WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Психолого-педагогическая концепция формирования психологической устойчивости к аддиктивным факторам

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

 

 

Телепова Надежда Николаевна

 

Психолого-педагогическая концепция 

формирования психологической устойчивости личности к аддиктивным факторам

 

19.00.07 – Педагогическая психология

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора психологических наук

 

 

 

 

 

 

 

Нижний Новгород – 2012


РАБОТА ВЫПОЛНЕНА В ФГБОУ ВПО" НИЖЕГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕСИТЕТ ИМ.. Н.А. ДОБРОЛЮБОВА

_____________________________________________________________________________

 

Научный консультант

доктор психологических наук, профессор

Рыжов Василий Васильевич

Официальные оппоненты:

доктор психологических наук, профессор

Гапонова София Александровна

(ФГБОУ ВПО "Нижегородский государственный

педагогический университет им. К.Минина"),

доктор психологических наук, профессор

Володько Наталия Валерьевна

(ГОУ ВПО "Саровский государственный

физико-технический университет"),

доктор психологических наук, профессор,

Заслуженный деятель науки республики Татарстан

Юсупов Ильдар Масгудович

(ИЭУП РФ "Институт экономики, управления и права РФ")

Ведущая организация

ФГАОУ ВПО "Казанский (Приволжский) федеральный университет"

Защита состоится 28 мая 2012 года на заседании диссертационного совета ДМ 212.162.05 при ГОУ ВПО "Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет" по адресу: 603022, Нижний Новгород, ул. Тимирязева, д.31, ауд. 315.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО "Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет".

Автореферат размещен на официальном сайте ВАК Министерства образования науки РФ http://vak.ed.gov.ru

Автореферат разослан 25 апреля 2012 года

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат педагогических наук, доцент                                           Н.Ф. Комарова
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования  обусловлена рядом серьезных обстоятельств. Во-первых, в современных условиях существенно увеличивается как широта, так и глубина воздействия разного рода аддиктивных факторов  на формирование личности, особенно подрастающего поколения. Во-вторых, предлагая человеку сравнительно простой выход из возникающих проблем в процессе социализации, аддикции мощно воздействуют на психику и личность  человека и ведут  к определенной их трансформации. Характер этих трансформаций современной психологией мало изучен, а в педагогической психологии этот вопрос вообще не рассматривался, что существенно затрудняет позитивное решение проблемы формирования устойчивости личности к этим факторам.

Проблема формирования психологической устойчивости  личности к негативному влиянию нехимических аддикций (интернет-зависимость, гемблинг, шопоголизм, пищевая зависимость и другие) практически не изучена. Мы не обнаружили в литературе специальных исследований, посвященных анализу этой проблемы. При этом следует отметить, что и в целом вопросы психологической устойчивости личности, не только в смысле свободы от разного рода зависимостей, но и в более общей постановке проблемы, разработаны в психологической литературе явно недостаточно. Имеются представления об устойчивости как динамической характеристике в структуре темперамента и в целом интегральной индивидуальности (В.В. Белоус, В.С. Мерлин, В.М. Русалов, Я.Стреляу и др.); об эмоциональной устойчивости в условиях эмоциогенной спортивной деятельности, а также в "опасных" профессиях (Ф.Генов, П.Б. Зильберман, К.К. Платонов, В.А. Пономаренко, А.П. Рудик и др.). При этом исследований психологической устойчивости личности как ее целостной системной характеристики, определяющей способность противостоять любому негативному влиянию,  сохранять стабильность и уравновешенность внутреннего мира и образа жизни, быть свободной и независимой от вредных пристрастий, крайне мало, либо они проводятся в рамках изучения других феноменов, например, психологии настроения (Л.В.Куликов, Е.П. Ильин, Е.И. Рогов), профилактики и преодоления зависимости (Б.С. Братусь, Л.И. Вассерман и др.).

Помимо отсутствия специальных исследований самого феномена психологической устойчивости личности, не исследован вопрос о психологических условиях и механизмах формирования психологической устойчивости личности, особенностей и условий эффективности психолого-педагогической работы по преодолению аддикций и формированию личностной устойчивости к ним. Характер психологических трансформаций личности и ее образа жизни  под влиянием аддиктивных факторов не изучен, проблема зависимости и устойчивости личности в силу своей новизны исследована мало. Существуют отдельные исследования по данной тематике, принадлежащие, в основном, зарубежным авторам. В последнее время усилился интерес к изучению отдельных видов аддикций и их влияния на личность и образ жизни, появляются диссертации  и серьезные научные труды по данному вопросу (И.В. Андреев, Е.П. Белинская, А.Е. Войскунский, А.В. Гришин, А. Жичкина, Л.Г. Леонова, Н.Л. Бочкарева, К. Мюррей, Н.А. Носов, В.В. Рыжов,  Ю.В. Фомичева,  А.А. Чернов, А.Ф. Шайдуллина, С.А. Шапкин, И. Шевченко,  А.Г. Шмелев, J. Bignel, R.A.Davis, M.Griffiths, J.Sempsey, C.Surratt, Sh.Turkle, P.Wallace, K.S.Young и др.). Что касается общей проблемы устойчивости личности к аддикциям, то она фактически не поставлена. Во всяком случае, целостной концепции ее решения мы не обнаружили.

Между тем влияние аддиктивных факторов на личность, ее психологическое и духовно-нравственное здоровье, ее образ жизни настолько велико и подчас настолько деструктивно, что это не может не вызывать в обществе серьезную озабоченность. Особую озабоченность вызывают психологические деформации образа жизни людей.  Образ жизни – важнейший фактор детерминации процесса формирования личности, развития ее физических, психологических и духовных качеств, детерминанта ее психологического и духовного здоровья, один из ведущих факторов социализации. Анализ этого понятия в  философско-психологической  литературе позволяет выделить три основные составляющие его содержания (Б.М.Бим-Бад, И.С. Кон, Б.Ф. Поршнев, Е.П. Савруцкая и др.). Во-первых, это исторически обусловленные способы организации общественных отношений; во-вторых, способы и социальные механизмы закрепления и передачи опыта другим поколениям (Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, Б.Ф. Поршнев, В.И Суханов и др.); в-третьих, индивидуальная система взглядов, норм, ценностных ориентаций, мотивов и оценок, самосознания личности и Я-концепции, проявляющихся в конкретной индивидуальной жизнедеятельности человека, в его поведении и деятельности, это также определенный способ переживания жизненных ситуаций, преодоления человеком трудностей и решения жизненных проблем (Ф.Е Василюк, В.П. Зинченко, Е.Б. Моргунов, Б.Н. Чумаков).

Последние два из названных понятий отражают собственно психологическое содержание образа жизни и во многом описывают изучаемое в данной работе понятие психологической устойчивости личности, которое объединяет все, что способствует стабильному выполнению человеком профессиональных, общественных и бытовых функций в оптимальных для здоровья условиях и выражает устойчивую ориентацию личности в социуме (Э. М. Казин, Н. Г. Блинова, Н. А. Литвинова), выражающуюся в типичных и устойчивых формах и способах повседневной жизни и профессиональной деятельности человека, которые укрепляют и совершенствуют резервные возможности человека, обеспечивая тем самым успешное выполнение им своих социальных и профессиональных функций. Психологическая устойчивость личности и ее здоровый образ жизни не складываются сами по себе в зависимости от обстоятельств, но  формируется в течение жизни человека целенаправленно и постоянно (Л.П. Гримак, В.И. Слободчиков, И.И.Соковня-Семенова,  Б.Н. Чумаков).

Современные подходы к пониманию психологической устойчивости и здорового образа жизни личности содержат три основные идеи: исключение причин (обстоятельств, мотивов, факторов) деструктивного, в том числе зависимого поведения; создание факторов внешней среды для воспитания и проявления духовных, психологических качеств личности; создание условий для развития, совершенствования творческих возможностей человека и их проявления на всех возрастных этапах жизни. Особенно важными здесь являются, на наш взгляд, духовно-нравственные факторы, которым, к сожалению, в существующих исследованиях уделяется наименьшее внимание. Изучением вопросов целостного здоровья и здорового образа жизни занимались И. П. Павлов, В. М. Бехтерев, Б. С. Братусь, Л. П. Гримак, В.Д. Трошин, Н.Н. Авдеева, С.Ю. Мещерякова, М.И. Лисина, Л.С. Выготский, Б.Г. Ананьев, В. Винникотт, А.И. Захаров, Э. Фромм и другие ученые.

Представления о психологически целостной и устойчивой личности, ее здоровом и стабильном образе жизни лишь в отдельных немногих  исследованиях связываются с интегральным пониманием человека в единстве телесного, психического и духовного начал, и, соответственно физического, психического, психологического и духовно-нравственного здоровья личности, связанного с его мировоззрением, задающим цели и ценности, систему ценностей и смыслов, направленность мышления и эмоций (Б.С. Братусь, И.В. Дубровина, В.И. Слободчиков, Г.А. Цукерман, А.В. Шувалов А. Маслоу, К. Роджерс, Э. Эриксон, Р. Мей, Г. Олпорт, Д. Шпигель, А. Валлон и др.).

Изучение литературы показывает, что наряду с серьезно поставленной задачей интегрального, широкого подхода к пониманию и формированию личности в разных аспектах, преобладают узко ориентированные исследования этих вопросов, заостряющие внимание на психофизиологических, психических и материальных факторах. Явно недостаточно внимания уделяется анализу и, тем более, экспериментальному изучению нравственно-психологических, ценностно-смысловых и духовных факторов формирования зрелой, целостной и устойчивой личности.

Все сказанное определяет основную проблему нашего исследования. Наиболее важной проблемой является нахождение факторов, определяющих сущность человека, смысл его жизни, деятельности и здоровья, сущность и содержание личностной устойчивости, целостности и стабильности и разработка целостной психолого-педагогической концепции. Принципиальным в нашей позиции по этим вопросам является понимание духовной сущности человека, ведущей роли мировоззрения и нравственно-психологических условий формирования личности и ее образа жизни, особой роли и значимости семьи как ведущего фактора формирования целостной личности, устойчивой к негативным воздействиям аддиктивных факторов.

Цель исследования – разработать  концепцию  психологической устойчивости личности  к воздействию аддиктивных факторов, механизмов и условий  ее формирования в психолого-педагогическом процессе и верифицировать ее  в теоретической и экспериментальной работе. 

Объект исследования – личность и ее психологическая  устойчивость к воздействию аддиктивных факторов.

Предметом исследования является концепция психологической устойчивости личности  к аддиктивным факторам и концептуальная модель  ее формирования в психолого-педагогическом процессе, в том числе, обоснование программ психолого-педагогической работы по преодолению аддикции и развитию способностей личности, определяющих  ее психологическую устойчивость.

Под психологической устойчивостью в данной работе  понимается  способность личности  самостоятельно принимать ответственные решения относительно формирования собственной я-концепции, социальной направленности своей личности и  духовно-нравственных и ценностно-смысловых ориентиров.  

Обозначенный в описании предмета психолого-педагогический процесс рассматривается  в виде многообразия работы с детьми, их родителями и педагогами, реабилитантами  центров реабилитации и групп взаимопомощи.

Обоснование программ психолого-педагогической работы по преодолению аддикции и развитию устойчивости личности связано с выявлением условий, факторов, методов, средств и технологий, обеспечивающих эффективное преодоление  аддикции и оптимальное формирование личностной устойчивости к их воздействию.

Под аддиктивными факторами мы понимаем совокупность  или проявление отдельно взятых  аспектов, негативно влияющих на физиологическую психологическую, социальную и духовную сферы личности и мешающих  ее стабильному и эффективному формированию: негативное влияние круга значимых людей, несформированные конструкты личности, продолжительное воздействие зависимого поведения на личность, экзистенциальный вакуум.

Гипотеза исследования относительно описанного предмета представлена следующими основными положениями, подлежащими проверке в теоретической и экспериментальной работе:

– модель психологической устойчивости личности к аддиктивным факторам  включает в себя совокупность  духовных ценностей, норм и жизненных принципов, составляющих личностное мировоззрение, а также необходимые знания, умения и навыки,  актуализирующиеся в ситуациях воздействия аддиктивных факторов; интегральными компонентами данной модели являются устойчивость я-концепции личности, устойчивость социальной направленности, устойчивость духовно-нравственной и ценностно-смысловой сферы;

– формирование психологической  устойчивости личности   к аддиктивным факторам предполагает развитие следующей системы  личностных конструктов:  способность быть открытым (принятие и понимание своего Я); умение быть верным себе (осознание духовной сущности своей личности и предназначения); быть верным людям (налаживание прочных социальных связей, осуществление позитивных коммуникаций);  быть подотчетным (готовность слышать и анализировать критические замечания в свой адрес и  корректировать свое поведение); ориентировать свою жизнь и деятельность на модус служения (созидательная направленность личности на  просоциальном, гуманистическом и эсхатологическом уровнях);

– основным психологическим механизмом формирования  устойчивости личности к аддиктивным факторам  является диалогизация психолого-педагогического процесса, предполагающая  выстраивание стабильных личностных привязанностей и практику повторяющихся позитивных коммуникаций  личности в воспитательно-образовательном процессе;

– необходимым условием диалогического общения, как главного фактора успешного формирования психологической устойчивости личности к аддикциям,  является наличие интегративной группы поддержки, практикующей все аспекты позитивной коммуникации; в качестве групп поддержки предполагаются семья, группы реабилитации, профилактические группы по типу УТГ. 

Задачи исследования:

  • Выявить сущность и разработать психолого-педагогическую концепцию формирования психологической устойчивости  личности  к аддиктивным факторам на основе  системного анализа проблемы и разработки  ценностно-смыслового  подхода к ее решению.
  • Обосновать структурно-функциональную модель   психологической устойчивости личности к аддиктивным факторам и систему ее формирования в психолого-педагогическом процессе.
  • Разработать, апробировать и проверить эффективность программы психологического сопровождения процесса формирования устойчивости личности к аддиктивным факторам в условиях семейной структуры и образовательного учреждения.
  • Выявить в теоретическом анализе и обосновать экспериментально психолого-педагогические факторы, условия и механизмы формирования  устойчивости личности к аддиктивным факторам в процессе психолого-педагогического воздействия,  определить структуру благоприятной для этого социальной и образовательной среды.
  • Выработать и описать критерии оценки  уровней сформированности  психологической устойчивости личности к аддиктивным факторам применительно к педагогическому процессу в семейной структуре и в условиях образовательного пространства.

Теоретико-методологическая основа исследования. В качестве концептуальной основы исследования выступили следующие философские и общенаучные подходы и концепции:

- дискурсы философского познания сути природы человека, его социального бытия и духовной жизни, выявления соотношения объективной реальности и субъективной рефлексии (Н.А. Бердяев, М. Бубер, И.А. Ильин,  А.Ф. Лосев и др.);

- концептуальные разработки в области проблемы аддикций (С.В.Березин, Д.Боулби, А.Ю.Егоров, Е.С.Лисецкий, В.Д.Москаленко, Е.Савина, Д.Сигель, К.Наккен);

- основные идеи антропологического подхода (Ш.А. Амонашвили, Б.С. Братусь, В.П. Зинченко, Г.Ф. В. Гегель, И.Кант, Я.А. Коменский, В.Б. Куликов, В.И. Максакова, И.Г. Песталоцци, К.Д. Ушинский, Л.А. Фейербах, и др.) которые выражаются в обязательном учёте принципа природосообразности в обеспечении эффективности воспитания и формирования личности;

- концепции и идеи личностно-ориентированного подхода в обучении и воспитании (А.Г. Асмолов, Л.И. Божович, И.А. Зимняя, Н.Ф. Талызина, И.С. Якиманская и др.);

- концепция стабильных личностных привязанностей и повторяющихся позитивных коммуникаций, влияющих на формирование психологического здоровья (М.Дай,  П.Фэнчер, К. Наккен, В.Д.  Москаленко и др.);

- деятельностный подход: положения о развитии психики в деятельности и роли субъектного фактора в этом процессе  (Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, С.Л. Рубинштейн);

- принципы гуманистической педагогики и психологии, нацеленной на развитие творческой, самоактуализирующейся, свободной личности представлены в работах А. Маслоу, К. Роджерса, В. Франкла, И.А. Ильина, А.А. Ухтомского, В.И. Вернадского, В.Д. Шадрикова,  В.А. Пономаренко и др.;

- концептуальные разработки в области возрастной психологии относительно разных этапов онтогенетического развития: дошкольного, младшего школьного, подросткового, юношеского периодов (Л.И. Божович, Л.А. Венгер, Л.С. Выготский, В.В. Давыдов, И.В Дубровина, В.П. Зинченко, М. Кле, И.С. Кон, М.И. Лисина, Л.Ф. Обухова, Н.Н. Поддъяков, Д.И. Фельдштейн, Д.Б. Эльконин и др.);

- идеи и разработки классиков отечественной психологии об обучающем, воспитывающем и формирующем характере психологического сопровождения, в какой бы сфере оно ни осуществлялось (Б.Г. Ананьев, П.П. Блонский, А.А. Бодалев, Л.И. Божович, Л.С. Выготский, П.Я. Гальперин, А.В. Запорожец, А.Н. Леонтьев, А.Р. Лурия, В.Н. Мясищев, А.В. Петровский и др.).

Методы исследования. Для решения поставленных задач и подтверждения исходных гипотез нами использовался комплекс взаимосвязанных и взаимодополняющих методов исследования: теоретические (аналитическое исследование психолого-педагогической литературы по проблеме, теоретическое моделирование структуры психологической устойчивости личности и образа ее жизни к воздействиям  аддиктивных факторов); эмпирические (наблюдение, анкетирование, тестирование когнитивных, мотивационных, эмоциональных, коммуникативных, ценностно-смысловых и духовно-нравственных характеристик личности, описывающих образ жизни; качественный анализ данных); формирующие (моделирование поведения и образа жизни, образовательно-воспитательная работа в соответствии с теоретической моделью психологической устойчивости и описывающих ее характеристик личности) и математико-статистические (критериально-уровневый, дисперсионный и корреляционный анализ данных) методы.

Научная новизна исследования определяется  следующими новыми и теоретически важными результатами исследования:

1. Разработана авторская психолого-педагогическая концепция психологической устойчивости личности к аддиктивным факторам. Концепция реализует ценностно-смысловой и духовно-нравственный подход к пониманию аддикций и устойчивости личности к их воздействию. Психологическая устойчивость личности к аддиктивным факторам  включает в себя совокупность  духовных ценностей, норм и жизненных принципов, составляющих личностное мировоззрение, систему необходимых знаний, умений и навыков, позволяющих личности противостоять воздействиям аддиктивных факторов; ее интегральными компонентами являются устойчивость я-концепции личности, устойчивость социальной направленности, устойчивость духовно-нравственной и ценностно-смысловой сфер.

2. Выработаны новые представления о системе аддиктивных факторов, провоцирующих психологическую зависимость и неустойчивость личности. В  качестве таких факторов описаны: совокупность влияний или отдельно взятые влияния на физиологическую, психологическую, социальную и духовную сферы личности, мешающие  ее стабильному и эффективному развитию; негативное влияние круга значимых лиц; несформированные конструкты личности; продолжительное воздействие зависимого поведения на личность; экзистенциальный вакуум.

3. Разработана система личностных конструктов, обеспечивающих формирование психологической устойчивости личности к аддиктивным факторам:  способность быть открытым (принятие и понимание своего Я); умение быть верным себе (осознание духовной сущности своей личности и предназначения); быть верным людям (налаживание прочных социальных связей, осуществление позитивных коммуникаций); быть подотчетным (готовность слышать и анализировать критические замечания в свой адрес и корректировать свое поведение); ориентировать свою жизнь и деятельность на модус служения (созидательная направленность личности на  просоциальном, гуманистическом и эсхатологическом уровнях).

4. Выявлен в теоретическом анализе и проверен экспериментально основной психологический механизм формирования  устойчивости личности к аддиктивным факторам, в качестве которого выступает диалогизация психолого-педагогического процесса, подразумевающая выстраивание стабильных личностных привязанностей и практику повторяющихся позитивных коммуникаций  личности в воспитательно-образовательном процессе.

5. В качестве необходимого условия диалогизации психолого-педагогического процесса для успешного формирования психологической устойчивости личности к аддикциям определено наличие интегративной группы поддержки, практикующей все аспекты позитивной коммуникации; в качестве групп поддержки изучены семья, группы реабилитации, профилактические группы по типу учебно-тренировочных групп (УТГ).

6. На основе новой авторской концепции и модели психологической устойчивости личности к аддиктивным факторам выработан и реализован в эксперименте новый  подход к построению программ психологического сопровождения личности, интегрирующих диагностическую и воспитательно-образовательную деятельность по формированию психологической устойчивости личности. Структура программы психологического сопровождения, согласно этому подходу, включает когнитивный, мотивационный, операциональный, ценностно-смысловой, духовно-нравственный и рефлексивный компоненты и реализуется через партисипативную модель образовательно-воспитательной работы с молодежью (в том числе реабилитантами), родителями, педагогами  по преодолению негативного влияния аддиктивных факторов, оздоровлению образа жизни, формированию психологической устойчивости  личности.

7. Подтверждена теоретически и экспериментально ведущая роль ценностно-смысловых и нравственно-духовных факторов в преодолении зависимости личности от аддиктивных факторов и в формировании ее психологической устойчивости.

Теоретическая значимость исследования, на наш взгляд, определяется следующими его результатами:

– систематизированы научные знания о формирующих потенциалах педагогического процесса, направленного на  формирование устойчивости личности к аддиктивным факторам;

– выработано научное описание психологической устойчивости личности, ее структуры в совокупности следующих взаимосвязанных компонентов: а) когнитивный: система знаний и представлений об аддиктивных факторах,  свойствах и способностях личности, обеспечивающих ее свободу, независимость, устойчивость к неблагоприятным факторам; знаний о путях и условиях сохранения здорового и позитивного образа жизни и укрепления собственных потенциалов;  б) мотивационно-поведенческий: соответствующие  знаниям мотивы и установки, объединяющие основные потребности, мотивы и стремления  в жизни, сформированность мотивационных установок на достижения, успех, признание, свободный от вредных пристрастий образ жизни;  в) эмоционально-оценочный, объединяющий  систему переживаний и чувств, ценностного отношения к себе и своей жизни на уровне самоуважения и принятия себя, а также эмоциональных реакций на окружающих людей, свобода от неблагоприятных эмоциональных состояний;  г) операциональный: выработка уверенности в себе и свободы от зависимости, определение путей оптимальной организации жизненного пространства, способов и условий избавления от вредных и приобретения полезных привычек и навыков;  д) ценностно-смысловой: система ориентаций на высокие ценностно-смысловые и нравственно-духовные ценности жизни, физического и психического здоровья, оптимального общения с другими людьми, реализация альтруизма в отношениях с людьми, заботы об окружающих, выработка готовности следовать этим ценностям в своей жизни; е) рефлексивный: осознание себя как уникального, неповторимого и самоценного человека, включение соответствующих мотивационных установок и жизненных позиций в структуру психологической устойчивости, снятие страхов, симптомов тревожности, неуверенности и зависимости, овладение умениями и навыками самоанализа, самооценки и  самоуправления;                      

– проверено и подтверждено в эксперименте положение о том, что такие психологические особенности личности, как страх неудачи и отвержения, неадекватность самооценки, коммуникативные затруднения, неудовлетворенность мотивов, неблагоприятные ценностно-смысловые ориентации в наибольшей степени связаны со склонностью личности к воздействию аддиктивных факторов и  провоцируют возникновение психологической зависимости от них. Взаимосвязь этих характеристик находит свое выражение в результатах корреляционного анализа;

– показано, что психологическая зависимость от аддиктивных факторов оказывает неблагоприятное влияние на весь спектр личностных характеристик, описывающих целостный образ жизни личности и ее  поведение (самооценка, уверенность в себе, эмоциональные состояния, удовлетворенность самореализацией и др.);

– подтверждено, что в процессе формирования психологической устойчивости личности через специальную программу образовательно-воспитательной работы происходит повышение уравновешенности и сопротивляемости личности неблагоприятным влияниям аддиктивных факторов, снижение уровня психологической зависимости.  Основными психологическими условиями этого процесса являются целостное оздоровление  образа жизни личности, оптимизация ценностно-смысловой сферы, переориентация жизненных целей и форм поведения  личности. Эти условия создаются доминирующей ролью ценностно-смысловой и мотивационной подготовки в программе образовательно-воспитательной работы со студентами.

Практическая значимость исследования определяется тем, что разработка и внедрение научно обоснованной модели и программы психолого-педагогического сопровождения образовательно-воспитательной работы по преодолению аддикции и формированию психологической устойчивости к негативному влиянию аддиктивных факторов является важнейшим условием совершенствования психолого-педагогической работы на разных уровнях образовательного пространства. Разработанная и экспериментально верифицированная модель психологической устойчивости личности к аддиктивным факторам и процесса ее формирования в системе образования решает важную и актуальную социальную проблему профилактики и преодоления зависимости личности о разного рода аддикций, формирования ее устойчивости к аддиктивным факторам, целостной оптимизации процесса социализации личности подрастающего поколения.

Полученные в исследовании результаты и практические выводы и рекомендации могут быть использованы и используются для создания эффективного психолого-педагогического сопровождения развития личности, формирования ее здорового образа жизни и укрепления ее интегрального здоровья, включающего физическое, психическое, нравственно-психологическое и духовное здоровье личности. Особую практическую значимость эти результаты имеют для организации психолого-педагогической работы с семьей, в процессе осуществления консультативной и практической психологической помощи семьям, в оптимизации семейного воспитания подрастающего поколения.

Разработанные в исследовании программы могут быть использованы в условиях образовательных учреждений и реабилитационных центров для зависимых людей. Полученные в исследовании теоретические и практические результаты востребованы в практике высшей школы при подготовке будущих педагогов-психологов, учителей, педагогов ДОУ, а также на курсах повышения квалификации педагогов и руководителей образовательных учреждений. Разработаны и внедрены в практику подготовки будущих психологов учебный курс "Диалогизация педагогического процесса". Материалы исследования используются в учебных курсах "Психология личности", "Педагогическая психология", "Возрастная психология".

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Защищается сущность и содержание авторской концепции психологической устойчивости личности к аддиктивным факторам и процессу ее формирования в образовательном пространстве. Концепция реализует ценностно-смысловой и духовно-нравственный подход к пониманию воздействия аддиктивных факторов на личность. Психологическая устойчивость личности к аддиктивным факторам, согласно данной концепции, включает в себя совокупность  духовных ценностей, норм и жизненных принципов, составляющих личностное мировоззрение, систему необходимых знаний, умений и навыков, позволяющих личности противостоять воздействиям аддиктивных факторов; ее интегральными компонентами являются устойчивость я-концепции личности, устойчивость социальной направленности, устойчивость духовно-нравственной и ценностно-смысловой сфер.

2. Защищаются новые представления о системе аддиктивных факторов, провоцирующих психологическую зависимость и неустойчивость личности. В  качестве аддиктивных факторов могут выступить отдельно взятые влияния на физиологическую, психологическую, социальную и духовную сферы личности, мешающие  ее стабильному и эффективному развитию или совокупность таких влияний; негативное влияние на личность круга значимых для нее лиц; несформированность основных личностных конструктов; продолжительная и ставшая привычной для личности практика зависимого поведения; экзистенциальный вакуум, понимаемый как потеря личностью осмысленности жизни.

3. Система личностных конструктов, обеспечивающих формирование психологической устойчивости личности к аддиктивным факторам, представляет собою совокупность следующих характеристик: способность быть открытым (принятие и понимание своего Я); умение быть верным себе (осознание духовной сущности своей личности и предназначения); быть верным людям (налаживание прочных социальных связей, осуществление позитивных коммуникаций); быть подотчетным (готовность слышать и анализировать критические замечания в свой адрес и корректировать свое поведение); ориентировать свою жизнь и деятельность на модус служения (созидательная направленность личности на  просоциальном, гуманистическом и эсхатологическом уровнях).

4. Выносится на защиту выработанное представление об основном психологическом механизме формирования  устойчивости личности к аддиктивным факторам, в качестве которого выступает диалогизация психолого-педагогического процесса, подразумевающая  выстраивание стабильных личностных привязанностей и практику повторяющихся позитивных коммуникаций личности в воспитательно-образовательном процессе.

5. Защищается положение о том, что необходимым условием эффективной системы позитивных коммуникаций является наличие интегративной группы поддержки. В качестве группы поддержки могут выступать семья, группы реабилитации, профилактические группы по типу учебно-тренировочных групп.

6. Новый  подход к построению программ психологического сопровождения личности интегрирует диагностическую и воспитательно-образовательную деятельность по формированию психологической устойчивости личности в целостной структуре программы психологического сопровождения. Согласно этому подходу, программа сопровождения включает когнитивный, мотивационный, операциональный, ценностно-смысловой, духовно-нравственный и рефлексивный компоненты и реализуется через партисипативную модель образовательно-воспитательной работы с молодежью (в том числе, реабилитантами), родителями, педагогами  по преодолению негативного влияния аддиктивных факторов, оздоровлению образа жизни, формированию психологической устойчивости  личности. Ведущая роль в структуре данной программы принадлежит ценностно-смысловым и нравственно-духовным факторам, в числе которых главенствующим является ориентация жизни и деятельность личности на модус служения.

7. Особая и исключительно важная роль в формировании психологической устойчивости личности, ее целостности и стабильности, приверженности здоровым и позитивным привязанностям, здорового образа жизни, ориентаций на сохранение и укрепление нравственно-психологического здоровья в процессе социализации принадлежит семье. Эта роль состоит в оказании  членам семьи поддержки, проявлении любви и заботы, которые дают чувство защищенности и уверенности, что необходимо для гармоничного развития личности и   благотворно сказывается на всем процессе социализации личности.

Основные этапы исследования.

Исследование выполнялось в несколько взаимосвязанных этапов:

1 этап (1998-2002год)  был посвящен  исследованию формирующих потенциалов семейной системы в процессе формирования самооценки супругов, становления и укрепления стабильных семейных отношений как базового условия психологической устойчивости личности.

На 2 этапе (2002-2005 год) был проведен критический анализ духовно-нравственных ориентиров личности в ее направленности на ценностные ориентиры семьи, а также проведена исследовательская  и психолого-педагогическая работа с людьми, не состоящими в браке,  практикующими рискованное поведение и зависимости.

На 3 этапе (2005-2010 год) разрабатывалась теоретико-методологическая психолого-педагогическая концепция психологической устойчивости личности к аддиктивным факторам и процесса ее  формирования, а также диагностическая и формирующие программы для изучения склонности личности к компульсивному  и асоциальному поведению, диалогизации педагогического процесса, внутрисемейных взаимоотношений. Проведен ряд  психологических экспериментальных работ в образовательных учреждениях, учреждениях дополнительного образования, реабилитационных центрах и группах поддержки людей, выздоравливающих от зависимости.

На 4 этапе (2010-2012) осуществлена  систематизация полученных результатов теоретической и опытно-экспериментальной частей исследования, публикация результатов работы в рецензируемых изданиях ВАК, подготовка и издание ряда учебных пособий, подготовка и издание монографий, оформление результатов исследования в виде рукописи диссертации на соискание ученой степени доктора психологических наук

 Апробация и внедрение результатов исследования.

Теоретические вопросы исследования и возможность их внедрения в практику обсуждались на методологических и методических семинарах, на заседаниях кафедр: педагогики и психологии и лаборатории психологической подготовки НГЛУ им. Н.А. Добролюбова, дошкольного образования и сопровождения образовательного процесса МОУ ДО "Центр развития образования" г. Самары. Результаты исследования используются в учебном процессе в материалах лекций и семинарских занятий на кафедрах  ЦРО, Фонда "Молодежь. Семья. Нравственность". Реабилитационных центрах: "Спасение" (г.Самара), реабилитационный центр "Спасение" (г.Асбест), адаптационный центр для зависимых (г.Асбест), МОУ № 96  (г.Самара), школа-интернат № 23 (г.Самара).

Разработанная модель и программа психолого-педагогического сопровождения апробирована в течение 17 лет на базе реабилитационного центра "Спасение", в течение 4 лет на базе  МОУ № 96, в течение 1 года на базе ДОУ, в средних общеобразовательных школах.

Теоретические идеи, основные результаты и выводы исследования были представлены на II, III международной научно-практической конференции "Гуманизм и духовность в образовании" (Нижний Новгород, 2001, 2005), многочисленных конференциях и форумах регионального, общероссийского и международного уровней, отраженных в списке авторских публикаций.

Структура диссертации. Диссертация содержит 6 глав,  введение, заключение, библиографический список, приложение. Работа иллюстрирована таблицами, графиками, рисунками.

Основное содержание работы

В первой главе "Психологическая устойчивость к аддиктивным факторам как  предмет исследований педагогической психологии"  содержится  теоретический анализ по проблеме исследования. Особое внимание уделено философско-психологическим основам исследования соотношения реального бытия и субъективной рефлексии. Осуществлен анализ подходов к рассмотрению содержания психолого-педагогической работы, направленной на изучение  и развитие личности. Особое внимание уделено анализу психолого-педагогических исследований формирования устойчивости личности к аддиктивным факторам в среде семейного воспитания и в образовательных учреждениях. Теоретический анализ нацелен на поиск оснований для построения психолого-педагогической концепции устойчивости личности и факторов ее формирования в образовательном пространстве.

Следует отметить, что само понятие психологической устойчивости, хотя и является очень важным, разработано в психологии, и в частности, в педагогической психологии, весьма слабо. В развитии личности классики отечественной психологии (Б.Г. Ананьев, 1980) выделяют две основные движущие силы, действие и взаимодействие которых может либо способствовать развитию, либо тормозить его – это потенции и тенденции. Потенции, или потенциалы личности, включают в себя жизнеспособность, трудоспособность, работоспособность, общую  одаренность, специальные способности. Понятие потенциала личности может быть взято в качестве родового для определения психологической устойчивости личности (Л.В. Куликов, 1997, В.В. Рыжов, 2004; Социальная компетентность, 2008). Понятие психологической устойчивости достаточно емкое, и дать его точное определение затруднительно. В основе психологической устойчивости личности, по мнению ряда исследователей, лежит взаимодополняющее сочетание, гармоническое единство постоянства личности и ее изменчивости. Так, например, в исследованиях интегральной структуры личности (В.С. Мерлин, 1986) и, в частности, составляющих темперамента человека, выделяется психическая устойчивость, как одно из динамических свойств  личности. Значительное место исследованиям устойчивости отводится в работах по психологии труда оператора, деятельности представителей "опасных" профессий, социальной психологии людей при неблагоприятных жизненных ситуациях. Здесь изучается, в частности, эмоциональная устойчивость оператора (П.Б. Зильберман, 1974), стрессоустойчивость и сохранение работоспособности летчика-испытателя (В.А. Пономаренко, 1997), социально-психологическая стрессоустойчивость личности к неблагоприятным условиям жизни (Е.Н. Игнатова, Л.В. Куликов, 1995). В этих исследованиях, особенно касающихся деятельности оператора и представителей опасных профессий под устойчивостью, в частности эмоциональной устойчивостью, понимается сохранение должного уровня психических и моторных компонентов деятельности в эмоциогенной ситуации. На такой точке зрения стоит большинство исследователей, занимающихся этой проблемой (К.К. Платонов, Т.Т. Джамгаров, В.Л. Марищук, Е.А. Милерян).  (По П.Б. Зильберман, 1974). Они  вводят понятие эмоциональной устойчивости как показатель психической устойчивости личности при воздействии на нее эмоциогенных факторов. При таком подходе речь идет не об устойчивости эмоций, или иных состояний и свойств личности, а о функциональной устойчивости, способности противостоять и противоборствовать тем эмоциональным раздражителям, которые могли  бы отрицательно повлиять на выполняемую деятельность. В этом смысле, так понимаемую устойчивость П.Б. Зильберман предлагает обозначать как эмоциональную выносливость и рассматривать в качестве "состояния эмоциональной устойчивости", подобно "состоянию боевой готовности", по А.Ц. Пуни. П.Б. Зильберман на основе данных исследования определяет понятие эмоциональной устойчивости как синтетическое качество личности, характеризующее динамические соотношения эмоционально-волевых, интеллектуальных, мотивационных, нервно-гуморальных процессов индивидуума в связи с эмоциональным характером ситуации деятельности. Здесь, с одной стороны понимается невосприимчивость к эмоциогенным факторам, оказывающим отрицательное воздействие на психическое состояние индивидуума, а с другой стороны – способность контролировать, сдерживать и управлять возникающими эмоциями, обеспечивая тем самым успешное выполнение необходимых действий  (Е.А. Милерян).

Важно отметить, что при рассмотрении эмоциональной устойчивости во внимание принимается и более широкий спектр  характеристик личности (эмоционально-волевые, интеллектуальные, мотивационные, нервно-гуморальные). Рассматривая психологическую устойчивость личности в более широком контексте общей жизненной ситуации, отметим в ней единство постоянства и изменчивости. На основе постоянства выстраивается жизненный путь личности, ее образ жизни, жизненная позиция, без которых невозможно достижение  целей жизни. Фактор постоянства поддерживает и укрепляет самооценку, способствует принятию себя как личности, индивидуальности, ценности, как носителя возможностей, способностей, вообще потенциалов (Б.С. Братусь, 1988; 1997; Л.В. Куликов, 1997).  Фактор изменчивости, приспособляемости личности теснейшим образом связан с самим развитием и существованием личности. Развитие невозможно без изменений, которые происходят в отдельных сферах личности и в личности в целом, они обусловлены как внутренней динамикой, так и внешними, средовыми воздействиями. Изменчивость – основа адаптивности, важнейшей необходимой способности на любом этапе жизненного пути и в любых ситуациях (Л.В. Куликов, 1997).

Имеющиеся исследования по проблеме психологической устойчивости позволяют говорить о многоаспектных связях этого феномена с другими сторонами сознания и личности. К важным составляющим психологической устойчивости личности необходимо отнести: способность к полноценной самореализации (Л.А. Коростылева, 1996; 1997; Е.И. Игнатова, Л.В.Куликов, 1995; А.Г. Маслоу, 1997), личностному росту со своевременным и адекватным разрешением внутриличностных конфликтов (мотивационных, ценностных, ролевых), относительную стабильность эмоциональной сферы и благоприятного настроения (Л.В. Куликов, 1997), способность к эмоционально-волевой регуляции (В.А. Иванников, 1998; Е.П. Ильин, 1998; 2001;2003; В.К. Калин, 1989; И.П. Рапохин, 1981), адекватную ситуации мотивационную напряженность (Е.И.Игнатова, 1995; Е.П. Ильин, 2003). Для психологической устойчивости личности необходима также определенная соотнесенность независимости и конформности, способность противостоять внешним влияниям, следуя своим собственным намерениям и целям (Б.С. Братусь, 1997; А.В. Петровский, 1975). Большое значение имеют волевые процессы и характеристики личности. Они обеспечивают сознательное преодоление человеком трудностей, преград и препятствий на пути к достижению цели, связаны с самоуправлением, саморегуляцией, самоконтролем (Е.П. Ильин, 1999; В.К. Калин, 1989; Г.С. Никифоров, 1989 и др.). В последнее время сделана попытка интегрального описания психологической устойчивости личности (Социальная компетентность, 2008). Авторы (О.С. Дейнека, Д.И. Ежов, В.Н. Журков, Л.В. Куликов, Е.И. Лебедева, С.А. Маничев, А.В. Морозов, И.И. Скрипюк, Л.А. Цветкова, Н.И. Элиасберг, 2008) рассматривают комплекс проблем становления личности  в процессе социализации.

В качестве основных составляющих психологической устойчивости выделены три аспекта: стойкость, стабильность;  уравновешенность, соразмерность; сопротивляемость. Под стойкостью  понимается способность противостоять трудностям, сохранять веру в себя в ситуациях фрустрации, постоянный, достаточно высокий уровень настроения. При этом устойчивость предполагает совокупность процессов адаптации личности к окружающим условиям и в то же время стабильность реализации ее функций. Под стабильностью при этом понимается не жесткое постоянство, а достаточная гибкость. Снижение устойчивости в этом ее аспекте  приводит к тому, что острые ситуации, такие как испытания, трудности, потери, социальные депривации и т.п., человек преодолевает с негативными последствиями для своего психологического и соматического здоровья, для развития своей собственной личности и образа жизни. При рассмотрении психологической устойчивости как баланса постоянства и изменчивости, рассматривается понятие уравновешенности. Применительно к устойчивости личности при рассмотрении уравновешенности речь идет о постоянстве главных жизненных принципов, целей, установок, ценностей и нравственных норм, с одной стороны, и изменчивости, проявляющейся в динамике мотивов, в появлении новых способов поведения и решения жизненных задач, поиске новых форм деятельности, с другой. В основе психологической устойчивости лежит гармоничное единство  постоянства и динамичности, которые дополняют друг друга. Постоянство обеспечивает достижение главных жизненных целей и реализацию терминальных ценностей. Оно поддерживает и укрепляет самооценку, способствует принятию себя как личности и индивидуальности. Динамичность и приспособляемость обеспечивают процесс развития и адаптации к изменяющимся условиям внешней среды.   

Третьим компонентом психологической устойчивости рассматривается сопротивляемость. Под ней понимается устойчивая способность  противостоять всему тому, что может ограничить свободу личности как в принятии отдельных решений, так и в выборе ценностей, норм, жизненных позиций, образа жизни в целом.  В качестве наиболее важного аспекта сопротивляемости  может рассматриваться личностная самодостаточность как свобода от любого рода зависимости (алкогольной, наркотической, игровой, компьютерной, информационной и т.п.). В нашем исследовании этот аспект психологической устойчивости приобретает наибольшее значение, поскольку формирование психологической устойчивости к негативному влиянию аддиктивных факторов связано, прежде всего, с преодолением зависимости от них.

Для анализа внутренней структуры психологической устойчивости личности могут быть важными данные о разноуровневом характере целей, которые ставит перед собой личность – идеальные цели и реальные цели –  и их соотношение (Б.С. Братусь, 1988; 1997); о доминирующей направленности (доминанте) деятельности личности, составляющей опору устойчивости (Л.В. Куликов, 2008; В.В. Рыжов, 2011; Е.Е. Сапогова, 2004). Кроме этих опор устойчивости называют также веру, которая является основой уверенности, доверия, верности. Понятие веры в этом случае не сводится к религиозному пониманию.

Следует отметить, что выделение только познавательной, деятельностной и коммуникативной  направленности как опор психологической устойчивости личности, является, на наш взгляд, упрощением. Например, в известной классификации основных ценностных ориентаций, или "форм жизни" Э.Шпрангера называется шесть видов доминант: 1) теоретический человек (доминанта познания); 2) экономический человек (доминанта пользы); 3) эстетический человек (доминанта красоты); 4) социальный человек (межличностная доминанта); 5) политический человек (доминанта власти); 6) духовный, или религиозный человек (доминанта смысла). Интересными, глубокими и продуктивными представляются идеи А.Г. Маслоу о соотношении дифициентных и бытийных образований в структуре личности  (А.Г. Маслоу, 1997). Речь идет о соотношении дефициентнойи бытийной мотивации; дефициентного и бытийного  познания; дефициентных и бытийных ценностей; дефициентной и бытийной любви. В рассмотрении психологической устойчивости личности все названные и кратко описанные опоры и доминанты не являются альтернативными и взаимоисключающими. Наоборот, они сочетаются и взаимодействуют друг с другом.

Разработку модели психологической устойчивости, а также поиск психологических условий и механизмов преодоления аддиктивных форм поведения и формирования устойчивости к аддиктивным факторам необходимо вести, на наш взгляд, именно через анализ структурно-функциональных взаимосвязей рассмотренных компонентов психологической устойчивости личности. Существенно важным в решении этой задачи, на наш взгляд, является реализация ценностно-смыслового и нравственно-духовного подхода.

Во второй главе "Построение психологической модели  устойчивости личности к аддиктивным факторам" на основе результатов теоретического анализа разработана и описана авторская модель психологической устойчивости личности к аддиктивным факторам как основной элемент нашей психолого-педагогической концепции.

Структура психологической устойчивости личности описана совокупностью следующих взаимосвязанных компонентов: а) когнитивный: система знаний и представлений об аддиктивных факторах,  свойствах и способностях личности, обеспечивающих ее свободу, независимость, устойчивость к неблагоприятным факторам; знаний о путях и условиях сохранения здорового и позитивного образа жизни и укрепления собственных потенциалов;  б) мотивационно-поведенческий: соответствующие  знаниям мотивы и установки, объединяющие основные потребности, мотивы и стремления  в жизни, сформированность мотивационных установок на достижения, успех, признание, свободный от вредных пристрастий образ жизни;  в) эмоционально-оценочный, объединяющий  систему переживаний и чувств, ценностного отношения к себе и своей жизни на уровне самоуважения и принятия себя, а также эмоциональных реакций на окружающих людей, свобода от неблагоприятных эмоциональных состояний;  г) операциональный: система умений и навыков, определяющих уверенности в себе и свободу от зависимости, определение и выбор путей оптимальной организации жизненного пространства, способов и условий избавления от вредных и приобретения полезных привычек и навыков;  д) ценностно-смысловой: система ориентаций на высокие ценностно-смысловые и нравственно-духовные ценности жизни, физического и психического здоровья, оптимального общения с другими людьми, реализация альтруизма в отношениях с людьми, заботы об окружающих, выработка готовности следовать этим ценностям в своей жизни; е) рефлексивный: осознание себя как уникального, неповторимого и самоценного человека, включение соответствующих мотивационных установок и жизненных позиций в структуру психологической устойчивости, снятие страхов, симптомов тревожности, неуверенности и зависимости, овладение умениями и навыками самоанализа, самооценки и  самоуправления.                      

Мы полагаем, что несформированность или дефицит названных личностных характеристик в наибольшей степени связан со склонностью личности к воздействию аддиктивных факторов и  провоцирует возникновение психологической зависимости от них. В свою очередь, психологическая зависимость от аддиктивных факторов оказывает неблагоприятное влияние на весь спектр личностных характеристик, описывающих целостный образ жизни личности и ее поведение (самооценка, уверенность в себе, эмоциональные состояния, удовлетворенность самореализацией, состояние волевой сферы и др.). При этом волевые процессы и характеристики имеют решающее значение для психологической устойчивости личности, поскольку их специфика заключается в сознательном преодолении человеком трудностей, преград и препятствий на пути к достижению цели. Особенности волевой сферы проявляются в таких характеристиках психологической устойчивости  личности, которые связаны с самоуправлением, саморегуляцией, самоконтролем и моральной устойчивостью (В.А. Иванников, Е.П. Ильин, В.К. Калин, В.А. Крутецкий, В.С. Мерлин, Е.А. Милерян, Я.З Неверович, Г.С. Никифоров, Дж. Нюттен, Т. Рибо, С.Л. Рубинштейн, В.И. Селиванов, П.В. Симонов, В.Э. Чудновский и др.). Интегральными компонентами предлагаемой модели, как можно видеть из ее описания,  являются устойчивость я-концепции личности, устойчивость социальной направленности, устойчивость духовно-нравственной и ценностно-смысловой сфер.

Исходными в поиске психологических механизмов деструктивных изменений личности под влиянием аддиктивных факторов, с одной стороны, и устойчивости личности к этим влияниям, с другой, для нас являются продуктивные идеи об уровнях и факторах  психологического и духовно-нравственного здоровья, психологического благополучия и целостного психического строя личности (А.А. Андрущакевич, Б.С. Братусь, А.Г. Маслоу, В.В. Рыжов и др.).

Так, согласно идеям Б.С. Братуся, в смысловой сфере личности можно наметить следующие уровни организации. Нулевой уровень –  прагматические, ситуационные смыслы, определяемые логикой достижения цели в конкретных условиях. Он выполняет регулятивную функцию. Следующий первый уровень – эгоцентрический. Его исходный момент – личная выгода, удобство и т.д. При этом другие люди могут рассматриваться как средство достижения. Следующий второй уровень – группоцентрический, определяемый отношением к ближайшему окружению.   Наконец, третий уровень, включающий общечеловеческую и нравственную ориентацию, – просоциальный, определяющий отношением человека к  конечным и предельным нравственным ценностям и характеризует духовность личности. Кроме того, каждый из этих уровней рассматривается с точки зрения уровня присвоенности смыслового содержания. При этом выделяются ситуативные смысловые содержания (первый уровень), устойчивые личностно присвоенные смысловые содержания (второй уровень) и личностные ценности (третий уровень).

Ход нормального, здорового развития смысловой и нравственно-духовной сфер личности предполагает одновременное движение: с одной стороны, к общечеловеческим (просоциальным) представлениям и ценностям, с другой – к устойчивым и осознанным ценностно-смысловым ориентациям, духовным и трансцендентным ценностям.

Рассмотренные   характеристики ценностно-смысловой и мотивационной сфер находят свое отражение в следующих аспектах (конструктах) личности: умение быть открытым (принятие и понимание своего Я), умение быть верным себе (осознавание духовной сущности своей личности и предназначения), умение быть верным людям (налаживание прочных социальных связей, осуществление позитивных коммуникаций), умение  быть подотчетным (готовность слышать и анализировать критические замечания в свой адрес, а также готовность корректировать свое поведение), делать ставку на модус служения (направленность на созидание на просоциальном, гуманистической и эсхатологическом уровнях (М.Дай, В.В.Рыжов, А.Р.Фонарев).

Таким образом, в предлагаемой нами модели психологической  устойчивости личности к аддиктивным факторам соотнесены устойчивость я-концепции личности, устойчивость социальной направленности, устойчивость духовно-нравственной и ценностно-смысловой  сферы. Схематическое изображение базовой модели представлено на рисунке 1 в виде взаимосвязанных интегральных компонентов и основных личностных конструктов. Всю работу мы  строили, основываясь на этих аспектах, активизируя проявление субъектной позиции личности (в противовес адаптивности и инфантильности) по следующим направлениям: выстраивание системы самоотношения (принятие себя через свое имя, внешность, социальный статус, достижения); выстраивание системы социальных связей (отношение с родителями, педагогами, сверстниками, противоположным полом); выстраивание системы мировоззрения (отношения с трансцендентным, обретение духовно-нравственных и ценностно-смысловых ориентиров, ориентация на модус служения).

 


Рис. 1. Базовая модель психологической устойчивости личности

к аддиктивным факторам

В третьей главе "Авторская концепция формирования психологической устойчивости личности к аддиктивным факторам"  представлены основы  разработки концепции формирования  психологической устойчивости личности к аддиктивным факторам в условиях семейного воспитания и образовательной среды. Разрабатываемая концепция реализует ценностно-смысловой и духовно-нравственный подход к пониманию воздействия аддиктивных факторов на личность, с одной стороны, и к формированию устойчивости личности к этим воздействиям, с другой стороны.

Обобщенное описание авторской психолого-педагогической концепции формирования психологической устойчивости личности к аддиктивным факторам включает следующие аспекты:

1.Представления о сущности и структуре психологической устойчивости личности к аддиктивным факторам. Это – совокупность  духовных ценностей, норм и жизненных принципов, составляющих личностное мировоззрение, систему необходимых знаний, умений и навыков, позволяющих личности противостоять воздействиям аддиктивных факторов. Ее интегральными компонентами являются устойчивость я-концепции личности, устойчивость социальной направленности, устойчивость духовно-нравственной и ценностно-смысловой сфер.

2. Описание системы аддиктивных факторов, провоцирующих психологическую зависимость и неустойчивость личности. Аддиктивными факторами могут выступить отдельно взятые влияния на физиологическую, психологическую, социальную и духовную сферы личности, мешающие  ее стабильному и эффективному развитию или совокупность таких влияний; негативное влияние на личность круга значимых для нее лиц; несформированность основных личностных конструктов; продолжительная и ставшая привычной для личности практика зависимого поведения; экзистенциальный вакуум, понимаемый как потеря личностью осмысленности жизни.

3. Описание и раскрытие системы личностных конструктов, формирование которых обеспечивает психологическую устойчивость личности к аддиктивным факторам. Эта система представляет собою совокупность следующих характеристик: способность быть открытым (принятие и понимание своего Я); умение быть верным себе (осознание духовной сущности своей личности и предназначения); быть верным людям (налаживание прочных социальных связей, осуществление позитивных коммуникаций); быть подотчетным (готовность слышать и анализировать критические замечания в свой адрес и корректировать свое поведение); ориентировать свою жизнь и деятельность на модус служения (созидательная направленность личности на  просоциальном, гуманистическом и эсхатологическом уровнях).

4. Центральным звеном концепции является описание психологического механизма формирования  устойчивости личности к аддиктивным факторам. Таким механизмом является диалогизация психолого-педагогического процесса, предполагающая выстраивание стабильных личностных привязанностей и практику повторяющихся позитивных коммуникаций личности с разными сторонами социальной действительности в условиях воспитательно-образовательного процесса. При этом необходимым условием эффективной системы позитивных коммуникаций является наличие интегративной группы поддержки личности в процессе формирования психологической устойчивости. В качестве группы поддержки в нашей концепции рассматриваются семья, группы реабилитации, профилактические группы по типу учебно-тренировочных групп.

5. Важнейшим практическим звеном разработанной концепции является разработка программ психологического сопровождения личности в процессе формирования психологической устойчивости. Новый подход к разработке таких программ интегрирует диагностическую и воспитательно-образовательную деятельность по формированию психологической устойчивости личности в целостной структуре психологического сопровождения. Согласно этому подходу, программа сопровождения включает когнитивный, мотивационный, операциональный, ценностно-смысловой, духовно-нравственный и рефлексивный компоненты и реализуется через партисипативную модель образовательно-воспитательной работы с молодежью (в том числе реабилитантами), родителями, педагогами  по преодолению негативного влияния аддиктивных факторов, оздоровлению образа жизни, формированию психологической устойчивости  личности. Ведущая роль в структуре программы принадлежит ценностно-смысловым и нравственно-духовным факторам, в числе которых главенствующим является ориентация жизни и деятельности личности на модус служения.

6. Исключительно важным аспектом концепции является ведущая, главенствующая роль  семьи в формировании психологической устойчивости личности, ее целостности и стабильности, приверженности здоровым и позитивным привязанностям, здорового образа жизни, ориентаций на сохранение и укрепление нравственно-психологического здоровья в процессе социализации. Эта роль состоит в оказании  членам семьи поддержки, в проявлении любви и заботы, которые дают чувство защищенности и уверенности, что необходимо для гармоничного развития личности и благотворно сказывается на всем процессе социализации личности и формирования ее психологической устойчивости.

Разработка концепции в представленных ее аспектах осуществляется в данной главе диссертации на основе системного подхода, согласно которому формирование устойчивости личности к аддиктивным факторам  вбирает в себя необходимость учета нейрофизиологических, психологических, социальных и духовно-нравственных составляющих человеческой личности, что приводит к формированию внутренней готовности личности принимать самостоятельные ответственные решения, в том числе в условиях внутренних и внешних противоречий.

Исследования показывают, что потребность в личностной привязанности к другому человеку является врожденным инстинктом каждого человека, она является первичной  (Л. Божович, Д.Боулби, Г.Харлоу, К.Наккен, Э. Эриксон и др.). Аддикция базируется на изоляции, на неудовлетворенности потребности личности в гармоничных отношениях (внутри я-концепции, в социальной и духовной сфере).  В условиях неудовлетворенности данных потребностей лимбическая система (комплекс структур головного мозга, участвующий в организации висцеральных, мотивационных и эмоциональных реакций) включает тягу к удовлетворению через какой-либо вид аддикции (К.С.Лисецкий, В.Д.Москаленко, К.Наккен, Д. Томбс и др.). С психолого-педагогической точки зрения, опирающейся на данные нейробиологии, аддикцию можно рассматривать как нарушение отношений. Аддикция анальгезирует боль, вызванную сформировавшимися нездоровыми привязанностями. Аддикция для аддикта – это попытка самолечения (иллюзорность в позитивных привязанностях), а изоляция – стратегия самозащиты. Знание нейробиологической природы формирования здоровых привязанностей, а также предрасположенности к аддикции, необходимо для построения психолого-педагогической концепции формирования устойчивости к аддиктивному поведению.

Д.Сигель  так описывает нейробиологическую природу привязанностей:  поиск близости со взрослым и достижение личностного общения, который включает в себя контакт глазами, встроен в мозг с самого рождения. Соответствующие клетки мозга, возбуждаясь, посылают сигналы, чтобы высвободить эндорфин в растущий мозг ребенка, который будет непосредственно воздействовать на нейромедиаторы дофамина в центре удовольствия. Стабильные личностные привязанности и повторяющиеся позитивные коммуникации необходимы для здорового развития. Дофамин отвечает за побуждение и позитивные эмоции. Его избыток ведет к гиперактивности и агрессии, и недостаток – к пассивности и недостаточной мотивации.  Эмоционально позитивная коммуникация матери по отношению к ребенку высвобождает эндорфин и дофамин, вызывая переживания удовлетворенности и удовольствия. Норэпинефрин – нейромедиатор, провоцирующий переживание страха и тревоги, повышенный тонус, панику и гиперактивность. Его нормальная концентрация обеспечивает состояние внутренней готовности, собранности и стрессоустойчивости. Серотонин регулирует состояния сна и покоя. Низкий уровень этого элемента приводит к агрессии, суицидным настроениям и бессоннице. Таким образом, мозг создает "нейронную карту", которая служит для создания ментального образа, в лимбической системе формируется эмоция (выраженная, например, улыбкой, если эмоция положительная). Если же потребности ребенка игнорируются, опыт становления личностных привязанностей между ребенком и его опекуном (матерью) является пугающим или негативным.

Преобладание стресса, вызванного отсутствием позитивных коммуникаций и личностных привязанностей в юном возрасте является токсичным, вызывающим гибель нейронов (Дж. Добсон). Хотя большинство из нас не может вспомнить, что происходило с нами в младенчестве, наши эмоции сформированы опытом детства. Исходя из того, что поиск близости и стремление к любви изначально встроено в наш мозг и является врожденным инстинктом, отсутствие такового опыта вызывает мощный дискомфорт, болезненное состояние, побуждающее лимбическую систему включать привязанность, тягу к тому, что прогоняет эту боль. Нездоровые привязанности и неудовлетворенная потребность в близости побуждают лимбическую систему вырабатывать реакции на дискомфорт из-за наличия эмоций страха, боли, тревоги, отчаяния, стыда. Эти эмоции могут стать очень болезненными из-за неумения регулировать их. Аддиктивное поведение – это искусственное вмешательство в биологические процессы организма, которое нарушает естественное производство нейромедиаторов и мешает поиску адекватных путей их урегулирования.

Существуют два вида аддиктивного поведения: первый приводит к получению удовольствия, второй уничтожает стресс. Психоактивные вещества снижают стресс, блокируют боль, становятся копинг-механизмом, что приводит к большой вероятности повторения этого поведения из-за включения в лимбической системе тяги к этому механизму. В случае, когда лимбическая система посылает сигнал тяги, он исходит из "зоны выживания", опережает центр сознания и принятия решения, расположенный в лобной доле головного мозга. Человек оказывается в положении, когда он уже не в состоянии контролировать свое поведение, и, несмотря на заведомо разрушительную природу зависимости, практикует аддиктивное поведение.

Любое поведение, "замораживающее" эмоциональную боль, может стать аддикцией для тех, кто пытается спрятать чувства неадекватности или уязвимости. Важно понимать, что аддикт зависим не от какого-то определенного наркотика, или поведения (порно-, шопо-, Интернет- и др.), но от нейрогуморальной реакции, искусственно вызывающей выброс нейромедиаторов, и эта реакция может провоцироваться копинг-поведением, совсем не обязательно связанным с употреблением химических веществ. Таким копинг-поведением может, например, стать реакция в гневе. Гнев может легко стать аддикцией, потому что вызывает те же биологические реакции в нейроструктурах  человека, что и кокаин, стимулирующий мощный выброс нейромедиаторов, вызывающий чувства силы и неуязвимости. Эмоция тревожности играет ту же самую роль, если помогает избегать мыслей о болезненных депрессивных чувствах, вызывая своим воздействием на лимбическую систему избыточный выброс нейромедиаторов.

Исходя из вышесказанного, можно утверждать, что аддикция является, с одной стороны, болезнью, а с другой – результатом безнравственного поведения. Когда человек обращается к аддиктивному поведению для избавления от эмоциональной боли, чувства вины, стыда и потери контроля, аддикция является результатом аморального выбора и безнравственности. Но по мере повторения этого паттерна поведения и "перекраивания" нейронной карты в лимбической системе мозга, рождается тяга, развивается болезнь. Мозг в таком случае перестает функционировать адекватно, и человек практикует аддиктивное поведение, несмотря на вред, причиняемый и себе, и другим, при этом он оказывается в положении, когда неспособен осуществлять контроль за своим поведением, и слова "возьми себя в руки и прояви свою волю" для него – лишь пустой звук и теоретические нравоучения. Поэтому крайне важно активизировать психолого-педагогическое воздействие по формированию устойчивости личности к аддиктивному поведению посредством выстраивания здоровых личностных привязанностей. 

Существует несколько классификаций нехимических зависимостей (А.Ю.Егоров, А.В.Котляров, В.Д.Менделевич, Д.В.Четвериков).  Проблема типологии этих зависимостей до сего момента является достаточно актуальной, потому что  исследователи  исходят из разного понимания аддиктивного поведения. Но  при любой типологии факторы аддикции  остаются одни и те же, и все исследователи  признают, что  аддиктивное поведение – это одна из форм деструктивного поведения, выражающаяся в стремлении уйти от реальности, изменив свое психическое состояние.

Мы в нашей практической работе принимаем за основу классификацию, предложенную А.Ю.Егоровым:  патологическое влечение к азартным играм (гемблинг), эротические, социально-приемлемые (трудоголизм, спортивные аддикции, аддикции отношений(созависимость), шопоголизм, религиозная аддикция) , технологические (интернет-аддикции, аддикция мобильных телефонов, телемания и др.), пищевые аддикции (аддикция переедания, аддикция голодания). Если химическая аддикция подразумевает прием некоторых веществ, то нехимическая – постоянную фиксацию внимания на определенных предметах или активных видах деятельности, что сопровождается развитием интенсивных эмоций. Если человек является нехимическим аддиктом, то физически его аддикция проявляется в совершении действий, вызывающих нейрохимические изменения (компульсивно-аддиктивное поведение).

Не всякое поведение, приносящее удовольствие, является зависимостью.  Однако при наличии следующих признаков можно говорить о несформированной устойчивости личности и ее аддикции. Во-первых,  это изменение толерантности: определяется количественным и качественным ростом  интенсивности искусственного воздействия (собственного вмешательства) в процесс получения удовольствия; во-вторых, – синдром отмены (абстинентный синдром): определяется изменением в поведении, чувственной сфере, социальной направленности, направленности в духовных и ценностно-смысловых сферах личности в результате дефицитарности искусственного вмешательства; в-третьих, потеря контроля: характеризуется компульсивным поведением, имеющим целью активизировать искусственное вмешательство в процесс получения позитивного эмоционального подкрепления; в-четвертых, безуспешные попытки воздержаться: часто определяются переходом от одного вида зависимости к другому); в-пятых, продолжающееся разрушение я-концепции, социальных связей и ценностно-смысловых ориентиров личности; в-шестых, отрицание проблемы с активизацией механизмов психологической защиты (А.В.Гоголева, 2002; И.Д.Даренский, 2005; Л.М.Додс, 2000; А.Ю.Егоров, 2004,2006; А.В.Котляров, 2006; Л.К.Шайдукова, 2004 и др.)

Развиваясь, зависимость последовательно проходит через несколько стадий: социальную, психическую, физиологическую. Каждая последующая стадия не сменяет предыдущую, а добавляет к картине заболевания все новые проявления, причем физиологические проявления находятся на последнем месте. Это означает, что в подавляющем числе случаев для того, чтобы прекратить зависимое поведение, человек не нуждается во врачебной помощи. Широко распространенное мнение, что если физическая зависимость не формируется, то о серьезном вреде здоровью говорить не приходится, – опаснейшее заблуждение. Психическая и социальная зависимость приводят к тяжелейшим депрессиям, порождают страх и отчаяние, являются причиной попыток самоубийств. Преодолеть психологическую тягу бывает труднее, чем снять физическую зависимость некими медикаментозными процедурами. Более того, социальная и психическая зависимости рано или поздно приводят к физиологическим нарушениям организма, как следствие неадекватной работы лимбической системы.  Построение модели избавления от зависимости  предполагает обязательное наличие группы поддержки. 

Самая первая по значимости группа поддержки – семья. Именно в семье происходит личностное становление каждого человека, именно семья определяет конструктивное или деструктивное функционирование лимбической системы. Зависимость и созависимость – семейные заболевания, точно так же и выздоровление должно стать делом всей семьи. Поэтому психологическая помощь семье необходима по всем аспектам. Факт остается фактом: сексуальная зависимость не развивается у членов гармоничной семьи, а также у супругов, живущих в законном браке и гармонизирующих свои отношения в трех определяющих факторах (взаимная подотчетность, открытость, верность взаимным обязательствам).

Вторая по значимости группа поддержки – школа. Педагог есть личность, оказывающая далеко не последнее по значимости влияние на становление личности. С нашей точки зрения, необходимы специальные программы, которые вооружали бы педагогов, работающих с молодежью (особенно в возрасте от 11 до 20 лет), необходимой информацией и навыками по диалогизации отношений с подростками. Диалогизация педагогического процесса зиждется на тех же трех "китах": взаимная подотчетность, открытость и верность взаимным обязательствам.

Третья по значимости группа поддержки – различные подростковые клубы и досуговые центры, организованные как специалистами, так и волонтерами, служащие альтернативой для личностной реализации каждого молодого человека в той или иной значимой общественной деятельности. Профилактика зависимостей в этих группах также в обязательном порядке должна содержать в себе шесть аспектов (когнитивный, рефлексивный, мотивационный, поведенческий, ценностно-смысловой и духовный), а также иметь в основе три необходимых фактора диалогизации.

Далее следуют группы поддержки и программы, действующие в основном в направлении вторичной профилактики. Это может быть амбулаторная программа реабилитационного центра, длящаяся 12-18 месяцев, когда зависимые люди живут дома и 4-5 раз в неделю посещают занятия. Чаще используются стационарные программы, когда пациент живет и лечится в реабилитационном центре (12-18 месяцев). В таких реабилитационных программах есть своя "философия", свои психотерапевтические приемы. Но цель у всех одна – научить человека жить "трезвым", в длительной ремиссии (на всю жизнь), вернуть его в общество, содействовать приобретению реальных жизненных ценностей, исключающих зависимость любого рода. Социально-психологические факторы, обеспечивающие успех работы в этих программах те же самые: взаимная подотчетность, открытость и верность взаимным обязательствам. Точно так же неизменными остаются и шесть аспектов обретения навыков жизни без зависимости (когнитивный, рефлексивный, мотивационный, поведенческий, ценностно-смысловой и духовный).

Научные исследования показали, что психологическая устойчивость молодого человека к аддикции любого рода зависит от его способности преодолевать внутриличностные противоречия и согласовывать противоположно направленные мотивы. Самостоятельность и ответственность (субъектность) у подростка не развивается самопроизвольно. Развитие происходит только через принятие самостоятельных решений от своего имени и действий за пределами личностного опыта. Процесс взросления подразумевает переход от зависимого детства к личной автономии. В ситуациях, где от ребенка требуется его индивидуальный выбор, поддержка взрослых людей и сверстников приобретает роль транслятора смысла, "третейского судьи" в поединке противоположных мотивов. В период взросления неоднозначных и рискованных ситуаций становится все больше. Привычка к внешней подпитке в трудных ситуациях начинает ограничивать развитие личности, и в результате устойчивости к аддиктивному поведению не формируется. Наоборот, из-за неумения решать жизненные задачи, растет чувство тревожности и страха, которые "включают" лимбическую систему на одну из деструктивных реакций, идущих вразрез с процессом диалогизации. Попадая в ситуации неопределенности и риска, подросток всякий раз будет испытывать состояние дефицита внутренних возможностей, которое быстро проникает в когнитивные, эмоциональные и физиологические переживания. При таком стечении обстоятельств все жизненно важные решения зависят не от подростка, а от того, кто оказывает ему поддержку, и так будет до тех пор, пока подросток не повзрослеет. Подростку необходимо помочь решить задачи взросления. Их несколько:  принятие себя через свое имя и свою внешность; выстраивание системы самоотношения на основе преодоления мотивационных и ценностных противоречий; выстраивание отношений со сверстниками обоих полов; усвоение специфики полоролевого поведения; выстраивание отношений с родителями без эмоциональной зависимости; выстраивание отношений с трансцендентным (с временем, с Богом, с вечностью, смертью).

Групповая работа является наиболее успешной в данном контексте. Консультация может дать направление к исправлению ошибок и выходу из кризиса. Группа же сопровождает каждого своего члена на пути. Групповая терапия является наиболее действенной практически во всех случаях. Тем более это касается подростков, у которых, исходя из возрастных особенностей, сверстники находятся в зоне ближайшего влияния.

Четвертая глава "Семья как определяющий концепт в формировании устойчивости личности к аддиктивным факторам"    посвящена  анализу  семейной структуры, являющейся основополагающим компонентом для выстраивания стабильных личностных привязанностей, которые влияют на психологическое здоровье личности и формирование ее психологической устойчивости.  

В современном обществе наблюдаются качественно деформированные взаимоотношения детей и взрослых. Проявляя повышенную заботу об одежде, питании, культурных развлечениях детей, некоторые родители не реализуют элементарные возможности общения с детьми, не говоря уже о высоких уровнях общения, о диалоге и сотрудничестве. В результате у детей формируется неадекватная самооценка, приводящая к их духовному краху, одиночеству, цинизму, неприятию мира. Данное исследование посвящено изучению влияния психологического состояния семейного общения на формирование  у ребенка  устойчивости к аддиктивным факторам.  Анализ литературы по психологии и нейропсихологии (М.Дай, П.Фэнчер, А.Ю. Егоров, К. Наккен, В.Д. Москаленко, Е. Савина и др.)  показал, что установлена прямая  корреляция между  сформированными нейронными связями в головном мозге и реакциями лимбической системы (отдела головного мозга, который управляет следующими сферами: эмоции, эмпирическое обучение,  память, сны, внимание, удовольствие, вознаграждение и возбуждение) Лимбическая система контролирует  эмоциональное, мотивационное, сексуальное и социальное поведение, формирование привязанностей, наши базовые потребности (такие, как голод или жажда, тяга к поведению, приносящее удовольствие). Ее называют "мозгом выживания" (М.Дай, П.Фэнчер), отвечающим за секс, безопасность, еду.

Если человек пережил в ранние годы формирования личности и структур головного мозга жестокое обращение, пренебрежение, бедность или  другие состояния, связанные с неизбежным стрессом, в будущем он будет переживать проблемы, связанные с реакциями лимбической системы (агрессия, бегство, оцепенение), которые препятствуют формированию я-концепции и мешают ее  социальной  и ценностно-смысловой направленности.  В результате не формируется способность адекватно воспринимать себя, доверять людям,  формировать привязанности, что приводит к страху, тревожности, чувству вины и стыда, одиночеству, изоляции, самостоятельному восполнению потребностей. Активизируются аддиктивные факторы (негативное влияние круга значимых людей, дисбаланс в химических реакциях головного мозга, экзистенциальный вакуум), это вводит лимбическую систему в режим "выживания",  и включается зависимое поведение, которое анальгезирует внутренний дискомфорт от негативных переживаний.

Существуют три основные реакции на стресс: агрессия, бегство и оцепенение. При высокой интенсивности стресса лимбическая система может включить механизм выживания, что включает тягу к зависимому или компульсивному поведению.  Любая зависимость (химическая и нехимическая) – анальгезирует боль (как физическую, так и психологическую).  Исходя из того, что нейронная  карта головного мозга, которая впоследствии является своеобразным путеводителем в нашей социальной, эмоциональной, интеллектуальной и духовно-нравственной сфере бытия, формируется главным образом  до пяти лет, а ее коррекция проходит наиболее успешно до 10-летнего рубежа, можно со всей уверенностью утверждать, что родители, семейная структура, семейные ценности и вклад со стороны предыдущих поколений оказывают решающее воздействие на становление личности человека.  Личностные привязанности ребенка к  взрослому человеку играют важнейшую роль в становлении его характера. Сенситивные периоды сменяют друг друга, круг значимых людей расширяется.

До 10-11 лет выбор отношений к жизни и, следовательно,  формирование новообразований происходит подсознательно, в прямой зависимости от прочности выстроенных межличностные связей и стабильности повторяющихся позитивных коммуникаций. С 11-12 лет личность начинает   осознанно делать выбор, таким образом,  сознательно выбирая свое отношение к жизни и, следовательно, сознательно формируя собственные новообразования. При этом чем прочнее сформированные межличностные связи в доподростковом периоде, чем больше происходило позитивных повторяющихся коммуникаций, направленных на гармоническое развитие личности, тем больше шансов для человека укрепиться в прививаемых ему ценностно-смысловых ориентирах, невзирая на сложности пубертатного периода и дальнейшего жизненного пути, что дает ему возможность  проявить устойчивость к аддиктивным факторам.

Развитию аддикции любого рода способствуют несколько известных факторов: негативное влияние круга значимых людей, генетическая предрасположенность, длительное  искусственное вмешательство в решение проблем, экзистенциональный вакуум (потеря смысла жизни). Анализ зарубежной и отечественной литературы по вопросу о  формировании личности человека показал, что  большинство авторов  считают бесспорным существование прямой зависимости формирования личности от влияния определенного круга значимых людей (зоны ближайшего развития) на протяжении определенных сенситивных периодов. Этот фактор считается основополагающим в становлении характера и новообразований в структуре личности (Г.С.Абрамова, Б.С.Братусь,  Л.С.Выготский,  И.Ю.Кулагина,  А.Н.Леонтьев, Л.Ф Обухова, Д,Б.Эльконин, Э.Эриксон и др.). Детство – период, когда предрасположенность к аддиктивному поведению либо наиболее успешно корректируется и устраняется, либо формируется и/или укрепляется.

Стабильные личностные привязанности жизненно необходимы в жизни ребенка. Химические зависимости (алкоголизм, табакокурение, наркомания, аддикция питания (булимия, анорексия) и  нехимические зависимости (гемблинг, сексуальные аддикции, трудоголизм, шопоголизм, религиозная аддикция, интернет-аддикции, созависимость и др.) являются анальгезирующим средством, которое притупляет душевный дискомфорт, но не решает ни психологические, ни социальные, ни духовные проблемы личности. Дисбаланс нейрогуморальных реакций головного мозга передается по наследству, что  объясняет наличие генетической предрасположенности среди  аддиктивных факторов.

Если лимбическая система не научена получать радость естественным сбалансированным путем,  и уровень медиаторов снижен, то в работу постепенно включается механизм формирования толерантности и роста дозы:  уровень нейромедиаторов снижен     => дефицит в позитивных эмоциях (включается стремление к обостренным позитивным чувствам) => искусственное  высвобождение нейромедиаторов через компульсивно-зависимое поведение => лимбическая система снижает выработку нейромедиаторов из-за их избытка в результате искусственного вмешательства => позитивные ощущения от искусственного вмешательства  проходят => стремление к обостренным позитивным ощущениям  включается с большей интенсивностью, так как медиаторы в дисбалансе: их вырабатывается  меньше, чем было изначально => требуется более интенсивное искусственное вмешательство для ощущения радости. В результате искусственное вмешательство становится  более интенсивным. Таким образом, длительное искусственное вмешательство в  процесс решения личностных проблем, приводит к аддикции. 

Лимбическая память первичного контакта с родителями или опекунами ассоциируется с теплом или отвержением, безопасностью или равнодушием, близостью или негативными эмоциями, удовлетворением потребностей или страхом. У ребенка существует изначальная потребность контакта с родителем ("поймите меня и мои потребности!"). При условии встречной заботы со стороны родителей выстраивается позитивный шаблон для будущих отношений.

Если же приобретенный в раннем детстве опыт общения с родителями отрицательный, лимбическая система посредством такого опыта коммуникаций и привязанностей вырабатывает нездоровую реакцию на эмоциональную боль: избегание, ступор или агрессию. Эмоциональные состояния, вызванные несформированными здоровыми привязанностями, могут иметь: физиологическую выраженность: мускульная напряженность, определенная мимика, изменение сердцебиения, реакции ЖКХ; психосоциальные проявления: эмоциональная ригидность, сложность в построении социальных отношений, фобии, интеллектуальная заторможенность; дисфункциональное поведение (насилие, аддикции, криминальное поведение).

Психологический портрет ребенка с нарушенными привязанностями проявляется во всех сферах его жизни (поведении, эмоциях, мыслях, физиологии, социальном и духовном аспектах):  поведение оппозиционное, девиантное, импульсивное, деструктивное, агрессивное, насильственное, гиперактивное, саморазрушительное, безответственное, наблюдаются кражи, ложь, жестокость по отношению к животным; эмоции проявляются через интенсивный гнев, грусть, перепады настроения, нервозность, раздражительность; мысли – с преобладанием негатива по отношению к себе, к другим и к жизни, недостаток причинно-следственных связей, как правило, существуют проблемы с обучением и вниманием; социальные отношения –  в построении отношений с окружающими людьми прослеживаются недостаток доверия, тяга к контролю, манипуляции, неумение выражать и принимать любовь, привязанность к чужим людям, нестабильные отношения в социуме, обвинения всех и вся; физиологический аспект проявляется в несформированных навыках гигиены, "хроническом невезении", повышенном пороге боли, депрессии, нередко наблюдается энурез; нравственная и духовная составляющая личности характеризуется недостатком доверия, веры и сочувствия, сниженным порогом совести, сниженной значимостью просоциальных ценностей, идентификацией себя с силами зла и тьмы.

Диалогизация семейного общения изначально предполагает выстраивание прочных здоровых личностных связей, что является основным фактором формирования устойчивости к аддиктивному поведению. В диалоге изначально подразумевается наличие  повторяющихся позитивных коммуникаций, которые формируют стабильные здоровые личностные привязанности через признание неповторимости и уникальности друг друга, веру в позитивное начало в человеке, в его изначальную доброту и моральность. Взаимодействие на принципах диалога и сотрудничества содержит в себе возможность соединения общения с взаимным развитием личностей родителя и ребенка, способствует взаимораскрытию, взаимопроникновению, личностному и интеллектуальному росту. Анализ психологических особенностей диалогического уровня общения, представленный в обширной литературе (М.М. Бахтин, А.А. Бодалев, А. Маслоу, А.Б. Орлов, Н. Райт, В.В. Рыжов, Т.А. Флоренская,  Э. Фромм и др.), позволил выделить основные детерминанты диалогического общения, которые одновременно выступают как черты диалогической личности: активное диалогическое отношение к собеседнику,  признание неповторимости и уникальности каждого человека, безусловное принятие другого человека,  доброжелательность и доверительность отношений, эмоциональная открытость, безоценочное отношение, свобода от стереотипов и манипуляций.

Характерные черты личности со сформированными здоровыми личностными привязанностями находятся в прямой корреляции с чертами диалогической личности: отношение субъект-субъект (равноправие в диалоге, даже в условиях объективной субординации), признание самоценности друг друга (безусловное принятие личности), доминанта друг на друге (а не на собственном двойнике и собственных амбициях), безоценочное непредвзятое отношение (при возможном непринятии некоторых паттернов поведения), ориентация на "здесь и теперь" (умение решать сегодняшние проблемы с учетом уроков прошлого и будущих перспектив), эмоциональная открытость (даже в эмоциональном тревожном состоянии не бояться быть уязвимым, открывать свои переживания и высказывать собственное мнение)

Диалогическая парадигма в психологии – это не просто определенный подход к общению, но глубинное понимание личности и ее развития (М.М. Бахтин, М. Бубер, Г.А. Ковалев, А.Ф. Копьев, В.А. Петровский, В.В. Рыжов, Т.А. Флоренская, А.У. Хараш, Г.Г. Шпет и др.). "Диалогичные" личности открыты в общении и доверяют другим людям, эмпатийны и не склонны к грубости и злости, принимают себя и ощущают свою самоценность, ожидают позитивное отношение от других, имеют более гармоничную самооценку. Л.И.Габдуллина приходит к выводу, что само­определение личности – это ценностный выбор личности, в основе которого лежат механизмы диалога. По мнению Т.А.Флоренской, высшие чувства, возникающие в диалоге, это чувства любви. Т.Н.Березина в эксперименте обнаружила, что выбор альтруистичной позиции в общении связан  с доверием.

Анализ концепций современных отечественных и зарубежных авторов (А.А. Бодалев, А.Б. Добрович, Т.А.Флоренская, Г.А.Ковалев, В.В.Рыжов, К.Роджерс, Р.Бернс, А. Маслоу) позволяет предположить, что диалог является наиболее продуктивным стилем общения, а диалогический климат семейного общения – наиболее благоприятным условием формирования позитивной я-концепции  ребенка,  его целостного психологического личностного здоровья. Личностные привязанности в семье,  позитивные коммуникации в общении выстраивают нейронные связи, которые не включают тягу к зависимому или компульсивному поведении, что служит  формированию устойчивости ребенка к аддиктивным факторам.  Диалогический климат семейного общения  характеризуется доминированием нравственно ценных отношений. Обращение к работам представителей русской христианской философии, педагогики, психологии И.А.Ильина, Н.О.Лосского, Н.А.Бердяева, современных отечественных и зарубежных ученых Т.А.Флоренской, В.В.Рыжова, Е.И.Исаева, В.И.Мурашова, К.Роджерса, А.Маслоу, В.Франкла показало, что духовность личности, ее ориентация на ценности добра, любви, красоты, истины лежат в основе общения, ориентированного на эти ценности в другом  человеке – диалогического общения. Эта стратегия общения реализуется личностью в так называемом модусе служения, который  может быть характерен для профессиональной деятельности и жизни личности в целом.

Выделяются три модуса осмысленности бытия: модус – обладания, модус – социальных достижений и модус – служения. В модусе обладания главная уста­новка потребительская. Модус социальных достижений, характеризует два возможных вари­анта отношений к жизни: первый – стремление к власти, второй – стремление к собственным социальным дости­жениям.  Общим следствием таких мотивов, как карьеризм, чес­толюбие, властолюбие, стяжательство является деградация и духовное обнищание личности.

Выражением духовности человека в материальном мире является мо­дус служения, который описывается параметрами свободы, ответственности, нравственности, любви, творчества. Первый и второй модусы ведут к дефициту в жизни человека пяти необходимых аспектов формирования устойчивости к аддиктивным факторам: открытость и самопринятие, верность  идеалам и мечте, гармоничные отношения с людьми, подотчетность и служение. Модус служения материализует любовь, творчество, свободу, нравственность, трансцендентность и активизирует названные аспекты выздоровления и формирования устойчивости к аддикции.

Мы полагаем, что семья, являясь первоосновой формирования и социализации личности, может оказаться важнейшим условием  психологической устойчивости личности  к аддиктивным факторам. Для этого необходима ориентация программ семейного воспитания на актуализацию внутренних ресурсов личности. Ведущими целями таких программ является помощь в осознании жизненных перспектив, свобода от аддикций, приобретение подростками нового субъектного опыта и личностного развития, переходе на диалогический, духовно-ориентированный уровень семейного общения и взаимодействия.

Таким образом, семья может играть ключевую роль на всех этапах развития аддиктивного поведения. Она же является важнейшим фактором формирования психологической устойчивости к аддиктивным воздействиям. Часто родители не осознают семейные проблемы как причину возникновения аддиктивного поведения. Нередко и специалисты (психологи-консультанты, педагоги-психологи, психотерапевты и др.) не рассматривают семью в этом ее важнейшем аспекте. В разработанной нами психолого-педагогической концепции семья рассматривается как важнейшая группа поддержки в формировании психологической устойчивости личности к аддиктивным факторам.

В пятой главе "Основы разработки программ психологического сопровождения процесса формирования устойчивости личности к аддиктивным факторам" дано обоснование программы психологического сопровождения как важнейшего практического аспекта авторской концепции. 

Программы психолого-педагогической работы по формированию устойчивости к аддикции можно условно разделить на три группы: информативные, программы тренировки навыков и программы актуализации внутренних ресурсов. Основной целью программ информативного типа является информирование об особенностях и последствиях различных форм аддиктивного поведения. В настоящее время такая модель в чистом виде используется крайне редко, в основном – для родителей и в педагогических коллективах, потому что информация, поступающая из разных источников, провоцирует аддиктивное поведение у подростков.

В основе программ тренировки навыков лежат копинг-стратегии. При их разработке исходят из необходимости развивать у учащихся умение идентифицировать неблагоприятное социальное влияние и навыки противостоять этому влиянию. Эти программы включают в себя следующие компоненты: информация о негативных последствиях аддиктивного поведения (физиологических и социальных) и коррекция имеющихся представлений; сведения об источниках, потворствующих аддиктивному поведению (сверстники, СМИ, и т.д.); тренировка способов противостояния (с помощью ролевых игр, практических заданий и т.д.). Данные программы также малоэффективны, потому что они строятся на понимании категории "болезнь-здоровье", принятой во взрослом мире. Для подростка здоровье ценно в том смысле, что дает ему возможность экспериментировать с собой, своим телом, выявляя, таким образом, свои возможности и способности. Здоровый образ жизни в том смысле, в каком его понимают взрослые, ограничивает самопознание подростка, который формально может и согласиться с доводами взрослого, но поступать будет в соответствии с собственными задачами взросления. Ценности здорового образа жизни не соотносятся с ценностями подросткового возраста, и поэтому программы второго типа тоже малоэффективны.

Высокая эффективность характеризует программы третьего типа – программы актуализации внутренних ресурсов. Ведущими целями здесь являются помощь в осознании жизненных перспектив, освобождение от аддикций, приобретение подростками нового субъектного опыта и личностного развития, переход на диалогический, личностно и духовно-ориентированный уровень педагогического взаимодействия. Диалогизация воспитательного процесса предполагает обоюдное решение строить близкие отношения и учиться доверять. Это – необходимая часть лечения и формирования здоровых личностных привязанностей. Механизмом диалогизации педагогического процесса является последовательное достижение педагогом и учащимися языкового, предметно-содержательного, мотивационно-целевого, ценностного, личностного, духовно-нравственного единства.

Языковое единство включает в себя достижение такого уровня общения, когда обе стороны диалога (и педагог, и учащиеся) способны ощущать личностную безопасность, выходя на уровень обмена мнениями и даже эмоциями. Когда вербальные и невербальные средства диалога становятся взаимоприемлемыми, взаимопонятными и служащими одной цели – взаимный личностный рост. Предметно-содержательное единство включает в себя общую деятельность, которая служит единой цели, поставленной совместно, так же, как совместно вырабатывается стратегия и определяется содержание работы по личностному росту, построению отношений и формированию устойчивости к аддикции. Общность мотивов и целей определяется максимальной сбалансированностью двух сторон: как направленностью на результат, так и направленностью на совершенствование личности. Важно помнить, что программа создана для людей, а не люди для программы. Ценностно-ориентационное единство включает в себя активное диалогичное отношение обеих сторон друг к другу, безусловное принятие личностей друг друга и безоценочное отношение друг к другу. Духовное единство включает в себя единство в понимание этики и духовно-нравственных законов. Фактор духовности является основополагающим. Способность к диалогу в представленном его понимании зависит, прежде всего, от уровня духовности сторон в психолого-педагогическом процессе.

Процесс воспитания личности предполагает включенность в него самой личности и круга значимых людей (семьи, образовательного учреждения и т.д.). В нашей программе мы работаем в трех направлениях: с педагогами, с родителями, с молодыми людьми  в  учебных заведениях и в центрах реабилитации  по формированию устойчивости к аддиктивным факторам.

Педагог является личностью, которая в силу своей профессиональной ориентации призвана корректировать поведенческие паттерны, усвоенные в семьях, а также оказывать влияние на личностное и духовное становление ребенка. Позитивные личностные привязанности через повторяющиеся позитивные коммуникации формируются только в случае диалогизации педагогического воздействия. Диалогизация является важным компонентом взаимодействия не только педагога и учащихся, но и педагога и родителей. Работа с родителями и педагогическими кадрами предусматривает   направленность на диалогизацию круга значимых людей той личности,  чью устойчивость мы формируем. Монологическое воздействие на личность  строится на манипулятивном воздействии, которое вносит деструктивный элемент в воспитание и не формирует устойчивости к аддиктивным факторам. 

Монологическая педагогика имеет обратный эффект, потому что закрепляет деструктивные реакции, тяга к аддиктивному поведению не просто сохраняется, но усиливается. Монологическая педагогика выступает в нескольких подвидах, в которых, помимо общих черт, складываются специфические отношения педагога и учащихся, провоцирующие ребенка на деструктивное поведение. Авторитарно-директивная педагогика предполагает жесткие требования, которые, как правило, не обсуждаются с учащимися. В данном случае с ребенком разговаривают стереотипными фразами: "Ты должен", "Ты обязан", "Слушай, что тебе говорят", "Делай, как тебе говорят". Взрослый, оказывающий педагогическое воздействие на ребенка, играет роль непререкаемого авторитета, требуют беспрекословного повиновения, постоянно подчеркивая свои права.

Патерналистская (гиперопекающая) педагогика подразумевает контроль каждого шага взрослеющего ребенка, игнорирование самого факта взросления, стимулирование сохранения детских качеств (наивность, игривость, беспомощность), тем самым оставляя все меньше места для экспериментирования и опробования новых способов поведения, мало содействуя развитию самостоятельности и ответственности.

В индифферентной (попустительской) педагогике система правил отсутствует, считается, что ребенок может справиться со своими проблемами самостоятельно. Жизнь сроится по принципу главенства потребностей, предполагающего отсутствие подотчетности и обязательств.

Разрабатываемая нами комплексная программа психолого-педагогической работы, направлена на формирование психологической устойчивости личности к аддиктивным факторам (несформированность конструктов личности, негативное влияние круга значимых людей, продолжительность воздействия зависимого поведения, экзистенциальный вакуум) и построена в соответствии с разработанной концептуальной моделью. Психологическая устойчивость рассматривается как интегральная структура личности. Она объединяет три главнейших аспекта личности: стойкость, уравновешенность и сопротивляемость негативному влиянию. В качестве ее основных опор выступают когнитивная, коммуникативная, деятельностная, ценностно-нравственная доминанты, или ориентации личности. Они определяются взаимодействием в структуре личности реальных и идеальных целей; дефициентной и бытийной мотивации, познания, ценностей; динамикой и соотношением ценностной и инструментально-операциональной самооценки личности. Оптимальное развитие психологической устойчивости возможно в условиях доминанты позитивных ценностно-смысловых ориентаций личности и выстраиванию тесных личностных связей на основе позитивных коммуникаций.

Цель программы – обеспечить условия оптимального развития психологической устойчивости личности к аддиктивным факторам. В программе представлена общая структура психологической подготовки соответственно основным ее направлениям, методические разработки и материалы для осуществления диагностической и формирующей работы по программе в соответствии с ее структурой.

Разработанный нами новый  подход к построению программ психологического сопровождения личности интегрирует диагностическую и воспитательно-образовательную деятельность по формированию психологической устойчивости личности в целостной структуре программы психологического сопровождения. Согласно этому подходу, программа сопровождения включает когнитивный, мотивационный, операциональный, ценностно-смысловой, духовно-нравственный и рефлексивный компоненты и реализуется через партисипативную модель образовательно-воспитательной работы с молодежью (в том числе, реабилитантами), родителями, педагогами  по преодолению негативного влияния аддиктивных факторов, оздоровлению образа жизни, формированию психологической устойчивости  личности. Ведущая роль в структуре данной программы принадлежит ценностно-смысловым и нравственно-духовным факторам, в числе которых главенствующим является ориентация жизни и деятельность личности на модус служения.

В главе  представлено описание основных тематических блоков и разделов программы с указанием целей и задач, видов и форм работы, примерного бюджета времени обучающей работы по каждому разделу плана. Программа построена по блочному принципу таким образом, чтобы руководитель занятий мог "конструировать" занятие из материалов разных блоков в соответствии с целью занятия.

Формы работы по данной программе различны в зависимости от условий реализации. В условиях реабилитационного центра: семинары с элементами тренинга 2-3 раза в неделю по 2-4 часа в течение года. В условиях учебного заведения: 4 раза в год двухдневные семинары с элементами тренинга с полной дневной загруженностью. В условиях дополнительного образования: система клубов по интересам (для родителей и подростков).

Важнейшим направлением является работа с проблемными семьями. Для достижения готовности родителей к диалогизации по всем компонентам модели (когнитивному, мотивационному, операциональному, ценностно-смысловому, духовному и рефлексивному), работа с родителями направлялась на решение взаимосвязанных задач: информирование родителей о роли и месте семьи в развитии аддиктивного поведения у подростка, информирование родителей о признаках аддикции, оптимизация системы внутрисемейного воспитания, снижение конфликтности в детско-родительских отношениях,  повышение адекватности реагирования подростка на семейную ситуацию, повышение ответственности членов семьи за свое внутрисемейное поведение, созидание позитивного психологического фона семейных отношений, повышение степени духовности в семье. Работа с родителями осуществлялась в нескольких формах: индивидуальная работа с членами проблемных семей, работа с семьей в целом, специальные родительские группы,  работа с родительской аудиторией.

Особое внимание в семинарах для родителей уделяется теме созависимости. Данная проблема очень широко изучается как зарубежными, так и отечественными специалистами (Е.С.Соболева, Н.В. Шокурова, В.Д.Москаленко). Созависимость – это процесс преодоления проблемы, которую испытывает близкий человек. Взаимоотношения в семье аддикта представляют собой модель нездорового симбиоза, когда зависимый человек перестает контролировать свою социальную жизнь, не хочет нести ответственность за свои поступки, а родственники, испытывая напряжение, раздражение и беспокойство, берут на себя большую часть функций контроля ситуаций. Этими действиями они, осуществляя "перенос" ответственности, укрепляют аддиктивное поведение. В семье созависимых каждый игнорирует свои способности удовлетворять собственные потребности и нужды, манипулируя для этого другими членами семьи. Это – своеобразная реакция на стресс, закрепленная в лимбической системе, которая с течением времени становится образом жизни. Показательно, что когда аддикт отказывается от порочного поведения, созависимый человек продолжает вести себя так, будто тот все еще не изменил своего поведения и образ жизни ("Я ему не доверяю, поэтому обвиняю и контролирую…"). В этом случае созависимый создает реальную угрозу рецидива для аддикта, находящегося в состоянии ремиссии. Созависимость воздействует на мозг, следовательно, и на личность человека так же разрушительно, как и аддикция. Участие родителей в отказе ребенка от аддиктивного поведения может стать более эффективным после налаживания честных, прямых и искренних отношений с ребенком в результате диалогизации процесса общения и педагогического воздействия.

В шестой главе "Экспериментальная проверка концептуальной модели формирования устойчивости к аддиктивным факторам" описана экспериментальная работа по верификации предложенной концепции и разработанной на ее основе концептуальной модели и программы формирования устойчивости личности к аддиктивным факторам. Эта работа включает разработку диагностической и авторской формирующей программ, построенных на основе концепции и предложенной модели, а также на принципиальных положениях, описанных в теоретических главах диссертации. В данной главе диссертации представлен сравнительный анализ результатов диагностики экспериментальных и контрольных групп по выделенным нами компонентам модели личностной устойчивости к аддиктивным факторам.

В параграфе 6.1. разработана и обоснована методика диагностического исследования личностных свойств и характеристик, составляющих модель психологической устойчивости личности во взаимосвязи устойчивости и  параметров образа жизни испытуемых. Диагностика разработана на основе предположения, что  зависимость – это не просто свойство личности, а  комплексная характеристика состояния личности, в которой проявляются определенные особенности я-концепции, нарушенных социальных связей и ценностно-смысловых ориентиров. Осуществлена первичная проверка исходных гипотез исследования на основе данных корреляционного анализа.  Предлагается методика для измерения уровня нехимических зависимостей (игромании, интернет-аддицкции,  сексуальной аддикции, трудоголизма, аддикции упражнений, шопоголизма). На основе данных о подверженности аддикции   выработан диагностический подход к оценке уровня устойчивости к аддиктивным факторам.  Диагностический комплекс включает следующие процедуры:

1. Комплексная диагностика устойчивости к аддиктивным факторамдиагностика конструктов личности проводится, исходя из данных по пяти диагностическим методикам:

1) Диагностика эмоционально-личностных характеристик личности. Для диагностики преобладающих эмоционально-личностных установок, составляющих эмоционально-мотивационный компонент личности, нами использовались адаптированные нами  диагностические шкалы Р. МакГи для оценки проявлений в эмоциональной сфере следующих установок: 1) страх неудачи, 2) страх быть отвергнутым, 3) чувство вины и стыда.

2) Диагностика рефлексивных личностных характеристик личности. Здесь использовались: шкалы самооценки С. Будасси, методика оценки уверенности в себе А.М. Прихожан.

3) Диагностика нонконформизма личности. Авторский тест-опросник на определение уровня конформизма, составлен на основании методов диагностики межличностных отношений (ДМО) по интерперсональной диагностике Т.Лири, адаптированный Л.Н.Собчик. Каждая из этих методик модифицирована под авторскую диагностическую методику конструктов личности и рассчитывается по трехбалльной системе: 1 – низкий показатель, 2 – средний показатель и 3 – высокий показатель. Если по четырем диагностическим методикам набирается от 1 до 8 баллов – это диагностирует недостаточную сформированность конструктов личности.

4) Диагностика ценностно-нравственно-духовных ориентаций личности с помощью опросника ЦНДО (Н.А. Абыденова, Т.М. Горбачева и др.), для определения фактора экзистенционального вакуума.

5) Диагностика степени ориентации личности на модус служения  осуществлялась с помощью модифицированной методики Г.Г.Гореловой, выявляющей соотношение ориентаций личности на обладание; социальные достижения; служение.

2. Диагностика уровня негативного влияния семейной структуры

Тест-опросник, предлагаемый П.Фэнчер, для измерения фактора влияния круга значимых людей. Этот тест-опросник выявляет величину уровня воздействия аддиктивного фактора, который, в отличии от предыдущих, может быть статичным (неизменным) в случае отсутствия диалогизации в педагогическом процессе в семейной структуре.

Результаты диагностики по всем названным процедурам представлялись в виде уровневых показателей  в 3-уровневой шкале, на основе процентного распределения испытуемых по уровням (3-высокий, 2-средний, 1-низкий) проводился расчет среднего уровневого показателя (СУП). Экспериментальная база исследования и состав групп испытуемых описаны в общей характеристике работы.

3. Методика измерения общего уровня подверженности аддикции

Методика представляет из себя авторскую модификацию  тестов на зависимость и созависимость (А.Ю.Егоров, Б. и Д. Уайнхолд).

Разработана методика и технология  получения интегрального показателя зависимости по всем ее видам.

В параграфе 6.2. дано описание схемы эксперимента и выборки испытуемых. В констатирующем эксперименте принимали участие 550 человек, в том числе 22,4% – реабилитанты центров реабилитации, 10% – дети из школы-интерната, 9,5% – учащиеся МОУ, 58,1% – участники интернет-опроса. В формирующем эксперименте  приняли участие 42%испытуемых. На рис. 2 представлены статистические данные выборки.

Рис. 2. Общая характеристика выборки

В возрастной группе 14-18 лет было обследовано 198 чел. (36 %), в возрастной группе 19-25 лет – 126 чел. (23 %), в возрастной группе 26-46 лет – 226 чел. (41%). Из общего числа выборки было обследовано 417 лиц мужского пола (76%) и 133 – женского (24%). Диаграммы рис. 3 и 4 представляют статистические данные представленной выборки по возрастным и половым признакам соответственно.

   

Рис. 3. Процентное распределение             Рис. 4. Процентное распределение

испытуемых по возрастам                            испытуемых    по половому признаку

У 52 человек (9,5%) не  выявлено подверженности аддиктивным факторам. Из остальных опрошенных (498 чел. – 90,5%): интернет-зависимых – 160 чел. (29%), гемблеров – 124 чел. (22,5%), химически зависимых людей – 152 чел. (27,5%), трудоголиков – 93 чел. (17%), зависимых от спортивных упражнений – 58 чел. (10,5%), сексуально-зависимых – 61 чел. (11%). Причем 407 чел. (74%) показали комплексные зависимости (две и более).

Диаграмма рис. 5 представляет статистические данные по уровню подверженности участников аддиктивным факторам. Диаграмма рис. 6 показывает распределение испытуемых, подверженных аддиктивным факторам, по видам зависимостей.

    

Рис. 5. Распределение            испытуемых                         Рис. 6. Процентное распределение

подверженности аддикциям                                    испытуемых по видам зависимости

52 человека (9,5%), не подверженных аддикциям, распределились следующим образом: 57,7% показали устойчивость по всем факторам, у 15,4%  присутствовал экзистенциальный вакуум, 28,8% испытывали негативное воздействие семейной структуры (диаграммы рис. 7).

 

Рис. 7. Характеристика испытуемых,  устойчивых к аддикциям

В параграфе 6.3. представлены и проанализированы результаты эксперимента, полученные в контрольной диагностике с использованием описанной выше комплексной методики.

У 498 чел. (90,5%), показавших приверженность к аддиктивному поведению, было выявлено: высокий уровень экзистенциального вакуума 483 чел. (97%), недостаточная сформированность конструктов личности 468 чел. (94%), наличие продолжительного воздействия того или иного зависимого поведения присутствовало у 453 чел. (91%), фактор негативного семейного влияния у 397 чел. (79,8%). Диаграмма 8 представляет статистические данные представленной выборки неустойчивых к аддиктивным факторам.

Рис. 8. Процентное соотношение участников эксперимента,

подверженных аддиктивным факторам

В результате констатирующего эксперимента нами был выделен круг проблем, имеющих значение в формировании личностной устойчивости к аддиктивным факторам: высокий уровень экзистенциального вакуума, недостаточная сформированность конструктов личности, негативное воздействие семейной структуры, продолжительное воздействие зависимого поведения.

Эксперимент был направлен на формирование личностных конструктов, преодоление аддиктивного поведения и экзистенциального вакуума у группы зависимых. Параллельно проводилась работа с семейной и образовательной средой, в которой находились испытуемые. В эксперименте по верификации модели и проверке эффективности программы приняли участие 231 чел. с зависимым поведением, из них: интернет-зависимых – 104 чел. (45%), гемблеров (игроманов) – 126 чел. (54,5%), химически зависимых людей – 43 чел. (18,6%), трудоголиков – 31 чел. (13,4%), зависимых от спортивных упражнений – 16 чел. (7%), сексуально-зависимых людей – 29 чел. (12,5%). 164 чел. (71%) показали перекрестные виды зависимости (два и более). Диаграмма рис. 9 показывает распределение участников эксперимента, подверженные аддиктивным факторам, по видам зависимостей.  Из этого состава испытуемых были сформированы экспериментальная (ЭГ) и контрольная (КГ) группы испытуемых. С экспериментальной группой осуществлялась описанная в пятой главе психолого-педагогическая программа сопровождения. Контрольная группа испытуемых в данной программе не участвовала.

Рис. 9. Процентное соотношение участников эксперимента по видам зависимости

В экспериментальную группу (ЭГ) вошли 130 человек: учащиеся старших классов ОУ 58 человек (44,6 %), клиенты реабилитационных центров 72 человека (55,4 %). Из них показали высокий уровень экзистенциального вакуума 123 человека (94,6 %), недостаточную сформированность конструктов личности – 115 человек (88,5%), интегральный показатель зависимости был на среднем или высоком уровнях – у 121 человека (93%), низкий уровень диалогизации в семейной структуре выявлен у 104 человек (80%).

Диаграмма рис. 10 представляет процентное распределение участников ЭГ по составу испытуемых и их статусу. Диаграмма рис. 11  представляет распределение участников экспериментальной группы по видам аддиктивных факторов.

   

Рис. 10. Процентное распределение                       Рис. 11. Процентное распределение

участников ЭГ                                                ЭГ по аддиктивным факторам                 

В контрольную группу вошли 99 человек, в том числе:  30  учащихся школы-интерната(30,3%) и 69 человек  реабилитанты (69,7%). Из них показали высокий уровень экзистенциального вакуума 92 человека (93%), недостаточную сформированность конструктов личности – 89 человек (90%), интегральный показатель зависимости был на среднем или высоком уровнях – у 93 человек (94%), низкий уровень диалогизации в семейной структуре выявлен у 87 человек (88%).

Диаграмма рис. 12 представляет аналогичное процентное распределение участников КГ по составу и их социальному статусу. Диаграмма рис. 13  представляет распределение участников КГ по видам  аддиктивных факторов.

    

Рис. 12. Процентное распределение                       Рис. 13. Процентное распределение

участников контрольной группы                            участников контрольной

группы по аддиктивным факторам.

В результате психолого-педагогической формирующей работы в ЭГ группе испытуемых произошли существенные позитивные изменения в показателях подверженности влиянию аддиктивных факторов, с одной стороны и уровня психологической личностной устойчивости к этим факторам, с другой. Эти данные нашли отражение в результатах контрольной сравнительной диагностики, представленной в таблице 1.

 Таблица1 – Результаты контрольной сравнительной диагностики показателей подверженности аддиктивным факторам в ЭГ и КГ группах до и после эксперимента (% испытуемых, р, ?)

Аддиктивные факторы

ЭГ

КГ

До

После

До

После

Высокий уровень экзистенциального вакуума

94,6

8,5***

93,0

85,1

Несформированность конструктов личности

88,5

16,2**

90,0

83,2

Высокий интегральный показатель зависимости

93,0

12,3***

94,0

93,2

Низкий уровень диалогизации семейной структуры

80,0

27,0**

88,0

88,0

Значимость изменений по ?: ** р<0,01; *** р<0,001

После проведения эксперимента в ЭГ высокий уровень экзистенциального вакуума остался у 11 чел. (8,5% от 130 участников экспериментальной группы), недостаточная сформированность конструктов личности – у 21 чел. (16,2%), интегральный показатель наличия зависимостей остался на высоком или среднем уровнях у 16 человек (12,3%). Низкий уровень диалогизации супружеских взаимоотношений остался у 35 человек (27%).

Специализированный анализ изменений в показателях ориентации на модус служения  выявил его существенное повышение у испытуемых ЭГ (р<0,001) и отсутствие его изменений у испытуемых КГ. Корреляционный анализ этого показателя с показателями подверженности аддиктивным факторам на массиве данных постэкспериментальной диагностики ЭГ выявил следующие результаты, представленные в таблице 2.

Таблица 2 – Корреляции показателей подверженности аддиктивным факторам и ориентации на модус служения (по данным постэкспериментальной диагностики ЭГ) (df=258, r,p, t)

Аддиктивные факторы

Корреляции с показателем ориентации на модус служения

Высокий уровень экзистенциального вакуума

– 0, 725***

Несформированность конструктов личности

– 0,683***

Высокий интегральный показатель зависимости

– 0,468**

Низкий уровень диалогизации семейной структуры

– 0, 475**

Значимость корреляций по t: ** р<0,01; *** р<0,001

Анализ корреляций, приведенных в таблице 2, убедительно свидетельствует в подтверждение гипотезы о важнейшей роли ориентации личности на модус служения в формировании устойчивости к аддиктивным факторам. Модус служения является наиболее существенным проявлением духовно-нравственных ориентаций личности

В контрольной группе, как можно видеть по данным приведенных таблиц, существенных изменений в измеряемых показателях не произошло, хотя за период проведения эксперимента не произошло и усугубления ситуации. Мы полагаем, что даже только факт участия в диагностических процедурах, без участия в психолого-педагогической формирующей работе может оказать некоторое позитивное влияние на измеряемые показатели подверженности аддикциям и психологической устойчивости к их негативному влиянию.

Анализ полученных в результате эксперимента данных позволяет сделать два важных вывода:

1. Формированию психологической устойчивости личности к аддиктивным факторам способствуют оба направления психолого-педагогической формирующей работы: непосредственная направленность на я-концепцию и другие структуры личности, составляющие концептуальную модель устойчивости,  и опосредованное воздействие через диалогизацию семейных отношений.

2. Психологическая устойчивость личности к аддиктивным факторам может быть эффективно формирована в условиях психолого-педагогической работы по диалогизации семейных и иных социальных отношений, в которые включена личность, посредством грамотной психолого-педагогической работы, направленной на преодоление экзистенциального вакуума, деструктивных новообразований я-концепции и зависимого поведения.

В заключении подводятся итоги исследования, обобщаются результаты решения поставленных задач, указываются перспективы  дальнейшего научного поиска, а также формулируются основные выводы:

1. Цель исследования достигнута,  поставленные задачи решены, результаты подтверждают выдвинутую для проверки совокупность гипотез:

– психологическая  модель устойчивости личности к аддиктивным факторам  включает в себя совокупность  духовных ценностей, норм и жизненных принципов, составляющих личностное мировоззрение, а также  необходимые знания, умения и навыки,  актуализирующиеся в  ситуациях воздействия аддиктивных факторов; совокупность вышеназванных  аспектов в структуре личности преодолевает экзистенциальный вакуум, один из определяющих факторов аддиктивного поведения;

–  личностная устойчивость  к аддиктивным факторам  формируется при наличии следующих аспектов в  психолого-педагогическом процессе: умение быть открытым (принятие и понимание своего Я), умение быть верным себе (осознание духовной сущности своей личности и предназначения), умение быть верным людям (налаживание прочных социальных связей, осуществление позитивных коммуникаций), умение  быть подотчетным (готовность слышать и анализировать критические замечания в свой адрес, а так же готовность корректировать свое поведение), делать ставку на модус служения (направленность на созидание на просоциальном, гуманистической и эсхатологическом уровнях);

–  при построении модели психологической  устойчивости личности к аддиктивным факторам необходимо  работать над следующими компонентами:   устойчивость Я-концепции личности, устойчивость социальной направленности, устойчивость духовно-нравственной и ценностно-смысловой  сферы;

–  группа поддержки,  грамотная методически обоснованная программа психолого-педагогического диалогически организованного процесса  обеспечивает успешность психологического механизма формирования  устойчивости личности к аддиктивным факторам;  

–  в интегративной группе поддержки следует  практиковать все аспекты диалогического общения для формирования устойчивости  к основным аддиктивным факторам:   негативному влиянию круга значимых людей, семейной структуры, в частности, несформированным конструктам личности, продолжительному воздействию зависимого поведения на личность, экзистенциальному вакууму.

2. Анализ отечественных и зарубежных исследований, теоретическое моделирование и проектирование, осуществленное на основе этого анализа,  позволили разработать авторскую концепцию понимания подверженности личности аддиктивным факторам, с одной стороны, и психологической устойчивости личности к негативному влиянию этих факторов, с другой стороны. Представленная в исследовании концепция, как показали результаты эксперимента, обладает значительными объяснительными возможностями в плане построения модели формирования психологической устойчивости личности.

3. На основе разработанной концепции в диссертации предложена авторская модель формирования психологической устойчивости личности к аддиктивным факторам, на основе которой предложена программа психолого-педагогической формирующей работы. Разработанная модель и построенная на ее основе программа работы показали свою эффективность, подтвержденную  результатами эксперимента.

4.  Диагностическая программа эксперимента позволила получить фактические данные, показавшие слабое развитие психологических личностных характеристик, социальных навыков и  духовно-нравственное развитие у  людей, неустойчивых к аддиктивным факторам, тем самым подтверждена необходимость специальной программы  по формированию устойчивости личности к аддиктивным факторам и психологическому  сопровождению процесса формирования психологической устойчивости.

5. Выявленные в теоретическом исследовании и реализованные в программе психолого-педагогические условия, механизмы и аспекты  формирования устойчивости личности к аддиктивным факторам верифицированы результатами эксперимента, что подтверждает необходимость их учета при построении психолого-педагогической работы в соответствующих направлениях семейного воспитания, образования и реабилитации.

6. Реализованная в эксперименте программа психологического сопровождения показала  высокую эффективность и  подтвердила  реальную возможность оптимизации процесса формирования личностной устойчивости к аддиктивным факторам средствами психологического сопровождения. Предложенная программа может быть рекомендована для широкого использования в практике психолого-педагогической работы системы образования.

7. Подготовленные в процессе исследования методические материалы диагностической и психолого-педагогической формирующей работы рекомендуются в помощь  психологам, педагогам и родителям в решении задач формирования психологической устойчивости личности к аддиктивным факторам.

8. В результате  исследования разработана технология  психолого-педагогического сопровождения процесса формирования психологической устойчивости личности к аддиктивным факторам. Перспективы использования результатов  нашего исследования мы видим   в практической реализации программы  психологами и педагогами образовательных учреждений, учреждений дополнительного образования, реабилитационных центров, работающих по вопросам аддикции и формирования устойчивости личности к аддиктивным факторам.

По теме исследования опубликованы следующие работы:

      Публикации в рецензируемых изданиях из перечня ВАК:

  1. Телепова, Н.Н. Психологические аспекты первичной и вторичной профилактики зависимости (на примере порнозависимости) [Текст]/ Н.Н. Телепова //Известия Самарского научного центра Российской Академии наук/ Актуальные проблемы гуманитарных исследований: спец. вып. - 2008. - с. 55-60.
  2. Телепова, Н.Н. Формирование психологической устойчивости к аддиктивным факторам [Текст]/ Н.Н. Телепова// Вестник университета (Государственный университет управления).- 2010.- № 15. - С. 80-84.
  3. Телепова, Н.Н. Религиозная аддикция: психологические условия профилактики и исцеления [Текст]/ Н.Н. Телепова// Вестник университета (Государственный университет управления).- 2010.- № 17.- С.118-122.
  4. Телепова, Н. Н. Влияние аддиктивных факторов на формирование личности [Текст] / Н.Н. Телепова // Вестник Самарского Университета. -   2012, № 3. - С. 132-137.
  5. Телепова,  Н. Н. Трудоголизм как причина психоэмоционального выгорания личности в профессиональной деятельности [Текст] / Н.Н.Телепова// Казанская наука. - 2012, № 2. - С. 56-62.
  6. Телепова, Н.Н. Модель психологической устойчивости личности к аддиктивным факторам  [Текст] / Н.Н.Телепова// Казанская наука. - 2012, № 3. - С. 58-63.
  7. Телепова, Н.Н. Семья как фактор  формирования психологической устойчивости личности / Н.Н.Телепова // В мире научных открытий. - 2012, № 5.
  8. Телепова, Н.Н. Механизм деструктивных изменений личности под воздействием аддиктивных факторов и формирование психологической устойчивости личности к аддикции / В.В. Рыжов, Н.Н.Телепова // В мире научных открытий.- 2012, № 5.

      Монографии:

  1. Телепова Н.Н. Поговорим о супружеском счастье: монография / М.Н.Телепов, Н.Н.Телепова.- Пенза: Изд-во "Откровение", 2003.-160 с. (в соавт., 50% личного участия).
  2. Телепова,  Н.Н. Азбука семьи: монография/ М.Н.Телепов, Н.Н.Телепова. – Самара: Самарское отделение Литературного фонда, 2008. - 140 с.: ил. (в соавт., 50% личного участия).
  3. Телепова, Н.Н. Воспитание родителей: монография/ М.Н.Телепов, Н.Н.Телепова. - М.: "Нарния", 2006. - 160 с.: ил. (в соавт., 80% личного участия).
  4. Телепова, Н.Н. 1+1=? Арифметика отношений до брака: монография/ М.Н.Телепов, Н.Н. Телепова.- Нижнегорский: Изд-во "Книги о главном", 2006. - 128 с. (в соавт., 80% личного участия).
  5. Телепова, Н.Н. Жизнь продолжается. Руководство по работе с ВИЧ положительными людьми: монография/ М.Н. Телепов, Н.Н.Телепова, Л.Т.Макарова. - Самара: Самарское отделение Лит.Фонда, 2007. - 80 с. (в соавт., 50% личного участия).
  6. Телепова, Н.Н. Есть только миг. Екклесиаст о смысле жизни: монография/М.Н.Телепов, Н.Н.Телепова. - Нижнегорский: Изд-во "Книги о главном", 2008. - 160 с.  (в соавт., с Телеповым М.Н., 80% личного участия).
  7. Телепова, Н.Н. Алгоритм любви: монография/ М.Н.Телепов, Н.Н.Телепова. - Самара: Самарское отделение Литературного фонда. - Самара, 2008.- 120 с. (в соавт., 80% личного участия).
  8. Телепова Н.Н. Знать, чтобы жить: Профилактика рискованного поведения в образовательной среде и ВИЧ/СПИД: монография/ Н.И. Танаева, М.Н.Телепов, Н.Н.Телепова. - Самара: Самарское отделение Литературного фонда, 2010. -120 с. (в соавт., 50% личного участия).
  9. Телепова,  Н.Н. Родители и дети: кто – кого? (аспекты воспитания): монография /Н.Н.Телепова. - Самара: Самарское отделение Литературного фонда, 2010. - 134 с.
  10. Телепова, Н.Н. От печали до радости рукой подать (Блог Ящуров): монография / Н.Н.Телепова. - Самара: ООО Офорт, 2010. - 193 с.
  11. Телепова, Н.Н. Личность: судьба или работа над собой?: монография/Н.Н.Телепова. - Самара: ООО Офорт, 2012. - 135 с.

      Учебные  пособия:

  1. Телепова,  Н.Н. Погода в доме: практическое пособие в помощь супругам  / М.Н.Телепов, Н.Н.Телепова. - Самара: СамГПУ, 2003. - 44 с. (в соавт., 50% личного участия).
  2. Телепова,  Н.Н. Уроки для родителей: практическое пособие /М.Н.Телепов, Н.Н.Телепова.- М.: Изд-во "Теос", 2005.- 20 с. (в соавт., 50% личного участия).
  3. Телепова, Н.Н. Построение отношений: практическое пособие  /М.Н.Телепов, Н.Н.Телепова. - М.: Изд-во "Теос", 2005.- 16 с. (в соавт., 50% личного участия).
  4. Телепова, Н.Н. Диалог в семье: учебно-методическое пособие /М.Н.Телепов, Н.Н.Телепова. - Самара: Самарское отделение Литературного фонда, 2008. - 36 с. (в соавт., 80% личного участия).
  5. Телепова, Н.Н. Буклет из серии "В помощь родителям". Роль родителей в помощи попавшему в зависимость ребенку. - Самара: ЦРО, 2010. 
  6. Телепова,  Н.Н. Буклет из серии "В помощь родителям". Отличие функциональной семьи от дисфункциональной. – Самара: ЦРО,2010. 
  7. Телепова Н.Н. Ты и твои родители: буклет ЦРО Администрации г.о.Самара, апрель 2009. 
  8. Телепова Н.Н. Феномен смерти в восприятии ребенка: буклет ЦРО Администрации г.о.Самара, май 2009.
  9. Телепова Н.Н. Созависимость как семейная болезнь: буклет ЦРО Администрации г.о.Самара, май 2009.
  10. Телепова Н.Н. Био-психо-социо-духовная модель профилактики зависимости: буклет ЦРО г.о. Самара, май 2009.

         Статьи и тезисы докладов:

    • Телепова, Н.Н. Свобода самовыражения при коммуникации//Социально-психологические проблемы ментальности: тезисы докл. V международной научно-практической конференции, Смоленск, 14-16 ноября,2002.- Смоленск: гос. пед. ун-т, 2002. - С. 419-421 .
    • Телепова Н.Н. Трудности самораскрытия//Социально-психологические проблемы ментальности: тезисы докл. V международной научно-практической конференции, Смоленск, 14-16 ноября, 2002. - Смоленск: гос. пед. ун-т, 2002.-С. 421-424 .
    • Телепова Н.Н. Любовь как основной компонент семейной гармонии//Мужчина и женщина: тезисы докл. III Всероссийской междисциплинарной научно-практической конференции, Москва, 30 мая-2 июня, 2003.-М.: Школа, 2003.-С. 174-178 .
    • Телепова Н.Н. Диалогизация супружеского общения как психологическое условие здоровой самооценки супругов//Актуальные проблемы науки и гуманитарного образования: межвуз. сб. научн. трудов.- Вып. 4.-СПб.: Изд-во "Мирт", 2004.- С. 144-155 .
    • Телепова, Н.Н. Духовные основы семьи// Гуманизм и духовность в образовании: Труды Третьей международной научной конференции. - Нижний Новгород, 2005.- С. 159-162 .
    • Телепова, Н.Н. Свободные узы//Миссионер. - Вып. 4 (7) . - М.: Изд-во Библейская Лига, 2005. - С. 26.
    • Телепова, Н.Н. Доколе будешь ты печалиться?//Миссионер. - Вып. 1 (20) . – М.: Изд-во Библейская Лига, 2005. - С. 30.
    • Телепова Н.Н. Преодоление психологического кризиса в семье после "испытания войной"// Актуальные проблемы науки и гуманитарного образования. Межвуз. сб. науч. тр. - Выпуск 10. - Нижний Новгород: НГЛУ им.Н.А.Добролюбова, 2007. – С. 229-232.
    • Телепова Н.Н. По разные стороны//Миссионер - Вып. 2 (13) . - М.: Изд-во Библейская Лига, 2007. – с. 34. 
    • Телепова Н.Н. От горечи к свободе//Амурская Неделя. - Вып. 25 (15163) . - Благовещенск: Изд-во Приамурье, 2007. - с. 10.
    • Телепова Н.Н. Вернувшийся с войны//Амурская Неделя. - Вып. 35 (15173) . – Благовещенск: Изд-во Приамурье, 2007. - с. 10.
    • Телепова Н.Н. Усталость от семьи//Амурская Неделя. - Вып. 12 (15150) . - Благовещенск: Изд-во Приамурье, 2007. - с. 9.
    • Телепова Н.Н. Мамочка, не бей меня! Насилие в семье: от горечи к полноте счастья/Военно-христианский вестник. - Вып. 2 (30) . - М.: Изд-во "Щит Веры", 2007.- с. 24.
    • Телепова Н.Н. Испытание рублем//Миссионер. - Вып. 3 (14) . - М.: Изд-во Библейская Лига, 2007. - с. 36.
    • Телепова Н.Н. Воспитание родителей//Надежда для тебя. - Вып. 5(15). - М.: Изд-во "Шаги профессионала", 2008. - с. 38.
    • Телепова Н.Н. Семья и материнство. - Вып. 3 (25) . - Минск: Изд-во "Жизнь", 2008. - с. 34.
    • Телепова Н.Н. Становление личности в родительском доме// Актуальные проблемы науки и гуманитарного образования: Межвуз. сб. науч. тр. - Вып. 11. - М.: Изд-во Русско-американского института, 2008.-С. 206-210.
    • Телепова Н.Н. Изображая жертву//Миссионер. - Вып. 3 (18) . - М.: Изд-во Библейская Лига, 2008. - с. 39. 
    • Телепова Н.Н. Самоидентификация личности через сексуальное просвещение и воспитание/ Актуальные проблемы науки и гуманитарного образования: Межвуз.сб.науч. тр. - Вып. 11. - М.: Изд-во Русско-американского института. -2008. - С.211-216.
    • Телепова Н.Н. Воспитание родителей //Надежда для тебя. - Вып. 2 (24) . - Минск: Изд-во "Жизнь", 2008. - с. 38. 
    • Телепова Н.Н. Желание создать семью //Light of the Gospel – Вып. 4 (70) . - Washington, “The WAY”, 2008 - с. 24. 
    • Телепова Н.Н. Поговори со мной//Надежда для тебя. - Вып. 3 (25) . - Минск: Изд-во "Жизнь", 2008. - с. 34. 
    • Телепова Н.Н. Мама-наставница/Надежда для тебя. - Вып. 3 (29) . - Минск: Изд-во "Жизнь", 2009. - с. 34.
    • Телепова Н.Н. С младостарцем во главе//Миссионер. - Вып. 2 (21) . - М.: Изд-во Библейская Лига, 2009. - с. 34.
    • Телепова Н.Н. Любовь к детям //Надежда для тебя. - Вып. 2 (28). - Минск: Изд-во "Жизнь", 2009. - с. 34.
    • Телепова Н.Н. Сдвиг личной парадигмы в психолого-педагогическом пространстве как показатель готовности педагога к диалогизации педагогического процесса / Н.Н. Телепова// Актуальные проблемы науки и гуманитарного образования: Межвуз. сб. науч. тр.- Вып 16.- М.: Изд-во Русско-американского института, 2010.- С. 186-194.
    • Телепова Н.Н. Самооценка ребенка/ Н.Н. Телепова//Надежда для тебя. - Вып. 1 (39). – Минск: Изд-во "Жизнь", 2011. - с. 37.
    • Телепова Н.Н. Критика /Н.Н. Телепова//Надежда для тебя. - Вып. 2. - Минск: Изд-во "Жизнь", 2011. - с. 34-36.
    • Телепова Н.Н. Мы и наши дети/ Н.Н. Телепова//Надежда для тебя. – Вып. 3(41) - Минск: Изд-во "Жизнь", 2011. - с. 37.
    • Телепова Н.Н.  "Человекопаучий" бум. Педагогическая коррекция // Самарский Вестник начального образования. -2011.- №2. - с.50.
    • Телепова Н.Н. Страхи ребенка – результат воспитания или трусость? /Н.Н.Телепова //Роднулечка: семейный журнал. - Вып. 17. - Самара: Изд-во "МИР" , 2012. - С. 26-28.
     
    Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.