WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Мультимедийный продукт как объект авторских прав

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

 

Котенко Елена Сергеевна

Мультимедийный продукт как объект авторских прав

 

12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

                                                    

Москва – 2012


Работа выполнена на кафедре гражданского и семейного права

ФГБОУ ВПО «Московская государственная юридическая академия

имени О.Е. Кутафина»

Научный руководитель

доктор юридических наук, профессор Василевская Людмила Юрьевна

Официальные оппоненты:

Зенин Иван Александрович

доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры гражданского права Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова

Мордасов Евгений Викторович

кандидат юридических наук, судья Двадцатого арбитражного апелляционного суда

Ведущая организация

Юридический факультет Санкт-Петербургского государственного университета

Защита диссертации состоится «13» сентября 2012 г. в 14.00

на заседании диссертационного совета Д 212.123.03 в Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина по адресу: 123995, г. Москва, ул. Садовая-Кудринская, дом 9, зал заседаний диссертационного совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина.

Автореферат разослан «            » июля 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор юридических наук, профессор                                         И.В. Ершова


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В конце XX века вследствие развития компьютерных технологий появились новые результаты интеллектуальной деятельности – мультимедийные продукты, которые стали неотъемлемой частью современной культуры. Всеобщая компьютеризация, охватившая все сферы жизнедеятельности общества, привела к тому, что такие явления, как интернет-сайты, интернет-магазины, компьютерные игры, виртуальные музеи, библиотеки прочно укоренились в общественной жизни. Более того, мультимедийные продукты порождают современные формы художественного творчества, являются новыми средствами коммуникации. Необходимость их использования в процессе образования была отмечена Президентом Российской Федерации .

Несмотря на это, общественные отношения, возникающие по поводу мультимедийных продуктов, в должной мере в российском законодательстве не урегулированы. De lege lata к этому предпринята попытка, поскольку понятие мультимедийного продукта упоминается в ст. 1240 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) наряду с другими сложными объектами . В отличие от аудиовизуального произведения (ст. 1263 ГК РФ) и единой технологии (гл. 77 ГК РФ) каких-либо норм, посвященных мультимедийному продукту и театрально-зрелищному представлению, в

ГК РФ не содержится. Кроме того, в российской судебной, судебно-арбитражной практике также не были сформулированы соответствующие положения, которые позволяли бы квалифицировать тот или иной результат интеллектуальной деятельности как мультимедийный продукт, тем самым определяя особый режим его правовой охраны. Таким образом, этот законодательный пробел восполнен не был.

Вместе с тем, В. А. Дозорцев отмечал, что с развитием техники появилось достаточно много «сложных комплексных объектов» как в художественной, так и в технической сфере. Автор обращал внимание на то, что условия для правовой регламентации такого феномена находятся в завершающей стадии становления и созрела необходимость в «кристаллизации» соответствующей категории . А. П. Сергеев ещё в 1999 г. указал, что «наряду с охраной программы для ЭВМ в последние годы приобрел актуальность вопрос об охране произведений, созданных при помощи ЭВМ (выделено мной. – Е.К. . По мнению автора, «многие произведения, созданные с помощью ЭВМ, не уступают в своей оригинальности результатам творческой деятельности людей и практически не могут быть от них отделены даже опытными экспертами. Представляется, что это дает достаточные основания для того, чтобы признавать подобные произведения объектами авторского права и обеспечивать их защиту» .

Однако новая категория, введенная в четвертую часть ГК РФ, не применяется на практике, а существует лишь на бумаге (nudum jus). Подобная неопределенность правового режима мультимедийного продукта порождает массу вопросов: что представляет собой этот объект, кто является его авторами, как реализуется механизм распоряжения правами на него и многие другие.

Одной из причин сложившейся ситуации является то, что до настоящего времени данная категория не разработана в отечественной юридической науке. Это препятствует созданию эффективного механизма регламентации общественных отношений, связанных с мультимедийными продуктами, что в итоге приводит к дестабилизации оборота исключительных прав на такие объекты.

Поэтому разработка комплексного гражданско-правового учения о мультимедийном продукте является одной из актуальных задач российской цивилистической науки.

Состояние научной разработанности темы. В настоящее время в отечественной правовой литературе отсутствуют фундаментальные работы по проблемам правового режима мультимедийного продукта.

Теоретические исследования сложных объектов интеллектуальных прав проводились рядом ученых, среди которых Гаврилов Э. П.,

Городов О. А., Дозорцев В. А., Зенин И. А., Маковский А. Л.,

Сергеев А. П., Павлова Е. А., Моргунова Е. А., Калятин В. О.,

Судариков С. А. и др.

Анализ правовой природы мультимедийного продукта (или его отдельных разновидностей) осуществлялся такими зарубежными учеными, как Ф. Годра (F. Godre), К. Дежо (X. Desjeux), П. Камина

(P. Kamina), Б. Каретто (B. Caretto), А. Керевер (A. Kerever), Ж.-П. Лафранс (J.-P. Lafrance), К. Майкер (K. Maicher), А. Милле (A. Mille), М. Риммер

(M. Rimmer), К. Сифуэнтес (C. Cifuentes), И. Стаматуди (I. Stamatoudi),

Д. Танни (J. Tunney), М. Тернер (M. Turner), А. Фитцжеральд (A. Fitzgerald), Б. Хугенхольтц (B. Hugenholtz) и др.

Теоретическую основу исследования составляют научные труды отечественных ученых-юристов в сфере гражданского права. Это работы дореволюционных цивилистов: Анненкова К. Н., Беляцкина С. А.,

Гамбарова Ю. С., Гольмстера А. Х., Думашевского А. Б., Займовского С. Г., Канторовича Я. А., Куницына А. П., Мейера Д. И., Пиленко А. А., Победоносцева К. П., Покровского И. А., Синайского В. И., Спасовича В. Д., Табашникова И. Г., Шершеневича Г. Ф.; труды ученых советского времени: Агаркова М. М., Алексеева С. С., Антимонова Б. С., Асканазия С. И.,

Братуся С. Н., Генкина Д. М., Гордона М. В., Грибанова В. П., Ионаса В. Я., Иоффе О. С., Красавчикова О. А., Малеина Н. С., Никитиной М. И., Новицкого И. Б., Райгородского Н. А., Райхера В. К., Рясенцева В. А., Савельевой И. В., Серебровского В. И., Флейшиц Е. А., Халфиной Р. О., Черепахина Б. Б., Чернышевой С. А.; работы авторов постсоветского периода: Брагинского М. И., Витрянского В. В., Близнеца И. А.,

Гаврилова Э. П., Городова О. А., Дозорцева В. А., Ема В. С., Зенина И. А., Калятина В. О., Каминской Е. И., Кашанина А. В., Козырь О. М., Красавчиковой Л. О., Крашенинникова П. В., Маковского А. Л.,

Малеиной М. Н., Моргуновой Е. А., Павловой Е. А., Погуляева В. В., Сергеева А. П., Серго А. Г., Суханова Е. А., Толстого Ю. К., Яковлева В. Ф. и др.

При написании диссертации были использованы труды зарубежных ученых, занимающихся разработкой вопросов интеллектуальной собственности, среди которых Т. Алпин (T. Alpin), Л. Бентли (L. Bently),

С. Бетлер (S. Beutler), Р. Дюма (R. Dumas), И. Стаматуди (I. Stamatoudi),

Дж. А. Л. Стерлинг (J. A. L. Sterling), С. Стоукс (S. Stokes), У. А. Копинджер (W. A. Copinger), У. Корниш (W. Cornish), Д. Липцик (D. Lipszyc), Д. Роузен (D. Rosen), Б. Шерман (B. Sherman) и др.

Методологической основой исследования являются научные методы познания общественных процессов. Автором использовались как общенаучные способы (диалектический, формально-логический, системно-структурный, функциональный и др.), так и специально-юридические приемы исследования. Среди них особое внимание было уделено компаративистскому (сравнительно-правовому) методу, поскольку категория мультимедийного продукта активно разрабатывается зарубежными правоведами и находит различное отражение в судебной практике иностранных государств. Изучение этих подходов в сравнении с положениями российского права предоставило возможность сформулировать авторское понимание мультимедийного продукта как одного из видов сложных объектов интеллектуальных прав. Диссертант также использовал догматический (формально-юридический) и герменевтический методы познания правовой действительности.

Нормативная и эмпирическая основа исследования. Нормативную основу исследования составляет законодательство России и зарубежных стран (США, Великобритании, Австралии, Франции, Германии, Италии, Испании, ЮАР, Индии, Японии и др.), регулирующее отношения, возникающие по поводу результатов интеллектуальной деятельности.

Эмпирической основой исследования являются материалы отечественной и зарубежной правоприменительной практики по спорам, связанным с защитой прав на мультимедийные продукты.

Объектом диссертационного исследования являются общественные отношения, возникающие по поводу мультимедийного продукта, в связи с признанием интеллектуальных прав на него, их оборотом, а также защитой прав его авторов и лиц, организовавших создание этого объекта.

Предметом диссертационного исследования являются нормы российского и зарубежного права, регулирующие отношения в сфере интеллектуальной собственности; положения доктринальных исследований по изучаемой теме; правовые позиции, отраженные в судебной и судебно-арбитражной практике.

Цель и основные задачи диссертационной работы. Цель настоящего исследования заключается в разработке концепции правового режима мультимедийного продукта, постановке соответствующих доктринальных проблем и их разрешении.

Достижению поставленной цели способствовало решение следующих задач:

- исследование охраноспособности мультимедийного продукта как объекта авторских прав и возможности его рассмотрения как произведения искусства;

- определение понятия, признаков, юридической природы мультимедийного продукта;

- проведение анализа зарубежного опыта правовой охраны этого объекта и его сравнение с действующим российским законодательством и правоприменительной практикой с точки зрения возможности гармонизации отдельных элементов правового режима мультимедийного продукта;

- выявление разновидностей исследуемого объекта, его отграничение от других результатов интеллектуальной деятельности;

- выделение круга авторов мультимедийного продукта;

- рассмотрение правового статуса лица, организовавшего создание этого объекта;

- анализ характера и содержания прав на мультимедийный продукт;

- раскрытие особенностей распоряжения правами на исследуемый объект и их защиты.

Научная новизна исследования и основные положения, выносимые на защиту. Диссертационная работа представляет собой первый в отечественной цивилистике опыт комплексного системного исследования мультимедийного продукта как объекта авторских прав. На основе анализа специальной литературы по мультимедиа, а также опубликованных в зарубежных странах (США, Великобритании, Австралии, Франции, Германии, Италии, Испании, ЮАР, Японии и др.) источников и судебной практики рассмотрены различные точки зрения, раскрывающие сущность мультимедийного продукта.

В диссертации мультимедийный продукт исследуется как один из видов сложных объектов интеллектуальных прав, что позволяет выявить родовой признак этого объекта, определяемый наличием в его структуре нескольких разнородных охраняемых результатов интеллектуальной деятельности – самостоятельных объектов авторских прав (одним из которых является программа для ЭВМ).

В настоящей работе сформулированы и обоснованы следующие выносимые на защиту основные положения, обладающие научной новизной и имеющие практическое значение.

  1. Под мультимедийным продуктом понимается выраженный в электронной (цифровой) форме объект авторских прав, который включает в себя несколько охраняемых результатов интеллектуальной деятельности (таких как программа для ЭВМ, произведения изобразительного искусства, музыкальные произведения и др.) и с помощью компьютерных устройств функционирует в процессе взаимодействия с пользователем.
  2. В работе обосновывается авторская позиция, согласно которой для признания результата интеллектуальной деятельности мультимедийным продуктом необходимо, чтобы он соответствовал трем признакам в совокупности: сложности, виртуальности и интерактивности.

Отсутствие одного из названных признаков не позволяет квалифицировать объект как мультимедийный продукт (например, этой категорией не охватываются программы для ЭВМ, аудиовизуальные произведения, базы данных).

  1. В диссертации определен перечень объектов, относящихся к мультимедийным продуктам. Исходя из соответствия тех или иных результатов интеллектуальной деятельности указанным выше признакам, в работе анализируются такие разновидности мультимедийного продукта, как компьютерные игры; интернет-сайты; виртуальные музеи, библиотеки, экскурсии и др. Перечень таких объектов является открытым, поскольку с развитием техники возможно появление новых разновидностей исследуемого объекта.
  2. Выявлены критерии охраноспособности мультимедийного продукта, одним из которых является его выражение в особой электронной (цифровой) форме. Такая форма предоставляет возможность хранить, передавать, изменять, воспроизводить и совершать иные действия с объектом при помощи компьютерных программ и устройств.

Вместе с тем, автор приходит к выводу, что не все произведения, выраженные в электронной (цифровой) форме, могут быть отнесены к мультимедийному продукту. Вследствие преобразования результата интеллектуальной деятельности в такую форму его правовой режим не изменяется (например, роман, повесть, рассказ, выраженные в электронной (цифровой) форме, охраняются как литературные произведения; симфония, соната, ноктюрн – как музыкальные произведения).

  1. Диссертантом определен перечень лиц, которых следует признать авторами мультимедийного продукта: сценарист, художник, программист, композитор (являющийся автором музыкального произведения, специально созданного для этого объекта). При этом в работе отмечается, что применительно к отдельным разновидностям мультимедийного продукта указанный перечень лиц может уточняться.
  2. На основе анализа опыта зарубежных государств в работе сформулирована и обоснована двухуровневая модель прав на мультимедийный продукт. На первом уровне права возникают у авторов произведений, вошедших в этот объект в качестве составных частей. Речь идет о правах сценариста, программиста, композитора, художника, автора литературного произведения (на основе которого разработан объект), звукорежиссера и иных лиц на созданные ими результаты интеллектуальной деятельности. Второй уровень образуют права на мультимедийный продукт в целом, обладателями которых являются его авторы.
  3. С учетом представленной двухуровневой модели прав на мультимедийный продукт решен вопрос о переходе прав к лицу, организовавшему создание такого объекта (организатору или продюсеру).

    В частности, по мнению диссертанта, к организатору по различным правовым основаниям могут переходить права как первого, так и второго уровня.

В работе обоснован вывод о том, что необходимо предусмотреть диспозитивную презумпцию квалификации соглашения, заключаемого между организатором и авторами мультимедийного продукта по поводу исключительного права на сложный объект в целом, как договора об его отчуждении. Это обусловлено тем, что de lege lata данный вопрос решен лишь в отношении соглашений, заключаемых по поводу прав первого уровня (абз. 2 п. 1 ст. 1240 ГК РФ).

  1. В результате анализа зарубежной и отечественной судебной практики сделан вывод о том, что одним из типичных нарушений прав на мультимедийный продукт является создание различных дополнений к нему, осуществляемое без согласия правообладателя. В связи с этим автор предлагает понимать под переработкой как способом использования мультимедийного продукта любое его изменение за исключением адаптации.

Данное положение, в случае указанных нарушений, предоставляет возможность защиты прав на мультимедийный продукт в целом, а не только прав на программу для ЭВМ (как это предусмотрено в пп. 9 п. 2

ст. 1270 ГК РФ).

Теоретическая и практическая значимость исследования. Результаты диссертационной работы позволяют обогатить содержание концептуальных положений института прав на результаты интеллектуальной деятельности и обосновать новые подходы к его дальнейшей разработке. Материалы диссертации могут рассматриваться в качестве фундаментального основания нового направления в современной науке гражданского права, а именно теоретической разработки концепции сложных объектов в целом и мультимедийных продуктов в частности.

Сделанные в ходе исследования выводы и сформулированные на их основе предложения могут быть использованы для совершенствования российского гражданского законодательства, регулирующего отношения, возникающие по поводу охраняемых результатов интеллектуальной деятельности.

Содержащийся в диссертации теоретический материал, аналитические разработки представляют интерес для научных исследований по проблематике интеллектуальных прав и могут быть использованы в преподавании гражданского права, спецкурсов в области интеллектуальной собственности для студентов юридических вузов.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы работы обсуждены и одобрены на заседании кафедры гражданского и семейного права Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина, а также изложены в докладах на 9 конференциях:

VIII Международной межвузовской научно-практической конференции «Традиции и новации в системе современного российского права»

(Москва, апрель 2009 г.); XVI Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов-2009» (Москва,

апрель 2009 г.); IX Международной межвузовской научно-практической конференции «Традиции и новации в системе современного российского права» (Москва, апрель 2010 г.); XI Международной студенческой научной конференции iSLaCo'2011 «Правовые стимулы и препятствия научно-технического развития, инноваций и модернизации экономики»

(Санкт-Петербург, март 2011 г.); Всероссийской научно-практической конференции «Бизнес и право: проблемы науки и практики»

(Нижний Новгород, март 2011 г.); X Международной научно-практической конференции «Традиции и новации в системе современного российского права» (Москва, апрель 2011 г.); The 11th annual international Moscow post-graduate conference “English is the key to the world of economics and law” (Москва, май 2011 г.); Международной научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «МГЮА имени О.Е. Кутафина: история и современность» (Москва, октябрь 2011 г.); VIII Международной научно-практической конференции «Правовая Россия: теория и практика» (Йошкар-Ола, июнь 2012 г.).

Результаты исследования были использованы автором в учебном процессе при проведении семинарских занятий по курсу «Гражданское право» в Московской государственной юридической академии имени

О.Е. Кутафина.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, и списка использованных источников.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность выбранной темы исследования, определяются состояние ее научной разработанности, объект и предмет исследования, его цель и задачи, теоретическая, методологическая, нормативная и эмпирическая основа, формулируются основные положения, выносимые на защиту, показываются научная новизна, теоретическое и практическое значение работы, приводятся сведения об апробации полученных результатов.

Глава I «Общая характеристика мультимедийного продукта как охраняемого результата интеллектуальной деятельности» объединяет три параграфа, в которых анализируется правовой режим исследуемого объекта в России и за рубежом, выявляются его признаки, предлагается определение понятия, рассматриваются отдельные разновидности мультимедийного продукта и указывается на его отличия от иных охраняемых результатов интеллектуальной деятельности.

В первом параграфе – «Правовая природа мультимедийного продукта» – диссертант, отмечая недостатки подхода отечественной судебной практики и некоторых исследователей, в соответствии с которым мультимедийный продукт рассматривается как программа для ЭВМ, приходит к выводу о необходимости иной его квалификации.

Автором анализируются зарубежные подходы к определению правовой природы исследуемого объекта. В связи с этим обосновывается, что в странах англо-американской системы авторского права (copyright) мультимедийный продукт рассматривается как аудиовизуальное произведение (США), а в некоторых случаях – как фильм или кинематографическое произведение (Великобритания, Австралия, ЮАР

и др.). В странах континентальной системы авторского права (droit d’auteur) выработаны иные правовые позиции. Например, в Германии мультимедийный продукт охраняется по двум режимам: как компьютерная программа и как кинематографическое произведение. Французские суды не признают этот объект аудиовизуальным произведением, поскольку он не представляет собой серию связанных изображений ввиду особой роли пользователя в его функционировании, и рассматривают его как коллективное произведение. В зарубежной доктрине также отражены различные подходы к квалификации мультимедийного продукта

(в частности, предлагается охранять его как объект sui generis).

Диссертант подчеркивает, что, учитывая зарубежный опыт, при определении правового режима мультимедийного продукта по российскому праву необходимо установить соотношение этого понятия с категориями национального права, одной из которых является сложный объект интеллектуальных прав.

С точки зрения автора, общее направление развития отечественного законодательства, предоставляющее охрану исследуемому результату интеллектуальной деятельности как самостоятельной разновидности сложных объектов, является верным. В настоящем параграфе аргументируется суждение, согласно которому мультимедийный продукт является объектом авторских прав. При этом отмечается, что введение в часть четвертую ГК РФ термина «объекты авторских прав» взамен использовавшегося в ранее действовавшем законодательстве термина «объекты авторского права» является удачным. Это, с одной стороны, подчеркивает множественность признаваемых на произведения науки, литературы и искусства субъективных авторских прав (исключительного права и личных неимущественных прав) и, с другой стороны, дает возможность избежать ошибочной квалификации таких произведений как объектов авторского права в объективном смысле.

В диссертации доказано, что исследуемый объект отвечает разработанным в цивилистической доктрине критериям охраноспособности такого рода результатов интеллектуальной деятельности. На основе анализа процесса создания мультимедийного продукта обосновывается вывод о том, что одним из таких критериев является его выражение в особой электронной (цифровой) форме. Вместе с тем, в работе указывается, что не все произведения, выраженные в электронной (цифровой) форме, являются мультимедийными продуктами, поскольку вследствие преобразования результата интеллектуальной деятельности в такую форму его правовой режим не изменяется.

Учитывая тот факт, что перечень объектов авторских прав не является закрытым, диссертант предлагает рассматривать мультимедийный продукт как разновидность произведений искусства.

Во втором параграфе – «Понятие и признаки мультимедийного продукта» – исследуются подходы к пониманию мультимедиа, выработанные в различных областях знания, анализируются определения рассматриваемого объекта, содержащиеся в зарубежной правовой литературе. Предложена дефиниция мультимедийного продукта как правовой категории – одного из объектов авторских прав.

Автором выявлены основные признаки исследуемого объекта. Родовым признаком мультимедийного продукта является наличие в его структуре нескольких разнородных охраняемых результатов интеллектуальной деятельности, которое позволяет относить его к категории сложного объекта (одним из таких результатов обязательно является программа для ЭВМ). Это означает, что исследуемый объект является единым (а не составным) произведением, но имеет сложную структуру.

В работе обосновывается вывод о том, что признаком мультимедийного продукта следует признать виртуальность. На основании проведенного анализа исторического становления данного понятия и современных подходов к его определению автор в целях исследования выделяет несколько характеристик этого признака: содержательную

(как свойства идеального объекта, означающего создание с помощью компьютерных технологий имитации объективной реальности или отображения мира, вымышленного автором) и формально-юридическую (определяющую выражение результата интеллектуальной деятельности в электронной (цифровой) форме и возможность его функционирования с помощью компьютерных устройств).

Наиболее важным признаком исследуемого объекта является интерактивность, под которой понимается свойство результата интеллектуальной деятельности, означающее, что он функционирует в процессе взаимодействия с пользователем. Это становится возможным благодаря наличию в его структуре программы для ЭВМ. Проявление данного признака предполагает, что пользователь мультимедийного продукта становится активным участником процесса взаимодействия с ним, а не обычным зрителем.

Отсутствие одного из этих признаков не позволяет квалифицировать объект как мультимедийный продукт.

В третьем параграфе – «Разновидности мультимедийного продукта и его отличия от других результатов интеллектуальной деятельности» – рассматриваются различные объекты, называемые в настоящее время объектами мультимедиа. Автор показывает, что таковыми, как правило, признают результаты интеллектуальной деятельности, созданные с помощью компьютерных технологий или преобразованные в электронную форму. Вместе с тем, отмечается, что подобное понимание не позволяет определить юридическую природу исследуемого объекта и является предпосылкой для распространения на объекты, правовой режим которых уже определен действующим законодательством, иного режима, что в итоге приводит к подмене понятий.

В связи с этим предлагается и обосновывается авторская позиция о выделении разновидностей мультимедийного продукта исходя из соответствия тех или иных результатов интеллектуальной деятельности указанным выше признакам, причем перечень таких объектов является открытым. Диссертант в качестве разновидностей исследуемого объекта рассматривает компьютерные игры; интернет-сайты; виртуальные музеи, библиотеки, экскурсии и др. В работе критически анализируются различные точки зрения относительно квалификации правового режима данных объектов.

В настоящем параграфе автор, используя выявленные признаки, указывает на отличия мультимедийного продукта от иных охраняемых результатов интеллектуальной деятельности. Прежде всего, отмечается, что он не является программой для ЭВМ. Такая программа не может рассматриваться как сложный объект, поскольку не состоит из разнородных охраняемых результатов интеллектуальной деятельности. Аудиовизуальные отображения, которые согласно ст. 1261 ГК РФ включаются в понятие программы для ЭВМ, не квалифицируются как самостоятельные охраняемые объекты.

В работе аргументируется вывод о том, что рассматриваемый объект следует отличать от аудиовизуального произведения. Несмотря на то, что в современных фильмах для зрителя часто создается «эффект присутствия», диссертант обосновывает позицию, в соответствии с которой в этих случаях речь всё же идёт об аудиовизуальных произведениях, поскольку с помощью компьютерных технологий происходит имитация интерактивности, что позволяет добиться указанного эффекта. Интерактивность мультимедийного продукта означает, что этот объект функционирует только при взаимодействии с пользователем; воспроизведение аудиовизуального произведения такого взаимодействия не требует.

Автор также отмечает, что рассматриваемый объект не следует признавать базой данных, поскольку для его создания требуется не подбор или расположение материалов, а иной процесс, схожий с созданием кинофильма.

В главе II «Авторские права на мультимедийный продукт и их защита» исследованы субъекты, приобретающие права на данный объект, проанализированы содержание и виды интеллектуальных прав на него, особенности их защиты, определены механизмы распоряжения исключительными правами в изучаемой сфере.

В первом параграфе – «Субъекты прав на мультимедийный продукт» – прежде всего, рассматриваются зарубежные подходы к определению круга авторов аудиовизуального произведения (кинофильма). Изучение этого опыта приобретает особую актуальность в связи с тем, что, как отмечалось выше, мультимедийный продукт в некоторых зарубежных странах признают кинематографическим или аудиовизуальным произведением. Так, в странах континентальной системы авторами фильма признаются те лица, которые внесли наиболее существенный творческий вклад в его создание. В странах англо-американской системы обладателем прав на данный объект преимущественно признается продюсер (лицо, организовавшее его создание), а в некоторых случаях ещё и режиссер.

Исходя из того, что отечественное законодательство (и, в целом, доктрина) развивается в рамках романо-германской правовой системы, на основании анализа процесса создания основной разновидности мультимедийного продукта – компьютерной игры – диссертант выделяет четырёх его авторов: сценариста, художника, программиста, композитора (являющегося автором музыкального произведения, специально созданного для этого объекта), поскольку благодаря творческому труду именно этих лиц создается целостное художественное произведение. В то же время в работе отмечается, что, несмотря на установление общего перечня лиц, являющихся авторами мультимедийного продукта, применительно к отдельным разновидностям рассматриваемого объекта их состав уточняется в пределах этого перечня.

В диссертации также исследован правовой статус лица, организовавшего создание мультимедийного продукта (организатора или продюсера). Выделены следующие основные функции организатора:

1) формирование авторского коллектива (приглашение художников, сценаристов, программистов, композиторов и иных лиц); 2) руководство процессом создания объекта от начала составления плана-проекта и до введения исключительных прав на него в коммерческий оборот;

3) как правило, финансирование указанного процесса.

Помимо этого, проанализирован правовой статус особых субъектов в изучаемой сфере, в частности, лица, осуществившего локализацию (локализатора). Под локализацией в работе понимается изменение мультимедийного продукта, связанное с необходимостью его распространения в социокультурных условиях той или иной страны. Автором также рассмотрено правовое положение работодателей, наследников и иных правопреемников, публично-правовых образований как возможных субъектов прав на исследуемый объект.

Второй параграф – «Понятие и виды авторских прав на мультимедийный продукт» – посвящен анализу субъективных прав, возникающих в связи с созданием мультимедийного продукта. Диссертант исходит из того, что авторские права могут принадлежать различным субъектам по первоначальным и производным основаниям, причем по первоначальному основанию эти права всегда принадлежат автору (авторам).

В работе обоснована позиция о том, что, помимо прав на отдельные результаты интеллектуальной деятельности, вошедшие в мультимедийный продукт, следует выделять права на данный объект в целом. В результате анализа сходной проблемы возникновения прав на аудиовизуальное произведение (в том числе истории этого вопроса) автор приходит к выводу, что права на мультимедийный продукт (и на другие сложные объекты) должны определяться в рамках двухуровневой модели. На первом уровне права возникают у авторов произведений, вошедших в данный объект. Такие лица являются авторами отдельных элементов этого «многослойного» произведения, то есть, по словам В. А. Дозорцева, «каждый слой имеет своего созидателя» . Второй уровень составляют права на мультимедийный продукт в целом. Обладателями прав на него по первоначальному основанию являются его авторы. В. А. Дозорцев называл это фикцией авторства, которая конструируется так, чтобы  право использования объекта в целом во всех случаях могло принадлежать организатору. И «это конечный результат, достижение которого должны обеспечивать правовые средства, включая условные конструкции, не отражающие реальности» .

В отечественном законодательстве подобные правила были предусмотрены для кинофильма (п. 5 ст. 135 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г., ст. 13 Закона РФ

«Об авторском праве и смежных правах» 1993 г.). Вместе с тем,

в действующем ГК РФ положения о передаче организатору прав на произведение в целом не содержатся. Определение в п. 2 ст. 1263 ГК РФ «триумвирата» авторов аудиовизуального произведения предполагает признание за данными лицами прав на это произведение. Однако в

ст. 1240 ГК РФ содержатся правила об использовании лишь отдельных результатов интеллектуальной деятельности в составе сложных объектов, согласно которым организатор приобретает соответствующие права. Таким образом, в действующем законодательстве не в полной мере разрешен вопрос о правах на сложные объекты в целом. В связи с этим в работе обоснована авторская концепция двухуровневой модели прав на такие объекты.

В случае участия в процессе создания мультимедийного продукта организатора (продюсера), указанные авторы, помимо прав на созданные ими результаты интеллектуальной деятельности, должны передавать ему исключительное право на объект в целом, которое возникает у него по производному основанию.

В работе проанализированы признаваемые на мультимедийный продукт авторские права, которые включают в себя исключительное право, являющееся имущественным правом, а также личные неимущественные права. Диссертант рассматривает содержание субъективных авторских прав на исследуемый объект и способы его использования. При этом, анализируя такой способ, как переработка произведения, автор приходит к выводу, что под переработкой мультимедийного продукта следует понимать любое его изменение за исключением адаптации.

Поскольку современные мультимедийные продукты, как правило, создаются под руководством организатора, диссертантом рассмотрены основания возникновения и содержание прав данного лица на этот объект в целом и на его отдельные элементы (в том числе проанализированы основные договорные конструкции, по которым права на мультимедийный продукт переходят к нему в рамках двухуровневой модели).

В третьем параграфе – «Распоряжение авторскими правами на мультимедийный продукт и их защита» – анализируются правовые конструкции по распоряжению исключительными правами, проблемы защиты авторских прав в рассматриваемой сфере. В работе выделены и обоснованы договорные механизмы приобретения исключительных прав на мультимедийные продукты и распоряжения ими.

По мнению диссертанта, первую группу составляют договоры заказа (договор авторского заказа, заключаемый с авторами мультимедийного продукта; договор на создание мультимедийного продукта по заказу, заключаемый с организатором или продюсером; государственный или муниципальный контракт на создание мультимедийного продукта).

Определены особенности договора заказа на создание мультимедийного продукта, заключаемого заказчиком с организатором (продюсером), по сравнению с договором авторского заказа. Вследствие специфики субъектного состава в этом случае исключается применение правил о дополнительном льготном сроке (ст. 1289 ГК РФ), об ответственности авторов (ст. 1290 ГК РФ) к исполнителю по такому договору. Организация создания мультимедийного продукта, как правило, происходит при осуществлении исполнителем предпринимательской деятельности, поэтому в данном случае основания его ответственности за нарушение договора определяются по п. 3 ст. 401 ГК РФ.

Вторую группу составляют договоры по распоряжению исключительными правами на существующие мультимедийные продукты, среди которых выделяются две основные конструкции: договоры об отчуждении исключительного права и лицензионные договоры.

Показана специфика содержания, субъектного состава, иных характеристик данных договоров, ответственности за их нарушения применительно к исследуемому объекту в рамках двухуровневой модели прав на него.

В работе также рассматриваются различные случаи нарушений прав на мультимедийный продукт в зарубежной и российской судебной практике, исследуются способы их защиты.

По мнению диссертанта, определенной гарантией против типичного нарушения прав на исследуемый объект – создания различных изменений или дополнений к нему без согласия правообладателя – станет предлагаемое изменение понятия переработки мультимедийного продукта.

Основные теоретические выводы и положения диссертации опубликованы в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации, иных рецензируемых научных изданиях, сборниках международных научно-практических конференций (общим объемом 4,8 п.л.).

Публикации в рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации:

  1. Котенко Е. С. Правовая природа интернет-сайта: проблемы определения и толкования // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. 2011. № 5. С. 49–54. – 0,4 п.л.
  2. Котенко Е. С. Некоторые проблемы определения круга авторов мультимедийного продукта // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. 2012. № 7. С. 66–71. – 0,5 п.л.
  3. Котенко Е. С. Правовой статус организатора компьютерной игры // Lex Russica (Научные труды Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина). 2010. № 5. С. 1143–1146. –

    0,3 п.л.

  4. Котенко Е. С. Критерии охраноспособности мультимедийного продукта // Lex Russica (Научные труды Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина). 2011. № 5. С. 1005–1008. –

    0,3 п.л.

  5. Котенко Е. С. Правовой режим компьютерных игр // Актуальные проблемы российского права. 2010. № 2 (15). С. 423–431. –

    0,6 п.л.

  6. Котенко Е. С. Виртуальность как признак мультимедийного продукта: методологический анализ // Актуальные проблемы российского права. 2011. № 3 (20). С. 138–147. – 0,7 п.л.

 

Публикации в иных изданиях:

  1. Котенко Е. С. Правовая природа компьютерных игр // Ломоносов-2009: материалы докладов XVI международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых. М.: МАКС Пресс, 2009. С. 95–97. – 0,1 п.л.
  2. Котенко Е. С. Правовой статус продюсера компьютерной

    игры // Традиции и новации в системе современного российского права: сборник тезисов IX международной межвузовской научно-практической конференции молодых ученых. М.: МГЮА, 2010. С. 209–211. – 0,1 п.л.

  3. Котенко Е. С. К вопросу о критериях охраноспособности мультимедийного продукта // Традиции и новации в системе современного российского права: сборник тезисов X международной межвузовской научно-практической конференции молодых ученых. М.: МГЮА, 2011.

    С. 213–214. – 0,1 п.л.

  4. Котенко Е. С. Современная концепция интеллектуальной собственности (по работам В. П. Мозолина) // МГЮА имени

    О.Е. Кутафина: история и современность: материалы международной научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых. М., 2011. С. 152–156. – 0,4 п.л.

  5. Котенко Е. С. Интерактивность мультимедийного продукта как условие его коммерциализации // Бизнес и право: проблемы науки и практики: материалы всероссийской научно-практической конференции.

    Н. Новгород: НКИ, 2011. С. 147–153. – 0,4 п.л.

  6. Котенко Е. С. Право авторства на сложные объекты интеллектуальных прав: проблемы теории и практики // Правовая Россия: теория и практика: сборник материалов VIII международной научно-практической конференции. Йошкар-Ола, 2012. С. 81–90. – 0,4 п.л.
  7. Kotenko E. The problems of legal qualification of video games: a comparative analysis // English is the key to the world of economics and law:

    the materials of the 11th annual international Moscow post-graduate conference held by Moscow academy of economics and law. Moscow, 2011. P. 41–50. –

    0,5 п.л.

См.: сайт Президента РФ. URL: http://президент.рф/выступления/12075 (дата обращения: 20.05.2012).

Предложение о закреплении легальной дефиниции рассматриваемого объекта, высказанное во втором чтении проекта части четвертой ГК РФ в Государственной Думе, было оставлено без внимания. См. об этом: Белая книга. История и проблемы кодификации законодательства об интеллектуальной собственности. Сборник документов, материалов и научных статей / под. ред. Лопатина В. Н. М., 2007. С. 89–90.

Дозорцев В. А. Интеллектуальные права: Понятие. Система. Задачи кодификации. Сборник статей. М., 2005. С. 153.

См.: там же. С. 146–147, 153.

Сергеев А. П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. Учебник. Издание второе, переработанное и дополненное. М., 1999. С. 137–138.

Там же.

Дозорцев В. А. Указ. соч. С. 153.

Там же. С. 154.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.