WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Творчество И.Д. Сазанова в контексте русской литературы конца ХIХ - начала ХХ века

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

 

БИРЮЧЕВА Екатерина Сергеевна

 

ТВОРЧЕСТВО И.Д. САЗАНОВА

В КОНТЕКСТЕ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

конца xix – начала xx века

Специальность 10.01.01 – русская литература

 

 

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

 

 

Волгоград — 2012

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального

образования «Волгоградский государственный

социально-педагогический университет».

Научный руководитель —      доктор филологических наук, профессор

Гольденберг Аркадий Хаимович.

Официальные оппоненты:       Демченко Адольф Андреевич, доктор фи-

лологических наук, профессор (Нацио-

нальный исследовательский Саратовский

государственный университет им. Н.Г. Чер-

­нышевского);

                                                         Хрипунова Елена Валерьевна, кандидат

филологических наук, доцент (ФГБОУ

ВПО «Волгоградский государственный

технический университет»).

 Ведущая организация –          Московский государственный областной

социально-гуманитарный институт.

Защита состоится 28 июня 2012 г. в 10.00 час. на заседании диссертационного совета Д 212.027.03 в Волгоградском государственном социально-педагогическом университете по адресу: 400131, г. Волго­град, пр. им. В.И. Ленина, д. 27, ауд. 231.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Волгоградского государственного социально-педагогического университета.

Текст автореферата размещен на официальном сайте Волгоградского государственного социально-педагогического университета: http://www.vspu.ru 28 мая 2012 г.

Автореферат разослан 28 мая 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор филологических наук,

профессор                                                                                   Е. В. Брысина

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Творчество Ивана Дмитриевича Сазанова (1876–1933), одного из зачинателей донской темы в русской литературе XX в., – «белое пятно» в истории русской словесности. По словам писателя И.П. Данилова, Сазанов был «самородком», «заметной фигурой» своего времени, а его рассказы представляют собой «реквием казачеству»1. Эта оценка содержится во вступительной статье к единственной посмертной републикации одного из рассказов Сазанова в волгоградском журнале «Отчий край». Имени писателя нет даже в самом полном на сегодняшний день биографическом энциклопедическом словаре «Русские писатели (1800–1917)». Первые критические отзывы о творчестве Сазанова принадлежат его современникам В.Г. Короленко и Ф.Д. Крюкову, но они были сделаны в неопубликованной частной переписке и не вошли в научный оборот. С легкой руки В.Г. Короленко, который писал о последователях «крюковской» темы в литературе, имя Сазанова в критической и научной литературе вспоминают лишь в связи с творчеством более известного писателя-казака Ф.Д. Крюкова. Как представитель так называемой «донской коллекции» Сазанов упоминается (часто с неточным написанием фамилии) в статьях Л.Г. Сатаровой («вокруг Ф. Крюкова сформировался целый лагерь либерально мыслящих донцов: С. Арефин, С. Аникин, П. Скачков, И. Сазонов и др.»)2, В.М. Проскурина («Короленко не назвал этих авторов, но они известны: это Иван Сазонов, Сергей Арефин, Вениамин Дубовской (В.С. Попов), Павел Казмичев (Борецкий) и другие»)3, в диссертации Е.А. Смирновой («крюковскими последователями стали Иван Сазонов, Сергей Арефин»4). Однако ни в одной из названных работ творчество Сазанова не затрагивается.

Сведения о жизни и литературной деятельности Сазанова крайне скудны и восстанавливаются лишь по архивным документам и личной переписке. Рассказы Сазанова, получившие высокую оценку В.Г. Ко­роленко и Ф.Д. Крюкова, так и не были изданы отдельной книгой. Между тем талантливые произведения писателя, разбросанные по страницам дореволюционных журналов и газет, представляют значительный интерес и для изучения донской темы в русской литературе XX в., и для исследования особенностей литературного процесса порубежной эпохи. Они заслуживают собирания, изучения и возвращения современному читателю. Этим определяется

Актуальность данного исследования.

Объектом диссертационного исследования является художественное наследие И.Д. Сазанова первых двух десятилетий XX в.

Предмет исследования – творческая биография писателя и идейно-художественное своеобразие его прозы в контексте русской литературы конца ХIХ – начала ХХ века.

Материалом диссертации являются фельетоны, очерки и рассказы Сазанова, опубликованные в газетной и журнальной периодике 1902 – 1918 гг., их рукописные и черновые варианты, неизданные тексты писателя, сохранившиеся в его личном архиве.

Диссертация дополнена приложениями, позволяющими определить место писателя в литературном процессе эпохи, посмотреть на него глазами современников – иконографией писателя, фрагментами его художественных текстов, письмами к Сазанову от книгоиздателей и редакторов периодических изданий, документами и материалами к биографии.

Источниковедческой базой исследования послужили рукописи, документы, записные книжки, дневники, письма из архива Сазанова, материалы из архивных фондов А.Г. Горнфельда, И.А. Белоусова, М.И. Волкова, Русского театрального общества, Государственного литературного музея, хранящиеся в Российском государственном архиве литературы и искусства (РГАЛИ), отдельные документы фондов В.Д. Бонч-Бруевича, Ф.Д. Крюкова из Научно-исследователь­ского отдела рукописей Российской государственной библиотеки (НИОР РГБ) и фондов Государственного архива Саратовской области (ГАСО). Помимо архивных источников привлекались материалы из периодических изданий, с которыми сотрудничал Сазанов: региональных газет «Саратовский вестник», «Царицынский вестник», «Царицынская речь», «Царицынская молва», «Рабочий и кооперативный мир»; столичных журналов «Русское богатство» («Русские записки»), «Журнал для всех», «Ежемесячный журнал для всех», «Путь», «Наш журнал», «Будильник», «Трудовой путь», «Юная Россия».

Цель диссертации – реконструировать творческую биографию И.Д. Сазанова и охарактеризовать идейно-художественное своеобразие его произведений в литературном контексте конца XIX – начала XX века. Поставленная цель обусловила необходимость решения следующих задач:

1)     исследовать жизненный и творческий путь Сазанова, определив объем и состав его художественного наследия;

2)     выявить на материале чеховской традиции связи произведений писателя с русской реалистической литературой конца ХIХ – начала ХХ века;

3)     проанализировать творчество писателя в контексте донской литературы рубежа веков;

4)     охарактеризовать особенности «царицынского текста» в творчестве Сазанова;

5)     определить характер влияния русской неореалистической литературы на поэтику произведений писателя 1910-х гг.

Методологической основой исследования стали труды У.К. Абишевой, Т.Т. Давыдовой, А.Н. Долгенко, В.А. Келдыша, Л.А. Колобаевой, В.В. Полонского, А.Г. Соколова о специфике литературного процесса конца XIX – начала XX века, о соотношении в нем реалистических и модернистских течений; работы Г.А. Бялого, Е.С. Добина, В.Б. Катаева, Э.А. Полоцкой, И.Н. Сухих, В.И. Тюпы, Л.М. Цилевича, А.П. Чудакова о поэтике Чехова и о чеховской традиции в русской литературе; исследования Ф.Г. Бирюкова, В.В. Васильева, И.П. Данилова, А. Зайца, А.Г. Макарова, С.Э. Макаровой, О.Б. Мра­морнова, Н.Н. Никольской, Л.Г. Сатаровой, Е.А. Смирновой, В.И. Суп­руна, К.Н. Хохульникова о донской литературе рубежа веков; труды Б.И. Есина, А.В. Западова, И.В. Кочергиной, С.Я. Махониной, Е.Н. Пе­туховой, В.Б. Смирнова по истории русской дореволюционной журналистики; работы В.В. Абашева, А.Ф. Белоусова, Л.О. Зайонц, П.А. Клубкова, Т.В. Клубковой, Ю.М. Лотмана, В.Б. Смирнова, М.В. Строганова, В.Н. Топорова, Т.В. Цивьян, Э.Ф. Шафранской о провинциальных и локальных текстах в русской литературе.

Методы исследования обусловлены спецификой поставленных в диссертации научных целей и задач. Нами использовались метод традиционного историко-литературного анализа, сравнительно-сопо­ставительный метод, а также элементы методов интертекстуального и мотивного анализа художественного текста. В работе с архивными документами, рукописями, дневниками и записными книжками, перепиской современников писателя применялась методика атрибуции архивных источников.

Научная новизна работы заключается в том, что диссертация является первым опытом создания научной биографии писателя, собирания и монографического изучения его творческого наследия, определения места и роли произведений писателя в литературном процессе рубежа веков.

Теоретическая значимость работы заключается в углублении представлений о механизмах наследования реалистических и неореали­стических традиций в творчестве писателей конца ХIХ – начала ХХ века. Результаты данного исследования являются вкладом в изучение процессов формирования «провинциального текста» русской литературы.

Практическая значимость диссертации состоит в том, что ее важнейшие положения могут быть использованы в вузовских курсах по истории русской литературы, спецкурсах по региональному литературоведению, а также в эдиционной практике при подготовке научных изданий сочинений И.Д. Сазанова.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Творчество Сазанова представляет собой значительное явление в русской литературе конца XIX – начала XX века. Творческий путь писателя разделяется на два основных периода: царицынский, для которого характерно преимущественное внимание к «донской» теме, проблемам казачьей жизни, и саратовский, в котором преобладают изображение провинциального быта волжских городов и любовная тематика.

2. Сазанов начинает свою литературную деятельность в качестве автора газетных фельетонов, используя комические приемы раннего творчества Чехова. В прозе 1910-х гг. влияние чеховской традиции проявляется в искусстве художественной детали и переосмыслении целого ряда сюжетов и образов Чехова.

3. Сазанов является одним из зачинателей казачьей темы в русской литературе рубежа веков. Она развивается писателем в русле реалистических традиций старшего поколения донских писателей, прежде всего Ф.Д. Крюкова. Существенное воздействие на творчество молодого литератора оказали идейная программа и эстетиче­ские принципы журнала «Русское богатство», возглавляемого В.Г. Короленко, и опубликовавшего лучшие рассказы писателя о казачьей жизни.

4. Сазанова, нарисовавшего яркую художественную картину жизни и нравов посада Дубовка Царицынского уезда, можно назвать одним из первых создателей «царицынского текста» русской литературы XX в.

5. В рассказах Сазанова 1910-х гг. о любви поэтический арсенал писателя обогащается за счет использования выразительных средств, характерных для неореалистической литературы рубежа веков (символизации визуально-живописных образов, синтеза художественных приемов различных видов искусств, «монтажности» повествования и др.).

Апробация результатов исследования осуществлялась в докладах на Международной научной конференции «Интеграционные процессы в коммуникативном пространстве регионов» (Волгоград, 12–14 апр. 2010 г.); на Всероссийской научно-практической конференции «Особенности духовно-нравственного формирования личности в современных условиях» (Михайловка, 21–22 окт. 2010 г.); на международных научных конференциях «Восток – Запад: Пространство природы и пространство культуры в русской литературе и фольклоре» (Волгоград, 19 нояб. 2010 г.), «Пятые Лазаревские чтения “Лики традиционной культуры”» (Челябинск, 25–26 февр. 2011 г.), «Рацио­нальное и эмоциональное в литературе и фольклоре» (Волгоград, 31 окт. – 2 нояб. 2011 г.); Международной научно-практической конференции «Славянская культура: истоки, традиции, взаимодействие. XII Кирилло-Мефодиевские чтения» (Москва, 17 мая 2011 г.); на Всероссийской научной конференции «Дергачевские чтения – 2011. Русская литература: национальное развитие и региональные особенно­сти» (Екатеринбург, 6–7 окт. 2011 г.); Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы изучения творчества И.И. Машкова и художников “Бубнового валета”» (Волгоград, 18–19 окт. 2011 г.); на XI межвузовской научно-практической конференции «Филологические традиции в современном литературном и линг­вистическом образовании» (Москва, 17 марта 2012 г.). Основные положения и выводы работы отражены в 17 публикациях, две из которых – в изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России.

Структура и объем работы определяются поставленной целью и характером исследуемого материала. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы, четырех приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, анализируется степень ее изученности, определяются объект, предмет, материал исследования, его источниковедческая база. Характеризуются научная новизна исследования, личный вклад диссертанта, методология и методы исследования, теоретическая и практическая значимость работы. Формулируются цель и задачи диссертации, положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Актуальные проблемы изучения жизни и творчества И.Д. Сазанова», состоящей из двух параграфов, дается подробный анализ архивных источников, реконструируются жизненная и творческая биографии писателя.

В первом параграфе «Архивное наследие писателя: современное состояние и основные источники» проанализированы основные источники, по которым восстанавливается его творческая биография. До начала работы над реконструкцией творческой биографии Сазанова было известно лишь то, что его личный архив находится в Россий­ском государственном архиве литературы и искусства (РГАЛИ). Фонд Сазанова насчитывает сорок четыре единицы хранения (рукописи неопубликованных произведений, переписка с редакциями и издательствами, журнальные оттиски рассказов, газетные вырезки, черновики, фотографии писателя, дневники и др.). Кроме материалов именного фонда, факты биографии и литературной деятельности писателя восстанавливаются по таким источникам, как памятные и адресные книги г. Саратова и посада Дубовка Царицынского уезда, анкета для биобиблиографического словаря С.А. Венгерова, словарь псевдонимов И.Ф. Масанова, переписка дочери писателя с В.Д. Бонч-Бруевичем, хранящаяся в Отделе рукописей Российской государственной библиотеки (НИОР РГБ), списки заведующих школ г. Саратова из Государственного архива Саратовской области (ГАСО). Эпистолярное наследие писателя оказалось разбросанным по архивам более известных литературных деятелей и организаций того времени: И.А. Белоусова, В.Д. Бонч-Бруевича, А.Г. Горнфельда, Ф.Д. Крюкова, М.И. Вол­кова, Русского театрального общества, Государственного литературного музея и др.

Во втором параграфе «Творческая биография И.Д. Сазанова. Опыт реконструкции» предлагается периодизация жизненного и творче­ского пути писателя. Установлены подлинные даты рождения и смерти, определены и охарактеризованы основные этапы жизненного и творческого пути Сазанова (царицынский и саратовский), восстановлена цензурная история его публикаций, изложены вопросы сотрудни­чества с ведущими столичными и провинциальными изданиями.

В п. 1.2.1. «Начало литературной деятельности. Царицынский период творчества» рассматривается царицынский период жизни и творчества писателя. Иван Дмитриевич Сазанов родился в семье крестьянина (выходца из Саратовской губернии) 25 мая 1876 г. в станице Ново-Сергиевской, на хуторе Заполянском (ныне Волгоградская обл., Даниловский район). В детском возрасте был перевезен в станицу Иловлинскую Царицынского уезда, там же прошли годы учебы в казачьем двуклассном училище. В 1895 г. Сазанов поступает в Воль­скую учительскую семинарию, после окончания которой в 1897 г. направляется в первое мужское начальное училище посада Дубовка. Образованный молодой человек сразу же обращает на себя внимание в провинциальном городке, в прессе появляются положительные отклики о работе молодого педагога. С 1902 г. Сазанов сотрудничает с газетами «Царицынская речь», «Царицынский вестник», публикуя фельетоны, рассказы и корреспонденции под псевдонимами Донец, Ив. С., С. И., N. N. В 1904 г. молодой литератор дебютирует в «Журнале для всех» с рассказом «Ларивон и Авдотья». Саратовское издательство «Волжанин» собиралось издать его отдельной брошюрой, но выход ее остановила цензура. В 1907 г. жители Дубовки выдвигают его кандидатуру выборщиком в Государственную Думу. Сазанов становится объектом жестокой травли со стороны местной управы, ему угрожают физической расправой. Это вынуждает писателя переехать в Саратов.

В  п. 1.2.2. «Сазанов в литературном процессе 1908–1917 гг. Саратовский период творчества» содержатся сведения о педагогической деятельности писателя в Саратове и его сотрудничестве со столичными и провинциальными журналами и газетами.

Из переписки Сазанова с книгоиздателями и редакторами журналов восстанавливается цензурная судьба многих рассказов писателя: в 1907 г. из-за усмотренного в рассказе «На Дону» призыва «к нис­проверганию царской власти» был закрыт журнал «Трудовой путь». В 1910 г. за опубликованный в «Новом журнале для всех» рассказ «В первый раз» Сазанова по распоряжению саратовского епископа Гермогена увольняют с должности заведующего школой «за антирелигиозное влияние», но после рассмотрения дела Училищной комис­сией восстанавливают в должности учителя. В 1911 г. во время поездки Сазанова в Полтавскую губернию к В.Г. Короленко при жандарм­ском обыске у писателя была отобрана неоконченная повесть «Грехи отцов».

Плодотворные отношения сложились у Сазанова с изданиями В.С. Миролюбова («Журнал для всех», «Ежемесячный журнал для всех», «Трудовой путь», «Новый журнал для всех»), И.А. Белоусова («Наш журнал», «Путь»), Н.А. Архангельского («Саратовский вестник»). В них были опубликованы рассказы «На Дону», «Ларивон и Авдотья», «В десять вечера», «Весенний хмель», «Экзамены», «Двое» и еще целый ряд других рассказов и очерков.

Особенно плодотворным для молодого писателя стало сотрудничество с редакцией журнала «Русское богатство», в котором с 1905-го по 1917 г. он опубликовал свои лучшие произведения («В пути», «Дома», «Обида», «Как червь ползущий», «Письмо», «Домой»). Влиянию идейно-художественной программы журнала на формирование творче­ского метода Сазанова посвящен п. 1.2.3. «Роль журнала “Русское богатство” в творческой биографии писателя».

В  п. 1.2.4. «Неизданный сборник донских рассказов» подробно восстанавливается судьба неизданного сборника лучших рассказов Сазанова. В 1915 г. писатель вел переговоры с издательством В.Д. Бонч-Бруевича «Жизнь и Знание» об издании девяти своих рассказов отдельной книгой под общим названием «“В пути” и другие рассказы». Сборник был подготовлен к печати, обсуждались цвет и материал обложки, тираж, способы оплаты, но надвигающаяся революционная смута помешала его выходу в свет. Она же, вероятно, стала причиной прекращения после 1917 г. активной литературной деятельности Сазанова.

Информацию о судьбе писателя в послереволюционные годы содержит п. 1.2.5. «Советский период творческой биографии И.Д. Сазанова». В этот период единственным его заработком оставалась работа в школе. Лишь в 1930 г. при содействии методиста Е.И. Перовского ему удается подготовить и издать две краеведческие брошюры для школ первой ступени «С удочкой по рекам и озерам Нижневолжского края», «Враги наших полей». В архиве писателя сохранились рукописи неопубликованных произведений этих лет: пьеса «Люди и собаки», сборник краеведческих рассказов для школьников «На плотах», несколько фельетонов и рассказов, наброски задуманных произведений. Здоровье писателя начало ухудшаться еще в 1910-х гг., а с осени 1931 г. Сазанов был вынужден уйти из школы. Он механически выбывает из союза работников просвещения и оказывается в крайней нужде. В одном из писем писатель сообщает, что «жить теперь приходится хуже, чем впроголодь, поддерживая свои силы зачастую одним лишь черным хлебом». С просьбой о помощи он обращается к В.Д. Бонч-Бруевичу и в сентябре 1932 г. начинает передачу своего личного архива в Государственный литературный музей. 22 февраля 1933 г. И.Д. Сазанов умер.

Вторая глава «Творчество И.Д. Сазанова в контексте реалистиче­ской литературы рубежа веков» посвящена изучению традиций реалистической литературы конца XIX – начала XX века в творчестве Сазанова.

В первом параграфе «Чеховская традиция в прозе И.Д. Сазанова» выявляются художественные особенности произведений писателя, восходящие к чеховской поэтике.

В п. 2.1.1. «Традиции чеховского фельетона в раннем творчестве писателя» рассматривается влияние поэтики чеховских фельетонов на первые произведения Сазанова. Оно проявилось в перекличке типов персонажей («хамелеон», «маленький человек»), использовании чеховских средств создания комического (каламбуры, говорящие фамилии, категориальные ошибки, канцеляриты), в особенностях композиции.

В п. 2.1.2. «Чеховская традиция в прозе И.Д. Сазанова 1910-х годов» исследуется художественная роль выразительной детали как одной из важнейших особенностей поэтики Чехова в рассказах Сазанова 1910-х гг. В портрете трактирной певички Тани, желающей вы­глядеть прилично и изменить свою жизнь под влиянием влюбленного в нее учителя, акцентируется такая деталь, как митенка. Однако дырка на перчатке свидетельствует о несостоятельности ее благонравных устремлений («На цыпочках»). Боязнь потерять шерстяную варежку, в которой старик Кошкин прячет свои накопления, становится для него навязчивой идеей и сводит героя с ума («Золото»). Отличительный знак урядника – галунный воротник (предмет гордости молодого казака Семена и всех его родных) – определяет драматиче­скую судьбу героя после возвращения со службы. Получив там младший офицерский чин, Семен вынужден покинуть родной хутор для охраны помещичьих усадеб («Дома»). В этих и других рассказах 1910-х гг. деталь становится эффективным средством социально-психологиче­ской характеристики персонажей (идея дачи с террасой и дворянской фамилии Сыча, «узкий носок» Ларивона, мускул у бывшего силача Ященко и др.). В прозе 1910-х гг. Сазанов, как и Чехов, воспроизводит атмосферу уездного городка с ее духовной пустотой и обыденностью, что подчеркивается кольцевой композицией рассказов, обезличенностью персонажей.

Второй параграф «Проблематика рассказов И.Д. Сазанова о казачестве и традиции донской литературы конца XIX – начала XX в.» посвящен анализу донских рассказов Сазанова в контексте донской литературы рубежа веков.

В п. 2.2.1. «Общая характеристика донской литературы рубежа веков» дается краткий обзор творчества донских писателей на рубеже веков. Рассмотрены проблематика, идейная и художественная специфика произведений таких зачинателей донской темы, как Ф.Д. Крю­ков, А.С. Серафимович, Р.П. Кумов, а также писателей-донцов второго поколения С. Арефина, В. Дубовского, И. Родионова и др.

В  п. 2.2.2. «Проблема “казачество и власть” в донских рассказах И.Д. Сазанова» анализируются принципы художественного воплощения в творчестве Сазанова проблемы взаимоотношений казаков и власти, которая была одной из самых злободневных в донской литературе того времени. Писатель рисует последствия, которыми оборачиваются для казачества такие действия властей, как столыпинская реформа, использование казаков для подавления народных волнений. Это обезземеливание, заставляющее неимущих казаков покидать родные места, и ненависть к казакам как к карателям со стороны значительной части русского общества (рассказы «В пути», «Дома», «Обида»). Сазанов изображает острые социальные конфликты в казачьей среде: кризис местного самоуправления, когда атаманы перестают выражать интересы казачества и становятся ревностными исполнителями распоряжений вышестоящих властей, имущественное расслоение станичников. Писатель поднимает проблему бесправия рядовых казаков и нарастающей власти станичных богачей. В рассказе «Дома» Сазанов рисует процесс зарождения открытого противостояния казаков и представителей местной казачьей власти («Я до тебя тоже добираюсь! – блеснув глазами, сказал Монашкин и, решительно плюнув в ладонь, перекинул топор в правую руку. – Вдарить, что ли, хочешь? Ну, вдарь!..»). Не находят герои Сазанова поддержки и у представителей церкви, поскольку в жизненно важных для казаков ситуациях те действуют заодно с атаманами («Ларивон и Авдотья», «Дома»). Здесь писатель во многом следует традициям позднего творчества Ф.Д. Крюкова. Трагической судьбе женщины-казачки посвящены такие рассказы, как «Письмо», «Дома». Писатель показывает, как под давлением социальных обстоятельств расшатываются нравственные основы казачьей жизни, рушится семейный уклад, меняется веками складывавшееся представление о казаке как о вольном человеке и защитнике родной земли и веры. Проблема «казачество и власть», воплощенная у Сазанова во всех ее основных аспектах, находит свое художественное решение в выборе драматических сюжетов, глубоком анализе социальных конфликтов, создании ярких социально-психологических портретов героев-казаков.

Третий параграф второй главы «Поэтика донских рассказов И.Д. Сазанова» посвящен ее анализу и состоит из трех частей.

В п. 2.3.1 «Образы художественного пространства в донской прозе И.Д. Сазанова» выделяется важная для поэтики писателя бинарная оппозиция топосов: «хутор» (казачий хутор и окружающие его левады и степь) и «город» (город и связанная с ним казачья служба). Противопоставление топосов сопровождается комплексом определенных визуальных, аудиальных и одорических образов: при описании топоса «хутор» писатель использует яркие, теплые тона; это место, наполненное звуками радости и веселья («звонкий хохот, топот пляски и оживленные крики») и «медовым запахом свежего зерна», «душистой степи». Топос «города» наделяется противоположными свойствами: мрачными красками городских пейзажей, затуханием радост­ных звуков, «пахучей холодной сыростью». Пагубное влияние города на казачью жизнь выражается через нагнетание огненных деталей и создание градационного образа «города-ада»: жаркое дыхание города («Горячим было это дыхание, и жар чувствовался уже в крайних улицах»), пожарище («будто проезжали к большому пожарищу»), ад («попали в самый ад», «у него, у дьявола [города], из зуб не вырвешь»). Драматизм судеб героев сазановских рассказов заключается в том, что они не находят своего места ни в хуторской жизни, ни в городе. Гармония патриархального топоса не выдерживает столкновения с социальными процессами, которые рождаются в пространстве города и делают неодолимыми жизненные проблемы персонажей писателя.

В п. 2.3.2. «Фольклорные традиции в донских рассказах И.Д. Сазанова» показаны результаты исследования роли фольклорных жанров в поэтике Сазанова. Для героев писателя очень значимыми оказываются приметы и суеверия, отражающие мифологическое восприятие ими окружающего мира («вышел кочет, значит, жди солнца мира», «летят корабли с северной стороны. Значит, помощь откуда-то...», «добрая нынче заря, добрая! Бьют наши немца...»). Фольклорные тексты становятся неотъемлемой частью художественной структуры донских рассказов писателя. Главная героиня рассказа «Письмо» Дуняша, ждущая вестей от сына с фронта, выражает свои чувст­ва и тревоги с помощью плача. Плач Дуняши совмещает в себе плач окказиональный (по какому-то случаю) и плач рекрутский и погребальный (связанный с семейными обрядами). Объект изображения плача – трагическое в жизни (уход сына на войну), поэтому в нем преобладают лирическое начало и форма лирического монолога («я носила его под сердцем своим», я «холила»). Будучи верующим человеком, Дуняша больше надеется на заговор от беды, чем на молитву. Пытаясь защитить единственного сына и повлиять на его военную судьбу, она обращается к старинному обряду, в ходе которого исполняет заговор от ран и смерти. Органичное вплетение в повествование эпических и лирических жанров фольклора позволило писателю показать богатый внутренний мир персонажей и отразить коренные свойст­ва народного мифологического сознания.

В п. 2.3.3. «Художественные функции диалектизмов в донской прозе писателя» выделены тематические группы диалектизмов в донских рассказах Сазанова (наименования одежды, предметов быта, станичных топосов, представителей флоры и фауны, людей по роду деятельности и характеру их поведения). Рассмотрены случаи ситуативного и намеренного использования диалектизмов. Диалектизмы в структуре произведений Сазанова не просто указывают на определенные приметы казачьей жизни, достоверно воспроизводят быт и обстановку, а выполняют характерологическую функцию, т.е. служат средством художественной характеристики персонажей, создают колоритные, экспрессивные («Непочетчик!», «Ерш те в рот!»), или лирические образы («как купырик молодая была»). В них проявляется эмоциональная сторона жизни казачества: материнская нежность Дуняши, негодование и злость старика Люлькина, ирония Гроша, ненависть и обида Цыганка.

Диалектизмы используются писателем в качестве средства художественной иронии: «Ху, язёвый лоб, и не ятно-же!», «читака!». Вид казака, безропотно подчиняющегося жене, вызывает у стороннего наблюдателя иронию: «курышь [индюк] – с бабой не управится!».

Следует подчеркнуть, что Сазанов не злоупотребляет диалектизмами, органически вписывая их в канву своих произведений. Он вводит диалектизмы в текст своих рассказов не только ради этнографической точности или отражения языкового колорита казачьей речи. Диалектизмы являются как средством речевой характеристики персонажей, так и одним из важнейших приемов сазановской характерологии, позволяющим писателю создать яркие, самобытные, запоминающиеся портреты донских казаков и казачек.

Четвертый параграф «”Царицынский текст” в творчестве И.Д. Са­занова» посвящен анализу рассказов, написанных на царицынском материале, тексты которых сопоставлены с историческими документами и этнографическими описаниями, представленными в современном писателю «Историко-географическом словаре Са­ратов­ской губернии: Южные уезды Царицынский и Камышинский»  А.Н. Минха. В рассказах выделены характерные приметы провинциального текста. Это отсутствие названия города («минус-имя»), которое, впрочем, легко угадывается по основным локальным топосам (Волга, каланча, сад, бульвар, ярмарка, лесопилка), – посад Дубовка Царицынского уезда. Каждый из них играет в рассказах определенную сюжетную роль.

Сазанов включает в рассказ «На цыпочках» характерную реалию времени, вносившую оживление в обыденную жизнь уездных городков, – «самолетские пароходы». Так называли суда дореволюционного волжского пароходства «Самолетъ». Примечательно, что пароходы, ходившие от Нижнего Новгорода до Астрахани через Дубовку, носили фамилии писателей: «Пушкинъ», «Лермонтовъ», «Гоголь», «Некрасовъ», «Гончаровъ», «Тургеневъ», «Крыловъ». Это могло быть еще одним невольным укором для живущего в городке образованного человека, мимо которого в прямом смысле слова «проплывала» великая русская литература и неодушевленные машины являлись носителями более высокой культуры, чем окружающие его дубовские мещане. И хотя, при всей фактографической точности царицынских рассказов, названия пароходов в них не упоминаются, для осведомленного читателя-современника это умолчание было красноречиво.

Другой приметой провинциального текста является психологически достоверная и этнографически точная картина быта и нравов городских обывателей, ставших прототипами рассказов писателя. Черты управских наемников, с помощью которых запугивали дубовских учителей, в полной мере отразились в образах Коськи, Оськи, Штопора, Мамая. Провинциальный текст не может обойтись без регионального фольклора. Отсюда обращение Сазанова к волжским легендам и преданиям (о Кудеяровом кладе, о Стеньке Разине), «низким» жанрам городского фольклора (грубые дразнилки и частушки). В рассказах, написанных на царицынском материале, писатель, продолжая традиции М. Горького («Городок Окуров»), привлекает внимание к острым социальным и нравственным проблемам дореволюционной уездной жизни, позволяющим выйти за рамки локального текста и дать обобщенную картину провинциальной русской действительности.

Третьяглава диссертационного исследования «Неореалистические тенденции в поэтике прозы писателя 1910-х годов» посвящена синтезу реалистических и модернистских тенденций в прозе Сазанова 1910-х гг. Одним из самых характерных явлений литературного процесса начала XX в. было творчество неореалистов (Л. Андреева, Б. Зайцева, И.А. Бу­нина, С. Сергеева-Ценского и еще целого ряда писателей), запечатлевшее диалог между двумя основными идейно-художественными течениями эпохи – реализмом и модернизмом.

В первом параграфе третьей главы «Символика визуально-живописных образов в рассказах 1910-х годов» показаны образы, приобретающие особую значимость в поэтике сазановской прозы указанного времени. Лейтмотивом большинства рассказов этого периода становится символика живописных образов. В цветовой палитре писателя преобладают голубой (символ чистоты и невинности героинь), зеленый (олицетворяет возрождение любви и обновление жизни), золотой (связан с темой духовного воскресения влюбленных героев), розовый (символизирует физическую привлекательность героинь) и белый цвета. Доминирующий белый цвет представлен рядом образов-символов: перчатка, монастырь, береза, шляпа, акация. При описании женственных и юных героинь одним из наиболее важных выделен чувственный одорический компонент, возникший в рассказах Сазанова о любви под влиянием модной в начале века «эротической» литературы («тонкий аромат – прекрасный, удивительный аромат девичьих кос», «душистая ручка», «душистая после купания», «неж­ный, душистый пробор»). Неореализм, примиривший реализм рубежа веков и модернизм, оказывает существенное влияние на поэтику произведений Сазанова 1910-х гг. Это обнаруживается в трактовке мотива мимолетности человеческой жизни (сазановские метафорические сравнения являются аллюзиями на «Жизнь человека» Л. Анд­реева: мы «светильники под спуд поставленные», «словно на огонь дунули» и нет человека); в символике образов, отсылающих к поэзии модернистов («Незнакомка» А. Блока, скрипка И. Аннен­ского и В. Маяковского, перчатка А. Ахматовой); в импрессионистичности повествовательных приемов (фрагментарность, стремление запечатлеть мимолетные ощущения героев, выразить богатство красок внешнего мира, его текучесть, изменяемость).

Во втором параграфе «Тема памяти как формообразующее начало рассказов И. Д. Сазанова о любви» анализируется сквозная тема рассказов этого периода («Весенний хмель», «Старая книга», «В десять вечера», «Экзамены», «Крепка, как смерть»), построенных как монологи, воспоминания о прошедших событиях («припомнился», «вспыхивает в памяти», «снилась», «вспоминал»). В любовных сюжетах Сазанов во многом отталкивается от коллизий чеховских рассказов «О любви», «Дама с собачкой», но в эстетическом плане ориентируется на приемы неореалистической литературы (калейдоскопичность композиции, импульсивность персонажей, экспрессивность речи повествователя), которые восходят к модернистской живописи и кинемато­графу начала XX в. (к технике наложения мазков на полотно в картинах импрессионистов, к приемам монтажа и быстрой смены кинокадров). Воспоминания сазановских персонажей «мелькают и свиваются в яркий клубок картины», всегда даны избирательно и сфокусированы на самых сильных моментах их эмоциональной жизни. Герой рассказа Сазанова «Старая книга» помнит только счастливые мгновения рядом с Соней, но забывает, что побоялся признаться ей в любви, когда она этого ждала. Воспоминания о любви настигают героев не­ожиданно и некстати (Нина Ивановна забывается в воспоминаниях посреди экзамена). Сюжеты рассказов Сазанова о любви разворачиваются в том же «мгновенно-ситуационном» плане (Ф.А. Степун), что и бунинские новеллы о любви. Илья Иваныч поддался порыву и поцеловал Амам, герой рассказа «В десять вечера» из-за мгновенной вспышки гнева, «губительного, как бомба», очень холодно поприветствовал Веру, которую целый год мечтал увидеть. Лейтмотивом рассказа служит образ лепестков белой акации, навеянный популярным в начале XX в. романсом-воспоминанием «Белой акации гроздья душистые». Когда герой проходит мимо Веры, нежные лепестки акации вдруг превращаются в «снежные» и холодные. Метафора умирания и превращения белых лепестков в снег вводит тему хрупкости человеческих чувств. В заглавия рассказов Сазанова о любви вынесены особенно важные и значимые для героев произведений моменты их жизни: Илья Иваныч был словно одурманен «весенним хмелем» от встреч с Амам; для молодого человека Веры десять вечера – это знак, символ их встреч и радостей; у старика на память о любви к Соне остались лишь его воспоминания, его «старая книга», которую он перечитывает и переживает снова и снова. Название рассказа «Крепка, как смерть» становится символом всепобеждающей любви, которая сильнее смерти.

Предметом анализа третьего параграфа «Трансформация типа “футлярного человека” у И.Д. Сазанова в контексте литературных традиций рубежа веков» является образ провинциального учителя, развивающий в русской литературе первых двух десятилетий XX в. тип чеховского «человека в футляре». Таковы герои-учителя Иван Матвеевич («На курорте» А.С. Серафимовича), Передонов («Мелкий бес» Ф. Сологуба), Хивренко, Спичкин и Глечик («Самсон Глечик» К.А. Тренева), группа сельских учителей («Погост» С.Н. Сергеева-Ценского), Стройкин («Учитель Стройкин» А. Неверова), Семью-Семь («На цыпочках»), Монгол («Двое»), Нина Ивановна («Экзамены») И.Д. Сазанова. Их типологическое сходство определяется не только профессией. Это провинциальные интеллигенты, у каждого из которых есть своя фобия (школьное начальство, муха, сглаз, школьный сторож, соседи и др.). Искусство выразительной чеховской детали получает в образах учителей значение «вещно-идейного фетиша»: полушубок Ивана Матвеевича, должность Самсона Глечика и Передонова, пришитая пуговка Семью-Семь и др. Сазанов отмечает, что стремление героев уйти от жизни проявляется не только в создании для себя вещественного «футляра» (одеяло, мундир, закрытые ставни и двери, капканы), но и «масок»: нервной учительницы (Нина Ивановна, «Экзамены»), страдающего склерозом старика (герой «Старой книги»), благодетельного чиновника (Илья Иваныч, «Весенний хмель») и др. «Футлярный» человек у писателей-современников Сазанова старается не выделяться из окружающей среды. Сазановские персонажи, напротив, наделяются чертами внешней непохожести (Семью-Семь носит еврейское пальто, поповскую шляпу и очки, у Монгола раскосые глаза, Нина Ивановна представляет новый – женский тип «футлярного» человека). Попытки героев писателя изменить жизнь оказываются несостоятельными «недопопытками». Отталкиваясь и от чеховского архетипа, и от традиций декадентского романа, Сазанов трансформирует тип «футлярного» человека, наделяя героя-интеллигента демократическими убеждениями и стремлением вырваться из замкнутого круга обыденной жизни. Исследователи называют неореализм «промежуточным», «синтетическим» феноменом. Проза И.Д. Сазанова 1910-х гг. – явление столь же пограничное. Анализ произведений писателя позволяет интерпретировать его творчество указанного периода в рамках неореалистической литературной парадигмы.

В заключении работы подводятся итоги исследования, формулируются основные выводы о значении творчества И.Д. Сазанова для истории русской литературы. Писатель прошел путь от газетного фельетониста до автора самобытных донских рассказов и тонкой психологической прозы. Перспективой дальнейшей работы нам видится изучение его произведений для детей и подготовка научного издания художественного наследия И.Д. Сазанова.

Основные положения диссертационного исследования отражены

в следующих публикациях автора:

Статьи в научных изданиях,

рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ

1. Бирючева, Е.С. Проблемы изучения творческой биографии И. Сазанова / Е.С. Бирючева // Изв. Волгогр. гос. пед. ун-та. Сер. «Филологические науки». – 2011. – № 10 (64). – С. 129–132 (0,34 п. л.).

2. Бирючева, Е.С. Донские рассказы И. Сазанова в контексте журнала «Русское богатство» / Е.С. Бирючева // Изв. Волгогр. гос. пед. ун-та. Сер. «Филологические науки». – 2012. – № 6 (70). – С. 115–118 (0,4 п. л.).

Публикации в других изданиях

3. Бирючева, Е.С. Донские рассказы И.Д. Сазанова / Е.С. Бирючева // Интеграционные процессы в коммуникативном пространстве регионов: материалы Междунар. науч. конф. г. Волгоград, 12–14 апр. 2010 г. – Волгоград: Изд-во Волгогр. гос. ун-та, 2010. – С. 785–789 (0,24 п. л.).

4. Бирючева, Е.С. Чеховская традиция создания комического в творчестве И.Д. Сазанова / Е.С. Бирючева // XV региональная конференция молодых исследователей Волгоградской области. Напр. 13: Филология. г. Волгоград, 9–12 нояб. 2010 г.: сб. науч. материалов / отв. ред. О.З. Набиуллина, сост. П.В. Алымов. – Волгоград: Изд-во ВГПУ «Перемена», 2010. – С. 6–8 (0,12 п. л.).

5. Бирючева, Е.С. И. Сазанов и Ф. Крюков о судьбах казачества / Е.С. Бирючева // Особенности духовно-нравственного формирования личности в современных условиях: материалы Всерос. науч.-практ. конф. г. Михайловка Волгоградской области, 21–22 окт. 2010 г. – Волгоград, 2011. – С. 189–192 (0,25 п. л.).

6. Бирючева, Е.С. Поэтика плача и заговора в рассказе И. Сазанова «Письмо» / Е.С. Бирючева // V Лазаревские чтения «Лики традиционной культуры»: материалы междунар. науч. конф. Челябинск, 25–26 февр. 2011 г.: в 2 ч. / Челяб. гос. акад. культуры и искусств; под ред. проф. Н.Г. Апухтина. – Челябинск, 2011. – Ч. I. – С. 91–95 (0,23 п. л.).

7. Бирючева, Е.С. Эволюция образа «маленького человека» в русской литературе рубежа веков (Чехов – Серафимович – Сазанов – Сологуб) / Е.С. Бирючева // Вопросы языка и литературы в современных исследованиях: материалы Междунар. науч.-практ. конф.«Славянская культура: истоки, традиции, взаимодействие. XII Кирилло-Мефодиевские чтения», 17 мая 2011 г. – М.; Ярославль: Ремдер, 2011. – С. 425–430 (0, 33 п. л.).

8. Бирючева, Е.С. «…бунт был, и высылали казаков». Проблема взаимоотношений власти и казачества в прозе И.Д. Сазанова / Е.С. Би­рючева // Литература Урала: история и современность: сб. ст. Вып. 6: Историко-культурный ландшафт Урала: литература, этнос, власть / Ин-т истории и археологии УрО РАН. – Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2011. – С. 219–223 (0,3 п. л.).

9. Бирючева, Е.С. Архивные материалы в творческом наследии И.Д. Сазанова / Е.С. Бирючева // XVI региональная конференция молодых исследователей Волгоградской области. Волгоград, 8–11 нояб. 2011 г.: сб. науч. материалов. Напр. 13: Филология / отв. ред. С.А. Ко­миссарова; сост. П.В. Алымов, П.А. Строчилов. – Волгоград: Изд-во ВГСПУ «Перемена», 2011. – С. 6–8 (0,16 п. л.).

10. Бирючева, Е.С. Рассказ И.Д. Сазанова «На цыпочках» в литературном контексте рубежа веков / Е.С. Бирючева // Культура и речь Саратовского края: сб. ст. и метод. материалов / под ред. А.А. Демченко и О.И. Дмитриевой. – Саратов: ИЦ «Наука», 2011. – Вып. 2. – С. 46–51 (0,32 п. л.).

11. Бирючева, Е.С. Писатель Иван Сазанов. Штрихи к биографии / Е.С. Бирючева // Культура и речь Саратовского края: сб. ст. и метод. материалов / под ред. А. А. Демченко и О.И. Дмитриевой. – Саратов: ИЦ «Наука», 2011. – Вып. 2. – С. 16–18 (0,15 п. л.).

12. Бирючева, Е.С. Пространство природы в донских рассказах И. Сазанова / Е.С. Бирючева // Восток – Запад: Пространство природы и пространство культуры в русской литературе и фольклоре: сб. ст. по итогам IV Междунар. науч. конф. (заоч.) / отв ред. Н.Е. Тропкина, Ж. Хетени. Волгоград, 19 нояб. 2010 г. – Волгоград: Изд-во «Парадигма», 2011. – С. 261–266 (0,3 п. л.).

13. Бирючева, Е.С. Два слова о писателе-самородке / Е.С. Бирючева // Отчий край. – 2011. – № 4 (72). – С. 158–159 (0,13 п. л.).

14. Бирючева, Е.С. Публикация текста и комментарии к рассказу И. Сазанова «Дома» / Е.С. Бирючева // Отчий край. – 2011. – № 4 (72). – С. 160–185 (2,2 п. л.).

15. Бирючева, Е.С. Символика цвета в прозе И. Сазанова / Е.С. Бирючева // Актуальные проблемы изучения творчества И.И. Машкова и художников «Бубнового валета»: материалы Междунар. науч.-практ. конф. к 100-летию со времени организации худож. о-ва «Бубновый валет» и 130-летию со дня рожд. И.И. Машкова. Волгоград, 18–19 окт. 2011 г. – Волгоград: Парадигма, 2011. – С. 354–359 (0,25 п. л.);

16. Бирючева, Е.С. Письма к Ивану Сазанову из редакции журнала «Русское богатство» / Е.С. Бирючева // Отчий край. – 2011. – № 4 (72). – С. 186–190 (0,37 п. л.).

17. Бирючева, Е.С. Царицынский текст в русской литературе начала XX в. (на примере прозы И.Д. Сазанова) / Е.С. Бирючева // Филологические традиции в современном литературном и лингвистическом образовании: сб. науч. ст.: в 2 т. Вып. 11. – М.: МГПИ, 2012. – Т. 1. – С. 177–180 (0,24 п. л.).

1 Данилов И. Посвящено казачеству. О рассказах Ивана Сазанова // Отчий край. – 1994. – № 1. – С. 146 – 147.

2 Сатарова Л.Г. Образ «Тихого Дона» в прозе писателей-донцов // Дон. – 1993. – № 2. – С. 190.

3 Проскурин В.М. Переписка между Ф.Д. Крюковым и А.С. Серафимовичем // Волга. – 1988. – № 2. – С. 149.

4 Смирнова Е.А. Проза Ф. Крюкова в публицистическом контексте  «Русского богатства»: дис. … канд. филол. наук: 10.01.01. – Волгоград, 2004. – С. 153.

БИРЮЧЕВА Екатерина Сергеевна

ТВОРЧЕСТВО И.Д. САЗАНОВА

В КОНТЕКСТЕ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

КОНЦА XIX – НАЧАЛА XX ВЕКа

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Подписано к печати 25.05.12. Формат 60х84/16. Бум. офс.

Гарнитура Times. Усл. печ. л. 1,4. Уч.-изд. л. 1,5. Тираж 110 экз. Заказ         .

Издательство ВГСПУ «Перемена»

Типография Издательства ВГСПУ «Перемена»

400131, Волгоград, пр. им. В. И. Ленина, 27

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.