WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

ОСОБЕННОСТИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ТЕННИСНОЙ ТЕРМИНОСИСТЕМЫ В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

 

 

 

 

Полонская Ксения Леонидовна

 

 

ОСОБЕННОСТИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ТЕННИСНОЙ ТЕРМИНОСИСТЕМЫ В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ

 

 

Специальность: 10.02.04. – германские языки

 

 

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

 

 

 

 

 

 

 

Москва 2011

 

Работа выполнена на кафедре теории и методики преподавания иностранных языков

ГОУ ВПО «Московский государственный гуманитарный

университет им. М.А.Шолохова»

Научный руководитель:        доктор филологических наук, профессор

                                  Лариса Константиновна Свиридова

Официальные оппоненты:      доктор филологических наук, профессор

Виктория Владимировна Ощепкова                                                               

                              кандидат филологических наук

                              Наталья Прокопьевна Миничева

Ведущая организация:     ГОУ ВПО «Российский Университет Дружбы                                                             Народов»

Защита состоится  «06» марта 2012 года  на заседании диссертационного совета Д -212. 136. 07 при   ГОУ  ВПО «Московский государственный гуманитарный университет имени М.А.Шолохова» по адресу: 109391, г. Москва, Рязанский проспект, дом 9.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ГОУ ВПО «Московский государственный гуманитарный университет имени М.А.Шолохова»

Электронная версия автореферата размещена на официальном сайте ГОУ ВПО «Московский государственный гуманитарный университет имени М.А.Шолохова» http\\www. mgopu.ru, а также на официальном сайте Министерства образовании и науки Российской Федерации  http//vak.ed.gov.ru_________201  года.

Автореферат разослан  _________201  года

Учёный секретарь Диссертационного совета

кандидат исторических наук,

профессор                                                  А.С.Калякин                                                            

Реферируемая работа посвящена анализу становления и функционирования такой относительно самостоятельной подсистемы терминологической лексики, какой выступают в современном английском языке единицы теннисной лексики.

Теннис, как одно из спортивных направлений, относится к тому виду физической культуры общества, которая как самостоятельный вид спорта появилась сравнительно недавно и быстро распространилась по европейскому континенту и за его пределами. Именно поэтому анализ терминологических единиц, связанных с концептом "теннис", представляется весьма актуальным и заслуживающим самого пристального внимания, поскольку он раскрывает типологически повторяющиеся механизмы формирования терминологии,  присущие становлению терминосистем в целом. Не случайно в настоящее время одним из наиболее актуальных вопросов в прикладном языкознании является вопрос формирования и функционирования терминологических подсистем, совокупность которых позволяет углубить и уточнить теоретические представления о терминосистеме в целом. В этом плане терминология как научная дисциплина видит одну из своих задач в анализе тех движущих факторов, которые лежат в основе ее становления, функционирования и эволюции. Их решение предполагает построение параметров, определяющих термин как особую единицу языка и речи.

Объектом исследования являются лексические единицы, лексико-семантического поля "теннис", выступающие в речи в виде терминов и нетерминологических единиц. 

Предметом исследования являются словообразовательные и семантические процессы, а также отношения, отграничивающие термины от  нетерминологических слов-наименований  общеупотребительной английской лексики, внутри лексико-семантического поля «теннис».

     Материалом исследования послужили английские лексемы, отобранные методом сплошной выборки из специализированных словарей, и источники специализированного спортивно-теннисного характера (газетные, журнальные статьи, нормативные документы международных и национальных теннисных организаций,  энциклопедии, интернет-источники).

Гипотезой данной диссертационной работы выступает положение о том, что концепт "теннис" как иерархически сформированное образование включает в себя признаки, только частично совпадающие с теми, которые имеют место в концепте "спорт", но сами по себе настолько значительные, что  выделяют его  в самостоятельную микроконцептупльную сферу,  заслуживающую  теоретического изучения.  

      Теоретико-методологической базой для проведения исследования явились фундаментальные научно-теоретические положения в области терминоведения, языкознания, лексикологии, стилистики, страноведения, касающиеся терминосистемы в целом и особенностей ее функционирования, разработанные такими выдающимися учеными, как О.С.Ахманова, Л.И.Борисова, М.Н.Володина, А.А.Гердт, С.В.Гринев-Гриневич, В.П.Даниленко, В.Д. Ившин,  Т.Л.Канделаки, О.А.Корнилов, И.Г. Кошевая, Е.С Кубрякова, В.М.Лейчик, Д.С.Лотте, Ю.Н.Марчук, Л.Л. Нелюбин; В.В.Ощепкова, Г.Пихт, А.С.Рылов, Л.К. Свиридова, Э.А.Сорокина, А.В.Суперанская, В.А.Татаринов, С.Г.Тер-Минасова, B.Bryson, H.Felber и др.

  Целью настоящей работы является комплексное изучение терминосистемы "теннис" в плане ее функционирования, эволюционного становления, сущности и возможности трансформации отдельных нетерминологических единиц в теннисные термины.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

1. Определить слово как теннисизм с выделением признаков, позволяющих отделить его от обычного слова-наименования.

2.  Выявить этапы формирования теннисизмов с позиции языковой диахронии.

3. Классифицировать теннисизмы  по их глубинному и поверхностному статусу при соотношении концепта с инвариантным и вариативным значениями.

4.Проанализировать факторы, определяющие трансформацию теннисного термина в детерминологическую единицу.

5. Выделить синонимичные ряды и роль количественного и пространственного факторов теннисизмов в их отношении к категории тождества и элективности.

6. Выявить эмоционально-оценочные коннотации теннисизмов.

 Теоретическая значимость исследования заключается в выявлении определенных закономерностей в рамках теннисной терминосистемы и в определении основополагающих дифференциальных признаков в процессе ее становления.

Практическая значимость исследования состоит в возможности использовать результаты проведенного анализа в таких теоретических и практических курсах английского языка, как страноведение, лексикология, межкультурная коммуникация, а также в качестве учебного пособия на спецкурсе по терминоведению и лексикографии.  Результаты исследования могут быть применены при составлении словарей спортивной темитики.

     В настоящей работе были использованы следующие методы научного исследования: метод сопоставительного анализа; метод семантико-структурного анализа; метод сплошной выборки; метод компонентного анализа; метод статистической обработки полученных данных; метод непосредственного лингвистического наблюдения и описания фактического материала; метод оппозиционного анализа, метод квантитативного анализа.

     На защиту выносятся следующие положения:

  1. Значение теннисизма как особой единицы спортивной лексики  ограничено четко выделяемыми признаками, отличающими теннисизм, как от терминологических единиц, составляющих концепт "спорт", так и от слов-наименований общего словарного состава.
  2. Этапы формирования и становления теннисизмов.
  3. Концепт "теннис" получает выражение путем своего преломления на глубинном уровне через  формулу: константа теннисизма равна одному значению («СТ = 1meaning»)  и путем ограниченной синонимии на поверхностном уровне в возможных представлениях через систему дублетных образований.
  4. Категория тождества, выраженная в теннисизмах, требует нахождения максимально адекватных форм элективности в процессе создания теннисной синонимии.
  5. Тенденция в использовании продуктивной модели свободного сочетания с теннисизмом в качестве опорного слова как ее доминанты носит возрастающий характер.

    Научная новизна исследования:

1. В выделенной группе лексических единиц, названных нами "теннисизмами", была проведена их классификация, позволившая отграничить их:  а) от обычных слов-наименований;  б) от терминов, составляющих единый концепт "спорт".

2. Были определены параметры теннисизма по его связи со словами конкретизированной, синтезированной и ассоциативной  лексики при их анализе: а) в плане лексических и грамматических особенностей; б) с точки зрения их орфографии и пунктуации.

3. Впервые  была выведена константная формула теннисизма, которая рассматривается в приложении к концепту "теннис" с учетом коннотаций как способом функционирования теннисизма в контексте.

4. Теннисизмы были проанализированы по принципу соотношения с глубинным и поверхностным уровнями при выделении инварианта и вариантов.

5. Впервые анализ становления  и детерминализации теннисизма с позиций преодоления им замыкания семантической доминанты был проведен по степени приближения инварианта к ядру или отдаления от него .    

6. Впервые к исследованию терминосистемы был привлечен фактор пунктуационной оформленности.

7. Исследование теннисизмов велось на основе их классификации по центростремительности, центробежности, моноцентризму или кроссцентризму.

8. На материале теннисизмов была объяснена причина широкой распространимости абсолютной синонимии в их терминологическом поле теннисизма, которая, как известно, мало свойственна словам общеязыкового характера.

     Структура работы.  Диссертация общим объемом 185 страниц  состоит из введения, четырех глав с выводами к ним, заключения и списка используемой литературы на русском и английском языках.

Во Введении обосновывается выбор темы, определяются цель и задачи, выдвигается гипотеза исследования, формулируется предмет и объект анализа, перечисляются положения, выносимые на защиту, обосновывается теоретическая и практическая значимость данной диссертационной работы, раскрывается ее научная новизна, и методологическая база.

В Главе I "Терминосистема как особая разновидность конкретизированной лексики" описывается история вопроса, связанная с эволюцией тенниса, начиная со времен становления и создания той законодательной базы, на основе которой формировались теннисизмы как особая терминологическая группа слов, анализу которой посвящено данное исследование. Глава рассматривает возможность трехуровневого подхода к анализу терминосистемы и причины, ограничивающие применение этого подхода к подсистеме "теннис". В главе на основе категориального значения теннисизма выведены: а) константная формула, определяющая  границы его семантического типа; б) способы вхождения в него других лексических единиц через различные виды синтаксических сочетаний; в) разделение теннисизмов на грамматические типы.

В Главе II «Теннисизмы как равнозначность знака и значения» проанализированы этапы, которые проходит теннисизм в своем формировании, выделены разграничительные признаки теннисизма как особой словарной единицы, которая имеет свое семантическое поле и не может быть сведена к лексике общеязыкового состава, уделено внимание характеру сочетаемости теннисизма с адвербиальным компонентом, когда наблюдается процесс изменения ударения, приводящий к деструктуризации и становлению нового слова.

Глава III "Принципы становления и функционирования теннисизмов" анализирует фактический материал с точки зрения категории тождества и элективности при учете трех основных факторов формирования теннисизма: логического, социологического и психологического, которые при исследовании теннисизмов оказалось возможным свести к двум. На этом основании была рассмотрена линия общего эволюционного развития теннисизма от слова-наименования к детерминологической единице и определено место, фиксировано занимаемое теннисизмом. При выявлении доминантного значения анализ проводился и на глубинном, и на поверхностном уровнях по степени приближения инварианта к ядру и совпадению с ним.

Глава IV "О сущности теннисизмов" посвящена исследованию теннисизмов с точки зрения структурной отнесенности, когда в основе классификации лежат принципы: центростремительности, центробежности, моноцентризма и кроссцентризма. Анализ роли пунктуации в теннисизмах позволил соотнести и объяснить принципы объективности использования в них таких различных типов лексики, как конкретизированная, ассоциативная и сенсативно-агглютинативная. В главе проанализирован фактор широкого распространения синонимии в теннисизмах.

В Заключении подведены итоги исследования.

    Апробация результатов исследования. Основные положения и результаты диссертации изложены автором в выступлениях на научно-практических конференциях и заседаниях  кафедры теории и методики преподавания иностранныйх языков МГГУ им. М.А.Шолохова, на всероссийских научно-практических конференциях: Четвертая всероссийская научно-практическая конференция «Державинские чтения» (Москва, 2008), Пятая всероссийская научно-практическая конференция «Державинские чтения» (Москва, 2009),  Шестая всероссийская научно-практическая конференция «Державинские чтения» (Москва, 2010);  межвузовских научно-практических конференциях: «Международная коммуникация и ее языковое выражение» (Москва, 2010), «Проблемы преподавания языка права» (Москва, 2010), «Речевая коммуникация и методы ее внедрения в учебный процесс» (Москва, 2011). Основные положения исследования были представлены научной общественности в восьми публикациях.

Основное содержание исследования

    Как известно, теннис в его современном состоянии является одним из наиболее молодых видов любительской и профессиональной деятельности людей. Само наименование игры "теннис" восходит к французскому слову "tenez" – «держать», а точнее к повелительной форме глагола "tenir" - «держи». Первоначально "tenir" воспринимался как привлекающий внимание сигнал,  говорящий партнеру, что в этот момент  делается подача мяча.

Годом официального признания тенниса считается 1877. Однако В. Шекспир  в своей исторической хронике "Генрих V" описал игру, напоминающую real tennis и относящуюся ко времени жизни этого короля (1387 - 1422). К настоящему времени теннис характеризуется тремя составляющими, которые позволяют говорить о нем, как о самостоятельном виде спорта. К ним относятся:1). Наличие своих зафиксированных правил игры; 2). Наличие своего инвентаря; 3). Наличие своего подъязыка, где терминология представляет собой систему лексических единиц, находящихся, как будет показано ниже, в состоянии устойчивых терминов, неустойчивых детерминологов (то есть детерминологических единиц) и входящих в эту  систему слов-наименований, характеризующихся способностью выступать в качестве  синонимичных конституентов, активно функционирующих внутри теннисной сферы слов-наименований.

Годом рождения теннисного спорта в США можно считать 1876, когда в Массачусете (г. Наханта)  был организован первый турнир по лаун-теннису, а в 1881 году была создана национальная организация лаун-тенниса (United States National Lawn Tennis Association, USLTA). Через два года после этого в 1877 году появляются теннисные клубы в Ирландии и Франции, а в 1879 в Австралии.

Россия была одной из первых стран, где начинает активно развиваться лаун-теннис. С начала ХХ века теннис приобрел популярность в большинстве стран мира. С 1988 года теннис  вошел в Олимпийскую программу.

Предлагаемая работа выполнена в русле лингво-культурологических исследований и посвящена в своей основе изучению концепта «теннис» в современном английском языке. Согласно точке зрения, установившейся в лингвистике в последние десятилетия, концепт определяется, как единица оперативного сознания, которая, будучи отражением определенного отрезка окружающего нас мира, вербализуется в виде ядерных и периферийных лексем, паремий, свободных и фиксированных словосочетаний, доходящих даже до фразеологизмов.

При этом характерной чертой современного языкознания является широкое привлечение когнитивного подхода к исследованию языковых фактов. Концепт «теннис» в условиях когнитивного подхода анализируется с точки зрения спортивной деятельности человека, при которой компоненты, составляющие данный концепт, рассматриваются в их отношении друг к другу  и в сопоставлении с близкими им компонентами, входящими в более объемный концепт «спорт». Таким образом, исходным положением исследования является положение о том, что концепты различаются в двух планах: широком и узком.

Широкий план концепта выступает своего рода доминантным или иначе: макроконцептом по отношению ко всем микроконцептам, входящим в него и характеризующимся: во-первых, субординационной зависимостью по отношению к доминантному; во-вторых, однорядной параллельностью по отношению к каждому из них, как равнозначному.

Следовательно, ведущим признаком доминантного концепта «спорт» в лингво-культурологии можно считать его системную  подчиняющую связь с субординированными ему концептами, функционирующими в сфере спортивной деятельности человека и отражающими эту деятельность. Данный признак позволяет воспроизвести в языке культуросферу «спорт».

Когнитивный анализ микроконцептов позволил рассмотреть входящие в него лексические единицы, смысл которых отражает содержание картины мира, связанной со строго определенной и ограниченной областью применения спортивных упражнений теннисного характера, вербально наименованных и поэтому составляющих вербализованное выражение концепта «теннис». Этот вербализованный пласт словарных единиц подает его в дискретном представлении, где наблюдается внутренняя четко окрашенная иерархическая связь, позволяющая говорить о наличии в нем двух видов отношений: 1. Тематических, когда словарные единицы сгруппированы по их отнесенности в тематическое поле «теннис». 2. Синонимических, когда словарные единицы сгруппированы по их связи в синонимичных рядах, где далеко не все лексемы являются теннисизмами.

Изучение терминосистемы, как мы понимаем, должно строиться в настоящее время в плане трехступенчатого подхода: накопительно-описательного, классификационного, теоретически интерпретирующего. При этом начальной, то есть своего рода исходной или иначе накопительно-описательной  ступенью, является описание терминологических единиц, относящихся к каждой конкретной сфере спортивной деятельности человека, которые постоянно расширяются количественно по мере накопления и углубления наших практических и научных представлений внутри отдельно взятой  частной области спортивных знаний. Далее идет систематизирующая ступень, которая, только лишь основываясь на первой, позволяет обобщить имеющийся материал с точки зрения его многосторонней классификации, и в которой, во-первых, задействован не только метод алфавитного распределения слов в терминологических словарях и справочниках, но, во-вторых, и их лингвистическая отнесенность внутри каждой терминологической группы по тем или иным принципам: грамматическому принципу (типа: термины простые, составные, сложные); по принципу выявления характера их сочетаемости (типа: управления, согласования, примыкания); по принципу частотности их употребления в специальной спортивной литературе и периодике и т.д. И, наконец, только третья теоретико-интерпретирующая ступень, основываясь на секционной базе имеющихся данных, сможет, как мы полагаем, выйти за их пределы в область терминосистемы в целом. Первоочередной задачей  этой третьей ступени является теоретическая интерпретация  обобщенных факторовв плане выявления как общих (идентичных), так и различных (дифференциальных) признаков, которые, с одной стороны, позволяют обобщать все терминоединицы в языковой разряд спортивной терминологической лексики, и, с другой стороны, выделять его из словарного фонда терминосистемы.

Насколько нам известно, до настоящего времени такой трехступенчатый подход в спортивной лексике еще не проводился, поскольку многие виды спортивной терминологии не получили до сих пор своего выхода даже на вторую ступень. В частности, это относится и к предмету нашего исследования – а именно: к такой группе спортивной лексики, как теннисная. Вторая ступень исследования   терминологического   пласта   лексики   все  еще  остается вне своего достаточно обоснованного научного освещения. При этом, в первую очередь, это касается такого раздела терминологии как спорт. В нашем исследовании следует отметить, что узкоспециальный термин в области техники, используемый для обозначения разновидностей технической рубрики, называется техницизм. Связано это, надо полагать, с наиболее детализированным изучением именно сферы технических терминов, количественный рост которых реагирует на интенсивность развития технической мысли. Но, нельзя не сказать о не менее бурном развитии различных областей спорта, среди которых одно из лидирующих мест, как отмечалось, принадлежит теннису. Это обстоятельство позволяет говорить о терминах данной спортивной рубрики как о специфической рубрике лексических единиц, которые мы сочли возможным назвать  теннисизмами.

Говоря о терминосистеме, отражающей такую ее область, как спортивная с выделением в ней теннисизмов в плане отдельной терминологической секции, мы можем констатировать, по меньшей мере, три негативных момента:

1.факт ее недостаточной теоретической разработанности, не перешедшей за рамки первой ступени, чисто описательной и систематизированной только с точки зрения ее алфавитной упорядоченности в словарной систематизации;

2.отсутствие точной информативности, требующей максимально полного единозначия в понимании значения и знака, которое не допускает синонимичности в сфере теннисизмов (хотя, как будет показано в ходе анализа,  весьма распространено в настоящее время);

3. отсутствие словарей – синонимов, которые очерчивали бы семантические  поля  однозначных  теннисизмов,  исключив   из этой сферы близко значимые слова общеязыкового фонда. Иными словами, не определены их ядерные или периферийно отходящие от стержневого значения места в семантическом узле каждого теннисизма.        

   Одним из видов проделанной в диссертации работы над теннисизмами было положенное в основу анализа классификационное картографирование теннисизмов как языковых единиц по лексико-грамматическому принципу на три основных вида: 1. Теннисизмы простые (ТП), состоящие из одного корневого слова (типа: court– корт, rally – обмен ударами мяча). 2. Теннисизмы сложные (аффиксальные или многокорневые) (ТС) (типа: rankings– место в мировой классификации,  delivery –  подача, gamesmanship – психологическое давление на сопреника). 3. Теннисизмы групповые (ТГ) составные, включающие в свой состав несколько отдельно функционирующих слов, степень сложности которых позволяет разделять их на несколько подгрупп:          а) постпозиционные (ТГп)  типа: setup и т.д.;     б) свободные (ТГс)  типа:  toplayalet – переиграть мяч; в) фразеологические (ТГф)  типа:  immediatedefault – удаление с корта с немедленным присуждением победы сопернику; head-to-head –очная встреча.

Поскольку формирование и становление теннисной терминосистемы строится на тех же законах внутреннего развития языка, что и любая другая, мы можем с достаточной достоверностью утверждать следующее:

I. Исходным материалом для формирования системы теннисизмов явились слова интернационального характера типа: raquette, l’oeuf, deux points, a deux le jeu и др., то есть заимствования, которые, однако, в количественном отношении могли уступать национальным.

II. За ними идет группа теннисизмов чисто национального английского характера, состоящая из простых однокоренных слов и часто включающая в себя их сочетаемость с такими адвербиальными элементами, как послелоги. Это объясняется, как нам кажется, самим характером послелогов, представляющих собой обозначители строго определенной направленности движения: up, down, inside, outside, across и т.д. В этом плане их сочетаемость с глаголом, как выразителем мобильности действия, является первоначально заданной, в силу чего само действие, идущее от объекта (в данном случае от игрока), действительно оказывается изначально заданным по своим мобильно-директивным параметрам.

III. Третьим этапом в становлении теннисизмов является стяжение слова в сложные образования, как соединение его с аффиксальной системой, присущей современному английскому языку, то есть появление сложных теннисизмов.

Но, если в силу  исторической эволюции, такая однозначная единица со временем оказывается подверженной морфологической модификации и в результате переходит в другой грамматический разряд – из существительного в глагол, в прилагательное, наречие или наоборот, то изначально присущая слову однозначность размывается, и сам термин переходит в разряд детерминологической лексики.

Наряду с этим в языке наблюдается еще  одно не менее активное движение, когда слово общенародного языка превращается в термин и таким образом  вступает на путь своей семантической  трансформации типа арабского слова “rakhat” – ладонь и английский теннисизм “racquet - ракетка или французское l’оeuf – яйцо и английский теннисизм “o” означающий в теннисе счет, равный нулю, то есть звучащий как [ou].

Категориальным значением всякого термина-теннисизма  является однозначность его значения, позволяющая функционировать по предлагаемой нами  формуле: Ст = 1meaning  , где константное значение теннисизма («Ст») равняется единице и не должно выходить за пределы этой единицы. В противном случае слово утрачивает статус термина.

Теннисизмы составляют относительно самостоятельную часть словарного состава, но их границы не являются замкнутыми, так как, во-первых, предполагают включение в свой состав, помимо конкретизированных единиц, так же и слова других типов лексики; во-вторых, допускают выход за их пределы ряда теннисисзмов в связи с утратой ими конкретного значения однозначности.

Можно  утверждать, что термин имеет четыре следующих признака, которые распространяются и на теннисизм: 1. призван выражать значение и в этом смысле он является словом; 2. поскольку термин однозначен в представлении значения, то он является абсолютно тождественным знаком, служащим для обозначения объекта мысли; 3. будучи специфичным в выражении точности такого значения, термин десинонимичен; 4. точность, однозначность и десинонимичность выделяют в языке термины в специфичную группу слов, именуемых терминосистемой.

Остановимся на объединяющих термин характеристиках. В связи  с тем, что первой и главной характеристикой является способность термина выражать значение,  то мы встанем перед двумя проблемными вопросами: свойственна ли термину изменчивость значения и насколько кратковременно или долговременно устойчиво значение термина.        

Как нам представляется, на первый вопрос можно ответить только положительно. Причина такого ответа основывается на следующем. Оставаясь однозначным и сохраняя точность своих смысловых границ, термин зависит от того уровня научной информации, которую он должен выразить в силу своей внутренней природы. Бурное развитие современной науки, огромные достижения в различных областях техники, экономики, культуры и спорта приводят к изменению внутреннего содержания термина, когда его значение резко  меняется. Причем самое главное различие, на наш взгляд, заключается в следующем: эти изменения носят не долгосрочный эволюционный характер, как это имеет место со словами общеязыкового словарного фонда, а происходят мгновенно, наполняя термин новым, то есть  другим и подчас прямо противоположным содержанием.

Отвечая на второй вопрос, можно сказать, что значение термина оказывается,  во-первых, не стабильным, а подверженным изменениям, зависящим от информационного содержания в каждый исторический период жизни общества;  во-вторых, процесс выхода за пределы информационного поля, в котором функционирует значение термина, имеет, как правило, краткосрочный период своего возможного изменения, который определяется (в противоположность значению общеязыковой лексики) скоростью временного развития научной мысли и социальных условий жизни общества, а мысль, как известно, может носить более или менее бурный и подчас молниеносный  характер и приводить как к частичному изменению значения термина, так и к его полному изменению и даже к его исчезновению.

Как отмечают ученые, формирование термина в языке, безусловно, носит договорной  характер. Однако мы полагаем, что сама договоренность оказывается, как правило, не актом одноразового порядка, а процессом, в котором:  во-первых,  задействованы все три уровня пирамиды языковых абстракций: кодовый как сознание, стандартизированный как язык и нормативный как речь;         во-вторых, в нем обязательно участвует фактор разъяснительно коммуникативной информации. Иными словами, та сторона или часть какого-то объекта действительности, с которой столкнулся человек в момент своей деятельности и которая, с одной стороны, является принципиально важной для этой деятельности, а, с другой стороны, еще не имеет своего конкретизированного называния в словарном составе языка, должна быть обязательно наименована.

К языковому осознанию  объекта ведет  создание термина, которому должно предшествовать разъяснительное информативное объяснение его сути. Первоначально такое разъяснение дается, как правило, не одним изолированным словом–наименованием, а группой слов, то есть свободным словосочетанием, непременно включающим в себя тот компонент, который окажется основополагающим для будущей терминологической единицы речи - в нашем случае  теннисизма. Этап, предшествующий выделению теннисизма как термина, имея вначале разъяснительный характер, не просто предопределяет договоренность о значении терминологической единицы, а составляет тот обязательный фундамент, на котором теннисизм начинает функционировать. Типа Doublebagel – двойной бублик – счет по сетам 6:0, 6:0 в двухсетовых/трехсетовых поединках, то есть выигрыш «в сухую» или Luckylooser – проигравший квалификацию, но включенный в основную сетку турнира или shoelaces – шнурки для спортивной обуви и т.д.

Следующим моментом можно считать выделение одного из слов свободного словосочетания и переход его в изолированный термин с общедостаточностью разъяснительной информации и сокращением словарного окружения, результатом чего является появление единого слова – теннисизма. Типа “bagel” с тем же значением, что и исходное словосочетание “doublebagel” или “LL” с тем же значением, что и “luckylooser” или “laces”, передающее то же значение, что и словосочетание “shoelaces” и т.д. 

Выше мы говорили о структуре таких слов, которая может быть простой или сложной, но при любых условиях теннисизм есть результат сочетаемостно-разъяснительных сведений, выделенных на основе ряда слов, соединенных в единую групповую цепь. Причем первоначальный этап разъяснительной информации сопровождается двумя взаимосвязанными процессами: 1.наличием значения;     2. словосочетанием, где теннисизм дается: а) через законченное разъяснение его сущности; б) через ссылки на дополнительные источники информации.

На основании анализа фактического материала можно констатировать следующие этапы в процессе формирования теннисизма:

I. Объемное свободное словосочетание разъяснительно-информационного характера со ссылками на дополнительную информацию.  Например: All [O:l]  - судейск.Равный счет. Означает выигранные очки в гейме, сете. Например, «30 - all» («по тридцати») или «Fivegamesall» («по пяти геймов»). Однако при счете 40 – 40 говорят «deuce» («ровно»).

II. Использование свободного словосочетания с теннисизмом, где теннисизм выступает словом, концентрирующим в себе основное смысловое значение соединенных словарных единиц.      Например: From the year you turn 13, you may enter three (3) tournaments in the same week, however you may only play in one of them. See “Withdrawal deadline” below for more details. Younger players may only enter one (1) tournament in each tournament week.

III. Фразеологическое словосочетание с теннисизмом как устойчивое синтаксическое соединение слов, где теннисизм выступает опорным элементом всей фиксированной группы и не нуждается в ее расширении. Например: Ball mark inspection can only be made on clay courts. In clay court the chair umpire should not be too quick to announce the score unless absolutely certain of the call.

 Мы понимаем тождественность значения как стремление к абсолютному равенству, а элективность – как поиск путей приближения к такому единичному абсолюту при наличии составляющей его множественности.

Поднятый в этой плоскости вопрос, как видим, будучи проблемным и многоаспектным, включает в себя ряд дополняющих его пунктов, к числу которых относится, во-первых, пункт о нахождении семантической доминанты терминосистемы и, во-вторых, пункт о взаимодействии тождества и элективности в ее пределах.

По отношению к терминосистеме в плане ее становления, функционирования и возможной терминологизации  или детерминологизации ряда каких-то отдельных терминов – их  выпадении из относительно замкнутого круга терминосистем, можно говорить не об отдельной роли психологического или социологического факторов, а об их обобщенном воздействии, то есть о роли психолого-социологической. Что же касается логического фактора, то мы полагаем, что логический фактор  изменяет общий характер каждого слова-наименования при его вхождении в терминосистему, поскольку, становясь термином, оно получает от логического фактора иной импульс к своему функционированию не по принципу многозначности, где  «С ? 1 meaning», а по принципу однозначности, присущей только термину, где «СТ = 1 meaning».

     Узкоинформативность термина препятствует переносу значения на другие объекты, не допуская размывания границ, выделяет в теннисизме ту доминанту, которая семантически характеризует только его ядерную позицию, делая ее доминантно одноразовой и неповторимой. Объективное наличие в термине такой позиции является следствием объединенного воздействия на слово психологического и социологического факторов. Но если термин начинает получать слишком широкое узнавание, утрачивая свою профессиональную замкнутость, то синхронно он движется к выходу за пределы терминосистемы.

Социологический фактор в этом процессе утрачивает свою значимость, а психологический, напротив,  сохраняет ее, но не в большей мере, чем обычно в любом слове-наименовании, в которое постепенно превращается термин, двигаясь от терминологической единицы в обычное слово-наименование, то есть по пути от «СТ = 1 meaning» к «С ? 1 meaning». Как только процесс детерминологизации завершается, слово из термина опять становится обычным словом-наименованием, способным к полисемантизации, где все три фактора снова приобретают в нем свой обычный внутриязыковой статус.

Тем не менее, до тех пор, пока этот процесс не завершен, линия движения от термина к детерминологической единице имеет свой преградительный рубеж – тот барьер, который отделяет слово-наименование как полнозначную лексическую единицу всего словарного состава от слова-термина как специализированной лексической единицы терминосистемы по принципу равна ли СТ одному значению, то есть CT = 1 meaning, или не равна, и тогда названная

формула изменяется в CT ? 1 meaning. При этом так же, как внутри вокабуляра, слово-наименование связано с универсальным значением своими иерархическими переходами от универсалии – к категории наименования, а от категории наименования к слову-наименованию, так и слово-термин связано с терминосистемой через ту терминологическую подсистему, в которую оно входит.

Линия движения профессиональной доминанты

Термино- система

Терминоподсистема споррт

Теннисология

         


 Как всеобщая широкая     Как частная узкая сфера        Как   вид,  получающий

сфера слов  с  однознач-  слов с особо  профессио-    отношение к данной терминоло-

ным     значением       нальным значением,  где     гической подсистеме бла-

«СТ» = 1 meaning,        доминирует   социально-      годаря   своему   объясни-

где доминирует социаль-   психологический фактор,       тельному  или детализи-

но-психологический фак-   зависящий от профессио-       рующему характеру,  где

тор,    независимо    от    нальной   доминанты    с    константа   сохраняет свое профессиональной  сфе-   выделением сферы, при-      доминантное значение,  но     ры   деятельности,  то     ложимой    к    точности:    оставляет  за  собой в то же

есть   доминанта    идет   «С» = 1 meaning of sport                          время возможность к своему

только  по  однозначнос-                                 пополнению по принципу:

ти                                                        «С» = 1+other meanings

«СТ» = 1 meaning of exactness                                                               

Теннисизм

Детерминолог

Слово-наименование

 


  Как слово – термин, с     Как  слово,  выходящее     Как слово общеязыкового

доминантой, относящей   за пределы терминопод-     вокабуляра,  где  логичес-

его к теннисной  терми-  системы,   в  силу прогрес-  кий  фактор  довлеет  над

ноподсистеме             сивно действующего        социально-психологичес -

«С» = 1 meaning of tennis          в нем процесса  утраты    ким  и  организует   функ-

точной   однозначности   ционирование   слова   по

и обретения  способности  всем    присущим    языку

к полисемантизации,      внутренним  законам  его

когда в нем начинают  использования

проявляться ростки                    

равнозначности               «С» ? 1 meaning

всех  трех факторов:    

логического,  пси-      

хологического   и  соци-

ального

Таким образом, в приложении к теннисологии, как частному виду терминосистемы «спорт», имеет место схема, существенно отличающаяся от рассмотренной выше.

Иерархия связей терминов в терминосистеме

Универсальное значение терминосистемы в целом   «С» = 1 meaning of exactness

 


Термино  термимими

Категория наименования как доминантная сема, характеризующая всю терминоподсистему спорта «С» = 1 meaning of sport

 

 


Ядерное слово-наименование, характеризующее доминантную сему  «С» = 1 meaning of tennis

                                                                                                            

Теннисизмы как система слов, относящихся к общей терминосистеме и объединяющей в себе все теннисизмы, относящиеся к этой подсистеме по формуле «СТ» = ? tennisms, где знак ? и означает незамкнутость  границ того лексического круга, в который попадают слова, эволюционно становящиеся теннисизмами

                                 

 

  

  В этом последнем случае знак « ? » использован нами как указатель по необходимости расширяющий семантическое поле, в которое входят новые слова–наименования, используемые как теннисизмы, или выпадающие из него. Все это указывает на открытый характер круга, составляющего лексико-семантическое поле теннисизмов.

Поскольку лексико-семантическое поле любого универсального понятия строится по принципу максимального сохранения доминантной семы, то именно это сохранение является ведущим признаком вхождения в него полных, частичных и метафорических синонимов и разделения их на ядерные и периферийные, в силу чего категория тождества в словах общеязыкового состава имеет различную степень своей воспроизводимости. В этом плане категория тождества в общеязыковом вокабуляре понимается нами как стремление к максимальному равенству множества слов с единой семантической доминантой, а элективность – как поиск путей к такому равенству.

В теннисизмах преломляются три основных фактора, лежащих в основе их формирования – логический, социологический и психологический. Но в ходе проведенного нами исследования мы пришли к выводу, что доминантными являются психологический и социологический, и это позволяет говорить об их единстве, в котором психологический является наиболее значимым, выражая национальный признак, присущий нации в целом. Его сочетание с социологическим фактором позволяет говорить об их объединенном единстве, функционирующем как психолого-социологическое. 

В процессе детерминологизации имеет место такое движение теннисизма за пределы размыкающегося терминологического круга, при котором социологический фактор утрачивает свою значимость, уступая логическому. При этом линия движения проходит следующие этапы: теннисизм > детерминолог > слово-наименование.

Доминантное значение в теннисизме проявляет себя на двух уровнях – глубинном и поверхностном - по-разному, в зависимости от степени его приближения к ядру и совпадения с ним. На глубинном уровне инвариант выступает как та константа, которая собирает все теннисизмы в единую сферу независимо от того, насколько каждый из них однозначен в его приближении к ядру. На поверхностном уровне теннисизмы образуют варианты терминологической подсистемы «теннис», как ту теннисологическую сферу, где все ее конституенты восходят к одному, общему для них инварианту, и в этом плане закономерным является появление дублетов как синонимов-теннисизмов.

В настоящее время наблюдается все возрастающая тенденция в использовани продуктивной модели свободного сочетания с теннисизмом в качестве опорного слова как ее доминанты. В выражении значения семантическая парадигма слова, функционально раскрываясь в трехуровневой системе «мышление – язык - речь» опирается на глубинный уровень,  являющийся ее фундаментом. Он проявляет свою валентность, позволяя синтаксическим моделям функционировать на третьем уровне – в речи в виде синонимичных компонентов.

Это правило распространяется на все случаи, за исключением тех, которые являются фиксированными и включают в себя теннисизмы. Наряду с ними могут существовать описательные модели, где теннисизм объясняется с точки зрения заключенного в нем значения. Такой характер свободных сочетаний широко используется как в толковых словарях, так и в публицистике.

Глубинный уровень выступает как фундамент в пирамиде языковых абстракций, в которой слово на поверхностном уровне сочетается по принципу валентности. В нашем случае теннисизм как конкретизированное слово раскрывает характер теннисной деятельности человека по оппозиционному противопоставлению качественного, количественного, временного или пространственного свойства.

Второй или медиальный уровень в общей пирамиде языковых абстракций характеризуется наличием синонимичных моделей (от свободных до фразеологических), которые разделяются на: 1) фразеологические сочетания; 2) фразеологические единства и 3) идиомы. В сфере теннисологии степень разделения на вышеназванные типы зависит от валентности, которая в идиомах выступает как неподвижно-фиксированная, то есть застывшая, а во всех остальных случаях как подвижная, но с различной степенью этой подвижности.

Если в словосочетании слово (типа: “grass” или “clay”) по отношению к теннисизму (типа “court”) приобретает устойчивое объясняющее значение, то его можно считать фразеологическим сочетанием, где наличествует: 1) теннисизм (типа “court”); 2) оппозиция (типа “grass - clay”); 3) модели не подлежащие дальнейшему артибутивно – фиксированному расширению (типа: “aspringgrasscourt”).     Слова, лимитирующие теннисизм, мы считаем возможным назвать субтеннисизмами, а сами словосочетания устойчивыми теннисными сочетаниями. Следующий этап представляет собой теннисные единства, отличительной чертой которых являются:        1) невозможность замены теннисизма нетеннисизмом; 2) невозможность отсутствия теннисизма внутри словосочетания; 3) неразрывная связь доминантного слова с одним из слов словосочетания по какому-то одному из характеризующих его значений.

Идиоматические сочетания как синтез значений всех слов, по существу, несвойственны сфере теннисизма. Причину этого явления мы видим в хронологической непродолжительности существования данного вида спорта, в течение которой этот вид словосочетаний еще не успел сложиться как функционально продуктивный.

Терминологическое значение словосочетания с фразеологизмом передается не суммой семантически равных компонентов, а иерархически организованной группой словарных единиц, смысловая общность которых формирует значение теннисизма.   Но с другой стороны, центростремительные отношения, порождающие значения теннисизма, в таких инкорпорирующих словосочетаниях требуют не только возврата на ядерное слово, но и его относительной открытости, допускающей сам фактор введения в него новой требуемой информации, идущей в ядро, но поступающей в него как бы из периферийных участков словосочетания.

Следовательно, в случае терминологических словосочетаний создаются отношения, где одно из слов выступает как ядерное, а остальные – как периферийно-инкорпорирующие в него по принципу центростремительности.

Если “hardcourt” представлен раздельным терминологическим словосочетанием, а “half - volley” – через дефис (так же, как и “reverse - cross” и “reverse - smash”), то, видимо, в этом написании существует определенная закономерность.      Мы связываем ее с различной направленностью в движении компонентов, формирующих значение теннисизма. Составное слово в любом его написании передает, на наш взгляд, иной тип семантических отношений, который на какой-то период его эволюционного развития не является центростремительным.  В составном слове отношения между составляющими его компонентами носит характер перекрещивающейся направленности, при которой каждый компонент сохраняет свою относительную самостоятельность. Этот факт подчеркивается введением дефиса, в известной мере сближающего разделенные компоненты, сочетающиеся в едином слове. Так создаются те отношения кроссцентризма, которые отличают теннисизм, представленный как составное слово, от теннисизма, представленного как терминологическое словосочетание.

Несколько иная картина представляется в сложных словах, соединенных без дефиса и без наличия полуаффиксальных компонентов типа “half”, а связанных непосредственно в одно слово типа:       Scorecardбланк установлен- ного образца, заполняемый судьей на вышке во время матча. В таких составных теннисизмах нет ни отношений центростремительности, ни центробежности. Данная ступень эволюционного развития не сводима к центростремительности, так как слияние компонентов уже перешагнуло этап их разделения на ядро и периферию. В такой же мере она не может быть сведена к отношениям кроссцентризма, где оба компонента, существующие параллельно в виде полнозначных конкретизированных слов, перешли в свою новую эволюционную фазу, образовав относительно единое слово, перекрещивающиеся части которого соединены дефисом. Составной теннисизм, неотягощенный дефисным соединением, не только монолитен структурно, но, главное, он моноцентричен, поскольку его части, не распадаясь на ядро и периферию, выступают единым структурно-семантическим образованием. Составное слово монолитного написания имеет единичный центр, полученный как результат длительного процесса языковой эволюции.

Значительный интерес представляет еще один вид синтаксической связи, в основе которого лежит соединение с адвербиальным компонентом типа: Ср. “serve in” и “serve out”. В этих сочетаниях наблюдается совершенно иная тенденция семантического раскрытия, которая может быть рассмотрена – как центробежная.Так, если “in” является центром, то “out”, выступая по отношению к нему в прямой оппозиции, указывает на семантическую направленность движения не внутрь к центру, а напротив – наружу – от него. Если “serve” в общеязыковом плане означает «подавать», то “serve out” указывает на расширение пространственного объема и на движение за пределы квадрата подачи.

          Рассмотрение всех этих четырех видов семантической направленности при формировании теннисизма позволяет предположить различную хронологическую последовательность в становлении теннисизма: 1. терминологическое словосочетание; 2. составное слово с дефисом; 3.составное слово слитного написания; 4. сочетание слов с участием адвербиалия. На такую линию последовательной эволюции наталкивает факт опрощения внутри сочетающихся слов при образовании теннисизма, когда при движении от терминологически свободного словосочетания к составному слову утрачивается один из звуков внутри словосочетания, но появляется дефис как условное обозначение начавшегося процесса эволюции от словосочетания к составному слову. Например:   Serve-n-volleyer – теннисист, делающий в игре ставку на «подачу с выходом к сетке». В данном примере срединные звуки [?] и [d] утрачены. Движение идет по линии стяжения двух слов от центростремительного к кроссцентризму, а от него к моноцентризму: центростремительность->кроссцентризм-> моноцентризм.

         Картина, близкая к только что рассмотренной, наблюдается и в случае, когда в качестве определителей теннисизма выступают грамматизованные лимитаторы оппозиционно-направительного(в основном пространственного или качественного) характера типа: “openclosed, light - heavy” и т.п., которые, однако, пишутся раздельно от ядерного слова.       Например: Headheavy- Ракетка со смещенным в сторону головки балансом; Head light- Разновидность ракетки с балансом, смещенным к рукоятке.

В морфологической структуре и синтаксической сочетаемости простым, сложным и групповым теннисизмам присуще наличие формообразующих, словообразовательных и словоизменительных аффиксов типа:     electronicnetcordmonitor, fightingspirit, concentrationи т.д., где аффиксы “-ic”, “-ing”, “-tion” выполняют функцию морфологического форманта или иначе суффикса, изменяющего грамматическую форму слова. Мы говорим о грамматической аффиксации, которая в современном английском языке не является продуктивной, но поскольку аффиксальные формы присущи языку, то мы можем проиллюстрировать их примерами типа апострофа “’s”, функционирующего на базовой основе корневого типа. Например: GentlemensSinglesTrophy- Кубок победителя в мужском одиночном разряде на Уимблдонском турнире.

Проблема пунктуации в плане использования знаков препинания в теннисизмах не поднималась и не была объектом исследования. И это не случайно, поскольку термин, будучи связан с однозначностью выражения своей семантической целостности, представляет ее в четко определенном контекстном окружении, что характеризует техницизмы и все прочие термины различных отраслей научного знания. Однако теннисизмы, как один из видов спортивной лексики, представляют собой особый участок вокабуляра, где научная, то есть умозрительная сторона человеческой деятельности, наиболее тесно переплетается с физически-чувственной оценкой событий, происходящих непосредственно в момент восприятия спортивных нагрузок. Именно поэтому, как мы полагаем,  восприятие теннисизмов требует особого подхода. Оно основано не только на когнитивном постижении фактов, осознание которых связано с их обдумыванием (порой длительным и требующим проверки в дополнительных экспериментах), а совсем иначе. Здесь имеет место

молниеносная реакция наблюдателя, тренера, партнера или самого деятеля –

теннисиста на производимое действие. Поэтому реакция такого рода не может быть длительной по времени реагирования на нее. Она оказывается, в первую очередь, не логической, а экспрессивно-эмоциональной, что на письме имеет четкую орфографическую означенность.

Как известно, для письменной, то есть знаковой передачи такого психологического состояния душевной экзальтации, используется, главным образом, два следующих знака препинания: восклицательный знак и вопросительный знак. При этом если восклицательный знак оказывается максимально широким в диапазоне своих выразительных возможностей, то вопросительный знак, в силу его основного значения – запроса о недостающей информации, напротив, в теннисизмах весьма ограничен. Позволим себе привести примеры, подтверждающие высказанное выше. Footfault!  судейск.«Зашаг!» - ошибка при подаче, когда подающий изменяет исходную позицию шагом или бегом.        Hindrance! судейск. – помеха со стороны противника; Letpoint! Letsplay! - команда, подаваемая при задержке игры. Letitbounce! букв. «Дай ему отскочить!» - в парной игре возглас.     Time! судейск. «Время!» - команда, подаваемая судьей.       One!  судейск.«Один!» - неофициально (когда нет судьи на вышке); Let!  судейск. «Переиграть!» - команда для переигрывания.    In!  букв. «В», «внутри!» - неофициальный термин, используемый в теннисе для обозначения попадания мяча в пределы корта.

Таким образом, можно констатировать наличие целого арсенала теннисизмов, имеющих эмоциональное значение и поэтому передающееся на письме с помощью восклицательного знака. Сюда входят, в основном, команды (типа судейских решений) и возгласы болельщиков, мгновенная реакция которых передается либо простым теннисизмом, либо кратким словосочетанием, имеющим чисто спортивный характер (типа “Letitbounce!”).

Что касается использования вопросительного знака непосредственно с теннисизмом, то следует отметить, что в теннисном лексиконе сфера его действия оказалась, как показало наше исследование, довольно ограниченной. В основном, это удивленный вопрос, сформулированный в одном слове “How?” без всяких дополнительных разъяснений, так как он является мгновенной и непосредственной реакцией на ситуацию и в этом смысле может быть приравнен к междометному восклицанию типа «Ах!», когда по ходу развивающейся борьбы зритель и сам теннисист ожидали совершенно иного исхода. Ср., например:   «How - «Как?» - восклицание игрока по поводу сомнительного решения судьи на корте или любого сомнительного мяча.

Некоторого внимания при анализе теннисизма заслуживает вопрос о наличии синонимии, о ее допустимости в данной сфере и о влиянии жаргонизмов на процесс формирования теннисизмов как части общей спортивной терминологии. Поскольку само положение, касающееся допустимости синонимии в области терминологии в настоящее время, по

существу, стало недискутируемым,  так как количество синонимических терминов   и   терминов-дублетов  уже  не  вызывает   сомнения, то в рамки исследования попадает другой аспект данной проблемы, а именно, почему синонимия оказывается возможной. Термин, как неоднократно отмечалось выше, однозначен, то есть он описывает явление, объект или действие в точно очерченных координатах. Синоним представляет то же явление, тот же объект и то же действие, по сути, в тех же координатах, но с упором на несколько иную его детализацию, поэтому абсолютных синонимов (типа обычно приводимых «гиппопотам» и «бегемот» или «языкознание» и «языковедение») в общеязыковом составе почти не наблюдается. Даже в приведенных выше примерах при стопроцентном тождестве наблюдается, на наш взгляд, разделение: в первом случае на отнесенность слова к научной систематизации данного животного («гиппопотам») и к его общеязыковому называнию («бегемот») или, как во втором случае, к представлению сведений о языке в их теоретическом обосновании («языковедение») или в объеме тех знаний, которыми мы располагаем («языкознание»).

Если с этих позиций подойти к анализу синонимии в теннисизмах, то картина будет иметь следующий вид. Обычная синонимия строится как такое соотношение двух, трех и большего количества относительно тождественных слов, где относительность совпадений допускает выделение некоторого остатка, который позволяет посмотреть на названный фрагмент в несколько иной его оценке.

В замкнувшейся цепи не все слова являются нормативно употребительными. В качестве синонимичных единиц свободно функционируют и жаргонизмы, и (в ряде синонимичных целей) заимствования, и профессионализмы, единицы, приближающиеся к терминам или являющиеся ими. С этих позиций позволим себе посмотреть на теннисизмы.

Возникает вопрос, является ли указанная цепь замкнутой или она замкнута только на определенный исторический промежуток времени, имея тенденцию к включению в себя новых дополняющих ее слов-наименований?                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                 

Для ответа попытаемся проанализировать теннисизмы с точки зрения их соотношения с другими словами, также теннисизмами, на которые в специализированных словарях делаются особые сноски – пометы. В связи с тем, что таких помет оказывается очень большое количество, то можно говорить не об отдельных случаях, а о тенденции, позволяющей поставить следующий вопрос: имеет ли здесь место отношения абсолютной или относительной синонимии? Ср., например, пара теннисизмов “Flatface” и “Verticalface”:

В ряде случаев (весьма распространенных) к одному теннисизму дается сразу несколько синонимичных терминов типа: “Ballsense ” и “Ballfeeling ”, или         “Disqualification” и “Default”, или “Ballbasket” и “hopper”, или “cutstrokeи “slice”, или “alley”, “tramlines” и “lane”. При этом случаи, когда к одному и тому же теннисизму словари дают один и более синонимов, носят настолько частотный характер, что мы позволим себе утверждать, что это явление носит почти универсальный характер.

Таким образом, теннисизмы обладают всей той гаммой семантических характеристик, которые свойственны терминам. Но при этом им присущи свои признаки, к числу которых мы относим наличие достаточно большого количества синонимов. Возникает вопрос: с чем связано данное явление. На наш взгляд, оно объясняется: а) сравнительно «молодой» терминологической базой теннисной терминологии, для упрочения и стабилизации которой лексикографы вынуждены давать  развернутые лексикографические статьи, объясняющие значение каждого теннисизма; б) необходимостью использовать другие слова, поясняющие значение теннисизма, и тем самым вводя эти словарные единицы в сферу, пограничную с теннисной терминологией; в) окончательно неустоявшейся теннисной терминосистемой, в связи с чем имеет место широко распространенная база параллельно существующих слов-сателлитов, отнесение которых к терминам вызывает большие сомнения и до конца не может считаться установленным; тем не менее, нельзя не признать тот факт, что терминологическая база в области тенниса уже сформирована, хотя продолжает находиться в стадии своего активного становления.

Теннисизмы как единицы терминоспортивной системы обладают следующими отличительными признаками:

1. Теннисизм существует в цепи наименований, связанных с общим для него референтом, где из множеств синонимов термином оказывается лишь тот, значение которого совпадает с ним безостаточно, то есть является абсолютным ему. В терминологической цепи слов можно считать синонимами только те, которые при наложении друг на друга совмещаются настолько, что оказываются полностью тождественными, то есть абсолютно  синонимичными. Это и есть то основное условие, которое позволяет рассматривать совмещенные синонимы как термины. Нужно учитывать, что термин должен отвечать своему основному призванию – быть однозначно точным, в связи с чем он функционирует по формуле  Ст = 1 значение. Поэтому если в термине отмечается два или более чем два значения, даже близких, все же отличающихся, то, на наш взгляд, эти слова не являются терминами – теннисизмами, а представляют собой теннисизм и близкие к нему слова общенародного языка, с помощью которых раскрывается требуемое значение термина.    В случае, если при сопоставлении синонимов имеет место смыслоразличительный или смыслодополняющий остаток, то речь не может идти о синонимии в этих теннисизмах, а только о близости их значений, которая в термине недопустима.

2. Что касается антонимичных сочетаний типа upanddownkick”, то в теннисизмах это явление носит, как правило, однозначно терминологический характер, который позволяет совместить оба направления в единое движение мяча или игрока, не позволяющее ему воспроизвести только какую-то одну

сторону удара. Поэтому речь в таком случае идет не о раскрытии характера каждого адвербиалия (типа: сильный или резкий или быстрый и т.д.), а об общем действии совмещено-синтезированного плана, где одно движение обязательно переходит в другое и создает новую спортивную конфигурацию действия.           

3. Синонимическая цепь в теннисизмах, относясь к общему спортивному лексико-семантическому компоненту, имеет характер относительной незамкнутости. Это позволяет включать в нее все новые теннисизмы, имеющие, однако, принципиальные отличия от синонимической  цепи общелексического плана (которая поэтому часто именуется при рассмотрении всего лексико-семантического поля не просто синонимической, а синонимично-антонимической). В ряде случаев мы не можем говорить о них, как о терминах, поскольку речевая ситуация не закрепляет их как термины, а только позволяет использовать такие слова-наименования, как неустоявшиеся, но привлекаемые элементы (в число которых обычно попадают жаргонизмы и прочие слова – однодневки, которые потенциально могут со временем войти  в синонимическую цепь синонимов – теннисизмов, так как они действительно однозначны и в этом смысле полностью отвечают формуле Ст = 1 значение).

Итак, отличие терминологической синонимии в теннисизмах от синонимии в общелексическом вокабуляре нам представляется весьма значительным.

Синонимия в теннисизме существует, но ее проявление крайне ограничено и выявляет себя только в условиях полной адекватности теннисизмов, совпадения которых носят стопроцентно тождественный характер. При этом, если в общеязыковой синонимии такое явление как абсолютная синонимия представляется редким и в основном определяется принадлежностью синонимов к разным сферам (обычно общеязыковой и профессионально ограниченной), то в области теннисизмов синонимия существует как та абсолютная величина, которая оказывается не только доминантной, но и не допускающей какого-либо радиуса в своем выражении: теннисизм является синонимом другого или ряда других теннисизмов, если налицо имеется факт их абсолютного совмещения.

При изучении теннисизмов, как терминологических единиц, относящихся к спортивной сфере английского вокабуляра, мы исходили из двухъярусного соотношения лексико-семантического поля «теннис» в широком и узком планах его представления. Константным значением теннисизмов, позволяющим относить их в разряд терминологических единиц, является их функционирование по формуле «Cт = 1 meaning», то есть константа теннисизма равна единице и при выходе за ее пределы теннисизм утрачивает статус термина.

В ходе исследования под категорией тождества нами понималось стремление к абсолютному равенству множества слов, входящих в лексико-семантическое поле теннисизма, а под элективностью – поиск путей к этому равенству, когда из множества теннисизмов выбирается один максимально соответствующий объекту по вышеприведенной формуле.

В теннисизме психологический фактор хоть и выступает наиболее значимым, выражая национальный характер, но функционирует в обязательном единстве с социологическим, поскольку терминологизация и  

детерминологизация теннисизма зависит именно от социологического фактора, который при терминологизации слова в теннисизме усиливает свою связь с логическим фактором, а при детерминологизации ослабляет ее.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

Публикации в ведущих рецензируемых журналах и изданиях, рекомендованных ВАК РФ

1. Полонская К.Л. Роль психолого-социологического фактора в становлении и функционировании теннисной терминологии // Вестник МГОУ. Серия «Лингвистика». №5, 2011. С. 155-159.

2. Полонская К.Л. Терминологическая синонимия в теннисной лексике. // Вестник МГГУ им. М.А.Шолохова. Серия «Филологические науки». № 4, 2011. С. 76-81

А также в следующих публикациях автора :

3. Полонская К.Л., Рудковская А.В. Подготовка к овладению навыками последовательного перевода // Четвертые Всероссийские Державинские чтения: сб.ст: в 7кн. – Кн. – 7. М.:РПА Минюста России, 2009. С. – 129-133.

4. Полонская К.Л., Рудковская А.В. Основные аспекты межкультурного взаимодействия при переводе // Пятые Всероссийские Державинские чтения: сб.ст: в 7кн. – Кн. – 7. М.:РПА Минюста России, 2010. С. – 74-77.

5. Полонская К.Л. К вопросу о некоторых особенностях терминологической лексики//Проблемы преподавания языка права. Материалы межвузовской научно-практической конференции . М.:РПА Минюста России, 2010. С. – 93-95.

6. Полонская К.Л. Термины как равнозначность знака и значения. /Сборник материалов научно-практической конференции «Речевая коммуникация и методы ее внедрения в учебный процесс». – Москва,  2011. С. – 52-57.

7. Полонская К.Л. Термины как единицы специализированной лексики // Шестые Всероссийские Державинские чтения: сб.ст: в 7кн. – Кн. – 7.:РПА Минюста России, 2011. С. – 63-67.

Учебно-методические пособие:

8. Polonskaya K.L., Rudkovskaya A.V. Get on in newspaper articles. Пособие для студентов старших курсов филологических факультетов. Москва: Спутник +, 2004, 54 с.  

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.