WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

НАЗНАЧЕНИЕ НАКАЗАНИЯ: ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ И КРИТЕРИИ ИНДИВИДУАЛИЗАЦИИ, ОТНОСЯЩИЕСЯ К ПРЕСТУПЛЕНИЮ

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

Пайлеванян Артуш Гагикович

 

НАЗНАЧЕНИЕ НАКАЗАНИЯ: ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ И КРИТЕРИИ ИНДИВИДУАЛИЗАЦИИ, ОТНОСЯЩИЕСЯ К ПРЕСТУПЛЕНИЮ

 

Специальность 12.00.08 – уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

 

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени

кандидата юридических наук

 

 

 

Москва     2012

Диссертация выполнена на кафедре уголовно-правовых дисциплин

негосударственного образовательного учреждения высшего профессионального

образования «Московский институт экономики, политики и права»

   Научный руководитель:              доктор юридических наук, профессор

Красиков Юрий Алексеевич

   Официальные оппоненты:          доктор юридических наук, профессор

Капинус Оксана Сергеевна;

кандидат юридических наук, доцент

Голубов Игорь Иванович.

Ведущая организация:                 НОУ ВПО «Московский Университет

имени С.Ю.Витте»

Защита  диссертации   состоится    «16»   марта  2012 года   в 14.00   часов на заседании совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 521.005.02 при   НОУ  ВПО  Институт  международного   права   и   экономики   имени А. С. Грибоедова»   по адресу: 111024, Москва, шоссе Энтузиастов, д.21, ауд.501

         С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке НОУ ВПО «Институт  международного   права   и   экономики   имени  А. С. Грибоедова»

Автореферат разослан «     »   февраля   2012 г.

         Учёный секретарь

диссертационного совета,

кандидат юридических наук, доцент                                     Н.К.Потоцкий


I.Общая  характеристика работы

Актуальность темы исследования.                                                                  Назначение наказания было и остается одной из наиболее актуальных проблем теории уголовного права и судебной практики. Эволюция науки уголовного права обусловливает совершенствование института наказания, его определения, социальной роли, назначения наказания, критериев индивидуализации. Конституционные принципы равенства граждан перед законом потребовали переосмысления обоснованности закрепления в УК РФ института наказания при рецидиве преступлений, при совершении преступлений в соучастии, гуманизации системы наказания.                                В годы действия УК РСФСР и особенно в период подготовки УК РФ было опубликовано значительное количество научных работ посвященных наказанию. Однако общим началам назначения наказания, критериям индивидуализации наказания не было посвящено монографических исследований. Актуальность исследования данных проблем обусловлена и тем, что в последние годы в ряде зарубежных государств приняты новые уголовные кодексы (Испания, Польша и др.), в которых проблемы назначения наказания решаются неординарно. Изучение опыта применения этого законодательства и опубликованные исследования могут быть полезными для российского уголовного права.                                                                                    Социальная функция наказания состоит в том, что применение наказания может полностью или частично восстановить нарушенные общественные отношения, охраняемые уголовными законами, загладить причиненный потерпевшему вред, удовлетворить потребность потерпевшего в наказании виновного, устранить чувство страха и неуверенности, возникшее у гражданина в связи с совершенным преступлением, укрепить веру в способность правоохранительных органов выполнять свои функциональные обязанности и защищать общество и государство.                                                                    Сказанное актуализирует исследование вопросов назначения наказания, критериев  дифференциации  ответственности   и  индивидуализации   наказания.

Об актуальности этих проблем свидетельствует периодическое принятие постановлений Пленумом Верховного суда РФ, посвященных назначению наказания, в которых, в частности, обращается внимание судов на положения ст. 6 УК  РФ, в которой говорится, что справедливость назначенного наказания заключается в его соответствии характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения.

А в постановлении Пленума Верховного суда РФ от 29 октября 2009г. №20 впервые обращается внимание на определение характера общественной опасности и степени общественной опасности преступления и предпринята попытка раскрыть содержание этих критериев индивидуализации наказания. Все это обусловило выбор темы диссертационного исследования.            Степень научной разработки темы: общие начала назначения наказания, критерии индивидуализации наказания были предметом исследования таких отечественных ученых как: Багрий-Шахматов Л.В., Беляев Н.А., Галиакбаров Р.Р., Гальперин И.М., Дуюнов В.К., Карпец И.И., Ковалев М.И., Круглов Л.Л., Ной И.С., Пионтковский А.А., Полубинская С.В., Ременсон А.Л., Стручков Н.А., Таганцев Н.С., Шаргородский М.Д. и другие. Исследования указанных ученых свидетельствуют о том, что решение вопросов индивидуализации остается актуальным. Более того, эти исследования не были посвящены критериям индивидуализации наказания, характеризующие деяния виновного. Представленное нами исследование посвящено именно этим вопросам, что обусловлено стремлением придать большее значение характеристике деяния, формализовать обстоятельства, влияющие на степень выраженности юридических признаков преступлений, которые имеют первостепенное значение при решении вопросов индивидуализации наказания.

Цели и задачи   диссертационного  исследования:

- определение научных основ выделения критериев индивидуализации наказания;        

- доктринальное определение критериев индивидуализации наказания, характеризующих деяние виновного;                                                                      - внесение предложений в порядке delegeferenda по совершенствованию законодательства, предусматривающего общие начала назначения наказания;     Для осуществления назначенных целей были поставлены и решались следующие задачи:                                                                                                      - исследовать понятие, сущность и цели индивидуализации наказания в уголовном законодательстве Российской Федерации;                                                - определить значение уголовно противоправных деяний при индивидуализации наказания;                                                                                  - параллельный анализ понятия преступления, его признаков и критериев индивидуализации наказания в целях уточнения признаков этих институтов и их реформирования;                                                                                                      - показать положительные и отрицательные тенденции в практике судов назначения наказания;                                                                                               - показать превалирующую роль правовой характеристики преступления при индивидуализации наказания.                                                                   

Объектом исследования являются критерии индивидуализации наказания, характеризующие преступные деяния в системе общих начал назначения наказания, охраняемые нормами уголовного права общественные отношения, складывающиеся в процессе индивидуализации наказания.

Предмет исследования составляют: нормы отечественного и частично зарубежного законодательства, регламентирующие назначение наказания; анализ теоретических исследований, посвященных назначению наказания, судебная практика назначения наказания.

Методологические основы исследования.                                   Методологическую основу диссертации составляет диалектический метод познания  социальной реальности, рассматривающий ее в постоянном изменении, развитии. В основе работы лежит представление о различной природе социального и юридического, об особом характере их взаимной обусловленности. Методологические основы исследования соответствуют традиционной для отечественной науки диалектической логике.        Наряду с этим в процессе анализа нормативных актов и научной литературы использовались различные методы толкования текстов, в том числе историко-правовой, системно – структурный, метод экспертных оценок, а при проведении эмпирических исследований – социологические и статистические методы.

Эмпирическая база исследования.                                                                  Эмпирической базой исследования послужили материалы опубликованной судебной практики Верховного Суда РФ за 1999-2011гг., судов областного звена субъектов Российской Федерации, статистические данные о практике назначения наказания по Московской и Ульяновской области за 2002-2011гг.   

В работе использовались также результаты социологических опросов об эффективности назначения наказания с учетом критериев, характеризующих деяние виновного.

Научная новизна диссертации заключается в том, что настоящая диссертация является новым исследованием критериев индивидуализации наказания и проблем, связанных с анализом юридических предпосылок для индивидуализации наказания. Изменение правового статуса осужденного с учетом степени выраженности признаков преступления, которое он совершил, прерогатива этих признаков при назначении наказания позволяет обеспечить равенство граждан перед уголовным законом. При этом такой подход, по мнению автора, обеспечивает верховенство закона при осуждении виновных.  В диссертационном исследовании были определены целесообразность, практическая значимость совершенствования критериев индивидуализации наказания,    определена        возможная       перспектива      их     дальнейшего совершенствования, взаимосвязь и взаимозависимость от других институтов уголовного права (преступления, соучастия и др.).

Новизна работы определяется результатами проведенного исследования, которые содержатся в основных положениях, выносимых на защиту:                       - Уточнение законодательного понятия критериев индивидуализации наказания, их ранжировка в системе общих начал назначения наказания.           - Предлагается отказаться от социального критерия оценки опасности содеянного, и сосредоточить внимание судов при индивидуализации наказания на степени выраженности юридических признаков в содеянном виновным.           - Привести в соответствие содержание ч.3 ст.60 УК и ст.8 УК, в которых законодатель в качестве основания уголовной ответственности предусматривает совершение деяния, содержащего все признаки вида (состава) преступления.                                                                                                            - Дальнейшая разработка системы смягчающих и отягчающих обстоятельств возможна, по мнению автора, в направлении категоризации преступлений и иерархии смягчающих и отягчающих обстоятельств наказания за эти преступления. Для одной категории преступлений те или иные обстоятельства могут быть нейтральны, в то время как для другой – обязательны.                                                                                                                - Учитывая, что не  только поведение несовершеннолетнего обусловливает возникновение тяжелых личных или семейных обстоятельств, но и не выполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего родителями, опекунами предлагается независимо от причины возникновения этих обстоятельств рассматривать их всегда  в качестве смягчающих наказание.  - В качестве антитезы смягчающего обстоятельства, предусмотренного п. «е»  ч.1 ст.61 УК предлагается в числе отягчающих обстоятельств предусмотреть совершение преступления с целью принудить других лиц к преступной деятельности.                                                                                          - В диссертации обосновывается предложение о дополнении ч.2 ст.35 УК при описании признаков преступления, совершенного по предварительному сговору группой лиц, как и в ч.1 ст.35 УК, что в совершении преступления должны участвовать два или более исполнителей.

Теоретическое и практическое значение исследования.                       Проведенный анализ научных исследований позволяет понять эволюцию института назначения наказания с учетом социального фона и изменения законодательства в целом.                                                                     Проведенные исследования частично восполняют пробел, существующий в науке уголовного права, в учении о наказании, в назначении наказания, его критериев индивидуализации, характеризующие преступные деяния.                     В работе проведена ревизия наиболее важных предложений, обоснованных в науке уголовного права по проблемам совершенствования назначения наказания. Полученные результаты вносят определенный вклад в развитие учения о назначении наказания, они могут быть использованы для дальнейших научных исследований по рассматриваемой тематике.                     Выводы и предложения, сформулированные в диссертации, могут быть использованы при подготовке законопроектов, в практике применения действующего законодательства судами всех инстанций. А также положения данного исследования могут быть использованы при преподавании курса уголовного права, а также спецкурсов по проблемам наказания в высших юридических образовательных учреждениях.

Апробация и внедрение результатов диссертационного исследования.                Работа подготовлена и обсуждена на кафедре уголовно-правовых дисциплин Московского института экономики, политики и права.              Основные теоретические выводы, результаты проведенного исследования, практические предложения и рекомендации, сформулированные в диссертации, были направлены в Научно – консультативный совет Верховного Суда Российской Федерации, были апробированы в ходе участия соискателя в научных конференциях вузов г. Москвы.                                      Результаты диссертационного исследования внедрены в учебный процесс Московского института экономики, политики и права.                                 Структура диссертации определяется внутренней логикой и построена с учетом целей и задач исследования. Работа выполнена в объеме, соответствующем требованиям ВАК.                                                       Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения и библиографии.

II. Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность избранной темы, определены объект и предмет, цель и задачи исследования. Сформулированы его теоретические, методологические и правовые основы, научная и практическая значимость.                                                                                                     Первая глава «Правовая характеристика содеянного – критерий индивидуализации наказания» посвящена анализу уголовной противоправности деяний, которые создают объективную предпосылку справедливого наказания.    Под уголовной противоправностью в теории уголовно­го права принято понимать запрещенность преступления соответствую­щей уголовно-правовой нормой под угрозой применения к виновному наказания. Данный признак был включен в общее понятие преступления не сразу. УК РСФСР 1922 г. признака противоправности не соде­ржал. Причиной этому послужила необходимость иметь в УК норму об аналогии. Отсутствовал признак противоправности и в УК РСФСР 1926 года. Лишь Основами 1958г. была исключена аналогия и введен признак уголовной противоправности в об­щее определение понятие преступления. При этом в общем юридическом понятии преступления на первое место был поставлен не правовой, а социальный признак преступного деяния - общественная опасность и как важное дополнение к нему - противоправность. Взаимообусловленность общественной опасности и противоправно­сти является определяющим фактором в понимании того, что следует считать преступным, что является основанием уголовной ответствен­ности. Не может считаться преступ­лением общественно опасное деяние, не предусмотренное уголовным законом, также не может считаться преступлением деяние, хотя и фо­рмально подпадающее под признаки статьи уголовного закона, но в силу ряда обстоятельств лишенное общественно опасного характера. Вопрос о соотношении между общественной опасностью и противоправностью имеет два аспекта - с одной стороны, рас­смотрение их как два отдельных одновременно существующих свойства преступления и уяснение их различий; с другой стороны, уяснение определяющей роли общественной опасности по отношению к противоп­равности. Наиболее распространенным, можно сказать традиционным определением соотношения уголовной противоправности и общественной опасности является определение уголовной противоправности в качес­тве юридического выражения общественной опасности. Однако эта, во многом желаемая, чем реально существующая в законодатель­стве и на практике, жесткая связь между общественной опасностью и противоправностью требует некоторых пояснений. Во-первых, уголовная противоправность не механически отража­ет общественную опасность деяния. Основаниями признания деяния уголовно-противоправным являются: 1) общественная опасность данного деяния - основополагающий критерий уголовной противоправности; 2) общественная опасность данной группы преступлений; 3) целесообразность преследования того или иного деяния именно уголовно-пра­вовыми средствами. Оба эти понятия как самостоятельные признаки не­совместимы. Либо преступлением считается общественно опасное дея­ние, здесь сразу же встает необходимость в институте аналогии, либо преступление - это противоправное деяние, где нет места анало­гии, и действует принцип nullumcrimensinelege. Правоприменителя уже не волнует, из каких соображений исходил законодатель, ус­танавливая уголовную ответственность за деяния, которые, он описал в норме уголовного закона как преступление.                             Становление противоправности, отнесение ее к основному и единственному признаку понятия преступления исключает возможность признания в качестве юридической характеристики общественной опаснос­ти - состав преступления. В сущности, определение преступления как противоправного деяния уже содержит в себе начало уголовной ответ­ственности, а посему отнесение состава преступления к категории, позволяющей решить этот вопрос, является излишним.                                        Если признать признак противоправности основным в определении понятия преступления и преступление рассматривать как нарушение  уголовно-правовых норм, то необходимость в со­ставе преступления как юридической характеристике деяния теряет свой смысл. Юридическая характеристикадеяния дается в диспозиции уголовно правовой нормы. Следовательно, для привлечения лица к уголовной ответственности необходимо установить соответствие признаков конкретного деяния с обобщенными признаками, указанными в диспозиции уголовно-правовой нормы. В этом случае дополнительная юридическая конструкция в ви­де состава преступления становится излишней.                                                                                                              Если рассматривать понятие преступления не как чисто идеологическую конструкцию со смешанными социальными и юридическими признаками, а как правовое юридическое понятие, выражающееся в нарушении уголовно-правовой нормы, которая, в свою очередь, не является формальным понятием, то единственным основа­нием уголовной ответственности является совершение преступления.                                                                                                                                       В ст.14 УК РФ говорится,что преступлением признает­ся совершенное виновно общественно опасное деяние, запрещенное уголовным законом под угрозой наказания. Наказуемость получила также статус самостоятельного признака преступления на законодательном уровне.                                                  Однако в монографической литературе, посвященной проблемам преступления, уголовного закона, уголовной ответственности вопрос о включении наказуемости в число признаков преступления вызывает большие сомнения.                                                                                                                                                   Так Н.С.Таганцев считал, что наказуемость не является обязатель­ным признаком преступления. Исходя из единства неправды, Н.С.Тага­нцев аргументировал свою позицию тем, что элемент наказуемости в скрытой форме присущ и гражданскому праву, во-вторых, не всякое преступление наказуемо. При этом Н.С. Таганцев ссылается на ненака­зуемость преступлений после истечения сроков давности и т.п.                                                                                    Понимание наказуемости как угрозы применения наказания снимает противоречие между наказуемостью как обязательным элемен­том, составной частью уголовной противоправности и наличием в уго­ловном законодательстве исключений из этого правила.                                                                      Выделение наказуемости в качестве самос­тоятельного признака преступления может быть оправдано стремлени­ем подчеркнуть, что лишь за уголовно-противоправное деяние может быть назначено наказание, что преступление и наказание (два самос­тоятельных основных института уголовного права) взаимосвязаны и взаимообусловлены.                                                          Наказуемость как составная часть уголовной про­тивоправности выражается в угрозе применения наказания при наруше­нии запрета совершать те или иные общественно опасные деяния, признаки которого описаны в диспозиции нормы.                                                                                                      Вторая глава «Смягчающие и отягчающие обстоятельства наказания в системе общих начал назначения наказания» содержит анализ правовой природы этих критериев индивидуализации наказания.                                          Определить правовую природу смягчающих и отягчающих обстоятельств наказания можно, в том числе на основе правовой базы, которая существует, которая создана, которая отражает социальную потребность этой базы, представления законодателя. Далеко не всегда социальная и юридическая сущность того или иного явления в полной мере объективно находит своё отражение в законе. Не редки расхождения между сущностью явления и его юридической формой. Всё это и обусловливает проведение анализа того или иного явления не только в рамках закона. Для этого необходим и исторический экскурс и анализ социального фона, на котором развивалось законодательство.     Обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, занимают особое место в Общих началах назначения наказания. Это подтверждают и данные изучения судебной практики. Суды в 40,3% случаев мотивировали назначенное ими наказание только ссылкой на смягчающие и отягчающие обстоятельства без указания на какие-либо другие, вытекающие из ст. 60 УК, признаки. Без ссылки на смягчающие и отягчающие обстоятельства вообще любой приговор лишается необходимой конкретности.             

Смягчающие и отягчающие обстоятельства являются критериями индивидуализации наказания, это тот инструментарий, которым пользуется суд при решении вопроса об ответственности конкретного лица. Именно поэтому законодатель говорит об этих обстоятельствах в нормах Общей части УК, где  определяется регламент деятельности суда по назначению наказания.                    Определив преступление как противоправное и общественно опасное  деяние в ч.1 ст.14 УК, законодатель в ч.3 ст.60 УК в качестве критерия индивидуализации наказания предусмотрел характер и степень общественной опасности преступления, что даёт основание предположить, что законодатель акцентирует внимание на социальной характеристике содеянного. Вместе с тем в ст.8 УК в качестве основания уголовной ответственности предусмотрены деяния, содержащие признаки состава преступления. Если учесть, что наказание является одной из форм уголовной ответственности, то не трудно заметить противоречие между ст.8 и ч.3 ст.60 УК. Не может часть своим содержанием противоречить целому. Опрос 120 судей показал, что положения ч.3 ст.60 УК понимаются по-разному, а изучение более 300 приговоров показало, что ни в одном из них не было раскрыто содержание степени выраженности этих критериев индивидуализации наказания.                               Представляется необходимым отказаться от формулировки, предусмотренной ч.3 ст.60 УК. Было бы более правильным сосредоточить внимание судей на юридических критериях индивидуализации наказания, предусмотрев в качестве таковых установление степени выраженности в содеянном признаков вида преступления  описанного в Особенной части УК с учётом положений Общей части УК.                                                                       Дальнейшее дифференцирование преступлений в зависимости от характера и степени общественной опасности, категоризации преступлений должны обусловить решение вопроса о предоставлении суду возможности учитывать те или иные обстоятельства в качестве смягчающих и отягчающих наказание. Характер и степень общественной опасности содеянного должны предопределять смягчающие и отягчающие обстоятельства, которые могут быть учтены судом при назначении наказания.                                                          Дальнейшая разработка указанных проблем возможна в направлении категоризации преступлений и иерархии смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств за эти преступления. Быть может, для одной категории преступлений те или иные обстоятельства будут нейтральны, в то время как для другой - обязательны. В теории уголовного права таким образом вопросы, касающиеся смягчающих и отягчающих обстоятельств, не решались. Однако законодатель дает нам такие предпосылки.                                                             Рассмотрение смягчающего обстоятельства, предусмотренного п. «б» ч. 1 ст. 61 УК, связано с постановкой еще одного вопроса. В теории уголовного права единодушно признается влияние смягчающих ответственность обстоятельств независимо от субъективного восприятия их виновным. Смягчающие обстоятельства оказывают влия­ние на уменьшение степени общественной опасности преступного деяния и лица, его совершившего, а отягчающие обстоятельства, напротив, увеличивают степень этой опасности.       В ч.3 ст.60 УК вменяется в обязанность суда при назначе­нии наказания учитывать характер и степень общественной опасно­сти совершенного преступления, личность субъекта и обстоятельст­ва дела, смягчающие и отягчающие наказание. Законода­тель не выделяет какой-либо особой роли одного из этих критери­ев, позволяющих объективно индивидуализировать наказание. Бо­лее того, все эти критерии даны как единая система со множест­вом элементов, находящихся в таких отношениях между собой, которые образуют определенное единство. В систему «общих начал назначения наказания» входят подсистемы, внутри каждой из ко­торых имеется своя совокупность элементов. Само собой разуме­ется, что целостность и единство системы разрушаются при выпадении хотя бы одной ее подсистемы. Нельзя, например, индивидуализировать наказание, не учитывая характера общест­венной опасности преступления, либо рассматривать его изолированно от других подсистем. Такой подход непременно приводит к ошибкам, связанным с выбором вида и размера наказания.                                                                              Изучение определений судебных коллегий по уголовным делам ряда областных судов, которыми изменялись или отменя­лись приговоры районных судов в связи с нарушением требований ст. 60,61,63 УК показало, что в большинстве случа­ев в них содержится указание на заниженное или повышенное на­казание, так как суд не учел наличия установленных смягчающих или отягчающих обстоятельств (около 57% приговоров), харак­тера (9%) и степени общественной опасности преступления (12%), данных, характеризующих личность преступника (22%).                                               Чтобы установить все критерии индивидуализации наказания, необходимо понимать их содержание, а чтобы учесть их при назначении наказания, необходимо рассматривать эти критерии во взаимосвязи. В частности, необходимо учесть из­менение степени общественной опасности содеянного в зависимос­ти от наличия смягчающих и отягчающих обстоятельств.                                                                                                        Специфика общественной опасности преступлений выражается в ее характере и степени. Установление признаков преступления позволяет дать ему ка­чественную характеристику, то есть правильно квалифицировать содеянное, что во многом предопределяет индивидуализацию на­казания. Законодатель с учетом характера опасности преступле­ния (его качественной характеристики) в санкциях статей Осо­бенной части уголовного кодекса устанавливает пределы наказуемости деяний данного вида преступлений. В пределах санкций суд обязан продолжить индивидуализацию наказания, проанали­зировав остальные критерии. Качественная характеристика прес­тупления как бы дает ключ к дальнейшей работе по индивидуа­лизации наказания.                                                        На первом этапе индивидуализации наказания — уста­новление характера общественной опасности преступления роль смягчающих и отягчающих обстоятельств не проявляется.                                                                        Давая качествен­ную характеристику преступления, законодатель предусматривает его обязательные признаки. Их объем не может быть увеличен или сокращен за счет учета отягчающих и смягчающих обстоя­тельств. В противном случае будет дана неправильная юридичес­кая оценка содеянному. Независимо от того, кто и в силу каких обстоятельств совершил преступление, оно должно квалифициро­ваться по той статье УК, в которой предусмотрены признаки дан­ного вида преступления. Нельзя в зависимости от данных видов обстоятельств, смягчающих или отягчающих ответственность, из­менять квалификацию содеянного, а следовательно, предрешать вопрос о возможном виде и размере наказания. Представляется, что именно в возможности нести одинаковую ответственность пе­ред государством за одинаковые преступления проявляется равен­ство граждан перед законом. Различие же в наказании за одина­ковые преступления предопределяется не юридической оценкой со­деянного, а на основании тех критериев, которые предусмотрены в ст. 60 УК.     Анализ степени общественной опасности как количественного показателя позволяет сравнить преступления одного вида, одного и того же характера. Насколько опасно преступление и в какой степени, можно установить на основе анализа всех объективных и субъективных признаков преступления.                Степень общественной опасности учитывается законодателем при дифференциации преступлений на простые, с отягчающими и со смягчающими обстоятельствами. Критерием такой дифференциа­ции является так называемая типизированная степень обществен­ной опасности. При решении вопроса о назначении наказания ти­пизированная степень общественной опасности учитывается так же, как при установлении характера общественной опасности, через квалификацию содеянного, которая, в свою очередь, предоп­ределяет выбор наказания. Различие их состоит в том, что, опре­делив характер опасности, суд устанавливает, к какому виду прес­туплений относятся те или иные деяния. Установив типизирован­ную степень общественной опасности, суд должен внутри данного вида преступления отнести его либо к простому, либо с квалифи­цирующими, либо со смягчающими обстоятельствами. В этом за­ключается процесс квалификации общественно опасных деяний, их ранжировка в зависимости от типизированной степени общест­венной опасности.                   

Суд при назначении наказания учитывает ха­рактер и типизированную степень общественной опасности прес­туплений посредством правильной юридической оценки содеянно­го, относя его к тому или иному виду (подвиду) преступлений.                                                                                                 Под конкретной степенью общественной опасности понимают количественную характеристику преступления, которая выражает его внешнюю определенность, а именно — степень развития его свойств. Это и ценность объекта, и величина ущерба, и степень вины, и низменность мотивации и т. д. Познать и установить сте­пень общественной опасности можно лишь сравнивая преступле­ние с другими такого же вида. Для того, чтобы суд смог учесть конкретную степень общественной опасности преступлений, зако­нодатель предусматривает относительно определенные санкции с достаточной амплитудой и разнообразием видов наказания.                            Определить конкретную степень общественной опасности мож­но лишь на основе всех объективных и субъективных признаков преступления и смягчающих и отягчающих обстоятельств. Нельзя, при определении конкретной степени общественной опас­ности преступления учитывать смягчающие и отягчающие обстоя­тельства, не связанные с общественной опасностью преступного деяния. Такие обстоятельства необходимо принимать во внима­ние при назначении наказания, так как они характеризуют лич­ность преступника. Признаки специального субъекта, в отличие от обстоятельств, относящихся к личности преступника, должны учи­тываться при определении типизированной и конкретной степени общественной опасности.                      Степень выраженности объективных и субъективных призна­ков преступления оказывает непосредственное влияние на уровень конкретной степени общественной опасности. Учитывая нецелесо­образность формализации всех объективных и субъективных при­знаков, законодатель многие из них рассматривает как оценоч­ные понятия, которые наполняются содержанием в зависимости от размера ущерба, степени низменности мотивов и т. д.                  

Характер общественной опасности и ее типизированную сте­пень законодатель определяет, конструируя нормы уголовного права об ответственности за виды (подвиды) прес­туплений. Оценка опасности с учетом этих качественных и коли­чественных показателей отражена в санкциях статей уголовного кодекса, которые становятся обязательным предписанием при индивидуализации наказания на основе установления конкретной степени общественной опасности и данных, характеризующих лич­ность преступника. Из этого вовсе не следует, что индивидуализация наказания ограничивается обяза­тельно рамками санкции статьи Особенной части УК.                                 

В третьей главе даётся анализ всех смягчающих обстоятельств, которые характеризуют преступные деяния, понижая их уровень опасности.                    Анализ судебной практики и содержания смягчающих обстоятельств наказания позволил автору внести ряд предложений по корректировке формулировок этих обстоятельств и в порядке совершенствования законодательства. Так, автор полагает, что смягчающее обстоятельство, предусмотренное п. «б» ч.1 ст. 61 УК в некоторых случаях теряет своё свойство.   Несовершеннолетние порой осознают, что суд обязан будет учесть в качестве смягчающего обстоятельства не достижение ими совершеннолетия. Кроме того, данное обстоятельство они используют в целях облегчения участи других лиц (на самом деле этого может и не быть). В этой связи возникает вопрос о предоставлении возможности судебным органам не учитывать несовершеннолетие как обстоятельство, смягчающее наказание. Прежде всего, такая возможность может быть предоставлена в случаях совершения преступлений, ответственность за которые наступает с четырнадцатилетнего возраста, то есть тех, характер и опасность которых указанные лица осознают в большей мере. Подобная постановка вопроса не может свидетельствовать об ужесточении уголовной ответственности в отношении несовершеннолетних.  Речь идет лишь об ограничении применения п. «б» ч. 1 ст. 61 УК. При этом ограничение в его применении должно быть мотивировано судом в приговоре, в котором бы отражалось то обстоятельство, что виновный, совершая преступление, заведомо осознавая возможную меньшую уголовную ответственность, выполнял наиболее опасные действия в целях облегчения участи других соучастников. Поводом к отказу учета данного смягчающего обстоятельства могут быть и другие признаки содеянного, например, если субъект совершает преступление против личности на почве мести, ревности и т. д. до достижения им совершеннолетия только потому, что по достижении им восемнадцатилетия на него не будут распространяться льготы, предусмотренные уголовным законодательством.

Анализ судебной практики свидетельствует о том, что с учетом несовершеннолетия чаще назначаются пониженные сроки лишения свободы, более мягкие наказания, условное наказание, чем в отношении взрослых.              В числе смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. «ё» ч.1 ст. 61 УК предусмотрено совершение преступления под влиянием принуждения.     Принуждение может быть выражено в форме физического воздействия, что не свойственно угрозе. Физическое воздействие как форма принуждения - это и насилие, и ограничение свободы, и повреждение или уничтожение имущества. Такое физическое воздействие должно оказать влияние на сознание лица, совершившего преступление. В данном случае принуждение является доминантной в выборе линии поведения, оно обусловливает выбор цели и мотивов общественно опасной и противоправной деятельности. Совершая преступление под влиянием принуждения, лицо стремится защитить свои интересы за счет общественных интересов, интересов «третьих лиц».       Безусловно, принуждение может оказаться источником возникновения состояния крайней необходимости. В этом случае не является преступлением действие, хотя и подпадающее под признаки деяния, предусмотренного уголовным законом.    

Принуждение  само  по  себе всегда является самостоятельным преступлением, и было бы целесообразно предусмотреть совершение преступления с целью принудить других лиц к преступной деятельности как отягчающее обстоятельство наказание. Эта антитеза смягчающего обстоятельства, предусмотренного в п. «е» ч. 1 ст. 61 УК имела бы положительное воздействие на лиц, склоняющих других к преступной деятельности. Благодаря этому была бы повышена профилактическая  роль уголовного закона, что в свою очередь способствовало бы реализации предупредительной функции уголовного законодательства.                

В четвёртой главе  рассматривается юридическая сущность отягчающих обстоятельств наказания, характеризующих деяние.                                                       В п. «а» ч.1 ст.63 УК рецидив преступлений отнесен к отягчающим обстоятельствам наказания, а в ст. 68 УК законодатель дифференцирует пределы наказания с учетом рецидива, повышая нижние пределы возможного наказания. Из этих положений предусмотренных ст. 63 и ст. 68 УК видно, что ст. 68 УК с большей полнотой регулирует вопросы назначения наказания за рецидив преступлений. Следовательно, в этом случае законодатель должен был бы отдать предпочтение ст.68 УК, то есть исключить из п. «а» ч.1 ст.63 УК указание на рецидив как на отягчающее обстоятельство наказания. Данный вывод вытекает из того, что не может одно и то же обстоятельство уголовного дела быть учтено дважды как усиливающее ответственность. Именно исходя из этого, законодатель впервые указал в ч.2 ст.63 УК, что отягчающее обстоятельство предусмотренное соответствующей статьёй Особенной части УК в качестве признака преступления, не может повторно учитываться при назначении наказания. Данное положение направлено на реализацию принципа, что никто не должен отвечать дважды за одно и то же преступление.    

В п. «в» ч.1 ст.63 УК предусматривается в качестве отягчающего обстоятельства наказание совершение преступления в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, организованной группы или преступного сообщества (преступной организацией). Данное обстоятельство предусмотрено во многих статьях Уголовного Кодекса, что обусловлено борьбой с организованной коррумпированной преступностью. Однако вряд ли было целесообразно эти признаки отнести ко многим видам преступлений в качестве необходимых или в качестве квалифицирующих. Организованные группировки для занятия наркобизнесом, торговлей оружием и т.п. вряд ли будут заниматься причинением вреда здоровью, хулиганством и т.д. Как способ воздействия на конкурентов, на непослушных чиновников насилие может оказаться в арсенале организованных группировок. Изучение судебной практики свидетельствует о том, что такие группировки (организованная группа, преступное сообщество) прибегают к наиболее опасным формам насилия – убийству и др. Однако совершение преступлений организованной группой является квалифицирующим признаком ряда менее опасных преступлений.                                                             Совершение преступления группой лиц по предварительному сговору - эта разновидность соучастия встречается значительно реже в судебной практике. При расследовании и рассмотрении в суде данных преступлений необходимо обратить внимание на то, что о совершении преступления по предварительному сговору, группой лиц свидетельствует  о соисполнительстве, то есть непосредственном участии всех в выполнении объективной стороны преступления. Однако, далеко не всегда это требование соблюдается на практике. Порой действие пособника, подстрекателя и организатора при наличии одного исполнителя рассматривают как преступление, совершенное по предварительному сговору группой лиц.                                                                   В этой связи в порядке  delegeferenda  мы предлагаем дополнить п. «в» ч.1 ст.63 УК, сформулировав его следующим образом: «совершение преступления, либо соучастие в совершении преступления в составе…» (далее по тексту закона). Такое дополнение  весьма актуально, так как законодатель повышает, как правило, ответственность соисполнителей в рамках статей Особенной части УК, либо обязывает учесть данное обстоятельство как отягчающее  наказание.  В  последнем  случае  ответственность соучастников  в преступлении не подпадает под действие п. «в» ч.1 ст.63 УК, что трудно объяснить.                                        В заключении соискатель обобщает изложенные материалы, формулирует основные выводы теоретического и практического характера и предлагает пути совершенствования уголовного законодательства.                    

 

Основные положения диссертационного исследования опубликованы в следующих работах автора:                                                                                                   

Научные статьи, опубликованные в изданиях, рекомендуемых Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки РФ:

1. Пайлеванян А.Г. Смягчающие и отягчающие обстоятельства в уголовном праве (юридическая сущность) // Право и государство: теория и практика. Королёв, 2012.  – №1. (85) – С.109 – 112. (0,33 п.л.)

2. Пайлеванян А.Г. Правовая характеристика преступления – критерий индивидуализации наказания // Право и государство: теория и практика. Королёв, 2012.  – №1. (85) – С.126 – 130. (0,36 п.л.)

Таганцев Н.С. Лекции по русскому уголовному праву.- М.,1882,с.133.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.