WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Поручительство в механизме обеспечения исполнения обязательств

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

 

Гринь Олег Сергеевич

Поручительство в механизме обеспечения исполнения обязательств

 

12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Москва – 2012


Работа выполнена на кафедре гражданского и семейного права

ФГБОУ ВПО «Московская государственная юридическая академия

имени О.Е. Кутафина»

Научный руководитель

доктор юридических наук, профессор Василевская Людмила Юрьевна

Официальные оппоненты:

Гонгало Бронислав Мичиславович

доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой гражданского права ФГБОУ ВПО «Уральская государственная юридическая академия»

Агапеев Вячеслав Егорович

кандидат юридических наук, профессор, профессор кафедры гражданско-правовых дисциплин ГБОУ ВПО «Московский городской университет управления Правительства Москвы»

Ведущая организация

Юридический факультет Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова

Защита диссертации состоится «13» сентября 2012 г. в 12.00

на заседании диссертационного совета Д 212.123.03 в Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина по адресу:

123995, г. Москва, ул. Садовая-Кудринская, дом 9, зал заседаний диссертационного совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина.

Автореферат разослан «     » июля 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор юридических наук, профессор                                              И.В. Ершова


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Поручительство – один из древнейших цивилистических институтов, известных современным кодификациям гражданского права стран континентальной правовой системы, а в странах англо-американской правовой системы соответствующие правила выработаны судебной практикой. В действующем Гражданском кодексе Российской Федерации (далее также – ГК РФ, Кодекс) поручительство отнесено к числу способов обеспечения исполнения обязательств

(§ 5 главы 23).

Вместе с тем, нормы о поручительстве в Кодексе сформулированы противоречиво, что, соответственно, обусловливает наличие проблем в их применении, которые выявляются в судебной и судебно-арбитражной практике . Такая ситуация не отвечает потребностям развивающегося имущественного оборота. Как известно, динамику имущественных отношений оформляют гражданско-правовые обязательства, которые по своей природе нуждаются в специальных правовых средствах, позволяющих уменьшить риски на стороне кредитора, поскольку принадлежащее ему право предоставляет возможность требовать от должника совершения определенного действия (или воздержания от совершения действия), а последний по различным причинам может не исполнить свою обязанность. Исследуемое в настоящей работе поручительство является одним из таких средств.

Указанные противоречия не разрешаются и в рамках законопроектных предложений .

Данная ситуация обусловлена, прежде всего, тем, что многие вопросы гражданско-правовой конструкции поручительства должным образом не разработаны в доктрине. Именно юридическая наука призвана сформировать теоретический фундамент, на котором в дальнейшем строится правотворчество и осуществляется реализация правовых норм.

Однако основная теоретическая проблема цивилистического учения о поручительстве заключается уже в определении действия, которое должно совершить обязанное лицо (поручитель) – важнейшей характеристики любого обязательства. Как следствие, противоречиво квалифицируются последствия исполнения поручителем соответствующей обязанности. Помимо этого, доктринальной разработки требуют вопросы определения юридической природы поручительства, оснований его возникновения и прекращения, разграничения обязанности поручителя и его ответственности и др. Особый научный интерес представляет исследование состояния поручительства с момента заключения договора поручительства до нарушения основного обязательства.

Будучи отнесенным законодателем к числу способов обеспечения исполнения обязательств, поручительство также подлежит рассмотрению как одно из данных правовых средств.

В науке разработаны различные концепции поручительства, но с позиций ни одной из них не могут получить теоретического обоснования все случаи возможного использования этой конструкции, что уменьшает её обеспечительную ценность.

Одной из целей реформирования гражданского законодательства является сближение положений ГК РФ с правилами регулирования соответствующих отношений в праве Европейского союза , поэтому особую значимость приобретает изучение важного акта доктринальной кодификации европейского права, называемого Draft Common Frame of Reference , подготовленного группой ученых, занимающихся разработкой проекта Европейского гражданского кодекса и соответствующих материалов к нему . При разрешении различных проблем правовой конструкции поручительства, безусловно, необходимо учитывать опыт зарубежных правопорядков.

Степень научной разработанности темы исследования. Проблемы института поручительства были предметом исследований многих дореволюционных российских юристов: Анненкова К. Н., Гримма Д. Д., Капустина С. Я., Кавелина К. Д., Лякуба П. М., Мейера Д. И., Муллова П. А., Неволина К. А., Никонова С. П., Нолькена А. М., Пахмана С. В., Победоносцева К. П., Синайского В. И., Шафира М. П., Шершеневича Г. Ф.,

и др.

В советское время нормы о поручительстве исследовались такими учеными, как Агарков М. М., Беляцкин С. А., Братусь С. Н.,

Брагинский М. И., Вавин Н. Г., Вильянский С. И., Иоффе О. С., Лунц Л. А., Новицкий И. Б., Перетерский И. С., Садиков О. Н., Толстой Ю. К.,

Фридман Н. П. и др.

В постсоветский период соответствующие теоретические исследования проводились рядом ученых, среди которых Белов В. А., Бевзенко Р. С., Витрянский В. В., Гонгало Б. М., Дождев Д. В., Ем В. С., Ефимова Л. Г., Крашенинников Е. А., Новоселова Л. А., Павлодский Е. А., Рассказова Н. Ю., Рубанов А. А., Сарбаш С. В., Свириденко О. М., Скловский К. И. и др. Проблемы института поручительства исследуются рядом авторов в научных статьях (Аванесова Г., Акуленко Е. А., Бабанин В. А., Борисов Д.,

Воронина Н. В., Глашев А. А., Гончарук Ю., Григорьев В., Ефимов А.,

Завидов Б. Д., Звекова И. А., Каганцов Я. М., Козлова Н. В., Кулаков В. В., Курмаев Р., Логунов Д. А., Мартышкин С. В., Мигранов С. Д.,

Мироненко Ю., Муравьева Е. В., Нагаева А. Г., Павлов А. А.,

Пантюшов О. В., Панченко Е. В., Петров Д. А., Петрова Н. Ф.,

Поваров Ю. С., Савельев А. И., Сайфуллин Р. И., Семенов В.,

Тарасенко Ю. А., Хейфец Л., Хмелева Т. И., Храпунова Е. А.,

Шиловская А. С. и др.) и в диссертационных работах (Звягинцева М. А., Максимович Н. А., Перепелкина Е. А., Предеин К. Н., Хайянь В.,

Шевалеевская О. О. и др.).

Теоретическую основу исследования составляют труды отечественных дореволюционных, советских и современных ученых-цивилистов: Т. Е. Абовой, М. М. Агаркова, С. С. Алексеева, К. Н. Анненкова, С. И. Асканазия,

В. А. Белова, М. И. Брагинского, С. Н. Братуся, И. Л. Брауде,

Л. Ю. Василевской, А. В. Венедиктова, В. В. Витрянского, Ю. С. Гамбарова,

Д. М. Генкина, Б. М. Гонгало, К. А. Граве, В. П. Грибанова, Д. Д. Гримма,

Н. Л. Дювернуа, Л. Г. Ефимовой, В. С. Ема, О. С. Иоффе, А. Ю. Кабалкина,

О. А. Красавчикова, М. И. Кулагина, Л. А. Лунца, А. Л. Маковского,

Н. С. Малеина, М. Н. Малеиной, А. И. Масляева, Д. И. Мейера, В. П. Мозолина, И. Б. Новицкого, Л. А. Новоселовой, Е. А. Павлодского, И. С. Перетерского,

К. П. Победоносцева, И. А. Покровского, Н. Ю. Рассказовой, В. А. Рясенцева, О. Н. Садикова, А. П. Сергеева, В. И. Синайского, Е. А. Суханова,

Ю. К. Толстого, Е. А. Флейшиц, Р. О. Халфиной, Г. Ф. Шершеневича и др.

Автор также обращался к трудам некоторых зарубежных ученых, среди которых Х. Вебер, А. Джонстон, У. Дробниг, Б. Маркесинис, Р.-Ж. Потье,

Р. Саватье, Э. Спенсер, М. Уллис, Г. Унберат, Ч. Ф. Шерман и др.

Методологическая основа исследования. Диссертационное исследование осуществлено на базе научных методов познания. Автором использовались общенаучные методы исследования (в т. ч. диалектический и системно-структурный). Среди этих приемов особое значение в ходе проведенного исследования уделялось методу функционального анализа, поскольку способы обеспечения исполнения обязательств рассматриваются в единстве, прежде всего, потому, что выполняют сходную функцию.

Наряду с ними использовались специальные методы познания правовой действительности: историко-правовой, сравнительно-правовой, формально-юридический и др.

Нормативная и эмпирическая основа исследования. Нормативную основу исследования составляют акты российского законодательства, зарубежные нормативные акты, содержащие нормы, регулирующие отношения в сфере обеспечения исполнения обязательств.

Эмпирической основой исследования являются материалы отечественной и зарубежной правоприменительной практики по спорам, связанным с обеспечением исполнения обязательств.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования выступают общественные отношения, связанные с использованием субъектами гражданского права поручительства в качестве способа обеспечения исполнения различных гражданско-правовых обязательств.

Предметом исследования являются нормы российского и зарубежного права, регулирующие отношения в сфере обеспечения исполнения обязательств; положения доктринальных исследований по изучаемой теме; правовые позиции, отраженные в судебной и судебно-арбитражной практике.

Цель исследования заключается в разработке новой цивилистической концепции поручительства, выявлении, постановке и разрешении доктринальных проблем этой правовой конструкции.

Достижению поставленной цели способствовало решение следующих основных задач исследования:

  1. проведение анализа истории развития института поручительства;
  2. рассмотрение различных концепций поручительства, выявление и устранение их недостатков;
  3. выделение признаков поручительства, которые в совокупности определяют его юридическую природу;
  4. исследование поручительства как способа обеспечения исполнения обязательств, его отграничение от схожих правовых конструкций;
  5. установление оснований возникновения поручительства и стадий развития этого правоотношения;
  6. определение формы договора поручительства и его условий;
  7. раскрытие особенностей субъектного состава и содержания договора поручительства;
  8. анализ смежных с поручительством отношений между должником по основному обязательству и поручителем;
  9. выявление и разрешение проблем теории и практики прекращения поручительства.

Научная новизна исследования и основные положения, выносимые на защиту. Диссертационная работа представляет собой опыт комплексного системного исследования, суть которого заключается в обосновании нового подхода к пониманию поручительства, называемого автором интегративным. Необходимость его разработки обусловливается, прежде всего, тем, что трактовка исследуемого института с позиций предлагаемых в науке концепций приводит к тому, что в одном случае значительно сужается сфера применения поручительства, а в другом – не находит теоретического обоснования существующая форма его использования. Интегративный подход призван преодолеть указанные ограничения, что является основой для формирования непротиворечивой конструкции поручительства.

В рамках разработки указанного подхода в настоящем исследовании сформулированы следующие выносимые на защиту положения, обладающие научной новизной и имеющие практическое значение.

  1. На основе анализа истории становления и развития исследуемого института автор приходит к выводу, что в римском праве обязанность поручителя обособлялась от структуры основного обязательства, но единое содержание такой обязанности определено не было: оно дифференцировалось в зависимости от вида обеспечиваемого обязательства. Данное обстоятельство в ходе рецепции норм римского права в странах континентальной правовой системы повлияло на распространение различных доктринальных и нормативных положений, характеризующих обязанность поручителя.
  2. Суть интегративного подхода заключается в правовой квалификации содержания обязанности поручителя, определяемого в зависимости от вида обеспечиваемого обязательства и волеизъявления сторон договора поручительства. Если поручительством обеспечивается денежное обязательство, поручитель обязуется в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения этого (основного) обязательства уплатить кредитору денежную сумму, равную той, которую должен был предоставить, но не предоставил должник по основному обязательству (осуществить эквивалентное предоставление). Если поручительством обеспечивается иное обязательство, поручитель обязуется уплатить кредитору денежную сумму в размере, совпадающем с величиной убытков, причиненных ему вследствие нарушения основного обязательства (осуществить компенсационное предоставление). Указанные положения являются диспозитивными, что означает возможность установления в договоре натуральной формы такой обязанности при обеспечении неденежных обязательств

    (например, обязанности по передаче имущества, выполнению работы, оказанию услуги и т. д.).

  3. Диссертант, развивая положения интегративного подхода, обосновывает точку зрения, в соответствии с которой поручительство по неденежным обязательствам, по общему правилу, приобретает качество факультативного обязательства, поскольку за поручителем следует признать право на предоставление предмета, эквивалентного предмету надлежащего исполнения по основному обязательству.
  4. В работе аргументируется позиция, согласно которой при использовании в законодательстве и доктрине терминов «солидарная» или «субсидиарная» ответственность поручителя обозначаются не соответствующие виды ответственности, а разновидности поручительства, различающиеся в зависимости от порядка осуществления кредитором его права требования к поручителю. Таким образом, автор предлагает вернуться к делению поручительства на простое и срочное, существовавшему в отечественном гражданском праве. Если кредитор при нарушении основного обязательства первоначально обязан предъявить соответствующее требование к должнику и в случае неполучения удовлетворения вправе предъявить требование к поручителю, то такое поручительство следует квалифицировать как простое. Если же кредитор изначально наделен правом в случае нарушения основного обязательства предъявить требование к поручителю (а не к должнику), то такое поручительство является срочным. Исключение применения терминов «субсидиарная» и «солидарная» ответственность дает возможность отграничить обязанность поручителя по договору поручительства от его ответственности за неисполнение этой обязанности и избежать ошибочного признания возникновения множественности лиц на стороне должника по основному обязательству.
  5. В рамках обоснования суждения о том, что поручительством может обеспечиваться любое обязательство, диссертант допускает возможность заключения договора поручительства в обеспечение исполнения натуральных обязательств. В этом случае в силу свойства акцессорности требование кредитора по договору поручительства не должно подлежать исковой защите.
  6. Применяя метод функционального анализа при исследовании различных по своей юридической природе способов обеспечения исполнения обязательств и аргументируя позицию о необходимости признания за ними только защитной функции, автор приходит к выводу о том, что данные конструкции должны рассматриваться не в качестве элементов единого гражданско-правового института, а в рамках механизма обеспечения исполнения обязательств, под которым предлагается понимать систему функционирования обеспечительных мер.
  7. Исследуя природу отношений поручителя и кредитора после заключения договора поручительства и до нарушения основного обязательства, диссертант обосновывает точку зрения, согласно которой правоотношение поручительства может проходить в своем развитии несколько стадий.

С момента заключения данного договора у кредитора возникает само обязательственное право, которое характеризуется с позиции предлагаемой для включения в научный оборот категории условного (кондиционного) состояния этого права (первая обязательная стадия правоотношения). Суть такого состояния заключается в том, что правомочие требования, входящее в содержание данного права, на этой стадии осуществить невозможно, но кредитор вправе реализовать правомочие на защиту. Значимость предлагаемой трактовки, помимо признания возможности защиты обязательственного права на данной стадии, заключается в обосновании допустимости его перехода, обременения, обеспечения, а также включения в состав имущества (например, наследственной или конкурсной массы).

При неисполнении или ненадлежащем исполнении основного обязательства право требования кредитора приобретает свойство осуществимости (вторая необязательная стадия правоотношения). Это позволило автору сделать вывод о том, что основанием возникновения правоотношения поручительства (обязательства) является договор, а не юридический состав, и обосновать положение, в соответствии с которым договор поручительства не может быть совершен после нарушения основного обязательства, поскольку он заключается на случай неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, имеющий для него значение условия права (conditio iuris).

  1. Единственным существенным условием договора поручительства является условие о его предмете, которое в рамках интегративного подхода следует признавать согласованным, если сторонами определено действие, которое поручитель должен совершить в пользу кредитора при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником конкретизированного обязательства. При этом, если стороны согласовали это действие как «обязанность отвечать за исполнение обязательства должником», «отвечать за должника» или другим образом, сходным с формулировкой пункта 1 статьи 361 ГК РФ, должны применяться общие правила об определении содержания обязанности поручителя, которое в этом случае будет зависеть от вида обеспечиваемого обязательства.
  2. Анализируя каузу договора поручительства, диссертант обосновывает вывод о мнимом или притворном характере соглашений между кредитором и третьим лицом, обладающих видимостью сделки поручительства, но не имеющих правовой цели обеспечить исполнение основного обязательства.
  3. В работе выявлен критерий квалификации отношений между должником, являющимся физическим лицом, и поручителем как отношений фидуциарных – отсутствие связи основного обязательства с осуществлением должником предпринимательской деятельности. Автор считает возможным определить влияние этих отношений на обеспечительное обязательство и приходит к выводу о необходимости закрепления de lege ferenda в виде диспозитивной нормы дополнительного основания прекращения поручительства и, используя этот критерий, формулирует его следующим образом: в случае смерти гражданина, являвшегося должником по обязательству, не связанному с осуществлением им предпринимательской деятельности, поручительство прекращается, если иное не предусмотрено договором поручительства.

Если личность должника в рассматриваемом случае не имеет существенного значения для поручителя, последний вправе на основании договора с кредитором дать согласие отвечать и за его наследников.

  1. С позиций интегративного подхода квалифицируются последствия исполнения обязательства из договора поручительства по неденежным обязательствам в соотношении с требованием об исполнении основного обязательства в натуре (с учетом правил статьи 396 ГК РФ).

По общему правилу, при ненадлежащем исполнении должником основного обязательства, поручитель, уплатив кредитору денежную сумму в размере, равном величине причиненных ему данным нарушением убытков, приобретает права кредитора в соответствующем объеме, а кредитор в этом случае не утрачивает права требовать от должника надлежащего исполнения.

При неисполнении основного обязательства, по общему правилу, поручитель, уплатив кредитору денежную сумму в размере, равном величине причиненных ему убытков, также приобретает его права в соответствующем объеме, а первоначальный кредитор в этом случае выбывает из основного обязательства.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Результаты диссертационной работы формируют новую концепцию поручительства, а также развивают основные положения теории обязательственного права. Сделанные в ходе исследования выводы и сформулированные на их основе предложения могут быть использованы для совершенствования российского гражданского законодательства. Материалы и выводы диссертации представляют интерес для научных исследований по проблематике обязательственного права и могут быть использованы в преподавании гражданского права и спецкурсов по договорному праву, обеспечению исполнения обязательств для студентов юридических вузов.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертационной работы обсуждены и одобрены на заседании кафедры гражданского и семейного права Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина, а также изложены в докладах на

9 конференциях: IV Межвузовской научно-практической конференции молодых ученых «Бизнес в России: правовые и экономические проблемы развития малого и среднего предпринимательства» (Москва, декабрь 2009 г.); Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы юридической науки и практики» (Нижний Новгород, март 2010 г.);

IX Международной межвузовской научно-практической конференции «Традиции и новации в системе современного российского права» (Москва, апрель 2010 г.); XI Международной студенческой научной конференции iSLaCo'2011 «Правовые стимулы и препятствия научно-технического развития, инноваций и модернизации экономики» (Санкт-Петербург, март 2011 г.); Всероссийской научно-практической конференции «Бизнес и право: проблемы науки и практики» (Нижний Новгород, март 2011 г.); X Международной научно-практической конференции «Традиции и новации в системе современного российского права» (Москва, апрель 2011 г.); The 11th annual international Moscow post-graduate conference “English is the key to the world of economics and law” (Москва, май 2011 г.); Международной научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «МГЮА имени О.Е. Кутафина: история и современность» (Москва, октябрь 2011 г.); VIII Международной научно-практической конференции «Правовая Россия: теория и практика» (Йошкар-Ола, июнь 2012 г.).

Основные теоретические выводы и положения диссертации опубликованы в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки РФ, иных рецензируемых научных изданиях, сборниках материалов конференций. Результаты исследования были использованы автором в учебном процессе при проведении семинарских занятий по курсу «Гражданское право» в Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, и списка использованных источников.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность избранной темы; рассматривается степень ее научной разработанности; определяются объект, предмет, цели и задачи исследования, теоретическая, методологическая, нормативная и эмпирическая основа исследования; формулируются основные положения, выносимые на защиту; показываются научная новизна и практическая значимость работы; приведены сведения об апробации полученных результатов.

Глава I «Место поручительства в механизме обеспечения исполнения обязательств» объединяет три параграфа, в которых представлен анализ истории развития поручительства, состояния современного учения о поручительстве и нормативных положений о нем в России и за рубежом; предложен и обоснован авторский подход к определению содержания обязанности поручителя; исследованы признаки поручительства, которые в совокупности определяют его юридическую природу; рассмотрена функциональная роль поручительства в механизме обеспечения исполнения обязательств.

Первый параграф «Становление и развитие института поручительства в гражданском праве» – посвящен анализу истории развития поручительства в римском праве, изучению влияния выработанных в нем положений на европейскую доктрину и нормы о поручительстве, содержащиеся в основных европейских кодификациях – Французском гражданском кодексе 1804 г. (далее – ФГК) и Германском гражданском уложении1896 г. (далее – ГГУ), – а также исследованию истории развития этого института в отечественном праве.

В рамках рассмотрения развития поручительства (adpromissio) по римскому праву анализируются как его стипуляционные формы, описанные Гаем (sponsio, fidepromissio, fideiussio), так и нестипуляционные – constitutum debiti alieni и mandatum qualificatum. Со ссылками на Дигесты Юстиниана обосновывается вывод о том, что римскими юристами не было определено единое содержание обязанности поручителя: дифференциация происходила в зависимости от вида обеспечиваемого обязательства. В частности, это обусловливалось сформулированным в римских источниках и сохраняющим актуальность в настоящее время правилом, согласно которому поручительством может обеспечиваться любое обязательство. При поручительстве по денежным обязательствам поручитель обязывался к уплате той же денежной суммы, что должен был уплатить нарушивший обязательство должник. При обеспечении иных обязательств обязанность поручителя сводилась к возмещению кредитору убытков, вызванных нарушением основного обязательства. Поэтому наиболее корректная формулировка, характеризующая поручительство по римскому праву, не должна отличаться от слов Гая об обязательстве дополнительного должника, создаваемом в целях обеспечения. Затем в ФГК, нормы об обязательствах которого во многом основаны на идеях Р.-Ж. Потье, была сформулирована дефиниция обязанности поручителя как обязанности исполнить основное обязательство за должника.

В германской пандектистике были высказаны различные точки зрения, характеризующие обязанность поручителя. В итоге в ГГУ такая обязанность определяется через формулировку, сходную с той, что содержится в действующем ГК РФ, – отвечать за исполнение должником его обязательства.

В отечественном праве нормы о поручительстве по договору впервые были включены в Псковскую судную грамоту 1467 г. Поручительство широко практиковалось в частноправовых отношениях, однако схожий институт существовал в областях публичного права. Термин «порука», этимологически являющийся предшественником современного «поручительства», характеризует форму, в которой совершался этот договор. В российском праве (до ГК РСФСР 1922 г.) не было нормы, определявшей поручительство или договор поручительства (хотя в проектах гражданских уложений 1814 г. и

1905 г. такие предложения формулировались), но содержалось деление поручительства на простое и срочное. Именно взамен этой классификации в

ГК РСФСР 1922 г. было впервые включено правило о том, что требование кредитора к основному должнику и поручителю может быть предъявлено как к солидарным должникам, если противное не установлено договором поручительства.

Второй параграф «Юридическая природа поручительства» – посвящен исследованию различных концепций поручительства, обоснованию авторского подхода к пониманию этой конструкции, выявлению её юридических свойств.

Прежде всего, определены основные концепции поручительства.

В рамках первой содержание обязанности поручителя составляет совершение действия аналогичного тому, что должен был совершить, но не совершил должник по основному обязательству. Эту теорию, называемую в литературе концепцией поручительства-обязательства (или поручительства-обязанности), диссертант предлагает обозначать как концепцию эквивалентного предоставления. В указанной концепции выделяется два основных подхода. Первый подход называется интерцессионным. В соответствии с ним, поручитель обязан исполнить обязанность должника по основному обязательству. Понимание обязанности поручителя по логике данного подхода противоречит фундаментальному, по мнению автора, для современного учения о поручительстве суждению, основанному на достижениях римской юриспруденции: поручитель исполняет свою обязанность по договору поручительства, а не исполняет обязанности должника по основному обязательству. Иначе нет смысла в выделении обособленной юридической конструкции – акцессорного правоотношения, поскольку налицо обязательство с пассивной множественностью лиц. Особое основание возникновения, потенциально иной объем обязанности поручителя и другие обстоятельства не позволяют согласиться с интерцессионным подходом. Этого недостатка лишен акцессорно-эквивалентный подход, в соответствии с которым поручитель исполняет свою обязанность, возникающую из договора поручительства.

Основным недостатком концепции эквивалентного предоставления является неоправданное сужение сферы применения поручительства как по кругу обеспечиваемых обязательств, так и по субъектному составу.

Другая теория, называемая в литературе концепцией поручительства-ответственности, обозначается в работе как концепция компенсационного предоставления. Содержание обязанности поручителя определяется здесь как уплата суммы в размере, равном величине убытков, которые причинены кредитору нарушением основного обязательства. Соотношение обязанности поручителя с универсальным способом защиты гражданских прав лишает эту теорию указанных выше недостатков концепции эквивалентного предоставления.

Однако, руководствуясь классическим для цивилистической науки подходом, в соответствии с которым разграничиваются категории обязанности (Schuld) и ответственности (Haftung), в рамках этой трактовки невозможно объяснить самый распространенный случай использования исследуемой обеспечительной конструкции – привлечение поручителя к уплате суммы основного долга по заемному обязательству.

Особо выделены точки зрения на обязанность поручителя как исключительно денежную. Это понимание, по мнению диссертанта, является неосновательным ограничением принципа свободы договора в части возможности определения иного предмета исполнения.

В таких условиях автор, определив единую сущность обязанности поручителя (исполнить обязательство из договора поручительства), предлагает установить дифференциацию её содержания в зависимости от вида обеспечиваемого обязательства и волеизъявления сторон основного договора. Этот подход назван в работе интегративным, поскольку сочетает элементы различных уже выработанных в науке концепций.

В диссертации исследуется акцессорность как основное юридическое свойство поручительства. При этом указывается на некоторые исключения из данного свойства: сохранение поручительства в случае признания недействительной сделки, из которой возникло основное обязательство, по основаниям, связанным с дефектами правосубъектности основного должника (если поручителю были известны соответствующие обстоятельства); при банкротстве основного должника и др. Качество факультативного обязательства поручительство по неденежным обязательствам приобретает потому, что, несмотря на общее правило об обязанности поручителя осуществить в этом случае компенсационное предоставление, за ним в силу закона следует признать право осуществить эквивалентное предоставление, если договором поручительства не предусмотрено иное.

Договор поручительства квалифицируется как консенсуальная безвозмездная двусторонняя сделка, однако как обязательство поручительство является односторонним.

В третьем параграфе «Поручительство как способ обеспечения исполнения обязательств и его соотношение со схожими правовыми конструкциями» – поручительство исследуется исходя из отнесения его отечественным законодателем к числу способов обеспечения исполнения обязательств, а также выявляются сходства и различия анализируемого института со схожими правовыми конструкциями.

Рассмотрение поручительства в рамках категории способов

обеспечения – традиционный для российского законодателя подход (в Своде законов Российской Империи нормы о поручительстве были размещены в разделе «Об обеспечении договоров и обязательств вообще»). Таким же образом поступил современный французский законодатель, объединив нормы о различных обеспечительных конструкциях в отдельной книге четвертой ФГК «Об обеспечениях». Однако во многих иностранных кодификациях гражданского права такого объединения нет. Это обусловлено тем, что данные способы разнородны по своей юридической природе и рассматриваются в единстве, прежде всего, потому, что выполняют сходную функцию. Обоснован вывод о том, что за обеспечительными конструкциями следует признать лишь защитную функцию (средства, выполняющие только стимулирующую функцию, не должны охватываться данной категорией). С точки зрения функционального подхода, способы обеспечения рассматриваются не как элементы гражданско-правового института, а в рамках механизма обеспечения исполнения обязательств. Диссертант предлагает применить к изучению данных конструкций философскую концепцию функциональной системы, упорядочивающим фактором которой является результат, mutatis mutandis. Этот результат проявляется в создании внешнего имущественного резерва, за счет которого кредитор может удовлетворить свои интересы в случае нарушения обеспечиваемого обязательства должником.

В диссертации поручительство сравнивается с залогом, банковской и независимой гарантией, вексельным и чековым авалем, государственной или муниципальной гарантией, делькредере, принятием чужого долга и страхованием.

Глава II «Особенности гражданско-правовой конструкции поручительства» включает в себя три параграфа, где рассматриваются основания возникновения поручительства, анализируется обязательство из договора поручительства и отношения между поручителем и должником, а также исследуются вопросы, связанные с прекращением поручительства.

Первый параграф «Основания возникновения поручительства» начинается с исследования отношений, которые возникают между кредитором и поручителем после заключения договора поручительства и до нарушения должником основного обязательства. При этом, в частности, изучаются подходы к решению сходной проблемы юридической квалификации отношений, возникающих между сторонами сделки, совершенной под отлагательным условием, до разрешения этого условия. Применительно к поручительству автор обосновывает позицию о том, что с момента заключения договора поручительства возникает само обязательственное право. Это предоставило возможность рассмотреть обеспечительное правоотношение как проходящее в своем развитии несколько стадий. Обязательная стадия связана с кондиционным состоянием субъективного обязательственного права, принадлежащего кредитору по договору поручительства. Вторая стадия, когда требование кредитора приобретает свойство осуществимости, необязательна потому, что должник может не нарушить основное обязательство (для стабильного имущественного оборота надлежащее исполнение – типичное основание прекращения обязательства). В этом случае поручительство прекращается с прекращением обеспеченного обязательства (п. 1

ст. 367 ГК РФ), так и не переходя на вторую стадию.

Диссертант критически относится к идее распространения законного поручительства, которое будет возможно ввиду изменений ст. 361 ГК РФ, предлагаемых в Проекте ФЗ о внесении изменений в ГК РФ. Многие нормы о поручительстве сформулированы диспозитивно – это означает особую роль договорного регулирования соответствующих отношений, что в случае законного поручительства исключается. Ограничение возможностей субъектов гражданского права по согласованию условий поручительства требует юридического обоснования.

Исследованы вопросы о форме договора поручительства (в частности, проанализированы такие явления, как гарантийные и комфортные письма) и его условиях, среди которых определено единственное существенное условие

(о предмете), выделены обычные и случайные условия.

Во втором параграфе «Обязательство из договора поручительства и смежные отношения» – анализируются вопросы, связанные с субъектами поручительства (в том числе требования, предъявляемые к поручителю по зарубежному и отечественному праву; специальные правила, обусловленные особенностями субъектного состава договора поручительства), и исследуется собственно обязательственное правоотношение, возникающее из этого договора. Обосновывается условность квалификации обязанности поручителя через понятие ответственности. Аргументируется вывод о том, что, разделяя эту «ответственность» на «солидарную» и «субсидиарную», законодатель на самом деле устанавливает различные виды поручительства. Поэтому автор предлагает вернуться к существовавшему в дореволюционном праве делению поручительства на срочное и простое. Определяются особенности оснований установления ответственности (в собственном смысле слова) поручителя – в силу свойства акцессорности соответствующие положения применяются только в случаях, предусмотренных в договоре поручительства.

В данном параграфе исследуются отношения, возникающие между должником и поручителем. Выделены основные формы таких отношений: договорные (правоотношения, возникающие из договора о предоставлении поручительства) и фидуциарные в широком смысле (в т. ч. отношения аффилированности). Отсутствие каких-либо отношений между поручителем и должником часто связано с различными проявлениями недобросовестности при осуществлении гражданских прав (в частности, заключение договора поручительства с целью прикрыть сделку по уступке права требования, совершение такого договора без намерения создать соответствующие ему правовые последствия). В рамках этого анализа исследуется кауза сделки поручительства, которая определена как намерение обеспечить исполнение обязательства, т. е. создать указанный выше внешний резерв удовлетворения имущественных интересов кредитора за счет имущества поручителя путем заключения договора, влекущего возникновение акцессорного обязательства.

Третий параграф «Прекращение поручительства» – посвящен рассмотрению оснований прекращения поручительства. Среди общих оснований исследовано надлежащее исполнение поручителем своей обязанности и его последствия (переход к поручителю прав кредитора по основному обязательству в соответствующем объеме, а также предоставление ему дополнительного требования о возмещении убытков, которое он может предъявить к должнику). С позиций интегративного подхода определяется влияние исполнения обязательства из договора поручительства при обеспечении неденежных обязательств на требование об исполнении основного обязательства в натуре. С учетом диспозитивных норм ст. 396 ГК РФ предлагается различать соответствующие последствия в случаях неисполнения и ненадлежащего исполнения основного обязательства.

Особым специальным основанием прекращения поручительства следует признать совпадение основного должника и поручителя в одном лице, кроме случаев, когда исполнение обязательства поручителем в свою очередь дополнительно обеспечено одним из соответствующих способов (залогом, поручительством и др.).

Рассмотрены законопроектные предложения в отношении исключения из числа оснований прекращения поручительства изменения основного обязательства, влекущего неблагоприятные последствия для поручителя.

В результате анализа зарубежного опыта диссертант соглашается с этой идеей, однако отмечает, что правила о сохранении поручительства в названном случае уже не должны содержаться в ст. 367 ГК РФ, посвященной прекращению поручительства.

По одному из наиболее дискуссионных в литературе и практике применения норм о поручительстве вопросу о судьбе поручительства в случае смерти основного должника автором предлагается решение, основанное на дифференцированном подходе (в зависимости от связи этого обязательства с осуществлением предпринимательской деятельности должником). Предлагаемая de lege ferenda диспозитивная норма о прекращении поручительства свидетельствует о внешнем эффекте фидуциарных отношений поручителя и должника.

Основные результаты диссертации Гринь О. С. представлены в публикациях общим объемом 5,2 п.л.

Публикации в рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России:

    1. Гринь О. С. Понятие и природа поручительства как способа обеспечения исполнения обязательств // Актуальные проблемы российского права. 2010. № 2(15). С. 381–393. – 0,7 п.л.
    2. Гринь О. С. К вопросу о формах отношений между должником по основному обязательству и поручителем // Актуальные проблемы российского права. 2011. № 3 (20). С. 109–120. – 0,7 п.л.
    3. Василевская Л. Ю., Гринь О. С. Поручительство в проекте Концепции совершенствования общих положений обязательственного права России // Законодательство. 2009. № 6. С. 36–41. – 0,7 п.л.
    4. Гринь О. С. Прекращение поручительства с переводом долга в основном обязательстве // Lex Russica (Научные труды Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина). 2010. № 5.

      С. 1104–1107. – 0,3 п.л.

    5. Гринь О. С. Распоряжение правами на результаты интеллектуальной деятельности: способы обеспечения обязательств // Интеллектуальная собственность. Промышленная собственность. 2012. № 8.

      С. 43–48. – 0,4 п.л.

 

Публикации в иных изданиях:

    1. Гринь О. С. Ответственность поручителя: проблемы теории и правоприменения // Актуальные проблемы юридической науки и практики: материалы международной научно-практической конференции. Н. Новгород: НКИ, 2010. С. 257–263. – 0,5 п.л.
    2. Гринь О. С. Реформирование законодательства о поручительстве: к защите интересов субъектов предпринимательской деятельности // Бизнес и право: проблемы науки и практики: материалы всероссийской научно-практической конференции. Н. Новгород: НКИ, 2011. С. 83–89. – 0,4 п.л.
    3. Гринь О. С. Концепция В. П. Мозолина о роли гражданского права в развитии современной системы российского права (на примере обеспечения обязательств) // МГЮА имени О.Е. Кутафина: история и современность: материалы международной научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых. М., 2011. С. 119–123. – 0,3 п.л.
    4. Гринь О. С. Признание договора поручительства незаключенным // Правовая Россия: теория и практика: сборник материалов VIII международной научно-практической конференции. Йошкар-Ола, 2012. С. 73–80. – 0,4 п.л.
    5. Гринь О. С. Предоставление поручительства как способ финансовой поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства // Бизнес в России: правовые и экономические проблемы развития малого и среднего предпринимательства: сборник тезисов IV межвузовской научно-практической конференции молодых ученых. М., 2009. С. 16–18. – 0,1 п.л.
    6. Гринь О. С. Перевод долга в основном обязательстве как основание прекращения поручительства // Традиции и новации в системе современного российского права: сборник тезисов IX международной межвузовской научно-практической конференции молодых ученых.

      М.: МГЮА, 2010. С. 196–198. – 0,1 п.л.

    7. Гринь О. С. Некоторые формы отношений между поручителем и должником по основному обязательству // Бюллетень нотариальной практики. 2011. № 2. С. 25. – 0,1 п.л.
    8. Grin O. The legal nature of suretyship contract: a comparative

      analysis // English is the key to the world of economics and law: the materials of

      the 11th annual international Moscow post-graduate conference held by Moscow academy of economics and law. Moscow, 2011. P. 10–20. – 0,5 п.л.

Отсутствие единообразия в толковании и применении норм о поручительстве послужило причиной того, что в Высшем Арбитражном Суде Российской Федерации (далее – ВАС РФ) подготовлен проект Постановления Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством». См.: сайт ВАС РФ. URL: http://arbitr.ru/vas/proj (дата обращения: 20.05.2012).

Речь идет о проекте Федерального закона № 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации», разработанном на основе Концепции развития гражданского законодательства. URL: http://asozd2.duma.gov.ru (дата обращения: 20.05.2012) (далее – Проект ФЗ о внесении изменений в ГК РФ).

См.: Указ Президента РФ от 18.07.2008 № 1108 «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации» (подпункт «в» пункта 1) // Собрание законодательства РФ. 2008. № 29 (ч. 1). Ст. 3482.

См.: Principles, Definitions and Model Rules of European Private Law. Draft Common Frame of Reference. Outline Edition / Prepared by the Study Group on a European Civil Code / Edited by Christian von Bar, Eric Clive and Hans Shulte-Nolke. Munich: Sellier, 2009. Название данного акта может быть переведено на русский язык как проект Общей системы норм [европейского частного права].

Так, рабочей группой под руководством проф. Ульриха Дробнига в результате анализа законодательства, судебной практики и доктрины государств – членов Европейского Союза были подготовлены Принципы европейского права личных обеспечений, вошедшие составной частью в DCFR. См.: UlrichDrobnig. Principles of European Law. Personal Security. Munich: Sellier, 2007.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.