обременяющей, гнетущей сердце тяжести; в-третьих, печаль ассоциируется с болью; в-четвёртых, местом локализации печали является     сердце,     душа,     являющиеся,     согласно     наивной     анатомии,

23


«вместилищем эмоций»; в-пятых, в противопоставлении «верх - низ», восходящем к архетипическим формам видения мира, печаль соотносится с «низом» и имеет отношение к демоническим, тёмным силам, что осуждается христианским сознанием. Национально-специфическим является соотнесение эмоции печали с зелёным и чёрным цветами в русской лингвокультуре и с синим в английской. Образы, стоящие за метафоризуемой эмоцией (хищный зверь, кошка в русской лингвокультуре, чёрная собака - в английской), также характеризуются национальной спецификой.

В Заключении обобщаются результаты исследования и намечаются перспективы дальнейшего изучения обозначаемой проблемы. Проведенный сопоставительный анализ фразеологизмов фразеосемантического поля ПЕЧАЛЬ в русском и английском языках выявил как общие, так и специфические черты в структуре и семантике исследуемых единиц. Структурная организация и варьирование русских и английских фразеологизмов обнаруживает некоторые отличительные черты, которые объясняются особенностями грамматического строя анализируемых языков. Семантическая характеристика фразеологических единиц исследуемого поля является универсальной в русском и английском языках. Компонентный состав, образный компонент фразеологизмов характеризуется как общими, так и национально-специфическими чертами.

Перспективами дальнейшего научного поиска считаем изучение репрезентации эмоции «радость» фразеологическими средствами, сопоставление выражения печали и радости средствами фразеологии в русском и английском языках.

Основные положения диссертации отражены в  следующих печатных работах:

Статьи в журналах, рекомендованных ВАК для публикации результатов

диссертационного исследования:

  1. Сироткина, И.В. Языковые средства создания образности фразеологизмов, выражающих печаль, в русском и английском языках / И.В.Сироткина // Вестник Челябинского государственного педагогического университета.-Челябинск, 2012. -№ 1. - С. 305-313.
  2. Сироткина, И.В. Национально-культурные особенности репрезентации эмоции «печаль» фразеологическими средствами в русской и английской лингвокультурах / И.В.Сироткина // Вестник Челябинского государственного университета. Филология. Искусствоведение. Вып. 63-Челябинск, 2012. -№ 5 (259). -С. 147-151.

24


Другие публикации:

  1. Сироткина, И.В. Словарные иллюстрации как средство отражения языковой картины мира / И. В. Сироткина // Материали за VI международна научна практична конференция «Последните научни постижения - 2010». Том 14. Филологични науки. - София «Бял ГРАД-БГ»ООД.-2010.-С. 41-44.
  2. Сироткина, И.В. Образное представление номинантов эмоций печаль и радость в русской и английской языковых картинах мира / И. В. Сироткина // Актуальные проблемы филологии, истории и культурологии: теоретический и методический аспекты: Межвузовский сборник научных работ. Выпуск V. - Тобольск: ТГСПА им. Д.И.Менделеева, 2010. - С. 62-66.
  3. Сироткина, И.В. Отражение наивной картины мира в русских пословицах и поговорках / И.В.Сироткина // Виноградовские чтения - 2010: Материалы Всероссийской с международным участием научно-практической конференции 14-15 октября 2010 г. - Тобольск: ТГСПА им. Д.И.Менделеева, 2010. - С. 142-143.
  4. Сироткина, И.В. Метафорическое употребление номинантов эмоций печаль и радость в русской и английской языковых картинах мира / И.В.Сироткина // Актуальные вопросы когнитивной лингвистики: сб. науч. ст. по материалам VII Международной науч.-практ. конф. «Языковая система и социокультурный контекст в аспекте когнитивной лингвистики» / Чуваш, гос. пед. ун-т; отв. ред. Н.Ю.Шугаева, Н.В.Кормилина. -Чебоксары: Чуваш, гос. пед. ун-т, 2010. - С. 75-80.
  5. Сироткина, И.В. Этимология единиц синонимического ряда с доминантой печаль/sadness в русском и английском языках / И.В.Сироткина // Актуальные проблемы филологии, истории и культурологии: теоретический и методический аспекты: Межвузовский сборник научных работ, посвященный 95-летию ТГСПА им. Д.И.Менделеева. Выпуск VI.-Тобольск: ТГСПА им. Д.И.Менделеева, 2011. - С. 87-92.
  6. Сироткина, И.В. Образы русских и английских фразеологизмов, выражающих эмоцию печаль I И.В.Сироткина // Знаменские чтения: Филология в пространстве культуры: Материалы III Международной научно-практической конференции (г. Тобольск 20-22 октября 2011 г.). -Тобольск: ТГСПА им. Д.И.Менделеева, 2011. - С. 137-139.
  7. Сироткина, И.В. Внутренняя образность синонимов со значением «печаль» в русском и английском языках / И.В.Сироткина // Проблемы лингвистики и лингвистического образования: сборник научных статей. -Тюмень: ТюмГУ, 2011. - С. 129-137.
  8. Сироткина, И.В. Эмоция печаль в русской и английской фразеологических картинах мира / И.В.Сироткина // Категории, связи, свойства и функции номинативных единиц в языке и речи: сб. науч. ст., посвященный 85-летию д-ра филол. наук, проф. А.М.Чепасовой / под ред. Л.ПГашевой. - Челябинск: ЗАО «1ГЙЦЕРО», 2012. - С. 151-157.

25

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.