WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Исторический опыт стратагемности и принципа «мягкой силы» в социально-экономических реформах Китая

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

                               РЕГЗЕНОВА  Дулма  Бато-Очировна

Исторический опыт стратагемности и принципа «мягкой силы»

                в социально-экономических реформах Китая

Специальность 07.00.03 – всеобщая история

                                                       АВТОРЕФЕРАТ                                      

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

 

 

 

 

 

                  Улан-Удэ

2012

Работа выполнена в ФГБОУ ВПО Бурятском государственном университете

Научный руководитель:              доктор философских наук, профессор  

                                                          Янгутов Леонид Евграфович

                                                           

Официальные оппоненты:          Абаева Любовь Лубсановна, доктор   исторических наук, профессор, Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт монголоведения, буддологии и тибетологии Сибирского отделения Российской академии наук, отдел истории, этнологии и социологии, главный научный сотрудник;

                                                           Прушенова Елена Цырендашиевна, кандидат философских наук, ФГБОУ ВПО Бурятский филиал Национального исследовательского Томского государственного университета, заведующий кафедрой гуманитарно-социальных и естественно-научных дисциплин

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО Восточно-Сибирский государственный  университет технологий и управления

Защита диссертации состоится 28 июня 2012 г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 003.027.01 при Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институте монголоведения, буддологии и тибетологии Сибирского отделения Российской академии наук (670047, Республика Бурятия, г. Улан-Удэ, ул. Сахьяновой, 6).

С диссертацией можно ознакомиться в Центральной научной библиотеке Федерального государственного бюджетного учреждения науки Бурятского научного центра Сибирского отделения Российской академии наук (г. Улан-Удэ, ул. Сахьяновой, 6).

Автореферат разослан  26 мая 2012 г.       

Ученый секретарь

диссертационного совета                                       Жамсуева Дарима Санжиевна

                         

                           ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования обусловливается необходимостью и научной значимостью анализа теории стратагем и «мягкой силы», представляющих собой удивительное явление социокультурной традиции Китая. Зародившись в глубокой древности, они стали неотъемлемой частью национального менталитета китайцев как на уровне правящей элиты, так и на уровне сознания широких масс. Они пронизывают все сферы жизнедеятельности китайского общества, в том числе социально-экономическую и политическую.

Особенно ярко принципы стратагем проявили себя в переломные моменты истории Китая, составив существенный и необходимый компонент социально-экономических реформ указанных периодов. Развитие теории стратагем в Китае было дополнено теорией «мягкой» и «жесткой силы», впервые официально разработанной американским политологом Дж. Наем.

Принципы стратагем, дополненные теорией «мягкой силы», оказали огромное влияние на современные социально-экономические реформы Китая, которые существенно изменили облик страны и его положение в мировом хозяйстве. Китай стал моделью успешных социально-экономических преобразований и одним из эффективных вариантов перехода от плановой экономики к рыночной. Успех реформ обусловил значительное повышение жизненного уровня населения, улучшилось материальное положение китайского народа. Введение рыночных отношений в плановую экономику, развитие всех форм собственности, осуществление политики открытых дверей, создание специальных экономических зон, привлечение иностранных инвестиций оказали благодатное влияние на экономическую сферу.

Успех реформ был обеспечен благодаря выработанным Дэн Сяопином принципам модернизации, в основе которых лежало сочетание традиционных  и инновационных моделей экономического, социального и политического развития Китая. В традиционной модели важнейшее место занимают принципы стратагем и теории «мягкой силы».

Без понимания того, каким образом традиционные принципы, в основе которых лежат китайская стратагемность и «мягкая сила», оказали влияние на реформы, мы не сможем понять суть эффективности современных социально-экономических реформ. Это представляет большой научный и практический интерес и имеет большое значение для оценки происходящих процессов в китайском обществе и тенденций их дальнейшего развития.

Степень научной разработанности проблемы. Стратагемы как объект научного исследования стали обращать на себя внимание сравнительно недавно. В отечественной науке одним из первых на них обратил внимание российский академик В.С. Мясников. В его работах стратагемность была проанализирована как элемент политической культуры традиционного китайского общества, в частности в дипломатии китайского императорского двора [Мясников В.С. Империя Цин и Русское государство в XVII в. – М.: Наука, 1980; Мясников В.С. Традиционная китайская дипломатия и реализация Цинской империей стратегических планов в отношении Русского государства в XVII в. – М., 1977].

Отдельные принципы китайской стратагемности, истоки ее формирования рассмотрены в трудах российского китаеведа В.В. Малявина [Китайская наука стратегии / Серия «Каноны». Сост. В.В. Малявин. – М.: Белые альвы, 1999; Китайская военная стратегия / Пер. с кит. В.В. Малявина. – М.: Астрель, 2002; Тридцать шесть стратагем. Китайские секреты успеха / Пер. с кит. В.В. Малявина. – М., 1998; Малявин В.В. Искусство управления. – М.: Изд-во «Астрель», «АСТ», 2004]. Феномен стратагемности как специфическая особенность культуры межличностных отношений рассматривался А.И. Воеводиным [Воеводин А.И. Стратагемы. Стратегии войны, манипуляции, обмана. – М.: Белые альвы, 2002].

В работе швейцарского ученого Харро фон Зенгера дается анализ этимологии слова «стратагема», генезис данного феномена и подробное описание знаменитых 36 стратагем [Зенгер Харро фон. Стратагемы. О китайском искусстве жить и выживать: знаменитые 36 стратагем за три тысячелетия / Пер. с нем. А.В. Дыбо; Общ. ред., вступит. ст. и коммент. В.С. Мясникова. – М.: Прогресс.  Культура, 1995; Зенгер Харро фон. Стратагемы. О китайском искусстве жить и выживать: в 2 т. – М.: Эксмо, 2004].

Принципы военной тактики Древнего Китая, которые легли в основу стратагем, освещены в работах Н.И. Конрада, С. Кауфмана [Конрад Н.И. Сунь-цзы. Трактат о военном искусстве. – М. – Л.: Госполитиздат, 1950; Сунь-цзы. Исскуство стратегии / Пер. с кит., предисл. и коммент. Н.И. Конрада. – М.: Изд-во Эксмо; СПб.: Мидгард, 2006; Сунь-цзы. У-цзы: Трактаты о военном искусстве / Пер. с кит. Н. Конрада. – М., СПб.: АСТ, 2001; Кауфман С. Сунь-цзы. Искусство войны: Современное толкование древнего трактата / Пер. с англ. К. Савельева. – М.: ФАИР-ПРЕСС, 2004].

Исследованию стратагем посвящены труды таких китайских авторов, как  Ван Шэнцзю, Сунь Янь, Юй Сюэбинь и др. [Сунь Янь. Саньшилюцзи шансюэюань (Коммерческий институт 36 стратагем). – Пекин: Чжунго Чанань чубаньшэ, 2005; Ван Шэнцзю. Саньшилюцзи юй гуаньли (36 стратагем и управление). – Пекин: Дандай шицзе чубаньшэ, 2006; Юй Сюэбинь. Саньшилю цзи синь цзе сян си (36 стратагем, заново истолкованных и тщательно изученных). – Пекин, 1993]. Отдельную историографическую базу исследования составили китайские классические источники по стратагемам, такие как «Тридцать шесть стратагем», «Хань Фэй-цзы», «Троецарствие» и др.

С позиции стратагемности были рассмотрены сущность и специфика современной деловой культуры Китая в работе О.Р. Очирова [Очиров О.Р.    Современная  деловая  культура  Китая:  сущность  и  специфика (на примере стратагемности): дис… канд. культурологии. – Чита: Забайкальский государственный гуманитарно-педагогический университет им. Н.Г Чернышевского, 2006].

Теория «мягкой силы» впервые была разработана американским политологом Дж. Наем, который помимо экономической и военной мощи выделял культурные и политические ценности страны [Joseph S. Nye. Soft power. The Means to Success in World Politics (Мягкая сила: способ успеха в мировой политике). – N-Y. Public Affairs, 2004; Най Дж. Гибкая власть. – М.: Фонд Социопрогностических исследований «Тренды», 2006].  

Теория «мягкой силы» Китая была рассмотрена в трудах таких китайских ученых, как Янь Сюэтун, Лу Ган, Пэн Пэн, Мэнь Хунхуа, Пан Чжунъин, Ли Гочжэнь и др. Янь Сюэтун считает, что «мягкая сила» Китая должна обеспечиваться не только наращиванием культурной притягательности, но и усилением политической мощи страны [Янь Сюэтун. Чжунго жуаньшили юдай тигао (Мягкая сила Китая ждет повышения). – Чжунго юй шицзе гуаньча. Сянган. – 2006. – № 1; Янь Сюэтун. Жуаньшили дэ хэсинь ши чжэнчжи шили (Ядро мягкой силы – политическая сила) // Хуаньцю шибао. – 2007]. Другой ученый Лу Ган считает, что «мягкая сила» Китая должна усиливаться через повышение культурной силы, а наращивание политической репутации без внимания к культуре не позволит повысить «мягкую силу» КНР [Лу Ган. Вэньхуа шили жо жан чжунго шифэнь (Слабая культурная сила приведет к тому, что Китай утратит свою долю) // Хуанцю шибао. – 2007].

В работах Мэнь Хунхуа, Пэн Пэна рассматривается необходимость реализации «мягкой силы» как важного средства превращения Китая в сильную державу [Мэнь Хунхуа.  Гоуцзянь Чжунго да чжаньлюе дэ куанцзя: гоцзя шили, чжаньлюе гуаньнянь юй гоцзя чжиду (Формирование контуров   большой стратегии Китая: реальная сила государства, стратегические понятия и международный порядок). – Пекин, 2005; Пэн Пэн. Хэпин цзюэци лунь – Чжунго чунсу да го чжи лу (Концепция мирного возвышения Китая – путь к новому формированию Китая как великой державы). – Гуаньчжоу, 2005].

Исследованию китайской «мягкой силы» посвящена работа российского китаеведа В.Г. Ганшина, в которой он подробно рассматривает основные компоненты «мягкой силы» КНР, которые реализуются через активизацию культурных обменов, пропаганду привлекательности китайской модели развития, мирную внешнюю политику и убеждения в своей ответственности [Ганшин В.Г. Прочность китайской «мягкой силы» // Проблемы Дальнего Востока. – 2009. – № 6].

Осмыслению особенностей экономической реформы в КНР посвящены исследования российских китаеведов Е.Ф. Авдокушина, О.Н. Бороха, Г.А. Ганшина и И.В. Ушакова, В.Г. Гельбраса, М.Л. Титаренко, Л.И. Молодцовой, И.Н. Наумова, Э.П. Пивоваровой, В.Я. Портякова, Я.М. Бергера, Л.П. Делюсина, А.С. Селищева и Н.А. Селищева, В.Г. Бурова, Д. Смирнова и др.

Теоретическим вопросам экономической реформы в Китае посвящены труды Е.Ф. Авдокушина, О.Н. Бороха. В монографии Е.Ф. Авдокушина раскрываются этапы разработки теории «социализма с китайской спецификой», рассматриваются взгляды китайских экономистов на актуальные теоретические проблемы экономики социализма [Авдокушин Е.Ф. Теоретические основы экономической реформы в КНР. – М.: Издательство ВЗПИ, 1990].

О.Н. Борох в своем труде исследует новые направления в китайской экономической науке периода (конца 70-х – середины 90-х гг.). Рассматривается влияние китайской традиционной культурной традиции и зарубежных концепций на современную экономическую мысль, проводится сравнение теоретических основ китайской модели постепенного перехода к рынку и стратегии радикальных преобразований [Борох О.Н. Современная китайская экономическая мысль. – М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 1998].

Генезису теории социализма с китайской спецификой посвящен труд Э.П. Пивоваровой и М.Л.Титаренко [Пивоварова Э.П., Титаренко М.Л. Генезис теории социализма с китайской спецификой // Китай на пути модернизации и реформ. 1949 – 1999 / Под ред. М.Л. Титаренко. – М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 1999].

Процессу создания теории социализма с китайской спецификой также посвящен труд Л.П. Делюсина [Делюсин Л.П. Дэн Сяопин и реформация китайского социализма. – М.: Муравей (Восток-Запад), 2003]. Здесь большое внимание уделяется роли Дэн Сяопина в выработке политики реформ и открытости, в ходе которой социализм строился с учетом национальной специфики страны и принципиально отличался от социализма Мао Цзэдуна.

В работе Л.П. Делюсина рассматриваются основные направления развития общественно-политической мысли Китая XX в. от Сунь Ятсена до Мао Цзэдуна и подходы данных политических деятелей к поискам путей превращения Китая в сильное, развитое государство, также здесь освещаются политические кампании времен «культурной революции» и после нее [Делюсин Л.П. Китай в поисках путей развития. – М.: Муравей, 2004].  

Исследованиям реформирования аграрного сектора Китая как важного звена народного хозяйства посвящены труды российских специалистов Я.М. Бергера, Л.Д. Бони, Л.А. Волковой, А.С. Селищева и Н.А. Селищева, А.С. Мугрузина и др.

В монографии Я.М. Бергера значительное внимание уделяется проблемам перехода от натурального сельского хозяйства к товарному, специализации экономики деревни, выявлена эволюция взглядов на историю, формы и методы коллективизации китайской деревни [Бергер Я.М. Социальные процессы в современной китайской деревне. – М.: Наука. Главная редакция «Восточной литературы», 1988].

Модернизации аграрного сектора посвящена работа Л.Д. Бони и Л.А. Волковой [Бони Л.Д., Волкова Л.А. Модернизация аграрного сектора // Китай на пути модернизации и реформ. 1949 – 1999 / Под ред. М.Л. Титаренко. – М.: Издательская фирма «Восточная литература», 1999].  

Проблемам китайской деревни также посвящена работа Л.Д. Бони, в которой отражены положительные и отрицательные последствия аграрной политики за последние три десятилетия XX в. [Бони Л.Д. Китайская деревня на пути к рынку (1978 – 2004 гг.). – М.: Институт Дальнего Востока РАН, 2005].

В работе А.С. Мугрузина исследуются социально-экономическое развитие Китая, развитие производительных сил и состояние производственных отношений в I половине XX в. [Мугрузин А.С. Аграрно-крестьянская проблема в Китае в первой половине XX в. – М.: Наука. Издательская фирма «Восточная литература», 1993].

Экономические преобразования, китайский путь рыночной трансформации, значительные успехи, достигнутые экономикой Китая в ходе реформы, вызывают заметный интерес во всем мире. В рамках дискуссии по этой проблеме высказывали свое мнение такие специалисты, как один из разработчиков «шоковой терапии» Джеффри Сакс, американские и английские китаеведы-специалисты Б. Нотон, П. Нолан, Д. Солинджер, Д. Старк, Э. Уолдэр, Т. Роски, французский социолог Рокка Жан-Луи, известный французский экономист и политолог Ги Сорман, К. Либерталь, Л. Чаба и др.

В работах Сунь Ефана, Сюэ Муцяо, Ма Хуна, Дун Фужэня (китайских экономистов старшего поколения) выявлена необходимость использования рыночных методов регулирования, создания многоукладной экономики. Их труды послужили основой для дальнейшего развития экономической науки, ими были заложены традиции научного творчества, продолженные затем новым поколением китайских ученых.

В работе Ли Пэйлиня анализируется поиск путей строительства социализма в Китае, где речь идет о новом понимании социализма, которое формируется ныне в Китае. В работе рассматриваются вопросы о китайском крестьянстве, китайской деревне, анализируется структура китайского общества, проблема общества «среднего достатка» [Ли Пэйлин. Десять лекций о гармоничном обществе. – Пекин: Шэхуй кэсюэ вэньсянь чубаньшэ, 2006].

Объектом исследования являются стратагемность и «мягкая сила» в Китае.

Предметом исследования является применение стратагем и «мягкой силы» в социально-экономических реформах Китая в их исторической ретроспективе.

Целью диссертационного исследования является выявление роли и места стратагем и «мягкой силы» в китайских социально-экономических реформах в их исторической ретроспективе. Для достижения поставленной цели определены следующие задачи: 

1) раскрыть принципы стратагемности в социокультурной традиции Китая;  

2) рассмотреть «мягкую силу» в исторической традиции и социально-политической реальности современного Китая; 

3) проанализировать особенности сочетания стратагем и «жесткой силы» в социально-политической истории времен правления Цинь Шихуанди и Мао Цзэдуна;

4) изучить сочетание стратагем и «мягкой силы» в социально-экономических реформах Дэн Сяопина;

5) выявить принципы стратагем и «мягкой силы» в идеологических установках социально-экономических реформ;

  1. рассмотреть аграрные реформы как наиболее яркое отражение эффективности сочетания стратагем и «мягкой силы».

Территориальные рамки исследования охватывают территорию Китайской Народной Республики. Хронологические рамки исследования определяются его содержанием  и  охватывают  следующие периоды:  период формирования китайской стратагемности с древних времен (X-IV вв. до н.э.), период социально-экономического развития Китая с 1949 г., т.е. с момента образования КНР, до начала проведения реформ 1978 г.; период проведения социально-экономических реформ с 1978 г. по настоящее время.

Источниковую базу исследования составил широкий круг разнообразных источников на русском, китайском и английском языках.

Важную информацию содержат материалы и документы КНР: законодательные материалы КНР (Конституция и основные законодательные акты Китайской Народной Республики (1954 – 1956); КНР: законодательные акты; КНР: Конституция и законодательные акты); материалы Всекитайских съездов Коммунистической партии Китая (материалы VIII, IX, XI, XII, XIII, XIV, XVI, XVII съездов КПК); материалы сессий ВСНП; партийные документы КНР (Постановление ЦК КПК относительно реформы хозяйственной системы (октябрь 1984 г.); Постановление ЦК КПК относительно руководящего курса в строительстве социалистической духовной культуры) и др.

Для диссертационного исследования ценную информацию представляет  периодическая печать как на русском, так и на китайском языках. Важную информацию содержат газеты и журналы КНР: «Жэньминь жибао», «Гуанмин жибао», «Гунжэнь жибао», «Цзинцзи жибао», «Ляован», «Цзинцзи яньцзю», «Цзяоюй яньцзю», «Чжэсюэ яньцзю» и др.

Важную для исследования информацию содержат также центральные российские журналы: «Азия и Африка сегодня», «Власть», «Вопросы философии», «Вопросы истории», «Вопросы экономики», «Народное образование», «Общество и экономика», «Мировая экономика и международные отношения», «Проблемы Дальнего Востока», «Свободная мысль», «Социально-гуманитарные знания» и др.

Ценным источником исследования являются монографии как российских, так и зарубежных авторов, а также труды политических деятелей Китая Мао Цзэдуна, Дэн Сяопина.

Отдельные цифры и материалы, необходимые для исследования, были опубликованы в официальных статистических ежегодниках, а также в материалах, публикуемых центральными статистическими органами КНР и Российской Федерации. Необходимая информация и статистические данные были почерпнуты из интернет-сайтов периодических изданий, официальных сайтов Агентства Синьхуа, Жэньминь жибао он-лайн.

Научная новизна исследования. В диссертации раскрыты место и роль стратагемности и «мягкой силы» в истории Китая. Выявлено, что они являются необходимой составляющей в социально-экономических реформах Китая в переломные моменты его истории. Показаны истоки формирования теории «мягкой силы» и «жесткой силы», доказано, что «жесткая сила» в сочетании со стратагемами приводит к негативным последствиям проводимых реформ, в то время как сочетание стратагем и «мягкой силы» дает положительные результаты. Обосновано, что главным показателем эффективности принципов стратагем и «мягкой силы» явилось удачное сочетание в «китайском социализме» частной и общественной собственности, планирования и рыночных отношений, распределения по труду и капиталу. При этом наиболее ярко проявили себя стратагемы и «мягкая сила» в аграрной реформе.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Китайская  стратагемность  представляет  собой  социокультурный феномен, под  которым  понимается   наличие  специфического  мышления  у китайцев, названного стратагемным. Оно проявляется в виде сплава личностных качеств, направленных на получение выигрыша посредством составления хитроумных планов.  Стратагемы используются в сочетании с «жесткой» или «мягкой силой», в зависимости от их сочетания предопределяется успех тех или иных социально-экономических, политических мероприятий.

2. Стратагемы ярко проявлялись в переломные моменты истории Китая. В особенности это выразилось в осуществлении реформ. Реформы Цинь Шихуанди и Мао Цзэдуна были основаны на применении стратагем в сочетании с «жесткой силой», что привело в конечном итоге к провалу их политики.

3. Успешность социально-экономических реформ Дэн Сяопина объясняется во многом тем, что он сочетал стратагемы с «мягкой силой». Принципиальным направлением этого сочетания явились поощрение и развитие многообразных форм собственности, развитие рыночных отношений, наличие инструментов хозяйствования, характерных для капитализма (акции, биржи и т.д.), признание законным неравенства в доходах населения (через зажиточность части населения и районов – к зажиточности всех), создание специальных экономических зон (СЭЗ), привлечение иностранных инвестиций и широкое использование иностранного опыта.

4. Характерным проявлением сочетания принципов стратагем и «мягкой силы» явилась идеологема: Дэн Сяопин – продолжатель линии Мао Цзэдуна в строительстве «социализма с китайской спецификой».

5. Реформы в сельском хозяйстве явились наиболее ярким отражением эффективности сочетания стратагем и «мягкой силы».

Методологическую основу исследования составили принцип объективности, научности и историзма. Принцип объективности предполагает  рассмотрение  исторического  прошлого Китая таким, каким оно было  в  действительности, без  заранее заданных схем, а также позволяет провести  анализ  фактов  современного  положения  Китая,  отражающих  их сложность и разносторонность. Принцип научности состоит в том, что выводы были сделаны, опираясь только на достоверные факты. Принцип историзма предполагает всестороннюю оценку событий, фактов и личностей в исследуемом процессе.

В изучении социально-экономических реформ Китая, их особенностей были использованы сравнительно-исторический, хронологический, системно-структурный методы. В исследовании конкретного исторического материала применялись методы анализа и синтеза.

Теоретическая и практическая значимость работы. Основные результаты проведенного исследования позволяют сделать вывод о значимости стратагемного мышления для социокультурной и политической традиции Китая, понять взаимосвязь китайской стратагемности и «мягкой силы» в социально-экономических реформах Китая. Полученные результаты позволяют полнее осознать предпосылки, закономерность, возможности и границы осуществления китайских реформ. Сформулированные в исследовании теоретические выводы расширяют и конкретизируют представления о сущности и закономерности модернизации в КНР.

Практическая значимость работы заключается в том, что полученные в процессе исследования выводы могут служить методологической базой для последующей разработки проблем, связанных с реформами Китая, строительством социализма. Основные положения могут быть использованы при составлении новых учебных материалов, лекций и пособий по философии, истории Китая.

Апробация результатов исследования. Основные выводы и результаты диссертационного исследования были изложены на международных, региональных,  внутривузовских конференциях: «Философия. Социология. Современность» (Улан-Удэ, 2010 г.), «Современный социум. Проблемы и перспективы» (Улан-Удэ, 2011 г.), «Актуальные проблемы развития КНР в процессе ее регионализации и глобализации» (Чита, 2011 г.), «Человек, культура и общество в изменяющемся мире» (Улан-Удэ, 2011 г.), «Общество в эпоху перемен: проблемы и перспективы» (Улан-Удэ, 2012 г.). Всего опубликовано восемь статей, три из которых в рецензируемых изданиях.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух  глав, состоящих из шести параграфов, заключения, списка использованных источников.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснованы актуальность исследования и степень изученности проблемы, сформулированы предмет, объект, цель и задачи исследования, раскрыта научная новизна, определены территориальные и хронологические рамки, методы исследования, охарактеризована источниковая база, изложены теоретическая и практическая значимость работы.

Первая глава «Стратагемы и принципы «мягкой» и «жесткой силы» в китайской истории» состоит из трех параграфов, в которых анализируются процессы зарождения и развития стратагемности, «мягкой» и «жесткой силы» в исторической традиции Китая, развитие «мягкой силы» в социально-политической реальности современного Китая, а также сочетание стратагем и «жесткой силы» в деятельности Цинь Шихуанди и Мао Цзэдуна.

В параграфе 1.1 «Принципы стратагемности в китайской традиции» дается определение понятия «стратагема», анализируются этимология этого понятия и генезис стратагемности в социокультурной традиции Китая.

История формирования учения о стратагемах (?? – цзимоу, ?? – моулюэ, ?? – цзицэ, ?? – чжимоу) уходит своими корнями в глубокую древность китайской цивилизации. Вначале стратагемы зародились в военном искусстве Древнего Китая. Огромное влияние на стратагемность оказал трактат «О военном искусстве» Сунь-цзы. Сунь-цзы выделял три вида победы: победа через оружие, победа посредством дипломатических средств и победа с помощью стратагем, при этом первое место он отдавал победе с помощью стратагем.

Глубокое влияние на стратагемность оказали идеи философских школ Древнего Китая – даосизм, легизм, конфуцианство. Такие даоские принципы, как сокрытость в утробе «матери Неба и Земли», возвращение к «началу всех вещей», недеяние, формируют у человека такое качество, как скрытность, позволяют ему предвидеть события и извлекать пользу из естественного хода событий. Согласно легизму, правление должно осуществляться на основе закона, при этом легисты не отрицали хитрость и обман для достижения определенной цели. Легисты считали, что правитель должен быть скрытным и таинственным для сохранения своей власти. Конфуцианская концепция образования стала одним из факторов развития стратагемности в Китае. Конфуцианство по своей сути было прагматичным и рациональным учением, определявшим социальную ориентацию людей. В диссертации анализируются философско-мировоззренческие истоки стратагем.

Благодаря устной традиции и письменным источникам стратагемы стали доступными для широких слоев населения. Стратагемы составляли не только полководцы, чиновники, придворные ученые, но и простые люди. Это, безусловно, нашло отражение в китайской художественной литературе. По мере своего развития стратагемы впоследствии были сведены в «Трактат о 36 стратагемах». Одними из факторов формирования стратагемности стали тщательная разработка, квалификация и пропаганда среди населения. В Китае составление и применение стратагем достигло уровня науки и искусства, они были закреплены в научных трактатах.

Можно выделить такие принципы стратагем, как ненасилие, прагматизм, духовный принцип, гибкость и динамичность, объективность, постепенность в делах. Таким образом, китайская стратагемность – это социокультурный феномен, который является неотъемлемой частью культуры Китая, важной чертой национального характера китайцев.

В параграфе 1.2 «Мягкая сила» в исторической традиции и социально-политической реальности современного Китая» раскрываются развитие «мягкой силы» Китая и ее основные ценностные компоненты.

Теория «мягкой силы» (??? – жуань шили), используемая сегодня Китаем, восходит к китайским стратагемам. Основными принципами «мягкой силы», как и стратагем, являются ненасилие, достижение цели мирными средствами. Впервые концепция «мягкой силы» была официально сформулирована в конце 1980-х гг. выпускником Гарварда  Джозефом Наем. «Мягкая сила» – это способность добиваться желаемых результатов при помощи убеждения, привлекательности собственного имиджа, добровольного участия. В Китае идея «мягкой силы» существовала уже давно, она рассматривалась еще в учениях Лао-цзы, Конфуция, Сунь-цзы, однако не была четко оформлена в виде теории.

В современном Китае концепция «мягкой силы» нашла свое отражение в стратегии  китайского руководства, выдвинутой  на XVII съезде Компартии Китая (2007 г.), когда в докладе Ху Цзиньтао прозвучал призыв о повышении  культурной «мягкой» мощи и «мягкой силы» во внешней политике. В основе китайской «мягкой силы» лежат три компонента: 1) культурный диалог; 2) лидерство в развивающемся мире; 3) проведение на мировой арене сбалансированной политики. Культурный компонент как механизм «мягкой силы» в современном Китае реализуется посредством китайских эмигрантов (хуацяо), «культурной дипломатии», распространения китайского языка в мире, через СМИ (издание журналов, открытие каналов и др.).  Второй компонент «мягкой силы» – это лидерство КНР в развивающемся мире. КНР уделяет внимание Африке и Латинской Америке, оказывая им гуманитарную помощь. Третий компонент «мягкой силы» КНР заключается в проведении сбалансированной, мирной внешней политики на мировой арене.

Китай помимо повышения своего мирового статуса стремится к установлению гармоничных отношений со всеми странами. Идея гармонии, уходящая корнями в глубокую древность, включена в политику «мягкой силы» КНР и заключается в достижении внутренней и внешней гармонии.

В параграфе 1.3 «Стратагемы и «жесткая сила» в исторических параллелях социально-экономических реформ Цинь Шихуанди и Мао Цзэдуна» рассматривается сочетание стратагем с «жесткой силой» в деятельности Цинь Шихуанди и Мао Цзэдуна. 

Джозеф Най помимо «мягкой силы» выделял также «жесткую силу»,  определяемую как способность к принуждению, обусловленную военной и экономической мощью страны. В Китае идеи «жесткой силы» восходят к легистским традициям. Впервые использование стратагем и «жесткой силы» было воплощено в практике правления Цинь Шихуанди. Придя к власти, он провел ряд реформ: упразднил удельные владения, ликвидировал привилегии аристократии, поощрял земледелие и войны с соседями, жестоко подавлял противников своего курса. Жесткие методы и применение коварных планов при императорском дворе не привели к внутренней гармонии в Поднебесной, что в итоге привело к падению империи Цинь.

Другой пример использования «жесткой силы» и стратагем был воплощен на практике Мао Цзэдуном. Принятие концепции «новой демократии» в начальный период КНР для Мао Цзэдуна носило тактический характер. Здесь Мао применил стратагему № 8 – для вида чинить деревянные мостки, втайне выступать в Чэньцан (???????? – мин сю чжань дао ань ду чэньцан). Сущность: стратагема сокрытия истинного направления. Мао Цзэдун, прикрываясь «новой демократией», намеревался в короткие сроки построить коммунизм.

Отход Мао Цзэдуна от генеральной линии партии начался с кооперирования деревни и города, в дальнейшем его отход выразился в экспериментах «большого скачка» и «народных коммун», которые не учитывали развитие производительных сил, что соответствовало стратагеме № 11 – сливовое дерево высыхает вместо персикового (???? – ли дай тао цзян). Сущность: пожертвовать малым, чтобы выиграть нечто ценное. Мао Цзэдун «пожертвовал» производительными силами ради производственных отношений, чтобы досрочно построить коммунизм.

Тяжелым испытанием для страны стала «культурная революция», которая явилась проявлением стратагемы № 20 – мутить воду, чтобы поймать рыбу (???? – хунь шуй мо юй). Мао создал в стране хаос, чтобы избавиться от своих противников в партии и обществе. Эксперименты Мао Цзэдуна нанесли огромный ущерб экономике, культуре, науке страны. Мао Цзэдун также проводил различные  политические кампании при умелом сочетании стратагем и «жесткой силы».

Внешний курс Мао Цзэдуна заключался в гегемонистских устремлениях Китая в мире. Здесь он применял стратагемы, например стратагему № 23 – дружить с дальним и воевать с ближним (???? – юань цзяо цзинь гун). Цель заключалась в том, чтобы, сблизившись с США – дальним врагом, Китай сумел приструнить ближнего врага – Советский Союз.

В диссертационном исследовании сделан вывод о том, что сочетание стратагем и «жесткой силы» в политической деятельности в конечном итоге привело к негативным последствиям.

Во второй главе «Стратагемы и приоритет «мягкой силы» в модернизации современного Китая», состоящей из трех параграфов, рассматривается сочетание стратагем и «мягкой силы» в реформах современного Китая, в их идеологии и в аграрной политике.

В параграфе 2.1 «Стратагемы и «мягкая сила» в социально-экономических реформах Дэн Сяопина» раскрываются сущность и положения реформ, осуществляемые на основе стратагем и «мягкой силы».

Ближайшей целью реформ Дэн Сяопин назвал «сяокан» (??). Этот факт можно отнести к стратагеме № 14 – позаимствовать труп, чтобы вернуть душу (???? – цзе ши хуань хунь), сущностью которой является: поставив новую цель, возродить к жизни нечто, принадлежащее прошлому. Дэн Сяопин, использовав древний конфуцианский термин, поставил перед страной новую задачу, объединившую народ КНР.  

Дэн Сяопин построил «гибкую» модель социализма, что соответствует стратагеме № 25 – выкрасть балки и подменить колонны, не передвигая дома (???? – тоу лян хуань чжу). Сущность: не меняя фасада здания, поменять внутри несущие опоры. «Китайский социализм» предполагает развитие частного сектора и рынка, наличие капиталистических инструментов хозяйствования и т.д. Социализм сохраняет лицо тем, что в экономике Китая доминирующее положение занимает общественная собственность. Здесь присутствует принцип китайской стратагемности: гибкость и динамичность. Высказывания Дэн Сяопина относительно плана и рынка являются проявлением стратагем и «мягкой силы», так как Дэн Сяопин не ставит жесткие рамки, а призывает использовать любые средства, которые способствовали бы подъему экономики и благосостоянию народа.

Дэн Сяопин начал реформу с сельского хозяйства, что соотносится со стратагемой № 17 – бросить кирпич, чтобы получить яшму (???? – пао чжуань инь юй). Сущность: стратагема обмена. Поддержка государством сельского хозяйства позволит достичь успеха в модернизации  в целом.

Политика открытости является важной частью реформы. Здесь Дэн Сяопин использовал стратагему № 11 – сливовое дерево высыхает вместо персикового (???? – ли дао тао цзян). Сущность: пожертвовать малым, чтобы спасти нечто ценное. КНР позволило зарубежным инвесторам получать на своей территории прибыль ради превращения Китая в сильное государство. Внешняя политика также реализовывалась на основе стратагем и «мягкой силы», что, например, соотносится со стратагемой № 23 – дружить с дальними и воевать с ближним (???? – юань цзяо цзинь гун).  Это означает, что Китай стремится завоевать расположение дальних соперников, вроде США и европейских стран, чтобы с их помощью преодолеть ближайшего врага – свою отсталость.

Одними из главных факторов успеха реформ являются постепенный характер, объективность и прагматизм, так как реформы проходили с учетом реальной ситуации в стране и имеют конкретную цель – превращение Китая в сильное развитое государство. Успешность реформ была обеспечена применением стратагем и «мягкой силы».

В параграфе 2.2 «Принципы стратагем и «мягкой силы» в идеологии социально-экономических реформ» рассматриваются достижения «китаизированного марксизма» с позиций стратагем и «мягкой силы».

Принципы стратагем и «мягкой силы» получили яркое выражение в идеологии китайских реформ. Лидеры страны не отказывались полностью от социализма, не отвергали идеи своих предшественников, а дополняли их новым содержанием. Здесь происходил «мягкий» отход от основных положений марксизма-ленинизма в целях приспособления его к реальным китайским условиям. В Китае марксизм является руководящей идеологией, который по мере развития приобрел «китайскую форму». «Китаизированный марксизм» представлен «идеями Мао Цзэдуна» и теорией Дэн Сяопина.

На современном этапе идеология партии дополнилась концепциями: «трех представительств» (???? – сань гэ дайбяо) Цзян Цзэминя, «социалистического гармоничного общества» (???????? – шэхуйчжуи хэсе шэхуй) и «научного развития» Ху Цзиньтао, которые являются продуктами «китаизированного марксизма» и продолжением «идей Мао Цзэдуна» и теории Дэн Сяопина. Они явились сознательным стратагемным ответом коммунистического руководства на появившиеся проблемы в процессе модернизации. Их принятие является проявлением стратагемы № 19 – вытаскивать хворост из-под котла (???? – фу ди чоу синь). Сущность: стратагема пресечения; пресечь в корне. Чтобы решить возникшие в ходе реформ проблемы, необходимо их решить, пока они не приняли более острый характер. В связи с этим новые концепции позволят в процессе своей реализации решить проблемы страны и объединить китайский народ в деле построения социализма. Они являются проявлением «мягкой силы» в реализации внутренней и внешней политики, так как нацелены на удовлетворение интересов всего китайского народа и достижение гармонии внутри страны и за ее пределами.

Характерным проявлением сочетания принципов стратагем и «мягкой силы» явилась идеологема: Дэн Сяопин – продолжатель линии Мао Цзэдуна в строительстве «социализма с китайской спецификой». Нынешние лидеры Китая продолжают курс Дэн Сяопина на строительство «социализма с китайской спецификой», отстаивая самобытный путь развития Китая.

В параграфе 2.3 «Принципы стратагем и «мягкой силы» в аграрных реформах Китая» рассматриваются основные этапы и методы проведения аграрной политики на различных этапах развития КНР и аграрная реформа с 1978 г. с позиции стратагем и «мягкой силы». 

В Древнем Китае императоры, философы выделяли важную роль земледелия в экономике страны. В современном Китае начало новому этапу аграрной политики было положено на III пленуме ЦК КПК 11-го созыва. Аграрная реформа проходила в несколько этапов: 1) создание  двухступенчатой формы хозяйствования в деревне; 2) реформа системы централизованных заготовок, закупок и либерализация цен на сельхозпродукцию; 3) индустриализация деревни; 4) модернизация сельского хозяйства за счет развития его специализации; 5) ресурсосбережение.

Введение семейного подряда можно отнести к стратагеме № 16 – если хочешь что-нибудь поймать, сначала отпусти (???? – юй цинь гу цзун). Сущность: стратагема непротивления; стратагема завоевания сердец. Правительство, дав крестьянам право хозяйственной самостоятельности, тем самым добилось раскрепощения производительных сил деревни. Эта стратагема была применена и при реформе системы обращения сельхозпродукции. Дэн Сяопин постепенно пошел на отпуск цен, с тем чтобы повысить инициативу и материальную заинтересованность крестьян.

В случае с сельской промышленностью была использована стратагема № 17 – бросить кирпич, чтобы получить яшму (???? – пао чжуань инь юй). Сущность: стратагема обмена. Поддержка сельской промышленности обеспечит успех не только аграрной реформы, но и модернизации в целом. Для перехода к интенсивному типу развития была избрана модель структуризации сельхозпроизводства – «нунъе чаньехуа» (?????), которая представляла собой специализацию и кооперирование на базе углубления разделения труда. Также за годы реформ была проделана огромная работа по сохранению пахотных площадей и целинных земель.

Реформирование агарного сектора шло постепенно и на добровольной основе, что является проявлением стратагемности и «мягкой силы». Аграрные реформы представляют собой наиболее яркое отражение эффективности сочетания стратагем и «мягкой силы».

   В заключении сформулированы основные выводы и подведены итоги исследования. В ходе исследования было доказано, что успешность реформ во многом была обеспечена благодаря применению китайским руководством принципов стратагем и «мягкой силы». На основе достоверных источников было выявлено, что феномен стратагемности присущ национальному менталитету и сознанию китайцев. В Китае, в отличие от других стран, стратагемность достигла уровня науки и искусства, была оформлена как теория. В настоящее время изучение стратагемности набирает быстрые темпы развития. Не только в китайскоязычном мире, но и в сопредельных странах, в странах Европы и Америки публикуются монографии о 36 стратагемах. Причиной такого успеха является то, что значение данного трактата и вообще китайских стратагем заключается в достижении человеком успеха во всех сферах деятельности, от личных до деловых отношений.

Стратагемы – это неординарные пути к достижению цели в различных сферах человеческой деятельности. Неординарные пути означают, что цели можно достичь мирным путем. Основной принцип стратагем – это ненасилие. Также важными принципами стратагем являются прагматизм, гибкость, духовное раскрепощение, объективность и осторожность.

Стратагемы связаны с «мягкой силой». Концепция «мягкой силы» была впервые сформулирована Дж. Наем. В Китае ее идеи уже рассматривались в учениях Лао-цзы, Конфуция, Сунь-цзы. Древнекитайские мудрецы пропагандировали в своих учениях принцип ненасилия, который является основным принципом «мягкой силы». Они отрицали ведение агрессивных войн, считая, что правление императора должно осуществляться на основе добродетели и гуманности. В настоящее время концепция «мягкой силы» активно используется и развивается в современном Китае, который ориентируется на достижение гармонии внутри и вне страны, на ведение мирной внешней политики.

Особенно ярко принципы стратагем проявили себя в переломные периоды китайской истории, составив существенный компонент социально-экономических реформ данных периодов. Для китайской истории было характерно сочетание «жесткой силы» со стратагемностью или сочетание последней с «мягкой силой».  Стратагемы и «жесткая сила» ярко воплотились в практике правления Цинь Шихуанди и Мао Цзэдуна. Их политические методы основывались на «жесткой силе», которая восходит к  легистским традициям. Было доказано, что такое сочетание приводит к негативным последствиям.

Реформы, начатые Дэн Сяопином, явились примером сочетания стратагем и «мягкой силы», что во многом обусловило их успех. Благодаря контролю со стороны партии, стратагемному мышлению руководителей и применению «мягкой силы», выражающейся в мирной внутренней и внешней политике, Китай удачно строит «социализм с китайской спецификой», который проходит на основе собственного пути развития без разрушения традиционных устоев общества и способствует динамичному социально-экономическому и политическому росту страны. Успех аграрной реформы предопределил успех реформ в городе и социалистической модернизации в целом.

Основные положения диссертации опубликованы в работах:

 Статьи в рецензируемых изданиях:

1. Регзенова Д.Б.-О. Основные принципы и сущность реформ Дэн Сяопина // Вестник Бурятского государственного университета. Сер. 5. Вып. 6. – Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 2010. – С. 189-194.

2. Регзенова Д.Б.-О. О двух линиях сельскохозяйственной политики в Китае // Вестник Бурятского государственного университета. Сер. 5. Вып. 14. – Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 2010. – С. 170-175. 

3. Регзенова Д.Б.-О. Сельское хозяйство в истории Древнего Китая  // Вестник Бурятского Государственного университета. Сер. 8. Вып. 8. – Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 2011. – С. 196-201.

Публикации в других научных изданиях:

4. Регзенова Д.Б.-О. Производственные отношения и производительные силы Китая в дореформенный период // Философия, социология, современность: сб. ст. Ч. 2. – Улан-Удэ: Изд-во Бурят. гос. ун-та, 2010. – С. 144-154. 

5. Регзенова Д.Б.-О. Социальные преобразования в китайской деревне //  Современный социум: проблемы и перспективы: сб. ст. – Улан-Удэ: Изд-во Бурят. гос. ун-та, 2011. – С. 177-184.

6. Регзенова Д.Б.-О. Сельское хозяйство Китая в условиях глобализации // Материалы III Междунар. науч.-практ. конф. «Актуальные проблемы развития КНР в процессе ее регионализации и глобализации». – Чита: ЧитГУ, 2011. – С. 165-174. 

7. Регзенова Д.Б.-О. Китайское общество в период реформ // Материалы междунар. конф. «Человек, культура и общество в изменяющемся мире»: сб. науч. трудов в 2 ч. Ч. 1. – Улан-Удэ: Изд-во Бурят. гос. ун-та, 2011. – С. 63-66.

8. Регзенова Д.Б.-О. Принципы стратагемности социально-экономических реформ Китая // Общество в эпоху перемен: проблемы и перспективы: сб. ст. – Улан-Удэ: Изд-во Бурят. гос. ун-та, 2012. – С. 155-163. 

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.