WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

СВИДЕТЕЛЬ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ АРМЕНИИ

Автореферат кандидатской диссертации

 

Академия

управления

МВД России

 

 

На правах рукописи

Мурадян Айк Альбертович

СВИДЕТЕЛЬ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ АРМЕНИИ

 

Специальность 12.00.09 – уголовный процесс, криминалистика; оперативно-розыскная деятельность

Автореферат диссертации на соискание

ученой степени кандидата юридических наук

 

Москва – 2012
Диссертация выполнена на кафедре управления органами расследования преступлений Академии управления МВД России.

Научный руководитель:                                          

кандидат юридических наук, профессор,                                                                          заслуженный юрист Российской Федерации                                                                               Колесников Иван Иванович

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор

Ширванов Алексей Амирбекович

кандидат юридических наук, профессор

Белозёров Юрий Николаевич

Ведущая организация

Тульский государственный университет

                    

Защита диссертации состоится « 15 » марта 2012 г. в 14.30 часов на заседании диссертационного совета Д 203.002.01 при Академии управления МВД России по адресу: 125171, г. Москва, ул. З. и А. Космодемьянских, д. 8,              ауд. 415–­­417.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Академии управления МВД России.

Автореферат разослан «30» января 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат юридических наук,

профессор                                                                                              В.И. Старков

 


Общая характеристика работы

Актуальность темы. Судебно-правовая реформа в Республике Армения (РА) началась 5 июля 1995 г. с принятия новой Конституции. Основной закон провозгласил Республику Армения правовым государством, а в качестве одной из важнейших основ конституционного строя продекларировал, что человек, его достоинство, основные права и свободы являются высшей ценностью.

Создание правового государства, способного обеспечить защиту человека, его основных прав и свобод во всех сферах общественных отношений, несомненно, требует совершенствования уголовно-процессуального законодательства и практики его применения, поскольку сфера уголовно-процессуальной деятельности предусматривает возможность существенного ограничения основных прав и свобод личности, вовлекаемой в уголовно-процессуальные отношения в том или ином процессуальном статусе, в частности и в положении свидетеля. При этом совершенствование армянского уголовно-процессуального законодательства должно осуществляться с учетом требований общепринятых стандартов защищенности личности.

В этом контексте требует совершенствования институт свидетеля, поскольку только надлежащее исполнение своих уголовно-процессуальных обязанностей и реализация уголовно-процессуальных прав участниками уголовного процесса позволяет обеспечить наиболее эффективное решение задач, стоящих перед органами и должностными лицами, осуществляющими уголовно-процессуальную деятельность.

Принятый в рамках судебно-правовой реформы Уголовно-процессуальный кодекс Республики Армения (УПК РА) от 1 июля 1998 г. по сравнению с Уголовно-процессуальным кодексом Армянской ССР от 7 марта 1961 г. (УПК Арм. ССР) существенно расширил процессуальные права свидетеля. Однако, по-прежнему остается нерешенным целый ряд проблем, возникающих при реализации свидетелем своих прав и исполнении им своих обязанностей в ходе производства следственных и судебных действий.

Произошедшие изменения в сфере правового регулирования положения свидетеля в уголовном судопроизводстве мало что изменили на практике. Свидетели по-прежнему не желают сотрудничать с органами расследования, зачастую не являются по их вызову и отказываются от дачи показаний, опасаясь расправы со стороны подозреваемых, обвиняемых и их соучастников. Отдельные законодательные новеллы, касающиеся статуса свидетеля, небезупречны с точки зрения их практической реализации. Так, в УПК РА предусмотрено право свидетеля при допросе пользоваться помощью адвоката, однако механизм его реализации законодатель не регламентировал, нечетко определены права и обязанности адвоката, порядок его приглашения и допуска к производству следственных действий с участием свидетеля.

Законодательное регулирование права на свидетельский иммунитет не позволяет однозначно определить круг лиц, обладающих (пользующихся) этим правом. Значительные затруднения возникают при реализации права свидетеля на обеспечение его безопасности. В последние годы на всех стадиях уголовного судопроизводства органы расследования, прокуроры и судьи все чаще сталкиваются с фактами противодействия со стороны лиц, совершивших преступление. Следственная и оперативная практика органов полиции Республики Армения свидетельствует, что примерно в 10–20 % случаев расследования и рассмотрения уголовных дел о тяжких и особо тяжких преступлениях на свидетелей и других участников уголовного судопроизводства оказывается открытое либо скрытое противоправное воздействие посредством угроз убийством, причинения телесных повреждений или уничтожения (повреждения) имущества как в отношении самих указанных лиц, так и в отношении их близких. В итоге участники уголовного судопроизводства вынуждены отказываться от данных ранее показаний либо лжесвидетельствовать в пользу подозреваемых и обвиняемых. Об этом свидетельствует также статистика таких зарегистрированных преступлений, как дача заведомо ложных показаний и отказ от дачи показаний. Так, по данным Информационного центра полиции РА в 2004 г. были зарегистрированы 9 подобных преступлений, в 2005 г. – 5, в 2006 г. – 10, в 2007 г. – 7, в 2008 г. – 10, в 2009 г. – 36, а в 2010 г. – 16.

УПК РА предусматривает нормы, регламентирующие обеспечение безопасности при проведении отдельных процессуальных действий с участием свидетеля и других участников уголовного судопроизводства. Однако система защиты от оказываемого на свидетеля «давления» в уголовном процессе Армении на сегодняшний день практически не работает. В связи с этим участились случаи лжесвидетельства, отказа от показаний либо их изменения, стремления избежать участия в уголовном деле в качестве свидетеля.

Вступивший в действие с 12 января 1999 г. УПК РА включил в себя отдельную гл. 12 «Защита лиц, участвующих в  уголовном судопроизводстве». Однако ее две статьи не обеспечивали защиту участников процесса, что потребовало внесения изменений в УПК РА (от 5 июня 2006 г.) путем включения в данную главу ст. 98, 981–9813, 99, 991. В них урегулированы вопросы обеспечения безопасности участников уголовного процесса.  Вместе с тем решение данной проблемы видится в принятии целевого пакета законодательных и иных нормативных правовых актов, направленных на создание механизма реализации вышеупомянутых норм УПК РА, призванных обеспечить защиту свидетелей и других участников уголовного процесса.

Вышеизложенное подтверждает актуальность исследования положения свидетеля в уголовном судопроизводстве Армении.

Степень научной разработанности темы. Заметный вклад в разработку учения о правовом статусе личности, обеспечении прав и свобод участников уголовного судопроизводства внесли такие советские и российские процессуалисты, как Л.Б. Алексеева, Н.С. Алексеев, В.П. Божьев, И.М. Гуткин, О.А. Зайцев, В.И. Каминская, Л.М. Карнеева, Л.Д. Кокорев, А.М. Ларин, В.З. Лукашевич, П.А. Лупинская, Я.О. Мотовиловкер, И.Д. Перлов, И.Л. Петрухин, Р.Д. Рахунов, В.М. Савицкий, М.С. Строгович, И.Я. Фойницкий, М.А. Чельцов, А.А. Чувилев, М.П. Шешуков, П.С. Элькинд, М.Л. Якуб и другие. Из процессуалистов Армении исследованием этих вопросов занимались В. Авакян, К. Бишарян, А. Гамбарян, Г. Гукасян, С. Дилбандян, А. Еремян, Г. Казинян, Д. Мелконян, М. Хачатурян и другие.

Процессуальные гарантии прав и свобод личности в уголовном про­цессе, их реальное состояние и пути совершенствования рассматривали в своих работах Ю.Н. Белозёров, Б.Я. Гаврилов, С.М. Громов, И.Ф. Демидов, А.Ю. Епихин, А.С. Кобликов, Г.Н. Колбая, В.М. Корнуков, А.И. Клычников, Э.Ф. Куцова, С.Л. Лонь, И.А. Либус, Е.Г. Мартынчик, М.К. Свиридов, А.И. Сергеев, А.В. Солтанович, Ю.И. Стецовский, А.Л. Цыпкин, Н.Ф. Чистяков, В.В. Шимановский, Ю.К. Якимович, А.Г. Яцкевич.

Вопросы теории и практики участия свидетеля в производстве по уголовному делу в Российской Федерации анализировались в диссертационных исследованиях О.А. Зайцева (1993 г.), А.Ю. Епихина (1995 г.), К.С. Карибова (2001 г.), С.А. Саушкина (2002 г.).

Процессуальному положению свидетеля, закрепленному в УПК РФ, и проблемам его совершенствования посвящены кандидатские диссертации А.В. Макеева «Свидетель в уголовном судопроизводстве России: становление и тенденции развития процессуального института» (2004 г.), Н.В. Сидоровой «Правовое регулирование показаний свидетеля в российском уголовном процессе» (2004 г.), В.Д. Потапова «Совершенствование процессуально-правового статуса свидетеля в уголовном судопроизводстве России» (2005 г.), Н.Ю. Литвинцевой «Процессуальный статус свидетеля в Российском уголовном судопроизводстве» (2005 г.),  М.М. Шейфер «Социальный и правовой статус свидетеля и проблемы его реализации в уголовном судопроизводстве России» (2005 г.). Несмотря на актуальность исследуемой диссертантом проблемы, в работах процессуалистов Республики Армения вопросы института свидетеля затрагиваются лишь фрагментарно. В период действия нынешнего уголовно-процессуального законодательства Республики Армения впервые на монографическом уровне вопросы государственной защиты участников уголовного процесса (в частности свидетеля) были рассмотрены в работе А. Еремяна, А. Гамбаряна «Государственная защита лиц, участвующих в уголовном процессе Республики Армения» (2006 г.).

Объектом исследования являются правоотношения, возникающие в связи с участием свидетеля в уголовном судопроизводстве.

Предмет исследования составляют закономерности становления и современные тенденции развития института свидетеля, а также проблемы реализации мер по его защите.

Цель и задачи диссертационного исследования. Целью настоящего исследования является комплексное исследование теоретических и практических проблем правового института свидетеля в уголовно-процессуальном праве и разработка теоретических положений и научно обоснованных рекомендаций, направленных на совершенствование законодательства в этой сфере и практики его применения.

Достижение указанной цели обусловило постановку и решение следующих взаимосвязанных научно-теоретических и практических задач:

– на основе привлечения широкого круга исторических документов установить предпосылки возникновения и особенности становления института свидетеля в Республике Армения;

– уточнить понятие свидетеля с учетом оснований становления лица свидетелем, а также возможности прибытия лица в орган расследования или в суд по собственной инициативе для дачи показаний;

– выявить проблемы процессуально-правового положения свидетеля и разработать научно обоснованные предложения по их решению;

– исследовать международный и зарубежный опыт защиты свидетелей;

–проанализировать основные меры безопасности свидетеля, предусмотренные уголовно-процессуальным законодательством;

–сформулировать предложения по совершенствованию законода­тельного обеспечения безопасности свидетеля.

Методологическую основу исследования составили общенаучный диалектический метод, а также частные методы научного познания: формально-юридический, сравнительно-правовой, системно-структурный, логический и исторический. В ходе исследования применялись и такие методы, как сбор, обобщение и анализ информации о результатах деятельности органов расследования Республики Армения. Кроме того, в работе использовалось анкетирование, как социологическое средство исследования. В целях достижения объективности результатов исследования данные методы применялись комплексно.

Исследование проводилось на основе обобщения и критического анализа работ ученых и практиков, представляющих различные школы и направления современной научной мысли в сфере философии, теории государства и права, уголовного права, уголовно-процессуального права, криминалистики, теории оперативно-розыскной деятельности.

Нормативную базу исследования составили Конституция Республики Армения; действующее уголовно-процессуальное законодательство РА; иные законодательные акты РА, нормы международного законодательства, законодательства России и других стран СНГ, США, Великобритании, Германии, а также постановления Конституционного суда РФ, Пленума Верховного суда СССР, РФ, Европейского суда по правам человека, имеющие непосредственное отношение к исследуемым проблемам.

Эмпирической базой исследования явились результаты анкетирования 102 следователей и 108 сотрудников органов дознания 10 региональных подразделений полиции Республики Армения и полиции г. Еревана, что составляет около 10 % общей численности следователей и 20 % сотрудников органов дознания, а также изучения 200 уголовных дел, законченных в период с 2005 по 2009 г. органами расследования территориальных образований Аджапняка, Давидашена, Авана, Нор-Норка, Малатии и Себастии, что составляет порядка 20 % от общего количества уголовных дел, по которым органом расследования применялись меры защиты свидетелей. Данные эмпирические сведения отвечают требованиям генеральной совокупности результатов исследования. Также были использованы статистические сведения Информационного центра полиции РА о количестве зарегистрированных преступлений по ст. 338 «Дача заведомо ложных показаний» и 339 «Отказ от дачи показаний» УК РА.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в проведении автором после введения в действие УПК Республики Армения комплексного исследования правового положения свидетеля в уголовном процессе Армении.

Основные положения диссертации, отвечающие научной новизне, заключаются в следующем:

– проведено комплексное исследование вопросов возникновения, становления и развития института свидетеля в законодательстве Армении;

– сформулировано  предложение о расширении права свидетеля на получение юридической помощи адвоката как во время допроса, так и при производстве других следственных действий с участием свидетеля;

– обоснован вывод о том, что применение свидетельского иммунитета не может ограничиваться его действием только на стадиях предварительного расследования и судебного разбирательства, но должно распространяться на стадию возбуждения уголовного дела;

– обоснована необходимость распространения действия свидетельского иммунитета также на детей и их опекунов-родителей в отношении друг друга;

– предложен механизм (процедура) использования допроса «на расстоянии» при проведении очной ставки между подозреваемым (обвиняемым) и свидетелем в целях обеспечения безопасности последнего;

– исследованы отечественный, международный и зарубежный, в том числе российский опыт обеспечения безопасности свидетеля, а также уголовно-процессуальные меры безопасности, применение которых в отношении свидетеля стало возможным в УПК РА.

В итоге выработаны авторские подходы к решению рассматриваемых в диссертации научных проблем и получены новые результаты, которые в своей сово­купности отражены в положениях, выносимых на защиту.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

  • Автором уточнено определение понятия «свидетель» в УПК Республики Армения путем включения в его уголовно-процессуальное содержание оснований становления лица свидетелем, а также возможность прибытия лица в орган расследования или в суд по собственной инициативе для дачи показаний.
  • Сформулированное автором предложение о расширении права свидетеля на получение юридической помощи адвоката не только во время допроса и очной ставки, но и при производстве других следственных действий с участием свидетеля: осмотра, следственного эксперимента, освидетельствования, предъявления для опознания.
  •  Вывод автора о том, что применение  свидетельского иммунитета не может ограничиваться его действием только на стадиях предварительного расследования и судебного разбирательства. Лицо может отказаться свидетельствовать против себя самого, своего супруга (супруги) или близких родственников независимо от того, требуются ли эти сведения при проведении следственного и судебного действий или же при даче объяснений органу дознания или иному компетентному органу. Должностное лицо данного органа, в свою очередь, в ходе осуществления проверки заявления, сообщения о преступлении обязано разъяснить лицу при получении от него объяснений его конституционное право не свидетельствовать против себя самого, своего супруга (супруги) или близких родственников.
  • Обоснование необходимости распространения действия свидетельского иммунитета также на детей и их опекунов-родителей в отношении друг друга. Хотя УПК Республики Армения напрямую и не упоминает о праве свидетельского иммунитета опекунов-родителей и их детей, однако с учетом того, что отношения в опекунской семье между переданными на воспитание детьми и их опекунами-родителями подчиняются правовому регулированию гл. 20 Семейного кодекса Республики Армения, они должны иметь право на свидетельский иммунитет.
  • Предложен механизм (процедура) использования допроса «на расстоянии» при проведении очной ставки между подозреваемым, обвиняемым, подсудимым и свидетелем в целях обеспечения безопасности последнего, при проведении которой свидетель находится в другом по отношению к допрашиваемому подозреваемому, обвиняемому, подсудимому помещении, что позволит обеспечить безопасность свидетеля во время и после проведения очной ставки. Одновременно у подозреваемого, обвиняемого, подсудимого в процессе проведения очной ставки имеется возможность задавать ему вопросы и непосредственно выслушивать его ответы.
  • Вывод автора о том, что предусмотренные в УПК Республики Армения положения о проведении судебного заседания в закрытом режиме сами по себе не могут гарантировать тайну проведения судебных действий и обеспечить безопасность свидетеля без дополнительных правовых механизмов, так как подсудимый и его защитник, секретари судебного заседания, конвойная служба и технический персонал обладают, как правило, информацией о всех действиях, производимых судом при исследовании доказательств, однако они не предупреждаются о неразглашении ставших известными им данных судебного разбирательства. С учетом этого, предлагается ч. 2 ст. 16 УПК РА «Гласность судебного разбирательства» дополнить четвертым абзацем, в котором предусмотреть, что «при проведении закрытого судебного заседания его участники и иные лица, которым при выполнении их процессуальных и служебных обязанностей стали известны сведения о материалах уголовного дела, могут быть предупреждены судом о неразглашении ставших им известными данных, о чем у них берется подписка с предупреждением об уголовной ответственности».
  • Сформулированы предложения по совершенствованию УПК Республики Армения относительно процессуального статуса свидетеля, для реализации которых в Кодекс необходимо внести следующие изменения и дополнения:
    • ч. 5 ст. 86 УПК РА «Свидетель» дополнить следующими пунктами: «31) давать показания на языке, которым он владеет; 32) пользоваться помощью переводчика бесплатно; 33)  заявлять отвод переводчику, участвующему в его допросе; 34) представлять органу, осуществляющему уголовное преследование, требование о предоставлении мер безопасности и приносить жалобы на действия (бездействия) и решения органа дознания, следователя, прокурора и органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.»;
    • в ч. 6 ст. 206 УПК РА «Допрос свидетеля» слова «но не может задавать свидетелю вопросы или комментировать его ответы» заменить словами «воспользоваться правами, предусмотренными пп. 4 и 11 ч. 1 ст. 73 данного Кодекса». Данное положение позволит адвокату более эффективно осуществлять защиту прав и законных интересов свидетеля;
    • из ч. 3 ст. 86 УПК РА «Свидетель» исключить п. 5, предусматривающий обязанность свидетеля по требованию органа, осуществляющего уголовное производство, подвергаться амбулаторной экспертизе, и одновременно дополнить данную статью ч. 6, предусматривающей прохождение свидетелем амбулаторной экспертизы с его согласия;
    • в ч. 1 ст. 220 УПК РА «Освидетельствование», добавить после слова «свидетель» слова «с его согласия, за исключением случаев, когда освидетельствование необходимо для оценки достоверности его показаний».

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования заключается в том, что его результаты имеют значение для дальнейшей теоретической разработки проблем, связанных с процессуальным положением свидетеля в уголовном судопроизводстве. Результаты исследования дополняют положения теории уголовного процесса и позволяют совершенствовать теоретическую базу уголовно-процессуальной деятельности.

Предложения, высказанные и обоснованные в диссертации, могут быть использованы для совершенствования действующих уголовно-процессуальных законодательств Республики Армения и Российской Федерации, а также практики их применения.

Значимость исследования определяется возможностью использования выводов и рекомендаций, сформулированных в диссертации, в учебном процессе в рамках преподавания уголовного процесса в образовательных учреждениях юридического профиля, а также в практической деятельности органов предварительного расследования, прокуратуры и суда.

Обоснованность и достоверность результатов исследования определяются его комплексным характером, использованием различных методов научного исследования и основываются на объективном анализе норм армянского и зарубежного уголовно-процессуального законодательства, правоприменительной практики, статистических данных, научных трудов и материалов периодической печати, относящихся к теме работы.

В диссертации использованы собранные автором эмпирические данные и теоретический материал. Достоверность полученных результатов подтверждается репрезентативностью проведенного исследования.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные теоретические положения диссертационного исследования получили отражение в пяти опубликованных статьях, три из которых – в изданиях, рекомендо­ванных ВАК Министерства образования России, а также нашли отражение в тезисах выступлений автора в 2008 г. на Международной научно-практической конференции в Ереванском государственном университете по теме «Вопросы повышения эффективности борьбы с преступностью».

Результаты исследования внедрены в практическую деятельность Главного следственного управления полиции Республики Армения. Отдельные положения данного исследования  внедрены в учебный процесс Академии образовательного комплекса полиции Республики Армения, Академии управления МВД России и Российско-Армянского (Славянского) университета, что подтверждено актами о внедрении.

Структура, объем и содержание диссертации определены целью и задачами исследования. Настоящая работа состоит из введения, двух глав, включающих в себя семь параграфов, заключения, списка использованной литературы и приложений.

 

Содержание работы

Во введении автор обосновывает выбор и актуальность темы исследования, определяет степень ее разработанности, объект, предмет, цель и задачи диссертационного исследования, характеризует методологическую основу, обоснованность и достоверность выводов, раскрывает эмпирическую базу и научную новизну, формулирует основные положения, выносимые на защиту, указывает теоретическое и практическое значение работы, апробацию и внедрение в практику ее результатов.

Первая глава – «Теоретические и правовые основы становления и развития института свидетеля в Республике Армения» – состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе – «Происхождение и развитие в уголовно-процессуальном праве института свидетеля» – исследуются вопросы происхождения и исторического развития института свидетеля в уголовно-процессуальном праве, начиная с норм Законника Хаммурапи и Законов Ману. Затем автор рассматривает данный институт в древнегреческом и древнеримском праве. Источником права Древнего Рима были Законы XII таблиц (451–450 гг. до н. э.), анализ которых позволяет сделать вывод о существовании уже тогда института свидетеля в уголовном и гражданском судопроизводстве. Перейдя к рассмотрению древнеиранского Сасанидского судебника, автор показывает, что главное место среди доказательств занимали показания свидетеля (очевидца), за отказ от которых предусматривалась уголовная ответственность .

По результатам исследования места свидетеля в законодательстве армянской государственности автор делает вывод о том, что еще во II тыс. до н. э. в древнеармянском государстве Урарту (Араратское царство) из содержания царских надписей следовало, что в некоторых случаях смертной казни подвергались одинаково как совершившие противозаконные деяния, так и свидетели, которые не объявили об этом, т. е. уклонились от дачи свидетельских показаний.

С принятием в 301 г. христианства в Армении Церковь приобрела обширную юрисдикцию по регулированию не только церковно-религиозных, но и светских отношений. Важным источником исследования права данного периода является каноническое право, из которого следовало, что при рассмотрении судебных дел следовало принимать решение на основе не менее двух-трех показаний свидетелей. В течение IV–XII вв. в Армении были рецепцированы Моисеевы законы и нормы сирийского права в лице так называемого Сирио-римского судебника. В Пятикнижии (приписываемом Моисею) говорится о доказательствах, одними из которых считались свидетельские показания.

При исследовании института свидетеля в таких памятниках армянского права, как Судебник Мхитара Гоша (1184 г.) и Судебник Смбата Спарапета (1265 г.) автор отмечает, что основным и главным доказательством в данный период являлось свидетельское показание. При этом по Судебнику Мхитара Гоша установлены два критерия оценки свидетельских показаний: количественный – число свидетелей и качественный – положительный моральный облик свидетеля. Эти критерии составляли единое целое.

В Судебнике 1519 г., а также в Судебнике Астраханской общины армян показаниям свидетелей также придавалось большое значение. Однако в отличие от Судебника Гоша Астраханский судебник принимал свидетельства «неверных», т. е. нехристиан, а в случае равного количества свидетелей предпочтение отдавалось показаниям христиан. Среди исследованных автором памятников армянского права институт свидетеля подробно рассматривается в работе Ш. Шаамиряна «Западня честолюбия».

Значительным этапом развития института свидетеля автор считает период правления Первой Республики Армения (1918–1920 гг.). В сентябре 1918 г. Совет Армении принял Закон «Об изменении некоторых статей Устава уголовного судопроизводства». Законом Совета Армении были упразднены ст. 713 и 714 Устава уголовного судопроизводства, которые делили свидетелей на представителей «православных» и «неправославных» и устанавливали порядок приведения к присяге только православных свидетелей. Внесенными изменениями установилось следующее общее правило: «свидетели приводятся к присяге на судебном заседании, каждый по порядку их веры, духовным лицом их вероисповедания» .

В период правления Второй Республики Армения (1920–1990 гг.) 27 мая 1921 г. Совет Народных Комиссаров Армянской ССР принял положение о трибуналах, которые вызывали свидетелей по своему усмотрению, а вызванных могли не допрашивать или прекратить их допрос, если находили это необходимым . Не столь значительным было значение свидетельских показаний и по УПК РА от 1923 г., по которому суду разрешалось ограничивать или сокращать допрос свидетелей. Уголовно-процессуальный кодекс Армении от 1934 г. не внес, по сути, изменений в процессуальный статус свидетеля. Более прогрессивным оказался УПК Армянской ССР 1961 г., в котором перечислялись все виды доказательств, в том числе показания свидетеля, а ст. 56  УПК РА гласила, что фактические данные утверждаются показаниями свидетеля.

Таким образом, суммируя выводы по анализу армянского уголовно-процессуального права, диссертант приходит к выводу, что процессуальный институт свидетеля наиболее полно сложился в позднем средневековье и, несмотря на потерю государственности, активно развивался в армянских общинах разных стран. При этом диссертант выделяет следующие периоды, оказывающие существенное влияние на становление, формирование и развитие института свидетеля в армянском уголовно-процессуальном праве:

  • Становление уголовно-процессуальной практики и появление единичных норм, регламентирующих статус свидетеля на судебных разбирательствах – с древних времен до XII в. н. э.
  • Формирование института свидетеля и относительно подробная регламентация его статуса в источниках права – с 1184 по 1920 г.
  • Предметное (детальное) развитие института свидетеля УПК Армянской ССР 1923, 1934 и 1961 гг.

Во втором параграфе – «Понятие и процессуальное положение свидетеля в уголовном процессе Республики Армения» – рассмотрены понятие и правовой статус свидетеля в УПК РА. На основе проведенного анализа автор приходит к выводу о том, что для четкого определения понятия свидетеля, а также момента обретения лицом такого процессуального положения, следует различать так называемые фактические и правовые основания вызова лица в орган расследования или в суд в качестве свидетеля. Под фактическими основаниями обретения лицом процессуального статуса свидетеля, по мнению автора, следует понимать сведения (процессуальные и непроцессуальные), дающие основание полагать, что данному лицу могут быть известны обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела. Правовыми же основаниями приобретения лицом процессуального статуса свидетеля служат процессуальные документы, с помощью которых лицо вызывается в качестве свидетеля, за исключением прибывания лица по собственной инициативе для дачи показаний.

С учетом теоретических и практических проблем участия свидетеля в уголовном судопроизводстве в структуру содержания его правового статуса, по мнению автора, входят следующие элементы: гражданство в уголовно-процессуальном значении; правосубъектность; права и обязанности; ответственность. От гражданства свидетеля в установленных законом и нормами международного права случаях напрямую зависят особенности его процессуально-правового статуса, в частности обладание им привилегий при даче показаний.

Рассматривая проблему продолжительности пребывания лица в процессуальном положении свидетеля, автор приходит к выводу, что, будучи допрошенным и приобретя процессуальный статус свидетеля, лицо при производстве по уголовному делу и после допроса в ряде случаев продолжает оставаться в этом качестве. Следовательно, представляется, что лицо, участвующее в уголовном деле в качестве свидетеля, обладает такой правосубъектностью до окончания производства по данному делу.

Представляет научный и практический интерес проблема процессуальной дееспособности свидетеля. По результатам ее рассмотрения автор делает умозаключение, что, несмотря на отсутствие возрастных ограничений вовлечения лица в уголовное судопроизводство в качестве свидетеля, законодатель все же признает неспособность несовершеннолетних свидетелей самостоятельно реализовывать в полном объеме свои права, а также исполнять свои обязанности. Данное обстоятельство, в свою очередь, позволяет говорить о том, что, с точки зрения юридической науки, процессуальная дееспособность таких лиц является неполной или ограниченной.

По результатам исследования процессуального положения свидетеля автор уточняет его законодательное определение, включив в его содержание основания становления лица свидетелем, а также возможность прибытия лица в орган расследования или в суд по собственной инициативе для дачи показаний. С учетом изложенного предлагается в ст. 86 УПК РА понятие свидетеля сформулировать следующим образом: свидетель – это лицо, вызванное с целью дачи показаний органом, осуществляющим уголовное производство, который располагает сведениями, дающими основания полагать, что данному лицу могут быть известны обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, либо лицо, прибывшее  по собственной инициативе для дачи показаний. 

Ввиду отсутствия в УПК РФ указанных выше составляющих понятия свидетеля (основания становления лица свидетелем, а также возможность прибытия лица по собственной инициативе для дачи показаний), диссертанту представляется необходимым сформулировать в ст. 56 УПК РФ законодательное определение понятия свидетеля аналогично предложенному выше определению.

С целью усовершенствования процессуально-правового статуса свидетеля автор также предлагает внести в УПК РА ряд других изменений и дополнений, изложенных в тексте диссертации, по вопросам связанным с правами и обязанностями свидетеля, а также правовыми основаниями вызова лица в качестве свидетеля.

При выработке предложений по совершенствованию УПК РА автор учитывал результаты проведенного анкетирования, в ходе которого о необходимости уточнения понятия и процессуального статуса свидетеля высказалось 59 % следователей, в том числе 41 % следователей высказался за введение в данный закон положений о возможности прибывания на допрос по собственной инициативе.

В третьем параграфе – «Понятие оказания юридической помощи свидетелю по уголовному делу» – автором рассмотрены вопросы реализации конституционного права свидетеля на получение юридической помощи.

Рассматривая это право, автор делает вывод о том, что фактически, с точки зрения сферы действия и состава его субъектов, право на получение юридической помощи более емкое понятие, чем право подозреваемого и обвиняемого на защиту, поскольку в уголовно-процессуальном праве субъектом права на получение юридической помощи является не только подозреваемый или обвиняемый, но и потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, свидетель.

Рассматривая правомочия адвоката при участии в допросе свидетеля, автор приходит к выводу, что таковые правомочия ограничены, поскольку адвокат не может воспользоваться всем спектром прав, предусмотренных ст. 73 УПК РА «Права и обязанности защитника». Поэтому автор в целях защиты прав и законных интересов свидетеля предлагает сформулировать требование, предоставляющее адвокату право задавать свидетелю вопросы и комментировать его ответы, для чего в ч. 6 ст. 206 УПК РА необходимо слова «но не может задавать свидетелю вопросы или комментировать его ответы» заменить  словами «воспользоваться правами, предусмотренными пп. 4 и 11 ч. 1 ст. 73 УПК РА», правовое содержание которых указано в тексте диссертации.

На взгляд автора, нуждается в правовом регулировании участие адвоката в уголовном процессе и в качестве защитника, и в качестве представителя, оказывающего юридическую помощь одновременно нескольким участникам уголовного судопроизводства (особенно, свидетелю и обвиняемому или подозреваемому). В этой связи предлагается ч. 2 ст. 93 УПК РА изложить в следующей редакции: «защитник или представитель не может по данному делу оказывать одновременную юридическую помощь нескольким участникам уголовного судопроизводства, если они являются представителями разных сторон или иных участников, интересы которых противоречат друг другу»; а ч. 3 данной статьи исключить.

В рамках данного параграфа, сравнивая разные подходы ученых-процессуалистов, рассматривается также проблема процессуального положения адвоката свидетеля. По мнению автора, в целях избежания споров о процессуальном положении адвоката свидетеля необходимо включить его в число «иных участников уголовного судопроизводства», установив круг его прав и обязанностей, предоставив тем самым процессуальный статус участника уголовного процесса. Для реализации данного предложения необходимо в содержание ст. 78 «Представители потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика» и ст. 79 «Права и обязанности представителей потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика» УПК РА включить словосочетание «представитель свидетеля».По мнению автора, по аналогии со ст. 69 УПК РА (предусматривающей случаи обязательного участия защитника), следует установить в законе следующие случаи обязательного участия адвоката в интересах свидетеля: когда свидетель является несовершеннолетним; когда свидетель в силу физических или психических недостатков не может самостоятельно выполнять свои обязанности и воспользоваться своими правами; когда он не владеет языком, на котором ведется производство по уголовному делу. По мнению автора, расходы по оплате труда адвоката в этих случаях должны быть возложены на государство.

Правовая конструкция осуществления права свидетеля на получение юридической помощи в форме, закрепленной в п. 10 ч. 5 ст. 86 УПК РА, предусматривается только во время допроса и очной ставки, поскольку последняя является разновидностью допроса. Однако автор считает, что необходимо законодательно установить возможность реализации свидетелем указанного права также при его участии в производстве других следственных действий: осмотра (ст. 218 УПК РА), следственного эксперимента (ст. 242 УПК РА), освидетельствования (ст. 220 УПК РА), предъявления для опознания (ст. 221 УПК РА), а также проводимых в суде процессуальных действий.

В четвертом параграфе – «Понятие свидетельского иммунитета в уголовном процессе Республики Армения» – рассмотрены теоретические вопросы определения данного института и проблемы реализации его в уголовном судопроизводстве Республики Армения.

Сопоставляя научные взгляды на содержание свидетельского иммунитета, автор придерживается позиции о необходимости более широкого его толкования, чем это предусматривают сегодня нормы УПК РА, считая, что таким иммунитетом обладают: граждане, которых запрещено допрашивать в качестве свидетелей, и граждане, которые вправе отказаться от дачи показаний или от ответов на задаваемые в процессе выполнения с их участием следственных действий вопросы.

Кроме того, использование категории «показание», закрепленной  в конституционных и уголовно-процессуальных нормах, на взгляд автора, не означает, что действие свидетельского иммунитета ограничивается только дачей показаний в процессе допроса. В диссертации отражено, что лицо может отказаться свидетельствовать против себя самого, своего супруга (супруги) или близких родственников независимо от того, требуются ли эти сведения в процессе допроса или же при даче объяснений. Следовательно, должностное лицо органа, осуществляющего производство, при получении объяснений от лица должно разъяснить конституционное право гражданина не свидетельствовать против себя самого, своего супруга (супруги) или близких родственников. Однако материалы эмпирического исследования свидетельствуют, что по всем 200 уголовным делам это право гражданам не разъяснялось.

Позиция диссертанта о том, что право не давать показания против своего супруга (супруги) в своей основе имеет этическое содержание и призвано обеспечить сложившиеся между супругами моральные связи. Однако, категория «супруг (супруга)» должна быть прокомментирована в ее правовом смысле. В Республике Армения признается лишь супружество, зарегистрированное в органах регистрации актов гражданского состояния (ч. 2 ст. 1 Семейного кодекса РА). У лиц, проживающих совместно, ведущих совместное хозяйство и имеющих детей, могут быть сформированы устойчивые моральные связи, однако они не имеют права отказаться от дачи показаний друг против друга. При расторжении брака бывшие супруги не пользуются правом свидетельского иммунитета, за исключением случаев, когда орган, осуществляющий производство, требует от них предоставить сведения, полученные во время брака.

В УПК РА напрямую не упоминается о праве свидетельского иммунитета опекунов-родителей и их детей, однако, по мнению автора, следует учитывать, что отношения  в опекунской семье между переданными на воспитание детьми и их опекунами-родителями подчиняются правовому регулированию с учетом близкого родства, что отражено в гл. 20 Семейного кодекса РА. Исходя из этого, право свидетельского иммунитета должно действовать также между детьми и их опекунами-родителями.

В соответствии с ч. 1 ст. 101 УПК РА «Разъяснение прав и обязанностей, обеспечение возможности их осуществления, лицам, участвующим в судопроизводстве», каждое лицо, участвующее в судопроизводстве, вправе знать свои права и обязанности, правовые последствия избранной им позиции, значение производимых с его участием процессуальных действий. В этой связи автор считает необходимым п. 2 ч. 5 ст. 86 УПК РА дополнить следующим положением: «при согласии свидетеля дать показания, он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе ивслучае его последующего отказа от этих показаний».

Современное уголовно-процессуальное законодательство Армении расширило пределы действия уголовно-процессуального принципа свободы от обязанности дачи показаний, предоставляя право не только отказаться от дачи показаний против себя самого, своего супруга (супруги) или близких родственников, но и право не предоставлять материалы, обосновывающие  его виновность, виновность супруга (супруги) или близких родственников в совершении преступления. В соответствии с указанным положением, в п. 3 ч. 5 ст. 86 УПК РА установлено право свидетеля на отказ от предоставления материалов и сведений, если они могут послужить по уголовному делу свидетельствами против него, супруги (супруга) или близких родственников. Однако в данном случае автор считает необходимым при согласии свидетеля предоставить подобные материалы и сведения, предупредить его о том, что таковые могут быть использованы в качестве доказательства по уголовному делу, для чего выработаны предложения о внесении соответствующих дополнений в п. 3 ч. 5 ст. 86 УПК РА.

Вторая глава «Механизм реализации защиты свидетелей в уголовном процессе Республики Армения» – состоит из трех параграфов.

В первом параграфе – «Использование международного и зарубежного опыта защиты свидетелей в уголовном процессе Республики Армения» – рассматривается опыт тех государств, в которых в борьбе с преступностью применялись программы защиты свидетелей. Автором исследована роль Организации Объединенных Наций в вопросах выработки новых подходов и руководящих принципов дея­тельности по защите участников уголовного судопроизводства.

В этих целях в диссертации рассматриваются основопо­лагающие международные правовые акты, затрагивающие проблемы обеспечения защиты свидетелей: Всеобщая декларация прав человека (1948 г.), Конвенция о защите прав и основных свобод человека и гражданина (1950 г.), Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (1984 г.), Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью, Европейская конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (1987 г.), Декларация принципов и Программа ООН в области предупреждения преступности и уголовного правосудия (1991 г.), Римский статут Меж­дународного уголовного суда (1998 г.), Декларация о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы (1998 г.), и др.

Анализ указанных выше международных правовых актов и принимаемых странами–членами ООН мер по предупреждению преступности свидетельствует о том, что защита участников уголовного процесса, в том числе свидетелей, от преступных посягательств – одна из приоритетных задач мирового сообщества. По этой причине многие страны мира пересмотрели национальное законодательство с учетом требований международных правовых актов в части повышения статуса свидетеля и мер по его защите. Опыт таких стран представляется чрезвычайно важным для государств, в которых институт защиты свидетелей недостаточно развит, в частности для Армении.

В этой связи в диссертации рассматриваются законодательства государств, у которых накоплен опыт в сфере защиты свидетелей. В частности, законодательства США, Франции, Германии, Великобритании, Италии.

Автор исследует законодательство и опыт Российской Федерации по обеспечению безопасности лиц, содействующих правосудию. Также проанализированы законодательства таких стран, как Латвия, Республика Беларусь, Республика Молдова, Республика Казахстан, Республика Украина.

Во втором параграфе – «Механизм применения уголовно-процессуальных мер защиты свидетеля на досудебных стадиях уголовного процесса» – рассмотрены проблемы применения мер защиты свидетеля, имеющих исключительно уголовно-процессуальный характер и применяемых в Республике Армения на досудебных стадиях уголовного процесса. В зависимости от сферы применения автор меры защиты делит на уголовно-процессуальные и непроцессуальные.

К первым автор относит: 1) защиту подлинных данных о защищаемом лице (ст. 983 УПК РА); 2) применение в отношении подозреваемого и обвиняемого такой меры пресечения, которая исключает возможность совершения насилия или иного преступления в отношении защищаемого лица (ст. 988 УПК РА); 3) выведение отдельных лиц из зала судебного заседания или проведение закрытого судебного заседания (ст. 9812 УПК РА); 4) допрос защищаемого лица в суде без оглашения его подлинных данных (ст. 9813 УПК РА), который применялся согласно результатам диссертационного исследования по 12 % уголовных дел; 5) проведение опознания вне визуального наблюдения (ч. 5 ст. 221 УПК РА), которое применялось по каждому десятому из изученных уголовных дел; 6) недопустимость разглашения данных предварительного расследования (ст. 201 УПК РА).

Остальные меры защиты, предусмотренные ст. 981 УПК РА, хотя и установлены уголовно-процессуальным законом, однако реализуются вне уголовно-процессуальных правоотношений (в организационном порядке субъектами, не являющимися участниками уголовно-процессуальных отношений, а также применяются в ряде случаев после завершения уголовного производства). Следовательно, на взгляд автора, таковые следует считать непроцессуальными мерами.

Весьма значительным с научной и практической точек зрения представляется изучение понятия «сведения, подтверждающие подлинность защищаемого лица». По мнению автора, необходимо учитывать, что во время допроса лицо нередко сообщает такую тайную информацию, о которой может знать только одно лицо. Указание данных сведений в протоколах следственных или иных процессуальных действий дает возможность отождествлять защищаемое лицо. С целью недопущения подобных ситуаций при подготовке следственного или иного процессуального действия, должностное лицо органа, осуществляющего производство по уголовному делу, должно выяснить, какие сведения известны лицу, дающему показания (защищаемому лицу), которые знает только он, и, исходя из этого, решить, имеют ли данные сведения решающее значение для уголовного дела и необходимо ли зафиксировать данные сведения в протоколе следственного действия. Хотя в ст. 983 УПК РА  говорится о фамилии, имени и отчестве защищаемого лица, однако данными, подтверждающими подлинность лица, могут считаться сведения, относящиеся к месту жительства, работы, учебы, его фотографии, сведения, известные исключительно ему, и т. д.

В диссертационном исследовании обосновывается вывод о том, что существующий порядок проведения очной ставки не обеспечивает соблюдение условий применения меры защиты, предусмотренной ст. 983 УПК РА, так как невозможно осуществить очную ставку без раскрытия информации о защищаемом лице и представленных им в своих показаниях сведений, поскольку ст. 216 УПК РА требует уточнить перед проведением очной ставки: знают ли лица, между которыми производится очная ставка, друг друга и в каких отношениях они состоят. Даже если следователь, принимая за основу требования ст. 983 УПК РА, в протоколе очной ставки фамилию, имя, отчество защищаемого лица заменит псевдонимом, то все равно он обязан провести очную ставку между защищаемым лицом и обвиняемым в условиях непосредственной видимости последнего. В связи с этим автор считает, что необходимо предусмотреть исключение из общего правила проведения очной ставки.

В связи с необходимостью обеспечения безопасности свидетеля во время очной ставки предлагается использовать механизм (процедуру) допроса «на расстоянии» при производстве очной ставки между подозреваемым, обвиняемым, подсудимым и свидетелем в целях обеспечения безопасности последнего, при проведении которой свидетель находится в другом по отношению к допрашиваемому подозреваемому, обвиняемому, подсудимому помещении, что позволит обеспечить безопасность свидетеля во время и после проведения очной ставки. Одновременно у подозреваемого, обвиняемого и подсудимого в процессе проведения очной ставки имеется возможность задавать вопросы свидетелю и непосредственно выслушивать его ответы. По мнению диссертанта, предлагаемый механизм проведения очной ставки необходим и вполне применим также и в применении аналогичных норм УПК РФ.

На обеспечение защиты направлено применение института предъявления для опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение, тем более, что в УПК Республики Армения предусматриваются достаточные основания для этого. При этом с целью обеспечения подлинности и допустимости доказательств, полученных при применении данного следственного действия, необходимо соблюдать ряд условий. Прежде всего, ни при каких обстоятельствах нельзя скрывать от опознаваемого лица факт предъявления его для опознания. В протоколе следственного действия обязательно должно быть указано то, что опознание производилось вне визуального наблюдения опознаваемого.

Исследуя проблему безопасности свидетеля, диссертант отмечает, что определенная информация содержится во многих информационных базах, справочниках, содержащих сведения, позволяющие отождествлять лицо. Поэтому  актуальным является вопрос об ограничении доступности сведений о личности защищаемого лица в информационных базах. Учитывая это обстоятельство, при взятии под государственную защиту свидетеля целесообразно запретить организациям, обладающим сведениями о данном лице, предоставлять о нем информацию. При данных обстоятельствах орган, осуществляющий производство по уголовному делу, отправляет соответствующему обладателю такой информации свое постановление о наложении временного запрета на предоставление сведений, подтверждающих подлинность защищаемого лица.

В третьем параграфе – «Механизм применения уголовно-процессуальных мер защиты свидетеля на стадии судебного разбирательства» – автором рассмотрены проблемы применения таких, предусмотренных УПК РА, мер защиты, как: выведение отдельных лиц из зала судебного заседания или проведение закрытого судебного заседания (ст. 9812 УПК РА); и допрос свидетеля в суде без оглашения его подлинных данных (ст. 9813 УПК РА).

Одновременно диссертант отмечает, что проведение судебного заседания в закрытом режиме само по себе не может гарантировать абсолютной тайны проведения судебных действий без дополнительных правовых механизмов. Дело в том, что подсудимый и его защитник, секретари судебного заседания, конвойная служба, иные технические работники, как правило, имеют возможность ознакомления практически со всеми действиями, производимыми судом при исследовании доказательств, однако они не предупреждаются о неразглашении ставших известными им данных. Поэтому предлагается ч. 2 ст. 16 УПК РА «Гласность судебного разбирательства» дополнить четвертым абзацем следующего содержания: «при проведении закрытого судебного заседания его участники и иные лица, которым при выполнении их процессуальных и служебных обязанностей стали известны сведения о материалах уголовного дела, могут быть предупреждены судом о неразглашении ставших им известными данных, о чем у них берется подписка с предупреждением об уголовной ответственности» . Данное предложение подразумевает внесение соответствующего дополнения также в УК РА.

Способ же допроса свидетеля вне визуального наблюдения участников судебного разбирательства нередко порождает обоснованные сомнения сторон относительно свободной формы дачи им показаний, поскольку свидетель в этом случае не контролируется участниками процесса, чем нарушается принцип непосредственного исследования доказательств.

В связи с этим автор считает необходимым дополнить ст. 9813 УПК РА ч. 31 следующего содержания: «при допросе защищаемого лица, проводимом в условиях, исключающих его визуальное наблюдение другими лицами, в помещении, где оно находится, никто не должен присутствовать, за исключением представителя суда (секретаря), наблюдающего за ходом допроса или иных судебных действий, проводимых с участием этого лица». Во избежание возможности нарушения в суде принципа непосредственного исследования доказательств, представляется необходимым дополнить таким положением также ст. 278 «Допрос свидетелей» УПК РФ.

С целью исключения вероятности установления подлинных данных о личности допрашиваемого в суде лица, обвинителю, допрашивающему первым свидетеля обвинения, следует по возможности избегать вопросов, которые каким-либо образом могут расшифровать его личность по указанным выше признакам. Таких же правил допроса должен придерживаться и суд. При допросе скрываемого свидетеля другими участниками процесса (защитником, подсудимым, потерпевшим и иными лицами) обвинитель может просить суд отвести вопросы, не влияющие на существо дела, но могущие повлечь распознавание личности зашифрованного свидетеля .

Однако норма, закрепленная в ч. 1 ст. 983 УПК РА, позволяющая суду по собственному усмотрению, без согласия оглашать персональные данные свидетеля, в отношении которого в досудебном производстве было принято решение об их сокрытии, в определенной степени затрудняет реализацию предусмотренных в УПК РА прав защищаемой личности. В этом случае нет уверенности, что такой свидетель не изменит свои показания либо вовсе откажется отвечать, соизмерив ценностные ориентации – возможность уголовной ответственности или опасность для жизни и здоровья себя и своих близких. Данное обстоятельство диктует необходимость дополнить ст. 9813 УПК РА следующими положениями, оптимально учитывающими интересы личности и интересы государства при публичном порядке уголовного судопроизводства:

– в случае заявления сторонами обоснованного ходатайства о раскрытии подлинных сведений о лице, дающем показания, в связи с осуществлением защиты подсудимого либо в целях установления существенных для рассмотрения уголовного дела обстоятельств суд с согласия защищаемого лица вправе предоставить сторонам возможность ознакомления с указанными данными либо исключить его показания из числа доказательств по уголовному делу;

– при существенной необходимости раскрытия подлинных сведений о лице, дающем показания, без его согласия суд гарантирует указанному лицу обеспечение избираемых лично им любых мер защиты, предусмотренных действующим законодательством Республики Армения .

В заключении автор формулирует основные выводы проведенного исследования и предложения о совершенствовании УПК РА:

    1. Для уточнения процессуального статуса свидетеля, а также момента обретения лицом данного процессуального положения диссертант предлагает различать так называемые фактические и правовые основания вызова лица в качестве свидетеля.
    2. Диссертант считает необходимым уточнить законодательное определение понятия свидетеля, включив в его содержание основания становления лица свидетелем, а также возможность прибывания лица в орган расследования или в суд по собственной инициативе для дачи показаний.
    3. Правовая конструкция осуществления права свидетеля на получение юридической помощи в форме, закрепленной  п. 10 ч. 5 ст. 86 УПК РА, предусматривается только во время допроса и очной ставки, как разновидности допроса. По мнению диссертанта, необходимо законодательно установить возможность реализации свидетелем данного права и при его участии в производстве других следственных действий: осмотра (ст. 218 УПК РА), следственного эксперимента (ст. 242 УПК РА), освидетельствования (ст. 220 УПК РА), предъявления для опознания (ст. 221 УПК РА), а также проводимых в суде процессуальных действий.
    4. Уголовно-процессуальный кодекс РА напрямую не упоминает о праве свидетельского иммунитета опекунов-родителей и их детей. Однако учитывая, что отношения  в опекунской семье между переданными на воспитание детьми и опекунами-родителями подчиняются правовому регулированию, следует право свидетельского иммунитета распространить также и на них.
    5. Существующий порядок проведения очной ставки не соответствует условиям применения меры защиты, предусмотренной ст. 983 УПК РА, поскольку невозможно осуществить очную ставку без раскрытия информации о защищаемом лице и представленных им показаний, так как действующая ст. 216 УПК РА требует уточнить перед проведением очной ставки: знают ли лица, между которыми производится очная ставка, друг друга и в каких отношениях они состоят. С учетом этого представляется необходимым предусмотреть исключение из этого правила для ч. 1 ст. 216 УПК РА.

Кроме того, для обеспечения безопасности свидетеля во время очной ставки необходимо использовать механизм (процедуру) допроса «на расстоянии».

    1. Проведение судебного заседания в закрытом режиме само по себе не может гарантировать абсолютной тайны проведения судебных действий без дополнительных правовых механизмов, которые изложены в диссертации.

В приложении автором представлены статистические сведения о количестве зарегистрированных преступлений по ст. 338 «Дача заведомо ложных показаний» и 339 «Отказ от дачи показаний» УК РА, анкеты и сводные данные о результатах анкетирования следователей следственных подразделений полиции и сотрудников органов дознания полиции Республики Армения, а также данные выборочного исследования архивных уголовных дел.

Основные положения диссертационного исследования опубликованы в научных работах общим объемом 2,05 п.л.

 

Научные статьи, опубликованные в журналах,

рекомендованных перечнем ВАК России:

 

1. Мурадян, А.А. Зарубежный опыт программ защиты свидетелей /А.А.Мурадян // Вестник Московского университета МВД России. 2008. № 6. – М.: МосУ МВД России, 2008. (0,30 п.л.)

2. Мурадян, А.А. Нормативная регламентация института свидетеля в армянском Судебнике Мхитара Гоша /А.А.Мурадян // Актуальные проблемы Российского права. 2009. № 3 (12). – М.: МГЮА, 2009. (0,45 п.л.)

3. Мурадян, А.А. Понятие свидетеля в уголовном процессе Республики Армения /А.А.Мурадян // Публичное и частное право. 2012. № II (XIV). – Москва-Воронеж: Воронеж, 2012. (0,43 п.л.)

 

Научные статьи, опубликованные в иных

рецензированных научных изданиях:

4. Мурадян, А.А. Свидетель в правовых актах армянских общин /А.А.Мурадян // Проблемы практики применения уголовно-процессуального законодательства: сб. науч. статей докторантов, адъюнктов, соискателей. 2008. Вып. 2. – М.: Академия управления МВД России, 2008. (0,45 п.л.).

5. Мурадян, А.А. Использование зарубежного опыта в процессе становления института защиты свидетеля в Республике Армения /А.А.Мурадян // Право и защита. 2009. № 3 – М., 2009. (0,42 п.л.).

 

 

 

 

 

На взгляд автора, таким положением необходимо дополнить также ст. 241 УПК РФ «Гласность», при условии внесения соответствующего дополнения в УК РФ.

Предложенные автором рекомендации, относящиеся к скрытому способу допроса свидетеля в суде, могут также применяться и в судебной практике РФ.

Представляется возможным внесение предложенных положений в ст. 278 УПК РФ, сформулируя второе положение следующим образом: «при существенной необходимости раскрытия подлинных сведений о лице, дающем показания, без его согласия суд гарантирует указанному лицу обеспечение избираемых лично им любых мер безопасности, предусмотренных федеральным законодательством о государственной защите участников уголовного судопроизводства».

 Сукиасян А.Г. Древнеиранское право по Сасанидскому судебнику. – Ереван,1980. С. 85–86. (На арм. яз.).

Законы, утвержденные Советом Армении. – Ереван, 1918. С. 9. (На арм. яз.).

 ЦГАНИ РА. Ф. 121. Оп.1. Д. 3. Л. 3–9; Казинян Г.С. История развития уголовного процесса в Армении. – Ереван, 1999. С. 72.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.