WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

ТРАНСФОРМАЦИЯ РОЛИ И ПРАВОВЫХ ОСНОВ КОМПЕТЕНЦИИ МЕЖДУНАРОДНОГО КОММЕРЧЕСКОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА В СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Автореферат кандидатской диссертации

 

 

На правах рукописи

 

А л е к с е е в М и х а и л А л е к с а н д р о в и ч

ТРАНСФОРМАЦИЯ РОЛИ И ПРАВОВЫХ ОСНОВ КОМПЕТЕНЦИИ МЕЖДУНАРОДНОГО КОММЕРЧЕСКОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА В СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Специальность 12.00.03 – Гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право

А В Т О Р Е Ф Е Р А Т

диссертации на соискание учёной степени кандидата юридических наук

 

 

Волгоград ?  2012

Работа выполнена  на кафедре гражданского и международного частного права ФГБОУ ВПО «Волгоградский государственный университет».

Научный руководитель ? доктор юридических наук, профессор

    Иншакова Агнесса Олеговна.

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор

                                                  Михайлова Ирина Александровна;

кандидат юридических наук, доцент

                                                  Николюкин Станислав Вячеславович.

Ведущая организация  ?    ГОУ ВПО «Московский государственный

областной социально-гуманитарный институт».

         Защита диссертации состоится  08 февраля 2012 года в 12 часов 00   минут на заседании диссертационного совета ДМ 212.029.07 по юридическим наукам в ФГБОУ ВПО «Волгоградский государственный университет» по адресу: 400062, г. Волгоград, пр. Университетский, 100, ауд. 2-05 «В».

         С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Волгоградский государственный университет».

         Автореферат разослан 29 декабря 2011 года и размещён в сети Интернет Министерством образования и науки РФ и на официальном сайте ФГБОУ ВПО «Волгоградский государственный университет» ? http://www.volsu.ru

Учёный секретарь диссертационного совета

кандидат юридических наук                                                     О.А. Яковлева       

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. Интенсификация развития третейской формы разбирательства споров, возникающих в сфере предпринимательской деятельности, в том числе и трансграничного характера, явилась объективным следствием современных рыночных преобразований. Традиционно превалирующая в России процедура разбирательства  так называемых хозяйственных споров, сложившаяся в системе государственного арбитража, была приспособлена к потребностям планово-регулируемой экономики. Она основывалась на приоритетной  защите интересов государства. В современной России, стремящейся к модернизации национальной экономико-правовой системы, происходит очевидная трансформация роли третейских форм разбирательства, становящихся все более предпочтительными способами урегулирования конфликтов между хозяйствующими субъектами. Сочетание государственного судопроизводства с альтернативными формами рассмотрения дел является перспективным направлением развития системы разрешения правовых споров как на внутригосударственном, так и на международном уровнях. Преимущества третейского разбирательства перед государственным судопроизводством видятся участникам гражданских правоотношений в невысоких финансовых затратах, возможности выбора наиболее компетентных для существа возникшего спора арбитров, оперативности, конфиденциальности, более гибкой процедуре. Важным, определяющим выбор третейской формы разбирательства фактором является свобода действий сторон. Менее формализованная процедура приводит к существенному сокращению сроков рассмотрения дел, отпадает необходимость привлечения к делу человека, сведущего в процессуальных тонкостях рассмотрения спора в государственном суде той или иной страны. Возможность самостоятельного выбора арбитров позволяет привлекать высококомпетентных специалистов в той области экономической деятельности, в которой возник спор, и способных вынести обоснованное, мотивированное решение в более короткий срок. Сторонам предоставляется возможность, даже при рассмотрении спора в институционных судах, самим договориться о распределении судебных расходов.

Все перечисленные позитивные моменты, связанные со столь востребованной современным хозяйствованием деятельности третейских судов, омрачаются несовершенством правовой регламентации отношений, возникающих по поводу рассмотрения и разрешения экономических споров. Недостатки законодательной базы, недостаточная эффективность деятельности третейских судов непосредственно связаны с отсутствием четко сформулированной доктрины, что не может не влиять негативно на правотворческую и правоприменительную деятельность.

Чрезвычайно важное значение для развития третейского разбирательства, внедрения системы альтернативных методов разрешения гражданско-правовых споров имеет сконструированная на основе новейших достижений юридической науки модель взаимодействия государственных и третейских судов, сбалансированное регулирование подведомственности дел и четкое определение сферы компетенции третейских судов. Все вышесказанное в полной мере касается и третейского разбирательства споров, возникающих в ходе осуществления внешнеэкономической деятельности ? Международного коммерческого арбитража, правовой статус и деятельность которого нуждается в детальной правовой регламентации, способной вывести данную структуру  на принципиально новый уровень развития с учетом динамично трансформирующихся потребностей хозяйствующих в условиях формирования единого мирового экономико-правового пространства субъектов.

Актуальность диссертационного исследования еще более повышается в связи с набирающими оборот интеграционными процессами, сопровождающимися открытием границ внутренних рынков, созданием таможенных союзов, либерализацией движения факторов производства и, как следствие, усилением гражданско-правового принципа автономии воли сторон и тенденции дерегулирования экономической деятельности. Вопросы укрепления национального института третейского разбирательства, в том числе и занимающегося хозяйственными спорами с иностранным элементом, как важного сегмента  укрепления позиций конкурентоспособности российского предпринимательства и обеспечения качественного экономического роста в стране должны занять не последнее место в научно-исследовательских работах юридического сообщества. Возможность прибегнуть к третейскому разбирательству как эффективному альтернативному способу разрешения споров является для зарубежных контрагентов важной гарантией защиты их интересов в построении деловых связей с российскими бизнес-партнерами. Это, безусловно, окажет благотворное воздействие и на повышение инвестиционной привлекательности российской экономики.

Самого пристального исследовательского внимания заслуживают и вопросы усовершенствования правового регулирования деятельности международного коммерческого арбитража с учетом модернизации российской экономики, взявшей курс на инновационную составляющую, внедрение высоких технологий во все сферы жизнедеятельности социума. Процесс перехода на новый технологический уклад жизни общества связан со значительными финансовыми затратами и предпринимательскими рисками для хозяйствующих субъектов, что неизбежно приведет к возникновению различного рода экономических споров. В связи с этим правовое обеспечение деятельности и компетенции международного коммерческого арбитража должно быть готово и своевременно дополнено положениями, которые позволят реализовывать стратегически важные для государства экономико-политические задачи.

Степень научной разработанности проблемы. Актуальность темы и изменение позиции законодателя по вопросам регулирования отношений, складывающихся в рамках альтернативного судопроизводства, обусловили появление целого ряда новаторских в содержательном плане научных трудов, посвященных данной проблеме. Они представляют собой исследования филологических, социологических, а также правовых аспектов обеспечения эффективной деятельности Международного коммерческого арбитражного суда (далее ? МКАС).

Теоретико-правовой фундамент диссертации определили труды таких ученых, как В.К. Бабаев, Н.Н. Вопленко, С.А. Комаров, А.В. Малько,                 Н.И. Матузов, А.В. Мицкевич, И.В.Ростовщиков, Р.О. Халфина и др.

Историко-правовой аспект развития законодательства о МКАС и определения его компетенции исследовался на основе работ таких авторов, как Г.В. Вернадский, О.Е. Кутафин, В.М. Лебедев, Г.А. Немиров,

Г.Ф. Шершеневич и др.

Правовое регулирование вопросов, составляющих компетенцию третейских судов, в том числе и МКАС, освещены в диссертационном исследовании на основе трудов таких ученых, как Н.А. Баринов,

А.Ф. Волков, А.Н. Глотов, Н.Г. Доронина, И.А. Ефимова, А.С. Комаров,

С.А. Курочкин, Т.Н. Нешатаева и др.

Вопросы эффективности правового механизма осуществления деятельности Международного коммерческого арбитража разрабатывались в исследованиях известных ученых  А.П. Белова, М.М. Богуславского,

 Н.Г. Вилковой, А.И. Гончарова, А.О. Иншаковой, В.Г. Карабельникова, 

М.И. Клеандрова, А.А. Костина, С.Н. Лебедева, И.И. Лукашука,

 А.Л. Маковского, А.И. Муранова, С.В. Николюкина и др.

Международно-правовой аспект проблемы регулирования вопросов, составляющих сферу компетенции МКАС и ее преобразований в условиях трансформации роли последнего в современных экономических условиях, изучался автором на основе мнений, представленных в работах таких ученых, как А.С. Гавердовский, А.П. Мовчан, Г.И. Тункин, Н.А. Ушаков, В.М. Шумилов и др.

Несмотря на высокую теоретическую и практическую значимость указанных работ, в них затрагивались вопросы, касающиеся  статуса, компетенции и правового регулирования деятельности Международного коммерческого арбитража, тогда как в представленном диссертационном исследовании предпринята попытка исследовать процессы трансформации правового обеспечения компетенции МКАС в разрешении  хозяйственных споров в современных экономических условиях, характеризующихся усложнением внешнеэкономических связей между субъектами предпринимательской деятельности и переориентацией российской экономики в направлении инновационного развития.

Таким образом, проведенные ранее фундаментальные научные исследования не снижают актуальности темы настоящей диссертации, обусловленной преобразованиями и потребностями современной хозяйственной деятельности и инновационной экономикой, повышающей риски возникновения конфликтных ситуаций, которые могут быть успешно преодолены в рамках третейского разбирательства.

Объектом диссертационного исследования выступают общественные отношения, возникающие по поводу разрешения споров между субъектами предпринимательства, осуществляющими трансграничное хозяйствование в современных экономических условиях, в частности в сфере инновационной внешнеэкономической деятельности, и относящиеся к сфере компетенции МКАС на основе действующего законодательства и волеизъявления выраженного в арбитражном соглашении этими субъектами.

Предмет исследования составляют закономерности, основополагающие принципы, правовые механизмы и методы, используемые в международных договорах в сфере международного частного права с участием РФ, нормы национального гражданского и международного частного права, регулирующие отношения, возникающие между субъектами внешнеэкономической деятельности по поводу возникающих спорных ситуаций, определения и отнесения их к компетенции МКАС, практики применения соответствующих норм, а также решения международных коммерческих арбитражных судов и концептуальные точки зрения правоведов относительно правового регулирования исследуемых отношений.

В соответствии с поставленной целью диссертантом определены следующие задачи:

• провести историко-правовой анализ законодательства России о международном коммерческом арбитраже с целью выявления характерных признаков понятия «международный коммерческий арбитражный суд»;

• выявить перспективные тенденции развития института МКАС с точки зрения изменения его компетенции под влиянием трансформирующейся мировой экономической системы;

•  конкретизировать понятие «международный коммерческий арбитражный суд», содержащееся в Регламенте МКАС при Торгово-промышленной палате РФ с учетом выявленных преобразований современной внешнеэкономической деятельности;

•  сформулировать авторское определение понятия «компетенция международного коммерческого арбитражного суда»;

• выделить правовые основы теории «компетенция компетенции» с точки зрения определения возможности ее влияния на эффективность судебной практики;

• определить соотношение понятий  «компетенция»,  подведомственность», «подсудность», «арбитрабельность» с целью их законодательной конкретизации;

• выявить неурегулированные моменты в действующем российском законодательстве, регламентирующем правовой статус и компетенцию МКАС, не учитывающие процесс формирования глобальной экономической системы и, как следствие, развитие системы мягкого права и усиление принципа автономии воли сторон в МЧП;

• определить существенные условия содержания арбитражного соглашения с учетом современных тенденций экономического развития и наиболее эффективные формы его заключения;

• выработать аргументированные предложения по совершенствованию действующего законодательства, регулирующего отношения по рассмотрению трансграничных хозяйственных споров в МКАС и определяющего сферу его компетенции с учетом переориентации российской экономики на инновационную составляющую.

         Теоретической основой исследования послужили концепции и гипотезы, представленные в трудах отечественных и зарубежных ученых, как юристов, так и экономистов, в области насущных потребностей современного хозяйствующего сообщества в эффективной деятельности МКАС, правовых основ этой деятельности и сферы компетенции исследуемого института.

Методологическую основу диссертационного исследования составляют общенаучные методы, такие как диалектический метод познания, анализ, синтез, восхождение от частного к общему и от общего к частному, формально-логический метод и др., а также частнонаучные методы: системно-структурный, сравнительно-правовой, формально-юридический, функциональный, метод моделирования, принцип оценки правовых процессов др.

Нормативную базу исследования составили Конституция Российской Федерации, международные правовые акты, регулирующие отношения, возникающие по поводу осуществления судопроизводства международным коммерческим арбитражем, и его компетенции, такие как Нью-Йоркская конвенция 1958 г., Московская конвенция 1972 г., Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 4 декабря 2006 г. № 61/33, Типовой закон ЮНСИТРАЛ о международной коммерческой согласительной процедуре, Регламент МКАС при Торгово-промышленной палате РФ, Регламент Американской арбитражной ассоциации, Регламент Арбитражного Института Торговой Палаты города Стокгольма,  Регламент Международного арбитражного суда Международной торговой палаты в Париже, Регламент Лондонского международного арбитражного суда, Гражданский кодекс РФ, Арбитражный процессуальный кодекс РФ, иные нормативные акты в сфере регулирования отношений, связанных с вопросами осуществления третейского судопроизводства и деятельности МКАС, в пределах компетенции предоставленной ему законодательством.

Эмпирическую базу диссертационного исследования составил опыт развития института МКАС и определения его компетенции в РФ и некоторых зарубежных странах, а также решения Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате РФ и международных коммерческих арбитражных судов таких стран, как Великобритания, Швеция, Франция и др.

Информационной базой послужили сообщения в публичных источниках, мнения экспертов, высказанные в периодических изданиях, интернете, справочно-правовых системах, а также в ходе судебных разбирательств.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что оно является комплексным монографическим исследованием, в котором предложены эффективные правовые механизмы реализации компетенции международного коммерческого арбитража в ходе рассмотрения споров из договорных и иных гражданско-правовых отношений, возникающих при осуществлении современной внешнеэкономической деятельности, с целью повышения привлекательности данной альтернативной формы разрешения хозяйственных споров и определяется самой темой исследования, решенными научными задачами и полученными результатами:

• выявлены перспективные тенденции развития института МКАС и трансформации его компетенции с учетом объективного усиления роли коммерческого арбитража и уменьшения роли государственных судов в разрешении экономических споров;

• определено понятие «Международный коммерческий арбитражный суд», конкретизирующее определение, содержащееся в Регламенте МКАС при ТПП РФ;

• определено понятие «компетенция международного коммерческого арбитража», отличающееся от ранее сформулированного в доктрине международного частного права и отвечающее требованиям современной экономической действительности;

• аргументирован вывод о том, что в современных условиях развития экономических отношений в России наибольший вес приобретает смешанная теория правовой природы МКАС, отражающая все его сущностные характеристики, обусловленные тесным взаимодействием договорного и процессуального элементов;

• доказано, что в современных экономических условиях концепция «компетенции компетенции» актуализируется с точки зрения определения компетенции МКАС, поскольку именно этот подход может в большей степени способствовать усилению самостоятельности данного института;

• предложены эффективные правовые  механизмы реализации компетенции МКАС по рассмотрению хозяйственных споров, возникающих в ходе осуществления современной внешнеэкономической деятельности;

• конкретизировано понятие «арбитражное соглашение» с учетом современных тенденций развития экономики России и ее инновационной составляющей;

• с учетом направленности российской экономики на инновационное развитие определен перечень существенных условий, обязательный для включения в текст арбитражного соглашения;

• сформулировано предложение о необходимости дополнения Закона РФ «О Международном коммерческом арбитраже» нормой, определяющей нотариальную форму арбитражного соглашения, призванной обеспечить соблюдение прав и законных интересов субъектов, осуществляющих трансграничное хозяйствование, связанное с повышенными рисками;

• доказана необходимость  включения в Закон РФ «О Международном коммерческом арбитраже» специального раздела, содержащего нормы, определяющие  компетенцию МКАС по рассмотрению споров, вытекающих из отношений в сфере инновационной деятельности.

Научная новизна диссертационного исследования заключена в следующих положениях диссертации, выносимых на защиту:

1. На основе проведенного историко-правового анализа становления законодательной основы деятельности МКАС в аспекте эволюции нормативного закрепления и определения его компетенции выявлены основополагающие закономерности и перспективные тенденции развития данного института, а также расширения сферы его компетенции, обусловленные превалированием роли третейского разбирательства в разрешении экономических споров с трансграничным характером над государственными судебными органами, что явилось следствием формирования глобальной экономической системы и ее ориентации на инновационную составляющую, сопровождающимся либерализацией внешнеэкономической деятельности и автономией воли хозяйствующих субъектов при заключении сделок, осложненных иностранным элементом. 

2. Сформулировано авторское определение понятия «Международный коммерческий арбитражный суд», детализирующее дефиницию, содержащуюся в пункте 1 параграфа 1 Регламента МКАС при ТПП РФ, которая не учитывала сущностные характеристики исследуемой судебной структуры в условиях преобразования международного хозяйствования. Предлагается определять МКАС как специальный  механизм разрешения споров между коммерческими структурами различных государств с использованием специального состава третейского суда и определенного состава арбитров, рассматривающих конкретный гражданско-правовой спор с применением особых средств и способов с целью устранения коллизии в материально-правовых отношениях.

3. Определено понятие «компетенция международного коммерческого арбитража», отличающееся от ранее сформулированного в доктрине.

Под компетенцией МКАС предлагается понимать круг основных полномочий международного коммерческого арбитража, которыми он наделен в силу международных договоров и национального законодательства государства и которые позволяют ему решать споры хозяйствующих субъектов, вытекающие из внешнеэкономических сделок.

4. Анализ основных теорий правовой природы международного коммерческого арбитража позволил сделать вывод о том, что наиболее аргументированной и востребованной современной экономической действительностью, а также способной выступить фундаментальной теоретической основой эффективного развития исследуемого института является смешанная теория, поскольку рассмотрение спора в МКАС сопровождается тесным взаимодействием договорной и процессуальной правовых составляющих. При этом арбитражное соглашение, с одной стороны, необходимо рассматривать как гражданско-правовой договор а с другой стороны ? как процессуальный документ, имеющий обязательную силу для сторон хозяйственного оборота.

5. Доказано, что с точки зрения определения компетенции международного коммерческого арбитража и по причине расширения ее сферы в современных внешнеэкономических связях актуализируется концепция «компетенции компетенции», поскольку именно этот подход обеспечивает самостоятельность данного альтернативного способа разрешения споров, что является важной предпосылкой для вынесения объективных решений в контексте усиления принципа дерегулирования хозяйственной деятельности и повышения привлекательности и востребованности МКАС.

6. Понятие «арбитражное соглашение», сформулированное в ст. 7 Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже» предлагается конкретизировать акцентом на договорно-процессуальные признаки исследуемой правовой категории, обусловленные наличием тесного взаимодействия ее материально-правовых и публично-правовых начал, требующих повышенного внимания законодателя в современных условиях развития мировой экономической системы. Под арбитражным соглашением следует пониматькомплексный правовой институт материально-правового и публично-правового характера, представляющий собой  гражданско-правовой договор, имеющий процессуальное значение, определяющий отношения спорящих сторон по урегулированию возникшего экономического спора и направленный на защиту субъективных гражданских прав участников внешнеэкономической сделки.

7. Интенсификация развития международного научно-технического обмена, сопровождаемая активизацией данной формы предпринимательского сотрудничества, обусловила предложение о дополнении ст. 7 Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже» пунктом 3, который рекомендуется изложить в следующей редакции: «Арбитражное соглашение считается заключенным с момента, когда между сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям ? предмету, компетентному арбитражному органу по рассмотрению спора, порядку оспаривания решения, распределению расходов между сторонами, правам и обязанностям сторон, порядку исполнения решения». Подробная регламентация с обязательным перечнем существенных условий арбитражного соглашения будет выступать гарантом соблюдения прав для участников усложняющегося инновационным развитием внешнеэкономического оборота.

8. Способствовать преодолению разногласий между сторонами относительно действительности арбитражного соглашения в целом и его условий, в частности, будет законодательное императивное установление нотариальной формы арбитражного соглашения. В связи с этим п. 2 ст. 7 Закона РФ от 7 июля 1993 г. № 5338-I «О международном коммерческом арбитраже» предлагается изложить в следующей редакции: «Арбитражное соглашение заключается в письменной форме. Соглашение считается заключенным в письменной форме, если оно содержится в документе, подписанном сторонами, или заключено путем обмена письмами, сообщениями по телетайпу, телеграфу или с использованием иных средств электросвязи, обеспечивающих фиксацию такого соглашения, либо путем обмена исковым заявлением и отзывом на иск, в которых одна из сторон утверждает о наличии соглашения, а другая против этого не возражает. Ссылка в договоре на документ, содержащий арбитражную оговорку, является арбитражным соглашением при условии, что договор заключен в письменной форме и данная ссылка такова, что делает упомянутую оговорку частью договора. По соглашению сторон арбитражное соглашение может заключаться в нотариальной форме. При этом соглашение считается заключенным с момента его нотариального удостоверения, и ранее достигнутое соглашение, оформленное в простой письменной форме,  утрачивает силу».

9. Учитывая экономико-политическую стратегическую важность инновационного развития государства, его материально-техническую сложность, финансовую затратность, повышенные инвестиционные риски и увеличивающуюся в связи с этим опасность возникновения споров между хозяйствующими субъектами, рекомендуем включить в Закон РФ «О Международном коммерческом арбитраже» и в Регламент МКАС при ТПП специальный раздел, содержащий нормы, определяющие  компетенцию МКАС по рассмотрению споров, вытекающих из отношений в сфере инновационной деятельности. В частности, предлагается снизить размеры арбитражного и регистрационного сборов по такой категории дел, сократить сроки рассмотрения подобных дел со 180 дней до 90 дней, освободить стороны от уплаты дополнительных расходов, связанных с рассмотрением спора вне г. Москвы, а также связанных с предоставлением услуг переводчика.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что в нем сформулирована и дополнена терминология, составляющая основополагающий понятийный аппарат, а также выдвинут ряд предложений, положений и выводов, имеющих значение для науки международного частного права.

Основные положения и выводы диссертации могут быть использованы Государственной Думой РФ, Правительством РФ, Министерством внешней торговли РФ, Российским союзом промышленников и предпринимателей, Торгово-промышленной палатой РФ, а также иными структурами, ответственными за формирование и реализацию внешнеэкономической политики в стране.

Полученные в ходе исследования результаты могут быть применены при разработке программ и лекционных курсов высшей школы по  правовой дисциплине «Международное частное право», спецкурсу «Альтернативные способы разрешения споров» и др.

Апробация и внедрение результатов диссертационного исследования.

Диссертация выполнена и обсуждалась на кафедре гражданского и международного частного права юридического факультета Волгоградского государственного университета.

Основные результаты и выводы, полученные на различных этапах исследования, прошли апробацию и получили положительную оценку на научных конференциях и семинарах международного, федерального, регионального, межвузовского и вузовского уровней, таких как Международный научно-практический семинар памяти Е.А. Флейшиц, г. Волгоград, 27?28 октября 2011 г., II-я Межрегиональная научно-практическая конференция студентов и аспирантов, г. Волгоград, 8 апреля 2010 г., Научная сессия к 30-летию Волгоградского государственного университета, Волгоград, 2010.

Результаты и выводы исследования используются также в учебном процессе при проведении семинарских и практических занятий по дисциплине «Международное частное право» в Волгоградском государственном университете. Кроме того, результаты проведенного исследования были апробированы в рамках НОЦ «Модернизация правовой системы современной России» в части определения компетенции МКАС по разрешению споров, вытекающих из отношений, возникающих по поводу научно-технического обмена в условиях развития инновационной экономики.  

Публикации. Основные результаты исследования изложены в семи научных статьях общим объемом 2,5 п. л.

Структура диссертации обусловлена предметом, целью и задачами исследования. Работа состоит из введения, трех глав, объединяющих девять параграфов, заключения, списка использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертации; определяются объект и предмет исследования; указывается степень научной разработанности темы; формулируются цель работы и вытекающие из нее задачи;  представляются теоретическая и методологическая основы исследования; обосновывается научная новизна диссертации; формулируются основные положения, выносимые на защиту; выявляется теоретическая и практическая значимость работы; приводятся данные апробации результатов, полученных в ходе исследования.

Глава первая «Место, роль и понятийный аппарат института “Международный коммерческий арбитраж”» в правовой системе Российской Федерации»  состоит из трех параграфов, которые посвящены вопросам развития законодательства, регулирующего деятельность Международного коммерческого арбитража и определяющего его компетенцию, раскрываются основные теории природы МКАС, а также определяется понятие международного коммерческого арбитражного суда и проводится его классификация.

В первом параграфе «Историко-теоретический анализ становления правового регулирования международного коммерческого арбитража и закрепления его юридической природы» представлен экскурс в историю  формирования института международного коммерческого арбитража. В Древней Руси первое из известных упоминание о правосудии содержится в летописи «Повести временных лет». Однако в отечественной правовой литературе укрепилась точка зрения, согласно которой первое упоминание о существовании особых торговых судов для торгового сословия в России имело место в 1135 г. Речь идет об Уставной грамоте новгородского князя Всеволода Мстиславича.

Позднее о торговых судах в России говорилось в Уставной Белозерской грамоте 1488 г., в Уставной грамоте князя Александра, данной Смоленской земле в 1505 г., в Псковской грамоте 1397 ? 1467 гг. и т.д.

Таким образом, первый этап в развитии хозяйственной юрисдикции относится к периоду Х?ХII вв.

Значительный интерес представляет Соборное Уложение 1649 г., в гл. XV которого помещен отдельный раздел «О третейском суде». Данный этап, который датируется периодом ХIII?ХVII вв. можно охарактеризовать как первые попытки упорядочить отношения по рассмотрению хозяйственных споров.

В царствование Петра I в 1699 г. в Москве была учреждена Бурмистрская палата, обладавшая торговой юрисдикцией, в 1719 г. ? создана Коммерц-коллегия, ведающая торговыми и вексельными делами, а с 1721 г. появился Главный магистрат, судивший торговые дела, к которым относились также налоговые, таможенные и другие дела.

15 апреля 1831 г. императором Николаем I было утверждено Положение о третейском суде Российской империи, в силу которого этот суд предназначался для разбора споров между членами товариществ и вообще споров по делам акционерных компаний, как между самими акционерами, так и между компаниями и лицами посторонними.

Указом императора Николая I от 14 мая 1832 г. были утверждены Учреждение коммерческих судов и Устав торгового судопроизводства, которые действовали вплоть до 1917 г. 

Отличался своеобразием и процесс развития экономического судопроизводства в советский период. Так, положение о возможности обращения в третейский суд по гражданским делам было закреплено в ст. 6 Декрета ВЦИК от 24 ноября 1917 г. «О суде» и в Декрете ВЦИК от 7 марта 1918 г. «О суде».

Следовательно, третий этап в развитии законодательства о третейском судопроизводстве можно датировать периодом с ХVIII в. до – 1917 г. ХХ в.

Переход к нэпу потребовал отказа от административного способа разрешения хозяйственных споров. 3 апреля 1922 г. Президиум ВСНХ  своим Постановлением образовал Арбитражную комиссию при ВСНХ и арбитражные комиссии при его местных органах ? промбюро и губсовнархозах.

Таким образом, к концу 20-х ? началу 30-х гг. XX в. в стране сложилась более-менее четкая система нормативных актов, определяющих подведомственность хозяйственных споров, регламентирующих процедуру их разрешения, порядок обжалования решений, приведения решений в исполнение и т.д.

Дальнейшее развитие организационно-правового механизма разрешения экономических споров в России характеризуется принятием Советом Министров СССР Постановления от 23 июля 1959 г. «Об улучшении работы Государственного арбитража», которым на органы Госарбитража было возложено исполнение таких функций, как утверждение особых условий поставок,  утверждение инструкций о порядке приемки продукции производственно-технического назначения и товаров народного потребления по количеству и качеству и др.

3 декабря 1960 г. было утверждено Положение о Государственном арбитраже при Совете Министров РСФСР, о государственных арбитражах при Совете Министров автономных республик, исполнительных комитетах краевых, областных и городских (гг. Москвы и Ленинграда) Советов депутатов трудящихся РСФСР.

К концу 80-х ? началу 90-х гг. XX в. организационно-правовой механизм разрешения экономических споров в стране состоял, помимо системы Госарбитража СССР (и соответственно систем госарбитражей союзных республик), и из ведомственных арбитражей.

В то время действовал также такой орган, как третейский суд. 17 мая 1991 г. были приняты Законы «О Высшем Арбитражном Суде СССР» и «О порядке разрешения хозяйственных споров Высшим Арбитражным Судом СССР», но в силу известных причин этот суд по-настоящему не успел развернуться.

Таким образом, четвертый этап в развитии законодательства о МКАС охватывает период с  1917 г. до середины 90-х гг. XX в. Именно в этот  период активно вносились изменения в принятые нормативно-правовые акты и  совершенствовалась правоприменительная практика, что можно определить как пятый этап в развитии законодательства о МКАС.

Чрезвычайно важным представляется вопрос о правовой природе арбитража.

В юридической литературе выделяют четыре основных теории правовой сущности арбитража:

? договорная теория определения правовой природы арбитража рассматривает арбитраж как договорно-правовой институт;

? процессуальная теория правовой природы коммерческого арбитража состоит в признании арбитража в качестве особой формы правосудия, осуществляемого от имени государства;

? смешанная теория сочетает в себе основные положения договорной и процессуальной концепций и рассматривает арбитраж как самостоятельный институт, имеющий как материально-правовой, так и процессуально-правовой характер;

? автономная теория международного коммерческого арбитража рассматривает арбитраж как некое независимое явление (sui generis), юридическая природа которого должна быть объяснена из прагматических соображений быстроты и удобства разрешения споров, возникающих между хозяйствующими субъектами (предпринимателями).

Анализ четырех основных теорий правовой природы международного коммерческого арбитража позволил автору сделать вывод о том, что смешанная теория в большей степени отвечает требованиям современной действительности. Это связано с тем, что, заключая арбитражное соглашение, стороны внешнеэкономической сделки могут предусмотреть в нем все положения, обеспечивающие надлежащую защиту их прав и законных интересов в условиях усложняющихся экономических связей, в том числе и в сфере инноваций. С другой стороны, оценка арбитражного соглашения как самостоятельного процессуального документа позволяет придать ему особую юридическую силу, что, в свою очередь, способствует обеспечению прав хозяйствующих субъектов в современных экономических условиях.

Второй параграф «Основополагающие понятия и унифицированные термины международного коммерческого арбитража» посвящен вопросам определения понятия «международный коммерческий арбитражный суд» и его классификации. В доктрине международного частного права под международным коммерческим арбитражем понимается определенный механизм разрешения споров между хозяйствующими субъектами различных государств, а также способы, с помощью которых преодолевается коллизия в материальных правоотношениях. Кроме того, это специализированное учреждение, созданное для разрешения споров, вытекающих из международных коммерческих отношений, оно характеризуется определенным составом третейского суда, включающим арбитров, призванных рассматривать гражданско-правовые споры.

К числу преимуществ арбитражной формы рассмотрения споров следует отнести то обстоятельство, что арбитражные суды не являются государственными органами и не входят в систему государственных судов конкретного государства, вследствие чего они свободны от национальной пристрастности и протекционизма по отношению к субъектам какого-либо государства. Кроме того, процессуальная форма рассмотрения спора в арбитраже менее формализована, чем в государственном суде. Арбитражные суды, как правило, специализируются на рассмотрении определенных категорий споров. В международном коммерческом арбитраже за сторонами признается право выбора не только самого арбитражного суда, компетентного рассматривать дело, но и конкретных лиц (арбитров), которые будут его рассматривать, и т.д.

На основе проведенного анализа законодательства, доктринальных положений, а также с учетом современных тенденций развития российской экономики автором сформулировано определение понятия Международного коммерческого арбитража, который следует рассматривать в качестве механизма разрешения споров, возникающих между коммерческими структурами различных государств с использованием специального состава третейского суда, определенных арбитров, рассматривающих конкретный гражданско-правовой спор с применением особых средств и способов с целью устранения коллизии в материально-правовых отношениях. Данное определение, по мнению автора, выгодно детализировано по сравнению с уже имеющимися и способно учитывать те повышенные требования, которые предъявляются к современной системе разрешения экономических споров, возникающих из внешнеэкономических сделок в рамках МКАС, а также и усложненные инновационные тенденции развития российской экономики.

В третьем параграфе «Виды и основания дифференциации международного коммерческого арбитража» проведена классификация МКАС по различным основаниям.

В науке международного частного права традиционно классификация МКАС осуществляется по сроку существования, при этом выделяютсяпостоянно действующие (институционные, институциональные) арбитражи и временно создаваемые (ad hoc) арбитражи, которые создаются сторонами договора специально для рассмотрения конкретного спора. По предметному признаку выделяются арбитражи общей компетенции, которые рассматривают все виды гражданско-правовых споров, связанные с международным экономическим и научно-техническим сотрудничеством, и арбитражи специальной компетенции, которые формируются с целью разрешения споров, возникающих из определенных отношений. По субъектному признаку компетенции различаются  арбитражи, рассматривающие только международные споры, и арбитражи, рассматривающие как внутренние, так и международные споры.

На основе проведенного анализа доктринальных позиций относительно классификаций МКАС автор пришел к выводу о том, что классификация по предметному признаку в большей степени отвечает требованиям современной внешнеэкономической деятельности и позволяет определить правовую природу и роль МКАС в условиях современного хозяйствования.

Глава вторая «Компетенция международного коммерческого арбитража» состоит из трех параграфов и посвящена вопросам определения компетенции МКАС, а также вопросам трансформации правового регулирования компетенции МКАС в новых экономических условиях.

 Первый параграф «Понятие и критерии компетенции международного коммерческого арбитража»посвящен определению понятия «компетенция МКАС». В науке международного частного права компетенцию международного коммерческого арбитража принято рассматривать в узком смысле ? как круг основных полномочий, которыми суд наделен в силу национального законодательства государства, а также норм международных договоров.

Действующее законодательство выделяет следующие критерии компетенции международного коммерческого арбитража:

? наличие заключенного арбитражного соглашения, соответствующего установленным требованиям;

? предметный (объективный) критерий, который определяет характер спорных правоотношений;

? субъектный критерий, который определяет состав сторон спорных правоотношений.

Компетенция международного коммерческого арбитража по рассмотрению споров между предпринимателями исходит из воли сторон, выраженной в арбитражном соглашении, и зависит от таких факторов, как  право, применимое к арбитражному соглашению, право места проведения арбитража и право страны, в которой может быть заявлено ходатайство о признании и приведении арбитражного решения в исполнение.

В этом состоит основное отличие арбитража от судов общей и специальной юрисдикции, компетенция которых напрямую связана с процессуальным законодательством соответствующего государства.

Анализ законодательства, правоприменительной практики и доктринальных положений позволил автору с учетом современных тенденций развития института МКАС конкретизировать ранее сформулированное в доктрине понятие  его компетенции, определив ее как круг основных полномочий, которыми наделен данный орган в силу международных договоров и национального законодательства государства и которые позволяют ему решать споры хозяйствующих субъектов, вытекающие из внешнеэкономических сделок.

Второй параграф  «Содержание и реализация принципа “компетенции компетенции” в международном арбитражном разбирательстве» посвящен анализу особенностей и содержания теории «компетенция компетенций». В частности, были изучены и прокомментированы научные позиции относительно оправданности данной теории, а также определено,  что концепция «компетенция компетенций» возникла в континентальной системе права и означает, что состав международного коммерческого арбитража, который должен разрешать спор, самостоятельно решает вопрос о наличии или об отсутствии у него компетенции рассматривать переданный на его рассмотрение спор, в том числе и в случаях, когда одна из сторон возражает против арбитражного разбирательства по мотиву недействительности или отсутствия арбитражного соглашения.

Автором подчеркивается, что значение принципа «компетенция компетенций» состоит в наделении арбитров правом решать вопрос о собственной компетенции на разрешение спора сторон, как это широко признается в международных нормативных актах и национальном законодательстве об арбитраже.

Как известно, в качестве судов, рассматривающих предпринимательские и иные экономические споры, арбитражные суды РФ имеют свою отличную от других судов систему, основанную на ФЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации», и процессуальную форму деятельности, определяемую АПК РФ.

Действующий АПК РФ предусматривает возможность заключения письменных пророгационных соглашений с участием иностранных лиц.

В результате проведенного исследования автор пришел к выводу о том, что концепция «компетенции компетенции» остается в современных условиях осуществления внешнеэкономической деятельности весьма актуальной, поскольку именно этот подход может в большей степени способствовать усилению самостоятельности международного коммерческого арбитража и, как следствие, объективности выносимых им решений.

В третьем параграфе «Сопоставительный анализ понятий, обусловливающих выбор судебной юрисдикции: “компетенция”, “подведомственность”, “подсудность”, “арбитрабельность”» раскрываются вопросы определения и соотношения понятий «компетенция», «подведомственность», «подсудность» и «арбитрабельность». Автором подчеркивается, что дела по хозяйственным спорам с участием иностранных контрагентов могут рассматриваться арбитражными судами РФ по правилам, установленным гл. 33 АПК РФ, а также международными коммерческими арбитражами в случае заключенного между сторонами арбитражного соглашения. Важное значение имеет положение законодательства о том, что обращение сторон в арбитраж исключает компетенцию государственных судов.

Компетенция представляет собой совокупность задач, функций, прав и обязанностей (полномочий) определенных субъектов.

К компетенции арбитражных судов и судов общей юрисдикции отнесено не только рассмотрение и разрешение гражданских дел, но и осуществление некоторых других полномочий. Критерием разграничения компетенции арбитражных судов и судов общей юрисдикции является сфера правоотношений, из которых возник спор.

Подведомственность представляет собой относимость определенных категорий дел к ведению различных субъектов, управомоченных в силу своей компетенции рассматривать соответствующие дела и разрешать их по существу.

Что касается подсудности, то она представляет собой относимость того или иного гражданского дела к ведению конкретного суда, управомоченного рассмотреть его в первой инстанции и принять по нему решение (разрешить дело по существу). Подсудность, по сути, является разновидностью подведомственности применительно к судам одной судебной системы.

Арбитрабельность представляет собой относимость круга дел по экономическим и иным спорам компетентным третейским судам. Понятие «арбитрабельность» применительно к деятельности международного коммерческого арбитража означает предметную подведомственность споров этим юрисдикционным органам. Однако арбитрабельность не применяется для характеристики подведомственности дел государственным судам, в том числе государственным арбитражным судам.

В результате проведенного автором сопоставительного анализа понятий «компетенция», «подведомственность», «подсудность» и «арбитрабельность» сделан вывод о том, что  понятие «компетенция» является родовым понятием по отношению к иным исследованным юридическим категориям, поскольку именно данное понятие вобрало в себя все признаки, позволяющие определить и круг полномочий МКАС, и категорию рассматриваемых споров. Последнее обстоятельство особенно актуально в условиях трансформации российской экономики с точки зрения ее переориентации в направлении инновационного развития.

Глава третья «Арбитражное соглашение как критерий компетенции и процессуальная основа международного коммерческого арбитража» состоит из трех параграфов, раскрывающих понятие, содержание и форму арбитражного соглашения, а также его значение в условиях усложняющихся внешнеэкономических связей российских предпринимателей с их зарубежными партнерами.

Первый параграф «Понятие, функциональное назначение и виды арбитражных соглашений» посвящен вопросам определения понятия и классификации арбитражных соглашений, а также вопросам трансформации института арбитражного соглашения в современных экономических условиях. Так, в частности, автором подчеркивается,   что рассмотрение споров в международном коммерческом арбитраже допускается лишь в случаях, когда стороны внешнеэкономической сделки заключили арбитражное соглашение. Основная функция арбитражного соглашения состоит в том, что оно наделяет международный коммерческий арбитраж компетенцией рассматривать спор, возникающий из гражданско-правовых отношений, осложненных «иностранным элементом». В научной доктрине существуют различные подходы к правовой природе арбитражного соглашения.

Анализ природы определений арбитражного соглашения позволил автору сформулировать его определение: арбитражное соглашение ? это заключенный между сторонами внешнеэкономической сделки гражданско-правовой договор об установлении процессуальных прав и обязанностей, направленных на передачу возможных споров в избранное по взаимному согласию, негосударственное арбитражное учреждение или арбитраж ad hoc.

Как правило, в науке выделяются три вида арбитражных соглашений: арбитражный договор, арбитражная оговорка и третейская запись.

В международной договорной практике арбитражные соглашения входят в заключаемый сторонами гражданско-правовой договор  в виде арбитражной оговорки или оговорки об арбитраже (clause compromissoire).

Реже в практике встречаются арбитражные соглашения в виде отдельного документа, содержащего условия о рассмотрении в арбитраже уже возникшего спора ? третейская запись (compromis). Еще реже упоминаются арбитражные соглашения в виде отдельного документа, устанавливающего компетенцию арбитража на рассмотрение споров, которые могут возникнуть в будущем, ? арбитражный договор.

Анализ различных доктринальных позиций и практики позволил автору сформулировать вывод о том, что с учетом современной экономической действительности наиболее оптимальным представляется определение арбитражного соглашения как гражданско-правового договора, имеющего процессуальное значение и регулирующего отношения спорящих сторон по урегулированию возникшего экономического спора и направленного на защиту субъективных гражданских прав участников внешнеэкономической сделки.

Второй параграф «Существенные условия арбитражного соглашения как предпосылки его действительности» посвящен анализу содержания арбитражного соглашения и его трансформации в условиях современной экономической действительности. Содержание арбитражного соглашения, как и любого гражданско-правового договора, составляют его условия. Особенности международного коммерческого арбитража таковы, что необходимо четко определять условия арбитражного соглашения.

Согласно п. 1 ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем его существенным условиям. К числу существенных условий арбитражного соглашения как гражданско-правового договора следует отнести арбитражный (третейский) порядок рассмотрения спора, конкретный арбитражный орган, компетентный рассматривать спор, круг споров, подлежащих рассмотрению в арбитраже, применимое право.

Так, из арбитражного соглашения должно конкретно и четко следовать согласие сторон на рассмотрение спора именно в арбитражном (третейском), а не в государственном суде. Кроме того, стороны вправе выбрать любой постоянно действующий арбитражный суд, расположенный как в государстве, где находится одна из сторон договора, так и в третьем государстве либо сформировать арбитраж ad hoc. Арбитражное соглашение должно содержать указание на круг вопросов, которые должны быть рассмотрены составом арбитража.

Содержание арбитражного соглашения составляют и  случайные условия; это условия, которые могут быть включены в арбитражное соглашение по договоренности сторон, однако их отсутствие не лишает его юридического значения. К таким условиям относятся место проведения арбитража, условие о языке арбитражного соглашения, количество арбитров; процедура арбитражного разбирательства, указание на допустимость или недопустимость обжалования арбитражного решения в арбитражном соглашении.

При определении содержания арбитражного соглашения автором подчеркивается, что с учетом многообразия современных внешнеэкономических связей сторонами могут быть предусмотрены и иные необходимые условия, такие как порядок оспаривания решения, распределение расходов между сторонами, права и обязанности сторон, порядок исполнения решения, порядок возмещения убытков, связанных с неисполнением и/или ненадлежащим исполнением решения МКАС.

Третий параграф «Юридическая эффективность форм арбитражных соглашений» посвящен вопросам определения наиболее эффективных форм арбитражных соглашений с учетом таких факторов, как либерализация внешнеэкономической деятельности, ориентация экономики на инновационное развитие, повышение степени предпринимательских рисков. Как и всякий гражданско-правовой договор, арбитражное соглашение должно быть выражено в определенной внешней форме.

Большинство национальных законов о международном коммерческом арбитраже предусматривают, что арбитражное соглашение должно быть заключено в той форме, которая могла бы облегчить стороне процедуру доказывания его существования. Так, в Законе об арбитраже закреплено требование к арбитражному соглашению о необходимости его заключения в письменной форме. Под этой формулировкой понимается соглашение, содержащееся в документе, подписанном сторонами, либо соглашение, заключенное путем обмена письмами, сообщениями по телетайпу, телеграфу или с использованием иных средств электросвязи, обеспечивающих фиксацию такого соглашения. Письменная форма арбитражного соглашения считается соблюденной и в случае, когда имеет место обмен исковым заявлением и отзывом на иск, в котором одна из сторон утверждает о наличии соглашения, а другая против этого не возражает.

Важно отметить, что при решении вопроса о форме арбитражного соглашения, который квалифицируется как вопрос материально-правового характера, довольно часто используются следующие привязки: закон места заключения договора (lex loco contractus), закон места совершения сделки, определяющий ее форму (locus regit actum), закон места исполнения обязательства (lex loci solutionis), если стороны не предусмотрели иное. Письменная форма арбитражного соглашения регламентирована не только в законодательствах государств, но и в международных конвенциях об арбитраже, а также в документах ненормативного характера.

Как правило, последствия несоблюдения формы арбитражного соглашения свидетельствуют о недействительности такого соглашения. Именно это является основанием для предъявления иска о признании такого соглашения недействительным. Соответственно, недействительность соглашения не влечет каких-либо юридических последствий.

Анализ правоприменительной практики позволил автору сделать вывод о необходимости ужесточения требований к форме арбитражного соглашения, в частности, путем законодательного установления обязательной нотариальной формы такой сделки. Подобное требование позволит в большей степени обеспечить соблюдение прав и интересов хозяйствующих субъектов, осуществляющих свою деятельность на внешнеэкономическом рынке, в том числе и в сфере высоких технологий, связанной со значительными финансовыми рисками.

В заключении подводятся итоги диссертации, обобщаются выводы, полученные в ходе проведенного исследования.

По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:

          Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК РФ

1. Алексеев, М.А. Философско-правовые основания возникновения  и развития экономического  правосудия, [Текст]  / М.А. Алексеев // Философия социальных коммуникаций.?2010.?№ 2 (11).?с.67?74. (0,5 п.л.)

2. Алексеев, М.А. Периоды и этапы развития хозяйственных судов в России, [Текст] / М.А. Алексеев // Вестник Евразийской Академии административных наук.?2010.?№ 2 (11).?с. 47?54. (0,6 п.л.)

3. Алексеев М.А. Место третейского разбирательства в проекте закона о риэлторской деятельности в России. [Текст] /М.А. Алексеев //   Законы России. - №12

4. Алексеев, М.А. Международный коммерческий арбитражный суд: история создания и полномочия, [Текст] / М.А. Алексеев // Вестник ВолГУ. Сер.5, Юриспруденция.?2011.?№ 2 (15).? с.181?185. (0,5 п.л.)

Публикации в других изданиях

5. Алексеев, М.А. Региональные проблемы реализации роли государственного и коммерческого арбитража как механизма разрешения споров хозяйствующих субъектов [Текст] / М.А. Алексеев // Материалы научной сессии к 30-летию Волгоградского государственного университета.? Волгоград: Издательство.?2010.? –Выпуск 1.?с.58?62. (0,2 п.л.)

6.  Алексеев, М.А.  Модернизация миграционного законодательства как механизм легализации рынка [Текст] / М.А. Алексеев // 2-я Межрегиональная научно-практическая конференция студентов и аспирантов г. Волгоград, 8 апреля 2010 г.? с.69?75. (0,3 п.л.)

7. Алексеев, М.А. Роль третейского разбирательства как способа разрешения споров в проекте закона о риэлторской деятельности [Текст] / М.А. Алексеев // Материалы Международного научно-практического семинара памяти Е.А. Флейшиц, г. Волгоград.? 27?28 октября 2011 г.? с.426?428. (0,1 п.л.)

Алексеев Михаил Александрович

ТРАНСФОРМАЦИЯ РОЛИ И ПРАВОВЫХ ОСНОВ КОМПЕТЕНЦИИ МЕЖДУНАРОДНОГО КОММЕРЧЕСКОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА В СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

                                    АВТОРЕФЕРАТ

 

                    Подписано в печать             Формат

Уч. - изд.л. 1,5. Тираж 100 экз. Заказ №

                   Отпечатано с готового оригинал – макета

в типографии  

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.