WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Чечня в 30-50-е годы XIX века (проблемы общественно-политического развития)

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

Товсултанов Рустам Алхазурович

 

ЧЕЧНЯ В 30-50-е ГОДЫ XIX ВЕКА

(ПРОБЛЕМЫ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ)

 

Специальность 07.00.02 - Отечественная история

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

 

                                               

 

 

 

 

 

Владикавказ - 2012

Работа выполнена в ФГБОУ ВПО «Чеченский государственный университет», на кафедре новой и новейшей истории

Научный руководитель:             доктор исторических наук, профессор

                                                        Гапуров Шахрудин Айдиевич.

Официальные оппоненты:          доктор исторических наук, профессор,

заведующий кафедрой политологии и

социологии Грозненского государствен-

ного нефтяного университета

  Ибрагимов Муса Муслиевич,

  доктор политических наук, профессор,

заведующей кафедрой новой, новейшей

истории и исторической политологии

ФГБОУ ВПО «Северо-Осетинский

государственный университет имени

К.Л. Хетагурова»

Койбаев Борис Георгиевич.

Ведущая научная организация: Институт истории, археологии и         этнографии ДНЦ РАН (г. Махачкала).

 

Защита состоится «18» сентября 2012 г. в 16.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.248.01 по защите докторских и кандидатских диссертаций по историческим наукам в ФГБОУ ВПО «Северо-Осетинский  государственный  университет имени К.Л. Хетагурова» по адресу: 362025, РСО-Алания, г. Владикавказ, ул. Ватутина, 46.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет имени К.Л.Хетагурова» г. Владикавказ, ул. Ватутина, 46.

Электронная версия автореферата диссертации размещена на официальном сайте ВАК Министерства образования и науки РФ, режим доступа: www.vak.ed.gov.ru., и сайте СОГУ, режим доступа: www.nosu.ru, «16» августа 2012 года.

Автореферат разослан « 16 »   августа   2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета, профессор                                                 С.Р. Чеджемов

  1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. В современных условиях Россия переживает сложный период своего развития, связанный с переосмыслением фактически каждого из этапов ее истории, в том числе и такого сложного, когда шла Кавказская война. Поэтому важно объективное осмысление пройденного пути, на примере ее субъектов, регионов, отличавшихся своеобразием своего исторического развития. В условиях современного перехода от одного общественного устройства к другому, сопровождающегося широкими изменениями в политической системе и экономической основе общества, глубокий научный подход к историческому прошлому народов нашей страны и его объективное изучение приобретают особую актуальность.

Кавказская война, под которой, по мнению большинства исследователей, понимаются события 20-х - первой половины 60-х гг. XIX в. вызывала и продолжает вызывать неизменный интерес как научной, так и широкой общественности Чечни, Дагестана, Кавказа, России и других стран мира. Исследование проблем общественно-политического развития Чечни в 30-50-е годы XIX в., значимо и важно, так как завершающий этап военных действий на Кавказе еще не до конца исследован и необходима четкая и взвешенная точка зрения на важнейшие события, исследуемого периода, роль и значение в них каждого из народов Кавказа.

Исследование поставленной проблемы особенно актуально еще и потому, что происходящий в последнее время всплеск межнациональных конфликтов, и, обострившиеся межэтнические отношения, делают необходимым осмысление истории взаимоотношений наших народов в прошлом. Подлинно научную и объективную историю прошлого любого народа невозможно воссоздать без глубокого и всестороннего исследования различных сторон истории народов Кавказа.

Исследование поднятых в диссертационной работе вопросов позволит преодолеть давно утвердившиеся в отечественном кавказоведении не всегда верные оценки важнейших событий истории многолетней борьбы горских народов в 20-50 годы XIX в. Это, несомненно, также окажет содействие в выработке и проведении позитивной национальной политики на Северном Кавказе. Это особенно важно в современных условиях, когда решительно поставлен вопрос об утверждении полной правды в исторических исследованиях и других сферах общественного сознания. Одной из важнейших проблем этого направления является проблема взаимодействия народов кавказского региона с русским народом и образования российского многонационального государства.

Чеченский кризис 1994-2001 гг. вновь политизировал проблему. К сожалению, не обходится без попыток, игнорируя принцип историзма, на основе упрощенных исторических аналогий напрямую искать корни современного экстремизма и сепаратизма в народно-освободительных движениях первой половины XIX в.

Актуальность темы диссертационного исследования определена и ее практической значимостью. Северный Кавказ, исторически являвшийся зоной контактно - цивилизованного взаимодействия и социокультурного многообразия, в последние годы стал очагом сложных политических, этнических и конфессиональных проблем, при решении которых очень важно учитывать исторический опыт, тем более часть из них своими корнями уходить в эпоху активизации политики Российской империи на Северном Кавказе и вызванного ею движения горцев .

Степень изученности темы. Историография Кавказской войны достаточно обширна и начинается с трудов, созданных дореволюционными историками-кавказоведами и имеет длительную исследовательскую традицию, что дало возможность применить проблемно-хронологический принцип в историографической части диссертационного исследования.

Дореволюционная историография. Труды, посвященные Кавказской войне, появились уже в ходе и сразу же по окончанию военных действии на Кавказе, принадлежали в основном военным чиновникам и офицерам русской армии, они отражали официальную точку зрения на события. В них отрицался народно-освободительный характер движения горцев. Но, тем не менее, в трудах части дореволюционных авторов признается национально-освободительный характер движения горцев Кавказа.

Наиболее ценный фактический материал по теме исследования содержится в Кавказских сборниках . В них помещены работы и высказывания участников и очевидцев военных событий на Кавказе. Из них нужно отметить статьи Н. Волконского , в которых содержится немало сведений, касающиеся исследуемой проблемы. Среди работ дореволюционных авторов, ценный фактический материал о действиях царских войск на Кавказе и о народно-освободительном движении горцев Дагестана и Чечни содержится в трудах А.П. Берже, А.Л. Гизетти, А.Л. Зиссермана, А.П. Николаи, В.А. Потто, Д.И. Романовского, Р.А. Фадеева, А. Цезарского, С. Эсадзе а также в очерке генерала Кравцова и в очерке «Покоренный Кавказ» . Особый интерес для темы диссертационного исследования представляют и труды А. Руновского, который был приставом при имаме Шамиле во время его пребывания в Калуге .

Среди работ генерала А.Л. Гизетти следует особо отметить его труд «Сборник сведений о потерях Кавказских войск», составленный под редакцией генерал-майора Потто. Настоящий сборник, составленный по официальным документам, хранящихся в архиве штаба Кавказского военного округа, содержит много фактического материала; кроме того, пособием послужили акты Кавказской археографической комиссии, в которых собрано весьма много всеподданнейших донесений и реляций о сражениях и о ходе военных действий на Кавказе . Крупным дворянским историком Н.Ф. Дубровиным был подготовлен шеститомный труд «История войны и владычества русских на Кавказе». В этой фундаментальной работе содержится много фактического материала по исследуемой теме. Особенно для нас важен первый том, где автор подробно рассматривает такие вопросы, как «управление Чечни, введенное Шамилем», разделение Чечни на наибства, военная система Имамата и т.д .

Арутюнов Ф.А., своем труде «Гомборцы» делает «исторический обзор деятельности первого Кавказского стрелкового Его Императорского Высочества Великого Князя Михаила Николаевича батальона с 1837 по 1888 гг.». Здесь автор дает справедливую характеристику как летним действиям царских войск в Чечне, так и зимним экспедициям, которые с 1850 года совершались вплоть до покорения Чечни. Автор в данной работе справедливо отмечает, что летние действия в Чечне, заключались из рекогносцировок, уничтожения посевов, разорения аулов и т.п. Однако, на наш взгляд данная работа страдает субъективизмом в оценке отдельных сторон движения горцев, автор, являясь поручиком данного батальона, возвеличивает действия царских войск, замалчивая достижения горцев.

Нельзя не отметить обобщающий труд известного кавказоведа начала XX века, профессора П.И. Ковалевского, вышедший в начале прошлого века, в котором автор подчеркивает определяющую роль Чечни в Кавказской войне . Фундаментальное исследование позволяет подробно рассмотреть обстановку и ее особенности в Чечне в 40-50-е годы XIX в. Проведенный историографический анализ исследований, изданных до 1917 года, дает возможность сделать вывод, что в работах дореволюционных авторов, затрагивавшие исследуемую нами проблему, стараниями публицистов, историков-кавказоведов, военных авторов был накоплен довольно большой фактический материал.

Советская историография. Советскими историками на основе единой методологической основы - марксистской теоретической модели, ставшей строгой приверженностью советской историографии, достаточно глубоко изучены различные проблемы истории движения горцев. В трудах некоторых из них содержатся весьма ценные сведения, обобщения и выводы, дающие возможность проследить весь ход национально-освободительной борьбы горцев Чечни и Дагестана. В первую очередь, в этом плане, на наш взгляд, нужно выделить работы М.Н. Покровского, А. Авторханова, С.К. Бушуева, Р.М. Магомедова и др. В работе М.Н. Покровского целая глава посвящена истории завоевания Кавказа, подробно описана государственная система Имамата, «военная история Шамиля», показывается характер национально-освободительного движения горцев, что может считаться главной ценностью данной работы. Вместе с тем, здесь содержится значительный материал по проблеме влияния движения горцев на народы Кавказа, освещен и период 40-50-х гг. XIX века. В работе А. Авторханова содержатся ценные сведения по исследуемой нами теме, в ней  автор основное внимание уделяет политике царизма в Чечне и анализирует причины поражения Шамиля. Довольно ценный фактический материал по теме исследования содержится в работе С.К. Бушуева, в которой освещены различные стороны проблемы движения горцев за независимость.

В трудах Р.М. Магомедова, основоположника советской школы изучения Кавказской войны, подчеркивается антифеодальный и национально-освободительный характер движения горцев Северо-Восточного Кавказа в 20-50-х гг. XIX в. С конца 40-х гг. XX в. происходит смена оценки борьбы горцев за независимость и свободу под давлением государственной идеологии. Теперь народно-освободительная борьба горцев Северного Кавказа рассматривается как реакционное и антинародное движение . Вслед за этим,  в 1950 г., вышла статья первого секретаря ЦК КП Азербайджана М.Д. Багирова «К вопросу о характере движения мюридизма и Шамиля» , опубликованная в партийно-политическом журнале «Большевик». Автор статьи, без учета фактического материала и соответствующего научного анализа, объявил движение горцев реакционным, а Шамиля - агентом Турции и Англии. Новый подход усиленно внедрялся в научные круги и приобрел официальный характер. Тем не менее, не смотря на явное доминирование антинаучной версии Багирова, уже в 1955 г. появляется статья А.В. Фадеева «О внутренней социальной базе мюридистского движения на Кавказе в XIX веке» , где подчеркивается массовый, народный характер движения горцев и предлагается обсудить актуальные стороны проблемы.

КонцепцияБагирова недолго господствовала в научных кругах. На страницах журнала «Вопросы истории» была активно развернута дискуссия на тему национально-освободительного движения горцев. В 1956 г. на Московской и Махачкалинской научных конференциях багировская концепция подверглась резкой и справедливой критике. На Махачкалинской конференции было заслушано множество докладов, в которых авторы призывали к радикальному пересмотру существующей оценки движения горцев под руководством Шамиля . Участники конференции пришли к выводу, что движение северокавказских горцев имело народно-освободительный характер и не могло носить агентурный характер, следовательно, господствующая антинаучная концепция Багирова была отвергнута как в корне несостоятельная и не соответствующая историческим фактам. Необходимо отметить, что дагестанские ученные внесли большой вклад для дальнейшего изучения данной проблемы. 

С середины 1950 - начала 1960-х гг. происходит заметное увеличение исторических исследований. Появляются обобщающие труды по исследуемой проблеме, в которых подвергается резкой критике предшествующая конъюнктурная схема темы исследования. Особенно ценным для нас является монографическая работа профессора Н.А. Смирнова. В данной работе на богатой источниковой базе делается попытка «проследить историю формирования среди горцев Северного Кавказа религиозной идеологии, известной под названием мюридизма», ее суть и содержание, а также «раскрыть роль этой идеологии в общественной и политической жизни горцев». Определенную ценность для нас представляет работа «Политика России на Кавказе в XVI-XIX веках». В ней «основное внимание былоуделено внешнеполитическому положению Кавказа в XVI-XIX вв.», а также «вопросу о том, в какой мере политика России на Кавказе в XVI-XIX вв. способствовала… сближению» народов Северного Кавказа с великим русским народом.

Значительный материал для изучения рассматриваемой проблемы можно встретить в работе С.К. Бушуева. Хотя данная работа написана несколько тенденциозно, в ней содержатся интересные сведения по вопросам русско-кавказских политических взаимоотношений, а также описывается «историческое значение присоединения» Северного Кавказа к Российской империи. Работы выше перечисленных авторов представляют для нас большой интерес в силу того, что в них содержится большой документальный материал, способствовавший раскрытию многих вопросов по теме диссертационного исследования.

Огромный вклад в изучение проблемы нашего исследования внесла Всесоюзная научная конференция «Народно-освободительное движение горцев Дагестана и Чечни в 20-50-х годах XIX в.», проходившая 20-22 июня 1989 года в г. Махачкала. Эта конференция открыла новый этап в изучении истории Кавказской войны, в ходе которой была отвергнута распространившаяся в периоды культа личности и застоя антинаучная версия о реакционном, антинародном и инспирированном извне характере движения горцев. На конференции было заслушано множество докладов , в которых освещались социально-политические предпосылки борьбы, ее ход, определялись хронологические этапы движения, раскрывались характер и движущие силы. Участники конференции пришли к выводу, что борьба горцев Северного Кавказа под руководством Шамиля была национально-освободительной и прогрессивной на всех ее этапах.

Постсоветская историография. После целого ряда научных конференций по Кавказской войне, прошедших в конце 1980-х-первой половине 1990-х годов в Махачкале, Краснодаре, Нальчике и т.д., казалось, наконец-то, расставлены все точки над «и» в этой остро дискуссионной проблеме. Царская Россия, исходя из своих геополитических, великодержавных интересов, стремилась покорить Кавказ (включая и Северный Кавказ). Горцы, защищая свои основополагающие принципы: свободу, культуру, традиции, обычаи, землю - оказывали сопротивление царизму. В ходе конференций, в частности в Краснодаре, посвященной Кавказской войне: «Уроки истории и современность», состоявшейся 16-18 мая 1994 г., было заслушано множество докладов, в которых обсуждались такие основополагающие вопросы Кавказской войны, как влияние политики ведущих европейских держав на ход Кавказской войны и их соперничество с Россией в данном регионе (Кавказ - Р.А.). Дискуссии подверглись сам термин «Кавказская война» и периодизация Кавказской войны, была сделана попытка проанализироватьсущность Кавказской войны, учесть все важные внутренние и внешние факторы, определившие ее истоки, ход и итоги.

Со второй половины 1990-х гг. вышла в свет целая серия монографических исследований, посвященных Кавказской войне, в которых затрагивалась и проблема рассматриваемая  в данной диссертации. Однако чеченский кризис начала 90-х годов ХХ в. вызвал в России новую волну национал-шовинистических публикаций, весьма далеких от научной объективности и новизны. Появилась целая серия публикаций (статей, книг), в которых виновниками Кавказской войны объявлялись уже горцы, а царская Россия превратилась в обороняющуюся от горских набегов сторону. На Всероссийской научной конференции, прошедшей в г. Москве 19-20 апреля 2005 г., чеченские историки, выступая относительно «набеговой системы», отметили ее необоснованность, подчеркнув, что данная теория была выдвинута «без анализа фактического материала» . Против «набеговой системы» выступил и Ш.А. Гапуров, подчеркнув несостоятельность данной теории, не выдерживающей ни какой критики и противоречащей «историческим и этнографическим материалам» . На конференции также освещались вопросы относительно политики царской России на Кавказе и о методах ее ведения в период присоединения Северо-Восточного Кавказа к России.

С начала XXI века проблема Кавказской войны обрела актуальность в свете последних политических событий на Кавказе. Историография проблемы пополняется фундаментальными сочинениями, в числе которых выходит в свет многострадальный труд Н.И. Покровского «Кавказские войны и имамат Шамиля» и др. Отдельно нужно выделить работу М. Вачагаева, посвященную военным событиям в Чечне, стойкости, мужеству и отваге горцев в годы Кавказской войне. Автор, опираясь на мощную источниковедческую базу, подчеркивает специфическое значение Чечни в освободительном движении горцев Северо-Восточного Кавказа. Вместе с тем необходимо отметить, что эта книга, при всем своем достоинстве, имеет свои минусы - некоторые аспекты движения горцев исследованы в ней поверхностно. Недостаток этот объясняется, прежде всего, тем обстоятельством, что автор поставил перед собой широкий спектр вопросов, т.е. попытался объять необъятное .

В 2002 году была защищена кандидатская диссертация Ю.У. Дадаева, а затем докторская диссертация, а в 2004 году, были защищены докторские диссертации Д.М. Шигабудинова и M.B. Магомедова, посвященные событиям Кавказской войны, в которых авторами был переработан большой фактический материал, во многом способствовавший объективному освещению народно-освободительного движения. Этими же авторами материалы диссертаций были изданы в качестве монографий. В приведенных ими материалах содержится ряд сведений по изучаемому нами вопросу .

Следует отметить, также, что дагестанскими исследователями достаточно подробно разработаны многие аспекты Кавказской войны. Ими подготовлены и опубликованы большое число работ, касающихся в той или иной мере темы исследования. Таким образом, проведенный историографический анализ показывает, что в трудах дореволюционных, советских и российских авторов содержится довольно большой фактический материал, который в значительной степени способствует объективному рассмотрению основных вопросов исследуемой проблемы освободительного движения горцев в определенных нами хронологических рамках.

Источниковую базу исследования составили, прежде всего, как опубликованные, так и неопубликованные материалы из центральных и местных архивохранилищ.

В ходе настоящего исследования были выявлены материалы из фондов Российского государственного военно-исторического архива (РГВИА), Государственно архива Российской Федерации (ГАРФ), Российского государственного архива древних актов (РГАДА) а так же из архивного управления правительства Чеченской Республики (АУПЧР).

Из материалов РГВИА наибольшую значимость для нашего исследования имеют материалы фонда Военно-учетного архива (ВУА). Несмотря на то, что большинство документов этого фонда опубликованы, они и по сей день представляют для нас бесценный материал. Отмеченный фонд содержит богатейшую коллекцию рукописных и печатных архивных материалов по истории Кавказской войны. Богатый документальный материал этого фонда помог нам осветить основополагающие вопросы исследуемой темы. В данном архиве автором были исследованы и изучены материалы из фондов: № 1 - «Канцелярия Военного министра»; № 38 - «Департамент Генерального штаба (оп. 7- «Кавказские дела»)»; № 482 - «Кавказские дела»; № 13454 - «Штаб войск Кавказской линии и в Черномории расположенных»; № 14719 - «Главный штаб Кавказской армии» и т.д., которые помогли диссертанту объективно исследовать весь ход Кавказской войны на территории Чечни на разных этапах ее развития. Большой материал по исследуемой проблеме содержится и в ГАРФе. Интересующий нас материал собран в фонде № 677.

В ходе данного исследования также были изучены материалы из АУПЧР. Здесь в фондах № 244 и № 245 имеется большой документальный материал по исследуемой теме. В данных фондах есть документы, связанные с избранием Шамиля имамом, освящается начальный этап войны на Кавказе, а также приводятся сведения о военных силах Шамиля. Из опубликованных документальных источников большое значение для исследуемой проблемы имеют материалы, имеющиеся в «Актах, собранных Кавказской археографической комиссией» (АКАК). Огромный фактический материал по истории освободительной борьбы горцев Дагестана и Чечни, а так же политике царизма на Кавказе, собранный и систематизированный в АКАК, несмотря на то, что подбор документов производился крайне тенденциозно, позволил нам объективно разобрать различные аспекты нашего исследования.

Ценные сведения по диссертационной теме находятся в сборнике документов «Движение горцев Северо-Восточного Кавказа 20-50 гг. XIX века» . В сборнике, помимо официальных документов, находиться и обширная переписка Шамиля с его наибами. Здесь так же содержатся журналы военных действий на Кавказе в 50-х гг. XIX в.

Особый интерес для нашего исследования представляет и новейший сборник документов , составленный из документов, хранящихся в центральных и местных архивохранилищах России. Настоящий сборник является своего рода продолжением сборника документов «Движение горцев Северо-Восточного Кавказа в 20-50 гг. XIX века».  При работе с приведенными документами и материалами, учитывая их недостатки, прежде всего тенденциозный подход дореволюционных авторов, мы предельно критически их использовали, стремясь найти доказательство полученным сведениям в нескольких самостоятельных источниках.

Цель диссертации - детальное, подробное, хронологическое исследование военно-политической обстановки в Чечне в 40-е («блистательная эпоха правления Шамиля») и 50-е (самые тяжелые для чеченцев) годы XIX века и анализ общественно-политического положения Чечни к началу всеобщего восстания в 1840 г.

В рамках поставленной цели предполагается решение следующих задач:

- охарактеризовать общественно-политическую обстановку в Чечне накануне всеобщего восстания 1840 года;

- проанализировать процесс включения Чечни в состав Имамата Шамиля;

- определить роль и место Чечни в структуре имамата;

- определить роль, место и влияние Чечни в народно-освободительном движении народов Северо-Восточного Кавказа в 40-е годы XIX, охарактеризовав при этом основные военные события;

- исследовать военно-политическую обстановку в Чечне в середине XIX века;           

- показать специфику и особенности политики царской России на территории Чечни в 40-50-е годы XIX в.;

- выявить характер борьбы горцев Кавказа против царской России;

- дать характеристику военным экспедициям царской России против горцев Чечни в 50-е годы XIX века;

- охарактеризовать крупнейшие военные события, такие как захват Аргунского ущелья, штурм Ведено;

- раскрыть специфическое значение Чечни в условиях Кавказской войны.

Объектом исследования является политика царской России в Чечне в 30-50-е гг. XIX века, как важнейшая составная часть в покорении Северо-Восточного Кавказа.

Хронологические рамки диссертационного исследования охватывают 30-50-е гг. XIX в. Выбор данной хронологии обусловлен тем, что этот период времени позволяет проследить весь ход и основные этапы Кавказской войны на территории Чечни, проанализировать предпосылки и особенности военно-политического противостояния горцев Чечни и Российской империи. Исследованию подвергается также социально-экономическое и политическое положение Чечни к началу всеобщего восстания 1840 г., когда усиливается политика России на Северо-Восточном Кавказе и активизируется национально-освободительная борьба народов региона. Верхней хронологической границей является 1859 г., когда пала крепость Ведено и в крепости Гуниб был пленен Шамиль, а горцы перестали оказывать организованное сопротивление царской России.

Территориальные рамки  исследования охватывают территорию Чечни, куда ушел имам Шамиль после своего разгрома под Ахульго в 1839 г., и с этого времени Чечня становится основной ареной Кавказской войны, а в 1850 - е гг. основные военные действия велись именно на территории Чечни.

Научная новизна диссертации определяется слабой изученностью проблемы, так как на сегодняшний день издана только работа М. Вачагаева «Чечня в Кавказской войне. События и судьбы» (Киев, 2003), в которой автор довольно поверхностно рассмотрел все события. В предлагаемой диссертации автор постарался восполнить имеющийся пробел и подробно рассмотрел военные события, политическую обстановку в горах Чечни на завершающем этапе Кавказской войны. В работе четко обозначена роль чеченцев в Кавказской войне, впервые подробно проанализирован процесс включения Чечни в состав Имамата Шамиля, а также определены роль и место Чечни в структуре Имамата. Диссертант дал детальную характеристику карательным экспедициям царской России против горцев Чечни в 40-50-е годы XIX века, а также определил и показал причины перехода чеченцев под покровительство России.

Новизна работы заключается и в том, что автором впервые введены в научный оборот новые архивные материалы по исследуемой теме, а также большое число мемуарной литературы, которые объективно характеризуют место и роль Чечни в национально-освободительной борьбе народов Северного Кавказа в первой половине XIX века.

Методологическая основа диссертации. При работе над диссертацией автор руководствовался основными принципами исторической науки, позволившие объективно исследовать историю национально-освободительного движения горцев Дагестана и Чечни и проанализировать ее влияние на весь ход Кавказской войны. Методологической основой проделанной работы является научный историзм и исторический детерминизм. В диссертационной работе автор исходил из сравнительно-исторического анализа, включающего в себя периодизацию проблемы, сравнительный и конкретный анализ, который позволяет выявлять общее и особенное в историческом процессе. Сама методология исследования построена на принципах приоритета гуманистических ценностей. 

В исследовании применен системный подход, давший автору возможность объективно исследовать отдельные этапы Кавказской войны как составляющие элементы единой системы, связанные друг с другом. Использован также историко-сравнительный метод, позволивший провести анализ Кавказской войны на разных этапах ее развития. В процессе работы над данной проблемой автор придерживался конкретно-исторического подхода и объективного изучения исторических фактов, и документов.

Практическая значимость исследования. Решение поставленных в настоящем исследовании задач и проблемы в целом имеет практическое и научно-теоретическое значение. Теоретические положения, выводы и материалы диссертационного исследования могут быть использованы при написании обобщающих трудов по истории народов Дагестана и Чечни, составлении учебных пособий для студентов исторических факультетов ВУЗов. Материалы настоящего исследования могут быть использованы в учебном процессе при разработке общих и специальных курсов и дипломных работ по истории. Разнообразные архивные источники, привлеченные диссертантом, могут быть использованы в научно-исследовательской деятельности работников науки, преподавателей и студентов ВУЗов.

Диссертация соответствует паспорту научной специальности – 07.00.02 Отечественная история, формуле специальности, так как в ней анализируется актуальная проблема истории народов страны на примере чеченского народа и определяется область исследования: социально-экономическая политика Российского государства и ее реализация на различных этапах его развития; история развития культуры, науки и образования России, ее регионов и народов; история взаимоотношений государства и религиозных конфессий; исторические изменения ментальности народов и социальных групп российского общества.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Хозяйственно-экономическая жизнь чеченского народа базировалась на земледелии, скотоводстве, ремесленном производстве (домашние промысла и ремесла), внутренней и внешней торговле. Социальный строй Чечни накануне всеобщего восстания 1840 г. характеризовался неравномерностью своего развития. В это время постепенно разлагались патриархальные отношения, и чеченское общество стало приобретать отчетливо выраженный классовый характер. На плоскости Чечни феодальные отношения имели ярко выраженный характер, в то время как в гонных районах феодализм еще не занимал господствующее положение. Процесс феодализации чеченского общества в первой половине XIX в. не был завершен.

2. В конце 1820-х гг. в Дагестане под руководством Гази Мухаммеда начинается народно-освободительная борьба. В эту борьбу раздраженные политикой российского командования в Чечне, а именно политикой кавказского наместника А.П. Ермолова, с начала 30-х годов XIX в. включаются и жители Большой и Малой Чечни. В 1840 году в Чечне происходит всеобщее восстание, вызванное на этот раз действиями и грабежами генерал-майора Пулло. С этого времени центр тяжести народно-освободительной борьбы горцев Северо-Восточного Кавказа переносится в Чечню. Собственно здесь и происходит окончательное оформление военно-теократического государства Шамиля - Имамата. Военно-стратегическое положение Чечни и ее военный потенциал были главными факторами, по которым Шамиль предпочел Чечню Дагестану.

3. В первой половине 40-х гг. XIX в. российское командование предприняло несколько карательных экспедиций в глубь Чечни - Ичкеринский поход генерала Граббе в 1842 г. и Даргинская экспедиция графа Воронцова в 1845 г. Целью экспедиций было продвинуться в глубь чеченских гор и уничтожение резиденции Шамиля. Обе экспедиции закончились неудачей для российского командования и не принесли ему желаемых результатов. В результате удачных наступательных действий российского командования в Чечне во второй половине 1840-х гг. территория подконтрольная имаму Шамилю постепенно сокращалась. А к концу 40-х гг. XIX в. «блистательная эпоха Шамиля» была уже позади. Движение горцев Северо-Восточного Кавказа шло на убыль.

4. С начала 1850-х гг. российское командование начинает крупномасштабное наступление на Чечню. Военная инициатива постепенно переходит в руки российского командования. С середины 50-х гг. XIX в. А.И. Барятинский в покорении Чечни будет следовать тактике: действовать методично, основательно, прочно закрепляясь на занятой территории, чтобы не пришлось занимать ее снова и снова. В результате наступательных действий российских войск в Чечне к началу 1858 году вся Чеченская равнина была покорена и соответственно Имамат лишен продовольственной базы, и имам был вынужден отступить в горы. К тому же в 1858 г. состоялся захват знаменитого Аргунского ущелья, что ускорило падение имамата. А уже 1 апреля начался штурм Ведено - столица Имамата. Вечером того же дня столица Имамата пала. Кавказская война на территории Чечни закончилась. Падение Ведено решило судьбу не только Чечни, но и всего Северо-Восточного Кавказа в целом. Общества Северо-Восточного Кавказа одно за другим стали переходить на сторону России.

Апробация и внедрение результатов диссертационного исследования. Представленная диссертация была обсуждена и рекомендована к защите на расширенном заседании кафедры новой и новейшей истории Чеченского государственного университета. Основные положения и выводы исследования изложены в научных статьях, а также в материалах республиканских, всероссийских и международных конференций, перечень которых указывается в списке опубликованных работ. 

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Работа состоит из введения, четырех глав, объединяющих 10 параграфов, заключения, выводов и библиографического списка. Во введении обосновываются актуальность темы, ее новизна и практическая значимость, определяются цель, задачи, хронологические рамки, методологическая база работы, степень изученности проблемы и выдвигаются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Социально-экономическое и политическое положение Чечни к началу 1840 г.» раскрываются особенности социально-экономического и политического развития Чечни к началу всеобщего восстания 1840 г., а также предпосылки национально-освободительного движения. С древнейших времен основным занятием чеченцев являлось сельское хозяйство, причем ведущее место в нем традиционно занимали земледелие и скотоводство. И действительно, до восстания 1840 года основным промыслом чеченцев являлось земледелие . Определенного уровня развития достигло у чеченцев также и домашнее производство и ремесла. Высокого уровня развития земледелие достигло на равнине. В горных районах Чечни земледелие было менее развито, чем на равнине. Это было связано, прежде всего, недостатком пахотных земель. Горцам для подготовки участка земли под посевы необходимо было сначала вырубить лес, освободить его от камней и кустарника, наладить ирригационную систему и т.д. Все это требовало огромных затрат труда. Заметную роль в хозяйственной деятельности чеченцев наряду с земледелием играло садоводство и овощеводство.

Традиционным занятием вайнахов, наравне с земледелием, являлось животноводство, которое в горных и высокогорных районах Чечни занимало ключевое положение , также скотоводство было развито и на равнине.  Социальный строй Чечни в рассматриваемое время характеризовался неравномерностью своего развития. В одних частях Чечни феодальные отношения развивались быстрыми темпами, а в других частях процесс был сильно замедлен в своем развитии. Важное место в чеченском обществе вначале XIX в. играло высшее мусульманское духовенство, которое занималось воспитанием народов в духе мусульманина.  Вопрос об уровне развития общественных отношений и о структуре общественного строя чеченцев до сих пор являются остро дискуссионными в научной среде. Наиболее основательной и специальной работой, где ставилась проблема чеченского тайпа, является книга М. Мамакаева «Чеченский тайп (род) в период его разложения» . В его исследовании социальная структура чеченского общества в исследуемое время характеризуется в следующем виде: союз сельских обществ - тукхум, который делится на тайпы (роды) - те делятся на гары (ветви рода) и т.д.

У чеченцев изучаемое время существовала сложившаяся система частного землевладения и землепользования. В исследуемое время Чечня как государственное образование не представляла единого целого, представляя собой понятие скорее географическое, нежели политическое. Функции общинного органа управление выполнял сельский совет старейшин. Народные собрания (кхел) регулировали общественное бытие народа. Функции верховного органа управления у чеченцев осуществлял «Мехк кхел» - Совет страны, который, как правило, собирался два раза в год в определенное время и в определенном месте. Мехк-кхел собирался обычно для разбора вопросов общенародного значения, и рассмотрения спорных дел. Он, как общественно-политический институт, играл важную роль в регулировании общественной жизни чеченского народа.

На рубеже XVIII-XIX вв. усиленно развиваются политические, торгово-экономические отношения между вайнахами и Россией. Однако наравне с этим шел и процесс накопления негативного, взрывоопасного материала. Царизм, перешедший к экспансионистской политике в регионе, начал усиленное заселение низовьев Терека казаками, что «являлось своего рода «тихой экспансией», вызывавшей протест со стороны лишавшихся своих пастбищ чеченцев» .

В 1836 году чеченцы втягиваются в борьбу, начатую в Дагестане имамом Шамилем, соратником и приемником Гази-Мухаммеда . Весной 1839 году царское командование направило против Шамиля восьмитысячный отряд генерала Граббе. Первая битва произошла 31 мая за аул Аргвани. Несмотря на ожесточенное сопротивление, Шамиль был вынужден оставить Аргвани и укрепиться на горе Ахульго с 4 тысячами своих приверженцев. 12 июня войска Граббе блокировали Ахульго, защитники которого оказывали героическое сопротивление, отражая все атаки царских войск. Лишь 22 августа царским войска, несмотря на огромные потери (около 3 тысяч солдат и более 150 офицеров), перебив большую часть защитников Ахульго, удалось овладеть им, но Шамиль с оставшимися в живых мюридами ушел в Чечню («где их радушно встретили и приютили» ). После взятия Ахульго царское командование склонно было считать, что с мюридизмом покончено. Но оно ошибалось, в 1840 году вспыхнуло новое, еще более грандиозное восстание, охватившее всю Чечню . С началом всеобщего восстания в Чечне национально-освободительная борьба горцев Северо-Восточного Кавказа вступила в новую фазу.

Вторая глава «Чечня в 40-е годы XIX в.: анализ политической ситуации» состоит из четырех параграфов. В первом параграфе характеризуется политическая обстановка в Чечне в начале 1840-х годов. В параграфе показано, что политика кавказского наместника А.П. Ермолова в Дагестане и в Чечне в 1818-1826 гг. (регулярные карательные экспедиции, военно-экономическая блокада и т.д.) вызвала здесь массовое недовольство российской властью. В конце 1820-х годов в Дагестане под руководством Гази-Мухаммеда начинается народно-освободительная борьба, в которой с начала 30-х годов XIX в., активное участие начинают принимать и жители Большой и Малой Чечни. Однако после  разгрома ополченцев Шамиля под Ахульго в 1839 г. в Дагестане и в Чечне наступило временное затишье. Однако, вместо того, чтобы поощрить чеченцев за прекращение вооруженной борьбы, российские власти стали усиливать колониальный режим, увеличивать поборы и повинности с населения. Особенно преуспел в этом назначенный в мае 1839 г. начальником Левого фланга  (куда входила и Чечня) генерал-майор Пулло. Совершая постоянные набеги на чеченские села, Пулло уничтожает запасы продовольствия и сена у чеченского населения, угоняет скот, запрещает торговлю между равнинными и горными районами Чечни, чтобы лишить чеченцев средств к существованию. Одновременно по всей Чечне начинается создание полицейского управления; вся страна была разделена на приставства, куда назначались преданные России чеченцы из горской милиции. Создавая в Чечне местную, по национальности чеченскую администрацию, российские власти надеялись создать в то же время и крайне необходимую им чеченскую «аристократию», которая стала бы политической опорой царизма в крае. Произвол и злоупотребления воинских командиров и этих приставов приняли невиданный размах. Вызвало недовольство у чеченцев ультимативное требование Пулло сдать все огнестрельное оружие. М.Н. Чичагова, рассуждая о причинах восстания в Чечне в 1840 году, отмечала: «Зимой с 1839-1840 год, Чечня, только что усмиренная, вновь взбунтовалась. Кавказское начальство пожелало обезоружить чеченцев; им предлагали уплачивать подати не деньгами, а оружием; все население решилось лучше умереть, чем рисковать дать себя перерезать» . «Предполагая, что русские хотят их обезоружить затем, чтобы потом истребить, чеченцы явно возмутились, и Шамиль отлично воспользовался их движением» .

Итак, к началу 40-х годов XIX века Чечня была объята всеобщим недовольством, порожденным действиями российских колониальных властей. Шамиль, разбитый царскими войсками под Ахульго в 1839 г., переезжает в Чечню. 7-8 марта 1840 г. на съезде чеченского народа в селении Урус-Мартан Шамиль был избран имамом Чечни, здесь же было принято решение о всеобщем восстании. Центр народно-освободительного движения на Северо-Восточном Кавказе перемещается в Чечню, именно здесь происходит окончательное оформление военно-теократического государства Шамиля - Имамата. Столица имамата находилась в Чечне - в Дарго (до 1845 г.), а затем - в Ведено .  

К началу лета 1840 г. практически вся Чечня оказалась охваченной восстанием против царской власти. Произошло всеобщее восстание.

Во втором параграфе «Чечня в административной системе Имамата Шамиля» отмечается, что победы восставших горцев над российскими войсками в 1840-1843 гг. позволили Шамилю освободить от царизма значительную часть территории Дагестана и Чечни, и он все чаще стал задумываться над «внутренним устройством подвластной ему территории». В начале 40-х гг. XIX в. Шамиль создал государство - Имамат. В ее состав вошли земли Аварии, Андии, Салаватии, частично Кумыкии, некоторые территории, населенные лезгинами, даргинцами,  лакцами и Чечни (Ичкерия, Большая и Малая Чечня, Чеберлой, Шатой, Майсты, Мялхиста, Терлой и Качкалык). Это была первая удачная попытка государственного объединения горцев Северного Кавказа. Имамат был разделен на военно-административные районы - наибства, число и размеры которых менялись в зависимости от увеличения или уменьшения подвластной территории. Первоначально Шамиль разделил Чечню на 4 округа: «В Гехинскую (Кихи) волость Шамиль назначил правителем Ахбердиль Мухаммада, в Мичиковскую (Мишки) волость - известного Шуаиба, в Шалинско-Герменчукскую (Чали-Кирминчик) волость-Джавадхана, а в Ауховскую волость - следующего по верному пути мухаджира хаджи Ташава Эндиреевского» . Позже, после утверждения власти имама в Дагестане, округа были преобразованы в наибства. Число наибств колебалось от 30 до 50, границы которых определялись, исходя из стратегических соображений . Во главе их стояли наибы, назначавшиеся Шамилем главным образом из духовных лиц. Первоначально, в 1842 г., территория Чечни была разделена на три наибства: Мичиковское - наиб Шуаиб-мулла Центороевский, Большая Чечня - наиб Иса Гендергеноевский, Малая Чечня - наиб Ахверды-Магома.  В 1844 г., после убийства мичиковского наиба Шуаиб-муллы, Шамиль, с целью усиления контроля над неспокойной Чечней, произвел реорганизацию наибств - разукрупнил их. Наибства Мичиковское и Большая Чечня были разделены каждое на две, а наибство Малая Чечня - на четыре части. В 1845 г. Большая и Малая Чечня с Мичиковским, Качкалыковским и Ичкеринским обществами были разделены на семь наибств. В 1846 г. образовались еще три наибства - Шатоевское, Шубутоевское и Чеберлоевское. В дальнейшем, в зависимости от хода военных действий, число наибств сокращалось.

Главой  государства - Имамата был имам Шамиль, ему принадлежала высшая законодательная и исполнительная власть. В начале 40-х гг. XIX в. Шамиль создает и все необходимые атрибуты государства, которых горцы никогда не знали: диван-ханэ - постоянно функционирующий центральный орган управления, государственную казну, армию, местные органы управления, налоговую систему. Основным источником поступления в государственную казну являлся закят - подушная подать натурой и деньгами.  Она взималась в размере 12% с хлеба, 1% со скота и 2% с денежного дохода. Н.И. Покровский считал, что «налоговая система державы Шамиля в основном была построена на эксплуатации Чечни или, вернее, чеченского крестьянства. Дагестанец-скотовод или садовод платит несравненно меньше чеченца-хлебопашца. Чечня, традиционно являвшаяся житницей Дагестана, дает главную часть налогов имамата Шамиля» .

В целом формирование горского государства (в составе Чечни и Дагестана) закончилось к 1843 году. Некоторые чеченские селения и общества не признавали власти Шамиля. Так, уже в 1841 г. из-под его контроля вышло население по Тереку и Сунже. До 1843 г. власть имама не признавало чеберлоевское общество (ее пришлось устанавливать здесь силой). В конце 50-х годов XIX в. целый ряд селений уходили из-под власти Шамиля. Восстания  чеченских обществ и селений против имаматской власти во второй половине 50-х годов XIX в. были уже порождены наибским произволом и были ответом на установление диктатуры Шамиля.

В третьем параграфе  «Массовое освободительное движение в Чечне в первой половине 40-х гг. XIX в.» раскрываются особенности военной обстановки в регионе. Российское командование в начале 1840-х гг. оказалось неспособным верно оценить резко изменившуюся военно-политическую ситуацию на Северо-Восточном Кавказе и, соответствующим образом, выработать новую тактику военных и политических действий. Оно, по-прежнему, продолжало следовать тактике отдельных набегов и экспедиций, надеясь одним решительным ударом покончить с сопротивлением горцев и с Имаматом Шамиля. В результате имам в первой половине 40-х годов XIX в. нанес российским войскам ряд серьезных поражений, наиболее заметные среди которых - в Ичкеринской операции 1842 г. и во время Даргинской экспедиции в 1845 г.

В начале 1842 г. российское командование решило одновременно разгромить Ичкерию и Андию. Предполагалось, что российские войска захватят столицу Имамата Дарго. Для этой цели генерал Граббе собрал отряд в 10 тыс. штыков, а 30 мая 1842 г. начался поход . В первые два дня русским войскам противостоял лишь небольшой отряд горцев под руководством наиба Шуаиб-муллы. Однако к 1 июня войска П.Х. Граббе были полностью окружены. В шестидневном бою в ичкеринских лесах генерал Граббе потерпел сокрушительное поражение и был вынужден отступить. Отряд Граббе потерял убитыми и ранеными более 2 тыс. человек. Н.Н. Баратов, участник этой экспедиции, отмечал, что «Ичкеринская экспедиция осталась навсегда темным пятном в боевой Кавказской летописи» . Эта победа горцев еще более укрепила позиции Шамиля в Чечне и в Дагестане. Поражение Граббе в Ичкерии в 1842 г. было крайне болезненно воспринято в Петербурге. От своих должностей были отстранены Граббе и командующий Кавказским корпусом Головин. Следующий, 1843 год, петербургское правительство решило сделать «годом-паузой», так как требовалась смена стратегии.

Вторая половина 1842-1843 годы - время крупных успехов Шамиля в освободительной войне в Дагестане и в Чечне. Успехи имама в описываемое время были по-настоящему разительны. Достаточно сказать, что только с 27 августа по 22 декабря Кавказский корпус потерял 76 офицеров (в том числе взято в плен 10), 2308 солдат (в том числе взято в плен 312). Мюридам, кроме, того, достались значительные трофеи - 27 орудий, 8 крепостных ружей, 2152 ружья, 13816 зарядов, 350 000 патронов, 50 пудов пороха. И, наконец, имам разрушил до основания 12 укрепленных пунктов .

Успехи восставших горцев в 1843 году привели к тому, что царизм вновь решил вернуться к тактике массированных ударов - экспедициям в глубь Чечни и Дагестана. В 1844 г. новым кавказским наместником был назначен 64-летний генерал-фельдмаршал, граф Михаил Семенович Воронцов. В декабре 1844 г. Николай I утвердил план захвата Дарго. Для полного разгрома войск Шамиля Воронцов сформировал пять отрядов: Чеченский (генерал Лидерс), Дагестанский (князь Бебутов), Самурский (князь Аргутинский-Долгоруков), Лезгинский (генерал Шварц) и Назрановский (генерал П.П. Нестеров). Чеченский и Дагестанский отряды  (8 тыс. чел пехоты, 1200 кавалеристов, 22 орудия ) под общим командованием М.С. Воронцова должны были наступать на Дарго, остальные - отвлекать своими действиями часть горцев на периферии.

31 мая 1845 г. Воронцов выступил из крепости Внезапной и направился к Дарго через Дагестан, андийские земли, в обход Ичкерии. Воронцов занял Андию без особых потерь, так как Шамиль избрал тактику «выжженной земли»: он отступал, сжигая андийские аулы, заставляя их жителей уходить дальше в горы, угоняя свой скот. В результате Воронцов не мог пополнять продовольственные запасы своего отряда и по прибытию в Дарго оказался практически без продовольственных запасов. Шамиль не стал оборонять свою столицу, сжег ее и с основными силами отступил в лес. Столица имама 7 июля была захвачена, но захват Дарго ничего не дал российскому командованию, так как армия Шамиля не была разгромлена. Более того, горцы начинали активные действия против российских войск именно при их отступлении. 6 тыс. горцев окружили Дарго и Воронцов фактически оказался в ловушке.

Отряд под руководством Клюке фон Клюгенау был отправлен за провизией, но этот поход также окончился трагически, возвращение отряда Клюгенау в Дарго проходило в чрезвычайно трудных условиях. Полководческий талант Шамиля в период Даргинской экспедиции проявился наиболее ярко. Имам так расположил своих ополченцев, что русские солдаты практически на всех участках от Андии до Дарго находились все время под ударом. На этом пути за несколько ночей была создана очень искусная система завалов, штурм которых оборачивался для русских солдат большими потерями. Шамиль захватил почти весь российский обоз. В 4 часа утра, 13-го июля граф Воронцов, двинулся домой , постоянно подвергаясь нападениям горцев. Сильный бой разгорелся 16 июля, когда русские спускались от аула Аллерой к аулу Шаухал-Берды.

С 16 до 19 июля Воронцов остановился у Шаухал-Берда, ожидая прибытия помощи - войск генерал-майора Р.К. Фрейтага. 19 июля генерал Фрейтаг был уже на подступах к с. Шаухал-Берд, навстречу ему выступил Воронцов. Горцы дали по русским два-три залпа, но потом оставили их и рассеялись. 20 июля отряд графа Воронцова вернулся в аул Герзель. Так бесславно кончился поход в Дарго длившийся 1 месяц и 20 дней .

Даргинская экспедиция закончилась полной катастрофой для русских войск. За время похода они потеряли «3 генерала (Е.А. Викторов, Б.Б. Фок, Д.В. Пассек), 28 штаб и 159 обер-офицеров и 3321 нижних чина» . По данным Н. Дубровина, общие потери за всю экспедиции составили 3631 человек убитыми (действительно, если считать потери которые понес отряд Фрейтага - 9 офицеров и 112 нижних чинов, то общая потеря составляет 3631 чел. - Р.Т.). Р. Магомедов отмечает, что во время этого похода русские лишились 4 генералов (4-й ген. - Василевский. - Р.Т.) . Таким образом, военные события в первой половине 40-х годов XIX века, для российской армии были достаточно неудачны, вследствие слабой тактической подготовки и отчаянного сопротивления горцев.  

В четвертом параграфе показаны произошедшие изменения в военной тактике российского командования в Чечне во второй половине 40-х годов XIX века.

Во время встречи с Николаем I в Севастополе в 1845 г. Воронцов сумел убедить царя в необходимости изменить военную доктрину и тактику на Северном Кавказе и вернуться к «осадной» стратегии Ермолова, т.е. к постепенному и планомерному закреплению на занятой территории, отказываясь от крупномасштабных экспедиций в глубь Чечни. Кроме того,  Петербург отказывался от вмешательства в ход военных действий на Кавказе. Исходя из новой стратегии, Воронцов стал возводить крепости, строить казачьи станицы, усиливая передовую линию, прокладывать новые дороги и просеки, с помощью которых блокировались районы военной активности горцев. С середины 1840-х годов российское командование вновь вернулось к рубке лесов. С осени 1845 г. рубка лесных просек и строительство укреплений в Чечне резко ускорились. Зимой 1845-1846 гг. была прорублена дорога вдоль подошвы Черных гор, от крепости Воздвиженской в Малую Чечню. Летом 1846 г. было заложено укрепление Ачхой на реке Фортанга. В 1847 г. была прорублена просека от крепости Воздвиженской до укрепления Ачхой и построено укрепление Чеченская башня у селения Старый Юрт. В начале 1848 г. была завершена почти трехлетняя рубка леса вдоль рек Гойты и Фортанга. В том же году были построены укрепления Урус-Мартан, с целью упрочения российских позиций в Малой Чечне и укрепление Тепли-Кичу на р. Сунже.  

С середины 40-х годов XIX в. начался ускоренный процесс казачьей колонизации Малой Чечни: вдоль р. Сунжи были заложены станицы Вознесенская (на месте селения Магомет-Юрт), Сунженская (на месте села Дибир-Юрт) и Ассиновская. С этого же времени российские власти стали переселять местное население поближе к Тереку и Сунже. За сравнительно короткое время генералам Фрейтагу и Нестерову удалось переселить до 3 тыс чеченских семейств. Они были расселены вблизи российских укреплений Назрань, Грозная, Воздвиженское, Нестеровское и Ачхойское . Чеченская территория, подконтрольная Шамилю, стала сокращаться.

В конце 40-х-начале 50-х гг. XIX в. российское командование в Чечне для покорения населения будет использовать не только военные средства. Воронцов понял, что для этого нужен комплекс мер: военных, инженерных, экономических, идеологических. Большие надежды в умиротворении чеченцев Воронцов возлагал на торговлю. С середины 1840-х годов российские власти уделяют серьезное внимание и привлечению верхушки чеченского общества на свою сторону, распространялись в Чечне и прокламации Воронцова, способствовавшие усилению существовавшей в горских обществах оппозиции Шамилю и ориентации на Россию. В то же время, наряду с экономическими и пропагандистскими мерами, российское командование продолжает и военные действия против горцев. К этому времени значительно была увеличена и численность русских войск на Северо-Восточном Кавказе - до 270 тыс. штыков       

Российская армия перешла от позиционной войны к методу оттеснения чеченцев все дальше и дальше в глубь гор путем сооружения лесных просек и закрепления захваченной территории системой военных крепостей, а также насаждения казачьих станиц. Уже в 1850 г. российское командование начинает осуществлять план захвата Чечни, житницы Дагестана. Это в сильнейшей степени подрывало экономическую базу Имамата.

Третья глава  «Народно-освободительное движение в Чечне в первой половине 50-х годов XIX века», характеризует положение Чечни в 50-е годы и политику России  в этот период.  В первом параграфе характеризуются военные действия в Чечне в начале 1850-х гг.     С начала 1850-х годов и вплоть до 1859 г. центр тяжести Кавказской войны перенесся в Чечню. С середины января 1850 г. отряд, под командованием генерал-майора Нестерова, действовал в Большой Чечне. 16 января Нестеров выступил из крепости Воздвиженской, переправился через р. Аргун и начал рубку в Шалинском лесу силами полутора тысяч человек.

Шамиль придавал большое значение обороне окрестностей Шали и понимал большую стратегическую значимость важного перекрестка дорог, известных под названием Шалинская поляна. Уже в первый же день рубки леса, 19 января, Шамиль попытался отбросить русские войска и в середине дня 19 января Меллер-Закомельский был вынужден остановить рубку леса, а на следующий день, 20 января, развернулись уже серьезные бои. Занимать позицию для рубки леса пришлось уже с боем. Осознавая стратегическую значимость Шалинской поляны, Шамиль весной 1850 года построил здесь сильное укрепление (Шалинский окоп), где сосредоточил до 5 тысяч человек. Они постоянно нападали «на оказии и колонны», выходившие из крепостей Воздвиженская и Грозная. В апреле 1850 г. укрепление горцев было захвачено в результате боя. События на западе были тем более опасны, что 16-17 февраля русские войска наносят удар уже по Малой Чечне, истребляя чеченские хутора по р. Сунжа . В ответ в марте 1850 г. наиб Талхиг напал на российский отряд у укрепления Урус-Мартан, в результате которого было убито и ранено 13 солдат.  

Зимой 1851 г. российское наступление на Чечню возобновилось. В течение всего 1851 г. военная инициатива прочно находится в руках российского командования. В Чечне имам Шамиль практически не предпринимает никаких наступательных действий. Лишь в сентябре наибы Талхиг и Атабай напали на казачьи поселения вблизи крепости Грозная и попытались отогнать их скот. Однако при переправе через Сунжу они были атакованы отрядом Ольшевского, в котором находились и чеченцы из притеречных аулов. Талхигу и Атабаю пришлось бросить захваченный скот и спешно отступить, понеся серьезные потери. В начале декабря 1851 г. отряд под командованием генерал-майора Слепцова направился в верховья реки Гехи для сооружения новой передовой оборонной линии и уничтожения аулов. Несмотря на упорное сопротивление чеченцев, возглавляемых наибом Эльмурзой Хапцевым, Слепцов уничтожил свыше 10 гехинских аулов и занялся прокладкой дороги, но 10 декабря  генерал-майор Слепцов, один из наиболее храбрых и опытных российских военачальников на Кавказе, был убит . В целом же Шамилю не удалось остановить медленное, планомерное продвижение царских войск в глубь Чечни и их закрепление на захваченных землях.

Во втором параграфе освещается «поход князя А.И. Барятинского в Чечню в 1852 году». В годы Кавказской войны Большая Чечня считалась основным источником снабжения войск Шамиля и продовольственной базой Дагестана. Именно поэтому российское командование решило в 1852 г. главный удар направить против этого района Чечни. 5 января российские войска во главе с А.И. Барятинским переправились на правый берег Аргуна и направились в Большую Чечню, к аулам, расположенным по реке Хулхулау. Уже на следующий день, 6 января, Барятинский штурмом занял без единого выстрела покинутые жителями крупнейшие селения Большой Чечни: Гельдыген и Автуры. Узнав о вступлении российских войск в Большую Чечню, Шамиль стремительно двинулся в Ичкерию. У Шали 7 января Шамиль встретил российские войска. Чеченцам был нанесен большой ущерб. В ночь с 17 на 18 января Барятинский двинул свои колонны в Малую Чечню, в верховья рек Рошни и Гойта.

Пользуясь внезапностью нападения, Барятинский без особого сопротивления сумел уничтожить свыше десятка верхнегойтинских аулов. Однако при отступлении колонна Барятинского также подверглась нападению чеченцев и с трудом сумела пробиться к укреплению Урус-Мартан. В боях 18 января российские войска понесли серьезные потери -  около 300 человек. Уничтожением чеченских аулов в Малой Чечне Барятинский думал добиться покорности от остальных. Но эти события вызвали еще большее озлобление у чеченцев и, вместо выселения на левый берег Сунжи, жители верхней Мартанки бежали вглубь Черных гор. Барятинский решил пройти насквозь всю Большую Чечню - от Аргуна к Куринской крепости через Гельдыген и Майртуп. Войско Шамиля встретило отряд Барятинского под Гельдыгеном, где завязался жестокий четырехчасовой бой. В этом бою российские войска потеряли убитыми 177 человек. 204 было ранено. С огромным трудом отряд Барятинского пробился к Майртупу

Шамиль, собрав 18 наибов и 10 тысяч воинов (чеченцев и дагестанцев), встал на пути Барятинского, решив не пропускать его дальше. Отряд Бакланова, который производил рубку леса на Качкалыковском хребте, сумел перевалить через Качкалыковский хребет и вскоре объединился с Барятинским. Основные силы Шамиля встретили объединенный русский отряд на переправе у Мичика, где и разгорелось новое ожесточенное сражение, «бой насмерть», где с обеих сторон участвовало свыше 20 тысяч человек. 20 февраля российские войска вышли к крепости Куринская.

Походы российских воск в Чечню в начале 1852 г. дали определенные результаты. С равнины население вынуждено было бежать в горы. В результате Имамат терял одну из важнейших частей своей продовольственной базы. Но этим не ограничились результаты походов русских войск в начале 1852 г. в Большую и Малую Чечню: они произвели немалое впечатление на чеченцев. Начинается, пока еще эпизодически, сдача чеченцев и переход на сторону России представителей верхушечных слоев чеченского общества . Российское командование в Чечне летом 1852 г. решило вновь активизировать военные действия против непокорного населения и войск Шамиля. Наиболее легким для российской армии, и в то же время болезненным для чеченского населения и Шамиля, было уничтожение посевов и заготовленного сена. Тем самым население под угрозой голода принуждалось к покорности, а армию Шамиля оставляли на зиму без запасов сена и продовольствия.

В начале осени 1852 г. Шамилем был организован поход, направленный против чеченских аулов, расположенных под крепостью Грозная и находящиеся под защитою российских войск. Шамиль преследовал при этом несколько целей: наказать пророссийски настроенные аулы, отогнав у них скот, нанести поражение российским войскам и показать чеченцам, что российское командование не в состоянии защитить их. Однако российское командование, зная о его планах подготовилось и Шамиль подвергся нападению с двух сторон: от Грозной и от аула Чертугай. Поражение под Грозной было серьезным ударом по политическим  позициям Шамиля в Чечне. Российское командование еще раз показало, что военная инициатива переходит в его руки и уже не имам управляет ходом Кавказской войны.

Действия российских войск в декабре 1852 г. оказали сильное воздействие на окрестное население. Оно все больше убеждалось в том, что дальнейшее сопротивление бессмысленно. 1852 год стал переломным в действиях российского командования в Чечне. С этого времени, наряду с военными действиями против непокорных чеченцев, основными методами по их покорению станут уничтожение их аулов, запасов продовольствия, рубка лесов, прокладка дорог в Большой и Малой Чечне. Но до окончательного покорения Чечни было еще далеко.

В третьем параграфе характеризуется положение Чечни в середине 50-х гг. XIX в.

В течение более полувека российские войска раз за разом захватывали одни и те же аулы и районы Чечни, сами несли потери и уничтожали чеченское население, но ожидаемого результата - покорности чеченцев - все не было и не было. В связи с этим  в 1856 г. Барятинский представил царю Александру II новый план покорения Северо-Восточного Кавказа. В соответствии с ним Кавказ разделялся на военные округа, командующим которых давалась довольно широкая самостоятельность в рамках общего руководства со стороны наместника. Кавказская армия в борьбе с Шамилем переходила к новой тактике: прорубались широкие лесные просеки, буквально расчерчивавшие Чечню в виде концентрических кругов и пересекающих их радиальных линий. В стратегически важных точках закладывались укрепления, соединяемые друг с другом удобными дорогами. Российские войска больше не уходили с захватываемых территорий: здесь закладывались крепости.

Несмотря на продолжающуюся Крымскую войну, в Чечне военные действия продолжались, но с меньшей интенсивностью. Казалось бы, Крымская война, отвлекшая военные силы и внимание Петербурга с Кавказского фронта, должна была способствовать восстановлению и даже усилению позиций Шамиля на Северо-Восточном Кавказе. Однако этого не произошло. Чечня и Дагестан, предельно истощенные и ослабленные многолетней войной, уже не были способны на новый всплеск военной активности. Однако процесс дальнейшего ослабления имамата был заторможен начавшейся Крымской войной. Военные силы России вплоть до 1856 г. были отвлечены на отражение агрессии со стороны Англии, Франции и Турции. Кавказская проблема отошла на второй план. Россия не могла вести активные военные действия сразу на нескольких театрах войны.   

Четвертая глава «Военно-политическое развитие Чечни во второй половине 50-х годов XIX века и окончание Кавказской войны» раскрывает авторское видение особенностей завершающего этапа народно-освободительной борьбы. В первом параграфе «Изменения в российской политике в Чечне после окончания Крымской войны» отмечается, что после окончания Крымской войны на Северо-Восточный Кавказ были переброшены крупные военные силы (численность Кавказской армии была доведена до 400 тыс. чел. ) и необходимые средства. А.И. Барятинский был назначен в июле 1856 г. наместником Кавказа.  

В 1856 г. Барятинский представил императору Александру II подробный план покорения Кавказа. План предусматривал в первую очередь, реорганизацию армии, после чего планировалось концентрированное наступление с трех сторон на имамат. Корректировке подвергалась, и военная тактика, теперь российское командование решило однажды занятую территорию прочно закреплять путем постройки на ней укреплений, соединяемых друг с другом удобными дорогами. Было решено, что зимой 1856-1857 гг. генерал Евдокимов будет заниматься рубкой просеки с Кумыкской плоскости через Качкалыковский хребет к р. Мичику, стараясь предварительно отвлечь в другую сторону внимание Шамиля действиями российских войск со стороны вновь возведенного на нижнем течении Аргуна укрепления Бердыкель. Предполагалось в 1857 г. построить укрепленный лагерь на Шалинской поляне для расположения там отряда русских войск и заняться расчисткой так называемой «русской дороги» (она шла от крепости Воздвиженской до р. Мичик вдоль подошвы Черных гор). Новая военная тактика российского командования, резкое увеличение численности российских войск на Северном Кавказе ускорили падение имамата Шамиля. 

Во втором параграфе проанализированы военные действия в Чечне в начале второй половины 50-х годов XIX века. В начале 50-х гг. XIX в. равнина Малой Чечни была в основном покорена: часть населения прекратила вооруженное сопротивление, другая (малая) - ушла в горы. Выполняя план Барятинского открыть свободный доступ «со стороны Кумыкских владений в сердце Большой Чечни», генерал Евдокимов приступил к рубке леса. Местное чеченское население, озабоченное спасением своих семей и имущества, почти не оказало сопротивления. Прорубив широкую просеку, русский отряд 21 декабря вернулся на зимние квартиры. В январе же 1857 г. Евдокимов решил провести подготовительные работы для постройки двух укрепленных пунктов: у селения Автуры и на Мичике, у Хоби-Шавдона. Для выполнения этой задачи генерал собрал в начале месяца два отряда. Оба отряда должны были двигаться навстречу друг к другу, прорубая просеки в Гельдыгенском и Автуринском лесах и истребляя аулы на своем пути . 16 января Чеченский отряд двинулся к р. Джалка, по направлению к высотам Чухум-Барз. Горцы сконцентрировали у подошвы высот внушительные силы, намереваясь не пропустить дальше русские войска. Евдокимов пошел на штурм горцев с двух сторон. 18 января колонна Евдокимова соединилась на берегах Мичика с отрядом барона Николаи и 19 января с боем заняла Курчалой. Проложив широкую (в 750 саж.) просеку через Гельдыгенский лес, соединив Герменчукскую поляну с Шалинской,  российские войска  5 февраля  вернулись на зимние квартиры.

В марте 1857 г. войска Левого крыла Кавказской линии - главный Чеченский отряд под командованием Евдокимова и Кумыкский отряд под командованием барона Николаи - вновь открыли «наступательные действия в двух направлениях» (в Большой и Малой Чечне). Подвергаясь постоянной угрозе нападений российских войск около 2 тыс. чеченских семейств вынуждены были покинуть родные места и переселиться на отведенные им площади на равнине.

Евдокимов в октябре 1857 г. предпринял крупную экспедицию в Малую Чечню. Добившись покорности от жителей Малой Чечни, Евдокимов 1 ноября 1857 г. двинулся на Джалку: он получил сведения, что местные чеченцы хотят «принести окончательную покорность». Подобные стремления горцев Шамиль всегда пресекал крайне жестко. И на этот раз он стремительно ринулся на Джалку с отрядом дагестанцев, рассчитывая остановить Евдокимова и не допустить перехода джалкинцев на сторону России. После незначительной перестрелки Шамиль отступил и джалкинцы переселились в российские пределы.

К началу 1858 года вся Чеченская равнина была покорена. Теперь российские войска готовились перенести военные действия в горы. А.И. Барятинский считал, что главная задача на 1858 год в Чечне - захват Аргунского ущелья. Для выполнения этой цели Евдокимов собрал в трех пунктах: Грозной, Бердыкеле и Воздвиженской отряд из 19 батальонов пехоты, 4 эскадронов драгун, 15 сотен казаков при 28 орудиях. Шамиль решил, что российские войска направляются в Большую Чечню, и сосредоточил свои силы у селения Автуры. В начале 1858 г. Аргунское ущелье было занято. 17 января без единого выстрела был занят аул Дачу-Барзой. Российские войска приступили к рубке леса в двух направлениях: к крепости Воздвиженская и вверх по Чанты-Аргуну. В то же время Евдокимов начал возводить военное укрепление у Дачу-Барзоя, получившее название Аргунского. В середине января Шамиль вновь сделал попытку остановить наступление Евдокимова в Аргунском ущелье. В ущелье Шаро-Аргуна были стянуты отряды дагестанцев. Серьезный бой произошел у селения Улус-Керт. Однако горцы и на этот раз, были вынуждены отступить.

К концу весны 1858 г. стало очевидным, что Шамиль практически потерял Большую и Малую Чечню. Шамиль мог собрать все свои силы и бросить их против русского отряда, и в этом случае у имама были определенные шансы на успех: Евдокимов, отрезанный в горах, был бы лишен возможности получить помощь или отступить на равнину. Чтобы не допустить этого, Барятинский приказал начать наступление в Дагестане, с целью отвлечь силы Шамиля от Шатойского направления. Евдокимов решил воспользоваться  ослаблением сил Шамиля в Аргунском ущелье и 8 июля 1858 г. напал на сильный отряд горцев, расположенный на позициях у Варандоя. Здесь произошел довольно ожесточенный бой и русский отряд едва не был разбит. 1858 год стал началом конца для Шамиля. Процесс распада Имамата, начавшийся со второй половины 1850-х годов, продолжался все с большей активностью.  

В третьем параграфе проанализировано завершение Кавказской войны в Чечни. К концу декабря 1858 г. российские войска были готовы к штурму Ведено. «С этой целью, в конце 1858 года… было предпринято усиленное наступление русских войск от крепости Воздвиженской в глубину Чечни - в Ичкерию, и предметом действий избран аул Ведено». Предполагалось, по возможности, неожиданно для горцев, овладеть ущельем реки Басса и «тем отделить чеченское народонаселение, живущее между реками Басом и Аргуном, от влияния… Шамиля» . 31 декабря российские войска достигли до аула Агашты, вступив тем самым в ущелье Басса. 14 января российские войска заняли Таузень. 7 февраля российский войска возобновили наступление в направлении Ведено. Осознавая свое критическое положение, Шамиль заблаговременно отправил из Ведено в Карату свою семью, имущество, а 10 февраля и сам, с большей частью кавалерии и двумя горными орудиями ушел в леса близ аулов Гуной и Эрсеной.

Российские войска 18 марта 1859 года приступили к осаде Ведено, окружив его в десятки раз превосходившими силами, состоящими из 14 батальонов, 24 артиллерийских орудий и множества других сил . К 31 марта осадные работы были завершены. В результате «Ведено было плотно заблокировано царскими войсками» . 1 апреля 1859 года после штурма была занята столица Имамата - Ведено Разрушив Веденскую крепость, Евдокимов заложил укрепление «Новый Ведень». После покорения Чечни летом 1859 г. судьба Имамата Шамиля была предрешена. 25 августа 1859 г. пал последний оплот Шамиля - высокогорный дагестанский аул Гуниб. Шамиль сдался в плен. Кавказская война на Северо-Восточном Кавказе была закончена.

В заключении подведены итоги исследования и формулируются выводы и перспективы дальнейших исследований. На основе исторического  анализа общественно-политической обстановки в Чечне в 40-е («блистательная эпоха правления Шамиля») и 50-е (самые тяжелые для чеченцев) годы XIX века  охарактеризована  общественно-политическая обстановка в Чечне накануне всеобщего восстания 1840 года и анализируется процесс включения Чечни в состав Имамата Шамиля, определяется  роль и место Чечни в структуре имамата и раскрывается специфическое значение Чечни в условиях Кавказской войны.

Основные положения и выводы диссертационного исследования нашли отражение в публикациях автора, общим объемом 17.5 п.л.

Научные статьи, опубликованные в журналах, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ

  1. Товсултанов Р.А. Чечня в годы Кавказской войны // Научные проблемы гуманитарных исследований. Пятигорск, 2010. Вып. 6. С. 66-75. 0.4 п.л.
  2. Товсултанов Р.А. Изменения в тактике российского командования в Чечне в середине XIX века // Научные проблемы гуманитарных исследований. Пятигорск, 2011. Вып. 6. С. 102-111. 0.4 п.л.
  3. Товсултанов Р.А. Переход Аргунского ущелья под контроль российского командования в 1858 г. // Научные проблемы гуманитарных исследований. Пятигорск, 2011. Вып. 12. С. 54-60. 0.3 п.л.
  4. Товсултанов Р.А. Политическое и социально-экономическое положение Чечни на рубеже 30-40-х гг. XIX в. // История науки и техники. 2012. № 7. С. 171-175. 0.5 п.л.

Монография

  1. Гапуров Ш.А., Израйилов А.М., Товсултанов Р.А. Чечня на завершающем этапе Кавказской войны (страницы хроники русско-горской трагедии XIX века). Монография. Нальчик, 2007. - 312 с. Доля вклада автора диссертации - 75 %.

Научные статьи, опубликованные в иных изданиях

  1. Гапуров Ш.А., Товсултанов Р.А. «Погром Чечни» в 1852 г. // Вестник академии наук Чеченской Республики  Грозный, 2006. № 2. С. 73-95. Доля вклада автора диссертации - 75 %.                                                               
  2. Гапуров Ш.А., Товсултанов Р.А., Испиев И.М. Военно-политическая обстановка в Чечне в 40-х годах XIX в. // Сборник научных трудов. Вып.1. Нальчик, 2007. С. 270-291. Доля вклада автора диссертации - 75 %.       
  3. Гапуров Ш.А., Товсултанов Р.А., Испиев И.М. Военно-политическая обстановка в Чечне в середине 50-х годов  XIX в. // Вестник Академии наук Чеченской республики. Грозный, 2007. № 1. С. 156-163. Доля вклада автора диссертации - 75 %.
  4. Гапуров Ш.А., Израйилов А.М., Товсултанов Р.А. Чечня накануне и в годы крымской войны // Вестник Чеченского государственного университета. Издательство Чеченского госуниверситета, 2008. Вып.2. С. 114-125. Доля вклада автора диссертации - 75 %.
  5. Гапуров Ш.А., Испиев И.М., Товсултанов Р.А. Политика России в Чечне в период наместничества И.В. Гудовича // Чечня в сообществе народов России. Материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 420-летию установления добрососедских отношений между народами России и Чечни (Грозный, 18-20 декабря 2008 г.). В 2-х томах. Т.1 Назрань, 2008. С. 223-230. Доля вклада автора диссертации - 50 %.
  6. Гапуров Ш.А., Товсултанов Р.А. Страницы политической истории Чечни (конец XVIII - начало XIX вв.) // А.Г. Авторханов - ученый, публицист, общественный деятель. Материалы Международной научной конференции, посвященной 100-летию со дня рождения А.Г. Авторханова (г. Грозный, 21-22 октября 2008 г.). Назрань, 2008. С. 95-110. Доля вклада автора диссертации - 75 %.
  7. Товсултанов Р.А. Административная деятельность князя Барятинского в Чечне // Вестник Академии наук Чеченской республики. № 2 (11), 2009. С. 144-116. 0.3 п.л.
  8. Товсултанов Р.А. Политика российских властей в Чечне после окончания Крымской войны // III ежегодная республиканская научно-практическая конференция молодых ученых аспирантов и студентов. «Наука и молодежь». Грозный, 2009. С. 26-33. 0.3 п.л.
  9. Гапуров Ш.А., Испиев И.М., Товсултанов Р.А. Роль религиозного фактора в антиколониальном восстании в Чечне в 1825-1826 гг. // Борьба народов Северо-Восточного Кавказа 20-50 гг. XIX в.: Спорные вопросы и новые дискуссии. Материалы Международной научно-практической конференции. (18 июня 2009 г.). Дербент, 2009. С. 101-105. Доля вклада автора диссертации - 60 %.
  10. Товсултанов Р.А. Штурм Ведено. Завершение покорения Чечни // Актуальные проблемы истории Кавказа. Материалы международной конференции, посвященной 100-летию со дня рождения профессора Р.М. Магомедова (Махачкала, 14-15 апреля 2010 г.). Махачкала, 2010. С. 233-235. 0.3 п.л.
  11.  Товсултанов Р.А. Ичкеринский поход генерала Граббе в 1842 г. // IV ежегодная республиканская научно-практическая конференция молодых ученых аспирантов и студентов. «Наука и молодежь». Грозный, 2010. С. 330-332. 0.2 п.л.
  12.  Саламбиева А.В., Товсултанов Р.А. Всеобщее восстание в Чечне 1840 г. // IV ежегодная республиканская научно-практическая конференция молодых ученых аспирантов и студентов. «Наука и молодежь». Грозный, 2010. С. 356-359. Доля вклада автора диссертации - 75 %.                  
  13.  Махаев О.О., Товсултанов Р.А. Политика России  в Чечне в начале 1850-х гг. // IV ежегодная республиканская научно-практическая конференция молодых ученых аспирантов и студентов. «Наука и молодежь». Грозный, 2010. С. 349-353. Доля вклада автора диссертации - 75 %.                  
  14. Товсултанов Р.А., Саралиева Л.Ш. Даргинская экспедиция 1845 года // Ахмат-Хаджи Кадыров актуальные проблемы истории Чеченской Республики и России: Сборник материалов, посвященный 60-летию со дня рождения Первого президента Чеченской Республики, Героя России Ахмат-Хаджи Абдулхамидовича Кадырова. Грозный, 2011.С 410-420. Доля вклада автора диссертации - 75 %.
  15. Товсултанов Р.А. Гурдалинское сражение // Актуальные проблемы истории Чечни. Грозный: изд-во ЧГУ, 2011. С.128-132. 0.2 п.л.

Вачагаев М.М. Влияние суфизма на развитие чеченско-русских отношений в XVIII-XIX веках // контактные зоны в истории Восточной Европы: перекрестки политических и культурных взаимовлияний. М., 1995. С. 128.

Кудрявцев А. Чеченцы в восстаниях и войнах XVIII-XIX веков // Вестник Евразии. № 1. М., 1996. С. 103.

Дадаев Ю. Столицы Шамиля. М., 2007. С. 161.

Очерки истории Чечено-Ингушской АССР. Т. 1. Грозный, 1967. С. 105-106.

Шамиль на Кавказе и в России / Сост. М.Н. Чичагова. М., 1995. С. 59-60.

Добролюбов Н.А. О значении наших последних подвигов на Кавказе // Полное собрание сочинений. В 6 т. Т. 4. М., 1937. С. 146.

Ахмадов Я.З. К вопросу о государственном устройстве имамата Шамиля // Социально-политические процессы в дореволюционной Чечено-Ингушетии. Грозный, 1991. С. 84.

Махаммед - Тахир аль-Карахи. Блеск Дагестанских сабель в некоторых шамилевских битвах. Ч. 1. Махачкала, 1990. С. 91.

Дадаев Ю.У. Государство Шамиля. Махачкала, 2006. С. 247.

Покровский Н.И. Кавказские войны и имамат Шамиля. М., 2000. С. 369.

Ольшевский М. Кавказ с 1841 по 1866 год. СПб., 2003. С. 28.

Баратов Н. Окончательное покорение Восточного Кавказа - Чечни и Дагестана (25 августа 1859-1909 гг.) // Военный сборник. 1910, № 3. С. 7.

Дадаев Ю.У. Указ. соч. С. 123-124; АКАК. Т. IX. Тифлис, 1884. С. XIII.

Магомедов Р.М. Борьба горцев за независимость под руководством Шамиля. Махачкала, 1991. С. 118.

Даниялов Г-А. Д. Имам Шамиль. Т. III. Махачкала, 1996. С. 123.

Там же. С. 125.

Дадаев Ю. Столицы Шамиля. М., 2007. С. 235.

Баратов Н. Указ. соч. С. 19.

Дубровин Н.Ф. Обзор войн России от Пера Великого до наших дней. СПб., 1896. Ч. IV. Т. II. С. 221.

Магомедов Р.М. Указ. соч. С. 119.

Блиев М.М. Россия и горцы Большого Кавказа. На пути к цивилизации. М., 2004.  С. 526.

Фадев Р.А. Кавказская война. М., 2003. С. 13.

Покровский Н.И. Указ. соч. С. 432.

АКАК. Т. Х. С. 525; Ахшамуров Н. Смерть Слепцова. Кавказская быль // Русский вестник. 1888. № 10. С. 52-74.

К. Зимняя экспедиция 1852 года в Чечне // Кавказский сборник. Т. 13. Тифлис, 1889. С. 582-583, 585, 594, 595.

Покровский Н.И. Указ. соч. С. 445.

Фадеев Р.А. Указ. соч. С. 13.

РГВИА Ф. 38. Оп. 7. Д. 346.

Ведень // Военный сборник. № 4. 1859. С. 546-547.

Дадаев Ю.У. Имамат Шамиля: становление и управление. Дисс. …к.и.н. Махачкала, 2002. С. 187.

Магомедов М.Б. Антифеодальная и антиколониальная борьба горцев Дагестана и Чечни в 20-50-х годах XIX века. Дисс. ... к.и.н. Махачкала, 1998. С. 165.

Мусхаджиев С.Х. Исламский узел Кавказской войны. Идеологический и политический аспекты освободительного движения на Северном Кавказе (конец XVIII - первая половина XIX в.). Майкоп, 2006. С. 4-5.

Кавказский сборник. Т1-21. Тифлис. 1879-1900.

Волконский Н.А. Погром Чечни в 1852 году // КС. Т. 5. Тифлис, 1880. С.1-234; Его же. 1858 год в Чечне // КС. Т. 3. Тифлис, 1879. С. 377-591. Его же. Война на Восточном Кавказе с 1824 по 1834 г. в связи мюридизмом (продолжение) // КС. Т. 13. Тифлис, 1889. С. 152-334.

Берже А.П. Чечня и Чеченцы. Тифлис, 1859; Его же. Этнографическое обозрение Кавказа. СПб., 1879; Его же. Краткий обзор горских племен на Кавказе. Тифлис, 1858; Его же. Кавказ в археологическом отношении. Тифлис, 1874; Гизетти А.Л. Хроника Кавказских войск. Тифлис, 1896; Его же. Сборник сведений о георгиевских кавалерах и боевых знаках отличий кавказских войск. Тифлис, 1901; Зиссерман А.Л. Двадцать пять лет на Кавказе. Ч. 1. 2. СПб., 1879; Его же. История 80-го пехотного кабардинского  генерал-фельдмаршала князя Барятинского полка (1726-1880). Т. 3. СПб., 1881; Его же. Фельдмаршала князь Александр Иванович Барятинский. 1815-1879. Т. 3. М., 1891; Николаи А.П. Из истории Кавказской войны 1855-1857 гг. СПб., 1882; Потто В. Кавказская война в отдельных очерках, эпизодах, легендах и биографиях. Т.1-5. СПб., Тифлис, 1887-1890; Романовский Д.И.  Генерал фельдмаршала князь Александр Иванович Барятинский и Кавказская война. Б., М., 1881; Фадеев Р.А. Письма с Кавказа. СПб., 1865; Его же. Шестьдесят лет Кавказской войне. Тифлис, 1860; Цезарский А. Описание боевой жизни 3-го Кавказского стрелкового батальона. Тифлис, 1881; Эсадзе С. Тверские драгуны на Кавказе. Тифлис,1898; Его же. Боевые подвиги Кавказских войск. Тифлис, 1899; Его же. Штурм Гуниба и пленение Шамиля. Тифлис, 1909. Кравцов. Кавказ и его военачальники Н.Н. Муравьев, кн. А.И. Барятинский и гр. Н.И. Евдокимов. 1854-1864 гг. СПб., 1886; Покоренный Кавказ. Кн. 1. СПб., 1904;

Руновский А. Записки о Шамиле. СПб., 1860; Его же. Шамиль // КК. на 1861 Тифлис, 1860; Его же. Мюридизм и газават по объяснению Шамиля. Тифлис, 1863.

Гизетти А.Л. Сборник сведений о потерях Кавказских войск во время войн Кавказско-горской, персидских, турецких и в Закаспийском крае. 1801-1885 гг. Тифлис, 1901. С. I.

Дубровин Н.Ф. История войны и владычества русских на Кавказе. Т. 1. Кн. 1. СПб., 1871.

Арутюнов Ф.А. Гомборцы. Тифлис, 1888. С. 228.

Ковалевский П.И. Кавказ. История завоевания Кавказа. Т. 2. СПб., 1915. С. 264.

Авторханов А.К основным вопросам истории Чечни. Грозный, 1930; Покровский М.Н. Дипломатия и войны царской России в XIX столетии. М., 1924; Бушуев С.К. Борьба горцев за независимость под руководством Шамиля. М.-Л., 1939; Магомедов Р.М. Борьба горцев за независимость под руководством Шамиля. М., 1939; Его же. Шамиль. Махачкала, 1940. Его же. Имам Шамиль. Махачкала, 1941.

Аджемян Х.Г. Об исторической сущности кавказского мюридизма. Дискуссия о движении Шамиля // Вопросы истории. 1947. № 1.

Багиров М.Д. К вопросу о характере движения мюридизма и Шамиля // Большевик. 1950. № 13.

Фадеев А.В. О внутренней социальной базе мюридистского движения на Кавказе в XIX веке // Вопросы истории. 1955. № 6.

Даниялов Г.-А.Д. К вопросу о социальной базе и характере движения горцев под руководством Шамиля // Движение кавказских горцев под руководством Шамиля. Мат. науч. сессии Даг. Ф. АН СССР 4-7 октября 1956 г. Махачкала, 1956; Рамазанов Х.Х. Колониальная политика царизма в Дагестане в первой половине XIX века // Там же.

Смирнов Н.А. Мюридизм на Кавказе. М., 1963. С. 3.

Смирнов Н.А. Политика России на Кавказе в XVI – XIX веках. М., 1958. С. 4, 7.

Бушуев С.К. Из истории внешнеполитических отношений в период присоединения Кавказа к России. М., 1955.

Магомедов Р.М. Народно-освободительная борьба горцев под руководством Шамиля в советской историографии // Народно-освободительное движение горцев Дагестана и Чечни в 20-50-х годах XIX в. Материалы Всесоюзной научной конференции 20-22 июня 1989 г. Махачкала, 1994; Гаджиев В.Г. Социально-политические причины, движущие силы и характер движения горцев Северо-Восточного Кавказа в 1829-1859 гг. // Там же; Рамазанов Х.Х. Колониальная политика царизма на Северо-Восточном Кавказе // Там же; Шигабудинов М.Ш. Антифеодальный характер народно-освободительной борьбы горцев Дагестана и Чечни в 20-50-х гг. XIX в. // Там же; Ахмадов Я.З., Мужухоев М.Б. Объединительные тенденции в освободительных движениях народов Северного Кавказа (XVIII-XIX вв.) // Там же; Хасбулатов А.И. Народно-освободительное движение 30-50-х годов XIX в. и вопросы социального строя и общественных отношений в Чечено-Ингушетии в исторической литературе // Там же; Мужухоев Б.М. О характере народно-освободительного движения горцев Дагестана и Чечни // Там же; Халилов А.М. Народно-освободительное движение горцев Северного Кавказа под руководством Шамиля и западно-европейской литературе XIX в. // Там же; Абдуллаев М.А. Идеология освободительного движения, ее социальная сущность и направленность // Там же; Магомедов М. К вопросу об идеологии движения горцев Дагестана и Чечни под руководством Шамиля // Там же. и т.д.

Усманов Л. Непокоренная Чечня. М., 1997. Кандур М. Мюридизм. История Кавказских войн 1819-1859 гг. Нальчик, 1996; Сигаури И.М. Очерки истории и государственного устройства чеченцев с древнейших времен. М., 1997; Гаммер М. Шамиль. Мусульманское сопротивление царизму. Завоевание Чечни и Дагестана. М., 1998; Его же. Шамиль - правитель Чечни и Дагестана // Восток. М., 1995. № 5.

Хасбулатов А.И. Исследования по истории Чечни до 1917 года // Чеченская Республика и чеченцы. История и современность. Мат. Всероссийской научной конференции. Москва, 19-20 апреля 2005 года. М., 2006. С. 73.

Гапуров Ш.А. Еще раз о горско-казачьих набегах // Чеченская Республика и чеченцы. История и современность. Мат. Всероссийской научной конференции. Москва, 19-20 апреля 2005 года. М., 2006. С. 203; Его же. Актуальные проблемы истории Чечни в XVI-XIX веках // Там же.

Бабатыева А.С.-А. Российские политики и военные о методах присоединения Кавказа к России // Чеченская Республика и чеченцы. История и современность. Мат. Всероссийской научной конференции. Москва, 19-20 апреля 2005 года. М., 2006.

Покровский Н.И. Кавказские войны и имамат Шамиля. М., 2000.

Вачагаев М. Чечня в Кавказской войне XIX ст.: события и судьбы. Киев, 2003.

Дадаев Ю.У. Имамат Шамиля: становление и управление. Дисс…к.и.н. Махачкала, 2002; Шигабудинов Д.М. Россия и Северо-Восточный Кавказ в 20-50 гг. XIX в. Дисс. ...докт. ист. наук. Махачкала, 2004.; Магомедов М.Б. Кавказская война 20-50-х годов XIX века: историко-правовые аспекты. Дисс. ... докт. ист. наук. Махачкала, 2004;  Дадаев Ю.У. Государство Шамиля: социально-экономическое положение, политико-правовая и военно-административная система управления. Дисс. ... докт. ист. наук. Махачкала, 2006.

Движение горцев Северо-Восточного Кавказа в 20-50-х гг. XIX века. Сборник документов. Махачкала, 1959.

Народно-освободительная борьба Дагестана и Чечни под руководством имама Шамиля. Сборник документов. М., 2005.

Самойлов К. Заметки о Чечне. М., 2002. С. 66.

Мадаева З.А. Обычаи и обряды вайнахов, связанные с животноводческим бытом (XIX – начало XX в.) // Археология и вопросы социальной истории Северного Кавказа. Грозный, 1984. С. 152.

Мамакаев М.А. Чеченский тайп (род) в период его разложения. Грозный. 1973. - 98 с.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.