WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Феномен peregrinatio и его преломление в раннеирландской литературной традиции

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

ПРОКОФЬЕВ Филипп Дмитриевич

 

 

Феномен peregrinatio и его преломление в

раннеирландской литературной традиции

 

Специальность 07.00.03 – всеобщая история (средние века)

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

 

 

 

 

 

 

Москва – 2012


Работа выполнена в Секторе социальной антропологии Института всеобщей истории Российской академии наук

 

Научный руководитель:

кандидат исторических наук

БОНДАРЕНКО Григорий Владимирович

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук

МИХАЙЛОВА Татьяна Андреевна

кандидат исторических наук

ГИМОН Тимофей Валентинович

Ведущая организация – Институт мировой культуры МГУ

Защита состоится «__ »___ _________2012 г. в ____часов на заседании диссертационного совета Д 002.249.01 при Институте всеобщей истории Российской академии наук по адресу: 119334, Москва, Ленинский проспект, 32А.

С диссертацией можно ознакомиться в научном кабинете Института всеобщей истории РАН.

Автореферат разослан «__»________ _______2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат исторических наук                   Н.Ф. Сокольская


I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования.PeregrinatioproDeiamore («странствие ради любви к Господу»), известный по историографии типperegrinatio, который традиционно ассоциируется с Ирландией, не представлял собой общепринятого варианта паломничества, предполагающего путешествие к некой христианской святыне. Это не было странствие к сакральному центру, где произносились молитвы, а затем пилигрим возвращался домой. Под формулой peregrinatioproChristo исследователи понимают добровольное изгнание, оставление дома, своего социального окружения.

Феномен ирландской peregrinatio представляется одним из ключевых для понимания своеобразия ирландской или, даже шире, островной церкви в целом. Повышенное внимание к нему объясняется тем, что комплекс ключевых вопросов, связанных с этим явлением, лежит в основе решения целого ряда важнейших историографических проблем (понимания природы и сущности ирландского аскетизма, формирования этически окрашенных представлений о пространстве, рассмотрения образа «чужого» и отношения к иноземцам в раннесредневековой Европе, распространения христианства и взаимодействия миссионеров с римскими патронами и др.).

При этом зачастую обсуждение важнейших тем для истории и культуры раннесредневековой Ирландии проходит при априорном вынесении самого явления peregrinatio за скобки. Разрабатывая тесно соприкасающиеся или более частные сюжеты, исследователи не углубляются в историю развития, меняющееся восприятие, терминологическое определение самого предмета, оперируя более общими представлениями о нем. В этой связи актуальной задачей современной историографии становится комплексное изучение процесса зарождения и эволюции феномена в контексте культурной и социально-политической истории раннесредневековой Ирландии.

Хронологические рамки исследования – работа охватывает достаточно большой период времени, называемый в ирландской историографии «раннехристианским» – приблизительно V-X вв. с экскурсами в XI-XII вв.

Объектом исследования является раннесредневековый феномен ирландской peregrinatio. Феномен рассматривается в совокупности его теоретического и практического аспектов, отраженных в письменных памятниках как на латинском, так и на раннеирландском языке.

Предметом исследования служит процесс конституирования феномена peregrinatio как идеи и как явления на протяжении V-XII столетий, его место в истории ирландской церкви в раннее средневековье и идеалистический образ, сложившийся в литературной традиции.

В исследовании уделяется внимание не только рецепции терминологииperegrinatio и практики аскетического «странствия» на ирландской почве, но и общему контексту возникновения произведений, которые относятся к жанру immrama(«плаваний») и близких к ним церковных легенд, рассказывающих о странствиях святых, в связи с уникальным ирландским феноменом peregrinatio. Исследование как «плаваний» ирландских святых, так и светских трудов, составляющих общую традицию, способно дать новое понимание специфики тех многочисленных географически засвидетельствованных перемещений ирландских peregrini, о которых мы знаем как по богатому письменному, так и археологическому материалу. Наши знания о практике подобных перемещений расходятся с представлениями о теоретической базе peregrinatio, представленной в отрывочных и разноплановых фрагментах многообразной церковной литературы. Именно понимание этих теоретических основ и их соотношение с предпринимаемыми одновременно морскими путешествиями в океан и на континент частично открывается в «плаваниях».

Методология исследования. Методологическую основу исследования определяют принципы культурной и исторической антропологии, заключающиеся в комплексном изучении явления во всей его целостности, использовании междисциплинарного инструментария, акцентировании ракурса на ментальных установках ирландского монашества как для понимания практики феномена, так и для литературной подачи информации, с ним связанной. Решение поставленных задач зависит от применения сравнительно-исторического подхода, источниковедческого и терминологического анализов источников.

Цель проведенного исследования заключалась в том, чтобы рассмотреть эволюцию peregrinatio как явления и как идеи через призму того, что подавляющее большинство имеющихся в нашем распоряжении источников являются позднейшей рефлексией на этот феномен. Все рассуждения исследователей о природе этого явления во многом построены на домыслах и догадках, а не на информации источников. Мы можем с приблизительной точностью определить ареал странствий монахов, средства их передвижения, маршруты, которыми они пользовались, примерный образ их жизни в «местах странствий». Но основополагающие принципы для понимания феномена peregrinatio в том виде, в котором он сложился в Ирландии, нам не доступны. Именно поэтому в заглавие работы вынесено очень важное словосочетание «преломление в литературной традиции», ибо то, с чем мы имеем дело при анализе ирландской peregrinatio, прежде всего, основывается на информации нарративных источников, предлагающих искусственные идеологические конструкции, которые сложились тогда, когда реальная историческаяperegrinatio становилась делом далекого прошлого. Последующее идеализирующееperegrinatio осмысление и определило отношение к этому институту в историографии, которая изображает его как основу аскетических представлений раннеирландского монашества, остающуюся статичной на протяжении всего раннего средневековья. Поэтому кажется верным различать феномен peregrinatio как историческое явление и как литературный мотив.

В соответствии с поставленной целью в диссертации предстояло решить следующие исследовательские задачи:

1. Исследовать понимание терминологии peregrinatio в письменной традиции  рассматриваемого времени (от V до X вв.).

2. Изучить черты архаического общества и восприятие в нем изгнанников.

3. Выделить, какие особенности существовали у ирландской формы peregrinatio, и почему она пользовалась такой популярностью.

4. Проследить процесс конституирования peregrinatio, а затем паломничества как автономного явления и отметить его эволюцию как литературного феномена.

Источниковую базу исследования составляет широкий материал, включающий в себя разные типы опубликованных произведений на раннеирландском и латинском языках.

Правовые тексты. Большая часть из корпуса законодательных трактатов (восходящих к VII-IX вв.) была впервые издана с параллельным переводом в собрании «Древних законов Ирландии», выходившем в свет в 1865-1901 гг. В 1978 г. Бинчи выпустил масштабное дипломатическое издание всех известных раннеирландских законодательных текстов без перевода, озаглавленное им «CorpusJurisHibernici». Данный труд подтолкнул многих исследователей к изучению ирландского права, и в настоящее время продолжается публикация законодательных памятников такими учеными, как Чарльз-Эдвардс и Ф. Келли, Д. Кэри и К. МакКон. Кроме вышеописанных текстов по гражданскому праву, также в работе используются и так называемые «тексты мудрости»: прежде всего, это «Поучения Кормака», «Завещание Моранна» и «Древние изречения Фиталя». Широко используются мной также и памятники канонического права: «CainAdomnain» и «CainDomnaig» – тексты, посвященные социальным проблемам, но явно инспирированные церковью. 

Нарративные источники. Законодательные источники дополнены богатым саговым материалом, который, как традиционно считается, также восходит к периоду VII-X веков. Типы изгнанников и изображение «изгойства» в литературной традиции рассмотрены с привлечением широкого спектра саговых источников (в том числе материалов, входящих в уладский цикл, саг мифологического цикла и историю «Безумие Суибне»).

Покаянные книги. Вторая часть построена на анализе источников церковного происхождения, восходящих к периоду V-VII вв. Так как я пытаюсь восстановить последовательное проникновение социальной практики изгнания в область церковного права и его трансформацию в паломничество, то прибегаю к текстам покаянных книг, таких, как «Первый синод святого Патрика», датируемый серединой VI в., «Пенитенциалий Финиана», восходящий к концу VI столетия, «Пенитенциалий святого Колумбана» (начало VII в.), Пенитенциалий, приписываемый Куммеану (сер. VII в.).

Агиографические сочинения. Законодательные источники подкрепляются и фрагментами из всевозможной церковной литературы. Так использованы знаменитая «исповедь» святого Патрика и его письмо к Коротику, датируемые V в., а, кроме того, и работы святого Колумбана (ок. 543-615) – дошедшие до нас послания и проповеди. Важно отметить также и использование трудов Беды Достопочтенного (ок. 673-735), особенно, его «Церковной истории англов», в которых представлен отстраненный и достаточно сведущий взгляд на Ирландию и жизнь британских «странников». Важнейшими источниками для периода VI-VII вв. предстают континентальные жития ирландских странников, среди которых я использовал «Житие святого Колумбана», составленное Ионой из Боббио, и «Житие святого Фурсы», восходящие к VI и VII вв. соответственно. Первые жития ирландского происхождения датируются лишь VII в.: это четыре текста, два жития св. Патрика, составленных Мурьху и Тиреханом, а также труды Адамнана (VitaColumbani) и Когитоса (VitaBrigitae).

В главах третьей части, посвященных celiDe, «клиентам Господа», автор, в основном, опирается на нравоучительные тексты этого аскетического направления, изданные Гвинном: «Правило Таллахта», где содержатся само «Правило», а также «Поучения Майль-Руаня» и «Монастырь Таллахта», «Правило Альбе из Эмли» и «Древнеирландский пенитенциалий», принадлежащий IX в., а потому, скорее всего, также имеющий отношение к деятельности «калди». Для лучшего понимания тех плаваний, которые мы имеем сейчас, привлекается и восходящая к эпохе «калди» литанию ирландских святых peregrini.

В целом, третья часть построена на сопоставительном анализе фрагментов морских путешествий и странствий, которые описываются либо в текстах «плаваний», либо в ирландской агиографии.

Важнейшее место в источниковедческой базе этой части занимает агиографическая традиция. Некоторые латинские жития сохранились в континентальных рукописях, но большая их часть известна по трем огромным компиляциям XIII-XIV вв.: CodexKilkenniensis, представленный двумя копиями в Дублине, CodexInsulensis, два манускрипта в Оксфорде, и CodexSalmanticensis – в Брюсселе. Ирландские жития дошли до нас в еще более поздних рукописях: Лисморской книге и ряде других манускриптов, опубликованных Пламмером. Из-за сложностей с датировкой всего этого корпуса текстов жития использовались мной только для подкрепления того или иного положения, известного по другим более достоверным источникам. Важнейшую роль при написании третьей части сыграли тексты так называемой группы «житий О’Донахью», которая дошла до нас в рукописи XIV в., но, как показали исследования, восходит к VIII столетию.

Помимо фрагментов путешествий, упоминаемых в житиях, источниками для написания третьей части послужили и литературные произведения, принадлежащие к жанру «плаваний»: «Плавание Майль-Дуйна» (IX в.), «Плавание братьев О’Корра» (XI в.) и «Плавание Снегдуса и МакРиагла» (X-XII вв.), и тесно связанное с «Плаванием Брана» «Приключение Конлы» (VII в.).

Степень научной разработанности проблемы. История изучения peregrinatioможет быть логичным образом разделена на несколько тематических блоков: это изучение географии исторических странствий монашества в связи с анализом текста «Плавания святого Брендана», изучение текстов ирландских «плаваний» и изучение явления peregrinatio, тесно связанного с любым аспектом истории первоначальной ирландской церкви.

Первые две темы ярко выражены в дискуссии, посвященной проблеме образности некоторых произведений как ирландского эпоса, так и латинской литературы (immrama и navigationes), связанных с практикой морских путешествий ирландского монашества. 

Наиболее известна полемика, в последний свой период принявшая форму противостояния так называемых нативистов и антинативистов. Нативисты (Д. Бинчи, П. Мак Кана), как правило, исходят из положения о дохристианском, индоевропейском, происхождении сюжетов и образов плаваний в Иной Мир кельтов; антинативисты (Дж. Карни, К. Мак Кон) отстаивают тезис о сугубо христианском, аллегорическом характере образности заморской peregrinatio.

Знаковым моментом в современной истории изучения peregrinatioкак исторического явления и литературного феномена стала вышедшая в 1976 году статья Чарльза-Эдвардса. Автор на основе юридических трактатов, житий и покаянных книг VII века вывел феномен ирландской формы peregrinatio из природы ирландского архаического общества и связал его с переосмыслением пенитенциальной традиции. Проблема исследования peregrinatio до этой работы Т. Чарльз-Эдвардса состояла в том, что им занимались либо континентальные авторы на основе континентальных же источников, либо церковные иерархи, которые видели свою цель в прославлении своих предшественников и позитивистском изложении этих «странствий».

Нужно отметить, что на начальном этапе среди континентальных исследователей также преобладали деятели церкви. Среди них выделяются труды отца Арнольда Ангенендта, который стал, по существу, первым, кто попробовал проанализировать сущность ирландского «странствования», при этом акцентируя внимание на пресловутом аскетизме «кельтской церкви». Он постарался выделить отличия ирландской, а, вернее, островной формыperegrinatio от континентальных примеров и проследить влияние ирландской церкви на оформление этого явления на континенте. При этом он, как и его предшественники (Х. фон Кампенхаузен, М. Кох, К. Хаук), развивает тезис об отождествлении идеала peregrinatio с паломничеством в Рим.

Одним из существенных недостатков трудов Ангенендта является то, что он пытается рассмотреть феноменperegrinatio фактически с позиций современного верующего человека. Он не видит эволюции явления, того, что на начальном этапе оно не соотносится с религиозной практикой, и до конца не осознает различие таких источников, как «Плавание святого Брендана» и, скажем, посланий Колумбана, которым он доверяет совершенно одинаково.

Впервые на эту проблему обратила внимание К. Хьюз, которая выделила кардинальное изменение в теории и практике peregrinatio на протяжении раннесредневекового периода. Автор указала, что, несмотря на присутствие множества исторически достоверных деталей в описании подобных странствий, сама концепция peregrinatio как таковая рождается в литературной обработке и не соответствует времени совершения плаваний. Истории о «плаваниях» и агиографические сочинения появляются уже в VIII-IX столетиях, когда в церковной идеологии торжествует идеал stabilitas, а потому имеют лишь отдаленное отношение к самим «странствиям», восходящим к «золотому веку святых».

Показательна следующая проблема, касающаяся географической основы самого знаменитого ирландского по происхождению произведения средневековья - повести о плавании св. Брендана. В изучении это памятника можно выделить две историографические тенденции: историко-географическую, занятую поисками реальной географической основы путешествия, и историко-филологическую, утверждавшую в рамках произведения приоритет основы литературной. На раннем этапе эти тенденции могли уживаться в рамках одного и того же исследования. Со временем можно говорить об исчезновении первой тенденции и трансформации историко-филологической традиции изучения повести, акценты в которой сместились с проблемы литературного генезиса образов «Плавания» на исследование ее создателей и первых читателей.

Хотя разнообразные аспекты изученияperegrinatio становились темой для международных коллоквиумов в Дублине в 1977, 1984 и 2001 г., в Тюбингене в 1982 г. и в 1987 г., нужно выделить такую закономерность: английские, американские и ирландские исследователи довольно неохотно привлекают континентальный материал, в большинстве своем используя только «Житие Колумбана», тогда как французские и немецкие авторы, напротив, работают с континентальными источниками, упуская из виду тексты ирландского происхождения. Исследователи европейской истории в большей степени интересуются степенью влияния ирландских паломников в англосаксонской Англии, франкской Галлии, Италии, рассматривают жизненный путь многих известных ирландских «странников», их существование в чуждой этноязыковой среде и взаимоотношения с римскими патронами, успешности их миссионерской деятельности на территории за Рейном, но не проблемой peregrinatio.

Научная новизна диссертационной работы состоит в том, что впервые в отечественной и зарубежной историографии появляется специальное конкретно-историческое исследование, посвященное рассмотрению феномена peregrinatio как явления и идеи. На широчайшем материале, включающем практически все опубликованные источники по истории раннесредневековой Ирландии, делается попытка рассмотреть сущность этого феномена, понять, какой смысл вкладывался в терминологию peregrinatio в разные периоды, проследить, каким образом терминология начинает связываться с понятиями аскетической сакральности, и как нейтральный термин постепенно становится определением для аскетической рецепции практикуемого в ирландском социуме изгнания, становясь неотъемлемым атрибутом святости.

В результате проведенного анализа

– выявляется терминология peregrinatio в сочинениях ирландского монашества (V-XII вв.);

– реконструируется история развития peregrinatio как исторического явления и теоретического конструкта;

– ставится вопрос о факторах, оказавших влияние на формирование явления в сугубо ирландском виде;

– определяется значение peregrinatio для создания образа святого в поздней агиографической традиции.

Практическая значимость исследования. Положения и материалы диссертации  могут использоваться при подготовке обобщающих работ по истории средневековой Ирландии и истории церкви в раннее средневековье, чтении общего курса лекций по истории церкви и европейского монашества, при разработке спецкурсов и спецсеминаров по истории христианства и церкви, а также для дальнейших научных исследований в этих областях.

Апробация исследования. Диссертация была выполнена и обсуждена в Центре культурной и исторической антропологии Института всеобщей истории РАН. Отдельные аспекты исследования были представлены в виде научных докладов в рамках семинара «Кельтские регионы в Средние века» (МГУ, 2003 г.), в Центре культурной и исторической антропологии, на Межвузовской научной конференции «Путешествие как историко-культурный феномен» (Институт всеобщей истории РАН, 14-15 мая 2008 г.) и конференции «Молодые кельтологи – 2» (МГУ, 2009 г.). Основные положения диссертации нашли отражение в четырех научных работах.

Структура диссертационной работы. Диссертация построена по проблемно-хронологическому принципу. Она состоит из введения, трех глав, которые в свою очередь делятся на подглавы, заключения и списка источников и литературы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается выбор темы и ее актуальность, научная новизна и хронологические рамки исследования, определен объект и предмет исследования, формулируются цели, задачи, методы исследования, дается характеристика источников и историографии темы.

Первая часть «Пространственная картина мира и отношение к внесоциальным элементам в раннесредневековой Ирландии» сосредоточена на социальном фоне возникновения peregrinatio и предпосылках для ее популярности в раннехристианском обществе. Целью этой части является продемонстрировать, как соотносятся общая картина мира ирландцев, их отношение к чужакам с развитием института peregrinatio. Часть состоит из трех глав.

В первой главе «Основы ирландского общества» рассказывается о том, как именно «функционировало» раннеирландское общество, и какие базовые законы определяли его существование, и выделяются предпосылки для популярности института peregrinatio и, в целом, те черты, которые обозначили природу этого феномена в раннехристианском обществе.

В этой главе показано, что нельзя говорить о полной изолированности королевств и о том, что сообщение между населением разных туатов начиналось не только в том случае, когда их короли приносили клятву личной верности высшему правителю. С одной стороны, границы между туатами довольно условны: ведь несколько королевств почти всегда были объединены в более крупное образование, основанное на родственных связях, но, с другой, именно кровнородственные связи обуславливали более естественную «закрытость» большой семьи и предопределяли враждебное отношение к тем, кто расставался со своим родом.

Во второй главе «Типология изгнанников и юридическое восприятие «изгойства» рассматриваются разные типы изгоев, которые предусматривает ирландское законодательство. Изгойство становится одним из самых суровых видов наказания в архаическом обществе: законодательные нормы раннесредневековой Ирландии способствуют превращению человека, совершившего некие тяжкие преступления против общества, в абсолютно бесправного изгнанника, которому не разрешалось осквернять землю монастырского острова своим присутствием на ней. Это желание предотвратить появление преступника может помочь логически объяснить причину использования изгнания из Ирландии в качестве наказания за самые серьезные проступки. Такое изгнание не было просто мерой наказания, но, в сущности, зиждилось на религиозных представлениях: преступник, будучи пораженным злым духом, считался потенциальной причиной всех бед для той земли, на которой он находился. Подобное понимание наказания за проступок, выражающееся в изгнании и обусловленное особенностями архаичного древнеирландского права, получило дальнейшее развитие, оказав существенное влияние на систему пенитенциального наказания в ирландской церкви и концепцию peregrinatio.

В третьей главе «Восприятие «изгойства» в нарративных памятниках: «мудрость изгоя» говорится не только о встречающихся в законодательных текстах типах изгоев, но и об изгнанниках литературных. Каждому виду выделяемых героев посвящена отдельная часть: «Сага об изгнании сыновей Уснеха»: изгнание как loinges», рассматривающая классический литературный сюжет «изгнания»; «Изгнание-и-возвращение: изгнание как инициация правителя или героя», в которой анализируется мотив изгнания как неотъемлемая часть образа героя и правителя; «Изгнание Фергуса: участь посредника», посвященная фигуре Фергуса Мак Ройха, который занимает промежуточное положение изгнанника и благодаря этому получает сверхъестественные способности; и «Изгнание Суибне: «мудрость изгоя», рассматривающая феномен изгнания короля Суибне.

Данный ракурс позволяет сделать два вывода: с одной стороны, изгнание в традиционном обществе символизировало смерть, и статус изгоев был неимоверно низок, с другой, в литературе оно было связано с обретением дополнительных способностей. Через изгнание, отторжение от общества изгнанники приобретали пограничный статус, который наделял их властью или высшими способностями, а в случае с историей о «Безумии Суибне» приподнимал изгоя до уровня, сопоставимого со статусом христианского святого.

Во второй части «Конституирование peregrinatio в Ирландии VI-VII вв.» внимание сосредоточено на понимании терминологии pereginatio. Здесь прослеживается, как адаптируется значение термина на ирландской почве из-за особенностей местной социальной среды до конца VII в. Само понятие peregrinatio в это время еще не ассоциируется с религиозной практикой и не приобретает соответствующей коннотации. До VII в. peregrinatio может относиться к любому жителю Ирландии, пребывающему на чужбине (то есть за пределами своего туата, а даже не острова), вне зависимости от мотивации или причин, заставивших его покинуть родные края. Агиографы, хотя часто прибегают к терминологииperegrinatio, не выделяют этот термин среди атрибутов святости их героя и используют его для того, чтобы обыграть тесную ассоциацию между физическим «странствием на чужбине» и восходящим к библейским аллегориям пониманиемperegrinatio как нахождения вдали от небесной родины (patria). Лишь законодательные источники воздают хвалу аскетам, называемым deoradDe, «Божьими изгнанниками», власть которых как носителей божественной воли основывалась не на процессе «странствовании», но на отделении от общества. Вне зависимости от мотивации, стоящей за действиями человека, который отрекается от своего социального статуса, и, что еще важнее, независимо от тех обстоятельств, которые сопутствовали его переходу в состояние peregrinus, это отречение в восприятии ирландцев гарантировало ему обретение высшего статуса. Это могли быть не только религиозный подвиг или миссионерская деятельность, но даже преступление. Совершенный грех превращался  тем самым во благо, поскольку заставлял изгоя уйти от мирской жизни.

В первой главе этой части «Peregrinatio, peregrinus, peregrina: терминология peregrinatio и словоупотребление в раннесредневековой Ирландии» анализируется словоупотребление словperegrinatio, peregrinus, peregrinari(вместе с производными) и прослеживается их последовательная адаптация на ирландской почве с выделением особенностей местной социальной среды. Делается попытка выявить изменение лексического значения слов, имеющих непосредственное отношение к эволюции восприятия peregrinatio как явления, и определить, какие дополнительные характеристики они приобретают в раннехристианской Ирландии и какие вариации словоупотребления можно выделить на ирландском материале.

Понимая светский правовой исторический фон, вполне возможно оценить, в какой степени значительные усилия британских миссионеров в Ирландии на протяжении V и VI столетий, жесткая дисциплина, налагаемая епископами ирландской церкви VI в., подкрепленная подобной идеологией, способствовали росту ирландской традиции peregrinatio.. Благодаря идеям, имманентно заложенным в основе этой организации, peregrinatio являлась наиболее понятной формой аскетического самоотречения, доступного ирландцам.

Вместе с тем эти же черты обусловили и восприятие терминологииperegrinatio на раннем этапе средневековой истории. В отличие от континентальной литературы, связывающей словарь ветхозаветной традиции странствия Авраама и израильтян и новозаветной традиции аллегорического странствия с аскетическими странствиями или, в целом, с монашеской жизнью, в ирландских текстах слова peregrinatio, peregrinus и peregrinari используются в гораздо более широком контексте. В самой Ирландии V-VII вв. не существовало достаточно строго сформулированной и оформившейся традиции peregrinatioproDeiamoreкак некой стези, одного из путей к спасению, который осознанно выбирал монах. Парадоксальным образом, восприняв те же библейские традиции, ирландское монашество в дошедших до нас работах этого периода не только не представляет peregrinatio (термин) как один из видов деятельности, особенно приятной Господу, но и вообще не связывает его с аскетическим подвижничеством.

Во второй главе «Институт deoradDe и peregrinatioкак аскетическое самопожертвование:святой Колумбан» рассматривается статус и особенности положения, которым пользовались peregrini в самой Ирландии, и делается попытка выделить основные черты, определяющие это положение, и проанализировать причины массового исхода ирландских «странников». На основе агиографического материала можно сделать вывод, что отделение святого человека от общества и являлось той хрупкой базой, на которой основывалась его власть как носителя божественной воли.

В третьей главе «Peregrinatioи миссионерство: Святой Фурса» прослеживается корреляция понятий peregrinatio и миссионерство. Анализ словоупотребления и примеры миссионерской деятельности среди ирландских «странников» развенчивают миф о противопоставлении peregrinatio и миссионерства в ирландской традиции, особенно важный в свете существования стереотипных представлений о роли ирландского миссионерства в истории раннесредневекового христианства. В ирландских источниках ни peregrinatio, ниoperaapostolicaне фигурируют как определенные, выделенные, четко сформулированные виды монашеского труда. Peregrinatio сохраняет свое первоначальное значение «пребывания на чужбине», не наделенное каким-либо дополнительным смыслом, а потому может включать, а может и не включать в себя миссионерскую деятельность. Человек мог быть peregrinus и без всякого намерения не только осуществлять проповедование язычникам (что легко подтверждается тезисом, по которому ирландец был peregrinus, никогда не покидая пределов Ирландии), но и, в принципе, предпринимать potiorperegrinatio не по своей воле.

В четвертой главе «Типы ирландских peregrini: принудительная peregrinatio Колумкилле» как раз идет речь о подобных типахperegrini. Многочисленные примеры из латинских и раннеирландских источников показывают, что довольно часто путем покаяния и «странствия» на чужбине статус преступника менялся коренным образом, приближаясь к статусу святых или почитаемых членов христианской общины. С одной стороны, пенитенциальная практика, по существу, не отличалась от практики аскетической; с другой, аскетические идеалы не были ограничены монастырями, но распространялись и на основную сферу деятельности церкви – на мирян. Пенитенциальная дисциплина в Ирландии не изображалась в отрицательном смысле, как наказание за совершенные проступки, но, напротив, как один из видов страдания за Христа, ведущий их к вечной жизни. И монахи, и кающиеся, и прибывающие на Иону с желанием стать ближе к Богу могут фигурировать как peregrini. Но не наименование peregrini определяет их спасение, их статус в обществе и дальнейшую судьбу. Сущность изменения статуса заложена не в «странствии» и не в пребывании на чужбине, но в искреннем раскаянии (в случае тех, кто совершает пенитенцию) или в преданной службе Господу (для монахов).

Наконец, в третьей части «Peregrinatio в литературной традиции» анализируется, как с течением времени видоизменяются как теория, так и практика паломничества в Ирландии. Здесь прослеживаются литературные традиции, существовавшие в эпоху celiDe, с движением которых связывается создание обширного корпуса легенд о плаваниях. Важно уточнить, что выделить эволюцию идеи не представляется возможным, и разные типы peregrinatioкак покаянного странствия, аскетического странствия или паломничества в Рим существуют параллельно.

Эта часть распадается на несколько связанных общей тематикой, но самостоятельных глав:

Во вступлении «CeliDe и концепция peregrinatio в конце VIII-IX вв.» рассматриваются изменения теоретической базы нового направления в ирландской церкви, когда в трудах идеологов происходит разрыв между двумя идейными пластами: традицией непосредственно физического странствия и изображения peregrinatioв литературных произведениях и теоретических работах. Если к концу VII в. peregrinatio могла обозначать пребывание на чужбине совершенно любого человека, то именно в период расцвета celiDe формируется ее тесная взаимосвязь с аскетической или пенитенциальной практикой. Парадоксальным образом получается, что фактическая гибель практики аскетического странствования дает одновременный толчок к созданию связанной с ним мифологии и оформлению его в работах этого периода какperegrinatioproDeiamore.  

Во второй главе «HerimusinOciano: океан и святость» рассматривается ирландское восприятие Океана и делается попытка объяснить, почему ирландские монахи отождествляют острова с пустошью своих ближневосточных коллег, каким образом эта особенность оформляется в литературе и почему впоследствии такие странствия (тогда называемые navigationes/immrama) начинают соотноситься с понятием святости. Для ирландцев, насколько об этом можно судить по тем источникам, которые у нас есть, было характерно, во-первых, восприятие моря как некоего пространства, на котором проявлялось величие чудес Господа, чудес, приводящих человека к смирению и созерцательному идеалу, а, во-вторых, как места покаяния, доступного каждому индивидууму.

Пенитенциальная, очистительная ипостась представлений о морской стихии была непосредственно связана одновременно как с добровольным изгнанием монашеских peregrini, так и с вынужденным изгнанием преступника (deoraidecht). Подразумевалось, что любой грех возможно простить, но для этого его необходимо искупить (в том случае если прощения нельзя было просто купить), через очищение такими экстремальными методами наказания, как этот. При этом в случае искупления почет ожидал как святого, так и подвергающегося наказанию с целью спасения души, избавляющегося от своих грехов в странствии на утлом суденышке, суровой жизни на крошечных островах или же вечной peregrinatioproChristo.

В третьей главе «Рeregrinatio в качестве пенитенциальной практики» прослеживается развитие этого сюжета в средневековой литературе и осуществляется попытка определить, насколько использование тематики пенитенциального странствия может свидетельствовать об архаичности тех или иных фрагментов агиографических текстов.

В подглаве «Peregrinatio как пенитенция в латинской поэзии» сопоставление поэтических произведений, посвященных изгнанию Колумбы, с ирландскими текстами, плаваниями, агиографическими текстами и пенитенциалиями, позволяет утверждать, что peregrinatio как покаяние и изгнание является элементом, укоренившимся и неизменно присутствующим как в латинской, так и ирландской литературе на протяжении всего раннего Средневековья. При анализе источников не всегда легко определить, восходит ли тот или иной фрагмент к архаической традиции или же представляет собой позднюю эволюцию. Хотя peregrinatio изначально представляет собой искупительное странствие, странствие как покаяние, в литературных источниках она не всегда предстает элементом более ранним, ведь в позднейший период идет возвращение к первоначальному пониманию peregrinatio. Но при этом мы имеем дело не с поступательным развитием концепции peregrinatio. Понимание пенитенциальной сущности этого явления прослеживается на протяжении VI-XII столетий и получает многообразное преломление в литературной традиции.

Во второй-четвертой подглавах рассматриваются тексты трех «плаваний» (ImmramcuraghMaileDuin, Immram Ua Corra и Immram Snegdusa 7 Mac Riagla). Сравнение пенитенциальных плаваний из этих историй с большой долей уверенности можно говорить о том, что к XI столетию литературная традиция тесным образом связывает заморские путешествия покаянного характера с идеей святости.

В четвертой главе «Восприятие Рима и эволюции концепции peregrinatioв средневековой агиографии» анализируется искусственное разграничение современных ученых между peregrinatio, странствием и паломничеством и показывается, как видоизменяется образ Рима в ирландской литературе на протяжении раннего средневековья, каким он предстает в агиографической традиции, и как появление стандартного паломничества соотносится с изменениями описания Рима. Путешествие в Рим может быть мотивировано по-разному: святой мог стремиться к святому престолу для получения папского разрешения на миссионерскую деятельность или для приобретения должного образования, или по любой другой причине. Но на ирландском материале доказывается, что мотивация и природа странствия не относятся к сущности peregrinatio, ведь акцент делается на самом факте оставления родины, а не мотивах или направлении (будь-то Рим, Тур или какое-то другое место).

Наконец, в пятой главе «Концепция peregrinatioproDeiamore» рассмотрен ирландский феномен «странствия ради Христа» и на основе текстологического сопоставления показано, как понятие peregrinatio приобретает религиозную коннотацию. Складывается впечатление, что во второй половине VIII века термин peregrinatioсвязывается с паломничеством/путешествием в Рим. Вместе с тем для обозначения традиционного для Ирландии странствия/путешествия на острова начинает использоваться или продолжает использоваться по аналогии с пенитенциалиями термин exilium. В более поздний период словоperegrinatio вновь приобретает более широкое значение, но теперь оно уже тесно связывается с религиозным подвигом. Вместе с этим некоторые авторы пытаются объяснить или уточнить, что именно подразумевается под peregrinatio, и поэтому, заменяя словоexilium, вводят дополнительные определения к peregrinatioproDeo/proChristo и т.д., что отсутствовало в путешествиях VI-VII вв.

В заключении диссертации сформулированы выводы, полученные в результате исследования. Хотя с течением времени различные понимания peregrinatio сохраняются в литературе, и каждая тенденция имеет свое развитие, любая интерпретация начинает связываться с пониманием христианской сакральности, которая ниспадает на тех, кто предпринимает «странствие». Хотя сама религиозная практика и берет свое начало от аскетического переосмысления изгнания из церковной общины и пенитенциальной практики, в дальнейшем различные варианты peregrinatio (как аскетического подвига, вынужденного изгнания или миссионерской практики) сосуществуют и не противоречат друг другу. На раннем этапе это происходит потому, что терминология еще не приобретает специфической окраски и означает лишь «пребывание на чужбине»; на более позднем – из-за того, что любой тип «странствия» становится гарантом искупления грехов, внутреннего перерождения и, в конечном счете, обретения святости (вне зависимости от степени греха или лишь его номинальном присутствии (в случае аскетов).

Подобный подход позволяет рассмотреть хронологию складывания «концепта ирландской peregrinatio» или, другими словами, формирования его образа в культуре. И оказывается, что образ peregrinatio в наиболее систематической, идеализированной форме обнаруживается не в ранних латинских житиях VII в., но в ирландских житиях X-ХII вв.

Основные положения диссертации отражены в следующих работах

Статьи в ведущих научных журналах и изданиях, рецензируемых ВАК:

  1. Прокофьев Ф.Д. Peregrinatio в Океане: аллегория и реальность в “Плавании святого Брендана» // Одиссей 2009. Человек в истории. М., 2010. С. 24-42.
  2. Прокофьев Ф.Д. Рецензия на кн.: Бондаренко Г.В. Повседневная жизнь древних кельтов. М., 2007 // Средние века. Исследования по истории Средневековья и раннего Нового времени. М., 2008. Вып. 69 (2). С. 202-212.

Другие статьи:

    • Прокофьев Ф.Д. Изгнание Фергуса: участь посредника // Macgnimrada. Кельты: язык, поэтика, мифология, история: Материалы конференции: Молодые кельтологи – 2. М., 2009. С. 35-41. 
    • Прокофьев Ф.Д. Типология изгнанников и юридическое восприятие «изгойства» в древнеирландской юридической традиции // Атлантика: Записки по исторической поэтике. Вып. IX. М., 2011. С. 50-70.
     
    Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.