WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Преступления против здоровья населения: вопросы криминализации, систематизации и уголовно-правовой оценки

Автореферат кандидатской диссертации

 

                                                                                                На правах рукописи

 

 

 

Иващенко

Мария Сергеевна

 

Преступления против здоровья населения: вопросы криминализации, систематизации и уголовно-правовой оценки

 

12.00.08 –  уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

 

 

Автореферат диссертации на соискание

учёной степени

кандидата юридических наук

 

 

                                               

Краснодар   -  2012

Диссертация выполнена в Федеральном государственном казенном образовательном учреждении   высшего  профессионального  образования   «Краснодарский университет Министерства внутренних дел Российской Федерации»

Научный руководитель:              Заслуженный юрист РФ, доктор                                                  юридических наук, профессор кафедры уголовного права Краснодарского университета МВД России                    

                                                             Сапрунов  Александр Георгиевич

Официальные оппоненты:               Заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, профессор кафедры уголовного права и криминологии Кубанского государственного университета Коняхин Владимир Павлович                     

                                                             кандидат юридических наук,  доцент

кафедры уголовного права Ставропольского государственного университета

Нечаева Наталья Борисовна                       

 

Ведущая организация:                      ФГКОУ ВПО «Волгоградская Академия МВД России»

Защита   состоится   «15 » марта   2012 года  в 10 часов    на   заседании  диссертационного совета  ДМ 220.038.11 в ФГБОУ ВПО «Кубанский государственный аграрный университет» по адресу: 350044, г. Краснодар, ул. Калинина, 13, главный корпус университета, зал заседаний ученого совета

С   диссертацией   можно   ознакомиться   в   библиотеке   ФГБОУ «Кубанский государственный аграрный университет», а с электронной версией автореферата -  на сайте kubsau.ru

 Автореферат разослан «___» _________ 2012 г.

Учёный секретарь диссертационного совета,

кандидат юридических наук, доцент                                               А.В. Шульга

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. Национальные интересы России, защита граждан от преступных посягательств на жизнь и здоровье все острее требуют от государства и общества принятия радикальных решений по охране здоровья населения. Необходимой предпосылкой нормального существования и поступательного развития социума является надлежащее здоровье населения. Не случайно в Стратегии национальной безопасности РФ до 2020 года сделан акцент на то, что обеспечению национальной безопасности в области повышения качества жизни российских граждан будут способствовать среди прочего снижение уровня наркомании, доступность современного здравоохранения, высокая социальная мобильность, повышение квалификации и качества трудовых ресурсов .

Сохранность материальных и духовных ценностей общества – важнейшее условие обеспечения его безопасности. Основной такой ценностью, представляющей конгломерат материального и духовного, выступает здоровье населения, поскольку только здоровая во всех отношениях нация способна обеспечить прогресс социума. Однако состояние совокупного здоровья российского населения в настоящее время вряд ли можно признать удовлетворительным. При этом достаточно указать на  неуклонный рост масштабов наркотизации  общества, распространение эпидемии ВИЧ/СПИДа и других опасных заболеваний, упущения в сфере обеспечения санитарного благополучия населения, массовость фактов производства и сбыта продукции, не отвечающих требованиям безопасности, и др. В некоторых регионах РФ сложилась критическая ситуация в сфере обеспечения здоровья населения. В частности, речь идет о Сибири и Дальнем Востоке, где, по определению специалистов, живет «усталая нация»: смертность в полтора раза выше рождаемости, пенсионеров на четверть больше, чем работоспособного населения, высокий уровень заболеваемости, протяженность жизни на 12 лет меньше среднего показателя по стране .

Во всех регионах России наблюдается расширение незаконного оборота наркотиков, уровня наркотизации населения, особенно подростков и молодежи, создающее крайне серьезную угрозу для национальной безопасности РФ, что официально признано на государственном уровне. Например, в Краснодарском крае количество осужденных по ст.228 УК РФ в течение 2006 – 2011 гг., если серьезно не увеличивалось, то и существенно не сокращалось. В 2006 г. оно составляло 3719, в 2007 г. – 4023, в 2008 г. – 4437, в 2009 г. – 4649, в 2010 г. – 4440, в 2011 - 4532 человека . Не сокращаются объемы контрабанды наркотиков. Так, только в мае 2011 г. Северо-Западной оперативной, Пулковской, Карельской, Белгородской, Южной оперативной, Краснодарской и Красноярской таможнями в ходе таможенного контроля выявлено наркотических средств общим весом около 1,5 кг. При этом доля героина составила около 860 гр.

Сопровождает незаконный оборот наркотиков нелегальное обращение сильнодействующих и ядовитых веществ. Эти явления нередко тесно переплетаются. В Краснодарском крае показатели количества осужденных по ст.234 УК РФ выглядят следующим образом: в 2006 г. – 56, в 2007 г. – 43, в 2008 г. – 52, в 2009 г. – 66, в 2010 г. – 37, в 2011 г. - 47 человек. При этом следует учитывать высокий уровень латентности названного вида преступлений.

Расширяются объемы производства и реализации товаров и продукции, выполнения работ и оказания услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей. Несмотря на достаточно высокий уровень латентности названного преступления, показатели осуждения по ст.238 УК РФ в Краснодарском крае достаточно высоки. В 2006 г. количество осужденных по данной статье составляло 690, в 2007 г. – 669, в 2008 г. – 403, в 2009 г. – 328, в 2010 г. – 231, в 2011 - 297 человек.

Серьезную проблему применительно к обеспечению здоровья населения образует широкомасштабный бизнес, связанный с фальсификацией лекарств, носящий в большей части международный характер. Не случайно в п.49 Стратегии национальной безопасности отмечается, что одним из главных направлений ее обеспечения в среднесрочной перспективе определяется продовольственная безопасность и гарантированное снабжение населения высококачественными и доступными лекарственными препаратами.

Несомненно, что воздействие на комплекс причин, детерминирующих столь серьезную ситуацию в рассматриваемой области, должно предусматривать самые разнообразные меры. В ст.2 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» применительно к понятию охраны здоровья граждан установлено, что это «система мер политического, экономического, правового (курсив мой – М.И.), социального, научного, медицинского, в том числе санитарно-противоэпидемического (профилактического), характера», осуществляемых государством в целях сохранения и укрепления физического и психического здоровья каждого человека, поддержания его долголетней активной жизни .

Таким образом, для устранения и нейтрализации негативных процессов в сфере обеспечения здоровья населения необходима активизация всевозможных форм социального контроля, в том числе уголовно-правовых средств борьбы с посягательствами на здоровье населения.

Актуальность темы диссертации обусловливается и тем обстоятельством, что в теории уголовного права после принятия УК РФ 1996 г. (и особенно после внесения в него изменений и дополнений Законом РФ от 8 декабря 2003 г.) уделено явно недостаточное внимание, в целом, проблеме уголовно-правовой борьбы с посягательствами на здоровье населения. Отдельные ее аспекты подвергались весьма серьезному изучению (в частности, вопросы уголовно-правового противодействия преступлениям, связанным с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ), но и в этой сфере сохранился потенциал для дальнейших исследований. К ним подвигает, в том числе, и внесение изменений в комплекс соответствующих норм ФЗ от 19 мая 2010 г. №87-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросу культивирования растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры» , а также ФЗ от 7 декабря 2011 г. №420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» . Последним из названных законов УК РФ в интересующей нас части дополнен ст.229-1, предусматривающей ответственность за контрабанду наркотиков. Это также требует тщательного анализа и оценки соответствующих нормативных положений.

Серьезную проблему для Российской Федерации представляет оборот фальсифицированных и недоброкачественных лекарственных средств, масштабы которого приближаются к объемам легального рынка лекарств. Вопросы уголовно-правового противодействия этому процессу до сих пор не решены.

Таким образом, обеспечение безопасности здоровья населения требует серьезного глубокого всестороннего изучения проблемы его уголовно-правовой охраны с использованием уже имеющихся научных достижений в названной сфере исследования. Действующее уголовное законодательство в части регламентации ответственности за соответствующие деяния и их криминализации, несомненно, нуждается в определенной корректировке.

Степень разработанности темы исследования. Исследованием проблемы борьбы с преступлениями против здоровья населения в разное время занимались А.Г. Аванесов, А.В. Агафонов, Л.А. Андреева, Ю.В. Баулин, Т.А. Боголюбова, В.А. Владимиров, Э.Г. Гасанов, М.Н. Гернет, П.Ф. Гришанин, Г.Н. Драган, И.Н. Дружинин, Д.Г. Идрисов, М.Г. Икрамова, О.В. Колесник, В.Н. Курченко, Г.А. Левицкий, М.А. Любавина, А.А. Майоров, М. Малеина, В.Б. Малинин, Н.А. Мирошниченко, А.А. Музыка, В.И. Омичев, Э.Ф. Побегайло, Л.А. Прохоров, М.Л. Прохорова, В.П. Ревин, Л.И. Романова, В.Н. Смитиенко, Е.Е. Тонков, А.В. Федоров, А.Е. Шалагин и ряд других ученых.

Вместе с тем труды указанных авторов, представляющие большую теоретическую и практическую ценность, как правило, посвящены исследованию отдельных видов преступлений против здоровья населения (в основном деяний, связанных с незаконным оборотом наркотиков), что свидетельствует о необходимости комплексного анализа всей их системы.

Объект диссертационного исследования. В качестве объекта диссертационного исследования выступают общественные отношения в области криминализации деяний, направленных против здоровья населения, а также общественные отношения, возникающие в связи с реализацией соответствующих уголовно-правовых норм.

 Предмет диссертационного исследования.  Предметом исследования выступают действующие правовые нормы отечественного уголовного законодательства об ответственности за преступления против здоровья населения, а также их исторические аналоги, утратившие силу; соответствующие положения зарубежного уголовного права; научная литература по избранной теме исследования, общим вопросам уголовного права и теории права; судебная практика по делам о преступлениях против здоровья населения; соответствующие статистические данные и результаты социологических исследований, проведенных соискателем и другими авторами.

Цель диссертационного исследования. Целью настоящего диссертационного исследования является дополнительное научно-теоретическое  осмысление различных аспектов проблемы криминализации деяний, направленных против здоровья населения,  их систематизации и разработка на этой основе и основе уголовно-правовой характеристики составов соответствующих преступлений предложений по совершенствованию уголовного законодательства в части регламентации ответственности за указанные посягательства, а также формулирование рекомендаций работникам судебно-следственных органов по их квалификации.

Достижение указанной цели осуществляется посредством решения следующих задач: рассмотреть вопрос социальной обусловленности криминализации деяний, направленных против здоровья населения, в первую очередь, через призму приоритетов, определенных Стратегией национальной безопасности РФ до 2020 года; осуществить изучение истории процесса криминализации деяний, направленных против здоровья населения, в российском уголовном праве; рассмотреть подходы к криминализации деяний, направленных против здоровья населения, и их систематизации в уголовном законодательстве ряда зарубежных государств; разработать систему преступлений против здоровья населения; провести уголовно-правовой анализ преступлений против здоровья населения по действующему УК РФ; изучить литературу, посвященную общетеоретическим проблемам уголовного права России, теме исследования и смежным проблемам; изучить и обобщить судебную практику применения уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за преступления против здоровья населения, соответствующие статистические данные, результаты осуществленного анкетирования.

Методологическую основу исследования составляют известные общенаучные методы познания; в качестве частных научных методов использованы сравнительно-правовой, формально-логический, логико-семантический, логико-юридический, системный, социологический и математический методы исследования.

Нормативную базу исследованиясоставляют Конституция Российской Федерации; действующее уголовное, административное и таможенное законодательство России; ряд Федеральных законов, Указов Президента РФ и постановлений Правительства РФ; законодательные акты России в период с 11 века до 1996 года (в том числе Соборное Уложение 1649 г.; Воинский Артикул Петра I; Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г.; Уголовное Уложение 1903 г.; нормативные акты советского периода – УК РСФСР 1922, 1926 и 1960 гг. и др.); УК Армении, Болгарии, Германии, Голландии, Испании, Латвии, Литвы, Польши, Республики Беларусь, Туркменистана, Украины, Швейцарии, Эстонии, Японии.

Теоретическая основа работы представлена трудами названных выше авторов, а также таких представителей уголовно-правовой науки, как Н.А. Беляев, В.А. Владимиров, Б.С. Волков, Л.Д. Гаухман, М.С. Гринберг, П.С. Дагель, Ю.А. Демидов, М.Е. Ефимов, Н.И. Загородников, Б.В. Здравомыслов, Г.А. Злобин, А.Н. Игнатов, А.И. Коробеев, В.Н. Кудрявцев, С.В. Максимов, П.С. Матышевский, А.В. Наумов, Б.С. Никифоров, А.А. Пионтковский, А.И. Рарог, П.Ф. Тельнов, Б.С. Утевский, А.М. Яковлев, и др.

Эмпирическую базу исследования составляют материалы опубликованной судебной практики,  данные изучения 127 уголовных дел, рассмотренных городскими, районными судами Краснодарского и Ставропольского краёв за 1997 - 2011 гг.; статистические данные Информационного Центра МВД России и Управления Судебного департамента в Краснодарском крае за 2006 - 2011 гг.; обобщенные результаты анкетирования 150 сотрудников правоохранительных органов.

         Научная новизна исследования заключается в том, что диссертационное исследование выполнено с учетом изменений, внесенных в УК РФ (в статьи 228-231) Законами от 19 мая 2010 года и 7 декабря2011 года, критический анализ которых содержится в данной работе. В соответствии с коррективами, осуществленными вторым из названных Законов, в диссертации впервые представлен уголовно-правовой анализ состава контрабанды наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров и аналогов, а также иных предметов, указанных в ст.229-1, которой дополнен УК РФ.

Автором осуществлена систематизация преступлений против здоровья населения, серьёзные попытки которой не предпринимались в специальной литературе. Элементы научной новизны содержит представленный в диссертации исторический и фрагментарный (касающийся, главным образом, вопросов систематизации названных посягательств и местоположения норм о них в рамках Особенной части зарубежного уголовного законодательства) сравнительно-правовой анализ преступлений против здоровья населения и выводы из него.

Соискателем выявлена совокупность обстоятельств, обусловливающих необходимость криминализации соответствующих деяний  в современных социально-экономических условиях с учетом приоритетов в сфере сохранности здоровья населения, установленных Стратегией  национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, и определены направления её дальнейшего осуществления. В работе в ракурсе авторского представления  сформулирована и проанализирована система принципов  криминализации деяний, направленных против здоровья населения.

Соискателем на основе видения отдельных проявлений несовершенства уголовного закона в части регламентации ответственности за названные преступления и их криминализации разработаны предложения об его корректировании, которые также обладают определенной научной новизной.

В диссертации сформулированы и предложены отражающие научную позицию автора рекомендации по квалификации соответствующих деяний с учетом всех изменений, внесенных в уголовный закон за время его действия.

Научная новизна исследования проявляется и в выносимом соискателем на защиту комплексе положений.

Положения, выносимые на защиту:

1. Ретроспективный анализ российского уголовного законодательства позволил выявить закономерности его развития в части криминализации деяний, направленных против здоровья населения. Он свидетельствует о том, что впервые в истории Руси попытки классификации преступлений и их систематизации были предприняты в Соборном Уложении 1649 года. Но только в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года началось формирование самостоятельной системы уголовно-правовых норм, направленных на охрану здоровья населения, представленных в главе «О преступлениях и проступках против постановлений, ограждающих народное здравие». Аналогичный подход был свойствен Уголовному Уложению 1903 года. Однако историческая совокупность норм о преступлениях против здоровья населения как система в современном ее понимании стала складываться лишь в первой четверти XX века, с началом формирования советского уголовного законодательства. Предшествующая (Уложения 1845 и 1903 гг.) была чрезмерно детализированной, казуистичной, что объясняется соответствующим тому периоду уровнем законодательной техники.

2. Учитывая, что в современных условиях актуальность проблемы охраны народного здоровья, в том числе уголовно-правовыми средствами,  чрезвычайно высока, необходимо, на взгляд соискателя,  включение здоровья населения в круг наиболее приоритетных объектов уголовно-правовой охраны с прямым указанием об этом в законе. Это необходимо осуществить, изложив ст. 2 УК РФ в следующей редакции: «Задачами настоящего Кодекса являются охрана прав и свобод человека и гражданина, здоровья населения, собственности, общественного порядка и общественной безопасности,окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств, обеспечение мира и безопасности человечества, а также предупреждение преступлений».

3. Преступления против здоровья населения можно определить как виновно совершенные общественно опасные деяния (действия или бездействие), причиняющие вред либо создающие угрозу причинения вреда интересам национальной безопасности государства в сфере обеспечения защищенности физического и психического благополучия (здоровья) населения в целом, препятствующие процессу нормального воспроизводства в стране, негативно влияющие на общую демографическую ситуацию, запрещенные уголовным законом под угрозой наказания.

4. Непосредственным объектом преступлений против здоровья населения следует признавать общественные отношения, складывающиеся в сфере реализации интересов национальной безопасности государства, связанных  с обеспечением состояния относительно полного физического и психического благополучия (здоровья) людей, его дальнейшего укрепления и роста в целях увеличения продолжительности активной жизни населения и улучшения общих демографических показателей в стране.

5. Осуществление теоретического анализа разработанных в специальной литературе подходов к классификации преступлений против здоровья населения позволило соискателю предложить авторскую их классификацию, в основу которой положен такой критерий, как непосредственный объект посягательства: преступления,  ставящие в опасное состояние жизнь и здоровье неопределенно широкого круга людей: незаконное занятие частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью (ст. 235 УК); нарушение санитарно-эпидемиологических правил (ст. 236 УК); сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни или здоровья людей (ст. 237 УК); выпуск или продажа товаров, выполнение работ либо оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности (ст. 238 УК); преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих  наркотические средства или психотропные вещества, сильнодействующих или ядовитых веществ (ст. 228; ст. 228-1; ст. 228-2; ст. 229; ст.229-1; ст. 230; ст. 231; ст. 232; ст. 233; ст. 234 УК); иные преступления в сфере охраны здоровья населения: организация объединения, посягающего на личность и права граждан (ст. 239 УК).

6.  Вывод о том, что для уяснения содержания признаков объективной стороны контрабанды наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров или аналогов, растений, содержащих наркотические средства, психотропные вещества или их прекурсоры, либо их частей, инструментов или оборудования, находящихся под специальным контролем и используемых для изготовления наркотических средств или психотропных веществ, криминализация которой осуществлена Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. №420-ФЗ, вследствие бланкетности диспозиций ст.229-1 УК необходимо обращаться к таким нормативным актам, как Таможенный кодекс Таможенного союза (ТК ТС) и ФЗ от 27 ноября 2010 года №311-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации».

Исходя из соответствующей формулировки, содержащейся в ТК ТС, состав контрабанды наркотиков следует признавать усеченным, считая преступление оконченным с момента покушения на незаконное перемещение через таможенную границу ТС или Государственную границу РФ определенных в ст.229-1 УК предметов.

7. Обосновано предложение о расширении содержания ст. 210 УК РФ: «Статья 210. Организация преступного сообщества (преступной организации)

1. (в действующей редакции)

2. Создание преступного сообщества (преступной организации) с целью незаконного произ­водства и (или) распространения наркотических средств или психотропных веществ, а равно руководство таким сообществом (организацией) или входящими в  него структурными подразделениями, а также создание объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп в тех же целях – наказываются…

3. (в действующей редакции части второй).

4. Участие в преступном сообществе (преступной организации) либо в объединении организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп, созданных с целью незаконного произ­водства и (или) распространения наркотических средств или психотропных веществ или их аналогов,  – наказывается…

5. Деяния, предусмотренные частями первой, второй, третьей или четвертой настоящей статьи, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, - наказываются…

6. Деяния, предусмотренные частями первой, второй, третьей, четвертой или пятой  настоящей статьи, совершенные лицом, занимающим высшее положение в преступной иерархии, либо на территории нескольких государств, -

наказываются …

Примечание (в действующей редакции)».

8. Учитывая непрекращающееся расширение процесса наркотизации населения страны, падение нижней возрастной границы приобщения граждан к немедицинскому потреблению наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов, солидаризируясь с выводом о необходимости криминализации потребления наркотических средств без назначения врача, соискатель предлагает авторскую редакцию статьи, которой следует дополнить УК РФ:

«Ст. 230-1. Потребление наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов  без назначения врача 

Незаконное, то есть без назначения врача, осуществленного в установленном законодательством Российской Федерации  порядке, потребление наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, если это деяние совершено:

а) в воспитательном, учебном заведении любого типа, на территории лечебно-профилактического, исправительного учреждения, воспитательной колонии, специальном учебно-воспитательном учреждении закрытого типа либо на  производстве или в иных общественных местах;

б) в присутствии заведомо несовершеннолетнего лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, –

 наказывается - …».

9. На основе сопоставления уровня общественной опасности деяний, предусмотренных ч.1-3 и ч.4 ст.234 УК, названия  данной статьи («Незаконный оборот сильнодействующих и ядовитых веществ в целях сбыта») и содержания её четвертой части, предусматривающей ответственность за нарушение правил их легального оборота, с учетом изученного соискателем зарубежного опыта обосновано предложение о целесообразности исключения части 4 из ст. 234 УК с выделением ее в статью 234-1 УК следующего содержания:

«Ст. 234-1. Незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ

1. Нарушение правил производства, приобретения, хранения, учета, отпуска, перевозки или пересылки сильнодействующих или ядовитых веществ, повлекшее их утрату, если это деяние совершено лицом, в обязанности которого входит соблюдение указанных правил, -

наказывается (в соответствии с действующей редакцией ч. 4 ст. 234 УК РФ)

2. То же деяние, совершенное лицом с использованием своего служебного положения либо повлекшее причинение иного существенного вреда или по неосторожности хищение сильнодействующих или ядовитых веществ, -

наказывается…

Примечание. В случае невосполнимой утраты сильнодействующих или ядовитых веществ, произошедшей в результате нарушения названных в настоящей статье правил, при отсутствии иного существенного вреда лицо освобождается от уголовной ответственности».

В тексте диссертации соискателем обоснованы коррективы, внесенные им в содержание предлагаемой нормы, отличающие его от действующей редакции ч.4 ст.234 УК РФ.

10. Предлагается на основе анализа соответствующих предпосылок осуществить криминализацию такого деяния, как фальсификация лекарственных средств, дополнив УК РФ статьей 235-1 следующего содержания:

«Статья 235-1.  Фальсификация лекарственных средств

 1. Незаконные разработка,  исследование, проведение экспертиз,    производство,  изготовление лекарственных средств, копий лекарственных средств, биологически активных добавок, а также производство, изготовление лекарственных средств, не соответствующее требованиям фармакопейной статьи либо требованиям  нормативной  документации или нормативного документа, -

наказываются…

2. Те же деяния, совершенные лицом с использованием своего служебного положения либо группой лиц по предварительному сговору, или  в крупном размере, а равно повлекшие по неосторожности причинение вреда здоровью человека, -

наказываются…

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные организованной группой или в особо крупном размере, а равно повлекшие по неосторожности смерть человека,  -

наказываются…

Примечание. Крупным размером в настоящей статье и статье 238-1 настоящего Кодекса признается изготовление и обращение сфальсифицированных лекарственных средств, копий лекарственных средств или биологически активных добавок на сумму, превышающую двести пятьдесят тысяч рублей, а особо крупным – на сумму, превышающую один миллион рублей».

11. Обосновывается целесообразность криминализации незаконного обращения лекарственных средств и предложение о дополнении УК РФ статьей 238-1 следующего содержания:

«Статья  238-1. Незаконное обращение лекарственных средств

1. Хранение (непосредственно не связанное с производством или изготовлением), перевозка, рекламирование, отпуск, реализация,  передача, применение фальсифицированных лекарственных средств или биологически активных добавок, незаконных копий лекарственных средств, сопровождаемое ложной информацией об их  составе  и  (или) производителе, а равно недоброкачественных лекарственных средств или биологически активных добавок  либо замена одних  другими  -

наказываются…  

2. Те же деяния, сопряженные с ввозом указанных в части первой настоящей статьи препаратов на территорию Российской Федерации или вывозом их с территории Российской Федерации, а равно совершенные группой лиц по предварительному сговору, лицом с использованием своего служебного положения либо в крупном размере, -

наказываются…

3. Деяния, названные в части первой или второй настоящей статьи, совершенные организованной группой, в особо крупном размере либо повлекшие по неосторожности причинение вреда здоровью человека, -

наказываются….

4. Деяния, названные в части первой, второй или третьей настоящей статьи, повлекшие по неосторожности смерть человека, -

наказываются…».

Теоретическая и практическая значимость исследования. Теоретическая значимость диссертационного исследования заключается в развитии научного понимания проблемы охраны здоровья населения уголовно-правовыми средствами, обосновании необходимости их совершенствования на законодательном уровне и оптимизации в правоприменительной практике. Результаты исследования, основные его положения, выводы и предложения могут быть использованы в следующих направлениях: в процессе дальнейшего совершенствования действующего уголовного законодательства в соответствующей его части; в ходе совершенствования правоприменительной практики; в ходе учебного процесса в высших учебных заведениях юридического профиля при преподавании курса Особенной части уголовного права России.

                 Апробация результатов исследования. Основные теоретические положения работы, выводы автора и его предложения по совершенствованию действующего уголовного законодательства изложены в восьми научных статьях (три из них опубликованы в изданиях, включенных в перечень ВАК). Они обсуждались на кафедре уголовного права Краснодарского университета МВД России; представлялись на двух международных научно-практических конференциях (Саратов, 2009 г.; Санкт-Петербург, 2010 г.). Результаты исследования внедрялись в учебный процесс в ходе преподавания Особенной части уголовного права России в Краснодарском университете МВД РФ, на юридическом факультете Кубанского социально-экономического института (г. Краснодар) и Кубанского государственного университета (г. Краснодар), в практическую деятельность Апшеронского районного суда Краснодарского края, Следственного управления Приволжского линейного управления МВД РФ на транспорте (г. Саратов), следственной части Следственного отдела Управления  на транспорте МВД РФ по ЮФО (г. Краснодар).

         Структура диссертационного исследования определена его целями и задачами и включает в себя введение, две главы, объединяющие семь параграфов,   заключение,   список   использованной литературы,  приложения.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования; раскрываются его объект и предмет; определяются цели и задачи исследования, его методологическая, теоретическая и эмпирическая основы; научная новизна, теоретическая и практическая значимость диссертации, формулируются основные положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Криминализация деяний, направленных против здоровья населения» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Криминализация деяний, направленных против здоровья населения, в российском уголовном праве: исторические аспекты» автор исследует ретроспективу названного процесса, начиная с VIII века. В результате изучения наиболее значимых памятников российского уголовного права автор делает вывод о том, что впервые в истории Руси классификация преступлений была представлена в Соборном Уложение 1649 года. Это было несомненным шагом вперед в развитии уголовного права в целом. Но только в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года началось формирование самостоятельной системы уголовно-правовых норм, направленных на охрану здоровья населения. Они были представлены в главе «О преступлениях и проступках против постановлений, ограждающих народное здравие». Аналогичный подход был свойствен Уголовному Уложению 1903 года. Однако совокупность норм о преступлениях против здоровья населения как система в современном ее понимании стала складываться лишь в начале XX века с началом формирования советского уголовного законодательства. Предшествующая (представленная в Уложениях 1845 и 1903 гг., Уставе о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, 1864 года) была чрезмерно детализированной, казуистичной, что объясняется соответствующим тому периоду уровнем законодательной техники. Обращает на себя внимание и чрезмерная криминализация в названных нормативных актах деяний, которые, на взгляд соискателя, не обладают достаточным для этого уровнем общественной опасности (например, привоз мертвого тела из-за границы или провоз оного из одной губернии в другую или же из одного уезда в другой без надлежащего разрешения; устройство боен без соблюдения установленных правил, оставление при бойнях нечистот неубранными и др.).

Подход к криминализации деяний, направленных против здоровья населения, поступательно развивавшийся в советский период, представленный в своем завершенном виде в УК РСФСР (РФ) 1960 года, во многом перекликается с современным. Вместе с тем по вполне объективным причинам (новые социально-экономические, духовно-культурные, политические условия существования общества, прогресс во всех сферах жизни, совершенствование законодательной техники и пр.) представления о криминализации названных деяний в настоящее время не могут быть идентичными прежним, что сказывается на ее объеме. В этом же параграфе автор отмечает изменения в подходе к криминализации деяний, направленных против здоровья населения, произошедшие уже в период действия УК РФ 1996 г. (в частности, речь идет о группе преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков).

Во втором параграфе «Социальная обусловленность и принципы  криминализации деяний, направленных против здоровья населения» автор, опираясь на известный тезис о том, что основанием криминализации является существование общественно опасного поведения, требующего уголовно-правового запрета (А.Д. Антонов, А.И. Коробеев, А.В. Наумов и др.), рассматривает основные и наиболее выраженные аспекты социальной вредоносности названных посягательств.

Изучив представленные в специальной литературе подходы к определению принципов (критериев, условий) криминализации (Н.А. Беляев, П.С. Дагель, Г.А. Злобин, А.И. Коробеев, В.Н. Кудрявцев, В.В. Лунеев и др.), соискатель  пришел к выводу, что к основополагающим идеям, лежащим в основе осуществления этого процесса применительно к рассматриваемой группе деяний, следует отнести следующие: принцип достаточной общественной опасности, принцип относительной распространенности криминализуемых деяний, принцип возможности позитивного воздействия уголовно-правовой нормы на общественно опасное поведение, принцип неизбыточности уголовно-правового запрета, принцип своевременности криминализации.

Соглашаясь с авторами (И.Я. Козаченко), подвергающими справедливой критике отраженный в УК РФ подход к выстраиванию иерархии находящихся под уголовно-правовой охраной ценностей, соискатель выражает недоумение по поводу отсутствия в ст.2 УК такой задачи, как охрана здоровья населения. Его значимость, а также глубина и масштабы возможного вреда при совершении рассматриваемых деяний требуют от законодателя особого к нему отношения. В связи с этим предлагается соответствующее дополнение ст.2 УК.

Проанализировав содержание некоторых зарубежных УК (Болгарии, Испании, Латвии, Литвы, Польши, Беларуси, Украины, Швейцарии, Эстонии) в части криминализации деяний, направленных против здоровья населения, соискатель обращает внимание на различные подходы к формированию их системы. Некоторые УК вообще не содержат отдельной главы, в которой были бы сконцентрированы соответствующие нормы, они «разбросаны» по различным разделам. В отдельных УК такие нормы размещены в главах о преступлениях против общественной безопасности и общественного порядка. В УК Беларуси содержится самостоятельная глава 29 «Преступления против здоровья населения». Такой подход диссертанту представляется наиболее предпочтительным. По объему криминализации УК РФ, в основном, не уступает, а в чем-то и превосходит зарубежные УК. Но, тем не менее, автор полагает, что некоторые содержащиеся в них положения заслуживают внимания. В частности, речь идет о самостоятельной криминализации таких деяний, как  продажа или сбыт испорченных или не соответствующих техническим требованиям лекарств либо замена одних другими;  добавление в продукты, экстракты и напитки пищевой торговли различных запрещенных веществ, способных причинить вред здоровью людей (ст.361 и 364 УК Испании); изготовление и ввод в оборот фармацевтических средств, не соответствующих обязательным условиям качества (ст. 165 УК Польши). Достаточно обоснованной представляется позиция законодателя Украины, отнесшего к числу преступлений против здоровья населения «нарушение правил обращения с ядерными материалами и радиоактивными веществами» (ст. 327 УК).

Третий параграф главы посвящен анализу процесса эволюции и современного состояния системы преступлений против здоровья населения. В результате соответствующего анализа соискатель сформулировал дефиницию преступлений против здоровья населения, признав ими виновно совершенные общественно опасные деяния (действия или бездействие), причиняющие вред либо создающие угрозу причинения вреда интересам национальной безопасности государства в сфере обеспечения защищенности физического и психического благополучия (здоровья) населения в целом, препятствующие процессу нормального воспроизводства в стране, негативно влияющие на общую демографическую ситуацию, запрещенные уголовным законом под угрозой наказания.

Рассмотрев процесс эволюции системы преступлений против здоровья населения, а также ранее разработанные и существующие ныне в уголовно-правовой теории подходы к классификации преступлений против здоровья населения, диссертант предложил авторскую их классификацию, в основу которой положен такой критерий, как непосредственный объект посягательства. Она представлена в положении пятом, выносимом на защиту.

          Вторая глава «Уголовно-правовой анализ преступлений против здоровья населения и проблема совершенствования законодательного описания их составов» включает четыре параграфа.

В первом параграфе «Проблема определения объекта и содержание предмета преступлений против здоровья населения» автор отмечает, что уголовно-правовая охрана здоровья осуществляется нормами различных разделов и глав Особенной части Уголовного кодекса - о преступлениях против личности, общественной безопасности, об экологических преступлениях и   т.д. Однако задачей части этих норм является обеспечение неприкосновенности здоровья отдельной (конкретной, персонифицированной) личности. При совершении посягательств на общественную безопасность и экологических преступлений здоровье населения охраняется опосредованно – через обеспечение безопасности иных объектов уголовно-правовой охраны. В отличие от названных деяния, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, нарушение санитарно-эпидемиологических правил, сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни и здоровья населения, посягают на жизнь и здоровье многих лиц или части населения в определенной местности. Поэтому особенностью преступлений против здоровья населения является неопределенно широкий круг возможных потерпевших. Кроме того, здоровье населения при их совершении выступает основной мишенью, на которую направляет негативное воздействие виновный.

Рассмотрев существующие дефиниции термина «здоровье», представленные в толковых словарях, медицинской энциклопедии, документах ВОЗ ООН, отдельными авторами (М.С. Бедный, В.А. Глушков, Н.И. Загородников, Ю.П. Лисицын, Н.А. Мирошниченко и нек. др.), а также подходы к понятию здоровья населения как объекта уголовно-правовой защиты (Э.Г. Гасанов, М.А. Ефимов, С.В. Полубинская и ряд др.), соискатель признал непосредственным объектом рассматриваемой группы преступлений общественные отношения, складывающиеся в сфере реализации интересов национальной безопасности государства, связанных  с обеспечением состояния относительно полного физического и психического благополучия (здоровья) людей, его дальнейшего укрепления и роста в целях увеличения продолжительности активной жизни населения и улучшения общих демографических показателей в стране.

Однако поскольку преступления против здоровья населения в большинстве своем посягают и на другие общественные отношения, выступающие в качестве дополнительных или факультативных объектов, в работе определяется и их система применительно к каждому из посягательств

Особые дискуссии развернулись в специальной литературе относительно определения содержания основного непосредственного объекта преступления, предусмотренного ст.236 УК РФ. Изучив соответствующие мнения (А.В. Бриллиантов, С.С. Власенко, О.И. Коростылев, Н.Р. Косевич, Г.Р. Рустемова, В.Ю. Ряднев, Р.Д. Шарапов), соискатель разработал собственное определение. Он признает им общественные отношения, складывающиеся в сфере обеспечения санитарно-эпидемиологического  благополучия населения, а именно такого состояния здоровья общности людей и среды их обитания, которое исключает вредное влияние санитарно-эпидемиологических факторов на организм человека, условия его существования и жизнедеятельности (то есть выполнения биологических и видоспецифических функций).

Как известно, большинство исследуемых в диссертации преступлений содержат в своем составе такой признак, как предмет. Он также был подвергнут рассмотрению. Особое внимание уделено в работе такому компоненту предмета преступлений, предусмотренных ст.228 и 228-1 УК, как аналоги наркотических средств или психотропных веществ. Это обусловлено неопределенностью их понятия, представленного в Законе РФ 1998 г. «О наркотических средствах и психотропных веществах», которая вызывает немало вопросов и сложностей в правоприменительной деятельности. Отсутствуют четкие критерии отнесения того или иного вещества к категории аналога, на что уже указывалось в специальной литературе (Е.В. Иванова, И. Киреева, А. Табаков и др.). В целях устранения пробелов в законодательстве, касающихся аналогов, соискатель признает необходимым: изменение определения аналогов в части установления четких критериев воспроизводимости психоактивного действия и сходства их структуры и свойств с определенными наркотическими средствами и психотропными веществами; четкое законодательное урегулирование порядка отнесения к аналогам наркотических средств и психотропных веществ; определение конкретных учреждений и ведомств, уполномоченных признавать вещество аналогом наркотического средства или психотропного вещества.

Соискателю представляются излишними дополнения, внесенные в ст.228, 228-1 и 229 УК, касающиеся выделения растений, содержащих наркотические средства и психотропные вещества, в самостоятельный компонент предмета данных посягательств. Прежняя редакция перечисленных норм, на взгляд автора, вполне соответствовала положениям международно-правовых актов (в которых такие растения рассматриваются в качестве разновидности указанных препаратов) и требованиям борьбы с наркотизмом.

Во втором параграфе «Внешнее проявление преступлений против здоровья населения: специфические черты и дискуссионные аспекты» автором осуществлен анализ признаков объективной стороны указанных посягательств.  Соискатель отмечает, что ярко выраженной специфической чертой, характеризующей объективную сторону практически всех преступлений против здоровья населения, выступает то, что её уяснение возможно лишь при обращении к иным нормативным актам, регламентирующим содержание тех или иных деяний, ее образующих, а также устанавливающих правила, нарушаемые в результате совершения соответствующих деяний. Это обусловлено бланкетностью диспозиций норм, предусматривающих ответственность за названные посягательства. Безусловно, необходимость изучения в процессе правоприменительной деятельности большого объема нормативного материала затрудняет его. Но, на взгляд автора, такой подход законодателя к формированию названных норм вполне оправдан и объективно обусловлен.

Проанализировав признаки объективной стороны посягательств на здоровье населения в том объеме, который соответствует системному исследованию той или иной группы преступлений, автор особо обратил внимание на некоторые моменты. Так, в частности, дана оценка изменениям, коснувшимся содержания объективной стороны преступления, предусмотренного ст.228-2 УК, внесенным Федеральным законом от 19 мая 2010 года №87-ФЗ. Законодатель сформулировал названный состав как формально-материальный. Нарушение правил производства, изготовления и пр. наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров, а также соответствующего оборудования является формальным составом. Нарушение правил оборота растений, содержащих наркотические средства, психотропные вещества либо их прекурсоры, сконструировано как материальный состав. В качестве последствий закон предусмотрел утрату таких растений или их частей. Таким образом, законодатель в очередной раз пересмотрел свою позицию по определению момента окончания данного деяния. В первоначальной редакции УК 1996 г. в ч.5 ст.228 предусматривалась ответственность за нарушение легальных правил оборота наркотических средств и психотропных веществ, а также соответствующего оборудования без указания на такой признак состава, как преступное последствие. Состав, таким образом, был формальным.

Законом РФ от 8 декабря 2003 г. №162-ФЗ, разделившим статью 228 на три самостоятельных, состав нарушения правил легального оборота наркотиков стал материальным (ст.228-2 УК). В качестве последствий предусматривалась утрата предметов, названных в диспозиции нормы.

На взгляд автора, материальная конструкция состава нарушения правил оборота наркотиков, более целесообразна. Во-первых, сам факт нарушения правил (без наступления общественно опасных последствий) вряд ли обладает достаточным потенциалом общественной опасности для криминализации такого деяния. Во-вторых, материальная конструкция предполагает как умышленную, так и неосторожную вину. Нарушения же правил, влекущие определенные негативные последствия, нередко совершаются по неосторожности. Формальная конструкция исключает в таких ситуациях уголовную ответственность, что вряд ли обоснованно. Поэтому в качестве материальных должны быть сконструированы составы всех деяний, предусмотренных ч.1 ст.228-2 УК РФ .

Автором в данном разделе работы проанализирована объективная сторона преступления, предусмотренного статьей 229-1 УК, устанавливающей ответственность за контрабанду наркотиков. Она введена в УК ФЗ от 7 декабря 2011 г. №420-ФЗ. Определение соответствующих признаков возможно лишь на основании таких нормативных актов, как Таможенный кодекс Таможенного союза (ТК ТС) и ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации» от 27 ноября 2010 г. №311-ФЗ. Последним отменено действие Таможенного кодекса РФ 2004 г. Рассмотрев понятия «таможенная территория», «таможенная граница», «незаконное перемещение товаров» в соответствии с обновленным законодательством, соискатель анализирует объективную сторону контрабанды наркотиков. Автор констатирует, что, исходя из соответствующей формулировки, содержащейся в ТК ТС, состав контрабанды наркотиков ныне следует признавать усеченным, считая преступление оконченным с момента покушения на незаконное перемещение через таможенную границу ТС или Государственную границу РФ определенных в ст.229-1 УК предметов.

В целях устранения смысловых противоречий, возникающих вследствие неоправданной загроможденности текста уголовного закона излишними понятиями, диссертант считает необходимым исключить из содержания диспозиции ч. 1 ст. 236 УК слов «или отравление». Изучение медицинской литературы свидетельствует, что отравление есть разновидность заболевания, вызванного поступлением яда в организм человека. В этой связи закономерно возникает вопрос о целесообразности наличия в законе наряду с термином «заболевание» понятия «отравление»: подобная нормативная конструкция обнаруживает определенные логические погрешности: в законе через разделительный союз «или» указывается на целое и его часть. Вряд ли такое положение соответствует требованиям законодательной техники.

Третий параграф посвящен характеристике субъективных признаков преступлений против здоровья населения. Соответствующий позитивный анализ и рассмотрение спорных позиций, касающихся изучаемых в названном разделе вопросов, позволил автору сделать ряд выводов. Так, соискатель, изучив различные позиции (Ю.И. Ляпунов, Э.Ф. Побегайло, М.Л. Прохорова) относительно содержания субъективной стороны преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 234 УК, считает, что оно может совершаться только с неосторожной формой вины. Две формы вины здесь невозможны. Такой вывод делается, исходя из понятия преступления, совершенного с двумя формами вины, и формулировки объективной стороны названного деяния. Так, ст. 27 УК РФ  начинается с указания на совершение умышленного преступления (если в результате совершения умышленного преступления причиняются …), тогда как в ч. 4 ст. 234 УК речь идет о нарушении правил производства, приобретения, хранения, учета, отпуска, перевозки или пересылки …, которые сами по себе преступлением не признаются. Преступными такие деяния становятся благодаря наступившим по неосторожности последствиям.

Субъективная сторона посягательства, предусмотренного ст. 228-2 УК, по мнению соискателя, характеризуется как прямым, так и косвенным умыслом. Несомненно, прямой умысел возможен при совершении данного преступления в тех ситуациях, когда лицо, в обязанности которого входило соблюдение специальных правил оборота соответствующих предметов, осознает, что нарушает эти правила и желает это сделать или желает наступления указанных в законе последствий – утраты наркосодержащих растений или их частей. Однако возможен и косвенный умысел, тем более что безразличное отношение к наступившим последствиям в виде утраты указанного предмета преступления - вполне возможная ситуация.

В четвертом параграфе автор определяет и обосновывает пути совершенствования  уголовного законодательства, направленного на охрану здоровья населения. Поскольку наркобизнес представляет собой одно из наиболее вредоносных направлений организованной преступной деятельности, соискатель считает необходимым учесть это обстоятельство в уголовном законе. Рассмотрев высказанные относительно этой проблемы в специальной литературе мнения, сводящиеся к предложениям об установлении уголовной ответственности за наркобизнес (Р.А. Александров) и дополнении УК статьей 210-1 «Организация преступного сообщества (преступной организации) в целях осуществления нелегального наркобизнеса» (Е.В. Сильченко), автор пришел к выводу о целесообразности расширения содержания ст. 210 УК РФ. Он предлагает дополнить её указанием на такие деяния, как создание преступного сообщества (преступной организации) с целью незаконного произ­водства или распространения наркотических средств или психотропных веществ, а равно руководство таким сообществом (организацией) или входящими в  него структурными подразделениями, а также создание объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп в тех же целях, а равно участие в нем . Кроме того,считает целесообразным указать на такой квалифицирующий признак, как совершение преступления на территории нескольких государств. Современный наркобизнес, как правило, представлен преступными сообществами, действующими на территории нескольких государств и характеризующимися многонациональным составом.

Соискатель поддержал предложение о необходимости допол­нения действующего уголовного законодательства нормой, предусматривающей ответственность за потребление наркотических средств без назначения врача (при наличии дополнительных криминообразующих признаков). Авторская формулировка соответствующей статьи представлена в положении седьмом, выносимом на защиту .

В диссертации автор присоединяется к мнению (А.Е. Шалагин) о целесообразности внесения изменения в УК РФ путем исключения ч. 4 из ст. 234 УК РФ и выделения ее в статью 234-1 УК РФ. Подобный подход свойствен и некоторым зарубежным УК (в частности, УК Армении, Республики Беларусь, Туркменистана). Соискатель предлагает собственную редакцию соответствующей статьи, которая представлена в положении восьмом, вынесенном на защиту.

Оценив ситуацию, сложившуюся в связи с превращением незаконного оборота лекарственных средств в неконтролируемый криминальный рынок, соискатель обосновал предложение о дополнении УК РФ самостоятельными статьями 235-1 «Фальсификация лекарственных средств» и  238-1 «Незаконное обращение лекарственных средств» (их редакции представлены в положениях девятом и десятом, вынесенных на защиту). По мнению автора, с целью предотвращения дальнейшего роста объемов незаконного оборота лекарственных средств необходимо расширить уголовное законодательство за счет формулирования специальных норм, осуществляющих «персональную» криминализацию фальсификации лекарственных средств, а также их незаконного оборота .

В специальной литературе уже высказывалось предложение об установлении уголовной ответственности за обращение недоброкачественных и фальсифицированных лекарственных средств и биологически активных добавок (С.В. Максимов). Однако соискатель разработал собственную редакцию соответствующей статьи и предложил криминализовать, как отмечалось выше, еще и незаконное обращение лекарственных средств.

Незаконный оборот лекарственных средств включает в себя непосредственную фальсификацию  лекарственных средств и оборот как таковой фальсифицированных лекарственных средств, незаконных копий лекарственных средств и недоброкачественных лекарственных средств. Таким образом, изготовление и производство того или иного товара – предпосылка, необходимое условие оборота как такового. Они занимают  особое положение в рамках оборота в целом. Поэтому представляется целесообразным предусмотреть самостоятельно ответственность за производство фальсифицированных препаратов и за оборот последних, а также недоброкачественных лекарственных средств. Кроме того, предметом производства и изготовления не обязательно выступают недоброкачественные лекарственные средства. Они могут быть качественными, но произведенными с нарушением законодательства, и могут сопровождаться ложными сведениями, например о производителе.

В заключении диссертации содержатся выводы из осуществленного исследования, отражающие основные его положения, формулируются предложения по совершенствованию содержания соответствующих уголовно-правовых норм.

В приложениях представлены статистическая картина осуждения (количество лиц) за преступления против здоровья населения в 2006 – 2010 гг.  в Краснодарском крае, а также тексты анкет, разработанных, во-первых, для изучения уголовного дела (отказного материала) о преступлении против здоровья населения, во-вторых, для опроса работников правоохранительных органов по проблемам, возникшим  при  исследовании  темы диссертации.

        

 

 

 

 

 

 

Основные положения диссертации нашли свое отражение в следующих публикациях автора:

          Статьи в ведущих рецензируемых изданиях согласно перечню ВАК и изданиях перечня ВАК Министерства образования и науки:

1. Иващенко М.С. Система преступлений против здоровья населения по УК РСФСР (1960 г.) и по УК РФ 1996 г.: сопоставительный анализ / М.С. Иващенко // Общество и право. Краснодар, 2009. №2. С.101-103 (0,3 п.л.).

2. Иващенко М.С. К вопросу о криминализации деяний, направленных против здоровья населения / М.С. Иващенко // Российский следователь. 2010. №18. С.20-21. (0,3 п.л.).

3. Иващенко М.С. К вопросу криминализации деяний, направленных на фальсификацию лекарственных средств, а также образующих их незаконный оборот /М.С. Иващенко  // Научные проблемы гуманитарных исследований.  Пятигорск 2011, № 12 с.162-167.(0,3 п.л.)

         Статьи, опубликованные в иных изданиях, выпущенных в РФ:

1. Иващенко М.С. Преступления против здоровья населения: сравнительный анализ / М.С. Иващенко // Перспективы государственно-правового развития России в ХХI веке: Материалы Всероссийской научно-теоретической конференции (23 апреля 2009 года). Ростов-на-Дону- Таганрог (0,3 п.л.).

2. Иващенко М.С.  Исторические предпосылки криминализации деяний, направленных против здоровья населения / М.С. Иващенко // Уголовно-правовая защита конституционных прав человека (к 15-летию Конституции России): Международная научно-практическая конференция (26-27 мая 2009 г.). СПб, 2009. С.541-543  (0,3 п.л.).

3. Иващенко М.С. Признаки субъективной стороны преступлений против здоровья населения и их значение для квалификации данных посягательств / М.С. Иващенко // Профессиональные ресурсы социальной сферы: Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием (12-13 ноября 2009 г.). Саратов,2010.  С.104-108 (0,4 п.л.).

4. Иващенко М.С. Предмет преступлений против здоровья населения / М.С. Иващенко // Научный вестник Южного федерального округа: Научный журнал. Пятигорск, 2010. №2 (14)/2010. С.48-50 (0,3 п.л.).

5. Иващенко М.С. О некоторых направлениях совершенствования уголовного законодательства РФ в части криминализации деяний против здоровья населения / М.С. Иващенко // Научный вестник Южного федерального округа: Научный журнал. Пятигорск, 2011. №1. С.25-30 (0,5 п.л.).

Указ Президента Российской Федерации от 12.05.2009 г. №537 «О стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» // Собрание законодательства Российской Федерации РФ. 2009. №20. Ст.2444; Российская газета. 2009. 19 мая.

См.: Интервью с академиком РАМН Влаилем Казначеевым // Аргументы и факты. 2010. №28 (1549).

В тексте работы приводятся статистические данные Управления Судебного департамента в Краснодарском крае //  usd.krd.sudrf.ru. Полная статистическая картина осуждения за преступления против здоровья населения в 2006 – 2010 гг. представлена в приложении 1 к диссертации.

См.: Информационно-аналитический портал «Таможня.ру».

См.: Российская газета. 2011. 23 ноября.

См.: Российская газета. 2010. 21 мая.

См.: Российская газета. 2011. 9 декабря.

В ходе проведенного соискателем анкетирования 71 респондент (47,4% опрошенных) выразили согласие с таким решением законодателя, поскольку, по их мнению, сам факт нарушения соответствующих правил в сложившейся неблагоприятной ситуации, связанной с масштабным распространением наркотизма в РФ, обладает достаточным уровнем общественной опасности. 76 респондентов (50,6% опрошенных) полагают, что прежняя редакция ч.1 ст.228-2 УК была более удачной: факт нарушения названных правил, не повлекший наступления вредных последствий, следует рассматривать как дисциплинарный проступок. Нынешняя редакция, на их взгляд, свидетельствует о частично излишней (максимальной) криминализации. 3 респондента (2% опрошенных) затруднились ответить на вопрос (или не задумывались над этой ситуацией).

С таким предложением автора согласились 134 респондента (89,3% опрошенных). 8  респондентов           ( 5,3% опрошенных) указали, что, по их мнению, в таком расширении содержания ст.210 УК РФ нет необходимости. В случае совершения преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, преступным сообществом (преступной организацией) следует осуществлять квалификацию содеянного по совокупности соответствующих статей УК РФ. 8  респондентов (5,3% опрошенных) затруднились ответить на вопрос о целесообразности соответствующего дополнения ст.210 УК РФ.

76 респондентов (50,6% опрошенных) поддержали это предложение, объясняя свою позицию  непрекращающимся процессом увеличения количества неркозависимых в стране. 74  респондента (49,4% опрошенных) не поддерживали это предложение, полагая, что к наркозависимым лицам необходимо применять иные меры воздействия, не связанные с привлечением их к уголовной ответственности за названное деяние.

128 респондентов (85,3% опрошенных) поддерживают это мнение. Лишь 12  респондентов (8% опрошенных) полагают, что имеющихся уголовно-правовых средств противодействия указанным деяниям (ст.159, 235, 238 УК РФ) вполне достаточно. 10  респондентов (6,7% опрошенных) еще не сформировали своей позиции по данному вопросу. 

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.