WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Развитие Советским Союзом культурных, научных и начуно-технических связей с Эфиопией в 1943-1991 гг.: анализ исторического опыта

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

 

Рябчикова 

ЛЮБОВЬ    НИКОЛАЕВНА

 

Развитие Советским Союзом  культурных, научных и научно-технических связей с Эфиопией в 1943 – 1991 гг.:

анализ исторического опыта

 

Специальность 07.00.02 – Отечественная   история

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации  на соискание ученой степени

кандидата  исторических наук

 

 

 

Москва – 2012

Работа выполнена на кафедре экономической истории Финансового университета при Правительстве Российской Федерации

 

Научный  руководитель:

доктор исторических  наук, профессор Думный Всеволод Владимирович

Официальные оппоненты:

Заведующий кафедрой философии и культурологии  Российского государственного университета туризма и сервиса, доктор  исторических наук, профессор

Реснянский Сергей Иванович

Доцент кафедры отечественной истории Московского государственного гуманитарного университета им. М.А.Шолохова, кандидат исторических наук

Никифоров Юрий Александрович

Ведущая организация:

Институт научной информации общественных наук РАН

Защита диссертации состоится 15 мая 2012 г. в  15 часов на заседании Диссертационного совета Д 212.136.03 при Московском государственном гуманитарном университете им. М.А. Шолохова по адресу: г. Москва, Рязанский проспект, д. 9, ауд. 204.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного гуманитарного университета им. М.А. Шолохова по адресу: г. Москва, ул. В. Радищевская, д. 16-18.

Автореферат разослан  13 апреля 2012 г.

Ученый секретарь Диссертационного

совета, доктор исторических наук, доцент                                          А.А. Орлов


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В российских научных кругах постоянно растет исследовательский интерес к «советскому периоду» многовековой российской истории. Этот интерес привел к появлению громадного пласта научной и научно-популярной литературы. Среди этой литературы есть глубокие, критические, но взвешенные исследования международных отношений и внешней политики СССР, его двусторонних связей с зарубежными государствами, в том числе и с афро-развивающимися странами.

Однако надо признать, что при освещении международных отношений СССР во многих работах отечественных авторов «градус критичности» неоправданно завышен. Не удалось избежать определенных упрощений, к которым относятся попытки выстроить анализ внешней политики СССР исключительно под углом зрения идеологической заданности этой политики.

Сегодня чаще вспоминают о негативном опыте отношений СССР со странами Африки, неудачных проектах, неумеренных расходах на экономическую и военную помощь, поддержке авторитарных и коррумпированных режимов. Многие забыли, что СССР сыграл выдающуюся роль в деле деколонизации Африки, поддержке освободившихся африканских стран, и в этом смысле действовал в русле исторического прогресса.

Внешняя политика СССР далеко не всегда и не во всем была жестко идеологически запрограммирована. В ней, как, впрочем, и в политике любой страны, сочетались и взаимодействовали два противоречивых начала: идеология и геополитика.

На взгляд диссертанта, современная отечественная историческая наука должна непредвзято заниматься уяснением логики и закономерностей развития внешней политики СССР, анализом исторического опыта отношений Советского Союза с афро-развивающимися странами, среди которых особое место занимала Эфиопия.

Без преувеличения можно говорить, что советско-эфиопские отношения в целом, и, в том числе, в культурной, научной и научно-технической сферах, накопили огромный исторический опыт. В понимании автора диссертации, термин «исторический опыт» включает в себя обобщение, усвоение, «переработку» того, что было достигнуто (позитивного и негативного) в советско-эфиопских культурных, научных и научно-технических связях. При этом диссертант, опираясь на идеи «позитивистской» исторической школы, делает упор на выявлении, прежде всего, положительного опыта. «Ищите в прошлом доброе, прекрасное, - на этом и стройте будущее», - говорил известный африканский деятель Пауль Крюгер более ста лет назад .

Знание исторического опыта нашей страны в сфере культурного и научного сотрудничества с Эфиопией позволяет апеллировать к такому опыту в процессе выстраивания взаимовыгодных партнерских отношений с данным государством в настоящее время, а также своевременно и обоснованно корректировать российскую внешнеполитическую деятельность.

Таким образом, актуальность темы настоящей диссертации обусловлена, во-первых, дальнейшей систематизацией теоретико-методологических основ, эмпирических знаний о сущности, состоянии, базовых характеристиках и динамике развития международных отношений и внешней политики СССР в период биполярного мира; во-вторых, необходимостью дальнейшего критического и объективного изучения советской внешней политики, её «африканского» направления; в-третьих, значимостью изучения советско-эфиопских культурных, научных и научно-технических связей как одной из важных частей двусторонних межгосударственных отношений СССР и Эфиопии; в-четвертых, возможностью использования исторического опыта сотрудничества, накопленного СССР и Эфиопией в духовной и научной сферах, в современных условиях развития российско-эфиопских отношений.

Актуальность обозначенной темы данной диссертации подчеркивает и то обстоятельство, что в отечественной исторической науке отсутствуют исследования, посвященные всестороннему анализу советско-эфиопского взаимодействия в культурной, научной и научно-технической сферах в 40-е – 80-е гг. ХХ века.

Объектом исследования является внешняя политика СССР, «африканское» направление его внешнеполитической деятельности.

Предметом диссертационной работы выступают советско-эфиопские отношения.

Хронологические рамки исследования охватывают 1943 – 1991 годы. Нижняя граница связана с установлением дипломатических отношений между Советским Союзом и Эфиопией в апреле 1943 года, что придало легитимный характер уже существовавшим советско-эфиопским контактам и связям. Верхняя граница исследования связана с прекращением существования СССР.

Целью диссертационного исследования является анализ исторического опыта становления и развития советско-эфиопских культурных, научных и научно-технических связей как составной части системы отношений между СССР и Эфиопией в контексте внешней политики КПСС и Советского государства.

Задачи диссертационного исследования:

  • провести экскурс в историю взаимоотношений царской России и Советского Союза с Эфиопией в 90-е годы Х?Х века – 30-е годы ХХ века;
  • воссоздать историческую картину налаживания культурных контактов и связей СССР с Эфиопией после установления дипломатических отношений в 1943 году;
  • определить сущность внешнеполитической концепции КПСС после ХХ съезда, охарактеризовать курс СССР на развитие отношений с развивающимися африканскими странами после 1956 года;
  • выявить изменения во внешней политике Эфиопии в 50-е годы ХХ века, причины активизации советско-эфиопских отношений;
  • рассмотреть возможности Эфиопии как партнера СССР в культурном и научном сотрудничестве;
  • проанализировать исторический опыт развития Советским Союзом культурных связей с Эфиопией в период существования в этой стране императорского правления;
  • изучить процесс становления научных, научно-технических связей и контактов между СССР и Эфиопией в конце 50-х – середине 70-х годов ХХ века;
  • дать оценку внешнеполитическому курсу СССР в отношении развивающихся (освободившихся) стран, «концепции» КПСС о «некапиталистическом развитии» и «социалистической ориентации»;
  • оценить характер советско-эфиопских отношений после антимонархической революции 1974 года в Эфиопии;
  • дать общую характеристику политического и социально-экономического развития Эфиопии, а также внешнеполитического курса нового эфиопского руководства после революции 1974 года;
  • проанализировать договорно-правовую основу советско-эфиопских культурных, научных и научно-технических связей;
  • рассмотреть взаимодействие СССР и Эфиопии в культурной сфере в 1974-1991 гг.;
  • осветить опыт советско-эфиопских научных и научно-технических связей в период правления в Эфиопии революционного режима;
  • рассмотреть взаимосвязь научно-технического и производственно-технического сотрудничества СССР и Эфиопии в 70-е – 80-е годы ХХ века.

К вопросу о терминологии темы исследования. Анализ специальной литературы позволяет сделать вывод о том, что по таким терминам, как «культурные связи» и «культурное сотрудничество», «научные связи» и «научное сотрудничество», «научно-техническое сотрудничество», отсутствует какая-либо общепринятая методология, а также классификация указанных форм.

Во многих межгосударственных документах и исследованиях в рассматриваемое историческое время формы культурного и научного сотрудничества были объединены. Речь шла о развитии сотрудничества и взаимного обмена опытом и достижениями в области науки, высшего образования, народного просвещения и профессионального обучения, здравоохранения, литературы, искусства, кино, радио, спорта и туризма.

С точки зрения многих советских исследователей, исходным (базовым, основополагающим и т.д.) в этом контексте является сущностное содержание понятия «культура». Эти исследователи следовали ключевому выводу, согласно которому международные научные и культурные связи являются специфической формой взаимодействия духовных культур, контактирующих друг с другом социумов. Для них принципиальное значение имели научный и художественный компоненты духовной культуры, процесс взаимодействия которых с подобными компонентами сферы культуры другого общества и представляет собой, с их точки зрения, предмет исследования международных научных и культурных связей .

С теоретической, философской точки зрения, приведенные суждения весьма логичны и убедительны. Но в реальной политике объединение культурного и научного сотрудничества в одно направление сотрудничества, вряд ли оправдано. Если «субъектами» культурного сотрудничества может стать любой человек и гражданин, то в научных связях и обменах этим «субъектом» может стать далеко не каждый.

Исходя из этих соображений, диссертант считает необходимым и возможным использование самостоятельного термина «научное сотрудничество», включив в него, в частности: сотрудничество научных центров; оказание взаимной помощи в подготовке национальных кадров для промышленности, сельского хозяйства, науки; осуществление взаимного обмена студентами, предоставление для студентов другой стороны определенного количества мест и стипендий в учебных заведениях своей страны, содействие гражданам другой стороны в поступлении на учебу или на переподготовку в свои учебные заведения и научные учреждения; взаимное признание дипломов об окончании высших и средних специальных учебных заведений и о присуждении ученых степеней; осуществление взаимного обмена преподавателями учебных заведений, а также работниками науки, приглашение преподавателей, работников науки и культуры для работы в учебных заведениях, чтения лекций или же курсов лекций; содействие изучению языка, культуры и литературы другой стороны в соответствующих учебных заведениях и научных институтах своей страны.

Что касается термина «научно-техническое сотрудничество», то в советские времена он означал, прежде всего, «торговлю лицензиями на производство продукции и технологические методы, совместные научные разработки, осуществление крупных технических проектов, строительство предприятий и других объектов, геологоразведочные работы, подготовку национальных кадров» .Научно-техническое сотрудничество во времена СССР тесно увязывалось с производственно-техническом сотрудничеством.

В сегодняшней российской доктрине ученых и специалистов термин «научно-техническое сотрудничество» включает: совместное выполнение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ; совместное проведение научных исследований прикладного характера; обмен научно-техническими достижениями.

Обмен научно-техническими достижениями осуществляется в следующих формах: организация и участие ученых и специалистов в работе международных конференций, семинаров и симпозиумов; обмен учеными и специалистами научных и образовательных учреждений для чтения лекций и консультаций; обмен учеными и специалистами для прохождения стажировки на предприятиях партнеров; подготовка кадров специалистов на предприятиях партнеров по профилю деятельности таких предприятий в области науки и производства; совместная подготовка учеными и специалистами и издание книг и учебных пособий для широкого пользования .

Все упомянутые рассуждения о научном и научно-техническом сотрудничестве отражают сегодняшние теоретические представления и сегодняшнюю практику. В рассматриваемое в диссертации историческое время  некоторые из названных выше форм и видов научно-технического сотрудничества или не существовали, или они только начинали внедряться в практику.

Методология исследования базируется на научных принципах историзма, объективности и достоверности, методах научного познания, среди которых методы: исторический, логический, хронологический и проблемно-хронологический, а также метод системного анализа. Так, например, системный метод позволил изучить советско-эфиопские  культурные, научные и научно-технические  связи  как комплексный процесс, выявляя на общем фоне развитие наиболее существенных элементов. Хронологический   метод, в  свою очередь,  предоставил  реальную  возможность диссертанту  рассмотреть происходившие события  в  сфере  культурного, научного и научно-технического и    взаимодействия  между  СССР  и  Эфиопией во временной  последовательности, выявить причинно-следственные связи, проследить складывавшиеся тенденции и закономерности развития советско-эфиопских  отношений  в  указанных  областях, сделать соответствующие выводы  и  обобщения.

Проблемно-хронологический  метод  в  значительной  степени  облегчил  осуществление  анализа  конкретных  ситуационных  моментов, имевших  место   в  процессе  установления  и  укрепления  культурных, научных и  научно-технических    контактов  и  связей  между  двумя  странами,   в  контексте  общей  динамики  развития  советско-эфиопских  отношений.

Источниковая база диссертационного исследования. Существует большой массив опубликованных и неопубликованных документов и материалов по рассматриваемой научной проблеме. Все источники, используемые в данной работе, можно условно разделить на группы.

Первую группу источников составляют опубликованные документы и материала, раскрывающие принципы, основные направления внешнеполитической деятельности КПСС и СССР .

В эту же группу источников включены речи и статьи видных руководителей КПСС и Советского государства .

Документы и материалы этой группы требовали критического анализа и переосмысления.

Во вторую группу источников входят опубликованные документы и материалы, относящиеся к советско-эфиопским межгосударственным отношениям, в целом, и к культурным, научным и научно-техническим связям двух стран, в частности. Речь идет, о договорах и соглашениях, протоколах и планах межгосударственного сотрудничества СССР и Эфиопии в культурной, научной и научно-технической сферах .

В третью группу  вошли документы и материалы руководящих органов послереволюционной Эфиопии. В этих документах отражается деятельность новых властей Эфиопии  по политическому, социально-экономическому и культурному развитию страны, а также деятельность во внешнеполитической сфере. В этой группе - документы и материалы, показывающие стремление революционного режима Эфиопии к развитию всесторонних отношений с Советским Союзом .

Четвертую группу образуют архивные документы и материалы. При  написании  настоящей  диссертации  были  использованы  документы  и  материалы:  Государственного  архива  Российской  Федерации (ГАРФ); Архива  внешней  политики   Российской  Федерации (АВП РФ);  Российского  государственного  архива  литературы  и  искусства  (РГАЛИ).

В Государственном  архиве  Российской  Федерации были почерпнуты документы и материалы, хранящиеся в следующих фондах: фонд 9606 – Министерства высшего образования СССР; Фонд 9518 –Государственного комитета Совета Министров СССР по культурным связям с зарубежными странами; Фонд 5283 –Всесоюзного общества культурных связей с заграницей (ВОКС); Фонд 9576 – Союза Советских обществ дружбы и культурной связи с зарубежными странами (ССОД).

Были изучены документы и материалы  фонда 143 -  посольства СССР в Эфиопии -  в Архиве  внешней  политики   Российской  Федерации; в Российском  государственном  архиве  литературы  и  искусства  интересные документы и материалы содержаться в фонде 631 – Иностранной комиссии Союза Советских писателей.

В диссертации использованы  документы и материалы из личного архива диссертанта; речь идет о документах и материалах, полученных из архивов  Министерства  культуры  СССР и АН СССР в середине  80-х  гг.  ХХ  века. Это   отчеты  и   материалы  справочного  характера, освещающих  подготовку  и  осуществление  гастролей  советских  цирковых  и художественных коллективов по странам Африки, в том  числе  и  Эфиопии, о  реализации  «делегационного»  и  выставочного  обменов  между  Советским  Союзом  и  Эфиопией и т.п. В этих документах содержится богатый фактический материал о научном и научно-техническом сотрудничестве СССР с Эфиопией по линии АН СССР.

Пятую группу источников составили информационные материалы периодических изданий – газет и журналов. Это  «живой», спорный, но крайне важный  и интересный материал, дающий возможность анализировать состояние двусторонних советско-эфиопских отношений на «текущий день». Наибольший  интерес представляют  материалы  газет  и  журналов -«Правда», « Международная  жизнь», «Азия  и  Африка  сегодня»,  «Народы Азии  и  Африки», «Советская  культура», «Искусство  кино» и др.

Определяя группы источников, необходимо отметить, что в использованных в диссертации монографиях, сборниках,  статьях содержится громадный эмпирический материал, который тоже можно рассматривать как «вспомогательный» источник.

Итак, перечисленные источники позволили обеспечить необходимую для исследования репрезентативность и достоверность, решить поставленные задачи в диссертации.

Степень изученности проблемы. При подготовке диссертации автор опирался на многочисленные публикации отечественных историков, зарубежных авторов. Несмотря на отсутствие цельного монографического исследования по сформулированной проблеме, различные аспекты изучаемой темы рассматривались в исторической и другой общественно-политической литературе. В содержательном отношении имеющиеся работы можно разделить на группы.

Первую группу составили коллективные и индивидуальные монографические работы, статьи в научных журналах и сборниках советских и российских исследователей по теории  и истории внешней  политики  СССР. В числе работ этой группы видное место занимает обобщенный труд «История внешней политики СССР», второй том которого охватывает 1945-1985 годы, а также книги под редакцией А.А. Громыко и Б.Н. Пономарева, в которых отражены основные направления внешней политики СССР, главные инициативы и советская стратегия безопасности и сотрудничества, проводимая советским правительством .

Официальная концепция, изложенная в названных работах, была основополагающей для всех других публикаций, вышедших в советское время – это работы А.Е. Бовина, В.А. Кременюка, Э.А. Позднякова, Ю.М. Павлова и А.И. Смирнова, Г.Х. Шахназарова и др. Всех их объединяло стремление доказать, что внешнеполитический курс – это «единственно верный и мудрый курс». Несмотря на «идеологическую зашоренность», эти работы, тем не менее, заслуживают внимательного прочтения и изучения.

С критикой внешней политики СССР в годы перестройки выступили С.Ф.Ахромеев и Г.М.  Корниенко .

Что касается «африканского направления»  внешней политики СССР, то в советской историографии были попытки преувеличить роль помощи Советского Союза развивающимся странам. Советские исследователи стремились показать, что сотрудничество СССР с государствами Африки, в борьбе за устойчивую международную безопасность являлось одним из главных условий преодоления отсталости освободившихся стран, более эффективного осуществления ими программ экономических и социальных преобразований.

Группа советских ученных, обобщая опыт развития национально-демократических революций, опубликовала ряд работ, содержащих оценки проблем и особенностей развития стран, так называемой, «социалистической ориентации». Это, прежде всего, работы М.А. Ашедова, К.Н. Брутенца, Н.И.Гаврилова, P.A. Ульяновского и других.

В эту группу входят  исследования, анализирующие  теорию  и  практику  международных  научных  и  культурных  связей  Советского  Союза  в  целом, а также  исследования, освещающие  контакты  и  связи  между  СССР  и  Эфиопией  во  всем  внешнеполитическом  диапазоне  и, в  частности, советско-эфиопские  научные  и  культурные  связи – это работы А.Е.  Иоффе, Ю.Б.  Кашлева,  Г.А.  Можаева,  С.К.  Романовского и др .

Среди исследований внешней политики СССР в постсоветское время выделим статью Л.Н.Нежинского, написанную им в соавторстве с Н.А.Челышевым. Они критически оценили опыт советской внешней политики в годы «холодной войны», заявляя о  функциональной несовместимости постоянно декларируемых советским руководством главных принципов его внешней политики — пролетарского интернационализма и мирного сосуществования государств с различным строем и практическими действиями.

Определенная критика внешней политики СССР содержат публикации А. Давидсона и И. Филатовой, А.С. Маныкина, О. Б. Резниковой и В.В. Рыбакова .

Вторую группу составили отечественные и зарубежные публикации по истории Эфиопии, её внутренней политики и экономики, культуры,  внешней политики. В настоящей диссертации использованы публикации, посвященные различным аспектам социально-экономической и политической истории Эфиопии, её внешней политики, советско-эфиопских отношений – это работы  Д.Р. Вобликова, Ан.А. Громыко, Г. Л. Гальперина, А.В. Денисова и А.Ю.Урнова,   А.Б. Давидсона, Ю.М. Кобищанова,   Г.В Цыпкина, В.И.Шарова, Л.Д.Яблочкова, Ягьи B.C. и др.

Нынешняя российская эфиопистика пополнилась работами молодых исследователей, в частности, Е.Ю. Карцевой и др. Однако проблемы советско-эфиопских отношений, признаем, не являются востребованными у нынешних отечественных исследователей.

Что касается зарубежных публикаций, то диссертант опирался при изучении эфиопской истории,  внешней политики, экономики икультуры на работыРичарда и Сильвия Панкхерст, А. Бартницкого и И. Мантель-Нечко, Р. Гринфильда, П. Гилкса, Барт Ван ден Меер, Уорку Фяррэдэ,Негуссие Касае В. Микаэля и др.

Третью группу образуют диссертационные работы отечественных и зарубежных исследователей по историческим и иным наукам, в которых отражены различные проблемы интересующей нас темы исследования . Они являются, по существу, неопубликованными монографическими исследованиями.

Четвертую группу составляет учебная и справочная литература .

Итак, краткий анализ имеющихся публикаций, относящихся к теме исследования, приводит автора к выводу о том, что отечественная историческая литература, содержит  работы по отдельно взятым проблемам, которые рассматриваются в диссертации. Но, при этом следует отметить, что цельное, комплексное исследование, раскрывающее сформулированную тему настоящей диссертации, в отечественной исторической литературе отсутствует.

Научная новизна настоящей  диссертационной  работы  заключается  в  том, что  она  представляет  собой   первую  в  отечественной  исторической  науке  попытку  исследовать  советско-эфиопские  культурные, научные и научно-технические  и  связи  на  фоне  общей  внешнеполитической  линии, которую  проводил  в  то  время  Советский  Союз  по отношению  к  афро - развивающимся  странам.

Научная новизна исследования определяется, прежде всего, недостаточной разработанностью этой темы в российской, эфиопской и западной научной литературе, противоречивостью оценок и подходов к ней в целом и к отдельным событиям советско-эфиопских отношений  в рассматриваемый период.

На  примере  установления  и  развития  культурных, научных и научно-технических    связей   СССР  с  Эфиопией  была  предпринята  попытка  определить  базовые  элементы  концепции  советской  политики  в  указанных  сферах сотрудничества, раскрыть  подоплеку  идеологической  составляющей, оказывающей  существенное  влияние  на  динамику, темпы, основные  направления  и  формы  такого  сотрудничества.

Научная новизна диссертации состоит в авторском определении этапов истории  становления и развития советско-эфиопских культурных,  научных и научно-технических связей.

Элементы новизны присутствуют в уточнении важнейших понятий темы исследования, как: «культурные связи», «научные связи», «научно-технические связи»  и др.

Введение в научный оборот архивного материала, нового эмпирического материала, почерпнутого из прессы и других информационных источников, усиливает научную новизну и значимость настоящей диссертации.

Практическая значимость диссертации определяется тем, что ее материалы и выводы: во-первых, могут быть использованы при подготовке индивидуальных и коллективных монографических трудов по истории внешней политики СССР, международных отношений, истории Эфиопии, двусторонних советско-эфиопских отношений; во-вторых, могут найти применение в учебном процессе в высшей школе при чтении лекций, проведении практических занятий по соответствующим учебным дисциплинам, при подготовке и написании дипломных, курсовых работ, учебников и учебных пособий.

Достоверность  диссертационного  исследования  подтверждается  совокупностью  многочисленных  источников, на  результатах  анализа  которых базируются  основные  выводы  и  обобщения  диссертации, а  также  введением  в  научный оборот  новых, ранее  неизвестных, в  недостаточной  степени  изученных  и  не  изученных  архивных  документов  и  материалов.

        Апробация  диссертации  осуществлена  в  публикациях  автора  по  исследуемой  проблематике,  а  также  в  рамках  обсуждения  данной  работы  на  заседаниях  кафедры  экономической истории  Финансового университета при Правительстве Российской  Федерации.

 Результаты  диссертационного  исследования  докладывались  и  обсуждались  на  следующих  форумах:  «Россия  в  ХХ  веке: опыт, проблемы, уроки  истории» -  Круглый  стол.   г. Москва, 2000 г. Финансовая академия при  Правительстве  РФ;  «Мультикультурная и многонациональная Россия» - Всероссийская  научно-теоретическая  конференция, посвященная  памяти заслуженного деятеля науки, почетного профессора РУДН, академика Тамары Васильевны Батаевой. 4 апреля 2008 г.   Москва. Российский  университет дружбы  народов;   «Мультикультурная и многонациональная Россия»   - Вторая Всероссийская научно-теоретическая  конференция. Батаевские чтения. 26  апреля  2009  г. Москва. Российский  университет  дружбы народов; «Актуальные проблемы   историко-экономической науки»-  Всероссийская научно-теоретическая  конференция. 2010 г. Москва. Российский экономический  университет  им. Г.В. Плеханова.

По теме диссертации автором опубликованы  9  работ общим объемом  18,6 печатных листов, в том числе монография, 2  статьи  в журналах, включенных ВАК Министерства  образования  и науки  РФ в перечень изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты докторских и  кандидатских диссертаций.

Структура диссертации  определяется целями  и  задачами  исследования  и  подчинена  проблемно-хронологическому  принципу  группировки  материала.

Диссертация  состоит  из  введения, двух  глав, заключения, примечаний, списка  использованных  источников  и  литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении  обосновывается актуальность темы диссертации, объект и предмет исследования, определяются его цели и задачи, хронологические рамки работы, методологическая основа, анализируется источниковая база диссертации, выявляется степень изученности проблемы, отмечается научная новизна и теоретическая значимость исследования, говорится об апробации диссертации и о практическом использовании её результатов.

Первая глава диссертации – «Эфиопия во внешней политике СССР; установление и развитие Советским Союзом культурных, научных и научно-технических связей в 1943-1974 гг.». Она начинается с исторического экскурса  в российско-эфиопские и советско-эфиопские отношения.

Активное российско-эфиопское сближение началось в конце XIX века. В этом сближении были заинтересованы обе стороны. Для России обретение в лице Эфиопии своего сателлита на континенте и активное противодействие, таким образом, укреплению позиций конкурентов в регионе явилось определяющим политическим мотивом, толкавшим Петербург на сближение с Аддис-Абебой.

Желание России установить тесные связи с Эфиопией исходили также из российских внешнеполитических приоритетов по развитию взаимоотношений с православными, прежде всего, странами и народами.

Руководствовался Петербург не только стратегическими и иными «высокими» мотивами, но  и конкретными целями: приобретение потенциально обширного рынка сбыта для экспортных товаров; обладание опорными пунктами на морских путях мировой торговли; обеспечение связи европейской части России с Дальним Востоком через Суэцкий канал и Красное море.

Что касается Эфиопии, то ее заинтересованность вытекала из желания найти покровителя и помощника в борьбе за сохранение независимости перед угрозой экспансии со стороны западных стран.

В феврале 1898 года были установлены дипломатические отношения между двумя государствами на уровне временного представительства. В 1903 году в Эфиопии  было постоянное российское представительство. С установлением дипломатических отношений открывались возможности для  развития разнообразных, в том числе, духовных и культурных российско-эфиопских связей.

Но, к сожалению, дипломатические, а вместе с ними, и культурные связи между Россией и Эфиопией в конце XIX - начале XX в. не имели стабильного характера, а уж тем более, тенденцию к развитию

После Великой Октябрьской социалистической революции отношения между большевистской Россией и Эфиопией были прерваны по инициативе эфиопской стороны. Таким образом, эфиопская монархия выразила свое отношение к событиям, происходившим в России, и оказала моральную поддержку свергнутому российскому самодержавию.

В 20-е годы ХХ века были предприняты попытки возобновить дипломатические связи между Эфиопией и Россией, но, однако довести дело до конца не удалось, так как этому воспрепятствовали, во-первых, Англия, Франция и Италия, опасавшиеся, что связи Эфиопии с Советским Союзом будут способствовать её самостоятельности, во-вторых, консервативные силы в самой Эфиопии.

Советско-эфиопские экономические связи были возобновлены в начале 30-х годов ХХ века, что было предопределено  внутриполитическими изменениями в стране: Тэфэри Мэконнын стал единоличным правителем Эфиопии и короновался на императорский престол под именем Хайле Селассие I. В новом качестве он продолжил курс по модернизации страны. В этой связи и Эфиопия стала проявлять интерес к Советскому Союзу, и, прежде всего в налаживании с ним торгово-экономических отношений.

В трагические для Эфиопии годы оккупации Италией, СССР  был среди немногих государств, которые выступали против аннексии этой африканской страны. В первые годы второй мировой войны борьба против общего врага – фашизма привела к сближению между СССР и Эфиопией. 21 апреля 1943 года между обеими странами были установлены дипломатические отношения.

Было бы преувеличение говорить об особом месте Эфиопии во внешней политики СССР после второй мировой войны. Имелась определенная взаимоинтересованность двух стран в развитии дружественных отношений. В правящих кругах Эфиопии официально признавали, что «международный коммунизм не угрожает Эфиопии». В этих кругах в те годы  рос интерес к Советскому Союзу.

Что касается внешней политики СССР после второй мировой войны, то среди важнейших задач советской дипломатии на международной арене стала задача усиления влияния СССР в мире в целом, а также расширения международных связей с зарубежными странами.

В диссертации широко представлена картина налаживания культурных контактов и связей  СССР с Эфиопией после установления дипломатических отношений.Главная   черта   деятельности  советской  стороны   по  осуществлению  культурных  связей  между  СССР  и  Эфиопией  в  рассматриваемый  период  заключалась  в   стремление  к  установлению  контактов, поступательному  развитию  и  укреплению  связей  во  всех  областях  культуры  на  принципах  взаимного  уважения  и  равенства   национальных культур.  СССР, устанавливая общественные, культурные связи с Эфиопией, конечно, исходил из реальной государственно- политической обстановки в этой африканской стране: в феодально-абсолютистской Эфиопии имелись весьма ограниченные возможности для знакомства с достижениями культуры Советского Союза.

После ХХ съезда КПСС происходит обновление внешнеполитической концепции и практики СССР. Новая внешнеполитическая доктрина СССР провозглашала  курс на мирное сосуществование. Оно понималось как специфическая форма классовой борьбы между социализмом и капитализмом. Вместе с новым принципом соседствовал старый  принцип  пролетарского интернационализма.

Провозглашенный курс виделся противоречивым. С одной стороны, декларировались уважение суверенитета и невмешательство во внутренние дела других стран, а с другой - подчеркивалась необходимость оказания помощи национально-освободительному движению, т.е. фактически речь шла о вмешательстве во внутренние дела и развивающихся стран.

И все же, как бы критически сегодня не относиться к принципу мирного сосуществования, надо признать, что он сыграл громадную и положительную роль в Ялтинско-Потсдамской системе международных отношений. Эта система, сложившаяся после второй мировой войны, с самого рождения была чрезвычайно идеологизированной. Никогда раньше весь мир целиком не был искусственно разделен на сферы влияния между двумя государствами. Биполярный расклад сил быстро привел к жесткому противостоянию между капиталистическим и социалистическим лагерями, именуемому в истории как «холодная война».

Советско-африканские отношения активизировались  во второй половине 50-х годов XX века с появлением первых независимых африканских государств. Укреплению связей со странами «третьего мира» («развивающимися» странами) СССР уделял большое внимание по двум причинам. Во-первых, привлечением освободившихся стран на свою сторону он пытался удержать баланс сил на мировой арене. Во-вторых, ХХ съезд КПСС причислил национально-освободительное движение, наряду с коммунистическим и рабочим движениями, к составным частям мирового революционного процесса. Поэтому расширение сотрудничества с этими странами рассматривалось как форма борьбы с мировым империализмом.

В это время происходят некоторые изменения во внешней политике Эфиопии; страна занимала особое место  среди африканских государств. Она не принадлежала к освободившимся странам, поскольку обладала суверенитетом еще в Х?Х веке. Она подходила к категории «развивающихся стран», тех стран, которые отставали от других стран по уровню социально-экономического развития в силу некоторых особенностей их исторического развития.

В послевоенный период усилия эфиопской дипломатии были направлены на всемерное развитие дружественных отношений со странами как западного, так и восточного блоков в целях получения от них максимальной экономической, технической, военной помощи и политической поддержки.

В  конце  50-х  гг.  ХХ  века  обозначился определенный позитивный сдвиг в советско-эфиопских межгосударственных отношениях. После визита императора Эфиопии Хайле Селассие I в СССР, состоявшегося в июне-июле 1959 года, активизируются связи двух стран в культурной и научной областях.

В этой связи в диссертации анализируются возможности Эфиопии как партнера СССР в культурном и научном сотрудничестве.Общая оценка уровня развития Эфиопии  в специальной и публицистической литературе была явно заниженной. Обычно об Эфиопии писали как об аграрной стране, одной из наименее развитых в экономическом отношении государств Африки. Однако экономическую отсталость Эфиопии не стоит преувеличивать. Действительно, Эфиопия была аграрной страной.  Но в стране постепенно набирала обороты и промышленность. Эфиопия имела высшие учебные заведения. Из 5 колледжей, открытых в 1950—1954 гг., три (Университетский, Инженерный, Строительный) находились в Аддис-Абебе и по одному — в Гондэре (медицинский) и Алем-Майе (сельскохозяйственный). В Эфиопии издавалось около двух десятков газет и журналов, правительственных, ведомственных и частных.

В 1964 году было основано Правительственное информационное агентство, которое находилось в Аддис-Абебе. Радиовещание в Эфиопии стало работать с 1935 года; телевидение (правительственная служба) – с 1964 года.

Постепенно создавались  научно-исследовательские учреждения, которые находились главным образом в Аддис-Абебе. Был создан Координационный центр научно-исследовательских работ - Национальный совет по науке и технологии. При Национальном университете имелись сельскохозяйственные станции в Дэбрэ-Зэйте, Джиджиге, Алем-Мае, Годе.

В 1958 году была основана Геофизическая обсерватория, в 1962 году – Институт лесных исследований, в 1963 году – Институт эфиопских исследований. При министерстве внутренних дел с 1954 года существовал Институт картографии и географии; при Министерстве горного дела – Отдел геологических исследований. В Эфиопии в 1962 году было создано отделение Восточно-африканской организации по борьбе с саранчой.

Одним из научных и культурных центров страны была Национальная библиотека, открытая еще в 1943 году, которая вскоре стала насчитывать  до миллиона томов. Библиотека Института эфиопистики, открытого в 1962 г. при Аддис-Абебском университете, было крупнейшее книгохранилище мира научной литературы по эфиопским исследованиям. Широкую известность приобрели многие эфиопские ученые — книговеды, историки, лингвисты, географы. Эфиопская литература — единственно развитая литература на местных языках в Африке южнее Сахары. К середине 70-х годов в ней прочно утвердился реалистический метод. Это было связано с приходом в литературу в 60-е годы целой плеяды талантливых прозаиков, драматургов и поэтов — выходцев из разночинной среды.

Конечно, не надо забывать, что культурное строительство в рассматриваемые годы в Эфиопии осуществлялось в рамках феодально-абсолютистского строя. И это уже само по себе сдерживало возможности Эфиопии для культурного сотрудничества с СССР. Но, всё, в конечном счете, зависело от политической воли властей Эфиопии. СССР со своей стороны прилагал большие усилия по расширению с Эфиопией взаимодействия в культурной сфере.

Анализ  архивных  документов  и  материалов  свидетельствует, что в  рассматриваемый  период  важное место в отношениях  между  СССР  и  Эфиопией  занимали  культурные связи. Советско-эфиопское  взаимодействие  в  культурной  сфере в изучаемые годы опиралось на определенную правовую основу. Договоры и соглашения о культурном сотрудничестве, заключенные  между  Советским  Союзом  и Эфиопией, были  проникнуты духом интернационализма и гуманизма. Нельзя не согласиться с советским исследователем Г.Л. Можаевым, который утверждал, что «культурные связи СССР с зарубежными странами проводились на основе уважения и строгого соблюдения принципов суверенитета, невмешательства во внутренние дела, законов и обычаев каждой страны».

Первым правовым документом, касавшимся только культурных отношений, было Соглашение о культурном сотрудничестве между правительством СССР и императорским Эфиопским правительством от 13 января 1961 г. В соответствии с эти соглашением составлялись и подписывались совместные годовые планы конкретных мероприятий по культурному сотрудничеству. Но при этом, надо иметь в виду, что эти годовые планы  представляли собой план-перечень мероприятий, подготовленных в одностороннем порядке соответствующими советскими министерствами и организациями. Выполнение указанных  планов во многом зависело от того, согласятся ли с предложенными мероприятиями власти Эфиопии.

В рассматриваемые годы основными формам развития культурного сотрудничества на государственном и общественном  уровнях явились: обмен делегациями, визитами, выставками, сотрудничество в области литературы, кинематографии, изучения русских и эфиопских языков и т.п. Анализ этого сотрудничества в диссертации проводится в поступательной хронологии, чтобы продемонстрировать нарастающую динамику советско-эфиопского культурного сотрудничества.

Нельзя не сказать о присутствии «пропагандистского фактора» в советско-эфиопских культурных отношениях.  В Эфиопии было отмечено 50-летие образования Советского государства, 100-летие со дня рождения В. И. Ленина, 50-летие образования Союза Советских Социалистических Республик, 30-летие Победы советского народа и его Вооруженных Сил в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов. В Эфиопии, как и в некоторых других африканских странах, в торжественной обстановке демонстрировались советские фильмы, посвященные этим датам. За границу было отправлено более 540 телефильмов и около 2500 радиопрограмм о жизни и деятельности В. И. Ленина, о претворении в жизнь его заветов.

Советское посольство постоянно передавало подборки советской литературы библиотекам учебных заведений, национальной библиотеке и другим организациям страны. Однако, в конце 1965 г. возможности для распространения литературы и показа фильмов несколько сократились, поскольку Министерством информации Эфиопии была введена цензура на литературу и фильмы и установлен контроль над распространением иностранных изданий.

Подводя итоги советско-эфиопского сотрудничества в области культуры, диссертант подчеркивает, что советское государство в отношениях с Эфиопией всегда рассматривало взаимное общение народов, обмен художественно-интеллектуальными ценностями как важное условие установления атмосферы доброжелательности и взаимоуважения, а также как необходимый элемент прочного мирного сосуществования двух государств и внешнеполитического интереса.

Завершается первая глава диссертации анализом исторического опыта, который был накоплен СССР и Эфиопией в развитии научных, научно-технических связей и контактов в конце 50-х – середине 70 –х  годов ХХ века. Специфика научных и  научно-технических  связей  между  СССР и Эфиопии  заключалась в  том,  что  они  осуществлялись  главным  образом  в сфере приложения советского научного опыта, а не  путем  взаимного обогащения научных отраслей  двух  государств.

Необходимо  отметить так же, что научные, научно-технические  связи между  двумя  странами  развивались   в  русле  экономического   советско-эфиопского   сотрудничества,  которое   в  рассматриваемый  период  регулировалось  рядом официальных правовых актов. Побудительным  мотивом, своеобразным  импульсом  к  установлению  и  развитию  научно-технических  контактов  и  связей  с  Эфиопией было  стремление  Советского Союза  к  оказанию  реальной  помощи  эфиопскому народу  в  деле трансформации  базовых характеристик  экономики  его страны, ликвидации аграрно-сырьевого характера  национальной  экономики страны,  в  развитии   легкой  и тяжелой  промышленности, науки.

Советско-эфиопское научно-техническое сотрудничество в изучаемое время можно рассматривать как пример взаимодействия двух стран с непохожими культурами, с разным уровнем развития науки и техники, основанного на взаимоуважении, равноправии, взаимной выгоде.

Вторая глава – «Активизация усилий СССР по развитию культурного, научного и научно-технического сотрудничества с Эфиопией с середины 70-х годов ХХ века» - начинается с анализа обновленной внешнеполитической концепции КПСС в отношении развивающихся (освободившихся) стран. Как утверждалось идеологами КПСС, одним из «краеугольных камней» внешнеполитической доктрины СССР являлась концепция социалистической ориентации.

Диссертант считает, что на самом деле, никакой «концепции» в истинном понимании этого термина, как совокупности теоретических установок, не было; были некоторые рассуждения классиков марксизма-ленинизма о возможном развитии «народов колоний и полуколоний» «в обход» капитализма.

Страны «социалистической ориентации», отмечали идеологи КПСС, — это страны, идущие по пути «некапиталистического развития», официально отражающие социалистическую ориентацию в документах власти, правящей партии, находящих практическое воплощение в глубоких социальных преобразованиях. При этом подчеркивалось, что «страны социалистической ориентации» – это не социалистические страны, это страны «с антикапиталистическими устремлениями», и переход к социализму этих стран будет зависеть от многих обстоятельств.

Правящие партии в некоторых африканских государствах в начале 70-х годов ХХ века заявили о приверженности идеологии научного социализма. В КПСС эти страны поспешили включить в список стран «социалистической ориентации».

С течением времени становилось все отчетливее видно, что все рассуждения о «некапиталистическом развитии» и «социалистической ориентации» – это выдуманные, говоря сегодняшним языком, «виртуальные идеологемы».

Но, так или иначе, исходя из решений КПСС, советское государство в своей внешней политике в рассматриваемее годы особое внимание оказывало тем странами Африки и Азии, которые заявляли о своей «социалистической ориентации». Сегодня ясно, что эти заявления сводились к желанию получить всестороннюю и безвозмездную помощь от СССР и других социалистических стран. Эта помощь и поддержка была значимой для освободившихся стран не только с фактической и реальной точки зрения; эта помощь рассматривалась руководителями афро-азиатских стран как средство укрепления своей независимости от Запада, который виделся им врагом.

Сотрудничество СССР со странами «социалистической ориентации» было составной частью его  многосторонних отношений с освободившимися странами. Нельзя не отметить, что СССР, оказывая поддержку и помощь освободившимся странам, и, прежде всего, «странам социалистической ориентации» тоже имел определенные «политические дивиденды». Сотрудничество СССР с освободившимися странами, и, прежде всего, со странами «социалистической ориентации», сужало в мире сферу влияния Запада. А это было очень важным результатом для СССР в его борьбе с Западом в разгар «холодной войны».

Некоторые современные отечественные исследователи, оценивая внешнюю политику СССР в целом, политику в отношении Эфиопии, в частности, часто оказываются в плену новых «штампов» – обязательное упоминание об «идеологическом» характере советско-эфиопского сотрудничества. С их точки зрения, в основе двустороннего сотрудничества заметно преобладал якобы идеологический и политический аспект, экономическое сотрудничество, образовательная и гуманитарная помощь, несмотря на ее значительные объемы и подчас безвозмездный характер, имели «второстепенные значения». Хотелось бы возразить: как раз наоборот, идеологический фактор   в советско-эфиопских  отношениях, как, впрочем, и реальной практике международных отношений имел «второстепенные значения». Расширение сотрудничества Эфиопии с Советским Союзом привело к укреплению суверенитета Эфиопии, достижению экономической самостоятельности, прогресса в области экономики, социального развития и культуры.

По мнению диссертанта, следует вместо термина «идеологический фактор» использовать термин «геополитический фактор» в оценке советско-эфиопских отношений.

Конечно, геополитические мотивы сочетались с идеологическими и пропагандистскими. Солидарность с угнетенными народами «третьего мира», ликвидация колониальной системы, поддержка молодых освободившихся государств, – все это служило главной цели внешней политики СССР – борьбе против «международного империализма» (т.е. стран Запада).

Главное же состоит в том, что в те годы политика СССР в зоне национального освобождения в целом отвечала коренным интересам народов «третьего мира». Они стремились вырваться из отсталости, не хотели мириться со своим подчиненным и зависимым положением в системе международных отношений. И СССР был на их стороне.

Во второй половине 80-х годов происходят серьёзные изменения  во внешней политике СССР. Безусловно, заслуживал одобрения отход нового советского руководства от абсолютизации классового подхода в международной жизни и, как следствие этого, отказ рассматривать борьбу между социализмом и капитализмом в качестве доминанты дальнейшей эволюции мирового сообщества. Было приняло ряд решений, определивших основные цели и направления внешней политики СССР, а также нового политического мышления как теоретической базы практической политики укрепления всеобщего мира и международной безопасности.

На наш взгляд, позитивные результаты внешней политики СССР в «перестроечные» годы, которые нельзя отрицать, были бы еще большими и достигнуты они были бы гораздо меньшей ценой – при более взвешенном и компетентном ее проведении.

Что касается конкретно «африканского» направления внешней политики СССР горбачевского руководства, то оно для великой страны оказалось провальным – СССР «ушел из Африки». Одни исследователи утверждают, что Советский Союз «ушел с африканского континента в 80-х годах» в связи с внутренним экономическим кризисом и  кризисом глобальной экономики. Другие  специалисты считали, что африканские страны были «принесены в жертву» нормализации между Востоком и Западом. Третьи писали, что «Советский Союз стал жертвой самим же созданного мессианского образа самоотверженного борца против империализма».

Что касается внешней политики Эфиопии, то надо сразу подчеркнуть, что с победой Сентябрьской революции 1974 года заметно возрос политический авторитет Эфиопии в международных делах, и особенно в развивающемся мире.

Внешнеполитические принципы постимператорской Эфиопии формировались в ходе революции. Процесс выработки и становления внешнеполитического курса новой Эфиопии, конечно, не может рассматриваться изолированно, вне связи с тогдашними реалиями: угрозой внешней агрессии, жесткими внутренними конфликтами и гражданской войной, необходимостью разрешения острых социально-экономических и других внутренних и внешних проблем, которые встали перед страной с первой дней нового режима.

Руководство революционной Эфиопии сделали немало, чтобы придать внешней политике новой Эфиопии подлинно прогрессивный характер, обеспечить благоприятные внешние условия для некапиталистического строительства, активизировать участие в противодействии неоколониалистским устремлениям Запада, поднять на качественно новый уровень связи с Советским Союзом, социалистическим содружеством, а также добиться безопасности границ Эфиопии, укрепления ее независимости, суверенитета.

При этом нет оснований утверждать о полном разрыве и отсутствии преемственности с дореволюционным опытом. Революционные власти не отказались целиком от полученного дипломатического наследства. Они использовали все самое ценное, самое рациональное, разумное, что было достигнуто предшествовавшими поколениями.

Отношения между Эфиопией и СССР и другими социалистическими государствами стали базироваться, как уже отмечалось, на декларировании идеологии марксизма-ленинизма. Некоторые элементы этой идеологии вместе с элементами националистической и революционно-демократической идеологий были синтезированы в понятие «эфиопский социализм». Надо заметить, что концепция «эфиопского социализма» была, далеко, в не рамках «научного социализма». Да, эта концепция содержала общедемократические положения научного социализма: ликвидация эксплуатации человека человеком, общественная собственность на средства производства, широкое участие трудящихся в общественной жизни и т. д. Вместе с тем эта концепция отражала свойственную тогда всем «национальным социализмам» отрицание классовой борьбы в марксистском понимании. Был сделан упор на специфику местных условий, обращение к внеклассовым аспектам равенства, справедливости, восхваление прошлых (до Хайле Селассие) правителей, царствование которых рисовалось как «золотой век».

В Эфиопии подчеркивали, что сотрудничество с Советским Союзом — краеугольный камень политики Эфиопии, «которая видит в лице первого в мире социалистического государства надежного друга и союзника в деле построения нового общества социальной справедливости и равенства». С 1974 года между Эфиопией и СССР  было подписано более 50 соглашений и других межправительственных документов по вопросам двустороннего экономического сотрудничества. При этом советская помощь способствовала развитию, прежде всего, ключевых отраслей народного хозяйства Эфиопии. В экономической сфере сотрудничество СССР с Эфиопией осуществлялось по 65 объектам. С каждым годом увеличивался объем финансовой помощи СССР Эфиопии. Только в 1979—1980 гг. СССР предоставил Эфиопии займов и кредитов на 140 млн. руб.

При этом надо заметить, что Эфиопия получала значительные займы, кредиты и безвозмездные ссуды, от, по коммунистической терминологии, «империалистических держав» – к 1989 году более чем на 2 млрд. долл. Эти страны надеялись на «сбалансирование» внешнеполитического курса Эфиопии, а при благоприятных условиях — и вообще отходу страны от мира социализма. В этой связи трудно назвать финансовую и экономическую помощь Запада, лишенной «идеологизации».

В ноябре 1978 года между Союзом Советских Социалистических Республик и Социалистической Эфиопией  был подписан Договор о дружбе и сотрудничестве. Как отмечалось в эфиопской прессе, этот «Договор представлял собой образец равноправных отношений между великой социалистической державой и развивающейся страной - революционной Эфиопией».

После подписания Договора о дружбе и сотрудничестве активизировались политические связи, а вместе с ними, и культурные, научные и научно-технические связи и контакты. Правовой основой для осуществления советско-эфиопского сотрудничества в области культуры в 1974-1991 гг. явились двухгодичные Протоколы о культурном обмене  (рабочие программы) и Соглашение о культурном сотрудничестве, подписанное в 1977 году.

Во второй главе диссертации содержится обстоятельный анализ практики взаимодействия СССР и Эфиопии в культурной сфере. Подробно описываются такие формы культурного сотрудничества, как:обмен  делегациями советских и эфиопских деятелей культуры, направление специалистов СССР в Эфиопию; сотрудничество в области литературы и книгообмена, кинематографии, охраны и реставрации памятников истории и культуры, музыкального и хореографического искусства и спорта.

Конечно, нельзя не замечать, что при осуществлении мероприятий культурного сотрудничества советская сторона обращала повышенное внимание  на их информационно-пропагандистскую подоплеку. В Справке Отдела по культурным связям с зарубежными странами МИД СССР от 31 января 1976 г., откровенно говорилось: «Особое внимание при осуществлении мероприятий культурного и научного сотрудничества обращается нами на их информационно-пропагандистское обеспечение. В этих целях используется проведение пресс-конференций, публикация наших материалов в местной прессе и передача их на радио и телевидении, бесплатные кинопросмотры, распространение печатных изданий и другие мероприятия. Все это позволяет полнее раскрыть многогранную деятельность КПСС и Советского правительства по претворению в жизнь ленинской внутренней и внешней политики».

В Эфиопии были проведены мероприятия, посвященные важным событиям в жизни СССР, к примеру, в 1983—1986 гг. в Аддис-Абебе были организованы временные выставки, посвященные 60-летию образования СССР.

Так или иначе, советско-эфиопское сотрудничество в культурной сфере содействовало культурному взаимообогащению двух народов.

Во второй главе подробно рассматриваются научные и научно-технические связи СССР и Эфиопии. Эти связи строились на широкой договорно-правовой базе. В мае 1977 г. был подписан Протокол об экономическом, техническом и научном сотрудничестве, 19 сентября 1978 г. – Соглашение об экономическом и техническом сотрудничестве и т.п.

В 1978 году была создана постоянная межправительственная Комиссия по вопросам экономического, научно-технического сотрудничества и торговли, развитие отношений между нашими странами в названных областях получило новый значительный импульс.

Существенной  частью  советско-эфиопских  научных  связей  были  связи  в сфере  образования, конкретнее, в  области  подготовки  национальных  кадров  для  Социалистической  Эфиопии.  Помощь  СССР  в  данной  сфере  была  очень  значительной. С момента победы революции   в  1974  году   и    по  начало  80-х  гг.  прошлого  века  на учебу в   СССР выехали около 2 тыс. эфиопских граждан.  СССР оказывал помощь дружественной стране, ежегодно предоставляя места и стипендии в лучших вузах страны. Советский Союз  оказывал  реальную   помощь  Эфиопии в  сфере  подготовки национальных кадров,  командируя советских преподавателей для работы в высших и средних учебных заведениях этой страны.  Только в 1976 году  в Эфиопию были направлены 33 советских преподавателя, 15 из них работали в Аддис-Абебском Университете, 8  -  в  Политехническом институте в г. Бахр-Даре и 10 – в средних учебных заведениях страны.

Научное сотрудничество предполагает, как известно, осуществление    взаимного   обмена   преподавателями   учебных  заведений,  а  также    работниками науки,  приглашение  преподавателей,    работников  науки  для  работы  в учебных заведениях,    чтения лекций или же курсов лекций. По этому направлению советско-эфиопского сотрудничества были немалые достижения.      

Надо  отметить, что  в  рассматриваемый  период большое  значение  для  укрепления  и расширения  научного и научно-технического взаимодействия   между  СССР  и  Эфиопией имели  личные  контакты (встречи  и  беседы)  руководящих  представителей  академического и  научного  сообществ  двух  стран.

В рассматриваемое время наметились новые направления научных связей, активизировалось сотрудничество в области экологии,спелеологии  и  карстоведения, астрономии.

Говоря о  советско-эфиопских  научно-технических связях, следует отметить, что межгосударственные документы СССР и Эфиопии, касающиеся  научно-технического сотрудничества, предполагали и развитие производственно-технического сотрудничества. Анализ этого сотрудничества содержится в заключительной части  второй главы диссертации. Изучение вопросов осуществления советско-эфиопского сотрудничества в области промышленности подтверждает то, что сотрудничество двух стран было плодотворным. Оно охватило такие области, как машиностроение, энергетика, пищевая и перерабатывающая промышленности.

В заключение содержатся выводы и обобщения, которые, по существу, являются основными положениями, выносимыми автором диссертации на защиту:

1. Афро-развивающиеся страны занимали заметное место в советской внешней политике. Со многими из них СССР поддерживал разносторонние связи; были подписаны межправительственные соглашения о торгово-экономическом и научно-техническом сотрудничестве.

В практическом плане ставилась представлявшаяся тогда достижимой цель преодоления – с помощью СССР и его союзников – свойственной африканским странам монокультурности экономики, выведения их на путь индустриализации. Оказывалось содействие в развитии систем образования, подготовки кадров.

В советское время сотрудничество с освободившимися государствами многими в СССР рассматривалось как помощь сильного слабому. Но это не было альтруизмом. Хотя сотрудничество осуществлялось на льготных для партнеров условиях, определенные выгоды СССР получал. В геополитическом плане деколонизация и укрепление независимости африканских стран в условиях холодной войны означали ослабление «тыла» противостоящего Советскому Союзу Запада .

2. Внешняя политика СССР, вообще, и в отношении освободившихся африканских государств, Эфиопии, в частности, носила, безусловно, идеологический оттенок. Обвинения, адресованные СССР, в «идеологизированности» его внешней политики во многом обоснованы. Хотя не следует забывать, что вся система международных отношений, сложившаяся после второй мировой войны и называемая Ялтинско-Потсдамской, была чрезвычайная идеологизированной. Никогда раньше весь мир целиком не был искусственно разделен на сферы влияния между двумя государствами. Биполярный расклад сил быстро привел к началу противостояния между капиталистическим и социалистическим лагерями, именуемому в истории как «холодная война». Так что, и внешняя политика Запада была по-своему «идеологизированной».

Как утверждают некоторые «агрессивные критики» внешней политики СССР, «в основе отношений СССР с развивающимися странами лежали не экономический расчет и человеческое сострадание, а идеологическая догма марксизма-ленинизма», ради которой партийно-советское руководство якобы, «посылало на смерть своих солдат и обирало своих подданных».

Вдумчивый исследователь вряд ли может согласиться с такими безапелляционными рассуждениями. При изучении внешней политики СССР, необходимо рассматривать эту внешнюю политику, а также противоречия между ведущими мировыми державами в годы «холодной войны» через призму геополитики. Этот подход методологически основан на представлениях о конфликте национально-государственных интересов как основной пружине международных отношений в Новейшее Время.  Советская внешняя политика формировалась под влиянием тех базовых геополитических императивов, которые действовали на протяжении столетий российской истории, изменение же общественно-политического строя сказалось главным образом на пропагандистском обосновании тех или иных конкретных акций.

Неслучайно, известный западный исследователь Р. Пайпс полагает, что внешняя политика СССР являлась, во многом, продолжением внешней политики царской России, что с приходом коммунистов к власти сменились декорации, а не сущность: многовековое стремление России к расширению своего влияния переживало новый подъем, и коммунисты – продолжатели устойчивой традиции .

Считать помощь СССР африканским странам социалистической ориентации ошибкой руководства СССР можно квалифицировать как непонимание стратегических интересов СССР. Именно стратегические, а не «идеологические» интересы были определяющими в политике руководства СССР в отношении освободившихся африканских стран и заявивших о своей «социалистической ориентации». В жесточайших условиях «холодной войны» иной политики, включающей громадную разностороннюю помощь, у СССР как геополитического игрока и не могло быть. На Западе понимали это; правда, называя при этом такую политику СССР «политикой мировой экспансии». Итальянец Дж. Боффа язвил: «Московские старички были не способны на такие далеко идущие планы» . Вряд ли уместна такая ирония. Признать надо другое – руководство СССР явно переценило свои экономические возможности в реализации своих геополитических интересов.

3. Исходя из внешнеполитической концепции и практики СССР, становление и развитие советско-эфиопских политических отношений, а значит, и культурных, научных и научно-технических связей -  прошло, по мнению диссертанта, два периода, «рубежной границей» которых является середина 70-х годов  ХХ века. В свою очередь, первый период условно можно разделить на два «подпериода»; один из них охватывает 1943-1956 гг., другой продолжался с середины 50-х годов до середины 70-х годов ХХ века.

Специфика культурных, научных и научно-технических связей между СССР и Эфиопией на протяжении первого периода заключалась в том, что они осуществлялись, главным образом, в сфере приложения советского опыта, а не путем взаимного обогащения, к примеру, научных отраслей двух государств.

Основные формы  советско-эфиопских культурных связей, среди  которых  в  первую  очередь  следует  назвать, обмен делегациями, визитами, выставками, сотрудничество в области литературы, кинематографии, изучения русских и эфиопских языков, обогащали духовную сферу народов двух стран.

4. Культурные, научные и научно-технические  связи СССР со странами Африки с середины 70-х годов ХХ века развивались на основе дифференцированного подхода с учетом политической ориентации, экономических возможностей, внутренней обстановки. Особое место среди этих стран занимали страны «социалистической ориентации», в число которых после прихода к власти Менгисту Хайле Мариама входила и Эфиопия.

Советско-эфиопские культурные связи в   период   с середины 70-х годов  поднялись на качественно новую ступень. Это проявилось в количественном и качественном изменении содержания культурного сотрудничества, в разностороннем  его  характере, включая  артистический, «делегационный», выставочный обмены, участие артистов в международных конкурсах, фестивалях, направление специалистов, прием в учебные заведения, а также в появлении новых направлений такого сотрудничества – кинематографии.

Сравнительный анализ уровней советско-эфиопских научных и научно-технических связей до и после национально-демократической революции в Эфиопии (1974 г.) позволяет сделать вывод, согласно которому в период с середины 70-х годов по 1991 г. научное и  научно-технические связи между Советским Союзом и Эфиопией носили четко выраженную производственную ориентацию, что, в свою очередь, непосредственно было связано с обращением последней к СССР за экономической и научно-технической помощью.

5. Советский опыт сотрудничества с афро-развивающимися странами, на взгляд диссертанта, в большей степени позитивный, чем негативный. Он привел к лучшему знанию Африки в нашей стране, к изучению африканских социально-экономических и политических структур, тенденций развития, истории, культуры, языков. Будет большой государственной ошибкой, если Россия в связи с ее нынешними трудностями утратит опыт, накопленный дорогой ценой, писал известнейший отечественный африканист А.Б. Давидсон .

6. История советско-эфиопских отношений не забыта эфиопами. В Эфиопии, как и во многих других странах Африки, многие помнят о помощи СССР. На состоявшейся в июне 2010 г. в Москве Международной парламентской конференции «Россия – Африка: горизонты сотрудничества» высокопоставленные представители африканских стран-участниц с благодарностью говорили о роли СССР в деколонизации Африки, призывали поднять российско-африканское сотрудничество на качественно новый уровень, опираясь на опыт прошлого .

Что касается будущего российско-эфиопских отношений, то, они, опираясь на позитивный опыт, имеют хорошую перспективу развития. По словам эфиопской стороны, «традиционно дружеские отношения между Эфиопией и Россией не зависят от режимов».

7. Изучение исторического опыта развития советско-эфиопского культурного, научного и научно-технического сотрудничества в 1943-1991 гг., осмысление его успехов и трудностей дает реальную возможность сформулировать некоторые рекомендации научно-теоретического и практического значения.

Представляется, в частности, что в целях повышения эффективности конкретно-исторических исследований по данной проблематике нужна дальнейшая разработка общетеоретических основ международных научных и культурных связей нашей страны. Для создания более полной и целостной картины международного научного и культурного сотрудничества СССР / России, выявления общего и особенного в его становлении и развитии необходимо углубленное изучение научных и культурных связей нашей страны с другими африканскими государствами.

Основные положения диссертации отражены

в следующих публикациях:

  1. Рябчикова Л.Н. Культурные связи между СССР и Эфиопией: исторический аспект (1943-1974 гг.) // Мир и политика, 2010 (0,5 п. л.). – Журнал включен ВАК в  Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертации на соискание ученой степени доктора и кандидата наук по историческим наукам.
  2. Рябчикова Л.Н. Советско-эфиопские связи в сфере образования (1960-е – 1980-е гг.) // Вестник РУДН. Серия «История», 2010, № 4 (0,4 п. л.). – Вестник включен ВАК в Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертации на соискание ученой степени доктора и кандидата наук по историческим наукам.
  3. Рябчикова Л.Н. СССР – Эфиопия: история взаимодействия в культурной и научно-технической сферах (40-е – 80-е гг. XX века): монография / Л.Н. Рябчикова. М.: НАУКА-ЮНИПРЕСС, 2010. – 15 п.л.
  4. Рябчикова Л.Н. Из истории становления советско-эфиопского сотрудничества (20-е – 40-е гг. XX века) // Материалы Всероссийской научно-теоретической конференции «Актуальные проблемы историко-экономической науки». РЭУ им. Г.В. Плеханова. М., 2010 (0,5 п.л.).
  5. Рябчикова Л.Н. Партийные документы о советско-эфиопских культурных отношениях // Материалы Второй Всероссийской научно-теоретической конференции «Мультикультурная и многонациональная Россия», посвященной памяти заслуженного деятеля науки, почетного профессора РУДН, академика Тамары Васильевны Батаевой. 26 апреля 2009 г. Москва. В 2-х ч. Ч. II / Отв. ред.: д-р ист. наук, проф. В.В. Блохин; канд. ист. наук, доц. Л.А. Терентьева. М.: Полиграф-ИИТОУР, 2009 (0,5 п.л.).
  6. Рябчикова Л.Н. Из истории научно-технического и экономического сотрудничества между СССР и Эфиопией (конец 60-х – середина 80-х гг.) // Материалы Всероссийской научно-теоретической конференции «Мультикультурная и многонациональная Россия», посвященной памяти заслуженного деятеля науки, почетного профессора РУДН, академика Тамары Васильевны Батаевой. 4 апреля 2008 г. Москва. В 2-х ч. Ч. II / Отв. ред.: д-р ист. наук, проф. В.В. Блохин; канд. ист. наук, доц. Л.А. Терентьева. М.: Полиграф-ИИТОУР, 2008 (0,5 п.л.).
  7. Рябчикова Л.Н. Источники по истории советско-эфиопских отношений в фондах Государственного Архива Российской Федерации // «Вестник архивиста», 2005, № 4 (88) – 0,3 п.л.
  8. Рябчикова Л.Н. Источники по истории советско-эфиопских отношений в фондах Государственного Архива Российской Федерации // «Вестник архивиста», 2005, № 5-6 (89-90) – 0,6 п.л.
  9. Рябчикова Л.Н. Россия и Эфиопия. Культурные связи и контакты в 70-е годы // Материалы Круглого стола «Россия в ХХ веке: опыт, проблемы, уроки истории». г. Москва, 2000 г. Финансовая академия при Правительстве РФ. М., 2000 (0,3 п.л.).

См.: Денисов А.В., Урнов А.Ю. СССР и деколонизация Африки // Азия и Африка сегодня, 2010, № 12. С. 20.

Pipes R. Survival Is Not Enough: Soviet Realities and America's Future. N.Y., 1984. Р. 23, 49, 50.

Боффа Дж. От СССР к России. История неоконченного кризиса. 1964-1994: Пер. с ит. Хаустовой Л.Я. М., 1996. С. 116.

См.: Давидсон А.Б. Тропическая и Южная Африка в ХХ веке // Новая и новейшая история, 2000, № 5.

Азия и Африка сегодня, 2010, № 12. С. 20.

Цит. по: Давидсон А., Филатова И. Россия и Южная Африка. Три века связей. М., 2010. С. 6.

См.: Каган М.С. Человеческая деятельность (Опыт системного анализа). М., 1974; Маркарян Э.С. Теория культуры и современная наука. М., 1983; Кудайбергенов А. Наука, техника и культура: международное сотрудничество. Алма-Ата, 1985; Майданник А.И. Концепция культурных связей в политике США по отношению к СССР. Киев, 1985; Соскин В.Л. Системный подход как методологический принцип историко-культурного исследования // Вопросы истории и историографии социалистической культуры. 1987; Вихрян А.П. Советско-чилийские научные и культурные связи. 1964-1973 гг. Дисс. кандидата исторических наук. М., 1988.

Советский энциклопедический словарь. М., 1980. С. 877.

См.: Белов А.П. Международное промышленное и научно-техническое сотрудничество: понятие и правовые формы // Право и экономика, 2001, № 5.

См.: XX съезд КПСС. Стенографический отчёт, т. 1-2, М., 1956; Материалы XXII съезда КПСС. М., 1962; Программа КПСС. М., 1962; К 100-летию со дня рождения Владимира Ильича Ленина. Тезисы Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза. М., 1969; Материалы XXIV съезда КПСС. М.,1971; Материалы XXV съезда КПСС. М.,1976; Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза. М.,1986.

См.: Ленин  В.И.  Отсталая Европа и передовая Азия. Полн. собр. соч., т.23; Ленин В.И. О праве наций на самоопределение. Полн. собр. соч., т.35; Ленин  В.И. Экономика и политика в эпоху диктатуры пролетариата. Полн. собр. соч., т.39; Ленин  В.И. Декрет о мире. Полн. собр. соч., т.41; Ленин  В.И. О внешней политике Советского государства.  М.: Политиздат, 1979; Хрущев Н. С. Отчетный доклад Центрального комитета КПСС  XX съезду партии. М., 1956; Брежнев Л. И. Ленинским курсом: Речи и статьи. М., 1974, т. 4; Горбачев М.С.- Перестройка и новое мышление для нашей страны и для всего мира. М., 1987и др.

См.: Документы внешней политики СССР, т. 1, 1957; Документы внешней политики СССР. М., 1963—1974; Сборники действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами ( за 60-80-е годы ХХ века). М., 1967-1986; Министерство иностранных дел СССР. СССР и страны Африки. Собрание постановлений Правительства Советских Социалистических Республик. (Отдел второй)  М., 1982 и др.

 См.:Правительство Эфиопии. Десятилетний план развития. 1977—1986. Аддис-Абеба, 1977 (на амхар. яз.); Устав Рабочей партии Эфиопии. Аддис-Абеба, 1977 (на амхар. яз.); Программа Рабочей партии Эфиопии. Аддис-Абеба, 1977 (на амхар. яз.).

Визит Менгисту Хайле Мариама в Советский Союз. 16—26 ноября 1978 года. Документы и материалы. М., 1978; Визит Менгисту Хайле Мариама в Советский Союз. 27октября — 10 ноября 1980 года. Документы и материалы. М., 1980; Визит Менгисту Хайле Мариама в СоветскийСоюз.12—16октября 1982 года. Документы и материалы. М., 1982; Визит в Советский Союз Генерального секретаря РПЭ, Председателя ВВАС Социалистической Эфиопии Менгисту Хайле Мариама. 31 октября — 9 ноября 1985 года. Документы и материалы. М., 1985.

История внешней политики СССР 1945-1985.2 т. М.1986; Громыко А.А., Пономарева Б.Н. История внешней политики СССР. М.,1980; История внешней политики СССР 1917-1985.  в 2 т. Т. 1. 1917-1945; Т.2. 1945-1985 / Ред.: А.А. Громыко, Б.Н. Пономарев. М., 1986.

См.: Бовин А. Е. Мирное  сосуществование  и  мировая  система  социализма // Мировая  экономика  и  международные  отношения. 1988. № 7; Кременюк В. А. США: борьба против национально-освободительного движения. История и современность. М., 1983; Поздняков  Э.А.  внешнеполитическая  деятельность  и  межгосударственные  отношения. М., 1986; Павлов Ю.М., Смирнов А.И. Международные  отношения  как  специфический  вид  общественных  отношений // Вестник  Московского  университета. Серия 7. Философия. 1986. № 2; Шахназаров Г.Х. Грядущий  миропорядок: о тенденциях  и  перспективах  международных  отношений. М., 1981 и др.

Ахромеев С.Ф., Корниенко Г.М.  Глазами маршала и дипломата. Критический взгляд на внешнюю политику СССР до и после 1985 года М.,1992.

См.: Яблочков Л.Д. Принцип внешней политики африканских государств. М., 1974; Шведов А.А. Независимая Африка: Внешнеполитические проблемы, дипломатическая борьба. М., 1983.

Ашедова М.А. Вопросы теории некапиталистического пути развития // Вопросы философии, 1978, № 10; Брутенц К.Н. Освободившиеся страны: некоторые проблемы и перспективы. М., 1981; Он же. Освободившиеся страны в 70-е годы. М., 1983; ГавриловН.И. Африка: проблемы социалистической ориентации. М., 1976; Ульяновский Р.А. Победы и трудности национально-освободительной борьбы. М., 1985 Некапиталистический путь развития стран Азии и Африки. М., 1967; Социалистическая ориентация освободившихся стран. Некоторые вопросы теории и практики. М., 1982.

См., например: Иоффе А.Е. Научные и культурные связи страны Советов. М., 1972; Он же. Международные связи советской науки, техники и культуры (1917-1932). М., 1975; Кашлев Ю.Б. Международное сотрудничество и культурные связи. М., 1975; Можаев Г.А. Международные культурные связи СССР. М., 1959; Романовский С.К. Средство сближения народов. О зарубежных культурных и научных связях Советского Союза. М., 1965.

Нежинский Л.Н., Челышев И.А. О доктринальных основах советской внешней политики в годы "холодной воны" // Отечественная история, 1995, № 1. С. 3-27.

Давидсон А., Филатова И. Россия и Южная Африка. Три века связей. М., 2010;Маныкин А.С. Системность в международных отношениях: содержание, причины формирования и этапы развития // Введение в теорию международных отношений. М., 2001; Резникова О.Б., Рыбаков В.В. Наследие и уроки политики СССР в «третьем мире. М., 1993.

См.:Громыко Ан.А. Африка. Культура и культурное развитие. М., 1984;Вобликов  Д.Р.  Эфиопия  в  борьбе  за  сохранение  независимости (1860 – 1960 гг.) М., 1961.; Гальперин Г. Л. Эфиопия. Революция и деревня. М., 1985; Гальперин Г., Платов В.  Революционные преобразования в Эфиопии//Международная жизнь. 1982, № 5; Гальперин Г., ШараевВ. Стойкость эфиопской революции.— Международная жизнь. 1985, № 9;Денисов А.В., Урнов А.Ю. СССР и деколонизация// Азия и Африка сегодня. 2010. № 12; Давидсон А.Б. Тропическая и Южная Африка в ХХ веке // Новая и новейшая история №5, 2000; Кобищанов Ю. М Африка: возникновение отсталости и пути развития. М., 1974;  Современные проблемы и внешняя политика Эфиопии.  М., 1982; Шаров В.И. Важная веха в истории Эфиопии // Международная жизнь. 1984. № 9; Он же. Эфиопия шагает в будущее. М., 1980; Цыпкин Г.В. Эфиопия в антиколониальных войнах. М., 1988;Цыпкин Г.В., Ягья В.С. История Эфиопии в новое и новейшее время. М., 1989; Яблочков Л.Д. Принципы внешней политики африканских государств. М., 1974; Ягья B.C. Эфиопия в новейшее время. М., 1978 и др.

Карцева Е.Ю. Советский Союз в едином эфиопо-эритрейском конфликте. // Вестник РУДН. Серия «История России». М., 2008. № 3; Она же. К истории российско-эфиопских отношений. // Молодежь в истории России: духовные, нравственные и патриотические ориентиры. М., 2008; она же. К истории российско-эфиопских и советско-эфиопских отношений. Научная публикация. М., 2007.

Pankhurst R. Ethiopia and Africa. The historical aspect // Ethiopia observe. 1964; Ethiopia and League of Nations sanctions // Ethiopia observer. 1966: Pankhurst S. and Pankhurst R. K.p. Ethiopia and Eritrea. The last phase of the revolution struggle 1941-1952. Woodford Green, Essex, 1953; Бартницкий  А., Мантель-Нечко И. История Эфиопии. М.: Прогресс, 1976; Greenfield R. Ethiopia a new political history. L., 1969; Gilks P. The Dying Lion. Feudalism and modernization in Ethiopia. L., 1975;  Барт Ван ден Меер. Советская экспансия в Арике. Миф и реальность // Азия и Африка сегодня. 1991.№ 7; Уорку Фяррэдэ. Пути решения аграрных проблем в свете эфиопского опыта // За мир и социальный прогресс. М., 1982;Кассае Ныгусие В. Микаэль. Внешнеполитическая деятельность императора Хайле Селассие I 1916 – 1974 гг. М., 2007

Во введении диссертации дается анализ диссертаций.

См.: Агеев  Н.Д. Внешнеполитическая  деятельность  российского  правительства  в  конце  ХIХ  века (на  примере  русско-абиссинских  отношений).  Дисс.  на  соиск.  уч.  степ.  канд.  ист.  наук. М., 2009;  Вихрян  А.П.  Советско-чилийские  научные  и  культурные  связи. 1964 – 1973 гг.  Дисс.  на  соиск.  уч.  степ.  канд.  ист.  наук. М., 1988;  Карцева  Е.Ю. Формирование  и  развитие  советско-эфиопских  отношений  в  1974 - 1991 гг.  Дисс.    на  соиск.  уч.  степ.  канд.  ист.  наук. М., 2008; Малыгина  Н.В. Российско-эфиопские дипломатические  и  культурные  связи  в  конце  ХIХ – начале ХХ  веков.  Дисс.  на  соиск.  уч.  степ.  канд.  ист.  наук. Владимир, 2004; Авейк  Агонофер.  Советско-эфиопские  отношения (30 – 70-е годы). Дисс.  на  соиск.  уч.  степ.  канд.  ист.  наук. М., 1983;  Бадеге Фекаду Иймер. Внешняя политика Эфиопии, 1974-1991 гг на  соиск.  уч.  степ.  канд.  ист.  Наук. М., 2000;  Самуэль Теафорлорд Кортуз. Отношения СССР и России со странами Африки в 1985-1990 – годы. Дисс.  на  соиск.  уч.  степ.  канд.  ист. наук. М, 1999; Сенгуло Альберт Мселлему. Внешнеполитическая концепция и практика СССР в отношении стран Африки (1960-1980-е). Дис. на соиск. уч. степ. канд. ист. наук. М., 2000 и др.

Юрьев А.И. Новейшая история России (февраль 1917 – начало ХХI века). Учебное издание. М., 2010; Наринский М.М. История международных отношений. 1945-1975 гг.: Учебное пособие. М., 2004; Новейшая история стран Азии и Африки. ХХ век. Часть 3.1945-2000. Под ред. доктора исторических наук А.М. Родригеса. Учебное издание. М., 2001; Внешнеполитическая стратегия КПСС и новое политическое мышление в ядерный век. Учебное издание. М., 1988; Советская историческая энциклопедия. М., 1975. Т. 16 и др.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.