WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

ПОЛИТИКА СОВЕТСКОГО СОЮЗА В ОТНОШЕНИИ НАЦИОНАЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ КОРЕННЫХ НАРОДОВ СИНЬЦЗЯНА В 30 – 40-Х ГГ. ХХ ВЕКА

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

 

 

 

Поликарпов Иван Алексеевич

 

ПОЛИТИКА СОВЕТСКОГО СОЮЗА В ОТНОШЕНИИ НАЦИОНАЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ КОРЕННЫХ НАРОДОВ СИНЬЦЗЯНА

В 30 – 40-Х ГГ. ХХ ВЕКА

 

специальность 07.00.02 – Отечественная история

 

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

 

 

 

 

 

 

 

 

Барнаул - 2012

Работа выполнена на кафедре всеобщей истории в ФГБОУ ВПО

«Алтайская государственная педагогическая академия»

Научный руководитель               доктор исторических наук, профессор

Бармин Валерий Анатольевич

Официальные оппоненты           доктор исторических наук, профессор

Зиновьев Василий Павлович

кандидат исторических наук, доцент

Анисимова Инна Владимировна

Ведущая организация                  ФГАОУ ВПО «Сибирский федеральный университет»

Защита состоится 24 марта 2012 года в 14 часов на заседании объединенного совета по защите докторских и кандидатских диссертаций ДМ 212.005.08 при Алтайском государственном университете по адресу: 656049 г. Барнаул, пр. Ленина, 61, ауд. 416 (зал заседаний ученого совета).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Алтайский государственный университет».

Автореферат разослан «___» февраля 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор исторических наук, доцент                                   В.В. Горбунов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность представленной темы определяется как собственно научными, так и общественно-политическими факторами.

Прежде всего, следует отметить, что до настоящего времени весьма сложный и важный сюжет, связанный с национальным движением коренных народов Синьцзяна в 30-40-е гг. ХХ в., созданием и деятельностью непризнанной Восточно-Туркестанской республики в 1944-1949 гг., не подвергался специальному изучению. Это обстоятельство является, в свою очередь, одной из причин, которые не позволяют сегодня воссоздать полную и целостную картину взаимоотношения СССР и Китая во второй четверти ХХ века.

В тоже время отсутствие работ по заявленной теме, выполненных на базе российских архивных источников и опубликованных документальных материалах способствовало появлению, прежде всего, в западной историографии, исследований, выводы которых строились на косвенных данных, субъективных оценках и предположениях.

Означенная тема приобретает особую актуальность в условиях, когда, распад Советского Союза и возникновение на постсоветском пространстве целой группы независимых государств, в том числе и в Центральной Азии радикально изменили геополитическую ситуацию в регионе. В этих условиях обращение к истории помогает лучше понять истоки, побуждающие мотивы и задачи национальных движений, уровень и степень возможного воздействия на них посторонних сил. В конечном счете, все эти изменения заставляют во многом по-новому взглянуть на роль и место Синьцзяна в советско-китайских отношениях.

Следует так же отметить, что на территории Центральной Азии сегодня действует ряд радикальных мусульманских группировок, которые вновь ставят своей целью создание независимого исламского государства, «мусульманского халифата». Существующие свидетельства о возможной связи этих группировок с националистическими элементами мусульманского населения Синьцзяна заставляют обратиться к анализу прошлых событий, дабы извлечь из них необходимые уроки.

Историография проблемы. Необходимо отметить, что при очевидных успехах советского и российского китаеведения вопросы политики Советского Союза в отношении восстания коренных народов Синьцзяна в первой половине 30-х гг. ХХ века, и деятельности непризнанной Восточно-Туркестанской республики в 1944-1949 гг. до настоящего времени не являлись темой самостоятельного монографического изучения. Вместе с тем, сюжеты, связанные с освещением географического и экономического положения провинции начали разрабатываться еще в 20-е гг. ХХ века. Статьи и опубликованные материалы докладов О.С. Букштейна, А. Афанасьева-Казанского, С. Защука, И.И. Палюкайтиса, А. Аршаруни, М. Немченко, А.Е. Ходорова носили прикладной характер, ибо ставили своей целью дать развернутый информационный материал о географическом и экономическом положении Синьцзяна специалистам учреждений и организаций, которые включались в развитие торгово-экономических связей с провинцией. При этом сами указанные авторы активно использовали работы русских исследователей и путешественников посвященные изучению Синьцзяна и опубликованные в конце XIX, начале XX столетий, в частности труды А.Н. Куропаткина, Н.М. Пржевальского, Н.К. Рериха, А. Скрина, С.С. Шашкова, Ч.Ч. Валиханова .

С начала 30-х гг. ХХ века направленность, содержание и характер исследований, посвященных Синьцзяну, начали меняться. Эти изменения были вызваны развернувшимся в регионе национальным движением коренных народов против китайских колониальных властей. Именно в это время появляются первые работы советских авторов, в которых предпринимаются попытки анализа причин повстанческого движения, характера конфессионального противостояния, влияния социально-экономического положения населения провинции на внутриполитическое положение в регионе. Этим и другим вопросам были посвящены работы М. Казанина, Н. Лямина, О. Мельберга, И. Совского, П.И. Фесенко, Г. Кара-Мурзы и ряда других исследователей . Указанные авторы хорошо знали внутриполитическую и экономическую ситуацию в провинции, поскольку в большинстве своем являлись либо дипломатами, либо сотрудниками внешторга долго проработавшими в регионе.

В силу целого ряда субъективных и объективных условий, сложившихся в 40-х гг. исследований и открытых публикаций, посвященных разрабатываемой нами теме, в Советском Союзе, в этот период не предпринималось. В значительной степени это было связано со своеобразием разворачивавшихся в Синьцзяне событий и неоднозначной политикой советского руководства в отношении этих процессов.

Возвращение к синьцзянской тематике стало возможным только во второй половине 50-х, 60-е гг. В появившихся в этот период работах А.Н. Хейфица, Б.П. Гуревича, А.П. Савицкого и некоторых других специалистов , наряду с возвращением к вопросам экономического характера стали появляться сюжеты, освещающие роль Синьцзяна в оказании помощи Советского Союза Китаю в период японской агрессии. В этом аспекте, пусть косвенно, но затрагивались вопросы внутриполитического положения в провинции, значения этого региона в формирования советско-китайских отношений в 20 – 40-х гг. ХХ века. Это было характерно, в частности, для работ дипломата и историка М.И. Сладковского . В этот же период  появился ряд публикаций по истории повстанческих движений в Синьцзяне в первой половине ХХ века исследователей А.Г. Яковлева, М. Кутлукова, Н.Н. Мингулова и др . Однако в целом тема национального движения в Синьцзяне в 30 – 40-х гг. продолжала оставаться, по сути, неразработанной. За рамками статей и работ указанных авторов оставались важнейшие сюжеты происходивших событий, в том числе, и, прежде всего, роль, которую играл в них Советский Союз. Это обстоятельство определялось недоступностью закрытых для исследователей архивных источников и публикаций, появлявшихся по данной теме в западной историографии. В результате работы носили фрагментарный и во многом поверхностный характер. Тем не менее, и это следует подчеркнуть, они обозначили проблематику, способствовали накоплению и систематизации фактического материала.

Более активно исследования, посвященные проблемам Синьцзяна, его роли в развитии советско-китайских отношений, посвященные вопросам национальных движений коренных народов, стали вестись в 70 – 80-х гг. Особенно важно то, что они стали охватывать более широкий спектр сюжетов связанных с повстанческим движением в провинции во второй четверти ХХ в. Этим вопросам, в частности, посвящены работы Э. Пунцага, З.Т. Таипова, А.А. Хакимбаева, А.М. Дубинского и ряда других авторов . Отличительной чертой некоторых из этих публикаций было то, что они принадлежали перу непосредственных участников повстанческого движения.

Несмотря на то, что интерес к означенной проблематике у специалистов сохранялся, их возможности в плане расширения и углубления исследовательского поля оставались до конца 80-х гг. крайне ограниченными. Увидевшие в этот период свет интересные и содержательные работы Г.В. Астафьева, Б.А. Бородина, В.Н. Вартанова, Б.П. Гуревича, Ю.В. Чудодеева были посвящены в основном вопросам экономической помощи Советского Союза Китаю в период японской агрессии 1937-1945 гг. и в этом контексте роли Синьцзяна в становлении и развитии торгово-экономического сотрудничества сторон. В этом ряду несколько выделяется совместная работа В.А. Богословского и В.А. Москалева, а также опубликованные чуть позже исследования В.А. Моиссева и И.Е. Молокова . Следует отметить, что эти историки рассматривали сюжеты, связанные с внутриполитической ситуацией в Синьцзяне в первой половине ХХ века в более широком контексте и выходили на более глубокие обобщения. Однако работы и этих авторов в силу уже обозначавшихся ранее обстоятельств, носили в целом достаточно общий характер. Вопросы, включения и участия во внутриполитических событиях 30 – 40-х гг. в провинции Советского Союза, по-прежнему оставались за рамками исследований. Тем не менее, хотелось бы указать на особую роль в исследовательской деятельности по тематике истории Синьцзяна профессора В.А. Моисеева, который своими работами обозначил здесь целое направление, создав, в конечном счете, серьезную научную школу.

Радикальные изменения, произошедшие в общественно-политической жизни нашего государства в начале 90-х гг. оказали непосредственное влияние и на состояние дел в исторической науке. В частности, открытие доступа ко многим ранее засекреченным архивным материалам, сделало возможным появление качественно новых работ в рамках рассматриваемой нами проблематики. Опубликованные в 90-х гг. исследования, касающиеся вопросов советско-китайских отношений, политики Советского Союза в отношении Синьцзяна, а также отдельных сюжетов национальной борьбы коренных народов провинции против колониальных китайских властей под авторством таких известных специалистов как Ю.М. Галенович, Р.А. Мировицкая, Д.В. Дубровская, В.А. Бармин и некоторых других дали панорамное представление о реальном вовлечении Советского Союза во внутренние дела Синьцзяна в 20 – 40-х гг. ХХ века. Вместе с тем при очевидной глубине и многофакторности проработки вопросов политики Советского Союза в отношении Синьцзяна в целом, особенно в работах Ю.М. Галеновича, Д.В. Дубровской и В.А. Бармина, вопросы, связанные с непосредственным участием советской стороны в событиях повстанческого движения в 30 – 40-х гг., даны в их исследованиях в общих чертах. В этом смысле нет оснований говорить, что эти работы, а также вышедшие в 2000-2010 гг. исследования Е.Н. Наземцевой, В.Г. Обухова, В.И. Петрова, В.В. Соколова раскрывают и исчерпывают содержательную часть определенной нами темы. Напротив, как нам представляется, сюжеты указанных работ определяют и подчеркивают необходимость специального, более глубокого и расширенного исследования, которое и предпринято в настоящей диссертационной работе.

Зарубежная, и прежде всего, западная историография политики Советского Союза в отношении Синьцзяна представлена довольно широко и разносторонне, как в отношении представительства стран, так и оценок, высказываемых исследователями, представляющими эти страны. Однако следует подчеркнуть, что на протяжении, по меньшей мере, последних 70-ти лет в западной историографии существует устойчивое и, по сути, единое мнение, относительно конечной цели политики Советского Союза в отношении Синьцзяна в рассматриваемый нами период. Эта цель, по заключению западных исследователей, определялась, в конечном счете, аннексией провинции и присоединением ее к Советскому Союзу с целью получения богатейших сырьевых ресурсов. По крайней мере, такой точки зрения придерживаются в своих работах большинство американских, английских, шведских историков, которые предметно занимаются проблемами Синьцзяна. Как уже указывалось ранее, большая часть этих исследователей выстраивала содержание своих работ исключительно на базе доступных им материалов и документов. При этом доступ к советским и российским архивам по понятным причинам был исключен. Отсюда очевидный субъективизм и поверхностный характер выводов и оценок. Что, впрочем, не снижает значимости самих трудов и серьезной проработки многих их разделов.

В западной историографии тема непосредственного участия СССР в событиях 1931-1934 гг., в подготовке восстания 1944 г. в трех северо-западных округах провинции, а так же в создании и организации деятельности непризнанной Восточно-Туркестанской республики присутствует в большей части работ, посвященных истории Синьцзяна. Указывается, в частности, на непосредственное участие Советского Союза в «Революции трех округов», которое, выразилось в поставках оружия и предоставлении квалифицированных военных специалистов-инструкторов. Нельзя, однако, не повторить, что все эти утверждения носят слишком общий и с точки зрения доказательности сомнительный характер. Сами же попытки преследуют очевидную цель возложить всю ответственность, например, за революционные события 1944-1949 гг. в Синьцзяне исключительно на СССР. Такой, или близкой к ней, точки зрения придерживается большинство западных ученых, занимающихся данной проблемой. Среди них: О. Латтимор, автор работы «Стержень Азии. Синьцзянские и внутриазиатские границы Китая и России» , шведская исследовательница Л. Бенсон, посвятившая рассматриваемой проблеме серьезную и содержательную монографию «Илийское восстание. Мусульманский вызов китайским властям в Синьцзяне. 1944-1949» , А. Форбес, написавший книгу «Милитаристы и мусульмане в Китайской Центральной Азии. Политическая история Республиканского Синьцзяна» , один из видных китаеведов Соединенных Штатов Х. Шварц, опубликовавший свое исследование под названием «Цари, мандарины и комиссары» , соавторы весьма популярной работы «Синьцзян: фигура или пешка?» американец А. Вайтинг и бывший губернатор Синьцзяна, генерал Шен Шицай. Наконец, эта же мысль проводится в, сравнительно, недавно вышедших в свет книгах австралийского историка китайского происхождения Д. Ванга «Под советской тенью» и индийского исследователя М. Дебата «Китайские меньшинства: этнорелигиозный сепаратизм в Синьцзяне» . Такие же, или близкие к ним оценки политики СССР в Синьцзяне даются и в ряде других работ.

Более того, авторы указанных выше исследований приходят к выводу о том, что подготовка, осуществление восстания, военная помощь со стороны Советского Союза носили весьма корыстный характер. Зарубежные ученые в качестве основных доводов останавливаются на национальных и идеологических аргументах. Кроме того, нередко затрагивается и тема национальной борьбы, как составной части мировой революции. Данную точку зрения разделяют и многие другие зарубежные историки .

Что касается освещения рассматриваемой проблемы в историографии стран ближнего зарубежья, то здесь необходимо отметить безусловные успехи ученых республики Казахстан. Большой вклад в изучение вопросов политики Советского Союза в Синьцзяне внесли, в частности, известные исследователи К.Л. Сыроежкин, К. Талипов, А.Ш. Кадырбаев и другие . Оценочные суждения данных специалистов, в основном, совпадают с выводами российских историков.

Кроме того, серьезный и содержательный материал содержится в различных изданиях статистического и энциклопедического характера .

Объектом исследования является политика Советского Союза в отношении Китая  во второй четверти ХХ века.

Предметом исследования является политика Советского Союза в отношении национального движения  коренных народов Синьцзяна в 30 – 40-х гг. ХХ века.

Цель работы заключается в том, чтобы определить роль и значение  национального движения автохтонного населения провинции в 20 – 40- х гг. ХХ века на формирование политики Советского Союза, в отношении Синьцзяна, показать степень его влияния на весь спектр деятельности советского государства в этом регионе.

Объект, предмет и цель работы определили необходимость решения следующих задач:

  1. Показать истоки и причины протестного движения автохтонных народов провинции против китайской администрации.
  2. Исследовать внутриполитические события, происходившие в Синьцзяне в 30-х гг. ХХ века, определить степень их влияния на политику Советского Союза в этом регионе и показать формы его реакции на указанные события.
  3. Выявить внутриполитические и социально-экономические обстоятельства, а также характер внешнего воздействия, определившие новый подъем национального движения автохтонного населения провинции во второй половине 40-х гг. ХХ века.
  4. Реконструировать процесс формирования политического курса советского руководства в отношении повстанческого движения коренных народов провинции в 40-х гг. ХХ века, создания и деятельности Восточно-Туркестанской республики. Показать реализацию основных положений этого курса на практике.
  5. Определить причины, которые привели к изменению политики СССР в отношении Восточно-Туркестанской республики в 1945 гг. и, в конечном счете, сделали неизбежной ее самороспуск.

Хронологические рамки исследования определены его целью и задачами. Они ограничиваются 1931 годом, когда началось национальное движение коренных народов Синьцзяна 1931-1934 гг. и провозглашением Китайской Народной Республики в 1949 году, когда политика Советского Союза в отношении Китая обрела совершенно иное содержание и качество. Таким образом, нижняя и верхняя хронологические рамки исследования являются своеобразными рубежами, соответственно, начала активного вмешательства советского государства во внутриполитические события в провинции в период повстанческого движения первой половины 30-х гг. ХХ века и его завершения после установления здесь власти Коммунистической партии Китая в 1949 гг.

Территориальные рамки исследования определяются его задачами, содержанием и охватывают территорию китайской провинции Синьцзян в границах 1917-1949 гг.

Методологической основой работы явились общенаучные принципы историзма, который позволяет видеть события в реальном развитии и взаимосвязи; объективного взгляда на историю, ориентирующего исследователя на непредвзятый анализ и оценку фактов, относящихся к исследуемой теме в их полноте и совокупности. Автор опирался также на общенаучные гносеологические принципы и методы познания и их конкретизацию в трудах по методологии исторического и гносеологического исследования.

Сочетание и комплексное использование историко-системного, сравнительно-исторического, историко-генетического, проблемно-хронологического и ряда других методов позволяют в процессе исследования конструировать собственное «измерение» исторического процесса. В частности в рамках сравнительно-исторического подхода значительное внимание уделялось выяснению целей и задач, которые ставило советское правительство при определении основных принципов политики СССР в Синьцзяне в 20 – 40-х гг. ХХ века. В то же время историко-системный подход позволил автору проследить становление национального самосознания коренных народов Синьцзяна и влияние этого процесса на методы и формы его борьбы за национальную независимость.

Источниковая база. Основную часть документальных источников, привлеченных для решения поставленных в предлагаемом исследовании задач, составили документы и материалы, хранящиеся в центральных архивах России, опубликованные сборники архивных документов внешнеполитических ведомств Советской России и СССР, а так же работы мемуарного характера участников и современников событий.

Все источники, которые удалось выявить и привлечь к работе автору диссертационной работы, можно условно разделить на несколько групп.

Первая группа источников представлена материалами центральных архивов Российской Федерации. Значительные по объему и весьма содержательные сведения, касающиеся политики Советского Союза в Синьцзяне в рассматриваемый период содержатся в Архиве внешней политики Российской Федерации (АВП РФ). В частности, большой интерес представляют материалы фондов заместителей комиссара по иностранным делам и министра иностранных дел СССР соответственно Л.М. Карахана, С.А. Лозовского и А.Я. Вышинского (Фонд секретариата А.Я. Вышинского, Фонд секретариата С.А. Лозовского, Фонд секретариата Л.М. Карахана). Они помогли автору раскрыть многие детали в процессе формирования политики Советского Союза в отношении Синьцзяна в 20 – 40-х гг. ХХ века.

Важный и интересный материал содержится в документах фонда «Референтура по Китаю». В основном материалы этого фонда содержат донесения советских консульских работников в провинции. Документы содержат подробный анализ политического и экономического положения в Синьцзяне. Это позволило проследить эволюцию трансформаций происходивших во внутренней жизни провинции и понять характер реакции советских руководителей на эти трансформации.

Значительная часть документальных источников, касающихся вопросов политики Советского Союза в отношении провинции хранится в Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ). Особый интерес в массиве этих документов представляют материалы фондов Р-9401 с/ч («Особая папка И.В. Сталина»), Р-9401с («Особая папка В.М. Молотова»), Р-9401 («Особая папка Л.П. Берии»). Основную часть материалов этих фондов составляют докладные и аналитические записки, информации, отчеты, сообщения руководителей НКВД-МВД-МГБ СССР относительно ситуации в Синьцзяне. Они помогают восстановить картину того как развивалась ситуация в провинции в означенный период и на основе этого реконструировать процесс выработки советским руководством политической линии в отношении указанных событий. При этом важнейшую информацию в руки исследователей представляют информации непосредственных руководителей оперативных групп спецзаданий МВД СССР в Синьцзяне генерал-майора В.С. Егнарова и генерал-лейтенанта МГБ СССР А.И. Лангфанга, действовавших в провинции во второй половине 40-х гг. ХХ века.

Большое значение при работе над настоящим исследованием имели сведения, полученные при работе с фондами Российского государственного архива экономики (РГАЭ). Прежде всего, это документы ежемесячных, ежеквартальных и ежегодных отчетов советских торговых представительств в Синьцзяне. Следует учитывать тот факт, что в период с 1918 г. по 1924 г. советские торговые представители в провинции выполняли, наряду со своими прямыми обязанностями и функции дипломатических агентов советского государства. В целом же торгово-экономические отношения провинции с Советским Союзом играли основную роль в вопросах определения советским руководством политики нашего государства в Синьцзяне. Поэтому понятно, что в рамках исследуемых в настоящей работе сюжетов  материалы этих фондов представляют существенный интерес.

Важные вопросы освещаются в донесениях советской агентуры в Синьцзяне, разведывательных сводках НКВД, оперативных сводках штаба Управления Среднеазиатского военного округа, содержащихся в Российском государственном военном архиве (РГВА). Здесь большой информационный материал включает в себя фонд 25895 (Управление Среднеазиатского военного округа).Несомненный интерес представляют документы Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ). Особенное значение имеют хранящиеся здесь документы и материалы Коминтерна. Это связано с тем фактом, что в 20 – 30-х гг. эта международная коммунистическая организация играла значительную роль в вопросах формирования внешней политики Советского Союза. Этот аспект может быть с полным правом отнесен и к выработке политического курса советским руководством в отношении Синьцзяна. При этом следует учитывать, что речь в данном случае велась, как правило, о национальном движении, которое рассматривалось Коминтерном, как составная часть мирового революционного движения. Большое количество документов по данному направлению находится в фонде 17 и фонде 82 РГАСПИ.

Вторая группа источников включает опубликованные сборники документов. Так, серьезную помощь в процессе работы над исследованием оказали сборники документов по советско-китайским отношениям опубликованные как в Советском Союзе и современной России, так и за рубежом . Безусловный интерес здесь представляют сборники опубликованные в Китае. В их числе следует назвать «Историко-Архивные материалы о торгово-экономических отношениях Синьцзяна и СССР в 1896-1949 гг.», сборники документов, составленные профессором Синьцзянского университета Ли Шеном «История торговых отношений Синьцзяна с Россией в 1600-1900 годах» и профессором Академии общественных наук КНР Сюе Сянтяном «Сборник материалов и документов по истории советско-китайских отношений 1945-1949 гг.» . Это важно еще и потому, что в целом синьцзянская тематика в китайской исторической науке не относится к числу активно разрабатываемых и подобных работ сравнительно мало.

Третью группу в перечне использованных источников занимают работы мемуарного характера. Достаточно интересный материал содержится в изданных в разные годы мемуарах известных советских дипломатов, военных, ученых-китаеведов, работавших долгое время, как в Китае, так и непосредственно в самом Синьцзяне. Особую ценность в этом отношении представляют работы мемуарного характера опубликованные бывшим послом СССР в Китае в А.С. Панюшкиным, дипломатами и исследователями-китаеведами С.Л. Тихвинским, М.И. Сладковским, В.И. Иваненко, М.С. Капицой, Г.В. Киреевым военными советниками при китайском правительстве и губернаторе Синьцзяна А.Я. Калягиным, Ф.П. Полыниным, В.И. Чуйковым, Ю.В. Чудодеевым, В.И. Петровым и другими . Существенное значение, например, при уточнении позиции советского руководства по некоторым вопросам политики СССР в Синьцзяне в переговорах с руководством Коммунистической партии Китая в конце 1940-х гг. имели документы, опубликованные в работе советского дипломата А.М. Ледовского «СССР и Сталин в Судьбах Китая. Документы и свидетельства участника событий 1937-1952» , а воспоминания участника боевых действий частей Красной Армии в Синьцзяне в 1933-1934 гг. Я. Гриценко , позволили более детально восстановить характер деятельности советских военных подразделений при подавлении повстанческих дунганских отрядов генерала Ма Чжунина. Безусловный интерес в этом же контексте представляют работы военного и политического деятеля Китая генералисимуса Чан Кайши и бывшего губернатора Синьцзяна, генерала Шен Шицая . Вместе с тем, следует принимать во внимание и тот факт, что многие из этих авторов, особенно опубликовавшие свои работы до 90-х гг. ХХ века не могли дать в своих мемуарах полную и подробную картину событий участниками которых они были.

В целом привлеченные источники дали возможность решить поставленные в диссертационном исследовании задачи.

Новизна работы состоит в том, что впервые предпринята реконструкция политики Советского Союза в отношении национальных движений коренных народов Синьцзяна в 30 – 40-х гг. ХХ века, а также в отношении созданной повстанческими силами, на территории провинции, непризнанной Восточно-Туркестанской республики. В исследовании дана развернутая характеристика социального состава национального движения, показаны его цели, задачи и причины поражения. В диссертации также раскрыты и показаны мотивы, которыми руководствовалось советское правительство в синьцзянской политике в рассматриваемый период, роль и значение этой провинции в его отношениях с Китаем. Кроме того, привлечен широкий круг выявленных источников, значительная часть которых впервые введена в научный оборот.

Практическая значимость настоящей работы заключается в том, что ее материалы могут быть использованы в научных трудах и учебных пособиях по отечественной и всеобщей истории новейшего времени, при подготовке работ по истории международных отношений в их региональном компоненте. Отдельные положения исследования могут быть использованы так же при создании справочно-библиографических и энциклопедических изданий, быть полезными в практике современных международных отношений.

Апробация диссертации осуществлялась в соответствии с этапами работы. Основные идеи и положения исследования были изложены на трех международных и всероссийских научных конференциях (Барнаул 2007, 2009, 2010), а также в ходе работы Методологического института по международным отношениям (Москва 2009). По теме диссертации опубликовано пять статей в региональных и местных изданиях, в том числе в издании, рецензируемом ВАК.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Структура работы построена по проблемно-хронологическому принципу и определена общим замыслом исследования. Диссертация состоит из двух глав, включающих восемь параграфов, заключения, библиографии на русском, английском, китайском и уйгурском языках, приложения и списка сокращений.

Во введении обоснована актуальность темы; представлен историографический обзор изучаемой проблемы, сформулированы объект, предмет, цель и задачи исследования; определены хронологические и территориальные рамки; дана характеристика методологическим основам и источниковой базе, использованной автором для написания диссертации; определена научная новизна и практическая значимость исследования; приводятся результаты апробации работы.

Первая глава «Национальное движение коренных народов Синьцзяна в 1931-1934 гг., его последствия и позиция Советского Союза» посвящена событиям, связанным с крупнейшим восстанием автохтонных народов провинции в первой трети ХХ века против китайских властей, его последствиям и реализации политического курса Советского Союза в отношении этих событий.

В первом параграфе «Истоки, причины повстанческих движений автохтонных народов Синьцзяна в 1810-х – 1920-х гг.» рассматриваются условия и причины возникновения и нарастания протестного движения народов провинции в течение XIX-го, начала ХХ-го столетия.

Захват и присоединение к Китаю во второй половине XVIII века новой территории, получившей название Синьцзян, сопровождалось исключительным насилием и жестокостью. Это обстоятельство изначально определило нараставшее противостояние коренного населения региона и колониальных властей. Экономическая эксплуатация, оскорбительное пренебрежение к обычаям и традициям проживавших здесь народов, конфессиональная нетерпимость, унижения и поборы породили у большей части населения Синьцзяна стойкое неприятие нового порядка и явились базой для периодически возникавших здесь повстанческих движений. Эти же обстоятельства определили причины, масштабы и продолжительность национального движения коренных народов провинции во второй четверти ХХ века.

В то же время после Октябрьской революции и гражданской войны провинция стала играть значительную роль в системе внешних торгово-экономических связей Советской России, а затем Советского Союза. Советское руководство в условиях дипломатической и экономической блокады рассматривало провинцию как наиболее доступного и выгодного торгового партнера. Сближению и развитию двусторонних связей способствовал целый ряд объективных обстоятельств. К их числу следует отнести географические особенности региона, который был отделен от центральных районов Китая тысячекилометровым труднопреодолимым пространством, но имел, относительно, хорошие коммуникации с сопредельными регионами России, этническое родство народов, проживавших по обе стороны границы, налаженные экономические и торговые связи. Эти и ряд других обстоятельств, способствовали быстрому и достаточно успешному восстановлению российской доминанты на синьцзянском рынке, утерянной в ходе первой мировой войны и революционных событий. В 20-х, начале 30-х гг. ХХ века сырьевые товары, продукция животноводства, продовольствие, поступавшие из провинции имели существенное значение для советского государства, восстанавливавшего свою экономику.

Во втором параграфе «Национальное движение мусульманского населения провинции в 1931 – 1934 гг. и военно-дипломатические мероприятия советского руководства» рассматриваются цели, задачи, содержание и социальная база повстанческого движения мусульманского населения провинции, а также формирование и реализация политического курса советского государства в отношении развернувшихся событий.

Вспыхнувшее в первой половине 30-х годов ХХ века в Синьцзяне повстанческое движение явилось следствием значительного ухудшения экономического положения населения провинции. Большое недовольство, вызывало так же оскорбительное отношение китайских властей к культуре, обычаям и религии коренных народов, которые в большинстве своем исповедовали ислам. Однако развернувшееся восстание вскоре дезорганизовало нормальную торгово-экономическую связь провинции с Советским Союзом, и создало угрозу, в силу особенностей развития этого движения, на многие годы погрузить регион в состояние гражданской войны. Кроме того, очевидное участие в событиях Англии и Японии, использование их эмиссарами в борьбе с советским влиянием в провинции панисламистских сил стало напрямую угрожать национальным интересам СССР. События в провинции начали дестабилизировать ситуацию и в приграничных районах Советской Средней Азии, где шла активная борьба с басмачеством.

В этих условиях советское руководство приняло решение оказать помощь провинциальному правительству в подавлении повстанческого движения. Решение об оказании такой помощи было принято после самой тщательной и всесторонней проработки сложившейся в провинции ситуации. Архивные источники свидетельствуют о том, что, несмотря на отсутствие в этот период дипломатических отношений с Китаем, советская сторона нашла возможность согласовать свои действия в этом отношении и с центральным правительством Китая. В пользу этого говорит, хотя бы тот факт, что части китайской армии, отступившие под ударами японцев в 1931 году из Маньчжурии на советскую территорию, были переброшены в Синьцзян по согласованию с правительством Китая. Одновременно с этим следует исключить как несостоятельные выводы и рассуждения многих западных исследователей о, якобы, имевшихся в Советском Союзе планах аннексии Синьцзяна. Части Красной Армии после завершения операции по разгрому повстанческих сил были немедленно выведены с территории провинции.

Подавление восстания и приход к руководству в провинции нового губернатора, генерала Шен Шицая, декларировавшего и реализовавшего в первые годы своего правления мероприятия, направленные на развитие демократии и тесного сотрудничества с Советским Союзам способствовали значительным позитивным изменениям в экономической и внутриполитической жизни провинции.

Третий параграф «Внутриполитические и социально-экономические реформы генерала Шен Шицая в 1934 – 1941 гг.» посвящен исследованию мероприятий в области экономики и внутренней политики, проводимых китайской администрацией провинции под руководством губернатора Шен Шицая в 1934-1941 гг.

Несмотря на поражение национального движения коренных народов в 1934 г., провинциальные китайские власти вынуждены были пойти на серьезные уступки местному населению и провести в жизнь целый ряд прогрессивных реформ. Эти реформы оказали серьезное влияние на экономическую и общественно-политическую жизнь провинции. В Синьцзяне стала развиваться промышленность, представители коренных народов провинции впервые получили возможность работать в административных органах. Преподавание в школах стало осуществляться на родном языке, на национальных языках издавались книги, а также более десяти газет и журналов, развивалась культура. Отчасти эти реформы осуществлялись под давлением со стороны руководства Советского Союза, который в 30-х гг. резко усилил свое влияние в провинции. Необходимо принимать во внимание и то, что в известной степени реформы стали следствием того процесса, который трансформировал отсталую окраину Китая в одну из основных тыловых баз и важнейших артерий для снабжения армии, ведущей борьбу с японской агрессией. Однако, как показали дальнейшие события, в целом эти реформы носили ограниченный и кратковременный характер.

В четвертом параграфе «Причины и содержание деструктивных процессов в отношениях СССР и Синьцзяна в 1941 – 1944 гг.» раскрываются причины, которые привели к разрыву экономических отношений СССР и провинции, показываются особенности взаимоотношений Советского государства и Синьцзяна в означенный период.

После начала Великой Отечественной войны ситуация в отношениях советского государства с Синьцзяном стала быстро меняться. Под впечатлением крупных поражений Красной Армии от войск фашисткой Германии Чан Кайши и его окружение пришли к ошибочному выводу о неизбежности поражения и крахе Советского Союза. К такому же выводу вслед за Чан Кайши пришел и губернатор Синьцзяна генерал Шен Шицай. Результатом этого вывода стала переориентация китайского руководства на тесное сотрудничество с Соединенными Штатами Америки, которые в декабре 1941 года вступили в войну с Японией. Одновременно с этим началось сворачивание связей с СССР. К концу 1942 года по настоянию Шен Шицая, действовавшего по указаниям из центра, были сведены к минимуму все формы торгово-экономического сотрудничества сторон. В этих условиях советское руководство приняло решение о демонтаже и вывозе советских предприятий, действовавших в провинции на территорию СССР. Советские граждане, работавшие в провинции, были отозваны на Родину еще ранее. Поспешный и оскорбительный характер «выдавливания» советского присутствия в Синьцзяне наносил Советскому Союзу не только ощутимый экономический, но и моральный урон. Очевидную роль в этой ситуации стал играть субъективный фактор, поскольку действия генерала Шен Шицая рассматривались И.В. Сталиным и его окружением, долгое время доверявшим губернатору, как личное оскорбление. Исходя из этого, советское руководство сочло необходимым использовать все возможные меры для смещения генерала Шен Шицая и формирования в Синьцзяне нового правительства, лояльного по отношению к Советскому Союзу.

Во второй главе «Роль Советского Союза в повстанческом движении, создании и деятельности Восточно-Туркестанской республики в 1944 – 1949 гг.» рассматриваются события, связанные с новым подъемом национального движения коренных народов провинции против китайских властей. Здесь же раскрываются условия определившие создание повстанческими силами непризнанной Восточно-Туркестанской республики, показывается деятельность коалиционного правительства Синьцзяна, а также место и роль в этих событиях Советского Союза.

В первом параграфе «Революция трех северных округов» и создание Восточно-Туркестанской республики» раскрываются условия способствовавшие новому этапу национального движения автохтонных народов провинции, который начался в 1944 году и был вызван целым рядом объективных причин.

Инициированный губернатором и его окружением разрыв экономических связей с советским государством, резко ухудшил и без того крайне тяжелое положение населения провинции. Особенно это сказалась в округах, граничащих с Советскими среднеазиатскими республиками. Одновременно с этим китайские провинциальные власти вернулись к практике национального угнетения коренных народов, ограничения их прав и свобод. Все это формировало условия для нового подъема национального движения. В Советском Союзе было принято решение использовать сложившуюся ситуацию для реализации планов по смещению действующего губернатора и замены его на более приемлемую фигуру. В результате при организационной и военно-технической помощи со стороны СССР, а также при непосредственной поддержке спецподразделений НКВД осенью 1944 года в Синьцзяне развернулся новый этап национального движения, охвативший на первом этапе три северных района провинции. Уже в самом начале движения повстанцы сформировали свое правительство и объявили о создании независимой Восточно-Туркестанской республики. Успехи повстанческого движения в период осени-зимы 1944-1945 гг. свидетельствовали о высокой степени вероятности свержения китайской администрации и распространении власти непризнанной республики на всю территорию провинции.

Создание и усиление Восточно-Туркестанской республики сыграло значительную роль в расширении повстанческого движения по всей территории провинции. Благодаря активным боевым действиям повстанцев в феврале 1945 г. удалось практически полностью освободить северную часть Синьцзяна от правительственных войск.

Второй параграф «Советский Союз и Восточно-Туркестанская республика в феврале – августе 1945 г.» посвящен деятельности Восточно-Туркестанской республики зимой-летом 1945 г. и  характеру мероприятий Советского Союза направленных на ее поддержку.

За период с февраля по август 1945 г. Восточно-Туркестанская республика при активной помощи и поддержке Советского Союза осуществила целый ряд важных реформ и элементов государственного строительства. Прежде всего, была создана регулярная армия, одержавшая в этот период убедительные победы над частями китайской регулярной армии в провинции. Весьма широкий и положительный резонанс на фоне этих событий имели социально-экономические и политические успехи ВТР.

В освобожденных округах на деле реализовывались вековые мечты коренных народов Синьцзяна о независимости, равноправии и экономическом благополучии. Были проведены значимые реформы во внутриполитической жизни республики. Утвердились основные институты государственной власти: законодательной, исполнительной и судебной. При этом важнейшим элементом при их формировании являлось представительство всех народов провинции. Мероприятия в области развития народного образования, культуры, социального обеспечения позитивно сказались на уровне жизни большей части населения освобожденных округов. Советское руководство в этот период оказывало Республике организационную, материальную и военно-техническую помощь. Более того, в части Национально-освободительной армии ВТР было направлено несколько тысяч советских солдат и офицеров, часть из которых была переброшена с действующего фронта.

В третьем параграфе «Нормализация советско-китайских отношений. Образование и деятельность коалиционного правительства Синьцзяна в 1946 – 1947 гг.»  рассматриваются особенности политики Советского Союза в отношении Китая и Синьцзяна в 1945-1947 гг., формирование и деятельность коалиционного правительства провинции работавшего в период с 1946 по 1947 гг.

В апреле 1945 г. Советский Союз, выполняя свои обязательства перед союзниками по антигитлеровской коалиции, заявил о прекращении действия советско-японского договора о нейтралитете и начал активно готовиться к войне на Дальнем Востоке. В интересах решения назревших проблем в советско-китайских отношениях в конце июня – начале августа в Москве был проведен ряд встреч представителей советской и китайской сторон. Итогом двухсторонних переговоров стало подписание 14 августа 1945 г. народным комиссаром иностранных дел СССР В.М. Молотовым и министром иностранных дел Китая Ван Шицзе «Договора о дружбе и сотрудничестве» между Советским Союзом и Китайской республикой.

Вместе с тем, изменение международной обстановки, разгром фашистской Германии и необходимость выполнения обязательств Советского Союза по вступлению в войну с Японией оказали радикальное влияние на содержание его планов в отношении Синьцзяна. Нормализация отношений с гоминьдановским правительством Китая поставила советских руководителей перед необходимостью прекращения военной и экономической поддержки Восточно-Туркестанской республики и поиска вариантов примирения противоборствующих сторон. Итогом нового политического курса явилось подписание перемирия и создание в 1946 году коалиционного правительства Синьцзяна с участием представителей повстанческого движения. В соответствии с договором о создании коалиционного правительства руководство ВТР заявило о самороспуске непризнанной республики и прекращении его деятельности. Но на деле три северных округа, территория которых входила в границы Восточно-Туркестанской республики, сохранили фактическую независимость от Урумчи. В тоже время, в период деятельности коалиционного правительства провинции, т.е. до конца 1947 года политика Советского Союза в отношении Синьцзяна практически не изменилась и была направлена на восстановление прежнего влияния в этом регионе. Не прекратило в этот период советское руководство и поддержки освобожденных районов, активно развивая с ними торгово-экономическое сотрудничество.

Четвертый параграф «Позиция Советского Союза в отношении освобожденных округов провинции в 1947 – 1949 гг. Причины поражения национального движения в Синьцзяне» посвящен событиям в провинции в период после распада коалиционного правительства, освещению политики советского руководства в отношении северных округов и анализу причин поражения национального движения в Синьцзяне.

Национальное движение коренных народов Синьцзяна, охватившее провинцию во второй половине 40-х годов ХХ века, завершилось безрезультатно. Определяя причины поражения восстания, следует отметить, что оно носило двойственный характер. С одной стороны, движение было вызвано объективными как экономическими, так и социально-политическими причинами, но, с другой стороны, оно стало следствием большой политической игры между СССР, США и Китаем. Советское руководство использовало повстанческое движение в провинции, прежде всего, в своих интересах. Поэтому, как только определенные цели были достигнуты и поменялись приоритеты, советское правительство инициировало прекращение самого национального движения и настояло на самороспуске Восточно-Туркестанской республики. Поддержка освобожденных районов после самороспуска ВТР также носила со стороны советского руководства не совсем бескорыстный характер. Именно на территории этих районов находились залежи редкоземельных металлов, которые представляли для Москвы значительный интерес. Приход к власти в Китае и в провинции китайской коммунистической партии снял с повестки дня необходимость такой поддержки и обозначил окончательное завершение повстанческого движения коренных народов провинции во второй половине 40-х годов.

Кроме того, причины поражения национального движения второй половины 40-х годов ХХ века в Синьцзяне кроются, во-первых, в серьезных противоречиях в лагере самих повстанцев. На протяжении всего периода повстанческого движения, в том числе и во время деятельности ВТР, существенной проблемой являлось этническое и конфессиональное противостояние. Во-вторых, серьезный ущерб движению наносило то, что под флагом борьбы за независимость объединились люди с совершенно разными политическими взглядами, от панисламистов до коммунистов. Особенно это проявлялось в работе и характере деятельности руководства движения.

В заключении подводятся основные итоги исследования.

Присоединение к Китаю в XVIII веке новой территории, сопровождалось насилием и жестокостью. В результате это обстоятельство изначально определило нараставшее противостояние автохтонного населения региона и китайской администрации, а также причины, масштабы и продолжительность национальных движений коренных народов провинции в последующие годы.

Не вызывает сомнения тот факт, что действия советского руководства в событиях, связанных с национально-освободительным движением, отчасти, в 1931-1934 гг., и, особенно, в 1944-1949 гг., в известном смысле, нарушали основные нормы международного права. Вместе с тем следует учитывать, что эти действия осуществлялись в крайне сложных и противоречивых условиях международных отношений, которыми был так характерен обозначенный период. В то же время вопрос об аннексии Синьцзяна или содействия каким-либо силам строящим планы его выхода из-под юрисдикции Китая, всегда оставался в Советском Союзе за рамками серьезной политики. Хотя на протяжении двух десятилетий эта проблема неоднократно обозначалась представителями различных сил и движений, как в самом Синьцзяне, так и в СССР. Даже в условиях поддержки деятельности ВТР в 1944-1949 гг. советское руководство ставило конечной целью движения не отделение Синьцзяна от Китая, а лишь смену руководства в провинции.

Таким образом, при всей неоднозначности политики советского государства в отношении национально-освободительных движений коренных народов Синьцзяна в 30-40-х гг., своеобразного характера целей и задач этой политики, суверенитет Китая в отношении Синьцзяна в Советском Союзе никогда не подвергался сомнению.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Статьи в ведущих рецензируемых научных изданиях и журналах, рекомендованных ВАК:

1. Поликарпов, И.А. Позиция Советского Союза в отношении национально-освободительного движения в Синьцзяне в 1944-1945 гг./ И.А. Поликарпов// Известия Алтайского государственного университета. Серия История. Политология. 4/2 (68/2). – Барнаул, 2010. С.172-178. (0,3 п.л.)

Статьи и тезисы:

2. Поликарпов, И.А. К вопросу об истоках национально-освободительного движения 1944-1949 гг. в Синьцзяне/ И.А. Поликарпов// Вестник Алтайской науки. № 3 (3). – Барнаул, 2008. С. 149-155. (0,3 п.л.).

3. Поликарпов, И.А. Национально-освободительное движение в Синьцзяне в 1931-1934 гг./ И.А. Поликарпов// Политические и этноконфессиональные исследования в регионах. Материалы всероссийской (с международным участием) научной конференции. Том 1. – Барнаул, 2009. С. 481-487. (0,3 п.л.).

4. Поликарпов, И.А. Причины поражения «Революции трех округов 1944-1949 гг.»/ И.А. Поликарпов// Мир Евразии. Научный журнал. №1 (8) январь-март. – Горно-Алтайск, 2010. С. 50-53. (0,2 п.л.).

5. Поликарпов, И.А. Национально-освободительное движение в Синьцзяне 1944-1945 гг./ И.А. Поликарпов// Международные отношения в Центральной Азии: история и современность: материалы междунар. науч. конф. (г. Барнаул, 29 апреля 2010 г.). Вып. 2/ под ред. А.В. Старцева. – Барнаул, 2010. С. 269-275. (0,4 п.л.).

Документы внешней политики СССР. Т. 2. – М., 1958. – 803 с., Документы внешней политики СССР. Т. 4. – М., 1960. – 836 с., Русско-китайские отношения в ХХ веке. Т. 4. (1937-1945). – М., 2000. – 704 с.,  Историко-архивные материалы о торгово-экономических отношениях Синьцзяна с Россией и Советским Союзом 1896-1949. – Урумчи, 1994. (перевод с китайского); Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Крымская конференция руководителей трех союзных держав – СССР, США и Великобритании 4-11 февраля 1945 г. – М., 1984. – 302 с., Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Берлинская (Потсдамская) конференция руководителей трех союзных держав – СССР, США и Великобритании 17 июля – 2 августа 1945 г. – М., 1984. – 511 с., Русско-китайские отношения, 1689-1916. Документы, – М., 1958. – 139 с.; Советско-китайские отношения 1917-1957: Сборник документов – М., 1959. – 466 с., Советско-китайские отношения. 1949-1951: Сборник документов – Чебоксары, 2009. –284 с. и др.

Ли Шен. Синьцзян Э Су Маои Ши 1600-1900. – Урумчи, 1994. – 785 с. (История торговых отношений Синьцзяна с Россией в 1600-1900 годах).

Сюе Сянтян. Чжун Сулянь гоцзя гуаньси ши цзыляо хуй бянь 1945-1949. – Пекин, 1996. – 543 с. (Сборник материалов и документов по истории советско-китайских отношений 1945-1949 гг.).

Иваненко В.И. Выполняя свой долг: из записок дипломата. – М., 1990; Калягин А.Я. По незнакомым дорогам. – М., 1979. – 267 с.; Капица М.С. На разных параллелях. Записки дипломата. – М., 1996. – 479 с.; Киреев Г.В. Россия – Китай. Неизвестные страницы пограничных переговоров. – М., 2006. – 416 с.; Ледовский А.М. Записки дипломата// Проблемы Дальнего Востока. 1991. № 1. С. 108-118; Ледовский А.М. На дипломатической работе в Китае в 1942-1952 гг. Как я стал дипломатом// Новая и новейшая история. 1933. № 6. С. 102-132; Ледовский А.М. Секретная миссия Микояна в Китай (январь-февраль 1949 г.)// Проблемы Дальнего Востока. 1995, № 2-3. С. 96-111; Панюшкин А.С. Записки посла: Китай 1939-1944. – М., 1981. – 301 с.; Петров В.И. «Мятежное «сердце» Азии: Синьцзян: краткая история народных движений и воспоминания. – М., 2003. – 528 с.; Полынин Ф.П. Выполняя интернациональный долг. В небе Китая 1937-1940. – М., 1980. С. 15-54; Сладковский М.И. Знакомство с Китаем и Китайцами. – М., 1984. – 381 с.; Тихвинский С.Л. Китай в моей жизни. – М., 1992. – 158 с.; Чуйков В.И. Миссия в Китае. – М., 1981. – 268 с.

Ледовский А.М. СССР и Сталин в Судьбах Китая. Документы и свидетельства участника событий 1937-1952. – М., 1999. – 339 с.

Гриценко Я. Что это было? (К событиям в Синьцзяне в 1933-1934 гг.). // Проблемы Дальнего Востока 1990. № 5. С. 79-84.

Цзян Чжунчжэн (Чан Кайши) Советская Россия в Китае. Воспоминания и размышления в 70 лет. – М., 2009. – 440; Шен Ши-Цай Основные очередные задачи правительство. Ч. I. – Урумчи, 1940. – 61 с.

Букштейн О.С. Западный Китай и Нижегородская ярмарка// Торговля России с Востоком. 1927. № 5-6. С. 16-17; Торговля СССР с Синьцзянской провинцией// Новый Восток. 1928. № 20-21. С. 201-217; Афанасьев-Казанский А. Экономическое положение Западного Китая// Новый Восток. 1923. № 3. С. 114-121; Защук С. Экономическое положение Синьцзяна// Новый Восток. 1929. № 26-27. С. 105-124; Палюкайтис И.И. Торговля СССР с Западным Китаем// Торговля СССР с Востоком. Сборник статей и материалов. – М.-Л., 1927. С. 148-157; Аршаруни А. Кризис тюркской идеологии//Новый Восток. 1928. № 22. С. 249-258; Немченко М. Колониальный режим и аграрные отношения в Синьцзяне// Проблемы Китая. 1931. № 8-9. С. 181-190; Ходоров А.Е. Западный Китай и Семиреченская железная дорога// Торговля России с Востоком. 1927. № 1-2. С. 2-4.

Куропаткин А.Н. Кашгария: историко-географический очерк страны, ее военные силы, промышленность и торговля. – С-Пб., 1879. – 430 с.; Пржевальский Н.М. От Кульджи до Тяньшань и на Лобнор. – М., 1947. – 156 с.; Рерих Н.К. Алтай-Гималаи. Путевой дневник. – Рига, 1992. – 309 с.; Скрин А. Китайский Туркестан. – М., 1930. – 134 с.; Валиханов Ч.Ч. Сборник сочинений: в 5 томах. Т. 2. – Алма-Ата, 1985. – 327 с.; Шашков С.С. Рабство в Сибири// Дело. Кн. III. 1869. С. 133.

Казанин М. Национальный состав Китая// Проблемы Китая. 1933. № 11. С. 98-154; Лямин Н. Операции Красной армии против белых на территории Китайской республики с 17 мая по 17 июня 1921 г.// Военная мысль. 1921. № 3. С. 89-101; Мельберг О. Западный Китай и его вооруженные силы. – Ташкент, М., 1933. – 58 с.; Совский И. Управление и работа военщины в Синь-Цзяне. – Л., 1932. – 28 с.; Фесенко П.И. Классовое расслоение и обнищание дехканства в синь-цзянском кишлаке// Революционный Восток. 1932. № 3-4. С. 274-275; Фесенко П.И. История Синь-Цзяна. – М., 1935. – 278 с.; Кара-Мурза Г. К постановке национального вопроса в Китае// Проблемы Китая. 1934. № 15. С. 46-140.

Гуревич Б.П. Взаимоотношения советских республик с провинцией Синьцзян в 1918-1921 годах// Советское китаеведение. – 1958. - № 2. С. 96-104; Савицкий А.П. Синьцзян и гражданская война в Средней Азии// Труды Среднеазиатского государственного университета им. В.И. Ленина. История стран Востока. Новая серия, выпуск XCIV. Исторические науки, книга, 14. – Ташкент, 1957. С. 93-105; Савицкий А.П. Синьцзян как плацдарм иностранной интервенции в Средней Азии. Автореф…. канд. ист. наук. – Ташкент, 1950. – 16 с.; Хейфец А.Н. Советская Россия и сопредельные страны Востока в годы гражданской войны (1918-1920). – М., 1964. – 470 с.; Хейфец А.Н. Советская дипломатия и народы Востока 1921-1927. – М., 1968. – 341 с.

Сладковский М.И. История торгово-экономических отношений СССР с Китаем (1917-1974). – М., 1977. – 267 с.

Яковлев А.Г. К вопросу о национально-освободительном  движении народов Синьцзяна в 1944-1949 гг. // Ученые записки института Востоковедения АН СССР. Китайский сборник. Т. XI. – М., 1955. С. 155-188; Яковлев А.Г. СССР и борьба китайского народа против японской агрессии (1931-1935 г.)// Ленинская политика СССР в отношении Китая. – М., 1968. С. 62-78; Яковлев А.Г. Решение национального вопроса в Китайской Народной Республике. – М., 1959. – 112 с.; Яковлев А.Г. Политика народной власти в скотоводческих районах Китая// Краткие сообщения Института востоковедения. – М., 1957. № 25. С 3-17; Кутлуков М. Национально-освободительное движение 1944-1949гг. В Синьцзяне как составная часть народно-демократической революции Китая. Автореферат… канд. ист. наук. – Ташкент, 1963. – 23 с.; Кутлуков М. Национально-освободительное движение 1944-1949 гг. в Синьцзяне как составная часть Китайской народной революции// Сборник работ аспирантов. Отделение общественных наук АН УзССР. Выпуск 2. – Ташкент, 1958. С. 188-198; Кутлуков М. Демократическое движение народов Южного Синьцзяна (Кашгарии) в период 1945-1947 гг.// Научные работы и сообщения. Отделение общественных наук АН УзССР. Кн. 1. – Ташкент, 1960. С. 206-218; Кутлуков М. О характере и движущих силах национально-освободительного движения народов Синьцзяна в 1944-1945 гг.// Научные работы и сообщения. Отделение общественных наук АН УзССР. Кн. 5. – Ташкент, 1962. С. 226-238; Мингулов Н.Н. Национально-освободительное движение народов Синьцзяна, как составная часть общекитайской революции (1944-1949 гг.)// Труды института истории, археологии и этнографии им. Ч.Ч. Валиханова АН КазССР. Т. 15. – Алма-Ата, 1962. С. 68-102.

Дубинский А.М. Советско-китайские отношения в период японо-китайской войны 1937-1945 гг. – М., 1980 – 279 с.; Пунцаг Э. К вопросу об оценке восстания 30-х годов в Синьцзяне// Проблемы Китая (Материалы международной конференции по новейшей истории Китая. Апрель 1977 г.) Ч.I. – М., 1978. С. 108-112; Таипов З.Т. В борьбе за свободу. – М., 1974. – 147 с.; Хакимбаев А.А. Национально-освободительное движение в Синьцзяне 1931-1949 годах: В 2-х ч. Ч. 1// Институт востоковедения АН СССР. Специальный бюллетень. № 5 (156). – М., 1974. – 147 с.; Хакимбаев А.А. Национально-освободительное движение в Синьцзяне 1931-1949 годах: В 2-х ч. Ч. 2// Институт востоковедения АН СССР. Специальный бюллетень. № 6 (157). М., 1974. – 185 с.; Хакимбаев А.А. Национально-освободительное движение коренного населения Синьцзяна в 30-х и 40-х годах ХХ века.// Институт востоковедения АН СССР. Специальный бюллетень. №4 (120). – М., 1971. – 239 с.; Хакимбаев А.А. Попытка создания исламской республики в Синьцзяне в 1933 году// XII научная конференция «Общество и государство в Китае». Тезисы и доклады. Ч. III. Институт востоковедения АН СССР – М., 1981. СМ. 190-195. Хакимбаев А.А. Восстание в Хами – начальный этап освободительной борьбы некитайских народов Синьцзяна в 1931-1935 гг. (по уйгурским источникам)// XI научная конференция «Общество и государство в Китае». Тезисы и доклады. Ч. 3. – М., 1989. С. 98-105; Хакимбаев А.А. Некоторые особенности национально-освободительного движения народов Синьцзяна в 30-х и 40-х годах XX века// Проблемы Китая. Материалы международной конференции по новейшей истории Китая. Апрель 1977. Ч.1. – М., 1978. С. 113-118; Хакимбаев А.А. К оценке деятельности Ма Чжуньина (Из истории национально-освободительной борьбы народов Синьцзяна в 1931-1934 гг.) // XIV научная конференция «Общество и государство в Китае». Тезисы и доклады. Ч. III. – М., 1983. С. 114-121.

Астафьев Г.В. Помощь СССР Китаю в создании антияпонской базы сопротивления в Синьцзяне// Китай и социализм. Актуальные проблемы изучения экономики, политики, истории и культуры Китая. Тезисы докладов I Всесоюзной конференции (Москва, 9-11 октября 1990 г.). Ч. II. ИДВ АН СССР. – М., 1990. С. 95-98; Бородин Б.А. Помощь СССР китайскому народу в антияпонской войне. - М., 1980. – 200 с.; Вартанов В.Н. Операция «Z». Советские добровольцы в антияпонской войне китайского народа в 30-40 гг. - М., 1992. – 159 с.; Гуревич Б.П. Великоханьский шовинизм и некоторые вопросы истории народов Центральной Азии в XVIII-XIX века// Вопросы истории. 1974. № 9. С. 225-234; Гуревич Б.П. Международные отношения в Центральной Азии. – М., 1979. – 310 с.; Гуревич Б.П. Великоханьский шовинизм и некоторые вопросы истории Синьцзяна в новое время// Информационный бюллетень № 17. ИДВ АН СССР. – М., 1980. С. 225-234; Гуревич Б.П. Там за Тарбагатаем (из истории ранних советско-китайских отношений)// Проблемы Дальнего Востока. – М., 1990. № 5. С. 72-78; Чудодеев Ю.В. Советские военные советники в Китае (1937-1942)// Проблемы Дальнего Востока. – 1988. - № 2. С. 77-86.

Богословский В.А., Москалев В.А. Национальный вопрос в Китае (1911-1949), - М., 1984. – 264 с.; Моисеев В.А. Синьцзян в советско-китайских отношениях (1917-1987гг.). – Алма-Ата, 1988. – 18 с.; Молоков И.Е. интернациональная помощь РСФСР и ДВР Монголии и Синьцзяну (Китай) в разгроме белогвардейцев в 1920-1922 гг. – Омск, 1991. – 122 с.

Бармин В.А. СССР и Синьцзян 1918 – 1941гг. (региональный фактор во внешней политике Советского Союза). – Барнаул, 1998. – 191 с.; Бармин В.А. Синьцзян в советско-китайских отношениях 1941-1949 гг. – Барнаул, 1999. – 200 с.; Галенович Ю.М. «Белые пятна» и «Болевые точки» в истории советско-китайских отношений: в 2-х т. – М., 1992. 170 с.; Галенович Ю.М. Рубеж перед стартом: китайская проблема для России и США на пороге XXI века. – М., 1999. – 314 с.; Дубровская Д.В. Судьба Синьцзяна. Обретение Китаем «Новой границы» в конце XIX в. – М., 1998. – 203 с.; Мировицкая Р.А. Советский Союз в стратегии гоминьдана (20-30 годы). – М., 1990. – 235 с.

Наземцева Е.Н. Русская эмиграция в Синьцзяне (1920-1930-е гг.). – Барнаул, 2010. – 270 с.; Обухов В.Г. Схватка шести империй. Битва за Синьцзян. – М., 2007. – 512 с.; Петров В.И. «Мятежное «сердце» Азии: Синьцзян: краткая история народных движений и воспоминания. – М., 2003. – 528 с.; Соколов В.В. Секретная миссия В.Г. Деканозова в Урумчи (Синьцзян) в 1942 г.// Новая и новейшая история. 2011. № 3.  С. 162-180.

Подробнее см. Lattimore O. Pivot of Asia. Sinkiang and the Inner Asian Frontiers of China and Russia. – Boston. 1950. – 268 p.

Подробнее см. Benson L. The Ili Rebellion. The Moslem Challenge to Chinese Authority in Xinjiang 1944 – 1949. – Armonk, New-York, London. 1990. – 265 p.

Подробнее см. Forbes A. Warlords and Muslims in Chinese Central Asia. A Political History of Republican Sinkiang 1911 – 1949. – Cambridge. 1986. – 261 p.

Подробнее см. Schwartz H. Tsars, Mandarins and Comissars. A History of Chinese-Russian Relations. – Philadelphia and New-York. 1964. – 252 p.

Подробнее см. Wang D. Under the Soviet Shadow. The Ining Incident. Ethnic Conflicts and International Rivalry in Xinjiang 1944-1949. – Hong Kong. 1999. – 299 p.

Debata M. China’s Minorities: Ethnic-Religious Separatism in Xinjiang. – New Delhi. 2007. – 283 p.

См., например работы: Dabbs J. History of Discovery and Exploration of Chinese Turkestan. Texas. 1963. – 255 p. Moseley G. A Sino-Soviet Cultural Frontier. The Ili Kazakh Autonomous Chou. Cambridge. 1966. – 163 p. Forbes A. Warlords and Muslims in Chinese Central Asia. A Political History of Republican Sinkiang 1911-1949. – Cambridge, 1986. – 261p. Chang Li. The Soviet Grip on Sinkiang//Foreign Affairs an American Quarterly Review. Vol. XXXII №3, April 1954. P. 491-503. Dallin D. The Rise of Russia in Asia. – New Haven. Yale University Press, 1949. – 293 p. Dallin D. Soviet Russian and the Far Eats. – New Haven. 1948. – 327 p. Hasiotis A. Soviet Political, Economic, and Military Involvement in Sinkiang from 1928 1949. New-York and London, 1987. – 257 p.  McMillen D. Chinese Communist Power and Policy in Xinjiang, 1949-1977. – Boulder, Colorado, Dawson, 1979. Chen J. The Sinkiang Story. – New-York and London, 1977. – 386 p. Barnett D. China’s Far West. Boulder, San Francisco, Oxford, 1993. – 276 p. Miller N. Soviet Imperialism and Sinkiang. The University of Maryland, 1951. – 268 p. Chan G. Regionalism and Central Power: Sheng Shih-ts’ai in Sinkiang, 1933-1944 // China at the Crossroads: Nationalism and Communism, 1927 – 1949. – Colorado. 1980. P. 127-149. Garver J.W. Chinese-Soviet Relations 1937-1945. The Diplomacy of Chinese Nationalism. Oxford University Press. – New-York, Oxford. 1988. – 301 p. Khan A.H. Islam and Muslims in Eastern Turkestan. // Central Asia. – Peshawar. 1992. № 30. P. 55-73.

Сыроежкин К.Л. Мифы и реальность этнического сепаратизма в Китае и безопасность Центральной Азии. – Алматы, 2003. – 736 с.; Сыроежкин К.Л. Национально-государственное строительство в КНР: Теория и практика. – Алматы, 1998. – 156 с.; Сыроежкин К.Л. Современный Синьцзян и его место в казахстанско-китайских отношениях. – Алматы, 1997. 239 с.; Сыроежкин К.Л. Регламентация межэтнических отношений в КНР: Теория и практика: Автореф. дис. … д-ра политолог. наук. – Алматы, 1995. – 33 с.; Сыроежкин К.Л. Этносоциальный фактор развития Синьцзяна// Проблемы Дальнего Востока. 1990. № 2. С. 80-88; Сыроежкин К.Л. Демографическая ситуация в Синьцзяне: история, современность, перспектива// Евразийское сообщество: экономика, политика, безопасность. 1995. № 3. С. 21-35; Талипов К.Т. Пантюркизм в Восточном Туркестане в 30-е-40-е годы ХХ века// Исследования по уйгуроведению: филология, история, экономика. К 75-летию известного тюрколога Т.Т. Талипова. – Алматы, 2000. 175 с.; А.Ш. Кадырбаев Очерки истории Центральной Азии. – М., 2007. Т. 1. – 288 с.

Гражданская война и военная интервенция в СССР. – М., 1983. – 702 с., Народы мира. Историко-географический справочник. – М., 1988. – 624 с., Синьцзян-Уйгурский автономный район Китая. – Алма-Ата, 1980. – 181 с., Словарь географических названий Китая. В 3-х томах. ТТ. 1-3. – М., 1983., Энциклопедия нового Китая. – М., 1989. – 519 с.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.