WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

ТЕКСТОВЫЕ СКРЕПЫ ТАКИМ ОБРАЗОМ И ИТАК В СОВРЕМЕННОМ РУССКОМ ЯЗЫКЕ: ОСОБЕННОСТИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ И СЕМАНТИКИ

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

 

Тюрин Павел Михайлович

 

Текстовые скрепы таким образом и итак в современном русском языке: особенности функционирования и семантики

 

Специальность 10.02.01 – Русский язык

 

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени

кандидата филологических наук

 

 

 

Владивосток

2012


Работа выполнена на кафедре русского языка и литературы Школы региональных международных исследований ФГАОУ ВПО «Дальневосточный федеральный университет»

Научный руководитель:             доктор филологических наук, профессор

Стародумова Елена Алексеевна

Официальные оппоненты:          доктор филологических наук, профессор

Парубченко Любовь Борисовна

ФГБОУ ВПО «Алтайский государственный        университет», г. Барнаул

                                                       кандидат филологических наук, доцент

Петрова Татьяна Ивановна

ФГАОУ ВПО «Дальневосточный федеральный

университет», г. Владивосток

Ведущая организация: Камчатский государственный университет

им. Витуса Беринга

Защита состоится «15» марта 2012 года, в 11.30, на заседании диссертационного совета ДМ 212.056.04 при Дальневосточном федеральном университете по адресу 690600, г. Владивосток, ул. Алеутская, 56, ауд. 422.

С диссертацией можно ознакомиться в Институте научной информации – Фундаментальной библиотеке Дальневосточного федерального университета по адресу: ул. Алеутская, 65Б.

Автореферат разослан «4» февраля 2012 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета                                                          Е. А. Первушина


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

XX век в науке ознаменовался пристальным вниманием к тексту – особому феномену реальности, чрезвычайно сложному по своей природе и структуре. Ведущие роли в изучении текста, несомненно, принадлежат лингвистике, т. к. текст – это, прежде всего, речевое, а уже потом художественное произведение, фрагмент картины мира и т.д. Именно в рамках лингвистики началось осмысление текста с точки зрения его ключевых признаков, так или иначе свойственных всем текстам (правда, с оговоркой на понимание текста у конкретных авторов). Под этими ключевыми признаками традиционно понимаются так называемые текстовые категории, среди которых выделяются информативность, членимость, когезия, континуум, автосемантия отрезков текста, ретроспекция и проспекция, модальность, интеграция, завершённость, целостность и связность (И. Р. Гальперин). При этом две последних признаются наиболее важными и, следовательно, требующими самого детального анализа. В ходе такого анализа вполне закономерно встал вопрос о формальных показателях внутритекстовых связей. Круг их достаточно широк, и в качестве таковых исследователи текста называют интонацию, глагольные временные формы, которые кроме своего прямого назначения служат проспекции и ретроспекции, местоимения с анафорической и катафорической функциями, а также сочинительные союзы, некоторые частицы.

Среди этих средств особого внимания заслуживают текстовые скрепы – особые единицы, функция которых – оформление связей в тексте. Так, типичными скрепами А. Ф. Прияткина называет слова «итак», «таким образом», «между тем», «однако», «более того», «так вот» и др.

Актуальность работы обусловлена тем, что текстовые скрепы являются достаточно распространённым явлением речи, особенно письменной, и, как показал проведённый анализ, не относятся к числу «новых» явлений: самые ранние обнаруженные употребления текстовой скрепы «итак» относятся к первой половине XIX века. В современных текстах, характеризующихся значительным усложнением своей структуры за счёт включения так называемых семиотически осложняющих элементов (изображений, фотографий и т. д.), отмечается расширение функционального спектра текстовых скреп, связанное с участием в построении таких текстов (семиотически осложнённых или креолизованных), где они могут выступать в качестве основного конституирующего элемента. Всё это делает очевидным тот факт, что описание текстовых скреп как особого показателя внутритекстовых связей играет ключевую роль в понимании отдельных механизмов построения связного текста и текста в целом, его сложнейшей природы и сущности.

Данные единицы характеризуются недостаточной изученностью: в настоящее время в лингвистической теории можно встретить лишь описания отдельных текстовых скреп и весьма редкие попытки систематического, комплексного описания указанного явления. При этом разногласия в данной сфере можно видеть уже в области терминологии. Термин «текстовая скрепа» используется как наиболее удачный вслед за А. Ф. Прияткиной. Сами же служебные слова, связывающие части текста, могут обозначаться и иными терминами: «релятив», «коннектор», «дискурсивное слово». Серьёзные разногласия существуют и в вопросах разграничения текстовых скреп и смежных с ними явлений, таких как дискурсив, метатекст, модус. Эти термины также не имеют однозначных и чётких определений и часто обозначают пересекающиеся или даже совпадающие понятия.

Объектом исследования стали текстовые скрепы «таким образом» и «итак», использующиеся в письменных текстах.

Предметом исследования явились функции названных единиц в различных текстах, их свойства и особенности использования.

Материал для исследования извлекался методом сплошной выборки из письменных текстов разных стилей и жанров, в результате чего было собрано около 1000 фактов употребления текстовых скреп (около 700 фактов употребления скрепы «таким образом» и около 300 фактов употребления скрепы «итак»).

Целью исследования стало определение природы, особенностей функционирования и семантики скреп «таким образом» и «итак» в текстах различных жанров и стилей.

Для достижения данной цели потребовалось решить следующие задачи:

  1. рассмотреть ряд теоретических предпосылок изучения текста и текстовых скреп в лингвистике;
  2. уточнить значение термина «текстовая скрепа» и отграничить обозначаемое им понятие от смежных явлений;
  3. на основании собранного языкового материла проследить историю формирования текстовых скреп «таким образом» и «итак»;
  4. проанализировав собранный языковой материал, определить круг функций, которые выполняют текстовые скрепы «таким образом» и «итак» в различных текстах;
  5. определить семантику названных единиц как представителей класса служебных слов русского языка, выявить характерные особенности этой семантики;
  6. разработать методику анализа данных текстовых скреп, учитывающую основные их признаки, свойства и особенности функционирования.

Научная новизна исследования состоит в том, что в нём впервые представлен глубинный анализ текстовых скреп «таким образом» и «итак», ранее имевших только поверхностные описания (особенно это относится к скрепе «таким образом», которая описывалась лишь в лексикографической практике), на материале текстов различных стилей и жанров. Такой анализ позволил выделить целый ряд ранее не называвшихся применительно к ним функциональных и семантических особенностей, а также вывести некоторые новые принципы описания этих единиц. Кроме того, было установлено, что функция текстовой скрепы для слова «итак» не является единственной и с учётом этого о нём можно говорить уже не как о текстовой скрепе, а как о текстовом операторе (т. е. использовать более широкий термин, включающий в себя предыдущий).

Теоретическая значимость работы заключается в систематизации и  обобщении ряда положений, относящихся к изучению текста и текстовых скреп и смежных с ними явлений, уточнениях терминологического характера, а также дальнейшей разработке теории текстовых скреп в русистике. Кроме того, была разработана методика анализа функционирования и семантики текстовых скреп «таким образом» и «итак», которая может быть экстраполирована и на другие единицы данного класса.

Практическая значимость обусловлена возможностью применения полученных результатов исследования в практике лексикографического описания текстовых скреп как представителей класса служебных слов русского языка, а также при чтении курсов и спецкурсов по теории языка, синтаксису современного русского языка, стилистике русского языка, филологическому анализу текста. Отдельные разделы работы могут быть использованы в курсах, посвященных современной литературе и языку художественных произведений.

В ходе выполнения работы использовались следующие методы исследования: описание, сопоставление, обобщение, структурно-семантический  анализ, метод количественного анализа.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Текстовая скрепа «таким образом» выполняет достаточно широкий круг функций, среди которых можно выделить две основных: функцию присоединения логического вывода-следствия и резюмирующую, но последняя имеет ряд частных подтипов, в соответствии с которыми все функциональные варианты резюмирующей скрепы «таким образом» можно разделить на ограничивающие и ограничивающе-дополняющие, в зависимости от характера резюме, и резюмирующе-развивающие (при наличии продолжения смыслового блока текста).
  2. Рассматриваемая скрепа обладает собственной лексической семантикой с инвариантным значением «о котором говорили», реализующимся исключительно в контексте и подвергающимся контекстным преобразованиям. Кроме того, скрепа «таким образом» обладает семантической сферой действия, которая полностью тождественна её валентности, т. е. валентность скрепы реализуется именно на семантическом уровне, не затрагивая уровень грамматический.
  3. Текстовая скрепа «итак» при выполнении ряда общих со скрепой «таким образом» функций – функции присоединения логического вывода-следствия и резюмирующей, имея в последнем случае ограничивающий, ограничивающе-дополняющий и резюмирующе-развивающий функциональный варианты, – демонстрирует и некоторое отличие, проявляя способность резюмировать не только текст, описывающий статическое состояние, факт действительности и т. д., но и показанную в динамике ситуацию. Кроме того, текстовая скрепа «итак» может выполнять в тексте и сигнальную функцию, т. е. давать сигнал о начале в тексте новой информации, которая не высказывалась ранее.
  4. Текстовая скрепа «итак», как и скрепа «таким образом» (при наличии ряда различий), обладает собственным лексическим значением, которое имеет свой инвариант и варианты, реализующиеся в контекстах под их влиянием. Таким инвариантом выступает значение «то, на что нужно обратить внимание». Важным компонентом лексического значения «итак» является значение, связанное с выражением отношений следования в различных их проявлениях. Именно этот компонент указывает на обязательность наличия левого и правого контекстов и совместно с первым компонентом формирует механизмы их соотнесения. Значение, связанное с выражением отношений следования, полученное словом «итак» от союза «и», ставшего его составной частью, не демонстрирует факультативности даже в тех контекстах, где формально выраженным является только правый контекст. При реализации такого варианта наблюдается частичное «разрушение» функции текстовой скрепы слова «итак» и переход его в текстовый оператор с точки зрения формальной выраженности левого контекста, однако на семантическом уровне «итак» по-прежнему остаётся скрепой.

Апробация работы. Основные результаты исследования были представлены в качестве докладов на аспирантском семинаре при кафедре Современного русского языка Дальневосточного государственного университета (Владивосток, октябрь 2010 г.), Всероссийской с международным участием научно-практической конференции «Виноградовские чтения 2010» (Тобольск, 2010 г.), IV Международной научно-практической конференции АТАПРЯЛ в рамках научно-методического семинара «Актуальные проблемы современной филологии» (Владивосток, 2011 г.), межвузовской научной конференции, приуроченной к 300-летию со дня рождения М.В.Ломоносова (Хабаровск, 2011 г.).

Наиболее значимые положения работы отражены в следующих публикациях: «Текстовые функции скрепы таким образом» (Виноградовские чтения 2010: Материалы всероссийской с международным участием научно-практической конференции, Тобольск, 2010 г.), Семантический аспект описания скрепы «таким образом» (М. В. Ломоносов и актуальные проблемы современной филологии: сб. науч. тр. по материалам межвуз. науч. конф., приуроченной к 300-летию со дня рождения М. В. Ломоносова (Хабаровск, 12 декабря 2011 г.)), «Текстовая скрепа «итак» и её функционирование («Мир русского слова», Санкт-Петербург, 2011 г. – издание, рекомендованное ВАК), «К вопросу о категориальном статусе текстовых скреп» («Вестник ПГЛУ», Пятигорск, 2011 г. – издание, рекомендованное ВАК).

Структура работы. Диссертационное исследование состоит из Введения, двух глав, Заключения, Списка литературы, Списка использованного материала и Приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обоснована актуальность темы, научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, сформулированы цели и задачи исследования.

Глава 1 «Изучение текста и текстовых скреп как особых показателей внутритекстовых связей» построена на материале современных лингвистических концепций в области изучения текста, представленных в трудах М. М. Бахтина, Б. В. Томашевского, Д. С. Лихачёва, Ю. М. Лотмана, И. Р. Гальперина, Е. Е. Анисимовой и др., описания знаковой природы языка, отражённого в работах Ч. Пирса, Ф. де Соссюра, Б. В. Григорьева, М. А. Кронгауза и др., а также креолизованных текстов, описание которых нашло отражение в исследованиях Ю. А. Сорокина, Ю. Ф. Тарасова,

Е. Е. Анисимовой и др.

Кроме того, в работе исследуются различные концепции, описывающие текстовые скрепы и смежные с ними явления. Так, подходы к изучению текстовых скреп в современной русистике строятся с учётом теорий

А. Ф. Прияткиной, М. В. Ляпон, М. И. Черемисиной, Т. А. Колосовой,

Х. Вайнриха и др. Вопрос о соотношении тектстовых скреп и метатекста решается с учётом концепций А. Вежбицкой, Р. О. Якобсона,

Н. П. Перфильевой, В. А. Шаймиева, Н. К. Рябцевой, Ю. М. Бокаревой и др.

Принципы разграничения текстовых скреп, дискурса и модуса выстраиваются на базе теорий Е. С. Кубряковой, В. Г. Борботько, В. Н. Телии, В. А. Белошапковой, Г. Я. Солганика, Т. В. Шмелёвой, О. Н. Копытова,

З. Я. Тураевой, М. Я Дымарского и др.

Описание категориального статуса текстовых скреп, их семантики базируется на трудах М. В. Панова, А. А. Шахматова, В. В. Виноградова,

Е. С. Кубряковой, В. Г. Гака, Т. Винограда, А. Н. Баранова, П. Б. Паршина и др.

Текст как особый феномен рассматривается с позиций различных гуманитарных дисциплин, объектом исследования которых он стал в последние десятилетия. В современной научной парадигме он попал в поле зрения широкого круга наук, в первую очередь культурологического цикла, а затем и более узких отраслей. Кроме того, широкое распространение в науке получило утверждение о том, что тексты, рассматриваемые как явление семиотическое, могут определяться как «связные знаковые комплексы». Семиотика стала усматривать знаковую природу текста не только в функционировании в нём других языковых знаков (слова, предложения), что традиционно изучалось лингвистикой, но и в том, что текст сам являлся целостным знаком, означающее которого – действительность (или фрагмент действительности), а означаемое – представление автора текста об этой действительности. Однако к знаковым системам относятся не только естественные языки, но и язык жестов, глаз, а также системы, объединяющие в себе знаки разных групп (креолизованные тексты), причём при коммуникации эти знаковые системы могут взаимодействовать, тесно переплетаясь. При создании креолизованных текстов могут быть использованы средства двух разных уровней: средства иконического языка (рисунок, фотография, карикатура, таблица, схема, чертёж и др.), а также поле паралингвистических средств текста (расположение на бумаге, длина строки, пробелы, цвет, шрифт, вспомогательные знаки, необычная орфография и расстановка знаков препинания и т. д.).

Рассмотрение текста в рамках лингвистики характеризуется существенной неоднородностью взглядов на него, которая выразилась в формировании нескольких принципиально отличных друг от друга подходов. Такая ситуация связана, во-первых, с общим положением дел в лингвистике, где любая единица описывается с нескольких позиций (конструктивной, функциональной и т. д.), а во-вторых, – со сложностью и разноплановостью самого текста.

За текстом признаётся право быть рассмотренным с позиций уровневой классификации: текст может расцениваться как уровень, но не языка, а речи, т. к. для него характерна явная членимость на единицы-конституэнты, а речь, в свою очередь, тоже системна, и даже спонтанность речепроизводства не свободна от оков, накладываемых на неё системой языка. Текст же представляет собой сознательно организованный результат речетворческого процесса, подчиняется определённым для него закономерностям организации.

В структуре текста можно выделить фрагменты (конструктивно-семантические единицы текста), которые в работе названы смысловыми блоками (ввиду отсутствия другого устоявшегося термина в лингвистике), объединёнными общностью содержания и далеко не всегда совпадающими с абзацным членением, а также членением на главы, параграфы и т. д.

На современном этапе развития лингвистической теории текста особую значимость приобрело рассмотрение так называемых текстовых  категорий. Центральными категориями большинство исследователей называет целостность и связность. Исследование последней категории выдвинуло на первый план необходимость выявления и разностороннего анализа её формальных показателей, которые существуют в тексте. Их спектр достаточно широк. Среди наиболее распространённых показателей связей в тексте называются текстовые скрепы – особые единицы, служащие экспликаторами исключительно внутритекстовых связей.

Текстовые скрепы представляют собой ещё недостаточно изученное явление, хотя некоторые из них уже попадали в поле зрения лингвистов, однако по-прежнему формируют вокруг себя круг вопросов, не имеющих однозначных ответов. В частности, в современной лингвистике пока нет общепринятого термина для обозначения данных единиц.

Другая проблема относится к разграничению понятия «текстовые скрепы» и понятий, обозначающих смежные с ними явления. К ним относятся понятия метатекста, дискурса, модуса. Вопрос о границах понятия метатекста, а также языковых явлений, в него входящих, и по сей день вызывает весьма серьёзные разногласия у лингвистов и далёк от окончательного решения. Эта ситуация усугубляется существованием ряда других понятий, часто вступающих в тесное переплетение с данным. К ним относится понятие дискурсивных слов, которым обозначаются особые слова, придающие высказываниям дискурсивный статус. При таком понимании дискурсивные слова (например, дискурсивные слова с семантикой точки зрения) в значительной мере сближаются, а иногда и отождествляется с понятием метатекста. Сфера действия модуса не ограничивается исключительно уровнем высказывания: в современных лингвистических исследованиях широкое распространение получило и выделение модуса текста. В соответствии с этим текстовые скрепы – один из формальных показателей модуса, участвующий в оформлении модальной рамки текста.

Ещё одна затрагиваемая проблема – проблема категориального статуса текстовых скреп. Серьёзная преграда на пути решения данного вопроса – существенные разногласия среди исследователей при построении самой грамматической классификации слов. Кроме того, под понятие текстовой скрепы попадает достаточно широкий круг языковых явлений, характеризующихся лишь общностью синтаксической функции и обязательным наличием интонационного и конструктивного выделения

(в т. ч. и в отдельную конструкцию).

Из этой проблемы в значительной мере вытекает и проблема выявления их семантики. Вопрос об их семантике – это вопрос о семантике служебных слов в целом, наличие которой признавалось не всегда. Среди существующих подходов как наиболее продуктивный в работе был отмечен так называемый процедурный подход, предполагающий выделение смыслов-инструкций, базирующихся на процедурном преобразовании, под которым понимается комплекс операций над смыслами, приводящих к синтезу единой семантической структуры высказывания. Иными словами, значение служебного слова проявляется в способности определённым образом встраиваться в значение высказывания (очевидно, это можно наблюдать и на текстовом уровне) и трансформироваться под его влиянием.

Названные теоретические предпосылки, а также функциональные и семантические особенности самих текстовых скреп «таким образом» и «итак» предопределили структуру исследовательской части диссертационной работы.

Глава 2 «Текстовые скрепы «таким образом» и «итак»: особенности функционирования, семантики и параметры их описания» посвящена описанию указанных единиц.

В первом параграфе, посвящённом анализу текстовой скрепы «таким образом», устанавливается, что в формальном плане текстовая скрепа «таким образом» представляет собой двухкомпонентный лексикализованный эквивалент слова, являющийся экспликатором отношений между частями текста. В этимологическом плане основой для её формирования послужил омонимичный лексикализованный наречный оборот, по своей семантике тождественный слову «так». Процесс перехода сопровождался развитием ряда характерных для любой текстовой скрепы свойств и признаков: релятивной функции, способности создавать особое интонационное членение, свойственное любой текстовой скрепе и являющееся одним из основных её признаков (позиция после паузы, знаменующая членение текста). Кроме того, выполняя функцию скрепы, оборот «таким образом» обязательно формирует вводную конструкцию с соответствующей пунктуацией, позволяющей чётко разграничивать на письме наречный оборот и скрепу в современном русском языке.

Кроме того, особенностью скрепы «таким образом» является её способность участвовать в построении креолизованных текстов, выступая их конституирующим элементом. Эту способность демонстрирует следующий пример: Если систематизировать описанные в тестологии характеристики интеллекта, то схематически всё множество результативных проявлений интеллектуальной активности в условиях выполнения тестовых заданий, с моей точки зрения, может выглядеть следующим образом (рис. 2).

Таким образом, у нас получилась своего рода модель-«вертушка» результативных проявлений интеллекта, в которой границы секторов достаточно условны и соответственно могут перекрывать друг друга либо выпадать в зависимости от субъективных и объективных условий. Эта «вертушка» является удобным средством для анализа возможных типов интеллектуального поведения детей и взрослых, а также для классификации разных типов задач, инициирующих те или иные интеллектуальные качества личности (М. А. Холодная. Психология интеллекта: парадоксы исследования).

При анализе употребления скрепы «таким образом» в различных текстах были выделены две основные её функции: функция присоединения логического вывода-следствия (в этом случае «таким образом» отождествляется со словом «следовательно») и функция резюмирования, а также несколько более частных функциональных подтипов. Именно варьирование функции (и, соответственно, функциональный критерий) позволило выявить и противопоставить различные варианты скрепы «таким образом».

В качестве примера первой функции рассматривается следующий фрагмент текста: Фактически, только через понятия индивидуум открыт культуре и, таким образом, только через понятия осуществляется наиболее эффективная социализация (очеловечивание) индивидуального интеллекта, что создаёт предпосылки для понимания других людей (и других вариантов культуры) (М. А. Холодная. Психология интеллекта: парадоксы исследования).

Этот пример являет собой простейшую текстовую конструкцию, построенную на отношениях логического следования. Одному посылу в левом контексте скрепы (только через понятия индивидуум открыт культуре) соответствует один вывод в правом контексте (только через понятия осуществляется наиболее эффективная социализация). Отношения логического следования здесь базируются на том, что информация из левого контекста как бы предполагает информацию из правого: открыт культуре, значит, подвергается социализации. Дополнительным связующим элементом выступает повтор (только через понятия), создающий параллелизм конструкций левого и правого контекстов.

Более сложную структуру можно увидеть в следующем примере: Один из немецких классических психологов Штумпф наблюдал за своим сыном, который называл утку «га-га». Однако оказалось, что словом «га-га» называлась не только утка; этим словом называлась и вода, в которой плавает утка, и монета, на которой изображён орёл. Таким образом, это слово относилось ко всему, что имеет отношение к птице, ко всей ситуации, в которой она может встречаться (А. Р. Лурия. Язык и сознание). Здесь усложнение структуры происходит из-за того, что левый контекст скрепы содержит уже не один, а несколько посылов, последовательно связанных друг с другом: наблюдал за сыном > сын называл утку «га-га» > словом «га-га» называлась не только утка > этим словом называлась и вода…, и монета… Вывод, в свою очередь, присоединяется непосредственно к последнему посылу, и показателем его начала выступает текстовая скрепа «таким образом», выделяя данное высказывание из ряда семантически однородных. Основой для формирования отношений логического следования в данном примере послужило соотношение частное – общее в левом и правом контекстах соответственно: утка – птица; вода, монета – всё, что имеет отношение к птице и т.д. В данном примере между посылами возникает последовательная связь, однако она может быть и параллельной, когда вывод соотносится одновременно с двумя посылами, обобщая их в совокупности.

В структуре второй функции, резюмирующей, имеющей внутреннюю неоднородность, выделяется ряд подфункций. В первом типе резюмирования резюме завершает определённый смысловой блок текста (под смысловым блоком понимается фрагмент текста, объединённый общей мыслью),

т. е. ограничивает его дальнейшее развёртывание, полностью повторяя его, в соответствии с чем задействованный здесь вариант скрепы предлагается называть ограничивающим. Приводится следующая иллюстрация такой функции: Имеются возможности повышать потенциальные возможности человека за счёт тренированности сознательного регулирования и контроля некоторых неуправляемых в обычных условиях психических функций (температура тела, ритм сердечных сокращений, эмоциональные состояния и др.). Однако самым эффективным и сильным воздействием на психофизиологические функции человеческого организма всё-таки, видимо, является гипноз.

Интересный аспект исследования творческой деятельности связан с развитием психофармакологии (использование мескалина, препарата ЛСД). Американский учёный С. Криппнер, занимавшийся исследованиями творческого процесса под влиянием ЛСД, ввёл понятие об особом «психоделическом» состоянии изменения сознания испытуемых, находящихся под влиянием препарата, и соответственно, о наличии особой разновидности творческого процесса, особого «психоделического искусства». Однако оказалось, что ЛСД и препараты этой группы на данном этапе являются токсичными и их применение было запрещено. Вместе с тем, поиски безвредных стимуляторов продолжаются. Таким образом, нам остаётся ещё раз повторить, что в настоящее время гипноз является наиболее эффективным средством активизации психической деятельности (О. К. Тихомиров. Психологические исследования творческой деятельности). Как видно из примера, автор не просто использует повтор, маркируя его текстовой скрепой, но и дополнительно оговаривает то, что он повторяет некоторую информацию, используя метатекстовое выражение «остаётся ещё раз повторить», само же резюме в сжатой форме передаёт содержание одного из предложений левого контекста («сжатие» здесь происходит за счёт исключения модальной рамки, выраженной словами «однако», «всё-таки», «видимо»). При этом резюме следует не непосредственно за резюмируемой частью, а после содержательного отступления, которое относится к тому же смысловому полю, что и сам контекст скрепы. Такая структура и является наиболее характерной для употребления резюмирующей скрепы «таким образом».

Во втором типе резюмирования резюме также полностью завершает смысловой блок текста, повторяет его, но включает в свой состав ещё и новую информацию, за которой следует новый смысловой блок текста, не имеющий непосредственной связи с предыдущим. Задействованный здесь вариант скрепы «таким образом» получил название ограничивающе-дополняющего. Было бы прекрасно, если бы человечество могло пользоваться хотя бы этим количеством, но, к сожалению, лишь 0,025 % пресных вод находится в жидком состоянии и в доступных для человечества сферах, 1,6 % сковано могучими льдами, а 4 % – подземные воды, которые не так-то легко поднять на поверхность, причём большая часть – это глубинные рассолы и только около 0,3 % – пресные подземные воды зоны активного водообмена. Таким образом, количество пресной воды в почве, в реках, озёрах и других водоёмах составляет всего лишь 360 тыс. км3 (0,025 %) – совсем скромная цифра по сравнению с общими запасами воды 1454300 тыс. км3 (100 %). Вот чем располагает человечество! (В. В. Синюков. Вода известная и неизвестная). Повторяющейся информацией в данном случае является процентное соотношение  (0,025%). Повтор, который можно назвать дословным, формирует вокруг себя блок соотносимой информации: словам «жидком состоянии и доступных для человечества сферах» в левом контексте в резюме соответствуют слова «количество пресной воды в почве, в реках, озёрах и других водоёмах составляет всего лишь 360 тыс. км3», т. е. в целом пример можно отнести к сочетающим дословный и смысловой повтор. Всю эту информацию условно назовём «старой» (та, которая уже встречалась в тексте ранее). Новой же информацией будут количественные данные, выраженные цифрами (360 тыс. км3 и 1454300 тыс. км3). Кроме того, в качестве новой информации в текст вводится экспрессивная авторская оценка приведённых данных (отметим, что подобные случаи встречаются достаточно часто): «Вот чем располагает человечество!»

В третьем типе резюмирования резюме не завершает смысловой блок, а служит основой для его дальнейшего развёртывания, и используемый здесь вариант скрепы предлагается называть резюмирующе-развивающим. В качестве примера приводится следующий фрагмент текста: Наши опыты показали, что между эгоцентрической речью и эгоцентрическим характером мышления может не существовать никакой связи.

В этом главный интерес наших исследований в том разрезе, который определяется задачами этой главы. Перед нами – несомненный, установленный экспериментально факт, который остаётся в силе независимо от того, насколько состоятельной или несостоятельной окажется связываемая нами с этим фактом гипотеза. Повторяем, это факт, что эгоцентрическая речь ребёнка может не только не являться выражением эгоцентрического мышления, но и выполнять функцию, прямо противоположную эгоцентрическому мышлению, функцию реалистического мышления, сближаясь не с логикой мечты и сновидения, а с логикой разумного, целесообразного действия и мышления.

Таким образом, прямая связь между фактом эгоцентрической речи и вытекающим из этого факта признанием эгоцентрического характера детского мышления не выдерживает экспериментальной критики.

Это – главное и основное, это – центральное, а вместе с этой связью падает и главное фактическое основание, на котором построена концепция детского эгоцентризма. Несостоятельность концепции с теоретической стороны, с точки зрения общего учения о развитии мышления мы пытались раскрыть в предшествующей части.

Правда, Пиаже указывает и в ходе своего исследования, и в заключающем его резюме, что эгоцентрический характер детской мысли был установлен не одним рассмотренным нами, но тремя специальными исследованиями. <…> (Л. С. Выготский. Мышление и речь). В этом примере резюмирующие отношения возникают за счёт повтора в первых абзацах левого и правого контекстов: «Наши опыты показали» – «экспериментальной критики», «между эгоцентрической речью и эгоцентрическим характером мышления» – «между фактом эгоцентрической речи и вытекающим из этого факта признанием эгоцентрического характера детского мышления», «может не существовать никакой связи» – «не выдерживает». Однако резюме здесь не завершает смысловой блок, а служит основой для дальнейшего развёртывания, о чём свидетельствуют анафорические элементы «это», начинающие следующий за резюме абзац, и слова «вместе с этой связью падает и…», которые говорят о начале нового смыслового поля в тексте.

В результате проведённого анализа делается заключение о том, что резюмирующие функции скрепы «таким образом» можно разделить на две большие группы – функцию разграничения смысловых блоков текста, к которой следует отнести скрепы первых двух типов, и функцию объединения смысловых блоков, которую выполняют скрепы третьего типа.

Анализ плана содержания скрепы «таким образом» необходимо проводить в два этапа. Первый этап – трёхуровневый компонентный анализ, соответствующий этапам формирования текстовой скрепы: первый уровень – самостоятельные слова «такой» и «образ», второй уровень – наречный оборот «таким образом», третий уровень – скрепа «таким образом» (анализ значения скрепы вне контекста). Цель этого этапа – выявление семантических возможностей, заложенных в рассматриваемой единице. Именно он позволил выявить инвариантное значение «о котором говорили», реализующееся исключительно в контексте. Второй этап предполагает анализ различных функциональных вариантов скрепы и их реализацию с применением процедурного подхода и учётом выявленных на первом этапе особенностей. Среди таких вариантов возможны такие, при которых демонстрируется опора на контекст, интеграция в сознание говорящего либо совмещение этих моделей, что видно из следующего примера: Магний в избытке присутствует во всех зелёных растениях. Они же служат хорошим источником кальция и калия. Молочные продукты содержат в благоприятном сочетании все три элемента. Особенно богат ими творог.

Таким образом, обилие молока, молочных продуктов и свежей зелени в рационе позволит вам без долгих подсчётов получить нужные микроэлементы. А дальше положитесь на организм: используя все свои внутренние механизмы, он постарается удержать артериальное давление в пределах нормы. Главное – ему не мешать (Натрий, калий и маленькое море. Здоровье. 2003. №8). Здесь левый контекст скрепы даёт адресату информацию о содержании различных микроэлементов в определённых продуктах питания и растениях, которые потенциально можно употреблять в пищу. Данная информация закладывает определённое знание о мире в сознании адресата. Далее следует скрепа, заставляющая ещё раз отобразить в сознании то, о чём говорилось ранее, отсылая одновременно и к самому контексту, и к его содержанию. Этот эффект достигается благодаря заложенному в семантике скрепы «таким образом» анафорическому элементу. Правая часть контекста, следующая непосредственно за скрепой, сообщает о том, что употребление в пищу названных выше продуктов позволяет организму получить полезные для здоровья содержащиеся в них химические элементы. Эта информация также участвует в формировании «знания о мире» у говорящего, но само получаемое знание как бы основано на том, о чём говорилось в левом контексте, и скрепа создаёт своего рода ряд знаний, разделяя общие сведения и их практическое применение.

Во втором параграфе анализируется скрепа «итак». Эта скрепа характеризуется рядом общих черт с описанной ранее скрепой «таким образом», однако имеет и значительные отличия. К сходствам относится способность участвовать в построении креолизованных текстов, а также выполнять некоторые аналогичные функции – резюмирующую и функцию присоединения логического вывода-следствия. К отличиям относится способность скрепы «итак» резюмировать не только текст, но и описываемую ситуацию, что видно из следующего примера:

Цифро-буквенный код

А теперь потренируемся запоминать, подбирая к разным числам (однозначным, двузначным, трёхзначным) соответствующие сочетания согласных букв. Например: 34 – ТЧ , 75 – СП, 90 – ДН, 6 – Ш, 453 – ЧПТ и т.д. Важно, чтобы Вы произносили вслух звуки этих букв, а не названия самих согласных букв, т.е. не «эспэ» (75 – СП), а «сп». Кроме того, желательно произносить звуки коротко, без  распева.

 Для запоминания цифро-буквенного кода можно использовать различные игры и упражнения [Далее на 6 страницах приводятся указанные упражнения].

Итак, вас можно поздравить: вы научились подбирать к числам слова, а значит, запоминать любые числа! (Е. Е. Васильева. Секреты запоминания чисел). В этом примере левый контекст скрепы представляет собой своего рода побуждающую к действию инструкцию по одному из способов запоминания чисел. Эта инструкция предполагает активное участие адресата в выстраиваемой ситуации, о чём говорят слова «потренируемся» (форма первого лица множественного числа), «вы произносили» (непосредственное обращение к адресату). Правый контекст скрепы также содержит обращение к адресату, отображающее результат его действий в соответствии с приведённой выше инструкцией. Скрепа, таким образом, разграничивает совместные действия адресанта и адресата и их результат в смоделированной ситуации, при этом для создания резюме снова используется повтор: в левом контексте слова «потренируемся запоминать, подбирая к разным числам», а в правом – «запоминать любые числа».

Кроме того, текстовая скрепа «итак» способна выполнять и ещё одну функцию, не свойственную скрепе «таким образом». Эта функция в работе названа сигнальной. Говорится о двух вариантах реализации такой функции. При первом из них правый контекст скрепы содержательно связан с правым: 4. Умение поддерживать высокую работоспособность.

“При умелом распределении умственного труда можно не только развить громадную по своей продуктивности работу, но при этом сохранить на долгие годы, может быть, на всю жизнь, умственную работоспособность”, – отмечал профессор Н.Е. Введенский.

Итак, как же поддерживать высокую работоспособность? Для этого нужно:

1) определить время максимальной работоспособности;

2) постепенно входить в рабочий процесс;

3) делать перерывы во время работы (Е. Е. Васильева. Суперпамять или как запомнить, чтобы вспомнить). Здесь в правом контексте скрепы говорится о том, что умение грамотно распределять умственную нагрузку позволяет продуктивно работать и на долгие годы сохранять работоспособность. Первое высказывание правого контекста, начинающееся со скрепы «итак», представляет собой вопрос о том, как поддерживать работоспособность. Далее на этот вопрос даётся ответ. Таким образом, связь левого и правого контекстов на содержательном уровне осуществляется одним словом – «работоспособность»: в левом контексте говорится о наличии данной способности у человека, а в правом – о том, как человеку её поддерживать. Скрепа «итак» при этом маркирует, даёт сигнал о начале подробного описания того, что в левом контексте было только обозначено.

Выполняя сигнальную функцию «итак» может занимать и позицию скрепы-фразы, выделяясь в самостоятельное высказывание, а иногда и абзац: Учитывая, что в рамках именно этой последней теорий недавно были получены нетривиальные результаты, касающиеся гибридизации АО, мы обсудим эту концепцию после рассказа о методе МО. Итак...

МЕТОД МОЛЕКУЛЯРНЫХ ОРБИТАЛЕЙ.

В первой главе мы уже рассмотрели понятие о молекулярных орбиталях и спин-орбиталях в связи с обсуждением одноэлектронного приближения и метода ССП (метода Хартри – Фока). Здесь мы остановимся на теории МО более детально. Начнем с вопроса о способе представления молекулярных орбиталей (И. С. Дмитриев. Электрон глазами химика).

Иначе реализуется сигнальная функция «итак», когда правый и левый контексты содержательно не связаны друг с другом: ВИЖУ ЦЕЛЬ – НЕ ВИЖУ ПРЕГРАДЫ!

Эта фраза очень помогает при достижении цели развития памяти, повышения интеллектуального уровня, самопознания, высвобождения скрытых возможностей, заложенных в каждом человеке.

Итак, приступайте к освоению программы урока 1. Своими чёткими лаконичными рекомендациями мы постараемся помочь вам в этом.

Последующие уроки программы «Сатори» вам покажутся проще, так как урок 1 – самый сложный урок в программе (О. А. Андреев. Техника тренировки памяти). В части текста, которая условно названа левым контекстом, даётся общая установка, которая позволяет легко и беспрепятственно выполнять любые действия. Правый же контекст скрепы составляет призыв к началу освоения программы урока 1 и утверждение о том, что автор постарается помочь адресату в этом деле. Связь между общей установкой к действию и призывом к выполнению конкретного действия можно назвать очень условной, если вообще признавать её наличие, и слово «итак» здесь, фактически лишённое левого контекста, даёт сигнал о вводе в текст информации, которая является полностью новой и о которой ранее даже не упоминалось.

Рассмотрение сигнальной функции текстовой скрепы «итак» позволило сделать вывод о том, что в этом случае можно говорить уже не о скрепе, а о слове-маркере, т. к. любая текстовая скрепа предполагает наличие левого и правого контекстов, выразителем отношений между которыми она и является. Маркер не связывает части текста, а даёт сигнал о начале информации, которая ранее не получала выражения в данном тексте. В соответствии с этим, применительно к слову «итак» предлагается использовать термин текстовый оператор, который является более широким, чем термины «текстовая скрепа», «скрепа-фраза» и «маркер» и включает в себя последние как частные разновидности.

Анализ плана содержания скрепы «итак» проводился в два этапа. Первый этап – двухуровневый компонентный анализ, соответствующий этапам формирования текстовой скрепы: первый уровень – самостоятельные слова «и» и «так», второй уровень – скрепа «итак» (анализ значения скрепы вне контекста). Первый уровень анализа позволил выявить инвариантное значение «то, на что нужно обратить внимание». На втором проводился анализ различных функциональных вариантов скрепы и их реализаций с применением процедурного подхода и учётом выявленных на первом этапе особенностей. Именно на этом этапе наиболее ярко демонстрируется способность «итак» «опираться» не только на контекст, но и на ситуацию общения: – Я угощаю вас, паны братья, – так сказал Бульба, – не в честь того, что вы сделали меня своим атаманом, как ни велика подобная честь, не в честь также прощанья с нашими товарищами: нет, в другое время прилично то и другое; не такая теперь перед нами минута. Перед нами дела великого поту, великой козацкой доблести! Итак, выпьем, товарищи, разом выпьем поперед всего за святую православную веру: чтобы пришло наконец такое время, чтобы по всему свету разошлась и везде была бы одна святая вера, и все, сколько ни есть бусурменов, все бы сделались христианами! (Н. В. Гоголь. Тарас Бульба). Здесь скрепа «итак» резюмирует показанную в динамике ситуацию. Имеет место смысловой повтор: к повтору следует отнести слова «Я угощаю вас, паны братья» из левого контекста и слова «выпьем, товарищи, разом выпьем…» из правого. Соотнесение скрепой левого и правого контекстов формирует в сознании адресата следующие основные пункты: приглашение к действию, повод для действия (левый контекст) и снова приглашение к действию (правый контекст). Семантика следования скрепы «итак» организует ряд содержательно однородных элементов, а значение «то, что наиболее важно» выделяет один из этих однородных элементов. Такая способность слова «итак», очевидно, и послужила основой для формирования сигнальной функции, при выполнении которой у слова «итак» может наблюдаться формальное отсутствие левого контекста:

MICHAEL HALTMAN

Итак, Президент Обама, за последнюю неделю вы сделали больше, чем за предыдущие два с лишним года президентства. Но не забывайте, что до убийства бен Ладена вы вели слабую и неадекватную политику на Ближнем Востоке, и граждане вашей страны не хотят её продолжения! (Блоги // Русский репортёр. 2011. №19). Здесь в правом контексте слова «итак» (избежим термина «скрепа») говорится об итогах двух лет правления Барака Обамы, левый же контекст полностью отсутствует (если не считать заголовка, указывающего на авторство). «Самым важным» в данном фрагменте выступают, очевидно, слова «Президент Обама», которые дают понять, что речь пойдёт именно о нём, а непосредственно к этим словам присоединяется и всё остальное содержание текста, также попадающее в сферу семантического действия скрепы, т. к. они представляют собой единое целое. Однако на содержательном уровне то, о чём говорится в правом контексте, явно связано с определённой ситуацией, которая имела место ранее, до того, как появилось данное утверждение. Здесь «итак» проявляет себя как типичное дискурсивное слово, апеллирующее к сознанию адресата и отсылающее его к имевшей место в прошлом ситуации, т. е. к дискурсу в широком понимании (ситуации, которая реализуется в тексте).

В третьем параграфе разрабатывается методика описания текстовых скреп. В качестве её основных параметров называются следующие:

1). Структура левого и правого контекстов скрепы.

2). Содержание левого и правого контекстов.

3). Функционально-семантическая характеристика левого контекста.

4). Поддержка связи контекстов.

5). Расположение скрепы.

Однако специфика рассматриваемого объекта накладывает свои ограничения на универсальность предлагаемой методики. Эти ограничения проявляются во включении или исключении дополнительных параметров описания в зависимости от особенностей конкретного текста. Например, в некоторых случаях будет важен такой параметр, как связь продолжения с выводом или резюме (там, где сам вывод или резюме не завершают смысловой блок текста, а служат основой для дальнейшего смыслового развёртывания). Областью применения данной методики являются служебные единицы русского языка, выполняющие релятивные функции в тексте. За пределом сферы её применения остались те употребления слова «итак», выполняющего сигнальную функцию, где присутствует только правый контекст, который содержательно никак не связан с левым.

В Заключении обобщаются результаты проведённого исследования. Сопоставляются выявленные в ходе анализа функции и семантические особенности скреп «таким образом» и «итак», даётся обобщающая характеристика методике описания названных скреп. Кроме того, намечаются перспективы дальнейшего исследования текстовых скреп с учётом полученных результатов.

Основные положения работы отражены в четырёх публикациях, общий объём которых составил 1,7 печатных листа.

Публикации в журналах, включённых в перечень Высшей аттестационной комиссии:

1. Тюрин, П. М. Текстовая скрепа «итак» и её функционирование // Мир русского слова. 2011. №3. – С. 30–33 [0,4 п. л.].

2. Тюрин, П.М. К вопросу о категориальном статусе текстовых скреп [Текст] / П.М. Тюрин // Вестник ПГЛУ. – Пятигорск: ПГЛУ, 2011. – №.3. – С. 173–176 [0,55 п. л.].

Публикации в иных научных изданиях:

1. Тюрин, П. М. Текстовые функции скрепы «таким образом» // Виноградовские чтения 2010: Материалы всероссийской с международным участием научно-практической конференции. Тобольск: ТГСПА им. Д. И. Менделеева, 2010. С. 146–149 [0,3 п. л.].

2. Тюрин, П. М. Семантический аспект описания скрепы «таким образом» // М. В. Ломоносов и актуальные проблемы современной филологии : сб. науч. тр. по материалам. межвуз. науч. конф., приуроч. к 300-летию со дня рожд. М. В. Ломоносова (Хабаровск, 12 декабря 2011 г.) / под ред. д-ра филол. наук В. Т. Садченко. – Хабаровск: Изд-во Дальневосточ. гос. гуманит. ун-та, 2011. – С. 99–105 [0,4 п. л.].


 

 

 

Тюрин Павел Михайлович

Текстовые скрепы таким образом и итак в современном русском языке: особенности функционирования и семантики

 

Автореферат диссертации

на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

 

Подписано в печать 27.01.2012. Формат 60х84/16.

Бумага писчая. Уч.- изд. л. 1,2. Тираж 100 экз. Заказ №014

Издательство Дальневосточного федерального университета

690950, г. Владивосток, ул. Октябрьская, 27

Отпечатано в типографии ИПК МГУ им. адм. Г.И. Невельского

690059 г. Владивосток, ул. Верхнепортовая, 50а

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.