WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Военная организация англосаксонского общества (IX-XI вв.)

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

Мухаметсалимов Павел Рафаилович

ВОЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ АНГЛОСАКСОНСКОГО

ОБЩЕСТВА (IX-XI ВВ.)

Специальность 07.00.03 - всеобщая история (средние века)

Автореферат

Диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук

САРАТОВ - 2012


2

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Воронежский государственный университет»


Научный руководитель:


доктор  исторических  наук,   профессор,  профессор  Воронежского  государственного университета Глебов Андрей Германович



Официальные оппоненты:


доктор исторических наук, доцент, старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН Сидоров Александр Иванович



Ведущая организация:


кандидат исторических наук, доцент Воронежского государственного технического университета Золотарев Антон Юрьевич

Ивановский государственный университет


Защита диссертации состоится 27 июня 2012 г. в 13.00 часов на заседании Совета по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук, на соискание ученой степени доктора наук Д 212.243.03 на базе ФГБОУ ГПО «Саратовский государственный университете имени Н. Г. Чернышевского по адресу: 410012, г. Саратов, ул. Астраханская, 83, корпус XI, ауд. 414.

С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского: г. Саратов, ул. Университетская, 42, читальный зал № 3.

Автореферат разослан «    » мая 2012 г.


Учёный секретарь диссертационного совета, доктор исторических наук


Л. Н.Чернова


3

Общая характеристика работы

Настоящее диссертационное исследование посвящено научно значимой и актуальной для современной медиевистики проблеме - месту военной организации в социально-политической системе раннесредневекового общества на примере королевства англосаксов.

Актуальность темы обусловлена тем, что она сравнительно недавно стала предметом углубленного изучения в мировой медиевистике. Между тем, проблемы становления и развития военных институтов являются очень важной темой для понимания как их самих, так и других социально-политических институтов, так как раннесредневековое общество существует ради войны, война является важнейшей ценностью, и структура общества зачастую была подчинена преимущественно ее потребностям.

При рассмотрении этих проблем на первый план выходят два ключевых вопроса: каковы были причины появления того или иного института военной организации, и каким образом происходило его развитие. Решение этих вопросов позволит лучше понять структуру исследуемого общества и систему отношений в нем. Кроме того, появится возможность на основе конкретного исторического материала не только реконструировать процесс становления социальных структур, находящихся на близкой общественной и культурно-исторической стадии развития, но и выйти на общие закономерности зарождения и эволюции раннесредневекового социума.

Объект исследования настоящей диссертации - военно-политическая система англосаксонского общества периода раннего средневековья. Описание и анализ военной организации Церкви остались за рамками нашей работы, так как она практически не отличалась от светской и не влияла на развитие военной системы англосаксонского государства в целом.

Предмет данного исследования - военные институты и учреждения, их развитие, устройство и характер функционирования; из них наиболее важные - это королевская дружина (королевский фирд), местное ополчение (местный фирд), региональные профессиональные военные контингенты (военное окружение магнатов) и бурговая организация как отдельная категория военной системы.

Целью диссертации является комплексное исследование важнейших военно-политических институтов, их происхождения и эволюции в IX-XI вв., выявление их характерных черт, а также определение их места в жизни англосаксонской Англии.

В соответствии с обозначенной целью были сформулированы следующие задачи исследования:

  1. анализ важнейших характеристик англосаксонской государственности, принципов территориально-политической организации англосаксонского общества и их взаимосвязи с военной системой;
  2. выявление и анализ основных историко-теоретических проблем, связанных с военной и политической организацией англосаксов в IX-XI вв.;

4

  1. рассмотрение происхождения военных институтов англосаксов в сопоставлении с воинскими обычаями общегерманского прошлого, определение структуры и хода развития этих институтов в процессе феодализации англосаксонского общества;
  2. определение важнейших характерных черт и особенностей общегосударственной и местной военной логистики;
  3. сопоставление в самых общих чертах англосаксонской государственности и военных структур с типологически близкими к ним административными и военными институтами Каролингской империи.

Необходимо подчеркнуть, что в нашем исследовании не ставилась отдельная задача детального рассмотрения политической истории Англии IX-XI вв. и социальной структуры англосаксонского общества, хотя отдельные аспекты этих сюжетов, связанные с военной системой, нашли отражение в диссертации.

При решении поставленных нами целей и задач мы использовали сравнительный, логический, институциональный, ретроспективный, структурно-функциональный, социально-психологический, статистический методы, кроме того, мы руководствовались следующими принципами исторического исследования: критичности в работе с источниками, историзма и объективности.

Хронологические рамки. Особый интерес представляют хронологические рамки исследования - IX-XI вв., которые стали переломным периодом развития англосаксонского общества. Данный промежуток времени характеризуется чрезвычайной сложностью экономических, политических, социальных, этнических и культурных процессов и продолжает оставаться объектом пристального внимания и неослабевающего интереса историков различных стран. Прежде всего стоит сказать о том, что в это время образовалось единое государство англосаксов. Тогда же происходило нарастание (IX в.) и интенсивное развитие (X-XI вв.) феодальных отношений. В культурной области усиливался процесс взаимодействия англосаксов с континентальными европейскими народами. В политическом отношении этот период ознаменовался скандинавским нашествием викингов на Британские острова.

Пространственные и временные рамки данной работы обусловлены особенностями периода конца IX - первой половины XI вв. Тогда же происходили радикальные перемены и в военной организации, которые были связаны со сменой исторических и политических противников англосаксов и появлением в Англии скандинавских захватчиков. В данный период произошло крушение англосаксонских королевств Мерсии и Нортумбрии под ударами нового противника - викингов, и существование самого Уэссекса находилось под угрозой. Нижнюю хронологическую границу мы обозначили IX веком, временем кануна военных реформ уэссекского короля Альфреда Великого, правление которого пришлось на 871-899 гг. Именно в этот период произошли существенные изменения военной организации англосаксов. Военная система, существовавшая до того времени, рассматривается лишь как «фон», на котором мы можем проследить изменения, происходившие в военной орга-


5

низации в IX - X веках. Верхняя временная граница строго не привязана к падению англосаксонской Англии в 1066 г., так как англосаксы, оказывавшие вооруженное сопротивление нормандцам, по крайней мере, еще примерно в течение двух десятилетий сохраняли сложившуюся военную организацию.

Источникоеую базу исследования условно можно разделить на несколько групп. Первую из них составляют нормативно-законодательныее памятники. В первую очередь, к ним относятся законы англосаксонских королей. В данной категории источников нами были привлечены документы, опубликованные в различных изданиях под редакцией Ф. Либерманна, Ф. Эттенборо, Э. Робертсона и Д. Уайтлок. К этой же группе источников можно отнести отрывки, компиляции, частные работы правового характера, такие как «Законы северных людей» (Nor61eoda laga), «О вергельдах» (Wer), трактат архиепископа Вульфстана «О сословиях и вергельдах» (Gepyn6o) и «Обязанности Епископа» (Episcopus) .

Ко второй группе относятся документальные (актовые) источники. Англосаксонский актовый материал состоит из грамот {diploma, cartae), предписаний (writ), земельных кадастров и картулярных хроник. Самые ранние из дошедших до нас грамот относятся к концу VII в. До середины VIII в. они составлялись исключительно на латыни. С течением времени все большее количество грамот стали записывать полностью на древнеанглийском языке. Существует несколько генеральных изданий и каталогов англосаксонских грамот - Дж. Кембла, У. Грея де Бёрча, Э. Робертсона, X. Р. Финберга и П. Сойера, а также отдельных архивов. Мы пользовались преимущественно каталогами Сойера, Робертсона и Бёрча .

Кроме того, были использованы некоторые предписания англосаксонских королей. Предписания - это лаконичный документ, составленный по формуляру. Главная цель предписаний - уведомление локальных сообществ и местного магната или королевского министериала о королевской воле. По преимуществу, мы пользовались исчерпывающим и комментированным изданием Ф. Хармер4.

Обособленно, в рамках актового материала, стоят трактат «Об обязанностях различного рода лиц» (Rectitudines singularum personaram), составленный, по-видимому, в начале XI века, и инструкция для управляющего поме-

1   См.: Die Gesetze der Angelsachsen / Hg. von F. Liebermann. Bd.l. Text und

Ubersetzung. Halle, 1903; The laws of the earliest English kings / Ed. & transl. by F.L. Atten-

borough. Cambridge, 1922; The laws of the kings of England from Edmund to Henry I / Ed. &

transl. by AJ. Robertson. Cambridge, 1925; English historical documents. Vol. 1. 500-1042 /

Ed. by D. Whitelock. L., 1955. P.357-439.

2 См.: Die Gesetze der Angelsachsen ... S. 374-479, 627-672.

3   См.: Kemble J.M. Codex diplomaticus aevi Saxonici. L., 1839-1848. Vols.1-6;

Cartularium Saxonicum: a collection of charters relating to Anglo-Saxon history / Ed. by W. de

G. Birch. L., 1885-1893. Vols.1-3; Anglo-Saxon charters / Ed. & transl. by AJ. Robertson. 2nd

ed. Cambridge, 1956 (только грамоты и их фрагменты на древнеанглийском языке); Anglo-

Saxon charters. An annotated list and bibliography / Ed. by P.H. Sawyer. L., 1968; The early

charters of Wessex / Ed. by H.P.R.Finberg. Leicester, 1964.

4 См.: Anglo-Saxon writs / Ed. & transl. by F.E. Harmer. Manchester, 1952.


6

стьем «Герефа» (Be Gesceadwisan Gerefan)5. Данный материал представляет значительный интерес для анализа вотчинного хозяйства в рассматриваемый период.

К земельным кадастрам относятся такие источники как «Tribal Hidage» , «Burghal hidage» , «County Hidage» , а также первый общеанглийский кадастровый кодекс «Книга Страшного суда» .

Следующая категория источников - это картулярные хроники. Они занимают промежуточное положение между актовым материалом и нарративными текстами и представляют собой краткую историю о землях, принадлежавших монастырям. Здесь нам оказалась чрезвычайно полезна «Книжица епископа Этельвольда» («Libellus AEthelwoldi episcopi»)10.

Третью группу источников составляют нарративные тексты: к ним относятся хроники, исторические сочинения и агиографическая литература. Из данной группы главным образом мы использовали «Англосаксонскую хро-

11                                                                                                                                                                                        12

нику»  ,  «Церковную  историю  народа  англов»  Беды   Достопочтенного  ,

1 "3

«Церковную историю Англии и Нормандии» Одерека Виталия , биографию Альфреда Великого, написанную епископом Ассером  , «Хронику хроник»

5 См.: Die Gesetze der Angelsachsen / Hg. von F. Liebermann. Bd.l. Halle, 1903. S. 453-

455.

6 См.: Dumville D. The "Tribal Hidage": an introduction to its texts and their history // The

origins of Anglo-Saxon kingdoms /Ed. by S. Basset. L., 1989. P. 286-297.

7 См.: Anglo-Saxon charters / Ed. & transl. by AJ. Robertson. Cambridge, 1956. P. 246-

249.

8 См.: County Hidage II Maitland F.W. Domesday book and beyond. Cambridge, 1897.

P. 455-460.

9 См.: Domesday Book. A Complete Translation / Ed. by A. Williams, G. H. Martin. L.,

2003. Часть описи доступна на сайте: http://www.domesdaybook.co.uk/

10  См.: Liber Eliensis / Ed. by E.O. Blake; foreword by D. Whitelock. L., 1962; «Libellus

AEthelwoldi episcopi» // Ibid. P.72-117. Русский перевод см.: Книжица епископа Этель

вольда / Пер., предисл. и примеч. А. Ю. Золотарева // Средние века. М., 2008. Вып. 69 (3).

С. 159-201.

Использованы следующие издания: рукопись «А» («манускрипт Паркера») по: The Anglo-Saxon chronicle: a collaborative ed. / Gen. eds. D. Dumville and S. Keynes. Vol. 3. Ms. «A» / Ed. by J. Bateley. Cambridge, 1986; остальные рукописи no: The Anglo-Saxon chronicle /Ed. & transl. by M. Swanton. N. Y., 1998.

12  Оригинальный текст: Beda Venerabilis. Historia ecclesiastica gentis Anglorum //

Venerabilis Bedae opera historica / Ed. by Ch. Plummer. Vols.1-2. Oxford, 1896. Русский пе

ревод: Беда Достопочтенный. Церковная история народа англов / Пер. с лат., вступ. ст. и

комм. В.В. Эрлихмана. СПб., 2001. Кроме того, нами использовалось и другое сочинение

Беды Достопочтенного: Beda Venerabilis. Epistola ad Ecgbertum episcopum // Venerabilis

Bedae opera historica / Ed. С Plummer. Vol. I. Oxford, 1896.

13  См.: Orderic Vitalis. The Ecclesiastical History of England and Normandy / Ed. by

T. Forrester. Vol. 2. L., 1853.

14  См.: Alfred the Great: Asser's «Life of king Alfred» and contemporary sources.

Harmondsworth, 1983. Русский перевод: Ассер. Жизнь Альфреда Великого. 849-888 гг. //

История Средних веков: От Карла Великого до Крестовых походов (768-1096гг.) / Сост.

М. М. Стасюлевич. С. 225 - 247.


7

Флоренция (Иоанна) Вустерского15, «Хронику Этельварда»16 и «Историю Франков» Григория Турского17.

К агиографической литературе относится материал, почерпнутый из «Жития св. Кутберта»   .

К четвертой группе источников можно отнести англосаксонские фольклорные произведения, главным из которых стала эпическая поэма «Бе-овульф»   . Сюда же относятся другие произведение героической поэзии-

20

песня «Битва при Мэлдоне» и скандинавские скальдические саги, такие, как, например, «Сага об Инглингах»   .

В целом, говоря об источниковой базе, необходимо отметить, что, несмотря на довольно обширный перечень, она, тем не менее, остается фрагментарной, поскольку до нас дошли далеко не все законодательные акты. Например, дарственные грамоты достаточно четко определяют отношения короля с министериалами, земельными магнатами и личными слугами, а что касается отношений самих магнатов со своим окружением, которое зачастую и выступает основной военной силой на местах, то они в текстах не отражаются. Отношения формирующегося слоя феодалов и короля передаются лишь с позиции одной стороны - королевской власти, какими она их представляла или, по крайней мере, хотела видеть, и не всегда полностью отражают объективную реальность. В некоторой степени данную лакуну отношений - короля с подданными - восполняют сведения хроник.

Наиболее сложным явилось отделение «частной» военной силы от «государственной», определение степени их взаимодействия и роли в отражении внешней агрессии, а также влияния на внутреннюю стабильность королевства. В рамках нашего исследования будет показано, что отделение частного от государственного даже в сфере военной организации едва ли возможно.

Историография вопроса. В современной зарубежной англоамериканской историографии существует два основных направления в изучении англосаксонской военной организации. Первое, доминирующее до сегодняшнего дня, предлагает рассмотрение военной организации сквозь призму феодально-вассальных отношений. Основные и наиболее значительные исследования в данном направлении были проведены историками Ф. Барлоу,

15 См.: Florence of Worcester. Chronicon ex Chronicis. / Ed by B. Thorpe: in 2 vols. Г.,

1848-1849.

16 См.: The Chronicle of AEthelweard. /Ed. by A. Campbell. L., 1962.

См.: Григорий Турский. Правление Клодовея (591 г.). // История Средних веков: От Карла Великого до Крестовых походов (768-1096гг.) / Сост. М. М. Стасюлевич. Т. 1. С. 423-440.

18 См.: Historia de sancto Cuthberto // Symeonis Monachi Opera / Ed. T. Arnold. Vol. 1.

Г., 1882.

19 См.: Beowulf and its analogues. Г.; N. Y., 1968; Беовульф: эпос / Пер. с др.-англ.

В. Тихомирова. СПб, 2005.

20 См.: The battle of Maldon / Transl. and introd. by S. Salerno. Monterey, 1996.

21 См.: Сага об Инглингах // Круг Земной. М., 1995. С. 263-287.


8

Н. П. Бруксом, Р. А. Брауном, Д. Р. Дэнманом, Д. Дамвилем, С. Эвансом,

99

X. Р. Лайоном, Ф. М. Стентоном   .

Второе направление касается изучения самих методов ведения войны, тылового снабжения войск (логистики), военно-политических институтов (например, места дружины в военной организации в целом), которые практиковали англосаксы в течение всего периода. В целом данный подход можно охарактеризовать как «институциональный». Наиболее значительными трудами данного направления являются работы Р. Абельса, К. В. Холлистера,

9"3

Н. Хупера, У. Г. Хоскинса, Дж. Пиди, Р. Андервуда . Однако жесткое отделение этих двух направлений друг от друга невозможно, и большинство трудов, рассматривающих феодальные отношения в англосаксонском обществе, так или иначе, касаются военной организации в общем и наоборот.

Особую дискуссионность в англо-американской историографии вызывают вопросы, связанные с эволюцией государственных институтов в центре и на местах, прежде всего, королевской власти, а также этнополитические и этносоциальные процессы. Во второй половине XIX столетия в английской историографии прочные позиции занимала теория, согласно которой англосаксонское общество являлось образцом демократического строя, корни которого уходят в германское военное прошлое; военная власть осуществлялась местными военными вождями - конунгами. Последние в свою очередь были ограничены органами народного представительства (собраниями), где

11См.: Barlow F. A feudal kingdom of England. 1042-1216. 2-nd ed. L., 1961; Brown R.A. The origins of English feudalism. L., 1973; Denman D.R. Origins of ownership. A brief history of landownership and tenure in England from earliest times to the modern era. L., 1958; Dumville D. The aetheling: a study of Anglo-Saxon constitutional history // Anglo-Saxon England. 1979; Idem. Alfred, Ine, kindred and lordship. Paper presented at the American historical association Centennial meeting. Chicago, 1984; Evans S. The lords of battle: image and reality of the comitatus in Dark-Age Britain. Woodbridge; Rochester, 1997; Loyn H.R The term eal-dormen in the translations prepared at the time of king Alfred // English Historical Review (Далее EHR). 1953. Vol. 68. N 269. P.505-549; Idem. Gesiths and thegns in Anglo-Saxon England from the seventh to the tenth century // EHR. 1955. Vol.70. N277. P.529-549; Idem. The king and structure of society in late Anglo-Saxon England // History. 1957. Vol.42. N 145. P.88-100; StentonFM. The first century of English feudalism. Oxford, 1961.

23 См.: Abels RP. Lordship and military obligation in Anglo-Saxon England. Berkeley; Los Angeles, 1988; Idem. King Alfred's peace-making strategies with the Danes // Haskins Society Journal. 1992. Vol. 3. P. 23-34; Idem. Alfred the Great: war, kingship, and culture in Anglo-Saxon England. N. Y., 1998; Brooks N.P. Arms, status and warfare in late-Saxon England // Eth-elred the Unready / Ed. by D. Hill. British archaeological reports. British series. 1978. Vol. 59. P. 81-103; Idem. England in the ninth century: the crucible of defeat // TRHS. 5-th ser. 1979. Vol. 29. P. 1-20; Hollister C.W. Anglo-Saxon military institutions on the eve of the Norman conquest. Oxford, 1962; Hooper N. Anglo-Saxon warfare on the eve of the Conquest: a brief survey // Anglo-Norman studies. 1979. Vol. 1. P. 84-93; Idem. The housecarls in England in the eleventh century // Anglo-Norman studies. 1985. Vol. 7. P. 161-176; Idem. The Anglo-Saxons at war // Weapons and warfare in Anglo-Saxon England. Oxford, 1989. P. 191-202; Hoskins W.G. The westward expansion of Wessex. Leicester, 1960; Peddle J. Alfred, the good soldier: his life and campaigns. Bath, 1992; Idem. Alfred: warrior king. Stroud, 1999; Underwood R. Anglo-Saxon weapons and warfare. Stroud, 1999.


9

каждый свободный англосакс мог участвовать в решении вопросов войны и мира.

Принципиально отличную концепцию, отрицающую наличие каких-либо демократических черт в государственно-политическом устройстве ран-

94

несредневековой Англии, высказали Ф. Мэйтланд и Г. Чэдвик . В концепции, получившей название «теория государства знати», они подчеркивали аристократический характер этого государства. Главная роль в административном и военном управлении на местах принадлежала широкому слою служилой знати.

В этот же период появляется ряд работ, посвященных отдельным проблемам институциональной истории англосаксонской Англии.

Одной из важнейших в прошлом столетии работ по истории англосак-

9 S

сов является монография Ф. Стентона «Англосаксонская Англия» . автор считал англосаксонскую государственность накануне нормандского завоевания слабой и не способной противостоять завоевателям. Основную вину за поражение он возлагал на слабо развитые феодальные отношения и существенно разнившееся между собой этнополитическое и этносоциальное состояние регионов королевства.

В послевоенные десятилетия в связи с ростом национального самосознания утверждается противоположная концепция относительно жизнеспособности отдельных военных институтов и англосаксонской государственности в целом. Основные представители этой точки зрения - Г.Р. Лайон, Г. Ричардсон и Д. Сейлз - отмечали высокую степень развития англосаксонских институтов власти к моменту завоевания 1066 года, а также подчеркивали то обстоятельство, что и после покорения Англии Вильгельмом Завоевателем многие англосаксонские политические, а главное, военные практики не только сохранились, но и были, отчасти, восприняты нормандскими завоевателя-

26 МИ    .

Несмотря на внушительное количество трудов, касающихся военно-политической истории раннесредневековой Англии, можно констатировать, что военные институты англосаксов становились предметом глубокого академического анализа лишь дважды, а именно в трудах К. Холлистера (в

97

60-е годы) и Р. Абельса (в 80-90-е годы)   .

В отечественной науке проблемы военной организации англосаксонского королевства ни разу не становились предметом специального научного внимания.

См.: Chadwick Н.М. Studies in Anglo-Saxon Institutions. Cambridge, 1905. P. 96-99, 378-383; Maitland F.W. The Constitutional History of England. Cambridge, 1926. P.58-72.

25  См.: StentonFM. Anglo-Saxon England. 3rd ed. Oxford, 1971. P. 295-334.

26 См.: Loyn H.R. Anglo-Saxon England and the Norman conquest. L., 1970; Richardson

KG., Sayles G.O. The Governance of Medieval England. Edinburgh, 1963.

27 См.: Abels R. English Logistics and military administration, 871-1066: The Impact of

the Viking Wars. // Military aspects of Scandinavian society in a European perspective, AD 1-

1300. Copenhagen, 1996; Hollister C.W. Anglo-Saxon military institutions on the eve of the

Norman conquest. Oxford, 1962.


10

Ряд исследований был посвящен роли германских социально-политических институтов, в частности общине, которая была основной ячейкой народного ополчения в раннем англосаксонском обществе. В дореволюционной историографии в области институциональной истории наиболее яркие исследования принадлежат перу П. Г. Виноградова, который показал, что история Англии начинается с господства свободной общины, как основного социально-экономического и военно-политического института.

В отечественной историографии советского периода прочно утвердился основанный на марксистской теории подход к англосаксонской общине как к главному производственному и общественному образованию дофеодальной эпохи, устойчивость которого во многом определила тенденции и специфику будущего феодального развития Англии.

Относительно степени развития феодальных отношений в Англии к концу англосаксонского периода, а соответственно, и модели военной организации (в плане феодально-вассальных связей) в отечественной медиевистике нет общего согласия. Такие исследователи, как М. А. Барг и А. Я. Гу-ревич , говорят о победе феодализма в Англии уже к XI веку, тогда как А. Р. Корсунский, М. Н. Соколова и К. Ф. Савело настаивают на том, что окончательное складывание феодальных отношений связано с нормандским завоеванием Англии.

Один из ведущих современных специалистов по истории раннесредне-вековой истории Англии А. Г. Глебов исследовал и динамику развития государственных институтов, при этом он указывал на усиление королевской и местной администрации к XI веку. В области военной организации А. Г. Глебов особо подчеркивал роль королевской дружины и сил местных магнатов в отражении скандинавской экспансии, указывая на их собственную (местную) инициативу в ведении боевых действий. Профессионализацию воинской службы исследователь склонен видеть в распространении института королевских пожалований условной земельной собственности - бокленда как хо-

~                                                                          зо

зяиственнои основы тяжеловооруженного войска  .

Особенно важным является вопрос преемственности и синтеза поздне-

римских и германских начал в происхождении раннесредневековой Европы,

в том числе и влияния этих процессов на военную организацию. В новейшем

исследовании А. Ю. Золотарев, опираясь на недавно проведенные зарубеж-

См.: Барг М. А. Исследования по истории английского феодализма в XI-XIII вв. М., 1962; Гуревич А. Я. Роль королевских пожалований в процессе феодального подчинения английского крестьянства // Средние века. Вып. 4. М., 1953; Он же. Английское крестьянство в X - начале XI в. // Там же. Вып. 9. М., 1957.

29 См.: Корсунский А. Р. Образование раннефеодального государства в Западной Европе. М., 1963. С. 73-77; СоколоваМ. Н. Свободная община в процессе закрепощения крестьян в Кенте и Уэссексе в VII-X вв. // Средние века. Вып. 6. М., 1955. С. 34-55; Савело К.Ф. Раннефеодальная Англия. Л., 1977.

См.: Глебов А.Г. Становление и развитие раннеклассового общества в англосаксонской Британии (V-IX вв.). Дис. ...докт. ист. наук. Воронеж, 1999; Он же. Альфред Великий и Англия его времени. Воронеж, 2003; Он же. Англия в раннее средневековье. СПб., 2007.


11

ные исследования в области топонимики, топографии, археологии и микроистории, убедительно показал существование высокого уровня континуитета позднеримских и постримских (брито-римских) начал в социально-политическом строе ранних англосаксов. Автор также подчеркнул особую роль территориально-административного института «сотни», как основы региональной полицейской и оборонительной инфраструктуры, предназначенной, в том числе, для содержания и обеспечения укреплений-бургов   .

Новизна диссертационного исследования состоит в том, что впервые в отечественной медиевистике предпринята попытка комплексного исследования важнейших военно-политических институтов англосаксов, их становления и развития. Особое внимание уделяется этнополитической ситуации, которая сложилась в Англии ко времени скандинавского и нормандского завоеваний, а так же состоянию военных обычаев первых, накануне и в период их завоевания. Были прослежены процессы взаимовлияния военных обычаев англосаксов и скандинавов на ход развития военной организации.

Впервые в отечественной исторической науке, нами предложена альтернатива теории приватизации военных сил англосаксонскими магнатами (X-XI в.), выдвинутая Р. Абельсом в начале XXI века. Изначально теория опубличивания частной жизни магнатов, высказанная А. Г. Глебовым и А. Ю. Золотаревым в отношении развития политических институтов и правоохранительных учреждений, нашла широкое подтверждение в области военной организации.

В диссертации предпринята попытка разрешить спорные проблемы и сделать выводы, касающиеся факторов и обстоятельств поражения англосаксов в XI в., сначала от скандинавов, а потом от нормандцев. Помимо этого, предложена дополнительная причина поражения, кроющаяся в специфике социальной и военной психологии противоборствующих сторон.

Практическая значимость. Практическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что в нем представлена целостная картина развития военной организации и состояния военных институтов. Материалы работы могут быть использованы в процессе подготовки и преподавания общих и специальных курсов по истории средних веков, истории государства и права, в обобщающих трудах и учебниках по национальным историям.

Апробация работы. Диссертация была апробирована в виде докладов, сделанных на ряде научных конференций:

  1. Конференция молодых ученых «Власть и общество в средневековом мире» 14-16 ноября 2007 г. (Уфа, БГУ);
  2. Круглый стол «Конформизм и нонконформизм в истории» 20-22 марта 2008 г. (Уфа, БГПУ);
  3. Конференция «Война и мир. От древности к новому времени» 15-16 февраля 2009 г. (Уфа, ВЭГУ).

31 См.: Золотарев А. Ю. Государство и суд в раннесредневековой Англии (VII-XI). Дис. ...канд. ист. наук. Воронеж, 2006. С. 82-103.


12

4. Конференция «Образ прошлого: историческое сознание и его эволюция» 22-23 апреля 2011 г. (Воронеж, ВГУ).

На защиту выносятся следующие основные положения:

    • Фундаментом политической власти короля была его дружина. Основой личного контроля на местах являлось назначение на руководящие должности преданных ему людей, а также поддержание тесного контакта, налаживание вертикальных и горизонтальных союзов с местной элитой.
    • В основе военной организации унаследованной Альфредом Великим и его потомками лежали пережитки германского дружинного строя с присутствием этических норм военной аристократии, а так же созыв народного ополчения свободных общинников.
    1. Основным фактором, влиявшим на эволюцию военной системы, был внешний фактор - скандинавская агрессия. Происходил постепенный переход от использования единовременных отрядов народного ополчения к постоянному тяжеловооруженному войску. На этом фоне происходили зачатки феодализации англосаксонского войска, что выражалось в распространении института земельных пожалований на условиях военной службы. Однако, вместе с тем, в обществе сохранялись и прежние более архаичные традиции, основанные на институте комитата.
    2. Исполнение частными лицами (земельными магнатами и королевскими служащими) публичных функций и юрисдикции (суд, руководство ополчением), так или иначе, приводило к «опубличиванию» частной жизни, что, в свою очередь, вместе с распространением института патроната, вело к развитию коммендационных отношений (с ярко выраженными патерналистскими признаками) в обществе и частичному подчинению военной системы крупным земельным собственникам.

    Структура диссертации построена по проблемному принципу и состоит из введения, трех глав, заключения, приложения и библиографического списка.

    Основное содержание работы

    Во введении обосновывается актуальность избранной темы, ее научная новизна, определяются предмет, объект, цель и задачи исследования, хронологические, определяется методология работы. Анализируются источники, освещается имеющаяся историография проблемы, описывается его структура.

    Первая глава диссертации - «Государственное устройство англосаксонского королевства», посвящена рассмотрению территориально-административного устройства англосаксонского королевства и его взаимосвязи с военной организацией. Также в фокусе исследования оказались основные методы и рычаги управления государством, королевской администрации, способы создания личных контактов на всех уровнях власти, как основы функционирования государственного строя. Исходя из этого, глава разделена на два параграфа: первый - «Территориально-административное устройство англосаксонского государства». В этом параграфе особое вни-


    13

    мание уделено рассмотрению Области датского права (Danelaw). Эта часть Англии в течение долгого времени находилась под властью викингов, в результате чего сложился самобытный регион, со своей монетной чеканкой и особой политической и военной организацией.

    Отдельный раздел посвящен рассмотрению структуры территорильно-племенных образований (сотен, бургов, широв), специфике их инфраструктуры (в первую очередь управленческой, оборонительной, полицейской и судебной).

    Второй параграф - «Управление государством» рассматривает орудия правления в англосаксонском обществе. К числу главных относятся королевские виллы с наместниками короля и виллы магнатов, которые являлись центрами политической жизни, местом сбора ренты. Позже многие виллы превратились в укрепленные бурги, укомплектованные профессиональными воинскими гарнизонами.

    Также основным рычагом управления являлся королевский двор, который сочетал функции управления личным хозяйством короля, являлся единственным, находившимся в распоряжении монарха бюрократическим органом управления и выполнял роль королевской дружины.

    Особое место отведено рассмотрению природы социальных связей короля со своими подданными. Ключевыми понятиями здесь являются: пир, кормление и обмен дарами.

    Также рассматривается королевская служба, королевский совет (уите-нагемот), его состав и компетенции. Затрагивается проблема проведения в жизнь принятых на уитенагемотах решений.

    Сделан анализ методов местного самоуправления в англосаксонской Англии, рассматривается роль высшей земельной аристократии и служилой знати. Были рассмотрены процессы этно-социального характера, происходившие в ходе завоевания англосакских территорий скандинавами.

    В ходе проведенного анализа сделаны следующие выводы:

    1. Главным королевским инструментом управления являлся, прежде всего, его двор и государственные служащие, друзья и личные слуги. Фундаментом политической власти короля была его дружина, личная собственность, личное присутствие и контроль «по всей стране». Основой личного контроля являлось назначение на руководящие должности преданных ему людей. Такие кадры взращивались путем налаживания горизонтальных отношений и выстраивания собственного престижа и авторитета путем проведения грамотной и удачной внутренней и внешней политики, раздачи земель, создания духовных и семейных союзов, успешных военных кампаний, вследствие которых в соответствующих областях страны создавались группы «верных людей».
    2. В целях укрепления королевской власти и существующей социально-политической системы проводилась целенаправленная политика унификации государственной системы.

    Вторая глава - «Военная организация Уэссекского королевства накануне и после реформ Альфреда Великого (IX - X вв.)». В первом параграфе -


    14

    «Военная система и становление «бургоеой организации» рассматривается общее состояние военной организации накануне реформ Альфреда Великого. Здесь показано, что в основе доальфредовской военной системы лежал германский дружинный строй с доминированием этических норм военной аристократии. Одновременно исследуется административная и хозяйственная основы военной организации, которыми оказались остатки римского присутствия в Британии в виде политических образований (civitates, villae), городов, вилл и дорог, а также вновь образованные англосакские политии {tun). Также рассматривается состав народного ополчения (фирда) и методы ведения военных компаний. Исследуются причины наступившего кризиса военной системы, послужившего одним из главных причин создания бурговой организации и необходимости перехода к профессиональному тяжеловооруженному войску, а также коренные изменения в военной практике англосаксов в связи с норманнским нашествием. В этой связи рассматривается тактика и численность скандинавских отрядов.

    В этом же параграфе изучены этапы создания бурговой организации, обеспечивавшие ее системность и юридическое оформление, трудовые и хозяйственные источники, необходимые для ее строительства и поддержания. Здесь же исследуются логистика бурговой организации, архитектура и внутренняя структура бургов.

    Во втором параграфе - «Изменения в составе англосаксонского войска» анализируется переход от использования единовременных отрядов народного ополчения к тяжеловооруженному профессиональному (постоянному) войску.

    Для этого изучен социальный состав профессиональных военных отрядов, тэнов, а также их военного окружения и способы ведения боевых действий англосаксами. Особое внимание уделяется патерналистским отношениям внутри военной прослойки, подчеркивается их персональный характер. Рассматривается градация внутри дружин аристократии, условия и стимулы службы. Кроме того, исследуется имущественная основа профессионального войска, рост престижа воинской, прежде всего, королевской службы. Часть параграфа посвящена созданию англосаксонского флота при Альфреде Великом и на конкретных примерах рассмотрены первые успехи англосаксов в морской войне с данами.

    В третьем параграфе - «Трансформация военной системы и упадок бурговой организации в Х- начале XI веков» - говорится о причинах упадка военной и политической организации, приведших к завоеванию Англии скандинавами. На основе изучения имеющихся в историографии мнений о причинах поражений англосаксов, выделяется пять основных проблем связанных с этими поражениями. В ходе анализа этих причин ставится вопрос о существовании еще одной, кроющейся в специфике социальной и военной психологии противоборствующих сторон.

    По итогам второй главы сделаны следующие выводы:

    1) В конце IX в. военная организация англосаксов претерпела существенные изменения. Основным фактором, влиявшим на эволюцию военной


    15

    системы, был внешний фактор - скандинавская агрессия. Военная система англосаксов, унаследованная от их общегерманского племенного прошлого, не выдержала удара викингов, а ополчение свободных кэрлов, как основа военной системы, не смогло эффективно противостоять скандинавским отрядам. Одной из контрмер было создание бурговой организации - системы укреплений, укомплектованных профессиональными гарнизонами. Можно утверждать что, те вызовы, которые бросили викинги, определили ход развития военной организации в пользу ее развития и усовершенствования. Главным образом, это выразилось в необходимости консолидации знати вокруг короля. В дальнейшем это привело к укреплению государственной власти посредством бургов и унификации государственной структуры. На этом фоне происходили зачатки феодализации англосаксонского войска. Однако, вместе с тем, в обществе сохранялись и прежние более архаичные традиции, характерные для родоплеменных отношений.

    1. Землевладельческая знать и профессиональные воины не только формировали основу армии Альфреда Великого, его детей и внуков, но были ответственны за поддержание правопорядка, поставку рабочей силы для обслуживания бургов, мостов и, скорее всего, дорог. Большое число новых воинов, выдвинувшихся в период непрерывных скандинавских войн, попадали на службу в бурги или к магнатам, после чего над ними и устанавливался частный патронат (коммендационная ответственность), иногда переходивший в содержание собственной свиты. Новая модель военно-политических связей практически на всех социальных уровнях, наравне с развитием бок-ленда, послужила одним из толчков к развитию феодальных отношений, выражавшихся на начальном этапе в личной службе, покровительстве, кормлении и т.д.
    2. Мы не можем утверждать, что способы организации и количество войск Свейна и Кнута сильно отличались от прежних отрядов викингов конца IX века, а значит, причины поражения англосаксов кроются гораздо глубже, чем простое объяснение усилившегося давления скандинавов. Вина за поражение англосаксонского королевства в большей степени лежит на пришедшей в упадок бурговой организации; можно даже утверждать, что бурго-вая организация потерпела крах в конце X -начале XI вв. однако поражение было нанесено не прямыми противниками - викингами, а явилось результатом собственного пути развития, когда укрепленные крепости трансформировались в торговые пункты. Также вина за поражение лежит и на определенной части знати, которая отдавала большее предпочтение личным экономическим и политическим интересам в ущерб «национальной» обороне. Последнее случилось ввиду того, что происходил упадок традиционных институтов и механизмов реализации власти, обеспечивавших единство локальных, территориальных общин, правящей элиты и королевской власти. Центральная власть в конце X - начале XI вв. оказалась не способной принять необходимые меры для реорганизации военной системы и противостояния норманнам, консолидировать знать для реализации общегосударственных

    16

    интересов и эффективно воздействовать на нее в сфере военной службы путем установления общего внутриполитического консенсуса.

    В результате опубличивания частной жизни и частичного подчинения военного окружения магнатам сложилась ситуация вследствие которой господствующий слой получал возможность использовать эти силы в клановой вражде. Однако, несмотря на это, мы едва ли мы можем говорить об открытом военном противостоянии феодализирующегося слоя магнатов и короля в X веке. Королевская власть при соблюдении ряда условий, как и прежде, активно использовала магнатов и их окружение в своих интересах.

    Третья глава - «Военная организация англосаксонского королевства в XIвеке» - состоит из двух параграфов.

    В первом «Завоевание Англии Кнутом Великим и изменения в военной организации», рассматривается структура и состав скандинавских военных отрядов, а также говорится о внедрении некоторых военных обычаев скандинавов в английскую среду и смене центральной властью отдельных методов управления королевством.

    Как установлено, отряды викингов на первых этапах движения формировались зачастую спорадически и имели ряд отличий от англосаксонских дружин, главным из которых было отсутствие следов комитата и его пережитков. Показаны формы и внутрисоциальные связи этих отрядов на более поздних этапах и формировавшихся, в том числе, за пределами Скандинавии, в том числе и на территории Англии. Рассматривается логистика, тыловое снабжение и формы хозяйствования осевших в Англии викингов. Особое внимание уделено социальному составу и масштабам движения викингов в этот период, а также степень влияния скандинавов на военную организацию англосаксов в XI столетии.

    Некоторые изменения, произошедшие в этно-социальном составе военной прослойки и боевой практике после завоевания Англии викингами в 1016 году, рассматриваются в следующем разделе. Основу войска короля Кнута составляли датские воины, мигрировавшие в Англию в последующие годы после завоевания. Они же осуществляли полицейско-административные функции. При рассмотрении условий их службы, особое внимание было сконцентрировано на изучении профессиональной части англоскандинавского войска - хускерлах. Из их числа выделяются как чисто военные слуги, так и средние и крупные землевладельцы. Если первые зачастую находились на казарменном или дружинном положении, то вторые слились со слоем англосаксонских королевских тэнов. Однако, при этом некоторые различия между тэнами и хускерлами все же сохранялись: коренные англосаксонские землевладельцы в гораздо меньшей степени зависели от короля и играли большую роль в территориально-административном управлении.

    При анализе иных социальных, политических, и, особенно, военных аспектов скандинавского завоевания и их влияния были выявлены структурные изменения в составе старой англосаксонской аристократии, которая была почти полностью замещена в течение нескольких лет после датского завоевания 1016 г. Англосаксы, присутствовавшие в слоях высшей аристократии


    17

    времен Кнута, не были связаны ни с древними кланами, ни с наиболее мощными и влиятельными англосаксонскими семьями предшествующего периода; это были новички-выдвиженцы. Вследствие скандинавского завоевания произошли крупные изменения не только в слое высшей аристократии, но и средней, что отразилось на традиции управления королевством. Продолжительность и географическое распространение англо-скандинавского противоборства указывает на высокий уровень физического уничтожения англосаксонских тэнов. Процессы, касающиеся широкого перераспределения земель аристократии, отражены в законодательных кодексах, обнародованных сразу же после воцарения Кнута. Вместе с тем, основные принципы военной организации времен Альфреда Великого и его преемников радикально не изменились, а Кнут своими законами фактически утвердил уже сложившуюся в Англии систему, лишь частично подкорректировав ее этно-социальную основу. Основным же новшеством в военной политике Кнута было то, что он широко опирался на лично ему преданные военные силы, роль которых выполняли хускерлы и прочие скандинавские наемники. Еще долгие годы после датского завоевания Кнут, а затем и его сыновья пользовались услугами этих наемников, получавших за свою службу деньги (гельд), для сбора которых в Англии был введен специальный войсковой налог - «heregeld».

    Второй параграф - «Военная организация англосаксонского общества накануне и в период Нормандского завоевания» рассматривает тенденции, связанные с усилением самостоятельности формирующегося слоя феодалов и рост могущества местных кланов и их военного окружения. Пришедший на смену скандинавской династии сын Этельреда Нерешительного, Эдуард Исповедник (1042-1066), опирался на мощные вооруженные силы, унаследованные им от англо-датских королей. Позже, с исчезновением внешней угрозы, Эдуард пошел на резкое сокращение численности войска и флота, сохранив только гвардию хускерлов.

    Одновременно в этот период последовало дальнейшее усиление самостоятельности формирующегося слоя феодалов. Очевидно, в своей независимой от короля внутренней политике, крупные феодалы опирались на лично преданное военизированное окружение. Середину XI века можно охарактеризовать как достаточно беспокойное время для внутриполитической обстановки в англосаксонском королевстве, и некоторые исследователи склонны видеть в происходивших конфликтах зачатки феодальных войн, зачастую направленных против короля. Однако, на наш взгляд, в этот период происходило нечто иное: оставаясь в целом лояльны короне могущественные феодальные дома, используя свое богатство, влияние на местах и крупные военные силы лоббировали свои интересы посредством влияния на короля. Отдельные кланы и группировки ожесточенно противостояли друг другу, при этом, как правило, в своей борьбе они старались заручиться поддержкой короля. Придворная борьба этих групп выливалась в открытые столкновения на местах.

    С другой стороны, нельзя не заметить и развивающуюся в это же время тенденцию усиления внутригрупповой (социальной) и региональной спло-


    18

    ченности и солидарности англосаксонской средней знати. Здесь на поверхности оказываются тенденции усиления и сплоченности англосаксонской знати. Со времен Этельреда II (978-1016) тэны выступают в источниках как социально и политически самостоятельная, а, главное, сплоченная в военном отношении сила шира. Она была способна изгнать своего элдормена (т.е. лоббировать свои личные политические интересы на местном уровне) и выбрать нового, вопреки установленной практике. В период предшествовавший нормандскому завоеванию происходила смена традиционных институтов и механизмов реализации власти, обеспечивавших единство локальных, территориальных общин, правящей элиты и королевской власти. Консенсус короля и сообществ, обеспечивавший стабильность правления, заменялся консенсусом короля и наиболее могущественных эрлов.

    По-видимому, сотенное ополчение под предводительством королевских служащих-гереф и вооруженные свиты крупных землевладельцев, сформированные по дружинному принципу, к этому времени стали не единственными военизированными формированиями. Земельная знать и военно-служилое сословие могли ситуативно формировать обособленные отряды (folc), сплоченные общими, конкретными интересами участников (чаще всего это союзы отдельных кланов). Такие отряды возникали во время обострения локальных конфликтов (клановых войн) или в случае внешней угрозы и состояли из отдельных политических и клановых группировок.

    Усиление самостоятельности местных военных сил, о которой говорилось выше, не было продиктовано сепаратистскими поползновениями или стремлением знати обрести политическую независимость. Королевская власть в лице Эдуарда Исповедника без всякого политического принуждения делегировала руководство военными отрядами наиболее влиятельным лицам. На последнем этапе англосаксонской истории королевская власть до некоторой степени изменила вектор своей опоры в обществе. Теперь, как представляется, обороноспособность страны в значительно большей степени, нежели при Альфреде Великом зависела от поддержки со стороны крупных феодалов. Во главе практически всех эрлств, образованных при Кнуте, стояли представители всего нескольких семей, и королевской власти стало жизненно необходимо заставить эти кланы прекратить взаимную вражду и, по возможности, направить их энергию в нужное русло. Именно поэтому для укрепления своего положения Эдуард зачастую привлекал к себе на службу иноземцев, в том числе, нормандцев.

    Кроме того, одной из особенностей поздней военной организации англосаксов явилась тенденция укрупнения воинских контингентов, имевшихся в распоряжении отдельных региональных лидеров, что явилось отражением усиления англ о-валлийского и англо-шотландского противостояния.

    Параллельно происходили изменения в бурговой системе, которые развивались в направлении превращения многих бургов в ранние города. Несмотря на то, что со временем служба при бургах перестала быть обязательным условием получения бокленда, прежние безземельные служилые тэны, составлявшие окружение своих патронов и претендовавшие на титул тэнов,


    19

    как и сами тэны, по-прежнему присутствовали в бургах-городах. Имущественной основой их существования мог быть денежный эквивалент кормления - фирмы. Некоторые города имели право выбирать: собирать ли отряды для военных экспедиций короля на основе оценки имущества хозяйств {hides) или вместо этого выплачивать финансовые средства, т.е. оговоренную сумму для содержания наемных отрядов.

    В сфере тылового обеспечения в этот период также наблюдаются некоторые изменения. С распадом бурговой организации тыловая логистика, по-видимому, окончательно переместилась в королевские виллы и поместья крупных землевладельцев. Законы Кнута Великого подразумевают наличие у элдорменов огромного военного имущества.

    Основные выводы главы сводятся к следующему:

    1. Скандинавское завоевание начала XI столетия привело к личному подчинению военной аристократии Кнуту Великому. Данный процесс осуществлялся частично путем обширных кадровых перестановок, частично путем земельного перераспределения и внедрения института лично преданной дружины хускерлов. В результате очередного вливания скандинавского эт-но-культурного элемента с присущими ему архаичными германскими традициями дружинного строя в англосаксонскую военно-политическую среду происходило укрепление дружинных традиций, существовавших у англосаксов задолго до этого (сплав личной преданности и личной зависимости). Вопрос эффективности военной системы прямо упирался в вопрос эффективности политического руководства. Успех скандинавского завоевания был обеспечен не столько силой или численностью войск скандинавов, сколько слабостью английской военной системы, во многом уже дезорганизованной и не вполне неподконтрольной короне.
    2. Главной особенностью военной организации накануне нормандского завоевания явилось выделение некоторых военных повинностей для отдельных политий. Наравне с этим военное ремесло продолжало быть профессиональной обязанностью отдельных категорий социума. Те или иные формы военной службы касались всех подданных короля: обитателей городов, поместий и сельских жителей. Если это наблюдалось и раньше, то теперь каждая из категорий населения зачастую облагалась специальным видом военной повинности, или выплачивала соответствующую денежную компенсацию.

    В заключении подведены итоги исследования, сделаны выводы и обобщения, а также предложены дальнейшие направления изучения избранной проблематики.

    На основе рассмотренного материала можно сделать следующие выводы: фундаментом государственно-политической системы англосаксов в IX-XI вв. был личный контакт короля и подданных; участие земельных магнатов, влиятельных и авторитетных членов общества в управлении государством при дворе и на местах; коллективное согласие элитарных групп сообществ различного уровня и масштаба и нахождение консенсуса, в некоторой степени вынужденного в условиях постоянной внешней угрозы и обуслов-


    20

    ленного стремлением всех слоев без исключения сохранить, а при удобном случае, и приумножить свое имущество и повысить социальное положение. Благодаря этому имело место присутствие «министериальной доминанты», которая вместе с практикой персональных и патерналистских отношений компенсировала разлагавшиеся родоплеменные связи в условиях пока еще отсутствовавшей, как система, практики отношений феодальных. Существовали и другие способы обеспечения лояльности и консолидации элит и общества: наделение движимым и недвижимым имуществом, иммунитетом и привилегиями (по принципу реципрокности), применение силы, браки, совместные пиры и охота, проявление милосердия, особое почитание определенных святых и реликвий.

    В то же время, исполнение частными лицами публичных функций и юрисдикции (суд, руководство ополчением), так или иначе, приводило к «опубличиванию» частной жизни, что, в свою очередь, вместе с частным покровительством вело к развитию коммендационных отношений в обществе и частичному подчинению военного окружения.

    В сфере военной организации с конца IX века в Уэссексе, а затем и в других областях Англии по мере разложения родовых связей и на их почве стали активно развиваться феодальные отношения, что выразилось в создании профессиональной, тяжеловооруженной армии. Однако на фоне частых политических кризисов, наступавших в результате практически постоянной внешней агрессии, интеграция скандинавов с их обычаями военной службы вносили некоторую архаизацию в военную систему англосаксов. С другой стороны, традиции дружинного строя, германского прошлого англосаксов прочно сохранялись на протяжении X-XI вв. и являлись инструментом формирования государства. Даже термины, используемые в «Англосаксонской хронике», а также эпические картины пиров, принесения даров и патримониальных взаимоотношений в профессиональной воинской среде, а также принципиально имажинарное поведение их участников, зафиксированные в таких произведениях, как «Битва при Мэлдоне» и «Беовульф» несут на себе ясно различимый архаический налет. Устойчивость института дружины и военного окружения обеспечивалась тем, что в этой среде концентрировалась социально-экономическая и политическая элита, что, в свою очередь, находило выражение в их социальных функциях, образе жизни и типах поселений: городах-бургах и поместьях.

    Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

    Публикации в периодическом издании, входящем в перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий ВАК Министерства образования и науки РФ:

    1. Мухаметсалимов П.Р. Интеграция скандинавов в англосаксонскую социально-политическую среду // Вестник Воронежского государственного


    21

    университета. Сер. 1: Гуманитарные науки. История, политологи, социология. Воронеж, 2011. № 2. С. 128-131.

    2.  Мухаметсалимов П.Р. Англосаксонская дружина в IX-X веках //

    Вестник Воронежского государственного университета. Серия: История, по

    литологи, социология. Воронеж, 2010. № 2. С. 137-140.

    3. Мухаметсалимов П.Р. Военные преобразования Альфреда Великого

    // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: Лингвисти

    ка и межкультурная коммуникация. Воронеж, 2007. Вып. 2.4. 1. С. 154-157.

    Прочие публикации:

      • Мухаметсалимов П. Р. «Вассал моего вассала мой вассал?» (К вопросу о некоторых особенностях военной службы в Англии в XI веке) // От древности к новому времени (Проблемы истории и археологии): Сб. науч. работ. Уфа, 2008. Вып. XI. С. 83-88.
      • Мухаметсалимов П. Р. Законодательные и правовые памятники как регламентация военной организации позднего англосаксонского общества // Вестник ВЭГУ: Научный журнал. История. Уфа, 2007. № 31/32. С. 192-195.
       
      Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.