WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

СЕМАНТИЧЕСКИЕ КОНСТАНТЫ FEAR И COURAGE В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКОВОМ СОЗНАНИИ

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

 

 

Чезыбаева Наталья Владимировна

 

 

 

СЕМАНТИЧЕСКИЕ КОНСТАНТЫ

FEAR И COURAGE

В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКОВОМ СОЗНАНИИ

 

Специальность 10.02.04 – германские языки

 

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

 

 

 

 

 

Иркутск – 2012

Работа выполнена в федеральном государственном бюджетном образовательном  учреждении высшего профессионального образования «Хакасский государственный университет им. Н.Ф. Катанова»

Научный руководитель:                         кандидат филологических наук, профессор

Малинович Мария Васильевна

Официальные оппоненты:                    доктор филологических наук, доцент

                                                         Лушникова Галина Игоревна

                                                         кандидат филологических наук, доцент

                                                         Егорова Марина Алексеевна      

Ведущая организация:                         ФГБОУ ВПО Дальневосточный             государственный гуманитарный

                                                                     университет

Защита состоится «15» марта 2012 г. в 13.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.071.01 по защите докторских и кандидатских диссертаций в ФГБОУ ВПО «Иркутский государственный лингвистический университет» по адресу: 664025, г. Иркутск, ул. Ленина, 8, ауд.31.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Иркутский         государственный лингвистический университет».

Автореферат разослан «      » февраля 2012 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета                                                     д.филол.н. Т.Е. Литвиненко                            

Реферируемая диссертационная работа посвящена комплексному анализу актуализации семантических констант Fear и Courage  в английском языковом сознании в рамках антропоцентрической когнитивной парадигмы, основная задача которой состоит в изучении внеязыковых категорий в семиосфере внутреннего мира человека [Бенвенист, 1974; Кубрякова, 1988; Постовалова, 1988; Серебренников, 1988; Телия, 1988; Вольф, 1989; Демьянков, 1989; Убийко, 1998; Апресян, 1995; Арутюнова, 1999; Урысон, 1999; Одинцова, 2000; Николаев, 2002; Шмелёв, 2002; Пименова, 2004; Ю.М. Малинович, 2003, 2005, 2006, 2007; М.В. Малинович, 2006, 2007, 2008].

Феномен страха неоднократно привлекал внимание многих лингвистов, изучавших его в различных аспектах и с разных позиций. На концептуальном уровне страх рассматривался в английском [Пичугина, 2002; Яшкина, 2005] и немецком [Аблецова, 2005; Шаюк, 2009] языках, а также  преимущественно в сопоставительном срезе на материале разносистемных языков: немецкого и австрийского          [Бородкина, 2002], русского и башкирского [Валиева, 2003], русского и корейского [Мун Чун Ок, 2004], русского и английского [Зайкина, 2004; Терещенко, 2005], русского и немецкого [Воронин, 2005; Бутенко, 2006; Красавский, 2008], русского и французского [Волостных, 2007].  Страху как одному из механизмов культуры посвящена серия научных статей по литературе, политике и истории [Семиотика страха, 2005].

В современной лингвистике можно также выделить ряд диссертационных исследований, посвященных изучению феномена бесстрашие на материале английского языка: «Мужество» [Опарина, 2005], русского и английского: «Героизм»    [Голубев, 2008], русского и французского: «Смелость» [Тищенко, 2008], а также «Glory» в американской лингвокультуре [Русина, 2008].     

Однако страх и бесстрашие как семантические сущности бинарной оппозиции ещё не были предметом специального научного системного анализа. Теоретическое осмысление  изучаемых  смыслов  и эмпирический  материал  дают  возможность  понять  их функциональное  предназначение,  представить  способы  концептуализации  в  английском языке. Этот фактор определил выбор темы настоящей диссертационной работы, в которой данные феномены впервые являются объектом комплексного изучения в английском языке.

Актуальность предпринятого исследования обусловлена:

  1. устойчивым интересом к изучению интроспективной семантики как одного из приоритетных направлений в современной лингвистике [Арутюнова, 1999; Урысон, 1999; Николаев, 2002; Антропологическая лингвистика: Концепты. Категории 2003; Ю.М. Малинович, 2003, 2005, 2006, 2007; М.В. Малинович, 2006, 2007, 2008 и др.];
  2. возрастающим вниманием исследователей к вопросам взаимосвязи семиосферы языка и культуры, выявлением специфики национального сознания, обусловливающей языковую онтологию универсальных смыслов – констант, концептов [Степанов, 2001; Внутренний мир человека: семантические константы, 2007; Ю.М. Малинович, 2007; Амзаракова, 2010 и др.];
  3. наметившейся тенденцией специального лингвистического исследования семантически сопряжённых смыслов в семиосфере внутреннего мира человека  [Ю. М. Малинович, 2003, 2005, 2006; Мишуткина, 2004; Пашаева, 2004; Баженова, 2007; Саварцева, 2008 и др.];
  4. несомненной лингвокультурной и социолингвистической значимостью изучения семантических констант Fear и Courage;
  5. необходимостью дальнейшей разработки семантически многомерных констант, концептов и категорий [М.В. Малинович, 2009].

Предметом настоящего исследования являются семантические константы бинарной оппозиции Fear и Courage.

Объект изучения –система языковых средств, объективирующих данные смыслы в английском языковом сознании.

Общетеоретическая цель диссертационнойработы – комплексное исследование констант Fear и Courage в английском языковом сознании в ракурсе антропоцентрической и когнитивно-дискурсивной парадигм.

В соответствии с поставленной целью в диссертации решены следующие задачи:

  1. аргументированы теоретико-методологические основания исследования констант Fear и Courage в английском языке;
  2. раскрыта бинарная природа семантических сущностей Fear и Courage в английском языке;
  3. установлен лингвистический статус феноменов Fear и Courage в английском языке и описана их структура;
  4. выделена прототипическая основа констант Fear и Courage и определена их ценностная значимость в английской лингвокультуре;
  5. раскрыта специфика актуализации данных констант в лексико-семантической системе языка, исследованы языковые средства их номинации;
  6. эксплицирована объективация исследуемых смыслов в речи.

Общетеоретической и методологической базой научного изыскания послужили:

  1. Принцип антропоцентризма, постулирующий взаимосвязь человека и естественного языка [Человеческий фактор в языке, 1992; Апресян, 1995; Убийко, 1998; Арутюнова, 1999; Пименова, 2004; Урысон, 1999; Николаев, 2002; Антропологическая лингвистика: Концепты. Категории, 2003; Внутренний мир человека: семантические константы, 2007 и др.].
  2. Постулаты об объективной взаимосвязи языка, мышления, сознания и культуры [Балли, 1955; Бенвенист, 1974; Лакофф, 1988; Степанов, 2001; Бабушкин, 1996; Телия, 1996; Арутюнова, 1999;  Карасик, 2001; Кацнельсон, 2001; Махлина, 2003; Болдырев, 2004; Лотман, 2004; Sapir, 1949; Osgood, 1954; Whorf, 1962; Lakoff, 1980; Wierzbicka, 1997 и др.]. 
  3. Положения теории знака [Моррис, 2001; Соссюр, 2004; Алефиренко, 2005; Bauman, 1971; Eco, 1984 и др.].
  4. Когнитивная теория, в рамках которой происходит попытка осмыслить язык как важнейший инструмент концептуализации и категоризации мира         [Кубрякова, 1988, 1994, 1997; Дейк ван, 1989; Демьянков, 1994; Арутюнова, 1999; Болдырев, 2001, 2004; Маслова, 2005; Пименова, 2004; Попова, Стернин, 2007; Rosch, 1978 и др.]. 
  5. Лингвокультурологический подход к исследованию концептов         [Степанов, 2001; Карасик, 2001, 2004; Красавский, 2008; Слышкин, 2000; Воркачёв, 2004; Wierzbicka, 1997 и др.].

Многогранность рассматриваемой проблематики определила выбор следующих методов и приёмов научного исследования: общенаучные (сравнение, обобщение, индукция, дедукция, синтез, анализ) и специальные лингвистические (концептуальный, интерпретативный, компонентный, этимологический и сопоставительный анализ, а также метод когнитивного моделирования при изучении метафорических моделей констант).

Научная новизна работы состоит в том, что в ней впервые на материале английского языка предпринят комплексный системный подход к анализу  семантических констант Fear и Courage – семиотических сущностей бинарной природы. Установлен их лингвистический статус как семантически сопряжённых констант  внутреннего мира человека. Исследованы их понятийная, ценностная, образная составляющие, где последняя репрезентирована в метафорических высказываниях. Выделены прототипические модели изучаемых явлений, раскрыта актуализация этих феноменов в речи.

На защиту выносятся следующие основные положения диссертации:

  1. Fear и Courage в английском языке – семантически сопряжённые константы бинарной оппозиции. В их основе лежат соответствующие структурно многомерные эмоциональные концепты, понятийная, ценностная и образная составляющие которых обнаруживают в себе постоянные и переменные компоненты.
  2. Двойственная природа констант Fear и Courage определяет их одновременно как положительные, так и отрицательныесущности.   
  3. В бинарной оппозиции Fear и Courage  семантико-синтаксическую сильную позицию занимает Fear.
  4. Константы Fear и Courage – диалектическое единство противоположностей, переходящих одна в другую в результате эмоциональной и рациональной оценки человеком ситуации.
  5. Прототипические образы констант Fear – «опасная ситуация» (Dangerous situation) и Courage – «противостояние опасности» (Resistance to danger) лежат в основе символов страха и бесстрашия в английской языковой картине мира.

Материалом исследования послужили тексты художественных произведений британских и американских авторов, публицистической литературы (BNC). Привлекались данные англоязычных лексикографических источников: материалы толковых и этимологических словарей, словарей синонимов и тезаурусов, электронных словарей, энциклопедий и интернет-сайтов. Общий объем проанализированного фактического материала составляет более 4000 единиц.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что полученные результаты могут внести определённый вклад в дальнейшую разработку проблем языковой концептуализации и категоризации внутреннего мира человека с учётом особенностей английской языковой картины мира, в развитие актуальной и перспективной в современной германистике проблемы семантически сопряжённых констант бинарной оппозиции, в разработку теоретической модели их исследования.  

Практическая ценность работы заключается в том, что результаты проведенного исследования могут быть использованы  в курсе лекций по лексикологии английского языка и теории межкультурной коммуникации, в практическом курсе современного английского языка, в научно-исследовательской работе аспирантов, магистрантов и студентов.

Апробация работы. Результаты диссертационного исследования обсуждались на заседаниях кафедры английской филологии в Хакасском государственном университете им. Н.Ф. Катанова (июнь 2007, июнь 2008, май 2009, май 2011); апробированы при Хакасском государственном университете: II Международная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы изучения языка и литературы: коммуникативные стратегии и тактики филологического образования в поликультурном коммуникативном пространстве» (октябрь 2007); III Международная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы изучения языка и литературы: языковое развитие и языковое образование юга Сибири и сопредельных территорий» (октябрь 2008); Катановские чтения в секции аспирантов и преподавателей университета (апрель 2007; апрель 2008; май 2009; май 2010); конференция, посвященная Дню науки (ноябрь 2010). Наиболее значимые аспекты диссертационной работы нашли отражение в публикациях общим объёмом 2,92 п.л.

Объем и структура работы. Диссертация общим объёмом 183 страницы (из них 146основного текста) состоит из введения, трёх глав, заключения, списка использованной литературы, включающего 187 наименований, из которых 20 на английском языке, списков использованных словарей и источников примеров.

Во введении обосновывается выбор предмета и объекта изучения; отмечается актуальность, научная новизна, теоретическая значимость и практическая ценность; определяются цель, задачи работы, общетеоретическая и методологическая база исследования; формулируются основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе – «Семантические константы Fear и Courage: теоретико-методологические основания исследования» – разрабатывается теоретическая модель исследования, выделяется прототипическая основа констант, выявляется генезис Fear и Courage на основе этимологического анализа базовых знаков-репрезентантов fear и courage, раскрывается бинарная сущность исследуемых явлений.    

Во второй главе – «Семантические константы Fear и Courage: актуализация в лексико-семантической системе английского языка» – представлен лингвистический анализ понятийной и ценностной составляющих этих феноменов.

В третьей главе – «Семантические константы Fear и Courage: актуализация в речи» – исследуются когнитивные метафоры, прототипические модели Fear и    Courage, актуализируемые в бытийном дискурсе. Раскрывается образная составляющая Fear и Courage в английской лингвокультуре,  что свидетельствует об определённой лингвокультурной и социолингвистической значимости этих феноменов.

В заключении обобщаются основные результаты исследования и намечаются дальнейшие перспективы работы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Положения о том, что человек и естественный язык рассматриваются в их объективно существующей взаимосвязи: «человек вне языка не существует, язык вне человека существовать может только как исторический памятник»              [Ю.М. Малинович, 2003, с. 20], стали обобщением анализа языковой картины мира как многогранного ментального феномена.

Связь «человек – сознание – язык – культура» формирует определённое семантическое пространство. Оно создаётся совокупностью универсальных смыслов – концептов, констант, которые определяют семантику внутреннего мира человека [Ю.М. Малинович, 2007]. Константы Fear и Courage находятся среди значимых составляющих, формирующих данное пространство.

В лингвистической теории константа – есть величина, существующая постоянно или достаточно долгое время, основная ячейка культуры в ментальном мире человека [Степанов, 2001]. Концепт достигает уровня константы, когда стоящий за ним фрагмент материального или внутреннего мира обнаруживает черты устойчивости, постоянности, значимости на протяжении длительного времени   [Степанов, 2001; Ю.М. Малинович, 2007; Амзаракова, 2010 и др.]. В английском языковом сознании феномены Fear и Courage – константы внутреннего мира человека. Страх, как одна из базовых эмоций, генетически детерминирован, первичен с точки зрения филогенеза и обладает вневременной психолого-культурной актуальностью в жизни любого сообщества [Изард, 2000; Меркулов, 2000; Красавский, 2008]. Бесстрашие проявлялось уже в мифологическом сознании людей: они верили, что, если «съесть» своего врага, последний совершенно уничтожается, а его дух, переходя в дух его победителя, придаёт ему новую силу и храбрость. Вследствие этого они употребляли в пищу преимущественно сердце, мозг, глаза – те части тела, в которых особенно предполагается жизненная, или одушевляющая, сила. Сердце рассматривалось ими, в первую очередь, как «место расположения» храбрости, жизненных сил человека [Винокуров, 2002], что подтверждает этимологический анализ английской лексемыcourage:  ср.-англ. corage, др.-фр. corage, curage«бесстрашие, отвага, храбрость» от cuer – «сердце», основанного от лат. cor (XIII в.) – «сердце» [CODEE, 1996, p. 101; WTNID, vol. 1, 1993, p. 522]. В выражении takecouragefromsomebodyчётко прослеживаются отголоски мифологического мышления у современного человека, проявляемые в осознании им courage (по аналогии с предками) как нечто такого, что можно «взять» из тела другого человека с целью приумножения своих жизненных сил, чтобы стать бесстрашным: InMay, NujoodAli, a 10-year-oldgirl, becamethefirstchildbridetolobbyYemenscourtssuccessfullyforadivorceafterbeingforcedtomarryamannearly 30 yearshersenior. For Nujood, life is still poverty-stricken, but nevertheless she is optimistic about the future. I meet her and her family in their filthy two-room flat in the slums on the outskirts of Sanaa. She is proud of the publicity that her case garnered, in part because she hopes it will pave the way for other child brides to seek similar justice. «I want other girls to take courage from me», she says (Verma). 

В рамках настоящего диссертационного исследования рассматриваем Fear и Courage как семантические константы, лингвистическое описание которых опосредовано путём изучения семантически связанных с ними одноимённых эмоциональных концептов. Такое соотношение концептов и констант определяется их семантической близостью, но константа обладает более высоким статусом: концепт изменчив, то есть в ходе жизни языкового коллектива могут меняться его образная, понятийная и ценностная составляющие [Карасик, 2005]; константа же, подобно устойчивым величинам, существующим в естественных науках, характеризуется постоянством значения, то есть в её структуре выделяются неизменные и переменные части [Степанов, 2001].

В данном научном лингвистическом исследовании феноменов Fear и Courage исходим из посылки: концепт становится константой, когда во всех его измерениях (понятийная, ценностная и образная) обнаруживаются наиболее устойчивые и значимые   компоненты (ядро), сохраняющие свою актуальность в разных исторических эпохах, задавая для субъекта ориентирующую функцию в социальной и культурной действительности.

Анализ языкового материала свидетельствует: понятийное ядро семантической константы Fear составляют следующие компоненты: Feeling of threat (real / imagined), Feeling of being endangered, Anxiety, Reverence [ESEI, 1963; ACD, 1965; OALDCE, 1982; WTNID, 1993, vol. 1; AHDEL; RHUD; WEDT; MWOD; OPTED]. Исследование синонимического ряда языковых знаков, репрезентирующих Fear, позволило уточнить его понятийную составляющую и выявить дополнительные концептуальные признаки: shock, premonition, feelingofasupremerespect, uncertainty, hysteria, vibration, hopelessness, confusion

Неизменная ценностная значимость Fear опосредована тем фактом, что страх есть феномен самоценный, так как эта эмоция представляет собой способ сохранения психического здоровья, форму психической самозащиты и важнейший мотив человеческой деятельности, предупреждая человека об опасности и побуждая к осторожности: Thenextmomentthegenerousimpulsediedawayinhim. In its place came the mean fear of what might happen if he trusted himself to the dangerous fascination of her touch (Collins 7). Как это ни парадоксально, у человека существует потребность в страхе.  Его неоспоримая ценность, таким образом, обнаруживается в способности мобилизовать человека в ситуации реальной или потенциальной угрозы. Изучение фразеологизмов и паремий с семантикой страха в английской лингвокультуре позволяет определить систему ценностей, нормы поведения человека в данном обществе, изменяемые и регулируемые с течением времени: ценить жизнь и силу прекрасного; следовать законам божьим; дорожить полученным жизненным опытом; видеть истинное положение вещей, а иначе можно утратить душевное равновесие. 

Образное же измерение константы Fear представлено наиболее устойчивой метафорической моделью: FEARISACONQUEROR. В рамках этой метафоры страх (fear)воспринимается как завоеватель и захватчик (conqueror), который может поработить, покорить человека, подчинить своей власти. И, как любой захватчик, страх грабит, мучает и терзает побежденных: Shehadrisen; andnowatlastafearassailedhim. «What is it?» he cried, shrinking (Barrie); For the first time in the captain’s experience of her, fearall-mastering fear – had taken possession of her, body and soul (Collins 5); She still preserved her icy resignation; she seemed beyond all reach now of the fear that had once mastered her, of the remorse that had once tortured her soul (Collins 5).

В английском языке понятийное ядро семантической константы Courage представлено следующими инвариантными концептуальными признаками: Quality of mind, Ability to control fear, Confidence in one’s chosen path, Inspiration [ACD, 1965; LDCE, 1992; WTNID, 1993, vol. 1; OALDCE, 1995; AHDEL; RHUD; CALD; MWOD; OPTED; ULED; COED]. Результаты проведённого анализа синонимического ряда языковых знаков, репрезентирующих Courage, позволили выделить следующие признаки, дополняющие ядро его понятийной составляющей: a risky gamble, battle heroic courage, resoluteness / firmness of spirit, passive courage, physical strength, certainty, absence of fear.

Истинная же ценность бесстрашия (courage) – не устранение страха, а выход за его пределы: «true courage is being willing and able to approach a fearful situation despite the presence of subjective fear» [Snyder, 2007]. Готовность человека смело смотреть в лицо опасности раскрывает реальную сторону такого явления действительности, как  бесстрашие, в системе ценностных ориентаций личности: Courage is resistance to fear, mastery of fear – not absence of fear (Twain 1); When we are afraid we ought not to occupy ourselves with endeavoring to prove that there is no danger, but in strengthening ourselves to go on in spite of the danger (Mark Rutherford) (quotgarden.com). Более того, Courage, подобно константе Fear, также обладает неоспоримой и неизменной ценностной значимостью в английской лингвокультуре, являя собой сущность самоценную, что определяется её лимитативностью и репрезентируется через лексему limit. Таким образом, Courage – ценность, так как «отпускается» человеку в ограниченном и конечном количестве, а потому имеет высокую стоимость: Youdontknowthehalfofwhatyou'redemandingfromhumanfleshandblood. There are limits to a man’s courage. Dirk has already done far more than was expected of him». … «Granted that courage is reduced by expenditure (Cussler 3); He says that courage is a capital sum reduced by expenditure. I agree with him. All I’m trying to say is that this particular man seems to have been spending pretty hard since before the war. I wouldn’t say he’s overdrawn – not yet, but there are limits (Fleming 1). Исследование фразеологизмов и паремий с семантикой бесстрашия в английской лингвокультуре позволяет выявить дополнительные, изменяемые ценности культуры, определяющие практическое поведение человека: действовать решительно и достигать целей; скрывать свои слабости; противостоять злу, если того требуют обстоятельства; жертвовать своими интересами ради кого-либо/чего-либо; ценить честь человека; уметь оценивать предел своих возможностей, чтобы избежать необдуманности в поступках; прислушиваться к доводам рассудка, что позволяет логически осмыслять действительность; не проявлять ненужную смелость.

Неизменная образная составляющая константы Courage эксплицирована в метафорической модели: COURAGEISADEFENDER. В данном случае бесстрашие (courage) предстает как человек – защитник и спаситель (defender), который пытается прийти на помощь,  уберечь и оградить от враждебных действий, от опасности:  Hisseamanshipandcouragesavedthevessel, undercircumstancesofdangerwhichparalyzedtheeffortsoftheotherofficers (Collins 6). В жизни случается и так: человек может попасть в ситуацию, когда обстоятельства вынуждают его бросить вызов опасности и трудностям, заставляя бороться и сопротивляться. И в самый критический момент появляется бесстрашие,  которое становится его защитником, потому что вселяет уверенность и заставляет сражаться: «I did not like him, I have told you he was not sympathetic to me, but as I walked slowly down to Taravao I could not prevent an unwilling admiration for the stoical courage which enabled him to bear perhaps the most dreadful of human afflictions» (Maugham). Кроме того, следует отметить: бесстрашие может не только защитить человека от грозящей ему опасности, но и призывает его совершать геройские поступки, тем самым человек становится защитником самого себя и, если нужно, других: She gave an account of his blowing up the dock and yacht at the retreat, the harrowing battle down the river to Grapevine Bay, her shooting the two ultralights out of the sky, and the indomitable courage of the man at the wheel of the runabout who threw his body over the children when it was thought they were about to be blasted out of the water (Cussler 4); «It is evident», wrote Alexander Walker, «that the man, possessing reasoning faculties, muscular power, and courage to employ it, is qualified for being a protector; the woman, being little capable of reasoning, feeble, and timid, requires protecting. Under such circumstances, the man naturally governs: the woman naturally obeys» (Crichton).

Таким образом, в английском языковом сознании феномены Fear и Courageесть те высшие, устойчивые во времени ориентиры, которые определяют поведение людей в данной культуре. Страх взывает к инстинкту самосохранения человека, а бесстрашие – к его активным действиям, направленным на сопротивление страху в ситуации угрозы.        

Уникальность страха и бесстрашия заключается в их двойственной сущности. Страх – это не только завоеватель, но и союзник – FEARISANALLY, а бесстрашие может из защитника превратиться в предателя – COURAGEISATRAITOR.

FEAR IS AN ALLY / СТРАХСОЮЗНИК.

Для человека – биологического существа – страх полезен. Он активирует его защитную биологическую реакцию в ситуациях угрозы, опасности [Ильин, 2002], и как социального существа страх может стать союзником, который способен помочь в разрешении возникших проблем: Lucienhadtaughthimthatfearwasgood; fearwasanally; thateverylawyerwasafraidwhenhestoodbeforeanewjuryandpresentedhiscase. It was okay to be afraid – just don’t show it. … Make friends with fear, Lucien always said, because it will not go away, and it will destroy you if left uncontrolled (Grisham 2). В данном дискурсе проиллюстрировано, как старый и опытный адвокат Люсьен учит молодого юриста, что страх – это его союзник, а не враг. Страх испытывает каждый, но лишь те достигнут успеха, кто сумеет стать ему (страху) другом.  

COURAGE IS A TRAITOR / БЕССТРАШИЕПРЕДАТЕЛЬ.

Бесстрашие концептуализируется в английском языковом сознании: человек, способный на измену. В любой момент он струсит и бросит любого именно тогда, когда в нём больше всего нуждаются. В этом случае трусость граничит с предательством: Sheturnedherbackonhim; andwalkedslowlyandsteadilytothedoor. Stopping there, she looked back; and then the artificial courage of the moment failed her (Collins 13); He could expect little more for the remainder of his life, Carlos knew, and his courage quailed at that (Clancy); But at the last moment her courage deserted her and she ran, sobbing, away from the house into the arms of a friend (BNC).

Бесстрашию нельзя всецело доверять. Оно может обмануть, притворившись тем, кем на самом деле не является: «What do you mean, you shuffler»? panted the fire-eating poet. «Is your courage a sham as well as your honesty»? (Chesterton 1); A momentary impulse inspired him with a false courage, and brought a flush into his ghastly face. He turned to Emily (Collins 11).

Такое видение носителями английской языковой культуры говорит о неоднозначности понимания ими онтологически абстрактных феноменов страх и бесстрашие. Они обладают двойственной природой: являются как положительными, так и отрицательнымисущностями, что, собственно, не противоречит человеческой натуре – всегда осознавать мир в двух «возможных» ипостасях.

В лингвистической литературе отмечается: в отношениях двух противоположных начал бинарной оппозиции, одна из них должна занимать центральное положение [Ю.М. Малинович, 2005]. В бинарной оппозиции Fear и Courage центральное место занимает Fear. Данное утверждение подтверждается рядом фактов.

1. Страх – это древнейшее человеческое ощущение, базовая (первичная) эмоция, являющаяся универсальным,  общечеловеческим, врожденным явлением, существующим во всех культурах [Kemper, 1987; Ortony, 1990; Plutchik, 1994; Изард, 2000].  Анализ фактологического материала показывает: страх, как  нечто генетически заданное, номинируется в английском языке такими лексемами, как  innate(врождённый),unreasonable(безотчётный),natural(природный),instinctive(бессознательный, безотчётный, интуитивный): Bankershaveaninnatefearofcourtrooms, andJakeadmiredhisfriendforovercomingthisparanoiaandattendingthehearing(Grisham 2).

2. В мифах о сотворении мира и его означивании, в которых запечатлены первичные образы, отражён генезис страха – он «зародился» из лона Хаоса. Эмпирический материал демонстрирует: страх – первородная сущность. Актуализируется в английском языке через адъективыoriginal  (являющийся первоисточником (чего-л.), первоначальный), primal (первоначальный, исходный), abysmal (первичный, первозданный хаос), eternal (извечный, всегда существовавший): Thatremainedonlybyseemingtohanginthevoidsurroundingit. Even his original fear, if fear it as had been, had lost itself in the desert (James 1); It took, he knew, considerable courage on Raul's part to overcome his primal fear of fire (Barker 1).

3. Страх часто выступает как активный субъект действия, а бесстрашие – как пассивный объект.

Страх – субъект характеризуется, главным образом, через статические глаголы:possess, seize, creep, overmaster, overpower, paralyze, torment, torture, preoccupy: Idarenotattemptit. A fear beyond all other fears has got possession of me (Collins 1).

Бесстрашие – пассивный объект действия реализуется с помощью глагольных лексем: take, have, give, show – «глаголов объектной ориентации» [Уфимцева, 2004, с. 144]. Они определяют «зависимое положение» бесстрашия от субъекта действия в сознании носителей английского языка, значит, бесстрашием можно управлять: «…» youknowonecanttellhow; andthenItookcourage, andsaidit (Austen 2).

Какой бы  член бинарной оппозиции ни занимал центральное положение, в мире должно быть равновесие. И это равновесие поддерживает человек. Fear и Courage – семантически сопряженные константы бинарной оппозиции, которые отличаются непрерывностью семантической протяжённости и имеют определенную зону семантического пересечения, где та или иная оценка, в зависимости от конкретной языковой ситуации, может получать положительный или отрицательный смысл, одна сущность становится другой. 

Страх и бесстрашие являются, с одной стороны, сущностями внутреннего мира человека («центр»), с другой стороны, они могут находиться во взаимодействии с внешним пространством («периферия»).

Нами выделены модели, демонстрирующие на материале английского языка движение страха и бесстрашия.

  • Модель «движение, направленное извне внутрь человека»

Исходным пунктом движения является внешний мир, лежащий за пределами физической или духовной оболочки человека, конечным –  пространство внутреннего мира человека.

Страх приходит извне и заполняет всё внутреннее пространство человека: «Isleptnotwell, OAyeshaI answered with perfect truth, and with an inward fear that perhaps she knew how I had passed the heart of the night (Haggard).

Однако в рамках этой же модели можно наблюдать и обратное явление, а именно, движение извне истинного бесстрашия, уничтожающего страх внутри человека: Her courage returned to her, stung into action by the natural sense of indignation which the presence of the Countess provoked (Collins 9).

  • Модель «движение, направленное изнутри человека вовне».

Исходным пунктом движения в рамках данной модели выступает пространство, заключённое в человеке, конечным – пространство внешнее. Бесстрашие идёт изнутри человека и определяет или изменяет его внешнее пространство. 

Находясьвнутри человека, бесстрашие пребывает в состоянии покоя, и лишь исключительные обстоятельства способствуют его выходу наружу. В результате происходит переход одного состояния в другое, а именно, переход из состояния покоя в состояние боевой готовности: She, whodalwaysstoodonherownfeet, foughtherownbattles. Ashamed of the breach he’d made in her defences, she drew on her inner courage to confront him, tilting her chin fiercely (BNC).

Необходимо подчеркнуть: страх – сущность внутреннего мира человека, данная ему на генетическом уровне. Но мощь страха, в отличие от бесстрашия, вырываясь вовне, преобразует внешнее пространство в ещё более критическое состояние – состояние ужаса и паники: «Onceyouhaveforcedyourselforhavebeenforcedthroughtheoutwardfearintovividactionorexperience,youfeelverylittle» (Wells 1).

С другой стороны, страх, достигнув высшей точки напряжения, некоего предела, внезапно может оставить внутреннее пространство человека, после чего наступает спокойствие и умиротворение: «Promiseme», shehadcried, inaroomthatsmelledofbloodandroses. «Promise me, Ned». The fever had taken her strength and her voice had been faint as a whisper, but when he gave her his word, the fear had gone out of his sister’s eyes (Martin); Eddie’s fear left him, in its place came that strange yet welcome coldness (King 2); All fear left Ben, and he was unnaturally calm (Koontz 2).

Страх и бесстрашие – сущности внутреннего мира человека. Это говорит о том, что они находятся  «внутри человека», абсолютно скрытые и недоступные видимому миру.

  • Модель «движение в границах внутреннего человека».

Пространство, в пределах которого происходит переживание страха и бесстрашия,определяется физической оболочкой человека.

Настоящий страх живёт внутри человека, мечется по тёмным туннелям души и отчаянно желает, чтобы его не нашли. Эти тайные страхи терзают человека: Fear lived with Wade, fear that shook his soul and made him wake screaming in the night (Mitchell).

Страх как нечто сокрытое, тайное, спрятанное от кого-либо объективируется в английском языковом сознании также и через атрибутивную конструкцию innermostfear. В английском языке лексемаinnermost означает «самый внутренний» [М.В. Малинович, 2009, с. 117]: «Sailorsarenotoriouslysuperstitiouspeople.Many of them can’t even swim, much less put on a scuba tank and dive under the surface. Their lives are spent crossing the surface. And yet, their innermost fears, their nightmares, are centered around drowning at sea» (Cussler 1).

Бесстрашие как некая внутренняя сущность присуще всем, оно находится внутри каждого человека: «The strength and courage of our nation lies in us who will never be great or wealthy. We starve, we toil for leaders who are less noble and honest than ourselves» (Cussler 2).

Переход страха в бесстрашие и бесстрашия в страх происходит в результате «эмоциональной и рациональной оценки» человеком ситуации, так как, во-первых, «в эмоциях скрыты суждения, эксплицитно или имплицитно, о положении вещей» и, во-вторых, «если меняется мнение о нём, то меняются и эмоции» [Вольф, 1985, с. 40]. Если человек рационально оценивает желаемый объект как приемлемый, но имеющий нежелательные сенсорные качества, то эмоция либо не возникает, либо она возникает и побуждает человека к противоположным действиям. Так, например, атака во время боя содержит не только опасность, но также привлекательность физической борьбы и победы. Если в центре внимания окажется последний аспект, возникает эмоция отваги и храбрости [Арнольд, 2004].  

Движение страха и бесстрашия символизирует вечную борьбу, схватку, сражение этих двух сущностей друг с другом. Векторы их движения, таким образом,  могут менять свои направления, если человек начинает рационально оценивать создавшуюся ситуацию: хорошо это для него (или кого-нибудь другого) или плохо, опасно или безопасно. Тогда одна сущность становится другой:

  • Страхоборачивается бесстрашием: «You don’t believe in passion, do you, Hermann?» I said cheerily. «The passion of fear will make a cornered rat courageous. Falk’s in a corner» (Conrad 2).
  • Бесстрашиепревращается в страх: Mrs. Ferrari tried to answer. Her first burst of courage had already worn itself out. The bold words that she had determined to speak were living words still in her mind, but they died on her lips (Collins 9).

В научной литературе отмечается: эмоции, возникающие от необходимости в преодолении опасности и на основе которых появляется интерес к борьбе, определяются как пугнические (лат. pugna «борьба») [Додонов, 2004, с. 309]. Бесстрашие, бесспорно, занимает значимое место в этом ряду.

В связи с вышесказанным следует: грань, разделяющая эмоции и рациональность, очень тонкая [Barbalet, 1998]. Значит, оценив создавшуюся ситуацию, человек, испытывающий страх, может стать бесстрашным, но и бесстрашный человек может поддаться страху.

Таким образом, с одной стороны, Fear и Courage олицетворяют крайние противоположности, но, с другой стороны, они представляют единение, так как одно не может существовать без другого:

Fear and courage are brothers (Proverb) (quotations.com);

With my fear and courage reawakened together, I rushed at the window and then recoiled with a strangled scream that any man but Arthur must have heard (Chesterton 1).

Исторически в процессе коммуникации между людьми слову предшествовали образы и символы, где каждый символ являл акту коммуникации особый код жизни, благодаря чему человек выстраивал целостную мировоззренческую картину мира [Мальковская, 2005]. Эрнст Кассирер полагает, что вместо того, чтобы определять человека как «animal rationale», его надо рассматривать как «animal symbolicum» [Кассирер, 1991, с. 60].

Следует отметить: символы страха и бесстрашия вербализованы лексическими средствами языка, а именно «культурно-коннотированной лексикой», в значении которой содержатся «культурные компоненты», без знания которых невозможно понять текст и дискурс [Иванищева, 2003, с. 383].

В основе символов страха и бесстрашия лежат прототипические образы констант Fear – «опасная ситуация» (Dangerous situation) и Courage – «противостояние опасности» (Resistance to danger).

В рамках данной диссертационной работы выделяются следующие группы символов страха в английском языке: антропоморфные, зооморфные, природные («основание мира»), символы живой и неживой природы, символы пространства и времени, предметные символы.

Антропоморфные символы страха восходят к прототипическому образу Fear: «опасная ситуация» (Dangerous situation), где опасность ситуации грозит человеку смертью (skull), попаданием в чистилище и расплатой за грехи, за связь с дьяволом (hell, wart). Кроме того, антропоморфные символы могут быть означены социальными характеристиками индивида: национальными, этическими, религиозными [Пименова, 2004]. Символика мифических существ также принадлежит религиозной сфере человеческого бытия, так как в душе человека христианство и язычески-мифологическое представление о мире слиты воедино [там же]. Эти существа репрезентируют представления человека об инфернальном мире (basilisk, vampire, medusa, harpy), способные погубить душу человека:  «Itsallright», saidTarvrilletothetablegenerally. Go on! It’s not a general conflagration, and the fire brigade won’t be five minutes. Don’t see that it’s our affair. The stuff’s insured. They say old Lady Paskershortly was dreadful. Like a harpy (Wells 2).

Взаимосвязь зооморфных символов страха с опасностью ситуации для человека выражается в его неспособности противостоять этой опасности (hare, deer) и человеческой жестокости (wolf), в предзнаменовании наступления несчастья (crow, raven, bat, owl), что сулит человеку беду (black cat, rat) и зло (spider, fly): «QuitJulieseemedgenuinelyastonished. «You gotta be kidding. If I quit before I’m paid up, they break my leg. You know?» His wolfish grin left no doubt the thugs in question would do something a great deal more fatal and painful than just breaking a leg (Asprin).

Природным символом является число 13. «Природа» в данном случае понимается как «происхождение» или «основание мира». В ранних культурах сакральными средствами ориентации и «космизации» вселенной были числа [Топоров, 1980]. Человек как существо разумное предпочитает во всём видеть порядок, налаженность, систематичность и правильность. Всё, что выходит за рамки установленного порядка, считается нерациональным, а потому опасным. Число 13 (thirteen) нарушает некий порядок представлений человека о мире и его гармонии. Следовательно, всё, что связано с этим числом, представляет опасность для человека, вызывает страх: «Anythingtosatisfyyou», Francineagreed; «thereistheaddress. Come in the middle of the day, and we will give you your dinner. No fear of our being thirteen in number. What will you do, if you have the misfortune to spill the salt?»  (Collins 11).

Совокупность естественных условий на земле, не созданных деятельностью человека, весь органический мир – есть живая природа. Вегетативный код является одним из универсальных способов описания фрагментов мира: процессы познания осмысляются через образы растений [Пименова, 2004]. Символ живой природы, эксплицирующий страх, – осина (aspen), так как она непосредственно стала свидетелем смерти Христа, который считался спасителем рода человеческого. Потеряв своего учителя, люди стали опасаться, что теперь нет того, кто бы смог их защитить: In the general confusion, Janet regained her lady’s chamber unobserved, trembling like an aspen leaf, but determined to keep secret from the Countess … (Scott 2).   

Весь неорганический мир, который не включает в себя живые организмы, представляет собой неживую природу. В основе всех её явлений четыре элемента (стихии): земля, вода, огонь и воздух. Символ неживой природы, репрезентирующий страх, – гроза. Это атмосферное явление, при котором возникают электрические разряды – молнии, сопровождаемые громом. Огненная энергия молний, смешанная с силой воды (дождь), создает невиданную мощь: GrandfatheracquiescedinLaurencesviewofthematter. He then touched briefly and hastily upon the prominent events of the Revolution. The thunderstorm of war had now rolled southward, and did not again burst upon Massachusetts, where its first fury had been felt. But she contributed her full share. So the success of the contest. Wherever a battle was fought, – whether at Long Island, White Plains, Trenton, Princeton, Brandywine, or Germantown, – some of her brave sons were found slain upon the field (Hawthorne). Человек испытывает страх перед стихиями природы, потому что он боится их неистовой мощи. Гроза (thunderstorm) пугает человека, так как она таит в себе опасность некой карательной силы, несущей смерть и разрушения 

Символы пространства окно (window) и перекрёсток (crossroads) понимаются в сознании человека как место прихода зла в наш мир, что представляет очевидную опасность для человека: «You take and split the bean, and cut the wart so as to get some blood, and then you put the blood on one piece of the bean and take and dig a hole and bury it ’bout midnight at the crossroads in the dark of the moon, and then you burn up the rest of the bean. You see that piece that’s got the blood on it will keep drawing and drawing, trying to fetch the other piece to it, and so that helps the blood to draw the wart, and pretty soon off she comes» (Twain 2). Данный фрагмент дискурса иллюстрирует: мальчики (Том Сойер и Гекльберри Финн) верят в то, что проводить ритуальные обряды, связанные с чёрной магией, следует на перекрёстке двух дорог, так как именно здесь потусторонние силы являются в наше земное пространство и способствуют свершению тёмных дел.

Время как особая категория имеет свои особенности представления. В рамках настоящего диссертационного исследования становится значимой единица времени суток, символизирующая  страх, – ночь (night). Она пугает человека, потому что таит в себе неизвестность, а потому человек чувствует себя незащищённым и бессильным перед затаившейся опасностью, несущей смерть: «ItwasMauriceFielding, ofcourse, thatyourmotherwasengagedtosaidHelensvoice. She spoke reflectively, looking out into the dark garden, and thinking evidently as much of the look of the night as of what she was saying.

«You didn’t know that?» said Helen.

«I never knew there’d been any one else,» said Rachel. She was clearly surprised, but all they said was said low and inexpressively, because they were speaking out into the cool dark night (Woolf).

Предмет, как известно, это всякое конкретное материальное явление или артефакт (то, что создано руками человека). Артефакты (a sickle, a «Jolly Roger», a tie) – предметные символы страха, демонстрирующие то, что человек смертен.Например, a sickle (серп) – символ уничтожения и смерти, символ разрушительной работы времени, то есть напоминание о том, что люди смертны) [СЗЭ, 2005]: Theoppositewallofthisentrywashungalloverwithaheathenisharrayofmonstrousclubsandspears. Some were thickly set with glittering teeth resembling ivory saws; others were tufted with knots of human hair; and one was sickle-shaped, with a vast handle sweeping round like the segment made in the new-mown grass by a long-armed mower. You shuddered as you gazed, and wondered what monstrous cannibal and savage could ever have gone a death-harvesting with such a hacking, horrifying implement (Melville 2).  

Таким образом, прототипический образ константы Fear – «опасная ситуация» (Dangerous situation) лежит в основе всех символов страха. Главным образом ситуация рассматривается как опасная для индивида, если подразумевает угрозу для его жизни – смерть. Тема дискурса определяется социокультурными знаниями и представлениями  человека о мире и самом себе, его религиозными установками.

Нами также выделены группы символов бесстрашия в английском языке: антропоморфные, зооморфные, символы живой и неживой природы, пространства и предметные символы.

В основе антропоморфных символов, репрезентирующих бесстрашие, лежит прототипический образ: «противостояние опасности» (Resistance to danger). Чтобы противостоять этой опасности, человек черпает силы в самом себе, а потому символами бесстрашия становятся части тела человека (skull, mane, teeth). Например, teeth (зубы) – один из символов агрессии, устрашения врага, с одной стороны, и подавления страха (например, to grit one’s teeth – стиснув зубы), с другой [СЗЭ, 2005]: Rickyfinallymoved. His teeth chattered and his jeans were wet, but he was thinking now, moving from his crouch onto his hands and knees and sinking into the grass. He crawled toward the car, crying and gritting his teeth as he slid on his stomach. The door was about to fly open. The crazy man, who was large but quick, would leap from nowhere and grab him by the neck, just like Mark, and they’d all die in the long black car. Slowly, inch by inch, he pushed his way through the weeds (Grisham 3).

Способность человека противостоять опасности особенно чётко прослеживается через зооморфные символы бесстрашия. Человек наделяется качествами животных и птиц, отличительной чертой которых являются умения яростно атаковать, стремительно нападать на врага: wild boar, steed, horse, lion, wolf, eagle, falcon, cock. Поэтому все эти животные и птицы ассоциируются с воинской доблестью, честью и отвагой, особенно на поле боя: He was a great Indian fighter, too, and I heard my Aunt Villa say, when I was a little girl, that he had the blackest, brightest eyes, and that the way he looked was like an eagle. He’d fought duels, too, the way they did in those days, and he wasn’t afraid of anything (London 4).

Oak и cedar – атрибуты живой природы. Они  служат символами бесстрашия в силу того, что, будучи одними из самых твёрдых и ценных пород деревьев, означают твёрдость человеческого духа, необходимую в случае противостояния опасности: «Standlikeanoak»,criedMarcus, «StandlikeaRomanwall! Eldred the Good is fallen – Are you too good to fall?» (Chesterton 5).

Символы неживой природы – fire, the sun, diamond, iron – символы бесстрашия благодаря своим свойствам. Приписывая человеку свойства огня (разрушительная, карающая, но животворящая сила), алмаза и железа (нерушимость, твёрдость, несгибаемость), познающий субъект видит его могучую силу и духовную крепость. Эти качества особенно ярко проявляются в ситуациях опасности, когда субъект вынужден противодействовать этой опасности: «Takemeaway»! shecried. «We shall be killed if we stay here». She stopped, looking in astonishment at the tall black figure of the nurse, standing immovably by the window. «Are you made of iron?» she exclaimed. «Will nothing frighten you»? (Collins 7).  

В ментальности людей немаловажную роль играет ландшафт, в котором живёт народ. Поэтому пространственная макросистема считается одной из самых древних [Топоров, 1980]. Скалистость – один из характерных для Англии ландшафтных признаков. Таким образом, скала (rock) символизирует бесстрашие в английском языковом сознании. Она представляет людей по складу характера и образу жизни – твёрдых, неприступных, благородных и отважных, которые способны устоять под натиском неблагоприятных обстоятельств: Visibilitywasmeasuredininches. Driven crazy by the wind, salt spray and foam lashed the pilothouse windows during the short interval the ship wasn't buried under incalculable tons of water. The horrendous wave and wind conditions were enough to daunt any man who was not bred to the sea. But Barnum sat there like a rock, his eyes seemingly penetrating the treacherous waves and locking on some maddened god of the oceans but totally preoccupied with the problem of survival (Cussler 8).

A Victoria Cross, a standard, a sword – артефакты, символизирующие бесстрашие человека, проявляемое им в сражениях: From the Taku Forts and the Shannon brigade, to dhow-harrying off Zanzibar, there was no variety of naval work which did not appear in his record; while the Victoria Cross, and the Albert Medal for saving life, vouched for it that in peace as in war his courage was still of the same true temper (Doyle).  

Таким образом, прототипический образ Courage – «противостояние опасности» (Resistance to danger) лежит в основе символов бесстрашия. Такое противостояние связано, главным образом, с пониманием смысла войны, военных действий, когда твёрдость духа и отвага помогают не отступить перед натиском врага. Тогда даже смерть не пугает человека, он противостоит ей, побеждает свой страх.  

Дальнейшее изучение таких внеязыковых явлений, как страх и бесстрашие,представляется особенно важным в свете теории дискурса, а именно их реализация в разных видах институциональных дискурсов: политическом, религиозном, массмедийном. 

Перспективным, на наш взгляд, является также исследование семиотики «вечных образов» страха и бесстрашия как констант англоязычной культуры.

В свете стремительного темпа развития современной жизни, тенденций к глобализации и интеграции западных и восточных культур очевидна актуальность сопоставительного анализа специфики концептуализации семантически сопряжённых констант Страх и Бесстрашие на материале разносистемных языков.   

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

1. Чезыбаева, Н.В. Семантически сопряжённые концепты: Страх и Бесстрашие [Текст] / Н.В. Чезыбаева // Вестник Воронежского государственного университета. Сер. Лингвистика и межкультурная коммуникация. – Воронеж, 2011. – № 1. –   С. 113-117 (0,58 п.л.)

2. Чезыбаева, Н.В. Внутренний мир человека: персонификация Страха и Бесстрашия (на материале английского языка) [Текст] / Н.В. Чезыбаева // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. Сер. Филология и искусствоведение. – Киров, 2011. – № 3 (2). – С. 101-105 (0,56 п.л.)

3. Чезыбаева, Н.В. Мифологическая символика концептов  Страх и Бесстрашие: противоположности и единство [Текст] / Н.В. Чезыбаева // Актуальные проблемы изучения языка и литературы: коммуникативные стратегии и тактики филологического образования в поликультурном коммуникативном пространстве: материалы II Международной научно-практической конференции (Абакан, 23 – 25 октября 2007). Абакан, 2007. С. 93-94 (0,2 п.л.)

4. Чезыбаева, Н.В.  Концептуальные признаки концептов Страх и Бесстрашие [Текст] / Н.В. Чезыбаева // Современные лингвистические теории: проблемы слова, предложения, текста: Вестник ИГЛУ. Сер. Лингвистика. – Иркутск, 2007. – № 3. – С. 196-208 (0,78 п.л.)

5. Чезыбаева, Н.В. Ассоциативное поле языковых знаков, номинирующих  Бесстрашие [Текст] / Н.В. Чезыбаева // Актуальные проблемы изучения языка и литературы: языковое развитие и языковое образование Юга Сибири и сопредельных территорий: материалы III Международной научно-практической конференции (Абакан, 23 – 25 октября 2008). Абакан, 2008. С. 135-137 (0,3 п.л.)

6. Чезыбаева, Н.В. Ассоциативное поле концепта Страх [Текст] /                Н.В. Чезыбаева // Современные лингвистические теории: проблемы слова, предложения, текста : сб. науч. статей / отв. ред. проф. М.В. Малинович. – Иркутск, 2008. – С. 228-235 (0,5 п.л.)

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.