WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ДЕТАЛЬ И ЕЁ ФУНКЦИИ В ТВОРЧЕСТВЕ Л.Е. УЛИЦКОЙ

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

 

 

 

ЖАВОРОНОК Инесса Андреевна

ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ДЕТАЛЬ И ЕЁ ФУНКЦИИ В ТВОРЧЕСТВЕ Л.Е. УЛИЦКОЙ

Специальность 10.01.01 – русская литература

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

 

 

 

Тверь 2012

Работа выполнена на кафедре журналистики и новейшей русской литературы ФГБОУ ВПО «Тверской государственный университет»

Научный руководитель:                доктор филологических наук,

профессор

                                                        Брызгалова Елена Николаевна

Официальные оппоненты:             доктор филологических наук,

профессор

Доманский Юрий Викторович

(ФГОУ ВПО «Тверской государственный

Университет»)

кандидат филологических наук,

доцент

Михайлова Наталья Дмитриевна

(ГБОУ ВПО «Тверская ГМА

Минздравсоцразвития России»)

Ведущая организация:                            ФГОУ ВПО Псковский государственный

университет

Защита состоится «26» июня 2012г. в __14____часов на заседании диссертационного совета Д 212.263.06 в Тверском государственном университете по адресу: 170002, г. Тверь, пр-т Чайковского, 70, ауд. 48.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Тверского государственного университета по адресу: 170000, г. Тверь, ул. Володарского, 44а.

Автореферат разослан «____»_____________________г.

 

Ученый секретарь                                                                С.Ю. Николаева

диссертационного совета

доктор филологических наук, профессор

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

 

Творчество Л.Е. Улицкой нельзя охарактеризовать как неизученное. Специальные исследования были посвящены анализу малой прозы писательницы, романов, отдельные работы затрагивали проблему героя, стилевые особенности ее прозы. Рассматривались и такие частные проблемы, как неомифологизм романного творчества Улицкой, способы организации художественного пространства, проблема генетических связей писательницы с предшествующей традицией. Наблюдения, сделанные такими исследователями, как Н.Л Лейдерман и М.Н. Липовецкий, Г.Л. Нефагина, Т.А. Колядич и др. (на уровне включения творчества Л.Е. Улицкой в современный литературный процесс), Н.А. Егорова, О.М. Крижовецкая, Э.В. Лариева, О.В. Побивайло, Т.А. Скокова и др. (в диссертационных исследованиях) являются принципиально значимыми и учитываются в данной диссертации.

Вместе с тем в изучении творчества Л.Е. Улицкой остаётся ещё много неясных и открытых вопросов. На периферии исследовательского внимания оказались драматургические опыты писательницы, знаменующие собой ранний этап её творчества, который во многом определил художественную манеру письма зрелого автора. Не становилась предметом специального рассмотрения и художественная деталь. И хотя данная проблема неизбежно затрагивалась в различных исследованиях, посвящённых художественной организации произведений Улицкой, ее нельзя считать окончательно изученной. Так, не ставился вопрос о том, что система художественных деталей, репрезентованная в прозе Улицкой, является отражением собственно авторского мировидения, что она способна выразить стилевые намерения и пристрастия писательницы. Выстраиваясь в систему, художественные детали свидетельствуют о творческом восприятии автором сложных и противоречивых социокультурных процессов, определивших эстетические поиски новейшей литературы. 

Проза Л.Е. Улицкой отличается большим разнообразием жанровых форм и, как следствие, художественных решений. Движение от пьес к романам отражает процесс становления писательницы, освоение новых способов отражения действительности. Если пьесы можно рассматривать как разрозненные картины творчески осмысленного автором бытия, то в романах выстраивается единая картина мира, в центре которой – герои особого типа: правдоискатели, праведники, собиратели семьи, разрушители и создатели традиции. В соответствии с этой установкой художественные детали в пьесах функционируют как разрозненные детали авторского мировидения, тогда как в романах они выстраиваются в систему. Художественные детали в романах Л. Улицкой получают собственно авторскую интерпретацию, смысловую нагруженность, заявляют о себе на разных уровнях организации художественного текста. Они вступают в сложные семантические и композиционные отношения, образуя именно систему, составляющие компоненты которой дополняют друг друга. Анализ системы художественных деталей позволяет выделить смыслообразующие доминанты в авторской характеристике внешней реальности и в раскрытии внутреннего мира самой писательницы.

Актуальность диссертационного исследования обусловлена неослабевающим интересом современного литературоведения к постижению концепции личности Л. Е. Улицкой, мировоззрения и системы ценностей писательницы. Исследование художественной детали вызвано также необходимостью решения ряда дискуссионных проблем анализа и интерпретации художественной прозы и драматургии автора. Анализ функций художественных деталей на материале романов и пьес Л. Е. Улицкой позволяет рассматривать процессы эстетического самоопределения автора, обнаружить противоречия в теоретических оценках творческого метода Улицкой.

Объектом изучения исследования являются романы Л.Е. Улицкой «Казус Кукоцкого», «Медея и её дети», «Искренне ваш Шурик», «Даниэль Штайн, переводчик», пьесы «Семеро святых из деревни Брюхо», «Русское варенье», «Мой внук Вениамин».

Предмет исследования – художественная деталь в её системных отношениях с жанрово-тематической приуроченностью произведений Улицкой, с различными литературными традициями и современными стилевыми течениями, с авторским мировидением и читательским восприятием.

Цель диссертационного исследования состоит в анализе различных видов художественной детали в романах и пьесах Л. Е. Улицкой, в раскрытии основных функций детали на разных уровнях художественного произведения, а также на уровне авторского мировосприятия и читательской картины мира, формируемой в каждом конкретном произведении.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

  1. Рассмотреть систему художественных деталей в романах и пьесах Улицкой с позиций их функциональной заданности: эстетической, символико-семантической, психолого-эмоциональной, мифологической, ментальной, отсылающей к определённой литературной традиции.
  2. Проанализировать процессы вовлечения традиционных для отечественной литературы деталей в художественную ткань произведений Улицкой, а также выстроить парадигму собственно авторских деталей, функционирование которых напрямую связано с жанрово-содержательной спецификой творчества писательницы
  3. Посредством анализа системы художественных деталей выявить ценностные доминанты в авторском восприятии определённой эстетической традиции.
  4. Определить роль художественной детали в процессах формирования художественной картины мира и в актах её дешифровки на уровне читательского восприятия.
  5. Вписать пьесы Улицкой в систему творческого наследия писательницы на основе выявления общих для всего творчества Улицкой подходов к осмыслению символики и семантики художественной детали.

Научная новизна исследования обусловлена тем, что в нём представлен системный анализ функций художественной детали в разножанровых произведениях Л.Е. Улицкой с учётом уже существующих подходов к интерпретации роли детали как в ткани конкретного произведения, так и с точки зрения связей с мировоззренческими и эстетическими аспектами писательского творчества. В диссертации впервые привлекаются к научному анализу пьесы Л.Е. Улицкой.

Методологическая основа работы обусловлена спецификой предмета диссертационного исследования, предполагающего синтез нескольких подходов: сравнительного, историко-литературного, интертекстуального, хронотопического и структурно-семантического аспектов изучения художественного текста.

Теоретической базой диссертации являются фундаментальные исследования в области литературоведения, фольклористики, мифологии: труды М.М. Бахтина, А.Н. Веселовского, Д.С. Лихачева, Ю.М. Лотмана, Е.М. Мелетинского, В.Н. Топорова. В данном исследовании мы опирались также на теоретические работы Е.С. Добина, А.Б. Есина, Н.Л. Лейдермана, М.Н. Липовецкого, Г.Л. Нефагиной, И.С. Скоропановой, С.И. Тиминой, В.Е. Хализева., Л.В. Чернец, А.П. Чудакова и др. авторов, сформировавших современные научные представления о художественной детали и принципах её функционирования в авторском тексте, а также о процессах развития литературы конца XX – начала XXI вв.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Функционирование художественной детали в творчестве Л.Е. Улицкой обусловлено особенностями мировидения писательницы. Анализ функций художественных деталей в разножанровых произведениях Улицкой позволяет выстроить систему творческих связей автора с предшествующей литературной традицией и современными литературно-эстетическими поисками.
  2. В романах Л.Е. Улицкой заявлена собственно авторская система художественных деталей, функциональность которых обусловлена жанрово-тематическими особенностями произведений: детали с мифопоэтической нагруженностью, детали пространственно-временного хронотопа, детали, отсылающие читателя к определённой литературной традиции, детали, указывающие на семейную и духовную общность героев. Наиболее востребованной, универсальной и полифункциональной художественной деталью в романах Л.Е. Улицкой является цветовая деталь. Символико-семантическая наполненность данной детали строится по законам классической русской прозы и обнаруживает, в частности, эстетическую притягательность для Улицкой творчества Н.С. Лескова.
  3. Анализ системы художественных деталей в романах Улицкой позволяет выдвинуть тезис о самобытности автора, которого нельзя рассматривать в рамках определённого стилевого течения.
  4. Художественная деталь в пьесах Л.Е. Улицкой выявляет степень ориентации автора на предшествующие культурные коды, выявляет отношение автора к эстетическим и ментальным ценностям исторического прошлого и настоящего.
  5. Выделенные нами художественные детали – сакральные, «чеховские», детали ментальной характеристики героев – имеют в пьесах Улицкой особую значимость в контексте дешифровки авторских смыслов.

Теоретическая значимость диссертации обусловлена тем, что в ней система художественных деталей исследуется в контексте творческой эволюции автора, с учётом актов построения авторской картины мира. В данной работе впервые заявлен научный интерес к драматургическому творчеству Л.Е. Улицкой.

Практическая ценность работы заключается в возможности использования наблюдений и выводов, сделанных в ходе исследования, в вузовском преподавании, в лекциях и практических занятиях по русской литературе ХХ века, в спецкурсах, спецсеминарах, а также при дальнейшем изучении вопросов, связанных с научным осмыслением творчества современных авторов.

Апробация работы. Основные положения исследования и полученные результаты выражены в статьях и выступлениях на научно-практических конференциях в 2007 – 2010 гг.: Международной научно-практической конференции «Русский язык и литература в современном культурном, информационном и образовательном пространстве» (Тверь, 2007); Международной научно-практической конференции «Роль тверских Дней славянской письменности и культуры в современном интеграционном процессе и духовной консолидации славянских народов: опыт и перспективы» (Тверь, 2008); Международной научно-практической конференции «Андрей Дементьев: поэт, человек, общественный деятель» (Тверь, 2008); Международной научно-практической конференции «Анна Ахматова и Николай Гумилев в контексте отечественной культуры» (Тверь, 2009); Международной научной конференции «Русская комическая литература ХХ века. История. Поэтика. Критика» (Москва, ИМЛИ РАН, 2010).

Материалы и результаты работы отражены в 7 публикациях.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трёх глав, заключения и списка использованной литературы, включающего 211 наименований.

Основное содержание диссертации

Во Введении обосновывается актуальность и научная новизна исследования, его теоретическая и практическая значимость, определяются цель и задачи работы, теоретическая и методологическая база, формулируются положения, выносимые на защиту. Особое внимание уделяется теории художественной детали, а также проблемам, связанным с изучением творчества Л.Е. Улицкой.

Предметом анализа в первой главе «Прагматика и парадигматика функционирования художественной детали в пьесах Л.Е. Улицкой» стал анализ художественных деталей, выражающих оcобенности драматургического творчества Л. Улицкой и отражающих его тематическую и генетическую приуроченность, а также заявляющих определённую концепцию мировидения автора.

Первый параграф главы «Детали сакрального мира в пьесе «Семеро святых из деревни Брюхо» содержит комплексный анализ функций художественной детали в обозначенной пьесе Л.Е. Улицкой. В отличие от других пьес Улицкой, в данной пьесе автор реконструирует не только литературную, но и традицию народного театрального и сакрально-обрядового действа. Причины обращения Улицкой к традиции народной обрядности и народной драмы кроются в характеристиках обеих эпох, изображённых в пьесе, – революции 1917 года и событий начала 1990-х годов. Эти эсхатологические периоды в жизни народа не могли не спровоцировать актуализации мифологического сознания, соответствующих изменений в ментальной картине мира.

Прочтение пьесы становится невозможным вне реконструкции сакральных смыслов, заключённых в системе художественных деталей. Реконструкция сакральных смыслов, заключённых в деталях бытовой жизни героев, в их портретных и поведенческих, речевых характеристиках, авторских ремарках, становится основной задачей восприятия произведения.

Выстроенные по законам народного театрального представления, детали сакрального мира в пьесе Улицкой демонстрируют постоянное изменение смыслов.

Процессы изменения смысловой нагруженности одних и тех же деталей строятся по следующей схеме: от бытового значения к обрядовому, затем к бутафорскому и только потом деталь получает собственно сакральное значение. Окончательная сакрализация детали приурочена к тем моментам развития действия, когда становится возможной дешифровка её истинного значения. Детали узнавания, распознавания, предсказания, охранительные, предупредительные, ритуального действа – таков перечень условно выделенных нами художественных деталей сакрального смысла, составивших парадигму смыслозначимых деталей в пьесе Л.Улицкой.

Второй параграф главы – «Чеховская деталь в пьесе Л. Улицкой «Русское варенье» – содержит анализ пьесы «Русское варенье» с позиций выявления творческих интенций автора по отношению к чеховской традиции.

Десакрализация чеховской детали становится важнейшим фактором игры Улицкой с читателем. Писательница выстраивает систему деталей в своей пьесе по вполне узнаваемой чеховской схеме: собственно бытовые детали, звуковые, цветовые. Наполнение многочисленных бытовых (натуралистических) деталей пьесы определёнными авторскими смыслами происходит в соответствии с эстетикой постмодернистской литературы, предполагающей развенчание предшествующих культурных кодов. Пародируя чеховскую манеру использования бытовой детали, Улицкая отказывает последней в символической наполненности. Бытовые детали в «Русском варенье» – это способ развенчания житейской неприспособленности героев, десакрализация высоких смыслов их рассуждений, воспоминаний, стремлений.

Весьма значимой деталью пьесы Улицкой, восходящей к чеховской традиции, являются деньги как выражение материальной зависимости героев от внешнего мира. Так же, как и герои Чехова, герои Улицкой демонстрируют неумение распоряжаться деньгами, не понимают их реальной соотнесённости со стоимостью услуги. Не случайно в разговорах Макании и Натальи Ивановны всё время фигурируют «старые» и «новые» деньги, доллары и рубли, называются астрономические суммы, потраченные на ведение хозяйства. Герои одновременно пытаются освободиться от власти и в то же время оказываются в абсолютном подчинении деньгам, ради которых собираются продавать испорченное варенье. Интеллигенты в изображении Улицкой оказываются едва ли не большими циниками-прагматиками, чем чеховский Лопахин.

Особого внимания заслуживают звуковые детали, которые, как сказано в одной из ремарок, составляют сложную звуковую партитуру, доходящую «до симфонизма». В пьесе Улицкой звуки нарастают от действия к действию.

Помимо очевидных многочисленных звуков, вызванных бытовыми неурядицами, герои пьесы начинают слышать звуки отбойных молотков и ощущать подземные толчки. Последняя деталь функционирует абсолютно в чеховской логике, нагнетая обстановку, внутреннее напряжение тех героев, которые ещё способны воспринимать звук как символ. Из-за их нагромождения трудно сосредоточиться на каком-то определённом звуке, выявить его особенность. Тем не менее, именно он становится предзнаменованием жизненных потрясений, которые происходят с героями в финальной сцене

Последняя ремарка пьесы также содержит звуковые детали, включённые в два противоположных по смыслу ряда. На протяжении всего действия эти детали противопоставлены друг другу по принципу: звучание быта и звучание церковного колокола. Реализация данного принципа порождала в пьесе разные смыслы: от откровенно пародийных до грустно-поминальных по отношению к ушедшей в прошлое чеховской интеллигенции. Заключительная ремарка подводит итог этому символическому противостоянию.

Не менее значимой в пьесе Улицкой становится световая деталь. На протяжении всего действия дом героев пьесы по причине неисправной электропроводки иллюминируется вспышками электрического света, чередующимися с абсолютной темнотой. По ходу развития действия герои постоянно прибегают к различным «альтернативным» способам освещения дома и участка, погружающихся время от времени в темноту: зажигают фонарики, свечи. В конце действия дом героев переживает пожар. Этот момент становится кульминационным, как и сцена пожара в чеховских «Трёх сёстрах».

Таким образом, мы можем утверждать, что некоторые особенности поэтики Чехова-драматурга, в частности характер использования художественной детали, вызывают соответствующую творческую рефлексию, получившую своё воплощение в пьесе Л. Улицкой «Русское варенье». Нагромождение бытовых деталей носит подчёркнуто натуралистический характер, что лишает произведение высокого символистического звучания, характерного для драматургии А.П. Чехова. Чеховская деталь используется Улицкой как средство пародийного развенчания героев.

Сталкивая по чеховскому принципу высокое и низкое, Улицкая отдаёт предпочтение деталям, лишённым философского или символического смысла. Герои её пьесы так же, как и чеховские, много говорят, мечтают, но при этом не заявляют сложности характеров. Посредством деталей, детерминирующих поведение героев, Улицкая даёт им вполне однозначные и большей частью негативные оценки. Детали пространственно-временного хронотопа, функционирующие в «Русском варенье», замыкают круг исканий героев, подчёркивают безысходность их существования. При этом Улицкая одновременно и разрушает чеховскую традицию, но и следует ей.

Это относится прежде всего к функционированию звуковой и цвето-световой детали, которые выполняют характерную для чеховской поэтики задачу создания эффекта ожидания катастрофы. В финале пьесы обнажается родственность авторских отношений к судьбам русской интеллигенции

В третьем параграфе данной главы – «Детали ментальной характеристики героев» – рассматриваются художественные детали, выявляющие на материале пьесы «Мой внук Вениамин» специфику ментального мировосприятия автора.

Современный литературный процесс потребовал от авторов осмысления на только предшествующей литературной традиции, но и собственно авторского «Я», актуализировав, в частности, процессы национальной самоидентификации автора. Особую значимость национальная константа получила в творчестве тех авторов, которые имеют в литературе и жизни «двойное» гражданство.

Пьеса «Мой внук Вениамин» – первое произведение Улицкой, в котором она поднимает вопросы национального мировидения. В дальнейшем эти вопросы окажутся в центре внимания автора в романе «Даниэль Штайн, переводчик» где писательница формулирует глубокую мысль о незаместимости любой культуры, о её особом замысле и предназначении. В романе «Медея и её дети» в контексте мифологизированного бытия главной героини внешние факторы и закономерности её жизни обнаруживают глубинную связь с константами национального образа мира.

Пьеса Л. Улицкой «Мой внук Вениамин» посвящена в том числе и осмыслению национального еврейского характера в контексте освобождения его от стереотипов восприятия, существующих в другой культуре. Внешняя нагруженность пьесы иными смыслами не отменяет этой задачи, но позволяет осознать всю важность поставленного автором вопроса о национальной и личностной самобытности характера главной героини – Эсфири Львовны. Позиционирование этнической картины мира, образа мыслей, мировосприятия в пьесе Л. Улицкой «Мой внук Вениамин» происходит и посредством деталей. Картина еврейского мира выстраивается на уровне бытовых деталей, каждая из которых имеет тенденцию перерастать в поэтико-бытовую. Бытовой уклад еврейской семьи в пьесе представлен во множестве деталей, среди которых следует выделить манеру главной героини накрывать на стол, угощать званых и незваных гостей, заботиться о хорошем питании. В торжественные моменты приобщения Сонечки к миру еврейской семьи Эсфирь Львовна готовит национальные блюда, которые должны символизировать национальную исключительность. Героиня глубоко убеждена в сакральном значении еды вообще и еды как угощения. Посредством демонстративного гостеприимства как жизненного канона героиня осознаёт свою ментальную принадлежность. К деталям этого ряда следует отнести детали, обозначающие связь с портновским ремеслом, указания на профессионально-интеллектуальные склонности героев, детали, составляющие эстетическую сторону бытового уклада жизни.

Организация жизни еврейской общности предполагает соотнесение с библейским каноном. Поэтому не случайно появление в пьесе таких принципиально важных деталей, как апелляция к библейскому тексту, осмысление жизни как жертвоприношения. Мифопоэтические детали в пьесе, обусловленные библейской традицией, обнаруживаются прежде всего в отношениях матери и сына, который, как выясняется, не способен оценить материнскую жертву и сам оказался принесённым в жертву её ментальным амбициям.

Неизбежная для произведений о ментальной сущности героев оппозиция «свой – чужой» выражена в пьесе в деталях портрета, поведения, отношения к вненациональным ценностям, например, к патриотизму.

Приуроченность пьесы к комедийному жанру выражена посредством такой детали, как «еврейский анекдот», который становится проекцией жизни главной героини произведения.

Вторая глава «Цветовая деталь в романах Л.Е. Улицкой» посвящена анализу системы цветовых деталей в романном творчестве прозаика.

В первом параграфе главы – «Белый цвет как символико-смысловая доминанта в романе «Казус Кукоцкого» – рассматривается проблема выявления доминантной художественной детали в одном из самых значительных ее романов. Он создавался одновременно с пьесой «Семеро святых из деревни Брюхо» и также содержит в себе апелляцию к деталям сакрально-мифологического ряда, самой главной из которых является цветовая деталь.

Герой романа «Казус Кукоцкого» – это своего рода художник, заявляющий в качестве творческого манифеста свою профессиональную и личностную состоятельность. В этом контексте следует говорить о стремлении Улицкой реализовать художественные возможности цветовой детали как важного средства расширения читательских представлений о творческом начале в личности главного и других героев романа.

Визуализация посредством цветовой детали становится в романах Улицкой важным приёмом апелляции к сознанию читателя. Привлекая к анализу цветовую деталь, её смыслосоздающие функции в романе «Казус Кукоцкого», мы указываем на значимость этого произведения в творчестве писательницы. В романе заявлена традиционная для творчества Л Улицкой тема семьи. В центре романа находится герой, которого можно охарактеризовать как героя-праведника. Отсюда актуализация в произведении мифопоэтического подтекста. Именно в этом контексте восприятия художественной задачи автора следует рассматривать цветовые детали в романе Л. Улицкой.

Роман «Казус Кукоцкого» «пропитан» белым цветом. Белый цвет используется в произведении более 60 раз и становится своеобразной цветовой доминантой произведения. Главный герой произведения – врач, а белые халаты, шапочки, простыни больничных коек – обязательные атрибуты медицины, врачебного дела. Важность цветовой детали в романе подчёркивается самой Улицкой, когда она указывает на особое цветовосприятие главного героя. Это видение, данное Павлу Кукоцкому, позволяет ему осмыслять жизнь как движение света и цвета, предсказывающее человеческую судьбу.

Мозг, мужское семя, материнское молоко, объединенные белым цветом и оттенённые темой врача, представляют собой в интерпретации Л. Улицкой важнейшее триединство человеческой жизни. Белый цвет – прежде всего символ чистоты, духовности и святости. Павел Алексеевич занимается действительно святым делом: он готовит к появлению на свет новую жизнь, а потом принимает новорожденного. Облачение героя в белый халат теряет свою будничность, становится символом утверждения правоты врача, который находится над ситуацией, занимает позицию судьи, наделённого особым знанием, недоступным никому другому. Чистота помыслов и поступков героя декларируется посредством белого цвета и его благородных оттенков.

Именно белый цвет является сигналом присутствия в романе метафорического смыслового пласта, на уровне которого формулируются принципиально важные для понимания произведения идеи о пределе и бесконечности человеческого существования, о единстве жизни и смерти.

Один из важнейших элементов смысла белого в романе Л. Улицкой – символ трансформации и перехода в новое качество в описании «среднего мира» – мира между жизнью и смертью. Цвета тревоги и беды часто предваряются в романе белым, который выступает в данном случае как символ перемен. Белый цвет выступает как символ начала личностного сознания и самосознания символическое значение белого цвета сопряжено с попытками героев произведения преодолеть ограниченность человеческого знания о мире, связать свою жизнь с жизнью мира.

В романе прочитывается идея универсальности белого цвета, привлечение именно этой цветовой детали открывает перед автором уникальные возможности для выражения символических смыслов, усложнению ассоциативного ряда и индивидуализации осмысления художественной детали.

При таком активном использовании смыслообразующих возможностей данной цветовой детали в романе совершенно не реализована традиционная оппозиция белого и чёрного цветов. Это обстоятельство свидетельствует о стремлении автора следовать жизненной логике, которая не может быть заключена в рамки элементарного противостояния белого и чёрного, положительного и отрицательного.

Обозначенная цветовая деталь выполняет в романе важную оценочную функцию применительно к образу главного героя. Кукоцкий – герой достаточно противоречивый, ошибающийся и заблуждающийся, однако автор ставит своей задачей показать читателю, что её герой – человек думающий и страдающий. Именно эти качества делают Кукоцкого привлекательным. Облачённый в белые одежды, герой воспринимается читателем как символ человеческого стремления к постижению истины и не теряет своей положительности даже в моменты совершения греховных поступков.

Таким образом, белый цвет в романе «Казус Кукоцкого» является доминантной символической деталью произведения: средством организации смысловых уровней произведения, одним из способов характеристики героев, средством отсылки читателя к культурно-литературной традиции, сигналом авторско-оценочного присутствия в романе.

Параграф 2.2. «Цветовая деталь в контексте неомифологизма романов Л.Е. Улицкой» посвящён анализу функционирования художественных деталей, объединённых на основе переосмысления писательницей классических мифов и создания собственно авторских. К анализу привлекаются романы Л. Улицкой «Медея и её дети» и «Казус Кукоцкого», так как в каждом из них в большей или меньшей степени реализована идея неомифологизма.

Цветовая гамма в романах Л. Улицкой выстраивается как по законам литературы постмодернизма, так и в традициях отечественной классики. Фактором совместимости разных творческих методов становится, по утверждению ряда исследователей, неомифилогизм писательницы. Выстраивая систему цветовых деталей в контексте неомифологических составляющих романного творчества Л.Е. Улицкой, мы выделили сквозную цветовую деталь, наиболее активно вовлекаемую автором в процессы развенчания старых и создания новых мифов, как в сознании и жизни героев произведений, так и в авторском сознании.

Такой деталью в романе «Казус Кукоцкого» является жёлтый цвет. Жёлтый цвет возникает в романе в моменты формирования в сознании героев комплексов вины, ими же созданных мифологических историй. Жёлтый цвет ассоциируется и с драматическими судьбоносными мотивами. В то же время следует говорить о том, что жёлтый цвет, с его очевидной психолого-мифологической нагруженностью, создаёт эффект погружения будущего врача в тайны человеческого естества. Для Кукоцкого приближение к этой тайне всегда происходило на подсознательном уровне. Медицина, в восприятии главного героя романа, не ремесло, а особого рода откровение, погружение в миф о человеке. Жёлтый цвет играет важную роль и в характеристике отдельных героев, и в композиции романа: он становится сигналом резкого перелома в судьбе героев, предваряет и сопровождает их перемещение в «средний» мир.

Закономерным выглядит в романе стремление автора выстроить собственный миф о человеке творчества на основе мифов о русской классической литературе. И жёлтый цвет здесь выполняет оценочную функцию применительно к рассказу Л.Н. Толстого «Алёша Горшок». «Пожелтевшие» страницы рассказа, который перечитывает великий писатель, передают мысль о свете, солнце. Смысловыми качествами жёлтого цвета в данном контексте являются тепло, жизнь, вечность любви и искусства.  

Использование жёлтого цвета в романе Л. Улицкой «Казус Кукоцкого» делает, таким образом, авторскую мысль более многомерной, придает произведению глубину, включая его в ассоциативно-образную систему мифопоэтических представлений.

Цветовые детали в романах Улицкой сигнализируют о противостоянии ритуально-официального действа и ритуально-сакрального. Детали ритуально-официальных событий в романе отмечены цветовыми характеристиками, призванными подчеркнуть именно официальную, чуждую внутреннему настроению героев составляющую этих действий.

В мифологизированном мире героев романа Улицкой «Медея и её дети» палитра цветов предельно ограничена. Причина тому – стремление главной героини построить мир традиционный, не подверженный изменениям. В обрисовке картины достаточно упоминания о предмете, чтобы вызвать определённые и вполне конкретные ассоциации читателя. Именно поэтому цветовая деталь в данном романе приобретает символическое значение и становится чрезвычайно важным средством формирования образного мира произведения.

В романе о связи поколений и об укрепляющей человека «мысли семейной» значима каждая деталь, подтверждающая эту связь. Появление цвета чересчур яркого, неестественного и фальшивого в романе служит предупреждением об опасности. Многоцветность заявляет идею безумия, утраты жизненной логики, разрушения нормального порядка вещей.

Если белый цвет в романе «Казус Кукоцкого» практически никогда не входит в традиционную оппозицию чёрному, то в «Медее и её детях» данная оппозиция весьма актуальна как средство построения мифа о собирании семьи, в контексте которого невозможно не выстраивать оппозиции. Медея создаёт свою собственную традицию, собирая воедино многочисленную семью, и её миф о семействе Синопли рождает новые приметы, заявляет особые ценности. Важной характеристикой мировоззрения героини становится отказ от традиционной трактовки значения цвета: героиня решительно отвергает любую эстетическую традицию, если она не отвечает её задаче собирания рода.

В параграфе 2.3. «Семантика света и тьмы в романах Л.Е. Улицкой» рассматриваются различные аспекты функционирования свето-цветовых деталей в ее романах. В данном разделе работы к анализу привлекаются все романы автора, так как в каждом из них выстраивается система художественных деталей, входящих в оппозицию «свет – тьма». Необходимо отметить, что именно данная оппозиция более всего востребована в пьесах Улицкой и осознана автором как важная смыслообразующая художественная деталь уже на раннем этапе её творчества.

Все персонажи романа «Даниель Штайн, переводчик» расположены вокруг главного героя – Даниэля Штайна, несущего и олицетворяющего собой свет. Все цвета, используемые автором в его описании, восходят к категории света. Солнечный, золотой, зеленый, черный и, безусловно, белый цвет соотносятся с категорией света как цвета традиционно связанные с образом Бога в разных религиях. Указывает на то, что Даниэль – один из тех человеческих типов, которым суждено войти в вечность яркой вспышкой света. Слово «огонь» является главной характеристикой внутреннего мира героя.

Есть в романе и другие герои, которых можно обозначить как героев-праведников. Их изображение также отмечено световыми деталями различной цветовой характеристики.

В романе «Искренне ваш Шурик» свет и тьма становятся способами маркирования героинь по отношению к главному герою. Световая деталь становится основным средством характеристики женщин. Именно эта деталь делает облик непривлекательной внешне Лили не только притягательным, но и артистически ярким. Свет исходит и от имени героини – Лилия, которое вызывает однозначно дешифруемые ассоциации с цветком, солнцем, летом.

Герой романа, безусловно, понимает значение света, исходящего от Лили, однако сам он чаще всего оказывается в полутьме, сумраке, где не может различить истинного и ложного. При этом полутьма притягивает героя, кажется ему загадочной, исполненной неким смыслом. В характеристиках Али Тогусовой автор неоднократно подчёркивает её генетическую связь с тёмным миром, из которого она стремится на «свет Божий», но оказывается не в силах преодолеть своей мировоззренческой темноты. Цветовая палитра портретных характеристик Валерии отличается разнообразием, однако следует заметить, что ведущей портретной деталью становится «кукольность» её образа. Именно она подчёркивает физическую хрупкость героини, которая в любой момент может сломаться. Кукольным выглядит и придуманный ею самой мирок, в котором Валерия чувствует себя защищённой.

Несмотря на целый ряд положительных коннотаций, вызываемых силой воли героини, её убеждённостью в том, что она должна стать матерью, мужественным уходом из жизни, световая деталь в описании её внутреннего состояния появляется лишь однажды, когда Валерия ждет ребенка. Свет и темнота в данном произведении являются неотъемлемыми деталями портретных характеристик и пейзажных зарисовок, обозначают связь человека с внешним миром, сигнализируют о моментах душевного перелома в жизни героев. Света в романе меньше, чем темноты, полумрака, неясных, смутно выраженных цветов. Свет как символ потерянной истины заявляет о себе только в эпизодах, посвящённых Лиле и детям.

В романе «Медея и её дети» световая деталь активно функционирует в эстетическом пространстве Крыма, наделённом способностью мифологизировать происходящее, придавать героям и предметам мифологическое звучание. Крымские пейзажи в романе, насыщенные светом, мгновенно переходящим во тьму, приобретают символическое значение, воспринимаются как «универсальная парадигма бытия».

В романе «Казус Кукоцкого» свет и тьма функционируют на уровне игры смыслов. Каждая световая деталь романа несёт в себе не только традиционное значение, но и опровергает его, создавая новые смыслы, заявляет о существовании в романе двух планов.

Глава третья «Вещный мир в романах Л.Е. Улицкой»отражает процессы творческого освоения писательницей собственно вещного мира, отражающего связь героев с предметной реальностью, выстраивающего систему их отношений с материальным миром.

В первом параграфе главы «Цветность вещного мира как деталь характеристики мировосприятия героев» детали вещного мира объединяются цветовой характеристикой, которая выявляет собственно смысловое и символическое предназначение вещи в романах писательницы. Улицкая предельно внимательна к вещному миру, который окружает её героев, хотя изображение видимой реальности не является главной её задачей. Детальное изображение вещного мира во всём многообразии цветов не только выполняет в романе Л. Улицкой вполне конкретные для данного произведения художественные задачи, но и намечает его связи с духовной культурой и общественной мыслью. В этом ключе можно заявить о генетической связи словесного мастерства Л. Улицкой с традицией русской классической литературы. Писательница демонстрирует стремление максимально сосредоточить внимание читателя на тех деталях вещного мира, которые имеют художественную значимость, обладают тенденцией перерастать в символы. Вещный мир в романах Улицкой наделён многоцветием, передающим символическое предназначение вещей, предметов быта и костюмов. Эстетическая функция деталей вещного мира представлена прежде всего в их цвете, который становится главным средством выражения символической предназначенности вещи. Такой подход к изображению деталей вещного мира обусловлен художественной задачей автора, выстраивающего в своих произведениях философски нагруженные смысловые пласты. Однако этот подход не отменяет для Улицкой способности восхищаться вещным миром как таковым, ибо он делает жизнь её героев осязаемой, понятной для читателя. Детали вещного мира позволяют провести условную, но вполне дешифруемую границу между внешним и внутренним миром героев, наметить грани соприкосновения текста и подтекста.

Во втором параграфе «Тотемно-охранительная функция предметов вещного мира в романах Л. Улицкой» рассматривается проблема функционирования деталей вещного мира в качестве составляющих мифологизированного мировосприятия героев Улицкой. В параграфе делается смысловой акцент на анализе процессов перехода вещи как бытовой принадлежности в предмет, наделённый сакрально-мифологическим смыслом.

Во всех романах Улицкой функционируют вещные детали, которые по своей функции могут быть приравнены к родовому тотему (впервые на это обстоятельство было указано в кандидатской диссертации О.В. Побивайло «Мифопоэтика прозы Л.Е. Улицкой» / Красноярск, 2009).

Особая роль в романах Улицкой отведена самоцветам и полудрагоценным камням. В романе «Медея и её дети» камни упоминаются 11 раз, в «Искренне ваш Шурик» – 7, в романе «Казус Кукоцкого» – 11 раз. И только в романе «Даниэль Штайн, переводчик» данная деталь использована один раз, что вполне соотносимо с авторской установкой на стилистическую сдержанность повествования. В каждом из романов (кроме «Даниэля Штайна…») изображёны алмазы (бриллианты), которые выполняют в жизни героев произведения функцию тотема – защитника и покровителя семей и отдельных героев, служат свидетельством принадлежности к определенному роду.

Прикосновение к драгоценным камням становится фактом обретения новой жизни, меняет человека внутренне и внешне. Во всех этих произведениях алмаз выступает в роли хранителя и защитника самобытности и душевных качеств героинь. Улицкая использует данную деталь для характеристики определённого человеческого типа. Именно камень подчёркивает сходство черт их характеров, жизненных коллизий или поворотов судьбы. Драгоценные и полудрагоценные камни являются дополнительной «вещной» характеристикой образов героев Л.Е. Улицкой, художественной деталью, несущей значительную смысловую и идейно-эмоциональную нагрузку. Они важны в формировании мотивно-образной структуры произведений. Это связано с тем, что нередко образ драгоценного камня, символический смысл которого опирается на широкий культурный контекст, позволяет увидеть скрытый смысл, проясняющий семантический потенциал текста. Драгоценные камни в романе выполняют функцию тотема – защитника рода, связующего звена между поколениями.

В художественной ткани романа «Даниель Штайн, переводчик» важную функцию выполняет идея отторжения героя от бытовой сферы жизни вследствие его погружённости в мир духовный. В этом же произведении отрицание персонажем бытовой детали заявляет о его гениальности, которой чужд интерес к быту как таковому. Медея Синопли («Медея и её дети»), напротив, являясь собирательницей рода, весьма внимательно относится к деталям быта, которые осмысляются в романе на уровне создания художественного пространства дома. Предметы быта в романах Улицкой выполняют функцию эстетически привлекательных деталей, выявляющих пристрастия героев, их эмоциональное состояние. Анализ употребления вещной детали в романах писательницы показал, что её творчество не может быть отнесено к какому-нибудь одному, конкретному стилевому течению в современной литературе.  

В параграфе 3.3 «Портретно-костюмная деталь в романах Л.Е. Улицкой» анализируются функции художественных деталей, призванных выстроить визуальное представление о внешнем облике героя, равно как и заявить об определённых внутренних составляющих персонажа. Классическая функция портретно-костюмной детали в романах Улицкой не отменяет собственно авторского подхода к отбору и репрезентации деталей этого ряда. В данной части работы мы опираемся на исследования, в которых уже предпринимались попытки анализа портретно-костюмной детали в разножанровых произведениях Л. Улицкой, в том числе на работы Н.А. Егоровой, Э.В. Лариевой, О.В. Побивайло. Однако в контексте нашего исследования мы заявляем принципиально новый подход к осмыслению системы этих деталей, обозначая их генетическую близость к авторской ремарке.

В романах Л. Улицкой отсутствуют развёрнутые портретные характеристики героев: их художественно-эстетическую задачу выполняет система портретных деталей. Анализируя функции портретной детали в романных произведениях Улицкой, мы выявили, что наиболее употребляемыми являются детали, указывающие на цвет лица или глаз, костюмная деталь, физиогномическая деталь, характерная только для конкретного героя, детали сходства во внешности героев, принадлежащих одной семье или родственных по духу.

Аскетизм во внешнем облике героев становится отличительной деталью их портретных характеристик, которые призваны сигнализировать о том, что внешний мир существует для них как неизбежность, тогда как они погружены во внутреннее созерцание. Как характеристика времени возникают коллективные портреты людей, образующих одну социальную группу. Особое место в произведениях Л. Улицкой уделяется портретам детей. Во всех романах дети изображаются как проявление Бога на земле, символ высшей гармонии и основы мироустройства. Важную нагрузку в романах Улицкой несут воображаемые портреты, которые возникают в мечтах героев, в их воспоминаниях. Их функция – показать контраст с реальной жизнью, наметить для персонажа потенциальные возможности развития личности, отвергнутые ею или не реализованные в силу субъективно-объективных причин. Многие портреты в романе содержат ассоциативные детали, переносящие читателя в другие эпохи, к известным персонажам.

Важной составляющей портретной характеристики героев романов Улицкой являются костюмы, манера одеваться и ощущать себя в одежде. Одежда, в частности головные уборы, дифференцирует персонажей по их характеру или общественному статусу. Характеристика человека через вещь, восходящая к гоголевской традиции, служит особенностью портретной характеристики героев. В то же время детали портретов прежде всего призваны заявить не о психологии героя, а о его роли как носителя определённой идеи. Детали  портретных характеристик героев романов Л. Улицкой выстраивают системные отношения не только с реальной действительностью, но и с культурно-историческими моделями мира, а также с литературной традицией. Особенную роль играют портретные детали для сюжетно-композиционной организации произведений: становятся средством сопоставления, объединения героев.

В Заключении подводятся основные итоги работы и делаются обобщающие выводы.

Список использованной литературы содержит 211 наименований.

Основные положения диссертации отражены

в следующих публикациях:

Публикации в рецензируемых научных изданиях, включенных в реестр ВАК МОиН РФ:

1. Жаворонок И.А. Особенности использования цветовой детали в современной прозе (на примере романа Л.Е. Улицкой «Даниэль Штайн, переводчик»)» // Вестник МГОУ. Серия. «Русская филология», 2011. № 2. – С. 123-128.

Статьи, опубликованные в других изданиях:

2. Жаворонок И.А. Желтый цвет и его функции в романе Улицкой  «Казус Кукоцкого» // Слово: сб. науч. работ студентов и аспирантов. – Тверь: изд-во ТвГУ, 2007. – Вып. 5. – С.107-117.

3. Жаворонок И.А. Интерьерная деталь и ее роль в романах Улицкой // Слово: сб. науч. работ студентов и аспирантов. – Тверь: изд-во ТвГУ, 2009. – Вып. 7. – С. 137-141.

4. Жаворонок И.А. Традиции Н.С. Гумилева в современной прозе // Анна Ахматова и Николай Гумилев в контексте отечественной культуры: Материалы международной научно-практической конференции. – Тверь: изд-во ТвГУ, 2009. – С. 390–395.

5. Жаворонок И.А. Вещный мир в романах Улицкой // Слово: сб. науч. работ студентов и аспирантов. – Тверь: изд-во ТвГУ, 2010. – Вып. 8. – С. 118–122.

6. Жаворонок И.А. Портретная характеристика в романах Улицкой // Современный литературный процесс: Традиции, поиски, открытия: сб. науч. трудов. ТвГУ. – Тверь: изд-во ТвГУ, 2010. – С. 137–145.

7. Жаворонок И.А. Изображение драгоценных камней и их роль в романах Улицкой // Вестник ТвГУ. – Серия «Филология». – Тверь, 2010. – Вып. 1. – С. 186–190.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.