WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Функциональные особенности арабских лексем в кумыкском языке (на материале эпических произведений)

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

МУРТАЗАЛИЕВА

Лайла Анваровна

ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ

АРАБСКИХ ЛЕКСЕМ В КУМЫКСКОМ ЯЗЫКЕ

(на материале эпических произведений)

10.02.02 – Языки народов Российской Федерации

(тюркские языки)

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

 

 

 

Махачкала – 2012

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Дагестанский государственный педагогический университет»

 

Научный руководитель –    доктор филологических наук, профессор

Гаджиев Эльдар Набиевич

Официальные оппоненты:   доктор филологических наук, профессор

Гаджиахмедов Нурмагомед Эльдерханович                                                           

(ФГБОУ ВПО «Дагестанский государственный университет»);

 кандидат филологических наук, доцент

 Шейгасанова Галина Мужаидовна

(ФГБОУ ВПО «Дагестанский  

государственный педагогический университет»)

Ведущая организация –      ФГБУН «Институт языка, литературы и искусства им. Г. Цадасы ДНЦ РАН»

Защита диссертации состоится « 2 » июля  2012 г., в 14.00 часов, на заседании диссертационного совета Д 212.051.03 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора и кандидата филологических наук в Дагестанском государственном педагогическом университете по адресу: 367003, Республика Дагестан, г. Махачкала, ул. М. Ярагского, 57, ауд. № 78 (2 этаж).

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВПО «Дагестанский государственный педагогический университет».

Автореферат разослан и выставлен на сайте ВАК « 1 » июня 2012 г. Адрес сайта: www.vak.ed.gov.ru 

Учёный секретарь

диссертационного совета

доктор филологических наук                                       Э.Н. Гаджиев

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования обусловлена недостаточной разработанностью проблемы семантической и фонетической характеристики кумыкской лексики и отсутствием монографических трудов по комплексному изучению заимствованной арабской лексики в кумыкском языке, ее систематизации, классификации и этимологизации. Всестороннее изучение семантики кумыкского и арабского языков является актуальной задачей, значение которой выходит далеко за пределы кумыкского и арабского языков, так как кумыкский язык имеет тесные взаимосвязи с близкородственными языками, такими как ногайский, азербайджанский, турецкий, тогда как арабский, связан с другими семитскими языками.

Системное исследование арабских лексем в кумыкских эпических произведениях представляет один из самых древних лексических пластов, несущих не только историко-лексикологическую, но и историко-культурную значимость как отражение развития материальной культуры кумыкского народа, истории социальных и духовных отношений в обществе, языковых и культурных связей с другими народами.

Степень изученности проблемы. Работа является системно-комплексным исследованием лексико-семантических и морфологических аспектов арабской лексики в кумыкском языке на основе эпических произведений. В работе сделана попытка установить происхождение и описать пути развития исконной и заимствованной (арабской) лексики в эпических произведениях кумыкского языка, найти исторические параллели кумыкского языка с арабским.

Огромную роль в исследовании арабизмов в современном кумыковедении сыграли научные работы Менгисановой С.Б. «Арабизмы в кумыкском языке», Махачкала, 2002; Яхьяевой З.Б. «Религиозная лексика и фразеология кумыкского языка», Махачкала, 2010.

Объект исследования – семантические и структурные особенности арабских лексем в эпических произведениях кумыкского языка.

Предметом исследования являются исконные и заимствованные арабские лексемы в кумыкском языке.

Цель исследования заключается в описании арабских лексем в эпических произведениях кумыкского языка и характеристике лексико-семантической, структурной организации производных форм. Поставленная цель определила постановку и решение следующих задач:      

- установить специфику употребления лексем мифо-эпического характера в кумыкском языке;

- дать семантическую характеристику арабских терминов в кумыкском языке;

- определить основные историко-генетические взаимосвязи арабской и кумыкской лексики в эпических произведениях;

- выявить семантические сходства и отличия заимствованной лексики в эпических произведениях кумыкского языка;

- проанализировать структурное взаимодействие арабской и тюркской терминологии в кумыкском языке.

На защиту выносятся следующие положения диссертации:

1. Историческое освещение вопросов арабской лексики в кумыкском языке позволяет дать характеристику многих общетюркских лексем, а также классифицировать лексику в системе различных эпических текстов.

2. Лексико-семантическая характеристика арабской лексики в кумыкском языке и его диалектов дает полное представление о сохранении арабских лексем, различных мифо-эпических структурных показателей и понятий, определяющих возникновение и развитие различных определений и терминов.

3. Процесс деривационного развития арабской лексики в кумыкском языке выступает как один из основных способов ее обогащения путем образования новых наименований на основе внутренних ресурсов и внешних заимствований из арабского языка.

4. Этимологическая характеристика лексики арабского происхождения в кумыкском языке позволяет установить фонетико-семантические связи с общетюркскими параллелями и предположить, что в большинстве случаев первичные термины восходят к общему этимону, являющемуся основой дальнейших семантических видоизменений.

5. Изучение структурных особенностей эпической лексики в кумыкском языке выявляет внутренние и внешние факторы, влияющие на создание определенных лексем, имеющих схожие морфологические показатели с арабским языком.

Научная новизна работы заключается в том, что арабские лексемы представляют собой ценный и важный объект для системного полиаспектного лингвистического исследования. В работе впервые подробно рассматриваются структура и основные способы образования арабских слов на материале эпических произведений кумыкского языка, таких как «Анжи-намэ», «Къарт-Къожакъ и Макъсуман», «Минкуллю», «Юсуп и Зулейха» и др.

Методологической и научно-теоретической базой исследования явились труды тюркологов по вопросам лексикологии, морфологии, этимологии и мифологии В.В.Радлова, Э.В.Севортяна, С.С.Майзеля, С.Н.Иванова, Л.Н.Гумилева, Н.А.Баскакова, А.Н.Кононова, работы современных кумыковедов Д.М.Хангишиева, Н.Э.Гаджиахмедова, Н.Х.Ольмесова, К.С.Кадыраджиева, Э.Н.Гаджиева, П-З.И.Джалиловой, С.Б.Менгисановой, З.Б.Яхъяевой и фольклористов А.М.Аджиева, И.А.Халипаевой, А.Б.Халидова, С.М-С. Алиева и др.

Методы исследования. Научно-методическую основу работы составляют сравнительно-исторический и сопоставительно-типологический методы, а также приемы лексико-статистического и этимологического анализов. Изучение арабской лексики не может быть полным без выявления мотивировочных признаков, лежащих в основе их образования.

Теоретическая значимость диссертации заключается в том, что исследование арабских терминов в кумыкском языке на лексико-понятийном и морфологическом уровнях имеет первостепенное значение для разработки вопросов сравнительно-типологической лексикологии тюркских языков. Результат исследования способствует выяснению ряда нерешенных вопросов лексикологии и морфологии кумыкского языка, дают возможность проследить историю проникновения арабских терминов в кумыкский язык.

Практическая ценность работы состоит в том, что материалы и результаты исследования арабских терминов в кумыкском языке могут быть использованы в школьном и вузовском преподавании современного кумыкского языка, в проведении спецкурсов и спецсеминаров по кумыкской лексикологии в вузах, при составлении учебников и учебно-методических пособий для студентов филологических факультетов, в ходе подготовки различного типа терминологических словарей, а также в исследованиях по тюркской истории, этнографии и культуре.

Апробация и публикации работы. Основные положения и выводы диссертационного исследования обсуждались на заседании кафедры дагестанских языков Дагестанского государственного педагогического университета, на международной тюркологической научно-практической конференции «Межкультурный диалог на филологическом пространстве» 27-28 мая 2008г. (г. Махачкала).

Содержание исследования отражено в 9 публикациях автора. Одна статья опубликована в журнале, рекомендованная ВАК РФ.

Структура исследования. Структура диссертации определена ее задачами и спецификой исследования. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной и цитированной литературы, списка условных сокращений и приложения-таблицы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность поставленной проблемы, определяются объект, предмет и методы исследования, его цель и задачи, характеризуется научная новизна, теоретическая и практическая значимость, формулируются положения, выносимые на защиту.

Первая глава диссертации «Проблема изучения арабской лексики в кумыкском языкознании» посвящена изучению путей происхождения и заимствования арабской лексики в кумыкском языке. Она состоит из трёх разделов.

Первый раздел посвящен вопросам развития и распространения арабского языка в Дагестане.

Арабизмы – одна из наиболее значительных групп заимствований в кумыкском языке. Большая часть арабизмов проникла в кумыкский язык благодаря распространению ислама. Процесс проникновения арабизмов шел на протяжении многовековой исламизации Дагестана - с древнейших времен до последующих этапов, когда Дагестан был втянут в орбиту действия мусульманского Востока. Контакты местного населения с арабами имели ограниченный характер. В связи с этим следует обратить внимание на уникальность ситуации в Дагестане, где на протяжении веков создавалась оригинальная местная литература на арабском языке.

Арабская литературная традиция заменяет народам Дагестана и «древность», и развитое в культурном отношении «средневековье». Развитие этой литературной традиции, быстро создавшей местную литературу на арабском языке, постепенно затухает. При этом, как многократно подчеркивали советские востоковеды, в частности академик И. Ю. Крачковский, речь идет не только об «отражении» явлений арабской культуры, но и о самостоятельном культурном творчестве, очень скоро получившем признание и на самом Востоке. К произведениям, свидетельствующим о возникновении местной литературной традиции наиболее раннего историко-географического жанра, дошедшим до нас в отрывках после опустошительных войн и народных бедствий, относятся одноаульные малые хроники «Анжи-намэ», «Ахты-намэ», «Дербент-намэ», «Цахур-намэ» [Халидова 1992: 46].

Во втором разделе рассматривается вопрос об исторических предпосылках возникновения и развития кумыкского языка.

Традиционная историография связывает появление тюркского этнического элемента в Дагестане и на Кавказе с гуннами. Следуя этим утверждениям, некоторые последователи считают кумыков «пришлым народом».

Возможно, что этноним «гунны» является собирательным именем разноязычного населения Прикаспийского Дагестана в гуннскую эпоху. Древние авторы зачастую характеризовали гуннов как народ, внешний облик, образ жизни, деяния которого внушали отвращение и ужас у так называемых «цивилизованных» народов. Решение проблемы гуннов возможно на основе комплексного использования разнообразных источников: археологических, письменных, этнографических, фольклорных, языковедческих.

К сожалению, попытки привлечения дагестанскими археологами языкового материала, в частности, тюркского, оказываются плодотворными, прежде всего по причинам, связанным с особенностями концептуального подхода к нему некоторой части как лингвистов, так иисториков нашей республики. Речь в данном случае идет об известной проблеме хазар, их языка и локализации в той или иной части кумыкской этнической территории столицы Хазарского каганата Семендера [Федоров 2002: 18].

По данным З.И. Ямпольского, тюрки жили на территории Причерноморья, Передней Азии и Кавказа не позже V в. до н.э., а может быть, и раньше. Речь в данном случае может идти и об аланах, точка зрения о тюркоязычности которых получает все большее распространение. Это отразилось, по всей видимости, в их этнониме, который полностью совпадает с обще-тюркским йалан «ровная, открытая и обширная местность» йалан «открытое, голое место» \\ ар. [са,люн] ??? при чув. йалам «луговая сторона реки», «пойма» [Мурад Аджи 2001: 175].

Третий раздел рассматривает использование арабской лексики в трудах классиков кумыкской поэзии И. Казака и М.-Э. Османова.

Многие языковеды, поэты, писатели активно использовали арабоязычные лексемы в своих трудах и произведениях. На тот момент архаичные слова входили в активный словарный состав языка. Архаизмы зачастую теряются в длительном временном отрезке. Но произведения и строки стихов, составленные известным дагестанским поэтом Ирчи Казаком, не могут не обратить наше внимание на глубину и архаичность мышления классика [Аджиев 1985: 63].

Как известно, И. Казак и М.-Э. Османов хорошо знали друг друга, между ними была тесная творческая взаимосвязь, они во многом были и единомышленниками. Вместе с тем, они отличались творческой индивидуальностью, по-разному сложились их судьбы. Поэтому интересно обратиться к сравнительному анализу их поэзии. В этом им помогало использование таких ёмких слов, как кум. дюнья «мир», «свет»\\ ар. [дунья] ???? , кум. девюр («эпоха»), кум. заман «время» \\ ар. [заман] ??? , кум. даим «всегда», «вечно» \\ ар. [даиман] ????? , кум. вакъти «время» \\ ар. [вакътун] ??? [КРС 1969: 25-26, РАС 1967: 56-59]. Это слово своеобразно использовано у И. Казака в стихотворении «Мы попали в железный капкан»: «Во время времён»...).

Близость к мусульманским читателям, придаёт использование образов ислама, его мифологии. Причём, у И. Казака они особенно впечатляющие, так как даны в сочетании с различными изобразительно-выразительными средствами: ар. ???????  \\ «Азраил с большим шилом, с четырьмя (или голодными) глазами» - «Азирейил азав бизли, дёрт (яда ач) гёзлю»; «Когда Азраил, набросив петлю, станет душить...» - «Азирейил тогъалыкъ салып, бувгъанда...»; «У сатаны сломав тонкий стан (поясницу)...» - ар. [иблисун] ????? - «Илбислени инче белин сындырып...»; «У шайтанов радостные сердца разорвутся...» - «Шайтанланы шат юреги ярылыр...» [Ирчи Казак 1988: 120, РАС 1967: 402].

В произведениях у М.-Э. Османова встречаются аналогичные художественные приёмы: «Азраил - от бога пришедший сват» (то есть «посланник за душами») - «Азирейил гьакъдан гелген гелечи»; «Азраил - наиболее почитаемый из ангелов» - «Азирейил-малайиклени сыйлысы».

Особенно выразительно непосредственное обращение к подобным образам, персонам с просьбой и т.п., например, у М.-Э. Османова - к Азраилу:

«...Арзыбызны Тенгириге айтарсан,

Тенгириден тилегибизни бермеге

Буйрукъ болса, жавап алып къайтарсан»

«...Нашу жалобу передай Тенгири (Богу),

Если будет у Тенгири желание удовлетворить нашу просьбу

Повеление, ответ принесёшь (передашь) нам» [Алиев 1980: 130].

Также выразителен приём, когда человек не сравнивается с каким-либо религиозным персонажем, а уподобляется ему. Например, у Османова один зазнавшийся начальник назван «Тажжалом в Хасавюрте», или же: «Если ты и Азраилом станешь, тело моё не дрогнет».

Таким образом, арабский язык являлся не только средством общения кумыков, но и активно употреблялся в литературе, в трудах классиков кумыкской поэзии И. Казака и М.-Э. Османова.

Во второй главе диссертации «Лексико-семантическая и фонетическая характеристика арабских слов в кумыкском языке» рассматриваются наиболее продуктивные способы образования арабизмов в кумыкском языке, в основе которого лежат разнообразные семантические сдвиги.

Новые лексические единицы возникают в результате видоизменения семантики слов, уже существующих в языке. Лексико-семантический способ создания слов предполагает использование исконно кумыкских лексем в новом, специализированном, терминологическом значении, возникающем на базе одного из прежних значений. В образовании арабских лексем наиболее продуктивны следующие два направления:

1) специализация бытовых слов;

2) расширение значений слов.

1. Специализация бытовых слов заключается в использовании уже имеющегося в языке привычного бытового значения слова. Часто такие слова образуются по внешней аналогии, на основе сходства определенных признаков: кум. къавум «племя» \\ ар. [къавмун] ???

2. Расширение значений слов. В результате данного процесса многие кумыкские слова, употреблявшиеся ранее лишь в бытовой речи, перешли в разряд терминов, выражающих различные значения. Развитие, расширение значения слова связано с тем, что конкретное, частное значение приобретает обобщенный характер [Батырмурзаева 1996: 87]. Например слово кум. ажал «смертный час» \\ ар. [аджал] ??? , кум. ахират «загробная жизнь» \\ ар. [ахират] ???? и т.д. [АРС 1958: 29-30].

Полисемия и омонимия относятся к числу традиционных проблем исследования в теоретическом и прикладном аспектах. Проблема фонетики, морфологии и полисемии глубоко и тщательно разработана отечественными и зарубежными учеными на материале индоевропейских языков. Известные российские исследователи внесли значительный вклад в развитие семасиологии (В.В. Виноградов, А.И. Смирницкий, О.С. Ахманова, А.А. Уфимцева, Д.Н. Шмелев, Н.М. Шанский, Ю.С. Степанов, Ю.Д. Апресян, П.А. Соболева, Э.В. Кузнецова, Т.С. Тихонов, Л.А. Новиков, Н.И. Фомина, Е.А. Земская и др.).

В первом разделе определено деривационное развитие арабской лексики в кумыкском языке.

На основании анализа имеющегося материала, мы подразделяем термины на следующие структурные группы: простые и сложные.

Простые названия в языкознании называются синтетическими и подразделяются на 2 группы: непроизводные и производные.

К простым (непроизводным) относятся корневые слова без словообразующих аффиксов: кум. аят «стих Корана» \\ар. [аятун] ??? К этой же группе относятся и те названия, которые с точки зрения современного языка невозможно разложить на основу и словообразующий аффикс: кум. берекет «достаток» \\ар. [баракатун] ???? , кум. гьадис «предания о деяниях пророка Мухаммеда» \\ар. [хадисун]???? и др. [АРС 1958], [Магомедов 2004: 67].

Непроизводные слова – лексика первичного означивания, простые слова «симплексы», группирующиеся только по содержанию. Производные слова – лексика вторичного означивания, совокупность слов, созданных с помощью таких словообразовательных средств, как аффиксация, словосложение, конверсия и т.п., группирующихся по форме и содержанию.

Основная часть простых названий – производные, образованные путем аффиксации: кум. гьаж «паломничество» \\ ар. [хаджатун] ???? , кум. гьалал «дозволенный» \\ ар. [халялюн] ???? и др. [АРС 1958], [Батырмурзаева 1996: 21].

Наименования, состоящие из 2 или более частей, являются сложными. В современном кумыкском языке нами выделены следующие виды сложных наименований:

1. парные: кум. арабча китаб «арабская книга» \\ ар. [китабуль ,арабийи] ????? ???? и др. [АРС 1958: 21];

2. собственно-сложные (характеризующиеся спаянностью компонентов): кум. пакъыр адам «бедный человек» \\ ар. [инсануль факъири]?????   ???? и др. [АРС 1958: 68];

3. составные: кум. къади «древний, старинный» \\ар. [къадимун] ???? и др. [АРС 1958: 90].

По характеру словообразовательных отношений своих компонентов сложные существительные разделяют на два основных типа:

1) копулятивные сложения с соединительной связью компонентов (парные слова);

2) детерминативные сложения с подчинительной связью компонентов.

Копулятивные (парные) существительные

Парные имена существительные образуются путем сложения двух автономных основ. Поэтому компоненты парных имен существительных соотносительны со словосочетаниями сочинительного типа, хотя между их компонентами нет даже перечислительной интонации. Парные имена существительные состоят:

а) из двух самостоятельных основ;

б) из самостоятельной и несамостоятельной основ.

Парные имена существительные, образованные из двух самостоятельных арабских слов, могут быть одного синонимичного типа: напр.: кум. сыпат «лицо, качество, свойство» \\ ар. [сифатун] ??? [КРС 1969: 56, РАС 1967: 46].

Компоненты парных имен существительных, состоящих из двух самостоятельных основ, могут быть

1) по составу:

а) корневыми: кум. ваъза «проповедь, наставление, поучение» \\ ар. [ва,зун] ??? [КРС 1969: 79, РАС 1967: 69],

б) производными: кум. вакил «доверенный, уполномоченный» \\ ар. [вакилун] ???? [КРС 1969: 32, РАС 1967:78],

в) корневыми и производными: кум. магъабат «любовь, величие»\\ ар.[махаббатун]???? [КРС 1969: 96, РАС 1967:46];

2) по смысловому значению:

а) конкретными: кум. васият «завещание, завет» \\ ар. [васиййятун] ???? [КРС 1969: 29, РАС 1967: 57],

б) абстрактными: рел. кум. вали «святой» \\ ар. [валиййюн] ??? [КРС 1969: 30, РАС 1967: 55].

Компонентами парных существительных, образованных из двух самостоятельных основ, обычно выступают сами же имена существительные.

Существует твердый порядок расположения компонентов у преобладающего большинства парных имен существительных, образованных из двух самостоятельных основ.

Детерминативные (сложные) существительные

Детерминативные сложные существительные (с подчинительными отношениями компонентов основ) бывают сращенными и составными.

Сращенные имена существительные содержат опорный второй компонент - существительное (простое или наращенное аффиксом) - и предшествующую ему основу определительного, уточнительного, конкретизирующего характера. В основе большинства их лежат атрибутивные отношения. Реже встречаются существительные, созданные из управляемого существительного и управляющего отглагольного имени, еще реже - иные типы подчинительной связи между компонентами сложных существительных рассматриваемого вида [Менгисанова 2002: 67-68].

Довольно часто оба члена основосложения на стыке подвергаются фонетическим изменениям (озвончению глухих, выпадению гласных и т. п.). Очень часто компоненты сращенных имен существительных теряют и свой прямой смысл, т. е. новое понятие, выраженное сращенным именем существительным, не являющееся простой суммой значений компонентов: напр.: кум. гьава «воздух» \\ ар. [хаваун] ???? [КРС 1969: 21, АРС 1958: 34].

В рамках этих основных направлений для создания слов в кумыкском языке применяются следующие способы: 1) лексико-семантический; 2) морфологический; 3) конверсионный; 4) синтаксический.

Во втором разделе выявлен лексико-семантический способ образования арабских лексем в кумыкском языке.

При исследовании заимствованной лексики огромное значение имеет планомерное описание, классификация и исследование лексических групп или лексико-семантических групп.

Сравнение является необходимым приемом при типологических исследованиях в области лексико-семантических особенностей арабских заимствований в кумыкском языке. В лексикографических исследованиях отражаются не все арабизмы тюркских языков.

Несомненно, что контакты были разными по интенсивности и продолжительности, поэтому не одинаковы и отражения их в языках; следы связи с одними сохранились лишь в единичных лексических заимствованиях (нахско-дагестанизмы), с другими - пронизывают всю структуру языка (арабские, иранские и русские).

Особенности каждого принимающего языка имеют множество самых разнообразных проявлений, изучение которых в каждом отдельном тюркском языке Дагестана дает возможность проследить и охарактеризовать общие тенденции в развитии арабской лексики.

Предметная соотнесенность значения и понятия не может быть непосредственно связана с данным понятием, так как значение того или иного слова развивается в результате выделения какого-то одного существенного признака определенного предмета. И в этом смысле данное значение может быть легко перенесено по аналогии на сходное явление другого предмета, т.е. одно значение связывается одновременно с признаками различных предметных классов и тем самым способствует сохранению единства смысловой структуры в пределах семантического гнезда. В этом отношении интересно образование кумыкского прилагательного: напр. кум. вахши «дикий, варварский, жестокий» \\ ар. [вахшиййюн] ???? [КРС 1969: 29, РАС 1967: 207].

Как отмечается многими исследователями, семантика лексемы и грамматического элемента, т.е. лексическое и грамматическое значения могут быть дифференцированы в зависимости от контекста, так, например, глагол кум. дарс бермек, имеющий основное значение «преподавать» \\ар. [дарраса] ??? в зависимости от левостороннего компонента в составе контекста или конкретного словосочетания, приобретает новые значения:кум. дарс китап «учебник, учебное пособие» \\ ар. [китабуль дарс] ????? ???? , кум. дарс беривчю «преподаватель» \\ ар. [мударрисун] ???? , кум.дарс беривчюню китабы «преподавательская книга» \\ар. [китабуль мударрисин] ????? ??? и др. [КРС 1969; РАС 1967].

Третий раздел раскрывает фонетические особенности арабских заимствований в кумыкском языке.

В процессе заимствования и освоения различных арабизмов в кумыкском языке они претерпели значительные изменения под воздействием особенностей заимствующего языка. Как известно, в современной тюркологии проблема фонетического освоения заимствований рассматривается с противоположных точек зрения. Одни исследователи полагают, что при заимствовании слов происходит заимствование и отдельных фонем языка-источника, другие отрицают это явление.

1. Краткий обычный гласный -а- арабского языка иногда сохраняется в языке без изменений: ар. [хабарун] ??? «новости, извещение, рассказ, сообщение» \\ кум. хабар; ар. [масала] ???? «проблема, вопрос, проблемы, вопросы» \\ кум. масала [АРС 1958: 109, 134].

2. Арабский долгий гласный -уу- ? дает в диалекте краткий обычный гласный -у-: ар.[намусун] ????? «честь, совесть, честность» \\ кум. намус; ар. [къанунун] ???? «закон, канон, законность, правило» \\ арх. кум. къанун; ар. [хукуматун] ????? «правительство, правление, власть» \\ кум. гьукумат [АРС 1958 140, 87, 139].

3. Краткий арабский гласный - ? сохраняется в диалекте без изменений: ар. [султан] ????? «правитель, султан, правящий» \\ кум. султан [АРС 1958 124].

4. Долгий арабский -ий- ? замещается в заимствованиях обычным кратким -и-: ар. [натиджатун] ????? «результат, выводы, последствия» \\ кум. натижа; ар. [факъирун] ???? «бедный, нуждающийся, неимущий» \\ кум. пакъыр [АРС 1958 150, 65].

5. Арабский долгий гласный -и-, иногда и обычный краткий -и-может переходить в гласный -ы-: ар. [факъирун] ???? «бедный, нуждающийся, неимущий» \\ кум. пакъыр; ар. [ахирун] ???? «конец, конечный, последний» \\ кум. ахыр [АРС 1958 65, 10].

6. Переход арабского краткого гласного -у- ? в переднерядный -у: ар. [мулкун] ??? «имущество, владение, товар» \\ кум. мюлк [АРС 1958 139].

Изменения консонантизма.

Губной смычный согласный -б- в словах арабского происхождения сохраняется без изменений:

Губной смычный -б- ? сохраняется и в интервокальной позиции:

ар. [,абаатун] ????? «плащ из грубого сукна» \\ арх. кум. аба; ар. [табутун] ????? «гроб, саркофаг» \\ кум. табут [АРС 1958 9, 118].

Согласный -в-

Как известно, согласный -в- ?   в анлаутной позиции не является характерным. Под влиянием арабского языка фонема -в- в анлаутной позиции занимает в настоящее время достаточно прочное место: ар. [ва] ? «и» \\ кум. ва: «Ахмед и Зейнаб» \\ кум. Агьмат ва Зайнап;

ар. [вабаун] ???? «холера, мор, страшная болезнь» \\ кум. вабаъ;

ар. [вакилун]???? «доверенный, уполномоченный» \\ кум. вакил;

ар. [варакъун] ??? «бронзовая краска, золотая краска» \\ кум. варакъ;

ар. [ватъанун] ??? «родина, отечество» \\ кум. ватан;

ар. [вазирун] ???? «визирь, высший сановник» \\ кум. вазир;

ар. [ва,дун] ??? «обещание, обет, уговор» \\ кум. ваъда;

ар. [виляятун] ????? «область, страна, местность» \\ кум. виляят [АРС 1958, РКС 1997].

В интервокальной конечной позиции арабский согласный -в- ? также сохраняется без изменений: ар. [кьавмун] ??? «племя, род» \\ кум. къавум; ар. [таваккулун] ???? «решимость, решительность» \\ кум. таваккал.

В целом, в рассмотренной нами главе, подробно представлены образования и видоизменения элементов семантики и фонетики арабских лексем в кумыкском языке.

Третья глава диссертационного исследования «Сочетаемостные возможности арабской и тюркской лексики в кумыкских эпических произведениях» посвящена лексическому анализу заимствованной арабской лексики на материале эпических текстов кумыкского языка.

В процессе языковых и религиозных связей растёт количество арабизмов в кумыкском языке и в его различных диалектах.

Параллельно с этим процессом растёт и количество кумыков, владеющих арабским языком, которое также способствует расширению арабизмов.

Арабские заимствования по степени освоения их диалектом можно разделить на несколько подгрупп.

В первую группу входят слова, прочно освоенные в кумыкском языке, которые вошли в речь настолько органически, что их заимствованный характер почти не ощущается: кум. сабур «терпение» \\ар. [сабрун] ??? , кум. азиз «дорогой» \\ар. [,азизун] ???? , кум.къабул «согласный, согласие» \\ ар. [къабулюн] ??? и т.д. [КРС 1969, РАС 1967].

Вторая группа арабизмов в кумыкском языке усвоена в меньшей степени, и эти слова употребляются в определенных стилистических целях, многие их них являются устаревшими словами: кум. аба (ава) «плащ из грубого сукна, который раньше носили религиозные люди», «шейх, старец, уважаемый в тухуме» \\ ар. [,абаатун] ?????? ,кум. гьужум «атака, наступление, нападение»\\ ар. [гьуджум] ???? , кум. есир «пленный» \\ар. [асирун] ???? .

Эта группа тематических слов включает в себя термины: кум. харп «буква»\\ ар. [харфун] ??? , кум. сатир «строка»\\ ар. [сатърун] ??? , кум. шаир «поэт»\\ар. [ша,ирун] ???? , кум. адабият «литература» \\ар. [адабун] ??? , кум. алим «наука» \\ ар. [,ильмун] ??? , кум. алим «учёный» \\ар. [,алимун]???? [КРС 1969, РАС 1967].

Третья группа арабизмов - лексемы, которые в настоящее время возрождаются и функционируют в языке, т.е. устаревшие слова, архаизмы. К ним можно отнести такие слова, как кум. адабият «литература»\\ар. [адабун]??? , кум. маданият «культура»\\ ар. [маданиййятун]????? . Основа кум. мамлакат «государство, страна» \\ ар. [мамлякатун] ?????? является в кумыкском языке архаизмом, изредка встречающимся в исторических произведениях кумыкской литературы. Кроме них данная основа имеется в фольклоре. В самом арабском языке основа образована от глагола кум. малака «владеть» \\ар. [малакун] ??? при помощи префикса ма = и суффикса = ат [КРС 1969, РАС 1967].

К четвертой группе относятся религиозные термины арабского происхождения в кумыкском языке, которые активно употребляются в речи. К данной группе можно отнести слова: кум. Азраил «ангел смерти» \\ ар. [,азраил] ??????? , кум. берекет рел. «достаток» \\ ар. [баракатун] ???? , кум. гьалал «дозволенный» \\ ар. [халалюн] ???? , кум. гьарам «недозволенный» \\ ар. [харамун] ???? , кум. гьижрат «хиджра» \\ ар. [хиджратун] ???? , кум. гьюри «гурия» \\ ар. [худульхин] ???????? , кум. дин «религия» \\ ар. [динун] ??? , кум. жагьаннем «ад» \\ ар. [джаханнам] ???? , кум. жаназа «заупокойная молитва» \\ ар. [джаназат] ????? , кум. женнет «рай» \\ ар. [джаннат] ??? , кум жин «злой дух, джин» \\ ар. [джинун] ?? , кум. жума «молитва по пятницам» \\ ар. [джум,атун]???? [КРС 1969, РАС 1967].

В первом разделе рассматриваются структурные особенности арабской лексики в кумыкском языке.

Важную роль в формировании арабской лексики в кумыкском языке играет аффиксальный способ словообразования, который издавна использовался в образовании лексем и остается активным до сих пор. В словообразовании используется ряд аффиксов, при этом степень их продуктивности неодинакова.

В кумыкском языке наиболее распространенным являются аффиксы -лыкъ, -лик, -лылыкъ образующие как существительные, так и прилагательные. Например:

а) существительные:кум. адамлыкъ «человечность, гуманность» \\ ар. [адамийюн] ???? (от кум. адам «человек» \\ ар. [адамун] ??? ); кум. адиллик «справедливость» \\ ар. [,адлюн] ??? (от кум. адилли «справедливый» \\ ар. [,адилюн] ???? ); кум. алимлик  «ученость» \\ ар. [ша,атуль ,ильми] ????? ??? (от кум. алим «ученый» \\ ар. [,алимун] ???? ); кум. бусурманлыкъ «мусульманство» \\ ар. [динуль ислями] ??????? ??? (от кум. бусурман «мусульманин» \\ ар. [муслимун] ???? ) [КРС 1969, РАС 1967];

б) прилагательные: кум. вакътилик «временный» \\ ар. [вакътиййюн] ???? (от кум. вакъти «время» \\ ар. [вакътун] ??? ); кум. гьуриятлыкъ «свободный, вольный» \\ ар. [хурратун] ??? (от кум. гьурият «свобода» \\ ар. [хурриййятун] ???? ) [КРС 1969, РАС 1967].

При помощи аффикса -чы образованы наименования профессий: кум. адабиятчы «литератор, литературовед» \\ ар. [,ильмиль адаби] ????? ??? (от кум. адабият «литература» \\ ар. [адабун] ??? ); кум. гьиллачы «хитрец, плут» \\ ар. [мухталюн] ????? (от кум. гьилла «хитрость, лукавство» \\ ар. [хилатун] ???? ); кум. гьисапчы «счетовод» \\ ар. [мухасибун] ????? (от кум. гьисап «счет» \\ ар. [хисабун]???? ) [КРС 1969, РАС 1967].

Аффикс -лаш , -леш , -ле \\ -ла, -лан, ле + мак(ъ) \\ мек: глаголообразующий залоговый аффикс. Присоединяясь к основам существительных, участвует в образовании новых производных: напр. кум. азапламакъ «мучить, пытать» \\ ар. [,аззаба] ??? (от кум. азап «мучения» \\ ар. [,азабун] ??? ); кум. вагьшилешмек «дичать, звереть» \\ ар. [таваххаша]????  (от кум. вагьши «дикий» \\ ар. [вахшиййюн] ???? ); кум. жавапланмакъ «отвечать, давать ответ» \\ ар. [аджаба] ??? (от кум. жавап «ответ» \\ ар. [джавабун] ???? ) [КРС 1969, РАС 1967].

Во втором разделе раскрываются соотношения тюркской и арабской лексики в эпических произведениях кумыкского языка.

Абий <аба~апа \\ар. [абун]??

Из двух основных форм апа~аба более древней является первая форма, которая, в свою очередь, могла бы быть возведена к аппа, если только апа не имеет исходного строения в виде ап – а~ап – ы:

1. отец \\ ар. [абун] ??

2. брат \\ ар. [ахъун]??

3. дядя (по отцу); обращение к старшим мужчинам \\ ар. [,аммун]??

4. дед (по отцу); обращение к старикам, предкам \\ ар. [джаддун] ??

[Радлов 1893: 143, РАС 1967].

Следовательно, сложно установить, что лексико-семантическая взаимосвязь арабской лексики с кумыкской существует. В данном случае термин ?? в значении, в морфологии, в общих характерных особенностях термина апа - аба идентичны. Термины абу, апа, аба имеют корневую взаимосвязь, сформированную еще в древности.

«Абийиме ярыкъ дюнья къарангы

Темиши Камариге арт берип»

«Моему отцу светлый мир стал тёмным

От того что Темиш (старший сын) отвернулся от Камари (Бог данной местности)» [Алиев 2000: 35].

Наше представление о тюркском происхождении части скифских племен правомерно не только в лингвистическом аспекте, но и в культурно-историческом. В этом плане представляют интерес наименования скифских божеств.

Значительное место в скифском пантеоне занимает богиня Апи, которую Геродот сопоставляет с богиней земли. Однако сомневаться в этом нет веских оснований, тем более, что основа апи имеет параллели во многих тюркских языках, сравним кумыкскую основу апа, аба «мать», «аба» - «сударыня, госпожа».

«- Турмайман, мени абайым, турмайман!

Башым авруй, мени абайым, оьлемен,

Оьлюмюмню бугюн сенден гёремен!»

«Не встану, моя мать,

Голова болит, моя мать, умираю

И смерть свою я от тебя ожидаю» [Аджиев 1990: 24].

Авамчы < ав + ам + чы

Ав - 1. охота (на зверей, дичь), ловля, облава, охота с сетями на птиц \\ ар. [сайдун] ???

2. паутина \\ ар. [байту ,анкабути] ?????? ???

3. погоня \\ ар. [тъардун]???

4. гнать, изгонять

5. устраивать засаду

6. окружать, охотиться [Радлов 1893: 636, РАС 1967].

Существует мнение, что производное слово ам от «авамчы» происходит от однокоренного слова гьам – где произошло учащение начальной согласной буквы гьгьам – по закону сингармонизма.

Значение слова кум. гьам – 1. есть, обжираться \\ ар. [аклюн]???

2. еда, пища, корм \\ ар. [ма,кулюн] ?????? [КРС 1969: 69, РАС 1967].

«Авамчы» - может быть метонимия слова «бог охоты». Возможно, данное слово имеет еще несколько синонимичных имен – «къойчу», «туварчы», «ишчи» в значении как «человек, кормящий себя занятием охоты, охотник, профессионал».

«Алтынчы Артлан тавда гёк орман,

Артылып огъар етсенг – не бола?!

Орманлагъа гьасирет жан Авамчы,

Бу хабарны огъар элтсенг – не бола?!»

«Шестой Артлан горе зелёный лес

Перехлеснувшись достигни его?!

Жаждящему лесов существо Авамчы

Эту весть донеси до него?!» [Алиев 2000: 35].

Байракъ \\ ар. [байарикъу ливаун] ???? ?????

1. знамя, шелковое знамя отдельного бойца

2. вымпел \\ ар. [байракъун] ????

3. флаг \\ ар. [,аламун] ???

4. значок \\ ар. [шаратун] ????

5. бумажный змей \\ ар. [тъаййарату варакъин] ??? ?????

6. приз, награда на скачках и состязаниях \\ ар. [джа,изатун] ????? [КРС 1997: 44, РАС 1967].

Согласно Л.Будагову, байракъ – перс.-турецкое слово со значением «знамя, флаг». Х.К.Баранов также приводит в своем словаре «байракъ» без этимологических помет в ед.ч. ???? [байракъун] и во мн.ч. ????? [байарикъу] в значениях «знамя, флаг» [КРС 1997: 114, РАС 1967].

«Байракъ берсенг, бугюн магъа сайлап бер,

Шо байракъны тёбелеге къакъмасам,

Менден алып, тёрде олтургъан къызгъа бер!»

«Если вручаешь мне знамя, выбери

И если это знамя не установлю на холме я,

Возьми у меня и вручи той девушке!» [Аджиев 1990: 97].

С тюркским «байракъ» Н.К.Дмитриев сравнивал со ссылкой на «весьма авторитетных тюркологов» заимствованное в русском языке слово «маяк», которое в Поволжье и на Урале означает «межевой знак», поставленный на возвышенных местах [Дмитриев 1940: 74-75].

Третий раздел посвящен лингвистической характеристике тотемизма в эпических текстах кумыкского языка.

Наиболее древним по происхождению у всех народов является тотемистическая мифология. Основа тотемизма-перенесение кровнородственных отношений на внешний мир, т.е. наделение матерям, отцам, братьям, сестрам и пр. отдельных явлений природы. Весь социальный опыт первобытного человека сводился к тому, что каждый имел мать, а у стада-общества была мать-главарь. Спустя некоторое (в абсолютном измерении), видимо, очень значительное время, стало известно о существовании отца и «великого отца», деда-патриарха. Вначале, вероятно, место личности в обществе и ее место в системе родственных отношений полностью или почти полностью совпадали, т.е. великая мать была и по возрасту самой старшей, а то просто являлась бабушкой-матерью группы сестер, образующей ячейку первобытного общества. Во многих языках мира, в том числе и в языках тюркских регионов, бабушка (мать отца или мать матери) буквально называется великой матерью, ср. кум. уллу ана дат. зур она, башк. оло ине [Халидов 1996: 69].

Кумыкская богиня Воды - Сув анасы \\ ар. [иля,атуль ма,и] ????? ???? имеет параллели в ряде тюркских языков, ср.тат. су анасы, чув. шыв амаше ,ног. сув анасы [Халипаева 1994: 12], [РАС 1967].

Къарткъожакъ

Правителем города Анжи в то время был князь - богатырь Къарткъожак. У него было двое сыновей: Темиш и Айбек. Старший брат предал свою родину из-за девушки, которая любила не его, а брата Айбека. Старый князь именем богов (Тенгири, Алава, Авамчы) проклял Темиша и отныне все свои надежды возлагал на Айбека. Старый отец, напомнив об обычаях предков, дал наставления сыну, напомнил и о покойной его матери. Айбек, будучи не в силах более слушать слепого, отца, решил дать клятву [Халипаева 1994: 76-77].

«Атлан – атлан, Къарткъожагъым, дегенде,

Атланмагъа сени кепинг сюйгенде,

Къаплап сен къара атынга ер салдынг,

Авзу жавгьар тюбеклеринг къолгъа алдынг»

«Когда тебя, мой Къарткъожакъ, призвали оседлать коня,

Когда ты пожелал оседлать коня,

Покрыв, ты оседлал своего чёрного коня

Боевое ружьё ты взял в руки» [Аджиев 1990: 18].

Етти юлдуз + Етиген \\ ар. [дуббатун кабиратун] ????? ???

Семь звезд - Большая Медведица \\ ар. [дуббатун кабиратун] ????? ??? Семь звезд вращаются вокруг Полярной звезды и за сутки делают один оборот. Кумыки считали: если «Семь звезд» «повернутся», то наступит утро. «Семь звезд» еще называют «Семь братьев». По представлению кумыков, «Етти юлдуз» видны в ночные часы на небе в любое время года, они кружатся вокруг Железного кола (Полярной звезды). Это созвездие появляется вечером с востока и идет на запад ковшом вперед и ручкой позади, а перед рассветом меняет положение [Бонов 1984: 154], [РАС 1967].

Роль созвездия «Семь звезд» подчеркивается и в устном народном творчестве ногайцев:

«Еттилар ерге шаншылмай,

Куъзетчи, сагъа танг къайда?

Етига малынг бергазмей,

Игитим, сагъа къыз къайда?»

«Пока семь звезд не вонзятся в землю

Нет тебе зари, ночной пастух.

Пока не перегонишь весь свой скот,

Нет тебе невесты, мой джигит» [Халипаева 1994: 24].

«Тангчолпан» (Ярыкъ юлдуз) \\ ар. [кавкабу дури,у] ?????? ????

«Звезда рассвета», «Венера» - самое яркое небесное тело после Солнца и Луны - является, видимо, первой планетой («блуждающей звездой»), которую люди знали еще в самые давние времена. Своим ярким блеском она привлекала взгляды людей утром, перед восходом Солнца, как Зарница, а вечером, после захода Солнца, как Вечерница (вечерняя звезда). Видимый блеск Венеры придает ей какую-то таинственную красоту и очарование. Так древние римляне называли греческую Богиню красоты и любви Афродиту [Халипаева 1994: 17-18], [РАС 1967].

«Кёкню къаплагъан къалын булутлар,

Бир-бирлеп олар гетелер ари.

Гёрюне-кёкде ярыкълы юлдуз

Гьона, онда, ол Тангчолпан хари».

«Тёмные тучи, покрывающие небо,

По-одиночки уходят в даль.

Видна в небе одна яркая звезда

Вот она Звезда рассвета» [Къумукъ Адабият 2005: 49].

Таким образом, в данной главе выявлены совпадения и сходства употребления арабских слов в кумыкских эпических произведениях. Судя по проведенному анализу, следует сделать вывод о том, что основное количество арабизмов, встречающихся в кумыкских произведениях, воспринимаются носителями языка как исконно кумыкские лексемы.

В заключении подводятся итоги и обобщаются основные результаты исследования. Кумыкская мифологическая проза - одна из самых ярких страниц дагестанской фольклористики. В свою очередь, она включается в общественный регион тюрко-арабской лексики, обладающей, несмотря на национальные и региональные различия, чертами весьма значительного сходства. Эта общность сложилась исторически в процессе государственно-племенных консолидаций тюрко-арабских народов, получила широчайшее географическое распространение на фольклор ряда соседних народов.

Лингвистический анализ фактического материала даёт определенное представление о возможных путях развития кумыкской мифологии, а также о тех процессах, которые теоретически могли предшествовать сложению мифологической системы кумыков независимо от того, где бы они ни проживали.

Мифология кумыков порой обнаруживает поразительные сходства и с античной мифологией. Это объясняется не только историческими связями кумыков с другими народами, но и сходством культур. Эти связи уходят своими корнями в глубокую древность. Таким архаическим памятником фольклора тюркских народов является героический эпос, который зародился в языческий период и развивался в условиях богатой эпической традиции.

На основе кумыкского материала можно показать высокую художественную ценность фольклорных памятников. В них прослеживаются фантастические представления древнего человека о мире божеств, о бессмертии, об избранничестве.

Несмотря на то, что эпические произведения созданы в глубокой древности, они не потеряли своего значения не только в научно-познавательном плане, но и в наследии художественного творчества. Не случайно многие литературные произведения, ставшие достоянием мировой культуры, созданы на основе народного творчества, на использовании его лучших достижений.

Историко-генетический анализ показывает, что арабская лексика неоднообразна по своему составу: она включает в себя как исконный, так и заимствованный пласт.

Основу лексического фонда кумыкского языка составляет общетюркский пласт, сформировавшийся в период обособления тюркских языков от других алтайских языков. Лексика заимствованных терминов общетюркского пласта с некоторыми фонетическими отклонениями распространена во всех близкородственных тюркских языках.

Исконные наименования образуют мифологическое богатство кумыкского языка, определяют его этническую специфику и национальную самобытность. Источником обогащения и пополнения языка служит заимствование слов. В кумыкском языке представлены заимствования и происхождения от арабского, персидского, русского языков, хронологически относящихся к разным периодам истории кумыкского языка.

Слова при заимствовании подвергаются фонетическому, семантическому и морфологическому освоению. Некоторые из ранних арабских заимствований в кумыкском языке настолько ассимилировались, что воспринимаются как кумыкские. Кумыкский язык не только заимствовал слова, но и оказывал влияние на лексику языков тех народов, с которыми входил в экономические и этнолингвистические контакты. Семантический анализ кумыкских мифонимов полностью базируется на лексическом материале тюркского языка, что свидетельствует об исконности основных компонентов данного лексико-тематического разряда. Многие мифонимы являются результатом семантического развития определенных семем.

Лингвистическое изучение арабской лексики позволяет установить, что многие слова по указанным лексико-тематическим разрядам имеют прямую генетическую связь с соответствующими лексемами в кумыкском языке.

Таковы в целом основные итоги изучения арабской лексики в кумыкских эпических произведениях, дальнейшее изучение которой на более обширном, фактическом материале является актуальной задачей современной тюркологии.

В перспективе предполагается более углубленное изучение арабизмов, их проникновения и развития в некоторых тюркских языках, выявления степени взаимовлияния и взаимодействия семитских и тюркских языков, привлечение материала по всем тюркским языкам для создания целостной картины поставленной проблемы и дальнейшего осмысления.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

Статья, опубликованная в журнале, рекомендованном ВАК РФ:

1. Муртазалиева Л.А. Лексико-морфологическая структура терминов эпического произведения о «Минкюллю» // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. Аспирантские тетради. Выпуск 16 (20). Санкт-Петербург, 2007. С.202-205.

Статьи, опубликованные в других изданиях:

2. Муртазалиева Л.А. Древние памятники кумыкского фольклора // Вопросы дагестанских языков и литературы. Выпуск 4. Махачкала, 2005. С.108-110.

3. Муртазалиева Л.А. Древняя взаимосвязь и некоторые сходства кумыкской мифологии с шумерской // Вестник молодых ученых Дагестана. Выпуск 3. Махачкала, 2007. С.93-96.

4. Муртазалиева Л.А. Древняя взаимосвязь арабского и кумыкского языков // Межкультурный диалог на филологическом пространстве. Материалы II международной тюркологической научно-практической конференции. Махачкала, 2008. С.83-86.

5. Муртазалиева Л.А. Мифологические термины иранского происхождения в кумыкском языке // Роль культуры в российско-иранских отношениях. Материалы международной научной конференции. Махачкала, 2009. С.137-138.

6. Муртазалиева Л.А. Проблема омонимии и антонимии слов арабского происхождения в кумыкском языке // Многоязычие и диалог культур: Материалы III всероссийской научно-практической конференции с международным участием. Дербент, 2011. С. 164-166.

7. Муртазалиева Л.А. Лексическая и семантическая характеристика слова в кумыкском и арабском языках // Наука в современном мире. Материалы VIII международной научно-практической конференции. Москва, 2011. С.304-305.

8. Муртазалиева Л.А. Лексико-семантическое освоение арабизмов в кумыкском языке // Современные научные достижения: Материалы XVI международной научно-практической конференции. Украина, 2011. С. 68-70

9. Муртазалиева Л.А. Деривационное развитие мифонимической лексики кумыкского языка // Молодой учёный. Ежемесячный научный журнал. Выпуск 3 (38). Чита, 2012. С. 253-256.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.