WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Трудовые конфликты в Советской России в 1921–1925 гг. (на материалах Петрограда-Ленинграда)

Автореферат кандидатской диссертации

 

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

Санкт-Петербургский институт истории

На правах рукописи

Зайцева Оксана Олеговна

Трудовые конфликты в Советской  России в 1921-1925 гг. (по материалам Петрограда-Ленинграда)

 

 

Специальность - 07.00.02 – Отечественная история

 

 

 

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

 

Санкт-Петербург

2012


Работа выполнена в Санкт-Петербургском институте истории РАН и в Европейском университете в Санкт-Петербурге

Научный руководитель:                                            доктор исторических наук, профессор

Сергей Викторович Яров

Официальные оппоненты:   

 

Полторак Сергей Николаевич                                                                                           

доктор исторических наук, профессор, ФГОБУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный  университет телекоммуникаций им. проф. М. А. Бонч-Бруевича», профессор кафедры истории и регионоведения Гуманитарного факультета

Журавлёв Дмитрий Алексеевич

кандидат исторических наук, Военно-медицинский музей Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова, старший научный сотрудник

Ведущая организация:       

АОУ ВПО «Ленинградский государственный университет имени А.С. Пушкина»

 

Защита состоится  3 июля 2012 г. в  _______ ч. на заседании диссертационного совета Д.002.200.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук на базе Санкт-Петербургского института истории РАН по адресу: 197110, Санкт-Петербург, ул. Петрозаводская, д. 7.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Санкт-Петербургского института истории РАН.

Автореферат разослан «___»______________ 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета                                                                               кандидат исторических наук                                                                             П.В. Крылов


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

 Актуальность исследования. Изучение причин трудовых конфликтов и форм их урегулирования позволит лучше оценить факторы стабилизации советского политического режима на раннем этапе его существования. Особую значимость имеет возможность рассмотрения проблем трудовых конфликтов в Советской России в 1920-х годах вне жестких идеологических рамок, что заметно сковывало историографический поиск в предыдущее десятилетие. Тем самым мы сможем с наибольшей полнотой выявить системное воздействие репрессивных, идеологических, социально-экономических механизмов на развитие российского общества 1920-х годов.

Объект исследования ? рабочие государственных предприятий Петрограда-Ленинграда в 1921-1925 гг., которые являлись участниками трудовых конфликтов.

Предметом исследования являются причины возникновения и методы урегулирования трудовых конфликтов в 1921-1925 гг.

Методология исследования. Под трудовым конфликтом мы подразумеваем споры, которые возникали в процессе трудовых отношений и были вызваны нарушением сотрудниками правил внутреннего распорядка предприятия, превышением ими должностных полномочий, несоблюдением  трудового законодательства. Выбор методики был обусловлен тем, что мы должны были  выявить и сравнить изменение методов урегулирования конфликтов в разные периоды времени (в начале и в середине 1920-х годов), раскрыть мотивы, которыми руководствовались государственные и профсоюзные структуры при смене инструментов воздействия на рабочих в условиях меняющейся политической и экономической ситуации в Советской России, чётче показать разные аспекты данной проблемы в их временной динамике. Это побудило нас использовать структурно-системный метод, позволивший всесторонне изучить процессы складывания партийно-государственной системы, направленной на предотвращение и урегулирование трудовых конфликтов. Работа основывалась на принципе научной объективности, который дал возможность рассмотреть взаимосвязи различных явлений с учетом политического и социального контекста эпохи. Важным для исследования являлся статистический метод, с помощью которого можно было подробнее увидеть общую картину изменения числа трудовых конфликтов в различные годы, а также причины их возникновения и способы их разрешения.

Цель и задачи исследования. Целью данного исследования является изучение  трудовых конфликтов в контексте социальных и экономических преобразований в советском обществе в период 1921-1925 гг. В соответствии с этой целью были поставлены следующие задачи:

  1. Выявить, в какой мере изменение причин трудовых конфликтов было обусловлено спецификой перехода от военно-коммунистических регуляторов к принципам новой экономической политики.
  2. Исследовать, в какой степени своеобразие каждой из форм урегулирования трудовых конфликтов зависело от социального и экономического положения рабочих и выявить, в каких случаях это могло способствовать тому, что открытые конфликты приобретали массовый характер.

  1. Изучить, как процесс формирования и упрочения системы контроля над рабочими обусловил выбор ряда приёмов нейтрализации трудовых конфликтов.
  2. Выявить, в какой степени влияли такие факторы, как пропаганда, репрессии, привлечение рабочих на государственные должности на динамику протеста рабочих против ущемления их прав.
  3. Проанализировать, в какой степени ограничение забастовочного движения рабочих повлияло на процесс деполитизации их массовых выступлений.

Территориальные рамки исследования. Данные задачи рассмотрены на материалах Петрограда-Ленинграда, ? крупного промышленного центра, который являлся одним из очагов забастовок. Именно здесь в наибольшей степени проявлялись те приёмы  отстаивания своих прав в борьбе с властями, которые были в целом характерны для стачечного движения и в других регионах России 1917?1921 гг.

Хронологические рамки исследования охватывают период с февраля-марта 1921 г. до конца 1925 г. Они обусловлены тем, что забастовки февраля-марта 1921 г. в Петрограде являлись пиком стачечной активности рабочих, после чего количество трудовых конфликтов резко уменьшается. Выбор 1921 года в качестве начальной даты изучаемого периода обусловлен также и тем, что именно тогда начался переход к новой экономической политике, значительно изменились формы трудовых отношений, были ограничены права профсоюзов, право управления предприятиями передавалось от профкомов к «красным директорам». Политика «концентрации промышленности», начатая в 1921 году, определяла новые, более жесткие нормы поведения рабочих на предприятиях. Изменение трудовых отношений повлекло за собой значительное увеличение числа безработных, ряды которых, в первую очередь, пополнили наиболее активные рабочие-оппозиционеры.

Выбор 1925 года обусловлен тем, что в это время наблюдались лишь отдельные проявления массовых трудовых конфликтов, причем сами остановки работ имели кратковременный (от двух-трех часов до двух дней) и неполитический характер. Снижение числа забастовок привело к очередной перестройке форм, средств и методов урегулирования трудовых споров.

Степень изученности темы.  Одной из основных причин, обусловивших выбор данной темы, стало отсутствие специального исследования,  посвященного изучению вопроса о том, в какой мере ликвидация трудовых конфликтов в Советской России постепенно обеспечивала политическое и идеологическое подчинение рабочих.

Вопрос о причинах и формах урегулирования трудовых конфликтов в 1921-1925 гг. стал интересовать историков и публицистов сразу после введения НЭПа. Это было вызвано тем, что требовалось подробно выяснить социальные последствия тех постоянно сотрясавших нэповскую систему кризисов, которые, в конечном счёте, её и разрушили. Неизбежно, поэтому, появилось пристальное внимание к тому, как рабочие реагировали на возникновение таких явлений, как безработица, изменение тарифных норм, ущемление их прав и, главное, задержка заработной платы. Один из публицистов 1920-х годов Г. А. Каменецкий, например, прямо отмечал, что основной причиной большинства трудовых конфликтов являлись споры, возникшие в связи с начислением и выплатой заработной платы. Разумеется, истоки недовольства рабочих являлись более глубокими. Так, профсоюзный работник и публицист П. Н. Авдеев основными причинами противоречий в сфере трудовых отношений считал низкий культурный уровень рабочих, в значительной мере выходцев из крестьян, излишний бюрократизм, царивший в государственном аппарате, а также инертность профсоюзов, уклонявшихся от разъяснения причин кризиса и мало помогавших тем, кто пострадал от него. Автор пришел к выводу о том, что уменьшение числа стачек в государственных предприятиях СССР к середине 1920-х годов по сравнению с западными странами можно было объяснить совершенствованием трудового законодательства, а также улучшением работы расценочно-конфликтных комиссий, которые ориентировали рабочих не на участие в  трудовых конфликтах, а на достижение компромисса с работодателями.

Как правило, работы 1920-х годов ? это небольшие брошюры, очень схожие по содержанию и по методам компоновки текста.  Это не научные, а публицистические работы, их ценность заключается в том, что они помогают понять особенности восприятия трудовых проблем самими современниками, и выяснить, какие меры они предлагали для их решения.

В 1930?1940-е годы проблема трудовых конфликтов на фабриках и заводах почти не рассматривалась в работах исследователей. Не имея возможности показать уязвимые места в социальной политике Советского государства, они не могли и в малой степени рассматривать те конфликтные ситуации, которые возникали на фабриках и заводах. Уже тогда наметились основные элементы той трактовки рабочего движения в СССР, которые акцентировали внимание, прежде всего, на трудовом энтузиазме рабочих, их желании улучшить производство и интересе к социалистическому соревнованию. Понятно, что это едва ли могло инициировать интерес к тем событиям, которые разрушали идеальную картину переходного советского общества.

Интенсивное изучение проблем истории рабочих приходится на 1950?1980 годы.  Трудовые конфликты в Петрограде (Ленинграде) в 1920-е годы рассматривались в обобщающих и региональных исследованиях по истории рабочих Советской России, а также отдельных фабрик и заводов. Смена парадигмы происходила посредством смягчения оценок инициаторов трудовых конфликтов, более детального рассмотрения их этапов, отказа от откровенно предвзятых трактовок возникновения забастовок, попытки рассматривать их в контексте сложных проблем переходного периода. Так, в статье А. З. Ваксера «Из истории классовой борьбы в Петрограде в начале восстановительного периода (январь-апрель 1921 г.)» были отмечены требования рабочих уравнять их пайки с пайками «ответственных работников», что сразу сделало эту работу полузапретной.  В. С. Измозик усомнился в том, что забастовки были вызваны только вмешательством оппозиционных партий – а это в историографии того времени считалось одним из основных мотивов стачечной активности. Однако отказа от многих конструкций прежней парадигмы в это время еще не произошло. О. И. Шкаратан, например, высказал мнение о естественном и постепенном усвоении рабочими новой организации трудовых отношений, что позитивно влияло на процесс предотвращения трудовых конфликтов. Это, как считал он, во многом было связано с воспитанием «отсталой части трудящихся», что лишило оппозицию её поддержки со стороны рабочих. Видела причину ликвидации забастовок в том, что прекратился процесс деклассирования рабочих, увеличилась их численность и повысилась их квалификация и Л. И. Деревнина. В ряде других работ объективный анализ причин возникновения и разрешения конфликтов заменялся использованием стандартных идеологических клише. Так, в работах А. А. Матюгина инициаторами возникновения трудовых конфликтов считались меньшевики и эсеры; этот же постулат в целом был характерен и для всей литературы по истории рабочего класса СССР в восстановительный период.

Научная ценность этих работ состоит в том, что иногда, выходя за рамки  историографическим канонов, идеологизированных и соответствовавших оценкам высших партийных органов (съездов, конференций и пленумов ЦК партии), исследователи пытались глубже определить причины стачечной активности, обращали внимание на динамику заработной платы, анализ уровня жизни рабочих, проблемы безработицы.

Новый этап в изучении трудовых конфликтов первой половины 1920-х годов  начался в постсоветский период. Особенностью его является поиск и применение авторами новых подходов к изучению трудовых отношений, расширение проблематики работ, интерес к ранее запретным темам. В большей степени начало проявляться внимание к трудам зарубежных исследователей, при критическом осмыслении созданных ими концепций, но с использованием во многом иных, чем в советской историографии, техник изучения различных документов. Идеологический плюрализм способствовал тому, что научные дискуссии во многом утратили идеологический характер. В частности, распространенным стало мнение о том, что на возникновение трудовых конфликтов повлияли различные факторы (уровень профессиональной и политической культуры рабочих, масштабы репрессий, умение властей лавировать, коллективность рабочих выступлений), но прежде всего они были вызваны экономическими причинами. Среди них особо следует отметить задержку выдачи заработной платы, повышение интенсивности труда, не сопровождавшееся мерами материального стимулирования, установление жесткой дисциплины и усиление борьбы с воровством, существенно сократившие размеры побочных приработков на предприятиях. Стачечное движение рабочих стало рассматриваться как разнородное и стихийное, лишенное представлений о классовой солидарности и необходимости защиты общих корпоративных ценностей.

Эти положения наиболее подробно были обоснованы в работах Л. В. Борисовой, Ю. И. Кирьянова, С. Б. Ульяновой, М. В. Шкаровского, С. В. Ярова. Статьи Ю. И. Кирьянова и М. В. Шкаровского, опубликованные в сборнике «Трудовые конфликты в советской России 1918-1929 гг.», позволяют проследить, в силу каких причин была достигнута деполитизация забастовок. В связи с этим они особо подчеркивают значимость репрессивного контроля над рабочими. Исследование Л. В. Борисовой позволило сравнить массовые трудовые конфликты в Петрограде и Москве.  Реакция властей на забастовки начала 1920-х годов в Москве и Петрограде, по её мнению, была различной. Автор приходит к выводу о том, что массовые трудовые конфликты в Москве уступали по своему масштабу  петроградским, но считались более опасными, поскольку представляли непосредственную угрозу спокойствию и порядку в столице.  С. Б. Ульянова основной акцент сделала на изучении социальной и политической истории «промышленного сообщества» Петрограда и, в частности, агиткампаний. Анализ последних привел её к выводу о том, что приёмы решения хозяйственных проблем на предприятиях обуславливались в значительной мере идеологическими канонами. В результате на заводах стало формироваться «корпоративное единство промышленного сообщества», что отразилось на уменьшении числа конфликтов.

В работах С. В. Ярова проанализированы причины возникновения конформизма среди пролетариев. Конформистские лаборатории являлись, по его мнению, частью процесса не только принудительной, но и добровольной адаптации рабочих к новому политическому строю. Они смягчали остроту решения трудовых конфликтов и в значительной мере способствовали их предотвращению, так как сами рабочие также стремились к повышению своего социального и политического статуса и были заинтересованы в скорейшем повышении своего материального уровня.

Вместе с тем, несмотря на всплеск интереса историков к данной проблематике, пока еще не созданоисследование, посвященное трудовым спорам в период НЭПа не только в целом по стране, но и на региональном уровне. Анализ причин и методов борьбы со стачечной активностью позволит выявить общие и особенные черты, которые были характерны для возникновения и разрешения трудовых конфликтов.

Источниковая база исследования. Изучение данной темы основано на  обширном комплексе опубликованных и неопубликованных источников. Значительная их часть хранится в Центральном государственном архиве историко-политических документов Санкт-Петербурга (ЦГАИПД СПб). В опубликованных в 1960-1980-х годах сборниках документов о Ленинграде, где подробно рассматривался процесс развития промышленности в период осуществления новой экономической политики, их составителями не включались те источники, в которых отразились споры между рабочими и представителями государственной власти. Многие источники, в которых фиксировались причины возникновения  трудовых конфликтов, были закрыты для исследователей, а те, которые оказались доступными, не всегда использовались вследствие самоцензуры исследователей. Необходимо подчеркнуть, что с начала 1990-х годов начался процесс массовой публикации архивных документов, часть из которых затрагивала проблему трудовых конфликтов на предприятиях. Комплекс источников, хранящихся в фондах Центрального государственного архива историко-политических документов Санкт-Петербурга и освещающих массовые кампании на фабриках и заводах,  опубликован в приложениях к работам С. В. Ярова, в сборниках статей и материалов «Трудовые конфликты в советской России 1918-1929 гг.», «Питерские рабочие и «диктатура пролетариата». Октябрь 1917-1929. Экономические конфликты и политический протест», «Горячешный и триумфальный город». Петроград: от «военного коммунизма» к НЭПу».

Важным видом источников являются протоколы заседаний РКК предприятий. Необходимо отметить, что в них весьма четко отражена позиция заявителя. Здесь также отмечены аргументы участников заседания и приведено окончательное решение со ссылками на нормы права. В протоколах же третейского суда подробно излагались версии всех сторон: рабочих, партийных организаций и администрации завода.

К нормативным и законодательным документам можно отнести Кодекс законов о труде 1922 г., постановления Совета Труда и Обороны, декреты и положения Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета, Совета Народных Комиссаров и других общереспубликанских органов, регулировавших трудовые отношения. Отличительная черта местных документов заключалась в том, что они, как правило, копировали нормативные документы вышестоящих центральных органов.

Второй комплекс материалов составляют документы политических и общественных организаций (РКП(б), ВЛКСМ, профсоюзов). Особенностью этого вида источников является краткая и четкая фиксация наиболее значительных происшествий, имевших прежде всего политический оттенок, которые, по мнению информаторов, могли бы негативно повлиять на работу предприятия.

Большое значение для изучения поставленной проблемы имеют протоколы коллективов РКП(б) заводов. Специфика этих документов состоит в том, что в них подробнее, по сравнению с другими документами, отмечалась роль местных коммунистов в процессе противодействия забастовкам. Документация профсоюзных организаций (Петрогубпрофсовета, завкомов, фабкомов) содержит отчеты о настроениях рабочих, мерах, принятых для предупреждения и разрешения конфликтов. Они в значительной степени помогают выявить отношение рабочих к советской власти, профсоюзам, к мастерам, к администрации завода, к «спецам».

Общие сведения о численности, видах, причинах, участниках конфликтов приведены в статистических материалах Всесоюзного центрального совета профессиональных союзов. Данный вид источников позволяет проследить динамику массовых конфликтов на предприятиях различных видов промышленности и оценить их последствия. Сведения, содержащиеся в этих документах, как правило, нуждаются в проверке, поскольку окончательные данные часто суммировались не на основе первичных статистических материалов, а исходя из идеологических соображений.

Особый интерес для изучения способов передачи сообщений о трудовых конфликтах и их последующих редакциях представляют информационные сведения Петроградского губернского совета профсоюзов о бастующих предприятиях. Как правило, здесь четко отражены причины и результаты конфликта. Не менее ценными являются протоколы фабрично-заводских и профсоюзных собраний. Наибольший интерес представляют приведенные самими рабочими и получившие отражение в протоколах собраний объяснения причин их несогласия с заводоуправлениями и их предложения по урегулированию конфликтов. Следует подчеркнуть, что протоколы составлялись по жесткой и краткой схеме и не позволяли учитывать нюансы различных выступлений. Более подробное изложение событий о причинах и мерах урегулирования конфликтов можно встретить в докладных записках профсоюзных комитетов. Наибольший интерес представляют вкрапления в документах цитат, извлеченных из высказываний самих рабочих, с характерной для них лексикой.

Ценным источником для изучения данной темы является периодическая печать, а именно газеты «Труд», «Красная газета», «Петроградская (Ленинградская) правда», «Маховик», «Ленинградская газета», «Ленинградский рабочий», «Листок рабкора». Они содержат свидетельства о забастовках и других формах трудовых конфликтов в  различных отраслях промышленности и транспорта. Необходимо, однако, иметь в виду, что часто информация в прессе подвергалась редактированию в зависимости от того, какие цели ставились перед газетами, и какую роль они играли в идеологических кампаниях.

Большое значение для исследования представляют разнообразные листовки. Данные документы помогают лучше проанализировать приёмы антизабастовочной аргументации и отчетливее показывают степень системности в процессе идеологического воздействия на рабочих.

Воспоминания очевидцев тех лет дают яркую картину описываемых событий, приводя те подробности, которые нередко ускользают от составителей официальных отчетов. Они позволяют оценить, как трудовые конфликты в 1920-х годах  воспринимались современниками. Из этого источника можно почерпнуть немало сведений о деятельности государственного репрессивного аппарата по борьбе с оппозиционными рабочими. Нередко партийная принадлежность автора воспоминаний, его отношение к советской власти накладывали существенный отпечаток на трактовку событий.

Следует отметить, что многие документы лишь косвенно отражают проблемы рабочих 1920-х годов, часто указывая только на сам факт их существования. Это делает сложным поиск истинных мотивов возникновения трудовых конфликтов. Трудным изучениеданных источников делает и то, чтоучастники трудовых отношений нередко выражают свои интересы с помощью «языка партии», чтобы более убедительно представить свою позицию как единственно верную. В целом, однако, представленные виды  источников позволяют в совокупности и подробно изучить различные аспекты данной проблемы.

Научная новизна работы состоит в том, что впервые комплексно изучены основные методы воздействия на рабочих со стороны власти с целью ликвидировать или уменьшить число массовых конфликтов на государственных предприятиях Петрограда-Ленинграда. Подробно проанализированы не только репрессивные, но и идеологические  меры воздействия на рабочих, а также процесс их привлечения на ответственные партийные или государственные должности, что было призвано уменьшить масштаб протестных выступлений.

 Научная и практическая значимость работы. Материалы и выводы диссертации могут быть использованы в процессе подготовки курсов по истории трудовых отношений в начале 1920-х годов, конфликтологии, истории промышленности России, истории рабочих, регионоведения.

Апробация результатов исследования. Текст диссертации и её главы обсуждались на заседаниях Отдела современной истории Санкт-Петербургского института истории РАН, на заседаниях диссертационных семинаров факультета истории Европейского университета в Санкт-Петербурге в 2010-2012 гг. Основные положения и выводы работы были изложены в докладах на ежегодных научных конференциях студентов и аспирантов «Конструируя «советское»? Политическое сознание, повседневные практики, новые идентичности» (Санкт-Петербург, 2010, 2011 гг.), всероссийских научных конференциях «Архивы и история российской государственности» (Санкт-Петербург, 2010, 2011 гг.).

СТРУКТУРА И ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка сокращений, списка источников и литературы.

Введение включает обоснование актуальности диссертационного исследования, обозначение предмета, объекта, методологии, цели и задач работы, территориальных и хронологических рамок исследования, обзор историографии и источников.

В первой главе диссертации «Трудовые конфликты: причины возникновения, формы проявления, методы урегулирования» рассматриваются основные формы конфликтов, их причины и методы противодействия им.

Выявление причин возникновения трудовых конфликтов является сложной задачей и требует глубокого анализа общего положения на рынке труда после введения новой экономической политики. Рабочие выдвигали и экономические, и политические требования, в разной степени сочетая их, поэтому нелегко понять, какие же из них имели первостепенное значение. Известный исследователь истории рабочего класса Англии  Э. Томпсон  обратил внимание на то, что на поведение человека, который относится к определенной социальной группе, оказывает влияние, прежде всего, культура, характерная для этой группы. Использование рабочими такого средства, как забастовка, по его мнению, зависит от того, воспринимаются ли испытываемые ими экономические трудности лишь  как «несправедливость». Из этого следует, что нарушение традиций рабочих будет восприниматься ими более обостренно, чем рост цен или безработица.

Возникновению трудовых конфликтов в начале 1920-х годов способствовали продовольственный и топливный кризисы в России, последствием которых стала концентрация промышленности. Была прекращена работа около шестидесяти промышленных предприятий города. Причиной массовых трудовых конфликтов становились и многочисленные споры о возможности выплаты заработной платы на остановленных  предприятиях, вызывали возражение и принципы, в соответствии с которыми проводилось сокращение рабочих.

На предприятиях интересы рабочих формально представляли профсоюзные фабрично-заводские комитеты. Они должны были поддерживать рабочих при урегулированиях трудовых конфликтов, но фактически дело обстояло иначе. Часто профсоюзные комитеты становились на сторону администрации предприятий, что вызывало резкие негативные оценки их деятельности рабочими. Последствия могли быть непредсказуемыми. Не находя поддержки официальных организаций, рабочие пытались любыми способами защитить свои права, нарушая при этом трудовые законы.

Причинами конфликтов также являлись низкие нормы провоза продовольствия в 1921 году, задержки в выплате заработной платы и различие в снабжении рабочих разных отраслей промышленности, уменьшение расценок, по которым производилась оплата произведенной продукции, невыполнение ряда пунктов коллективного договора. Кроме того, управляющие фабриками и заводами и мастера обвинялись в грубом обращении с рабочими, нежелании вникать в их проблемы. Недовольство вызывали аресты рабочих, бесчинства заградительных отрядов.

Во многом трудовые конфликты были вызваны политической и экономической ситуацией, которая сложилась в стране в начале 1920-х годов. Невысокая заработная плата рабочих объяснялась тем, что на фабриках соблюдался уравнительный принцип при её начислении. Итогом этого было отсутствие материальных стимулов у рабочих и, вследствие этого, уменьшение производительности их труда, что приводило к убыточности предприятия и снижению заработной платы.

Необходимо отметить, что трудовые конфликты в феврале – марте 1921 года возникали ввиду отсутствия достоверной  информации о происшествиях на других фабриках и заводах города. Главным источником информации являлись имевшие негативный характер слухи, которые быстро распространялись среди населения Петрограда. Кроме того, конфликты возникали и вследствие ужесточения наказаний за противоправные действия, в частности, за кражи. Это напрямую ущемляло материальные интересы рабочих, которые, продавая «зажигалки» и другие изделия, выработанные из заводского сырья в рабочее время, могли иметь дополнительный доход.

Причиной трудовых конфликтов становилась и бюрократизация управленческого аппарата. В имеющихся документах можно обнаружить и жалобы рабочих на невнимательное отношение к ним со стороны заведующих отделами или служащих. Последние к тому же обвинялись в злоупотреблениях и в совершении аморальных поступков: пьянстве, воровстве, драках.

Конфликтные ситуации возникали между профсоюзным комитетом и инженерно-техническим персоналом. Недовольство представителей комитетов выражалось в том, что «спецы» не подчинялись трудовой дисциплине и не желали повышать свою квалификацию посредством обучения на различных курсах и в школах. Причиной конфликтов на предприятиях Петрограда в 1921 году был и запрет администрации устраивать общие заводские собрания рабочих на охваченных стачками крупнейших предприятиях: опасались, что они могут спровоцировать забастовки на других фабриках и заводах.

В течение первой половины 1920-х годов причины возникновения конфликтов стали постепенно приобретать в большей степени экономический характер, чем политический. Связано это было с принятием жестких мер в отношении тех людей, которые открыто выявляли оппозиционные настроения. Трудовые конфликты на промышленных предприятиях Петрограда (Ленинграда) проявлялись в различных формах. Это были забастовки (часто маскировавшиеся в официальных документах эвфемизмом «волынки», «итальянские забастовки»), митинги, собрания рабочих, петиции.

 Одной из форм проявления трудовых конфликтов были забастовки. Они, как правило, возникали стихийно и могли продолжаться один-два дня. В ходе их рабочие в большинстве случаев выдвигали ряд экономических и политических требований. Инициаторов конфликтов выявить трудно, хотя власти и прилагали все меры для их поиска. Администрация предприятий и профсоюзы стремились в кратчайшие сроки урегулировать конфликт, чтобы не нарушать обычный режим работы предприятия. В тех случаях, когда это не удавалось, нередко прибегали к репрессивным мерам.

Формой проявления трудовых конфликтов также был митинг. Он мог состояться не в закрытом помещении, а на открытых заводских площадях, выступления его участников не подвергались ограничениям. Здесь не соблюдались канцелярские процедуры (выбор председательствующего и президиума), и люди могли высказываться резче и эмоциональнее, не оглядываясь на заранее составленную повестку дня.

В документах подробно отражены и такие формы конфликтов, как направление в вышестоящие организации жалоб и прошений. Они, как правило, поступали в виде личных и коллективных заявлений рабочих. В 1921 году трудовые конфликты являлись более массовыми, чем в 1925 году. К 1925 году картина меняется. Конфликты, возникая на отдельном заводе или фабрике, не распространялись, как это бывало ранее, за их пределы и не являлись поводом для массовых выступлений рабочих других предприятий. К середине 1920-х годов число массовых конфликтов на заводах и фабриках города постепенно сокращается: в первые пять месяцев 1922 г. – ок.100 стачек, 1923 г. – 17, 1924 г. – 14, 1925 г. – 13. Данная тенденция проявлялась и в целом по Советской России: 1922 г. - 431 забастовка,  1923 г. – 444,  1924 г. – 223,  1925 г. – 196.

Большинство разногласий, возникавших между администрациями и рабочими на предприятиях Петрограда, рассматривалось представителями государственных органов по примирению конфликтующих сторон. Обязательной первичной третейской организацией, разбиравшей все детали возникновения трудовых споров, являлась расценочно-конфликтная комиссия (РКК).  

Обращения в расценочно-конфликтную комиссию поступали не только со стороны рабочих, но и со стороны заводоуправления. Иногда в них приводились аргументы в пользу того, чтобы провести массовые увольнения из-за сокращения объема производственных работ. Наблюдались случаи, когда в расценочно-конфликтную комиссию обращались профсоюзные комитеты с предложением рассмотреть какие-либо спорные вопросы, касающиеся профессиональной деятельности рабочих.

На заседаниях РКК соглашения между его участниками не всегда удавалось достигнуть, поэтому следующей инстанцией по разрешению споров были примирительные  камеры. В них рассматривались в основном трудовые конфликты между профсоюзным комитетом и управляющими фабрик и заводов. Прежде всего, это споры, касающиеся заключения, регулирования, продления коллективных договоров или установления норм выработки и принятия правил внутреннего распорядка. Если конфликт не был разрешен в примирительной камере, то дело поступало в третейский суд.  Решение третейского суда могло быть признано незаконным и отменено губернским отделом труда  НКТ в том случае, когда оно было принято вразрез с существующим законодательством.

Заключительной инстанцией, рассматривающей трудовые конфликты, являлись особые сессии народных судов по трудовым делам. Они урегулировали  конфликты главным образом строго в соответствии с трудовым законодательством, что не требовало соглашения сторон. Если решение суда первой инстанции (особой сессии народного суда по трудовым делам) не удовлетворяло участников конфликта, то в течение двух недель со дня вынесения решения его можно было обжаловать в Губернском суде. Он не рассматривал дело, а только утверждал или не утверждал принятое решение и вносил изменения в приговор, так как являлся кассационной инстанцией. Если участники конфликта не были согласны с решением Губернского суда, то они имели право обратиться в Верховный суд РСФСР в течение месяца со дня вынесения приговора.

Кроме того, трудовые конфликты разбирались на заседаниях бюро коллектива РКП(б) предприятия. В зависимости от характера участников конфликтов применялись различные меры для их разрешения, которые порой заканчивались увольнением рабочего.

Следует уточнить, что заводские комитеты даже не всегда знали о самом факте существования конфликта, хотя считались защитниками прав рабочих на предприятиях. Иногда управляющие заводом не были согласны с решениями профсоюзных структур, в таком случае обе стороны искали компромисс. Когда профсоюзам приходилось идти на уступки, то они считались законными лишь при утверждении их Губернским комитетом отраслевого профсоюза. Профсоюзный комитет представлял перед заводоуправлением рабочих в индивидуальных и групповых спорах, кроме случаев, которые касались заключения и  изменения коллективных договоров. Более широкие полномочия имел Губернский комитет отраслевого профсоюза. В его компетенцию входило урегулирование споров, возникавших на нескольких предприятиях, решение вопросов, связанных с заключением и дополнением коллективных договоров. В качестве исключительной меры воздействия на заводоуправление была организация стачек рабочих. Они считались крайней формой борьбы рабочих с заводоуправлением, и обычно Губернский комитет отраслевого профсоюза санкционировал их лишь после долгих проволочек.

Важную роль в урегулировании трудовых конфликтов играли  органы Народного комиссариата труда - отделы труда и инспекция труда. Прежде всего, это губернские отделы труда. В их компетенцию входило рассмотрение жалоб на инспекторов труда по вопросам принятия правил внутреннего распорядка для государственных, частных и общественных предприятий. Конфликты, возникающие между служащими государственных предприятий и рабочими, расследовались обычно инструкторским подотделом губернского отдела труда. Необходимо отметить, что в случае противоправных действий их сотрудников наказание могли понести и  заведующие этими отделами.

В 1920-е годы были приняты законы, которые в большей степени давали преимущества в правах рабочим по сравнению с управляющими заводами, в результате чего большинство решений выносилось в их пользу. Так, из рассмотренных профсоюзными организациями конфликтов в 1923 году были вынесены решения в пользу рабочих полностью – 67,4%, в пользу рабочих частично – 11,6%, против рабочих – 21%. Особое значение имел Кодекс законов о труде 1922 года, который легитимизировал систему различных государственных органов по примирению  конфликтующих сторон.

Вторая глава «Средства противодействия трудовым конфликтам» посвящена оценке тех факторов, которые в наибольшей степени способствовали решению трудовых споров. Среди них особое место занимали пропаганда, репрессии по отношению к оппозиционным рабочим, привлечение пролетариев в ряды партии и их  «выдвиженчество» на государственные должности.

Одной из главных задач советско-партийных структур на ранней стадии советского общества являлся вопрос об организации и развитии системы пропаганды и агитации. Особое значение придавалось культурной работе профсоюзов. Не менее значимыми для агитационной работы были партийные школы. Направление беспартийных рабочих в партийные учебные заведения осуществлялось по их согласию. Добровольность заключалась в выборе школы или кружка из немалого количества их разновидностей.

Большое значение имел выпуск периодических изданий, направленных на освещение программных положений РКП(б), в том числе и вопросов трудовых отношений. В большей степени для рабочих были доступны «Красная газета», «Петроградская правда», «Маховик», «Смена». Распространенность их была обусловлена тем, что они лучше учитывали запросы горожан и выпускались большим тиражом Так, число подписавшихся на газету «Смена» к 1925 году составило 38 тыс. человек, т.е. на 30 тыс. больше, чем в 1924 году.

Особое внимание уделялось поиску, отбору и изложению информации в большевистских газетах. Статьи в них должны были быть, по замыслу агитаторов, ясными и интересными. Большое значение партийные организации придавали агитации среди молодежи, которая работала на заводах и фабриках. Из молодежных изданий регулярно выходили газета «Смена», раздел «Страничка Юного пролетария» в «Петроградской правде», журнал «Юный пролетарий».

Важными для идеологической обработки масс считались заметки, которые представляли образец сознательного рабочего, активно жившего интересами государства и являвшегося политическим бойцом. Преимущественное внимание уделялось тем, кто поддерживал советскую власть и боролся с меньшевиками и эсерами. Публичной критике  подвергались те рабочие и служащие, которые не хотели решать задачи, поставленные перед ними партией.

Не менее важным средством идеологического воздействия стал заводской рабочий клуб. Предполагалось, что он будет местом отдыха рабочего после трудового дня. Просветительная работа клуба заключалась в пропаганде идей профессионального движения и профессионально-техническом образовании рабочих. При чтении лекций пропагандисту советовали учитывать то, что в сознании большинства людей преобладающее значение продолжали иметь навыки и представления, сформированные еще в дореволюционное время.

Антистачечные публикации в прессе занимали особое место среди форм противодействия забастовкам. Бесполезность проведения на петроградских фабриках и заводах «волынок» объяснялась в них тем, что они были направлены, прежде всего, против самих рабочих и имели негативные последствия для повышения уровня их материального благосостояния. Во-вторых, как отмечалось в прессе, по прошествии времени становилось ясно, что экономическая и топливная ситуация стремительно ухудшается из-за остановки работы предприятия, поэтому выбранная рабочими экстремистская тактика отстаивания своих прав была бы крайне вредной.

Необходимо отметить, что в прессе нередко оппозиционных рабочих называли «несознательными», «отсталыми», поэтому признавалось то, что враги советского государства могли иметь успех только у них. На страницах большевистских периодических изданий информация о забастовках и «волынках» рабочих часто скрывалась, а если и публиковалась, то обычно в сопровождении критических реплик.

Борьба с забастовками происходила не только при помощи средств пропаганды. К началу 1920-х годов сформировалась широкая сеть государственных, партийных и чрезвычайных организаций, которые осуществляли контроль над поведением рабочих с целью локализации их «мелкобуржуазных» настроений. Подобные функции, прежде всего, закреплялись за Всероссийской чрезвычайной комиссией (ВЧК). Сеть информаторов, сообщавших об оппозиционных выступлениях на фабриках и заводах, имела разветвленную структуру. Важнейшим её звеном были осведомители, которые работали на различных предприятиях Петрограда. Собранные ими сведения поступали в Губернскую чрезвычайную комиссию. Информация губернских чрезвычайных организаций о забастовках на предприятиях города, как правило, группировалась по районному принципу.

Сообщения районных чрезвычайных комиссий о политическом состоянии являлись также частью обзора политико-экономического состояния РСФСР по данным Государственного политического управления (ГПУ). Определенную роль в сборе информации о трудовых конфликтах на предприятиях города играло Центральное управление учета и статистики ВСНХ, где отмечались дни простоев предприятий.

Огромное значение в функционировании информационной сети, собиравшей сведения о конфликтах на фабриках и заводах Петрограда-Ленинграда, играли партийные организации. Отдельный канал для передачи информации о трудовых конфликтах составляли сообщения информаторов-членов партии низовым ячейкам, которые передавали собранные сведения в районный комитет РКП(б), пересылавшего их в Петроградский губернский комитет РКП(б).

Особым источником информации о настроениях масс являлись профсоюзные организации различного уровня. Сведения, которые были получены от районных профсоюзных организаций, рассматривались на заседаниях Петроградского губернского совета профессиональных союзов (ПГСПС). О наиболее серьезных инцидентах ПГСПС сообщал во Всесоюзный центральный совет профессиональных союзов (ВЦСПС).

Несколько другую схему имели сводки районных исполнительных комитетов о политическом состоянии района, которые поступали в отдел управления Петроградского губернского исполнительного комитета.Прежде всего, в них сообщались данные о партии меньшевиков.

Создание обширной сети информаторов, собиравших сведения о забастовках, позволяло властям получать обширную информацию о трудовых конфликтах на предприятиях города. Нередко сообщения одних источников дополнялись другими, что позволяло репрессивным органам представить  полноценную картину настроений рабочих и своевременно принять меры для предотвращения конфликтов.

Собранные различными структурами сведения о поведении рабочих служили основанием для принятия решений о применении репрессий по отношению к наиболее активным оппозиционерам среди них. Предотвратить возникновение новых забастовок пытались с помощью перерегистрации (иначе говоря, локаута) рабочих, трудившихся на забастовочных предприятиях. Она, как правило, являлась официальным поводом для увольнения и проводилась для того, чтобы отсеять «благонадежных» рабочих от «неблагонадежных» и уволить последних.

Одним из видов репрессий были увольнения в связи с сокращением штатов. Официальной их причиной назывались нарушения трудовой дисциплины и несоответствие кандидата занимаемой им должности. Однако, прежде всего, своего поста лишались те рабочие, которые оказывали «негативное», по мнению властей, влияние на массы. На технический персонал и служащих могли быть наложены взыскания за отсутствие надлежащего надзора над подчиненными им людьми и «преступно-халатное отношение» к своей деятельности.

Причастными к увольнению рабочих оказывались и партийные организации. На предприятиях могли быть уволены и лица, которые не были замечены в конфликтах, но вызывали подозрение у местных партийных ячеек в том, что они могут стать их  инициаторами.

Двусмысленными при проведении репрессий оказывалась позиция профсоюзного комитета. Он иногда оправдывал перед заводоуправлением «волынщика», чтобы не допустить увольнения последнего.

Инициаторам забастовок предъявлялись более серьезные обвинения, их зачинщики автоматически причислялись властями к меньшевикам и эсерам, и, таким образом, возникал повод для их изоляции от общества.

Мера наказания, как правило, во многом зависела от сферы полномочий  организаций, которые изучали конфликт более детально. Партийные организации могли повлиять на рабочих-членов партии, а тех, кто не подчинялся их решениям, могли исключить из рядов РКП(б). Чрезвычайные органы, как правило, осуществляли арест оппозиционных рабочих: расстрелы рабочих тогда еще применять остерегались.

По отношению к рабочим применялась не только политика «кнута», но и «пряника».  «Выдвиженчество» являлось одной из форм сближения властей с рабочими. Последним предоставлялась возможность, хотя нередко и иллюзорная, участвовать в работе государственных организаций и заводоуправлений и иметь право голоса при решении ряда насущных проблем.

Пролетариев  пытались привлечь к деятельности государственного аппарата, тем самым снизив накал стачечной активности и сделав их ответственными за те действия власти, которые вызывали протест со стороны фабрично-заводских масс.  Выбор кандидатов от рабочих на государственную должность требовал особого внимания. При выдвижении необходимо было учитывать специальность кандидата, его теоретические знания и практический стаж. Учитывалось и то, были ли способны выдвиженцы работать со старыми управленцами.

Выдвижение рабочих на руководящие посты было сложным и долгим процессом. С одной стороны, необходимо было тщательно и осторожно отнестись к выбору кандидата, с другой стороны, объективные обстоятельства не позволяли предъявлять претендентам те требования, которым они должны были, по мнению властей, соответствовать.

В заключении сформулированы основные выводы диссертации.

Причинами трудовых конфликтов в начале 1920-х годов были снижение заработной платы и нерегулярность ее выплаты, нарушение  коллективных договоров, которое вело к нарушению прав рабочих, ухудшение условий их труда вразрез с нормами трудового законодательства. При этом нужно учитывать тот факт, что проблемы экономического характера могли являться импульсом к политизации конфликтов. В 1921 году причинами массовых конфликтов стали также сокращение штатов, увольнения наименее квалифицированных рабочих из предприятий города, что отчасти было связано с политикой концентрации промышленности.  Имело, в определенной степени значение и то, что к 1925 году у рабочих появился выбор: если некоторых из них  не удовлетворяли условия труда на заводе и заработная плата, они имели право перейти на другое предприятие. Это могло удержать их от участия в забастовках.

Если анализировать формы забастовок, то нельзя не обратить внимание на то, что они в основном не являлись экстремистскими и маргинальными. Как правило, распространенность этих форм отражала компромиссный настрой рабочих, которые опасались репрессий и стремились решить свои проблемы мирным путем. Забастовки и «волынки» имели массовый характер преимущественно в 1921?1922 годах. Чаще всего в них участвовали неквалифицированные и малоквалифицированные рабочие, которые первыми увольнялись из предприятия в случае сокращения штатов, с которыми мало считались в следствие избытка предложения над спросом на рынке труда. В среде высококвалифицированных рабочих, чей труд хорошо оплачивался и был востребован на многих предприятиях, забастовочное движение не получило широкого размаха.

Система контроля над поведением масс не была лишь только совокупностью мероприятий на осведомление вышестоящих инстанций о позиции рабочих. Обладая информацией о поведении населения, власти могли умело сочетать различные инструменты воздействия на рабочих, не «перегибая палку» в одних случаях и угрожая жесткими наказаниями в других.

Вместе с тем следует отметить, что открыто и широко применять репрессии в отношении рабочих власти остерегались, как по идеологическим причинам (это поставило бы под сомнение тезис о пролетарском государстве), так и по экономическим – даже в условиях безработицы и излишка рабочих рук массовые аресты рабочих на предприятиях нарушали бы ход производственных процессов. Следует также отметить и то, что арест рабочих мог явиться поводом для новых массовых выступлений на фабриках и заводах, как это было в феврале 1921 года.

Анализируя забастовочное движение первой половины 1920-х годов, можно выявить взаимозависимость сокращения числа стачек и их деполитизации. Оба этих явления были вызваны возросшим давлением политических и государственных структур на рабочих, которые, наученные опытом, остерегались теперь прямо и бескомпромиссно отстаивать свою позицию, предпочитая воздерживаться от вмешательства в «большую политику» и от того, чтобы предъявлять свои требования в нелегитимных формах. Постепенно социально-экономические, репрессивные и идеологические механизмы воздействия на рабочих способствовали тому, что они прибегали к забастовкам в основном только по экономическим причинам.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

Статьи в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

  1. Зайцева О.О. Источники для изучения истории трудовых конфликтов в Советской России в 1921-1925 гг. (на материалах Петрограда-Ленинграда) // Вестник Ленинградского государственного университета имени А. С. Пушкина. № 1. Том 4. История. СПб., 2010. С.92-100. (0,5 п.л.)
  2. Зайцева О.О. Методы предотвращения трудовых конфликтов на предприятиях Петрограда-Ленинграда в начале 1920-х гг.: контроль за поведением масс // Вестник Ленинградского государственного университета имени А.С. Пушкина.  №1. Том 4. История. СПб., 2012. С.114-123. (0,6 п.л.)
  3. Зайцева О.О. Репрессии как метод предотвращения трудовых конфликтов на предприятиях Петрограда-Ленинграда в начале 1920-х гг.: виды наказаний  // Клио. № 4 (64). СПб., 2012. С. 90-96.  (1 п.л.)

В других изданиях:

  1. Зайцева О.О. Трудовые конфликты в Петрограде в начале 1920-х гг.: причины возникновения // Конструируя «советское»? Политическое сознание, повседневные практики, новые идентичности: материалы научной конференции студентов и аспирантов (15–16 апреля 2010 года, Санкт-Петербург). СПб., 2010. С.39-46. (0,4 п.л.)
  2. Зайцева О.О. Государственная пропаганда как средство подавления забастовок на промышленных предприятиях в начале 1920-х годов (на примере газет «Петроградская правда», «Красная газета», «Смена») // Конструируя «советское»? Политическое сознание, повседневные практики, новые идентичности: материалы научной конференции студентов и аспирантов (14–15 апреля 2011 г., Санкт-Петербург). СПб., 2011.С.92-98. (0,4 п.л.)
  3. Зайцева О.О.  Источники для изучения третейских органов по примирению трудовых споров в Петрограде (Ленинграде) в начале 1920-х гг. // Архивы и история Российской государственности: Вып.2. СПб., 2011. С.147-154. (0,5 п.л.)
  4. Зайцева О.О.  Средства урегулирования трудовых конфликтов в Петрограде (Ленинграде) в 1921-1925 гг: пропаганда // Россия. Век двадцатый: Сборник статей к 95-летию доктора исторических наук В.М. Ковальчука. СПб. 2011. С.238-261. (1,5 п.л.)

Шкаровский М.В. Документы ЦГА Санкт-Петербурга о трудовых конфликтах в 1918-1928 гг. // Трудовые конфликты в советской России 1928-1929 гг. С.88-89.

Кирьянов Ю.И. Литература о трудовых конфликтах // Там же. С.23.

Каменецкий Г.А. Трудовые конфликты и профессиональные объединения.  С.102.

Лебина Н.Б. Рабочая молодежь Ленинграда: труд и социальный облик. 1921–1925 годы. Л., 1982. С. 134.

См.: Глебов (Авилов) Н. П. Петроградские профессиональные союзы на страже интересов рабочих. Пг., 1923; Панкратова А. М. Фабзавкомы России в борьбе за социалистическую фабрику. М., 1923; Струмилин С. Г. Заработная плата и производительность труда в русской промышленности в 1913-1922 гг. М., 1923; Исаев А. Н. Безработица в СССР и борьба с нею (за период 1917-1924 гг). М., 1924; Андерсон Э. Ф. Трудовые конфликты. М., 1925; Алуф А. С. Профсоюзы и положение рабочего класса в СССР. 1921-1925 гг. М., 1925; Каменецкий Г. А. Трудовые конфликты и профессиональные объединения. Л., 1926; Рашин А. Г. Заработная плата за восстановительный период хозяйства СССР 1922/1923-1926/1927 гг. М., 1927; Авдеев П. Н. Трудовые конфликты в СССР. М., 1928.

См.: Завьялов С. И. История Ижорского завода. М., 1934; Пухов А. С. Кронштадтский мятеж в 1921 г. Л., 1931.

См.: Шкаратан О. И., Ваксер А. З. Развитие социалистического отношения к труду у рабочих Ленинграда в 1917-1924 гг. // Ученые записки ЛГПИ им. А. И. Герцена. Т. 165. Л., 1958. С. 105-155; Струмилин С. Г. На плановом фронте. М., 1958; Он же. Рабочий день и коммунизм. М., 1959; История рабочего класса Ленинграда. Вып. 1, Л., 1962; Рабочий класс – ведущая сила в строительстве социалистического общества. Т.2. 1921-1937 гг. М., 1984.

Ваксер А. З. Из истории классовой борьбы в Петрограде в начале восстановительного периода (январь-апрель 1921 г.) // Ученые записки ЛГПИ им. А. И. Герцена. Т. 188. Л., 1959.С. 3-43.

Шкаратан О. И. Изменение в составе фабрично-заводских рабочих г. Ленинграда (1917-1928 гг.): Автореф. дисс. … канд. ист. наук. Л., 1958; Его же. К вопросу об уровне благосостояния рабочего класса СССР в переходный период от капитализма к социализму. 1917-1937 гг. (На материалах Ленинграда) // История рабочего класса Ленинграда. Вып. 1. С. 91-105; Его же. Проблемы социальной структуры рабочего класса СССР (историко-социологическое исследование). М., 1970.

См.: Деревнина Л. И. Рабочие Ленинграда в период восстановления народного хозяйства 1921-1925 гг. Численность, состав и материальное положение. Л., 1981.

Матюгин А. А. Рабочий класс СССР в годы восстановления народного хозяйства, 1921-1925 гг. М., 1962; Рабочий класс – ведущая сила в строительстве социалистического общества. 1921-1937 гг. Т. 2. М., 1984.

«Russia in the Era of NEP: Explorations in Soviet Society and Culture». Bloomington, Indianapolis, Indiana University Press. 1991; Koenker D. Factory Tales: Narratives of Industrial Relations in the Transition to NEP// Russian Review.  (Jul. 1996). Vol. 55. No. 3. P. 384-411; Холквист П. «Осведомление – это альфа и омега нашей работы»: Надзор за настроениями населения в годы большевистского режима и его общеевропейский контекст // Американская русистика: вехи историографии последних лет. Советский период: Антология. Самара. 2001; Зелник Р.   Личность, протест, история. СПб. 2007.

См.: Кирьянов Ю. И. Литература о трудовых конфликтах // Трудовые конфликты в советской России 1928-1929 гг. М., 1998. С.18-37; Шкаровский М. В. Документы ЦГА Санкт-Петербурга о трудовых конфликтах в 1918-1928 гг. // Там же. С.85-98; Яров С. В. Горожанин как политик. Революция, военный коммунизм и НЭП глазами петроградцев. СПб.,1999; Его же. Пролетарий как политик. Политическая психология рабочих Петрограда в 1917-1923 гг. СПб., 1999; Ульянова С. Б.  «То на скаку, то на боку»: массовые хозяйственно-политические компании в петроградской/ ленинградской  промышленности в 1921-1928 гг. СПб., 2006; Борисова Л. В. Трудовые отношения в советской России (1918— 1924 гг.). М., 2006; Яров С. В. Конформизм в Советской России: Петроград 1917-1920-х годов. СПб., 2006.

Восстановление промышленности Ленинграда (1921-1924 гг). Т.1, Л., 1963; Профсоюзы СССР: Документы и материалы. Т. 2. Профсоюзы в период построения социализма в СССР. Октябрь 1917-1937 гг. М., 1963.

«Совершенно секретно»: Лубянка-Сталину о положении в стране (1922-1934 гг.). М., 2001. Т.1.

Яров С. В. Горожанин как политик. Революция, военный коммунизм и НЭП глазами петроградцев. СПб., 1999; Яров С. В. Источники для изучения психологии российского общества XX века. СПб., 2003.

Трудовые конфликты в советской России 1918-1929 гг. М., 1998; Питерские рабочие и «диктатура пролетариата». Октябрь 1917-1929. Экономические конфликты и политический протест. СПб., 2000; «Горячешный и триумфальный город». Петроград: от «военного коммунизма» к НЭПу: Документы и материалы. СПб., 2000.

Дан Ф. Два года скитаний (1919-1921 г). Берлин, 1922; Борисов К. 75 дней в СССР. Впечатления. Берлин, 1924.

  Thompson E.P. The Making of the English Working Class. London, 1963. Р.9-11.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.