WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

АНГЛИЙСКИЙ ВОЕННЫЙ ТЕРМИН В ЛИНГВИСТИЧЕСКОМ И СОЦИОКУЛЬТУРНОМ АСПЕКТАХ

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

ЧЕБОТАРЕВА Виктория Владимировна

АНГЛИЙСКИЙ ВОЕННЫЙ ТЕРМИН В ЛИНГВИСТИЧЕСКОМ И СОЦИОКУЛЬТУРНОМ АСПЕКТАХ

Специальность 10.02.04 – Германские языки

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

 

 

 

 

 

 

Москва – 2012

Работа выполнена на кафедре теории преподавания иностранных языков факультета иностранных языков и регионоведения Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова

Научный руководитель:         доктор филологических наук,

профессор Яковлева Евгения Борисовна

Официальные оппоненты:                 доктор филологических наук,

профессор Назаренко Алла Леонидовна

кандидат филологических наук,

доцент Вдовина Ольга Александровна

Ведущая организация: Военный Университет Министерства обороны Российской Федерации

Защита состоится «_________» 2012г. в  __  часов __ минут  на заседании диссертационного совета Д 501.001.04 при Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова по адресу: 119192, г.Москва, Ломоносовский проспект, д. 31 к.1.

С диссертацией можно ознакомиться в Фундаментальной библиотеке Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова

Автореферат разослан «    » ___________ 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

                                                                                                             Е.В.Маринина                             

Философская концепция нашего времени постулирует абсолютный приоритет информации над другими составляющими бытия, и как следствие этого явления употребление терминов в современных условиях больше не является прерогативой специалистов в той или иной области. По мнению С.В.Гринева, «рост числа терминов различных наук обгоняет рост числа общеупотребительных слов языка, и поэтому в настоящее время число терминов отдельных наук превышает число общеупотребительных слов» . Естественно, что эта тенденция оказывает существенное влияние на лингвистическое пространство средств массовой информации. Сегодня любая газетная статья и новостная программа содержит множество терминов из самых разных сфер: от политики и военного дела до биологии и косметологии.

Военная терминология напрямую связана с политическими процессами любого общества. Вся история человечества, в определенной степени, есть история войн. В современных условиях, когда средства массовой информации имеют доступ к освещению различных политических событий, в том числе и военных конфликтов, военная терминология регулярно используется политиками, журналистами, дипломатами, а также обычными людьми. Иными словами, сфера употребления военной терминологии давно не ограничивается использованием ее военными специалистами в ходе различных военных операций и повседневной жизни армии.

Попадая в информационную среду, термин перестает функционировать только в узкоспециальных контекстах. Это неизбежно оказывает влияние на терминологическую суть специальной единицы и влечет появление новых закономерностей функционирования терминов.

Изучение теоретической проблематики термина, знание военной терминологии и анализ ее функционирования в контекстах средств массовой информации позволили сделать вывод о том, что военная терминология, как бы специфична она не была, представляет собой открытую языковую систему, подверженную определенным процессам развития.

Объектом данного диссертационного исследования выступают общие закономерности функционирования английской военной терминологии в контекстах средств массовой информации.

Предметом настоящего исследования является английская военная терминология.

Цель исследования состоит в рассмотрении структурно-семантических и функциональных особенностей английской военной терминологии при ее использовании в контекстах различных средств массовой информации.

Цель диссертации определяет постановку и решение следующих задач:

  • Выделить онтологические особенности английской военной терминологии как системы и признаки, отличающие ее от общеупотребительной лексики;
  • Рассмотреть английский военный термин с точки зрения его изменения в синхронном и диахронном аспектах;
  • Исследовать процессы терминологизации и детерминологизации в рамках английской военной терминологии;
  • Определить роль метафоры в функционировании и изменении семантики военной терминологии;
  • Установить возможные проблемы, связанные с  пониманием английской военной терминологии, и определить наиболее распространенные варианты их решения;
  • Рассмотреть английский военный термин в рамках его функционирования в средствах массовой информации с точки зрения процессов синонимии и эвфемизации.

Для достижения цели исследования применялись следующие методы: описательно-аналитический метод (при изучении теоретических работ российских и зарубежных исследователей), анализ словарных дефиниций, сравнительно-сопоставительный метод, количественный анализ с последующей качественной интерпретацией полученных данных.

Материалом исследования является корпус текстов газетных статей и новостных интернет-источников, посвященных информации о военных действиях и вооруженных конфликтах, в первую очередь, интернет-версии газет The Guardian и The New York Times, опубликованные за период с 1999 по 2011 год, общим объемом 800 единиц, полученных методом сплошной выборки.

Актуальность проблем, рассматриваемых в настоящей диссертации, обусловлена, в первую очередь, ролью терминологии в процессе научного познания. Ни одна отрасль науки не может успешно развиваться без терминологии, отражающей её состояние. Обращение к военной терминологии актуально в настоящее время, в связи с беспрецедентным объемом ее использования в средствах массовой информации, в центре внимания которых постоянно оказываются военные конфликты. Военная терминология регулярно употребляется в многообразии контекстов и находится в состоянии интенсивного развития в условиях современного технического прогресса.

Научная новизна работы заключается в следующем:

  • терминологический пласт английской военной лексики представлен как микросистема взаимосвязанных и взаимозависимых элементов, объединяющая целый ряд областей знания;
  • военная терминология представляется в её развитии под влиянием социальных процессов и явлений, происходящих в обществе;
  • новые термины анализируются с точки зрения их соответствия предъявляемым в настоящее время требованиям по стандартизации.

Теоретическая значимость работы заключается в том, что она вносит вклад в развитие теории термина и всех процессов, связанных с речевой реализацией военных терминов в широких контекстах средств массовой информации. В работе анализируются современные морфосинтаксические и стилистические тенденции функционирования военных терминов вне военных контекстов. Работа вносит вклад в изучение и систематизацию факторов, влияющих на расширение и развитие военной терминологии.

Практическая ценность исследования заключается в том, что выводы, полученные в ходе исследования, могут быть использованы в спецкурсах по терминоведению, в практике преподавания английской военной терминологии, в терминологической лексикографии, в работе по стандартизации терминологии и в практике использования английской военной документации.

Теоретической базой исследования послужили основные положения современного терминоведения, когнитологии, словообразования, и социолингвистики, содержащиеся в трудах В.В. Виноградова, Г.О. Винокура, А.А. Реформатского, В.Г. Гака, Л.Л. Нелюбина,  Б.Н. Головина, С.В.Гринева, А.Ф. Лейчика, А.В. Суперанской, В.Н. Шевчука и других ведущих лингвистов.

Апробация работы. Результаты исследования обсуждались на заседаниях кафедры теории преподавания иностранных языков ФИЯиР МГУ. Основные положения и выводы проведенного исследования отражены в публикациях по теме диссертации.

На защиту выносятся следующие положения:

  • Основу военной терминосистемы английского языка составляют односоставные и многокомпонентные номинативные единицы, представленные преимущественно субстантивными соединениями, находящимися в определительной связи.
  • Синонимизация терминологических единиц как проявление военно-политического регулирования близка по сути к широко распространенному явлению политической корректности, однако, в области военной терминологии тематический ряд синонимируемых терминов остается в пределах военной терминосистемы доступной военным специалистам и не всегда понятной широкому кругу лиц.
  • Военные термины современного английского языка образованы как морфологическими, так и семантическими способами, среди которых метафоризация как когнитивная модель терминообразования играет одну из ведущих ролей.
  • На        семантическую    деривацию          англоязычных военных терминов оказывают влияние  такие лингвистические и экстралингвистические факторы, как: возникновение новых понятий, требующих отражения  в терминологической системе, изменение представления об объеме   того   или   иного   понятия,   развитие   различных направлений           в   военном деле,   сознательное стремление участников политического процесса изменить объем значения  определенного  термина,  повышенный  интерес средств массовой информации        и  неспециалистов к военным действиям.
  • Контекстная реализация терминов свидетельствует об их полифункциональности – в военных контекстах они используются как прямые термины, в общественно-политических и разговорных контекстах может наблюдаться изменение значения.

Структура работы. Цели и задачи исследования определили структуру диссертации, которая состоит из Введения, трех Глав, Заключения и Библиографии.

Во Введении обосновывается выбор темы диссертации; формулируются актуальность и научная новизна исследования, его теоретическая значимость и практическая ценность; выделяются объект и предмет исследования, сформулированы его цель и задачи; приводятся положения, выносимые на защиту. Определен материал и методы исследования.

В Первой главе рассматриваются основные понятия термина и терминологии, освещается проблема определения статуса термина в языке. Излагаются основные теоретические положения относительно взаимодействия общеупотребительной лексики и терминологии, а также роли семантической деривации в терминологических исследованиях.

Во Второй главе рассмотрены вопросы, касающиеся cистемы военной терминологии, а также синхронии и диахронии в  военной терминологии, отражающих процесс развития науки и политической ситуации в мире. Далее излагаются вопросы терминологизации и детерминологизации как результата взаимодействия военных терминов и общеупотребительной лексики, а также роли метафоры в функционировании и изменении военной терминологии.

Третья глава  посвящена рассмотрению консубстанциональных военных терминов, проблем понимания английской военной терминологии, военных конфликтов в дискурсе современной прессы, а также некоторых особенностей языка средств массовой информации при описании военных действий и контртеррористических операций.

В Заключении обобщены теоретические и практические результаты исследования и намечены его дальнейшие перспективы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В Главе 1 «Теоретические предпосылки исследования» рассмотрены следующие вопросы: некоторые аспекты из истории становления и развития науки терминологии  (терминоведения), определение понятия «термин», его основные характеристики и особенности, его виды и функции, определение пределов термина и его зависимость от контекста, проблема статуса термина в языке, взаимодействие с общеупотребительной лексикой, понятие «семантическая деривация».

В результате изучения теоретического материала по интересующей нас тематике были выявлены и определены основополагающие для данной работы понятия.

Несмотря на многолетнее исследование терминологами понятия «термин», дифиниция данного понятия в современной лингвистике - вопрос дискуссионный. В рамках данного исследования за основу берётся следующее определение: «Слово или словосочетание специального (научного, технического и т.п.) языка, создаваемое или заимствованное для точного выражения специальных понятий и обозначения специальных предметов»2.

Неоднозначность и многоплановость понятия «термин» чётко прослеживается в установлении его характерных признаков и свойств. Дистинктивные признаки термина: специфичность употребления, дефинитивность, системность, мотивированность, воспроизводимость в речи, номинативный характер. Кроме того, среди важных признаков термина отмечается его точность, краткость, однозначность, правильное ориентирование на объект в системе.

Помимо этого, в работе рассматривались основные свойства термина:термин должен относиться непосредственно к понятию, он должен выражать понятие ясно, не должен иметь синонимов, значение термина должно быть точным и не должно пересекаться по значению с другими терминами, значение термина не должно зависеть от контекста.

Рассмотрение соотношения слов общеупотребительного языка и терминологии также не имеет однозначного подхода. Однако, в настоящее время к числу основных критериев разграничения термина и общеупотребительного слова относят следующие: наличие у термина особых функций, под которыми чаще всего подразумеваются номинативная и/или дефинитивная функции, специальная сфера употребления термина, системность и общепринятость термина.

Зависимость термина от контекста является одной из наиболее дискуссионных проблем в современном терминоведении. В своей работе мы придерживаемся мнения тех исследователей, которые говорят о важной роли контекста в функционировании термина.

Терминология находится в постоянном взаимодействии с языком и речью, и в результате этого взаимодействия происходят процессы терминологизации и детерминологизации. Под терминологизацией, вслед за С.П. Хижняком, мы понимаем «адаптацию общеупотребительного слова в терминосистеме в результате его семантической конверсии, происходящей на основе сужения (специализации) или изменения значения при метонимическом или метафорическом переносе»3. Под детерминологизацией, вслед за А.В.Суперанской, мы понимаем процесс, при котором термин “теряет свою строгую концептуальность, системность, однозначность и приобретает прагматические свойства, которых он прежде был лишен, то есть возникает новое слово с терминологическим значением, требующее уже не дефиниции, а толкования”4.

Семантическая деривация тесно связана с проблемой лексико-семантического варьирования, и военную терминологию можно выделить как одну из наиболее  продуктивных  в  отношении  семантической   деривации. Под семантической деривацией, вслед за И.Н.Фоминой, мы понимаем «отношения семантической производности, связывающие между собой разные значения одного слова на уровне синхронной полисемии, и отношения между значениями слова в разные моменты его истории»5.

Появление новых терминов, изменение их значения мотивируются образованием, развитием или утратой соответствующего понятия терминологической сферы.

Системный характер военной терминологии предполагает, что в ходе исследования будут учитываться взаимоотношения между различными терминами данной области знания и распределение между ними её понятийного поля.

Глава 2 «Особенности функционирования и изменения военных терминов» посвящена выявлению и рассмотрению структурно-грамматических и лексико-семантических особенностей английской военной терминологии как системы.

Терминологические единицы в пределах каждой конкретной терминосистемы взаимосвязаны и взаимообусловлены. Терминология тесно связана с областью знаний, понятия которой   она   описывает.   В   любой   науке   понятия, которыми эта наука  оперирует,  представляют  собой  определенную систему, и  термины,  их  обозначающие,  также  связаны  между собой  определенными  логическими  отношениями.

Необходимость        учитывать      данную особенность терминологических  систем  при  исследовании  семантики  терминов обуславливается  тем,  что  значение  любого  термина  зависит  от  его семантического  окружения  —  терминов,  связанных  с  ним  как  в рамках его терминологической системы, так и вне ее, от характера данных  связей  и  от  того,  как  делится  понятийное  поле  между этими терминами.

В определении термина указывается его место в соответствующей терминологической системе, то есть дается информация о том, к какому классу явлений определяемое понятие относится и чем отличается от других понятий того же класса.

В качестве примера можно привести определение понятия «infantry fighting vehicle», которое сформулировано в словаре военных терминов следующим образом: «an armoured personnel carrier, fitted with a gun or cannon, which is designed to transport a section of infantry around the battlefield and provide them with fire support once they are fighting on foot».

Данное определение можно разделить на две части: первая часть – «an armoured personnel carrier» - определяет род, класс явлений, к которому относится данное понятие, а вторая часть -  «fitted with a gun or cannon, which is designed to transport a section of infantry around the battlefield and provide them with fire support once they are fighting on foot» - указывает на то, чем оно отличается от других понятий того же класса.

Таким образом,         основными характеристиками терминологической системы   являются: ее   иерархическая   структура, основанная   на родовидовой иерархии; однозначность и уникальность значений ее составляющих; преобладание определенных структурных моделей.

В.Н. Шевчук определяет военную терминологию как «упорядоченную совокупность военных терминов языка, которые отражают понятийный аппарат военной науки и, шире, военного дела и связаны с формами и способами ведения войны, с вопросами стратегического использования вооруженных сил, а также оперативно-тактического использования объединений, соединений, частей и подразделений, с их организацией, вооружением и техническим оснащением».  Военный термин определяется как «устойчивая единица синтетической или аналитической номинации, закрепленная за соответствующим понятием в понятийно-функциональной системе определенной сферы военной профессии в значении, регламентированном его дефиницией»6.

Для того, чтобы доказать, что военная терминология – это не просто совокупность или некое множество отдельных терминов и отношений между ними, а именно система, попробуем понять как организована военная терминология.

Классификация военной терминологии по частям речи: военная терминология английского языка представлена четырьмя типами частей речи: именем существительным, прилагательным, глаголом и наречием. Количественно они распределены в системе неравномерно, военная терминология имеет преимущественно субстантивный характер. Анализ двух словарей военных терминов - Campaign Dictionary Of Military Terms Dictionary. Macmillan, 2004 и словаря Dupuy T.N., Johnson C., Hayes G. P., Dictionary of Military Terms. 2nd edition. US. Washington, 2003 - показал, что процентное соотношение существительных к остальным частям речи составляет более 80 процентов, таким образом основной формой выражения военных терминов как в сфере фиксации, так и в сфере функционирования является имя существительное.

Говоря о структурно-словообразовательной классификации военной терминологии английского языка, необходимо отметить, что для нее характерны способы словообразования, типичные для современного английского языка, а именно: морфологическое словообразование, лексико-семантическое словообразование, а также заимствования.

Морфологическое словообразование терминов охватывает следующие способы: аффиксация, словосложение, конверсия и сокращение.

Из всего многообразия словообразовательного инструментария английской военной терминологии особого внимания, в силу специфичности и не распространенности, заслуживает пост-позиционное использование прилагательных в сложных соединениях, например battlewise, infantry-heavy, seaworthy, trigger-happy, а также префикс глаголов em-, например, в глаголах embus, emplane.

Конверсия – очень распространенный в английской военной терминологии тип словообразования, при котором слово, принадлежащее к определенной части речи, не изменяя своей исходной формы, приобретают значение другой части речи, включаясь в новую парадигму. Конверсия – один из основных способов образования глаголов (преимущественно от существительных). Например, mortar – to mortar; shell– to shell; rocket – to rocket; burst – to burst; bypass – to bypass; billet – to billet; bridge – to bridge; bluff – to bluff; base – to base; blockade – to blockade. Глагол, образованный с помощью конверсии, во всех случаях обозначает действие, связанное со значением исходного слова. Трудности в переводе таких новых образований заключаются в том, что в русском языке может не быть глаголов, образованных от аналогичных основ.

Говоря о способах словообразования, необходимо упомянуть лексико-семантический, а именно перенос значения, например Kalashnikov – фамилия конструктора и всемирно известный автомат, Diesel – фамилия изобретателя и название типа двигателя, Pentagon – здание министерства обороны США и само военное ведомство, американские военные. Имя изобретателя или название фирмы переносится на сам предмет. Например, Вrеn - ручной пулемет; Sten автомат.

Военно-терминологические словосочетания создаются главным образом на основе уже имеющихся в данном подъязыке родовых терминов и терминологических словосочетаний путем присоединения к ним необходимых слов и словосочетаний, конкретизирующих и уточняющих соответствующие родовые понятия.

Стоит также отметить еще одну особенность системы военной терминологии, ее размер. Л.Ф.Парпаров приводит следующие данные: количество предметов снабжения в современных вооруженных силах достигает порядка 3 миллионов различных наименований, современный танк состоит из 60 тысяч различных деталей, а в других сложных образцах боевой техники и вооружения их насчитывается еще больше – свыше 70 тысяч7.

Заимствования из других языков в английской военной терминологии в известной степени ограничены тем фактом, что английский язык является доминирующим в области технологии и международных отношений. Однако, само словопроизводство, номинация, зависит не столько от уровня развития техники, сколько от внутренних законов языка, а также творческого потенциала лиц, вводящих новый термин.

В военной терминологии наблюдается относительно небольшое число заимствований. Увеличение словарного объема терминосистемы происходит за счет внутренних ресурсов языка (словосложение, сокращения, широкое использование словообразовательных аффиксов).

Основу военной терминосистемы английского языка составляют односоставные и многокомпонентные номинативные единицы, представленные преимущественно субстантивными соединениями, находящимися в определительной связи (например, battlebattlefield - battlefieldinterdiction - battlefieldinterdictionline - battlefieldairinterdiction).

Для военной терминосистемы характерно наличие большого количества сокращений, незнание которых может серьезно осложнить понимание.  “Военные и научно-технические сокращения представляют основную часть систем сокращений в конкретных языках”8. Слоговая аббревиация: comsat - communicationsatellite, stanagstandardisationagreement; Инициальная аббревиация: NATO North Atlantic Treaty Organization, EAGLE Elevation Angle Guidance Landing Equipment; Смешанный способ: Univac - universal automatic computer.

Говоря о функционировании военной терминологии в языке, необходимо отметить, что каждый очередной военный конфликт провоцирует появление новых слов.  «Itseemslikewarsproducealotofnewwords» («Складывается впечатление, что войны порождают большое количество новых слов»). Это высказывание ответственного редактора словаря «American Heritage Dictionary» Джо Пикетта как нельзя лучше иллюстрируют данную тенденцию. Например, боевые действия в Ираке привели к появлению таких слов, как embeds - так называют журналистов, которые аккредитованы при определенном военном формировании (изначально глагол embed употреблялся в значении «вставить, врезать, внедрить»); shoe-bomb (взрывчатка, спрятанная в обуви); ранее существовавшее слово decapitation (обезглавливание) применительно к ситуации в Ираке в период войны 2003-2006 г.г. однозначно воспринималось как «свержение Хусейна и его режима».

Терминологизация лексических единиц может идти по разным признакам: по сходству формы: dragonsteeth (противотанковые препятствия), dish-typeradar (радиолокационная станция с параболической антенной); bipod (сошка); по сходству функции: choke-point (узкий проход с наибольшей вероятностью нападения врага), armor-piercing (бронебойный), back-upsystem (резервная система); по сходству формы и функции: carpetbombing (ковровые бомбардировки), belt-fed (с ленточной подачей), path-control (управление траекторией);по сходству структуры, строения: hogsback (крутой горный хребет), chamber (патронник), foxhole (одиночный окоп); на основеассоциативного переноса: friendlyfire (обстрел со стороны своих войск), dive-bombing (бомбометание с пикирования), dogfight (воздушный бой), burst (очередь), flamethrowervehicle (огнеметная машина)

Неизбежным представляется и обратный процесс – ряд терминов выходят из употребления и остаются только в словарях терминологии конкретного периода. В некоторых случаях термины остаются в речи, но их значение со временем меняется. В качестве примера можно привести слово blockbuster, которое во времена второй мировой войны трактовалось словарями как: «a large bomb used to demolish extensive areas (as a city block)» (мощное взрывное устройство для разрушения обширных районов (например, городского квартала), а в современном словаре имеет определение «a book or film that is very good or successful» (книга или фильм, имеющие большой успех). Появление новых значений уже известных терминов обусловлено чаще всего изменением политической ситуации в мире, а также развитием науки и техники. 

Не вызывает сомнения тот факт, что наиболее бурный рост числа новых терминов и изменение уже существующих отмечается во время активизации жизни общества, а именно во время войн, революций, этнических и религиозных конфликтов. Определенное влияние на формирование и развитие системы военной терминологии оказывают не только факторы научно-технического прогресса, но и использование военных терминов вне специального контекста – политическими деятелями в речах и выступлениях, журналистами в средствах массовой информации и в частных беседах неспециалистов.

В зависимости от того, насколько точно     и необходимо то или иное слово     или выражение общелитературного языка в военной терминологии, оно может подвергнуться терминологизации или изменению значения и получить точное терминологическое определение.

Такие наименования, как, например: chaff  «дипольные отражатели»;  drone «беспилотный самолет для наблюдения за полем боя»;  dogfight «воздушный бой»;  pillbox «закрытое огневое сооружение»;  silo «стартовая шахта» в англо-русском военном словаре Г.А.Судзиловского (1973) даются с пометкой «военный сленг», но уже в словаре под редакцией В.Н.Шевчука (1987) они включены в состав военных терминов.

Далее, в реферируемой работе рассматриваются определения этих же слов, данные английским словарем военных терминов издательства Macmillan, Dictionary of Military Terms (2004), и общим словарем Longman Dictionary of Contemporary English (2003), результаты приводятся в виде таблицы, из которой очевидно вхождение данных терминов в словарь общей лексики практически в том же значении, что и в специализированном словаре военных терминов, что позволяет сделать вывод о детерминологизации данных терминов.

Процесс детерминологизации может происходить с метафоризацией значения: при этом профессиональная единица приобретает лексическое значение, основанное на обыденном представлении, вызванном ассоциативными жизненными связями. В качестве примера здесь можно привести такие понятия как: heart attack, Easter parade, economic blockade.

Анализируя процесс перехода термина в общеупотребительную лексику  (или процесс детерминологизации), можно отметить, что при этом происходит упрощение           понятия, именуемого   термином, оно   как   бы   приспосабливается   к   возможностям   его понимания в общеупотребительном языке. Например, слово battery: «Longman Dictionary of Contemporary English» дает следующее определение слова battery (дивизион, батарея): severallargegunsusedtogether(несколько тяжелых орудий, используемых как единый комплекс). Словарь военных терминов содержит такое определение: a company-sized artillery grouping with six or more guns (артиллерийская группировка силами до роты с шестью или более орудиями). Дальнейшая детерминологизация создаст слово Battery  в ином смысле – any large group of related things: “A battery of questions”, “A battery of achievement tests”.

Также стоит отметить случаи своеобразной “миграции” терминов из одной терминосистемы в другую. Например, любой словарь бизнес-лексики содержит такие термины как: strategy, action, operations, campaign, force (sales force, task force), division, Chief, Officer, target, conflict, defeat, capture, strengths, threats, resources и др. “Военное” происхождение данных терминов вряд ли вызовет сомнение.

Военной терминологии английского языка присуща метафоричность. Это объясняется тем, что военная лексика в целом в большей мере (по сравнению с другими группами лексики ограниченного употребления) ориентирована на общеупотребительную лексику, где метафора является одним из основных способов наименования.

Изучение метафоры в рамках когнитивной лингвистики, психолингвистики, культурологии показало, что человек не может обойтись без метафор. Это «не только элемент языка, но и универсальный познавательный механизм, способ осознания мира, так как метафора создает отнюдь не фрагменты языковой картины мира, а заполняет все ее пространство, охватывает все объекты действительности». Функционирование метафоры в сфере терминологии – явление логичное, если считать, что любой термин, в сущности, есть результат сравнения и переосмысления. Появление метафоры «тесно связано с концептуальной системой носителей языка, с их стандартными представлениями, с системой оценок, которые существуют вне языка и лишь вербализуются в нем».9

В словаре лингвистических терминов О.С.Ахмановой содержится следующее определение метафоры: троп, состоящий в употреблении слов и выражений в переносном смысле на основании сходства, аналогии и т.п.

Основные функции, которые выполняет метафора в военной сфере, - номинация, характеризация и эмоционально-экспрессивная оценочность10. При этом стоит отметить, что в области терминологии наибольшее выражение, конечно, получает первая функция.

При анализе словаря военных терминов издательства Macmillan Dictionary of military terms, содержащего более 6000 словарных статей и включающего британские, американские и международные военные термины, количество метафорических терминов составляет порядка 315 словарных статей. Подавляющее большинство терминов из этих статей касается номинации вооружения и техники, а также способов ведения боя и поведения военнослужащих в различных ситуациях.

Важной особенностью военной терминологии, используемой СМИ,  является высокая степень  метафоричности. Существенная роль метафоры в структурировании и функционировании военных терминов обусловлена целым комплексом факторов, среди которых можно выделить следующий: тексты СМИ о военных конфликтах и боевых действиях, как правило,  выполняют функцию воздействия, то есть эмфатическую функцию, в соответствии с которой и осуществляется выбор определенных терминов.

В качестве примера существования метафор в английской военной терминологии можно привести ряд терминов из словаря военных терминов издательства Macmillan:

  • bloodbath (a massacre, the killing of large numbers of people) - массовоеубийство, адословно «кроваваябаня»;
  • buddy-buddysystem (aphilosophywherecomradeslookaftereachother'swelfareandprotecteachotherinbattle) - системавзаимоотношенийвоеннослужащихнаполебоя, предусматривающаявзаимовыручкуиподдержку, досл. «система приятель-приятель»;
  • chopper (ahelicopter) – вертолет, досл. «приспособление для рубки, резки»;
  • dogfight (abattlebetweenaircraft) - воздушныйбой, досл. «собачьядрака»;
  • dragon'steeth (concretepillarsusedasanobstaclefortanks) - противотанковыепрепятствия, досл. «зубы дракона».

Метафорический перенос значения в английской военной терминологии часто основан на сенсомоторном опыте человека и на ассоциативных связях между субъектами сравнения. Для выражения терминируемого понятия возможно привлечение слова, выражающего общебытовое понятие, которое может ассоциироваться по аналогии с термином, например parentdivision (дивизия, в которую входит данное подразделение, “своя” дивизия); accuratefire (прицельный огонь); caterpillarsteeltrack (гусеничная стальная лента); booby-trap (мина-ловушка); dropzone (зона высадки парашютного десанта); dummyposition (ложная позиция); flagofficer (высший офицер, адмирал); freerocket (неуправляемая ракета); handguard (ствольная накладка); handgun (личное огнестрельное оружие); nozzle (сопло, форсунка); gooseberry(переносное проволочное заграждение); jammingsignal (радиоэлектронное подавление, помехи);

Глава 3 «Проблемы понимания военной терминологии английского языка» посвящена рассмотрению основных проблем, возникающих в понимании английской военной терминологии.

Частое употребление терминов вне научного контекста позволяет говорить о том, что определенная часть терминов, используемых средствами массовой информации, является консубстанциональными. Они появляются в результате заимствования из общелитературной речи (терминологизация),  либо в ходе развития языка термины становятся бытовыми словами по мере того, как новые технические изобретения входят в нашу жизнь (детерминологизация).

Так, увидев в тексте газетной статьи слова airraid, surface-to-airmissile, friendlyfire, carpetbombing, germwarfare, APC (armouredpersonnelcarrier), можно сразу сделать вывод об использовании автором военной терминологии. Между тем, данные слова включены в словарь общего языка Longman Dictionary of Contemporary English и имеют толкования сходные по смыслу с определениями, содержащимися в специальном словаре Campaign Dictionary of Military Terms.

Консубстанциональным терминам дается следующее определение: «Во всякой терминологии (предметной области специальной лексики) непременно есть некоторое количество  лексических  единиц,  которые встречаются как в обыденной, так и в профессиональной речи – консубстанциональные» термины, и вызывают ряд трудностей при выделении   терминологической   лексики   из   словарного   состава   языка»11.

Говоря об исследовании терминологии в различных подсистемах языка с точки зрения наличия в этих терминологических системах консубстанциональных терминов, необходимо упомянуть работу И.Ю.Бережанской «Консубстанциональные термины в лингвистической терминологии английского и русского языков (сравнительный анализ)», в которой автор приходит к следующим выводам:

«Понятие  «консубстанциональный  термин»  связано  с  двумя  противоположно направленными процессами: 1)  специализация общеупотребительного слова; 

2)  детерминологизация термина»12.

О.С.Ахманова, говоря о лингвистической терминологии, приходит к выводу о «сосуществовании  одних  и  тех  же  слов, употребляемых    в          метаязыке          и          в языке-объекте... Нельзя не добавить к сказанному, что в очень значительной своей части метаязык и  язык-объект  пользуются  просто  одними  и  теми  же  словами,  такими,  как, например, «слово», «звук», «мелодия», «выражение» и др.»13.

Таким образом, анализируя выводы исследований различных авторов, можно предположить, что любая терминологическая система может содержать консубстанциональные термины. В рамках реферируемой работы рассматривалась система военных терминов с точки зрения наличия в ней консубстанциональных терминов. Отбор лексем для анализа производился на словниках двух словарей: специального, в качестве которого выступает словарь военных терминов издательства Macmillan Dictionary of military terms (2004), и общеупотребительного, в качестве которого был взят словарь Longman Dictionary of Contemporary English (2005).

Интересным в рамках данного исследования представляется анализ лексической сочетаемости консубстанциональных терминов военной лексики. Рассмотрим данный вопрос на примере слова Battle. Словарь общей лексики «Longman Dictionary of Contemporary English» дает несколько производных от данного слова вариантов: battledress, battlefield, battlements, battleship.

Словарь военных терминов содержит целый ряд новых терминов с основой battle: battle casualty replacement, battle damage assessment, battle fatigue, battle group, battle handover point, battle honour, battle inoculation, battle stations.

Общеупотребительные глаголы, входящие в состав военной лексики, как правило, приобретают специфические значения: to detail (for duty) назначать (в наряд); to develop (a position) вскрывать, разведывать (оборону); to dress равняться; to find a guard выделять (караул); to furnish (a patrol) выделять (дозор); to mount (an attack) переходить в наступление; to negotiate (an obstacle) преодолевать (препятствие); to rotate (personnel) чередовать (личный состав); to stage (an attack) предпринимать (наступление); to turn (a position) обходить (оборону). Предварительное изучение именно таких значений особенно важно, так как не всегда возможно понять значение данных словосочетаний вне военного контекста.

Исследуя военную терминологию английского языка, нельзя не сказать о проблемах понимания и перевода. Проблемы эти могут быть как типичными для перевода вообще любых терминов, например, отсутствие аналогичных понятий и реалий или несоответствие и неполное совпадение термина, так и специфическими - например, различные системы воинских званий и отличия в организационно-штатных структурах армий в разных государствах.  В некоторых случаях решающую роль может сыграть выбор правильного способа перевода термина, например, «general staff» нельзя переводить дословно «генеральный штаб», так как в Вооруженных Силах РФ Генеральный штаб – руководящий орган, а в армии США это общая часть штаба, которая входит в состав штаба сухопутных войск, носящего название Army Staff. Само слово «Army», несмотря на кажущуюся простоту, чаще переводится не как «армия», а как Сухопутные войска.

Не меньшую сложность представляет перевод терминов, состоящих из нескольких основ сложного слова, так как в этом случае не всегда легко определяются смысловые связи единиц словосочетания, например, «limited offensive operation». Здесь вместо наиболее очевидного варианта перевода «ограниченная наступательная операция» может быть вариант «наступательная операция с ограниченной целью». Другой пример: на первый взгляд,  воинскому званию «first lieutenant» в российской армии соответствует звание «старший лейтенант», так как следующее по старшинству звание – «captain» (капитан). Однако это не совсем так, потому что в американской армии имеются лишь звания «first lieutenant» и «second lieutenant», а в российской – «младший лейтенант», «лейтенант» и «старший лейтенант». Поэтому «старший лейтенант» - это не «first lieutenant», а «senior lieutenant», и, наоборот, «first lieutenant» переводится дословно «первый лейтенант».

Обобщая проблемы понимания и перевода военных терминов, можно выделить следующие положения:

  • Отсутствие аналогичных понятий и реалий.   Возможные варианты перевода таких терминов: а) описание значения attackproblem тактическая задача по ведению наступательного боя б) дословный перевод tacticalaircommand тактическое воздушное командование в) частичная и полная транслитерация mastersergeant мастер-сержант         г) транскрибирование commander коммандер д)транскрибирование и перевод warrantofficer уорент офицер
  • Несоответствие или неполное совпадение термина, особенно при дословном переводе. Armoredcavalry  иногда переводят как бронекавалерийский, при том, что правильный перевод разведывательный. MilitaryAcademy соответствует русскому понятию военное училище, а не военная академия.
  • Большое количество сокращений (аббревиатур и акронимов)
  • Краткосрочность существования некоторых терминов, т.е. каждая новая военная операция порождает новые слова и ведет к исчезновению старых, это обусловлено, как правило, развитием техники с одной стороны, и изменением политической ситуации с другой. В качестве примера можно привести словари военных терминов 1 Мировой войны и Второй мировой войны.
  • Разные системы званий - в большинстве случаев не удается не только найти соответствие, но и сам перевод возможен только транскрибированием или транслитерацией. В качестве примера можно привести несколько таблиц воинских званий армий Великобритании и США из военного словаря, с российскими аналогами совпадений практически нет.
  • Разные организационно-штатные структуры. Слово troop  относительно армии Великобритании следует понимать как взвод, а для армии США это будет соответствовать понятию разведывательной роты. Squadron для армии Великобритании следует понимать как роту, а для армии США – разведывательный батальон.
  • Большое количество сленговых выражений

Интересным представляется тот факт, что некоторые элементы военного сленга выходят за рамки даже военной лексики и используются средствами массовой информации в других контекстах, например: статья издания The Economist от 9 апреля 2009 года вышла под заголовком Flu and the Global Economy

The Butcher's Bill; интернет-сайт www.geneveith.com 21 февраля 2008 года опубликовал статью под названием The Butcher’s Bill of Atheism.

Говоря о понимании словосочетаний, необходимо отметить, что особую сложность для понимания представляют собой словосочетания, в которых неясны отношения между компонентами. Например, amphibious tank fire support «поддержка десанта огнем плавающих танков» или «поддержка огнем десантных плавающих танков»; tank target «танк (мишень)» или «цель огня танков»; aircraft defense «противовоздушная оборона» или «оборона (защита) самолета (бомбардировщика)».

Также необходимо отметить существование словосочетаний, которые возникли в связи с необходимостью скрытного управления войсками, например My feet are dry «лечу над сушей»; No joy «цель не обнаружена» и т. д. Конечно, их употребление обеспечивает только относительную скрытность. Тем не менее без предварительного знакомства с ними вывести общее значение из значений составных компонентов чаще всего не представляется возможным. В этом смысле это абсолютно идиоматичные единицы, характерные, по-видимому, только для военной лексики.

Сложность взаимопонимания на уровне военных терминов привела к тому, что был создан «Глоссарий терминов для сотрудничества Россия-НАТО», который имеет целью предоставить согласованную терминологию для совместной работы Совета Россия-НАТО.

Средства массовой информации играют огромную роль в формировании общественного мнения и субъективного восприятия тех или иных политических и военных событий. Наиболее массовое и сильное политическое влияние на общество оказывают аудиовизуальные СМИ, прежде всего радио и телевидение.

Анализируя использование военной терминологии в языке средств массовой информации, интересно наблюдать, как пресса, освещая и военные события, и иные акции, имеющие сходный характер - например, в сфере межэтнических отношений - может пользоваться или не пользоваться военной терминологией, замещая военные термины другими лексическими средствами.

Здесь уместно сказать о роли прессы в формировании общественного мнения, то есть, в конечном счете, в манипуляции общественным сознанием. От того, как описывается то или иное событие или его действующие лица, во многом зависит понимание и восприятие ситуации читателями. В 2004 году после трагических событий в Беслане президент РФ В.В.Путин выразил негативное отношение к использованию многими западными СМИ слова «rebels» (повстанцы, мятежники) в отношении исполнителей террористического акта. (РИА "Новости" от 24 сентября 2004 года опубликовало статью « Путин отмечает важность международного единства в трактовке понятия терроризм.

Данный пример не уникален. Одно и то же событие в зависимости от цели статьи может быть названо  «riot» (мятеж, бунт), «struggleagainstoppressors» (борьба с угнетателями), «turmoil» (беспорядки)или «urbanunrest» (волнения в городе). Одни и те же действующие лица у разных авторов могут иметь название «terrorist» (террорист), «rebel» (мятежник), «freedomfighter» (борец за свободу), «nationalpatriot» (патриот). Можнотакжесравнитьфразу «a 15-year-old Palestinian boy is killed by IDF» свариантом «a Palestinian youth is shot by IDF», данныйпримерприводитсявстатье «The Language War» by Lewis Glinert.

Это явление в лингвистике отнюдь не ново. Очень подробно его анализирует авторитетный исследователь Д.Кристал в книге «The Cambridge Encyclopedia of the English Language» и называет его «doublespeak», или «язык, который заставляет плохое казаться хорошим, а отрицательное делает положительным».

Е.Б.Яковлева в статье «Вперед к прошлому» говорит о случаях, когда «точность словоупотребления увязывалась с идеологией и политикой», и приводит целый ряд примеров: «Действительно, «air support» звучит не так страшно, как «bombing», «unlawful or abitrary deprivation of life» не так пугает, как «killing», а выражение «an efficient nuclear weapon that eliminates an enemy with a minimum degree of damage» кажется научным и даже благородным по сравнению с термином «neutron bomb».

Различные политические деятели могут по-разному называть одно и то же явление, исходя из своих целей. Так, администрация Барака Обамы отказалась от использования термина "глобальная война против терроризма" (global war on terror), поскольку он не отражает должным образом природу террористической угрозы в отношении США. Понятие "войны против терроризма" активно использовалось администрацией президента Джорджа Буша, и еще до его ухода из Белого дома критики заговорили о некорректности термина. После вступления на президентский пост Обамы в США начался масштабный пересмотр антитеррористической политики, и в марте Пентагон предписал своим служащим использовать вместо старого спорного термина новый - "зарубежная чрезвычайная операция" (Overseas Contingency Operation). Данная смена лексикона объясняется тем,

что слово "война" ассоциируется с конфликтом между государствами-нациями, а терроризм, конечно же, не обязательно является производным от отношений государств-наций.

В целом, речевое воздействие применительно к политическому дискурсу определяется как манипулятивная вербальная организация информационных потоков в сфере власти, осуществляемая отправителем текста (политиком) на получателя текста (массовое сознание) с целью изменения его установок и поведения. «Механизмы речевого воздействия предполагают использование в политическом дискурсе таких средств, как сдерживание, побуждение и активизация ответственности адресата. Прагматические механизмы выступают в роли языковых приёмов влияния на сознание, на процесс принятия человеком тех или иных решений, и реализуются на лексическом, грамматическом и стилистическом уровнях языка»14.

Интересен тот факт, что в начале военных действий в Ираке эта военная операция носила название Operation Iraqi Freedom, то есть операция “Освобождение Ирака”. В данном случае можно говорить о том, что даже само название военной операции является эвфемизмом.

Существование огромного количества эвфемизмов нашло свое отражение даже в выступлениях знаменитого американского комика Джорджа Карлина: рассматривается термин shell shock, который широко применялся во времена Первой мировой войны для описания состояния сильнейшего стресса, психической травмы, полученной в результате участия в боевых действиях. Во времена Второй мировой войны это же состояние называют уже battle fatigue. Само слово fatigue производит менее яркое впечатление, чем слово shock, и как бы “маскирует” состояние и “смягчает” действительность. В ходе боевых действий в Корее в 1950 году появляется новое словосочетание – operational exhaustion, которое как бы “обезличивает” само явление, и называет его термином, который звучит скорее как описание состояния машины или механизма, а не человека. Ну и наконец, в ходе войны во Вьетнаме появился термин post traumatic stress disorder, который уже настолько “смягчает” значение этого явления и так “прячет” основную причину данного состояния, что из данного словосочетания вообще не следует связи с боевыми действиями, как будто речь идет о бытовой травме и ее последствиях.

В 1991 году в США был проведен эксперимент по изучению влияния эвфемизмов на восприятие информации о жертвах боевых действий в Ираке среди мирного населения. Опрос показал, что только 21% читателей были “очень обеспокоены” количеством жертв, когда в тексте они именовались ‘collateral damage’(сопутствующий ущерб, побочный эффект), в то время как словосочетание ‘civilian casualties’ (потери среди гражданского населения) вызвало острую реакцию у 49% респондентов.

Таким образом, в ходе проведенного исследования мы пришли к ряду выводов. Военная терминология является открытой терминологической системой и интенсивно развивается, отражая развитие военной науки. В силу многогранности военных знаний она имеет колоссальные размеры и межотраслевой, интердисциплинарный характер.

Основу военной терминосистемы английского языка составляют односоставные и многокомпонентные номинативные единицы, представленные преимущественно субстантивными соединениями, находящимися в определительной связи.

Военная терминология не обладает автономностью в составе общелитературной лексики, границы между этими пластами проницаемы и открыты для движения в любую из сторон, то есть нетерминологическая лексика может использоваться как основа для создания новых терминологических единиц, а военные термины могут по разным причинам выходить за рамки специальной терминологической системы и функционировать в общелитературной лексике.

Частое употребление военных терминов вне специального контекста позволяет говорить о том, что определенная часть терминов, используемых средствами массовой информации, является консубстанциональными. Существование подобных терминов, с одной стороны, облегчает понимание текстов военной тематики, а с другой стороны, создает дополнительные сложности, так как может стать причиной неправильного понимания смысла текста в силу различий в определениях, содержащихся в словаре общей лексики и в словаре терминологии.

Важной особенностью военной терминологии, используемой СМИ, является высокая степень метафоричности. Существенная роль метафоры в структурировании и функционировании военных терминов обусловлена целым комплексом факторов, среди которых можно выделить следующий: тексты СМИ о военных конфликтах и боевых действиях, как правило, выполняют эмфатическую функцию, то есть функцию эмоционально-психологического воздействия на читателя, в соответствии с которой и осуществляется выбор соответствующих терминов.

Использование военной терминологии в средствах массовой информации может выступать в качестве средства манипуляции общественным сознанием с целью формирования определенного общественного мнения по резонансным событиям в стране и мире. Во многих случаях те или иные термины заменяются эвфемизмами, что позволяет позиционировать любое событие в «выгодном» ракурсе, смягчая, маскируя информацию, а в некоторых случаях и вводя в заблуждение читателей и зрителей.

Ориентируясь на исследование терминологии отдельной сферы, можно проследить некоторые процессы, характерные для всей терминологии в целом. Поэтому опыт комплексного описания английской военной терминологии может быть использован для дальнейшего изучения данной терминологии в разных языках, равно как и для исследования терминологий других областей деятельности.

Стоит отметить, что работа по исследованию терминологии, по сути, представляет собой постоянно продолжающийся процесс, а создаваемые словари лишь фиксируют состояние терминологии в конкретный момент времени. Процесс формирования современной военной терминологии далек от завершения, необходимо продолжать изучение возникновения и развития военных терминов, одновременно решая проблемы их стандартизации, унификации и кодификации.

В качестве перспектив исследования, считаем важным отметить диатопическое описание систем военных терминов. Совершенно очевидно, что выявление особенностей национальных терминологических систем может оказаться очень результативным, в силу того, что каждая из сторон обладает своим индивидуальным военным опытом, который не мог не отразиться, по крайней мере, на таких явлениях как сленгизация и метафоризация.

Некоторые аспекты исследования, а также его результаты и выводы нашли отражение в следующих публикациях:

  1. Чеботарева В.В. Особенности функционирования английских военных терминов в языке средств массовой информации// Вестник Московского университета. № 2/2008. – С. 183-189.
  2. Чеботарева В.В. Английский военный термин в языке и речи // Сборник научных и научно-методических трудов кафедры теории преподавания иностранных языков МГУ / под общ. ред. Е.И.Энгель. М: МАКС Пресс, 2008. Вып. 5. С. 90-96.
  3. Чеботарева В.В.  Военная терминология английского языка в средствах массовой информации // Сборник научных и научно-методических трудов кафедры теории преподавания иностранных языков МГУ / под общ. ред. Е.И.Энгель. М: МАКС Пресс, 2007. Вып. 4. С. 101-104.
  4. Чеботарева В.В. Актуальные проблемы перевода текстов военной тематики // Сборник научных и научно-методических работ. Преподавание иностранных языков: теория и практика. Факультет иностранных языков МГУ / под общ. ред. Е.И.Энгель. М: 2005. Вып. 2. С. 56-59.

14 Комисарова Т.С. Механизмы речевого воздействия и их реализация в политическом дискурсе :на материале речей Г. Шрёдера. Дис. канд.филол. наук.- Орел, 2008. C.157

11 Гринев С.В. Введение в терминоведение. - М.: Моск. лицей, 1993. C.27

12 Бережанская И.Ю. Консубстанциональные термины в лингвистической терминологии английского и русского языков (сравнительный анализ): Дис. . канд. филол. наук. — М., 2005. C.33

13 Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. – М.: Советская Энциклопедия, 1966. С.4

8 Кочарян Ю.Г. Аббревиация в английской военной лексике. Автореф. дис. канд. филол. наук. — Москва, 2007.C.21

9 Телия В.Н. Метафора в языке и тексте. – М., 1988.C.34

10 Бучина Г.А. Роль метафоры в структурировании и функционировании лексики ограниченного употребления. Дис.  канд. филол. наук.. – Саратов, 2003. C.186

  Гринев С.В. Введение в терминоведение. - М.: Моск. лицей, 1993. - C.8

2 Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. - 3-е изд. - М.: 2005. С.474

3 Хижняк С.П. Юридическая терминология: формирование и состав. Изд-во Саратовского университета, 2001.С.37

4 Суперанская А.В. Общая терминология: вопросы теории Текст. / А. В. Суперанская, Н. В. Подольская, Н. В. Васильева . М. : Высш. шк., 1989. C.57

5 Фомина И.Н. Семантическая деривация в формировании английской политической терминологии. Дис. канд. филол. наук. М., 2006. С.69

6 Шевчук В.Н. Военно-терминологическая система в статике и динамике: Дис. . д-ра филол. наук. М., 1985.C.97

7  Парпаров Л.Ф. Немецкая военная лексика и вопросы перевода ее на русский язык // Немецко-русский военный словарь / Под ред. Л.Ф.Парпарова. М.: Воениздат, 1978. С.180

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.