WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Социальное положение мусульманского духовенства Казанской губернии в конце XIX – начале XX вв.

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

 

 

 

Маликов Рашид Ильязович

 

 

Социальное положение мусульманского

духовенства Казанской губернии

в конце XIX – начале XX вв.

 

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата исторических наук

 

 

 

 

Казань – 2012


Работа выполнена в отделе истории общественной мысли и исламоведения

ГБУ «Институт истории им. Ш.Марджани

Академии наук Республики Татарстан»

Научный руководитель:

доктор политических наук, профессор

Мухаметшин Рафик Мухаметшович

Официальные оппоненты:

Набиев Ренат Ахматгалиевич

доктор исторических наук, профессор, зав. кафедрой политической истории

ФГАОУ ВПО «Казанский (Приволжский)

федеральный университет»

Гильмутдинов Данияр Рустамович

кандидат исторических наук, ассистент ка­федры истории и связей с обществен­ностью ГОУ ВПО «Казанский националь­ный исследовательский технический университет им. А.Н. Туполева»

Ведущая организация:

ГУ «Институт Татарской энциклопедии

Академии наук Республики Татарстан»

Защита состоится 22 июня 2012 г. в 10 часов на заседании Диссер­та­ционного совета Д 022.002.01 по защите докторских и кандидатских диссер­таций при Институте истории им. Ш.Марджани Академии наук Рес­публики Татарстан по адресу: 420014, г. Казань, Кремль, 5-й подъезд.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института истории им. Ш. Марджани АН РТ по адресу: 420014, г. Казань, Кремль, 5-й подъезд.

Электронная версия автореферата размещена на официальном сайте Инс­титута истории им. Ш. Марджани АН РТ http://www.tataroved.ru

Автореферат разослан «____» мая 2012 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета,

кандидат исторических наук

доцент                                                                                     Р.Р. Хайрутдинов


I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В современной России ислам пере­живает период своего возрождения. Усиление роли исламского фактора внутри страны и во всем мире, его влияние на национальные и политические процессы в жизни общества в целом заставляют политиков и ученых обращать более пристальное внимание на ислам, на духовные ценности и его роли в совре­менном мире. Исторический опыт страны, в том числе и периода Российской империи для осмысления этих процессов имеет важное теоретическое и практи­ческое значение. Формы религиозно-государственных отношений дореволю­цион­ного периода, несмотря на их специфику, позволяют понять некоторые процессы, происходящие в современных условиях и связанные с влиянием религиозных институтов и духовенства на общественно-политическую жизнь страны. Тем более, что период, переживаемый современным российским обществом, имеет много общего с процессами изменениями, развернувшимися в России во второй половине XIX – начале XX веков.

Ислам как мировая религия оказал огромное влияние на исторические судьбы многих народов, в том числе и татар, в значительной мере определив их этнокультурную самобытность. Возрождение национального самосознания и религиозности татар в конце XX века способствовало формированию новых задач и определению перспектив в освещении этих важнейших для духовной и общественно-политической жизни вопросов, что обусловлено состоянием российского общества, которое находится в поиске новых путей своего даль­нейшего развития. Эти процессы, в том числе и обусловлены с возрастающим в российском обществе интересом к влиянию официальных исламских инсти­тутов и их представителей на социально-политическую жизнь общества и зна­че­нием проблемы социокультурного взаимодействия народов России, что явля­ется более чем актуальным в условиях поликонфессионального сообщества.

Современное мусульманское духовенство России, структура и организация которого в XX веке в результате исторических событий претерпела значи­тельные изменения, нуждается в опоре на исторический опыт. Поэтому нас­тоящее время особо важное значение имеет углубленное изучение различных сторон функционирования мусульманского сообщества, религиозных инсти­тутов и их представителей. Практически после революции 1917 года по исто­рии мусульманского духовенства Казанской губернии и вплоть до начала 1990-х годов не было объективных научных исследований. С начала 1990-х годов, в силу демократических, политических, социально-экономических и ду­хов­ных преобразований в стране и развития межконфессиональных отношений российского общества, появилось большое количество работ, в которых были предприняты попытки исследования особенностей исторического развития рос­сий­ских мусульман в условиях многонационального и поликонфессионального государства. Но, несмотря на значительные успехи в области изучения исто­рического пути мусульман России, которые наметились за последние десять лет, еще многие аспекты данной темы остаются вне поля зрения иссле­дователей. Сегодня, когда религиозные организации и их деятели стано­вятся важным субъектом общественно-политической жизни страны, крайне важно обратиться к прошлому опыту сосуществования власти и религии, а именно к дореволюционному периоду этих взаимоотношений. В этой связи еще раз подтверждается актуальность отдельного изучения мусульманского духовен­ства Казанской губернии конца XIX – начала XX веков.

Степень изученности темы. Исследование различных аспектов функ­ционирования институтов татарского мусульманского духовенства началось практически со второй половине XIX века. Ш.Марджани практически первым из татарских ученых довольно подробно исследовал историю возникновения Оренбургского магометанского духовного собрания (ОМДС), его деятельность, а также известных представителей мусульманского духовенства Российской империи. Его труды являются ценнейшим источником по изучению истории мусульманского духовенства и роли в общественно–политической жизни татар. Особый научный интерес представляет его работы «Мустафад аль-ахбар фи ахвали Казан ва Болгар» («Источники по истории Казани и Булгара») и «Вафият ал-аслаф ва тахият ал-ахлаф» («Подробнее о пред­шественниках и приветствие потомкам») , в которых подробно описываются жизнь и дея­тельность известных религиозных деятелей, начиная от первых муфтиев ОМДС до простых приходских имамов, посвятивших свою жизнь служению исламу и народу. Рассматриваются место и роль муфтията в жизни татар-мусульман Поволжья. Необходимо отметить, что Ш.Марджани зачастую слишком крити­чески оценивает деятельность ОМДС и духовенства. Возможно, свою роль в этом сыграли тенденциозность оценки деятельности духовенства.

Традиции биобиблиографических исследований продолжает в начале ХХ века известный татарский богослов Р. Фахретдинов. Так, в 4-томном труде «Асар» приводятся биографии муфтиев и известных мусульманских рели­гиозных деятелей того времени . При этом Р. Фахретдинов, как и Ш. Мард­жани, в целом критически оценивает их деятельность. Несмотря на то, что труду присуща некоторая субъективность в оценке деятельности ряда пред­ставителей мусульманского духовенства, он является ценным источником для изучения мусульманского духовенства Казанской губернии.

В статьях известного татарского просветителя Каюма Насыри отражены многие страницы истории и культуры татарского народа, в них представлен ценный материал по изучению истории религиозной жизни татар-мусульман. Из других дореволюционных публикаций особо следует выделить книгу известного богослова, писателя Касыма Биккулова , где были опубликованы указы, постановления, регламентировавшие деятельность мусульманского ду­хо­венства, образцы заполнения метрических книг, различных прошений и рекомендации в повседневной деятельности мулл.

В работах татарского историка Гайнутдина Ахмерова также имеются важные сведения по культуре татарского народа, связанные с исламом и его духовенством. В частности, автор пишет о заключении брака среди татар-му­сульман, об условиях выплаты или возврата калыма, о правилах поведения молодоженов, родственников, свидетелей во время свадебных торжеств и др.

Конец XIX – начало XX веков ознаменовались бурным развитием татар­ской литературы. Писатели в своих произведениях, наряду с разными сторонами жизни народа, ярко освещали деятельность мусульманского духовенства. В этой связи необходимо отметить произведения Гаяза Исхаки , Гали Рахима , Фатиха Карима , Закира Хади , Нажипа Думави , Шарифа Камала , Гали­аскара Камала , Галимджана Ибрагимова и др.

Значительный вклад в изучение религиозной жизни мусульман Поволжья и Приуралья внесли и православные миссионеры. В процессе выработки новых методов христианизации мусульман они обращали большое внимание на проблемы общественно-политической жизни татар. Среди исследователей мусульманского духовенства стоит особо выделить известного миссионера и попечителя Казанского учебного округа Я.Д. Коблова. В его книге «О маго­метанских муллах: религиозно-бытовой очерк» дается общая характеристика жизни мусульман Поволжья, религиозной деятельности и быта духовных лиц (мулл) конца XIX – начала XX веков. Начиная с этнографического описания татарских деревень, автор кратко охарактеризовал структуру мусульманской общины, подготовку мулл, назначение их на должность, их обязанности в приходе, материальное положение, влияние на прихожан, взаимоотношения с властью и так далее .

Другой известной работой Я.Д. Коблова является «Религиозные обряды и обычаи татар магометан (при наречении имени новорожденному, свадебные обряды и похоронные)» . В ней описываются религиозные обряды и обычаи татар, выполнявшиеся мусульманским духовенством в повседневной деятель­ности. Становится понятным тесное переплетение обрядов этнического проис­хождения с исламскими обря­дами. Автор подробно рассматривает такие основные обряды и обычаи, как наречение имени, свадьба и похороны. Другим важным изданием Я.Д. Коблова является книга «Конфессиональные школы казанских татар» , в которой подробно рассматривается процесс подготовки мулл. Автор обращает внимание на внутренний распорядок в мектебе и медресе, учебный процесс, изучаемые предметы, методы обучения.

Помимо Я.Д. Коблова особенность мусульманских общин региона, образ жиз­ни татарского духовенства, основные направления религиозной нацио­нальной политики на местах исследовали П.В. Знаменский , Н.Ашмарин , Н.И. Иль­минский , Е.А. Малов , М.А. Машанов , С.Г. Рыбаков , Н.Н. Ост­роумов С.В. Чичерина и др.

После Октябрьской революции 1917 года в оценке деятельности рели­гиозных институтов и их представителей, истории взаимоотношений религии и власти в России исследователи исходили из принципов господствующей идеологии, что, в конечном счете, привело к исчезновению серьезных рели­гиоведческих исследований. Правда, в 1920-е годы они еще издавались и содержали богатый фактический материал. Среди них можно назвать работы Дж. Валиди, Г.Губайдуллина, X.Атласи, А.Аршаруни, X.Габидуллина и М.Г. Ху­дякова . Дж. Валиди например, в своей работе писал о развитии мусуль­манской идеологии и религиозных структур, при этом он довольно подробно останавливался на характеристике мусульманского духовенства и, по сути, определил его роль в организации системы религиозного образования . Особого внимания заслуживает книга А.Аршаруни и X.Габидуллина «Очерки пантюркизма и панисламизма в России», где основное внимание уделено идео­ло­гическим аспектам функционирования религиозной структуры мусульман в начале XX века .

К концу 1920-х гг. отмечается рост антирелигиозной литературы. С этого вре­мени одной из первостепенных задач антирелигиозной работы среди мусульман становится разоблачение «приспособленческой» деятельности му­суль­манского духовенства. Одним из крупных исследований этого периода является труд Л.И. Климовича «Ислам в царской России» . Автор рассмат­ривает развитие ислама и его религиозных институтов на территории России. Следуя влиянию официальной идеологии, Л.И. Климович характеризует ОМДС и все духовенство как агентуру русского военно-феодального империализма.

Атеистическую, пропагандистскую направленность име­ла и литература на татарском языке. Татарские публицисты Ш.Рамзи , Г.Ибрагимов , Н.Думави , 3.Музаффаров , Г.Касыймов , Б.Ишемгулов и др., среди которых были и быв­шие муллы, например Н.Думави, развернули активную деятельность по углубленной антирелигиозной работы среди мусульман.

В годы Великой Отечественной войны и в послевоенный период заметных иссле­дований по деятельности мусульманского духовенства не появилось, кро­ме монографий, посвященных системе образования, В.М. Горохова и А.Ф. Эфи­рова .

Во второй половине ХХ века активизировались этнографические исследо­вания. Появились труды Р.Г. Кашафутдинова, Р.Г. Уразмановой об обществен­ных и семейных праздниках татар, являющихся составной частью их повсе­днев­ной жизни . В них фрагментарно излагается роль норм ислама в тра­диционной культуре татарского народа. Исключением является кандидат­ская диссертация А.А. Загидуллина, посвященная быту татарских крестьян Ка­занской губернии второй половины XIX – начала XX веков , в которой рас­сматрива­ется влияние норм шариата на семейно-брачные и культурно-бытовые отношения, на раздел имущества, а также на трудовое и нравственное воспи­тание.

Особое место в историографии данной проблемы занимают 1960–1980-е годы. В этот период начинают разворачиваться исследования по развитию общественной мысли народов Поволжья. Эти работы, правда, еще не затраги­вают проблемы существования религиозно-правовой системы мусульман. Общественно-политическое движение российских мусульман рассматривается с точки зрения выявления прогрессивных тенденций в работах М.Х. Гайнул­лина, Р.И. На­фигова, М.Х. Хасанова, Я.Г. Абдуллина, З.А. Иш­мухаметова, С.М. Ми­хайловой и др . Так, книга З.А. Ишмухаметова «Социальная роль и эволюция ислама в Татарии» посвящена роли религии в системе общест­венных отношений татарского народа, представляет зна­чительный интерес, поскольку в ней использовано большое количество источников. Но в связи с тем, что автор ставил целью осветить основные аспекты реакционной роли ислама в истории татарского народа, несложно определить характер идеоло­гической заданности этого исследования.

Я.Г. Абдуллин – одним из первых среди татарстанских исследователей, кто обратил внимание на религиозный фактор в истории развития общественной мысли татар и заявил о феномене просветительства среди мусульман края. Он исследовал философский аспект проблемы религиозного просветительства у татар. В своей книге «Татарская просветительская мысль» Я.Г. Абдуллин впервые за весь советский период заявил о прогрессивной природе религиозно-философской мысли российских мусульман. По его мнению, татарское просве­тительское движение конца XIX в. сыграло ведущую роль в развитии татарской нации, а само просветительство возглавлялось мусульманским духовенством.

Из зарубежных исследований этого периода можно выделить труды Т.Дав­летшина и А.Бенигсена . В позднесоветский период публикуют свои труды отечественные историки Р.Амирханов , С.Алишев , А.Махмудова , М.Ус­манов , М.Гайнетдинов и др.

Заметные перемены в тематике и методологии исследований по истории исла­ма произошли в последние десятилетия. На волне политических преобра­зований, связанных, в том числе и религиозным возрождением возрос интерес к национальной культуре, конфессиональным традициям, преданным забвению в советский период. Основное внимание в этот период уделяется проб­лемам меж­конфес­сионального и межкультурного взаимодействия, региональных форм бытования ислама, взаимосвязи конфессиональных традиций и нацио­нальной (этнической) культуры. Правда, большинство современных отечест­венных исламоведов рассматривают религию в рамках общественной мысли. Тем не менее, эти работы касаются деятельности мусульманского духовенства в России.

Большой вклад в решение данной проблемы внес Д.Д. Азаматов. Его книга «Оренбургское Магометанское Духовное собрание в конце XVIII – XIX вв.» является первым обобщающим исследованием по истории этого религиозного учреждения и его духовенства. В работе на основе широкого круга архивных и опубликованных источников изучаются предпосылки создания, структура и деятельность Оренбургского магометанского духовного собрания на рубеже двух столетий. Впервые составлены биографии муфтиев, выявлены основные принципы, характеризующие деятельность мусульманского приходского духо­венства. В работе использованы неопубликованные архивные материалы, касающиеся деятельности этого учреждения, впервые предложена перио­дизация основных этапов функционирования Духовного собрания с момента учреждения до середины XIX века.

Впервые мусульманские культовые здания и приходы комплексно были изучены Р.Р. Салиховым и Р.Р. Хайрутдиновым .

В исследовании Р.М. Мухаметшина «Ислам в общественно-политической жизни Татарстана в начале XX в.» раскрываются роль общественно-полити­ческого движения и значение религиозного фактора в жизни татарского об­щества, влияние мусульманского духовенства на социально-политическую жизнь татарского народа .

Тема роли ислама в политической жизни татар затронута в монографии Ф.М. Султанова «Ислам и татарское национальное движение в российском и мировом мусульманском контексте: история и современность» . Автор раск­рывает историческую роль религии в становлении современного татарского общества. Анализирует роль этноконфессионального самосознания народа в общественно-политической жизни.

Д.М. Исхаков при рассмотрении проблем становления татарской нации анализирует развитие национальных общественных институтов в Российской империи, отмечая при этом, что татарское духовенство «после создания Духов­ного собрания в г. Уфа получило лидирующее положение внутри мусуль­манской уммы России, особенно среди мусульман Волго-Уральского ре­гиона» .

Роль тюркизма в развитии общественной и религиозной мысли татар-мусульман исследовал Р.Ф. Мухамметдинов . А.Ю. Хабутдинов в монографии «Миллет Оренбургского Магометанского Духовного собрания в конце XVIII – XIX веках» раскрывает причины возникновения и развития общественно-политического движения татар.

Особого внимания заслуживает монография И.К. Загидуллина «Исламские институты в Российской империи: Мечети в европейской части России и Си­бири» . В ней рассматриваются политико-религиозные и социально-полити­ческие аспекты адаптации мечетей в имперском политико-административном пространстве. Мусульманскую общественную молитву автор рассматривает как религиозное, общественно-политическое и культурное явление в России, показывает роль богослужебного здания в религиозной и социальной жизни уммы, степень влияния внутриполитического курса правительства на ислам­ское культовое зодчество и особенности мусульманского храмового строи­тельства в городах и селениях.

Государственно-религиозные и государственно-исламские отношения ана­ли­зируются в трудах Д.Ю. Арапова , Р.А. Набиева , Р.Г. Ланды , Г.Б. Фаи­зова , А.И. Ногманова . Участие мусульманского духовенства в политической жизни страны, ярко отразившееся в деятельности I–IV созывов в Государст­венной Думы, раскрыто в монографии Д.М. Усмановой . Проблему мусуль­ман­ской благотворительности исследовали Л.И. Девятых , Д.Д. Азаматов , Р.Р. Салихов , Л.М. Свердлова и др.

Из российских исследователей следует выделить монографию А.В.Кобзева, посвященную изучению жизни мусульман Симбирской губернии. В ней на основе архивных материалов реконструируются особенности социального и религиозного быта региональной уммы, в том числе отношения прихожан с указными муллами, решение общественных дел по устройству мечетей, школ, их содержанию и др. Автор подробно рассматривает сложный процесс христиа­низации татарского и чувашского населения, взаимоотношения крещеных со своей этнической средой, процесс их перехода в ислам, реакцию властей и об­щие итоги этих социальных движений .

Много интересных материалов можно найти и в краеведческой литера­туре . В ней встречаются упоминания о религиозной жизни мусульман регио­на, о деятельности дореволюционного мусульманского духовенства, история мечетей и медресе.

Миграционные процессы среди татар в середине XVIII – начале XX вв. на евра­зий­ских просторах, историческая демография татар по материалам пере­писей изучались В.М. Кабузаном, Д.М.Исхаковым и И.К. Загидуллиным .

Из зарубежных исследователей разные аспекты предмета данной работы отражены у М.Кемпера , Анке фон Кюгельгена , Алена Франка , Ахмета Кан­лыдаре , Наджипа Хаблеметоглу , Ибрагима Мараша и др.

Богатый материал по истории социально-политических институтов мусуль­ман Поволжья содержится в диссертационных работах . Особо следует выде­лить работы Д.Ш. Муфтахутдинова, М.С. Берсона по этноконфессиональной политике в России. В них представлен исторический фон, на котором проис­ходило становление и развитие религиозной структуры мусульман в условиях иноконфессионального законодательства .

Таким образом, отличительной особенностью постсоветского периода стало заметное усиление исследовательской деятельности по изучению роли ислама в развитииматериальной и духовной культуры мусульман Среднего Поволжья. В работах одних исследователей рассматриваются отдельные аспекты жизне­деятельности мусульманского духовенства Казанской губернии, в трудах других освещаются лишь некоторые фрагменты данной научной проблемы. Но изучение мусульманского духовенства Казанской губернии как целостного социокультурного явления еще не являлось предметом специального изучения, темой монографического исследования.

Целью исследования является изучение трансформации мусульманского духовенства как института традиционного общества в условиях модерни­зационного перехода и адаптации к новым условиям, в которых происходило взаимодействие традиции и новаций.

В связи с поставленной целью предполагается решение следующих задач:

– выявить основные этапы формирования мусульманского духовенства у татар;

– обозначить правовую основу деятельности мусульманского духовенства в Российской империи;

– определить статус и место мусульманского духовенства во взаимо­отно­шениях с государственной властью в конце XIX – начале XX веков;

– осветить порядок избрания и утверждения духовенства;

– показать профессиональные обязанности мусульманского духовенства в повседневной жизни прихода;

– выяснить влияние мусульманского духовенства на прихожан;

– определить основные источники дохода и уровень материального положе­ния духовенства.

Объектом исследования настоящей работы является мусульманское духо­венство Казанской губернии конца XIX – начала ХХ веков.

Предмет исследования – структура, динамика численности, деятельность представителей духовенства, уровень их профессиональной подготовки, мате­риальное положение, взаимоотношения с прихожанами и политика прави­тельства в отношении духовного сословия.

Методологическая основа диссертационного исследования базируется на принципах объективности, детерминизма и историзма, которые предполагают всесторонний критический анализ исторических процессов и явлений в их формировании, становлении и развитии. В работе использовались как обще­научные методы, среди которых выделяются методы анализа и синтеза, так и специально-исторические. Также применялись системный, сравнительно-исто­ри­ческий, проблемно-аналитический, историко-сравнительный, историко-рели­гио­вед­ческий методы и методы культурологического и этнографического ана­лиза. Метод критического сопоставительного анализа источников различного происхождения позволяет воссоздать объективную картину исторических событий. При использовании статистического метода основное внимание уделяется не только сопоставлению основных характеристик и показателей, но и их динамике. Для полного и объективного анализа роли мусульманского духовенства и религиозных институтов в истории России использован комп­лексный метод. Для определения роли и места известных религиозных деятелей в истории мусульманской общины был использован также метод исторической антропологии.

Использование совокупности вышеуказанных методов позволяет подверг­нуть тщательному анализу широкий круг источников, дает возможность проследить основные тенденции истории взаимоотношений духовенства и прихожан и отношение государства к религии.

Источниковая база исследования включает в себя широкий круг опуб­ликованных и неопубликованных источников. Их условно можно разделить на следующие основные группы: 1. За­конодательные и подзаконные акты; 2. До­ку­менты делопроизводства центральных и местных властей; 3. Материалы учета и статистики; 4. Периодическая печать; 5. Сочинения общественных и религиозных деятелей; 6. Источники личного происхождения: историко-геогра­фи­ческие сочинения, переписка, дневники, воспоминания современников; 7. Иллюстративный материал: карты, чертежи, фотографии и рисунки; 8. Спра­вочные издания.

Среди опубликованных письменных источников ключевое значение в определении правового положения мусульманского духовенства имеют зако­нодательные акты, зафиксированные в «Полном собрании законов Российской империи» . Они позволяют проследить внутриполитический курс правитель­ства по отношению к мусульманам, религиозным институтам и его духовен­ству. «Свод законов Российской империи» представляет собой системати­зированное изложение действовавших законов, регулировавших систему управления духовными делами мусульман, прав и обязанностей духовных лиц, приходов, строительства мечетей, религиозных прав российских подданных, правового статуса различных сословных групп населения и др.

Изучение действующего законодательства было облегчено за счет спе­циализированных сборников, в которых представлены законодательные акты, имеющие отношение к мусульманам, организации и управлению сельских обществ и правовому положению крестьян, а также юридического положения религиозных управлений военного и гражданского духовенства, мечетей, при­ходов, отдельных аспектов семейного права и т.п. В составленных Р. Фахрет­диновым сборниках циркуляров религиозного управления за 1836–1903 гг. сосредоточены нормативные документы, распоряжения Духовного собрания и центральных органов власти по регулированию повседневной жизнь махалли, обязанностей духовенства, религиозно-обрядовой жизни, взаимоотношений в приходах и др.

Делопроизводственные документы центральных, местных светских и духовных властей являются наиболее важным массовым и содержательным источ­ником по данной теме. Значительный делопроизводственный материал имеется в опубликованных источниках .

Из делопроизводственных материалов, относящихся к неопубликованным источникам, подробная информация по различным аспектам жизнедеятель­ности махаллей отложилась в архивном фонде Департамента духовных дел иностранных исповеданий (ДДДИИ) (ф. 821 РГИА). Это, главным образом, переписка МВД с Казанским губернатором и ОМДС по поводу поступивших в Сенат на имя императора и министра внутренних дел жалоб и ходатайств от прихожан и духовных лиц по вопросам исламского культового строительства, регистрации религиозных общин, увольнения или не назначения на духовные должности, на конфликты между прихожанами и духовными лицами и др.

Губернская администрация выступала головным учреждением при назна­чении, перемещении или увольнении от духовных должностей, строительстве, переносе или реконструкции мечетей, регистрации приходов, курировала дея­тель­ность сельских общественных управлений. Эти полномочия проявляются в журнальных постановлениях, переписке с местными полицейскими управле­ниями по уточнению численности прихожан, политической благонадежности кандидатов на духовные должности, экономического благосостояния сельских жителей, решивших построить новую мечеть, по проверке легитимности приго­воров, пересылке метрических книг, расследованию жалоб и др. Вся дело­производственная документация по этим вопросам хранится в фонде Казан­ского губернского правления (ф. 2, НА РТ).

Переписка между ДДДИИ, ОМДС и Казанским губернским правлением и губернатором по аналогичным жалобам мусульман и духовенства широко пред­ставлена в фонде Оренбургского магометанского духовного собрания (ф. И–295 ЦГИА РБ). Помимо них, здесь представлены постановления рели­гиозного управления о назначении, наказании и увольнении имамов за раз­личные правонарушения при исполнении духовных должностей, разборы жалоб, касающихся исполнения религиозного богослужения, обрядов, споров по разделу имуществ и других вопросов и действий приходского духовенства. Здесь же хранятся метрические книги приходов Казанской губернии.

Материалы фонда Канцелярии казанского губернатора (ф.1, НА РТ) пред­ставляют научный интерес при изучении степени реализации социально-экономического и правового положения мусульман.

Переписка между МВД и местной администрацией по поводу антиправи­тельственных выступлений мусульманского населения губернии зафикси­рована в фонде Казанского губернского жандармского управления (ф.119 НА РТ). Важное значение для анализа имеют сведения об отношении мусульман к правительственным мероприятиям, определении их уровня социальной и политической активности, о влиянии мулл на прихожан; наблюдения за деятельностью духовных лиц и религиозных учебных заведений, за уровнем «политической благонадежности» мулл и их лояльности к власти; наблюдения за настроениями верующих, которые отражены в делопроизводственной переписке между местными, губернскими и центральными органами власти, сконцентрированные в документах фонда местных уездных полицейских управлений уездов (НА РТ, Арское уездное полицейское управление, ф. 1157; Казанское городское, ф. 482; Казанское уездное, ф. 902; Лаишевское уездное, ф. 903; Мамадышское уездное, ф. 898; Свияжское уездное, ф. 236; Спасское уездное, ф. 627; Чистопольское уездное, ф. 245).

Ежегодные отчеты директоров народных училищ и другая делопроиз­водственная документация, статистические данные о численности конфессио­нальных школ, русско-татарских школ и численности учащихся в них отло­жились в фонде Попечителя Казанского учебного округа (ф. 92 НА РТ).

Межконфессиональные отношения в Казанской губернии, миссионерская деятельность православной церкви среди крещеных татар и мусульман, при­чины перехода мусульман в православие и возвращение крещеных татар в ислам отражены в отчетах православных благочинных округов, в переписке приходских священников с духовной властью (фонды Казанской духовной консистории (ф. 4 НА РТ), Казанской духовной академии (ф. 10 НА РТ)).

В материалах судебных или административных расследований отложилась информация о различных правонарушениях духовных лиц и прихожан, связанных с совершением общественной молитвы, строительством, ремонтом и реконструкцией мечетей, избранием духовных лиц, исполнением духовных завещаний и др. Применение наказаний, предусмотренных законодательством за нарушение правил организации и совершения мусульманского богослужения и др., отслеживалось по документам фондов Казанской палаты уголовного суда (ф. 13 НА РТ), Прокурора Казанского окружного суда (ф. 390 НА РТ), Про­курора Казанской судебной палаты (ф. 89 НА РТ).

Большое значение при определении конфессионального состава населения Казанской губернии, в целом и по уездам, динамики численности мусульман, выявлении их наиболее распространенных занятий, сословных групп, уровня грамотности, численности конфессиональных учебных заведений имеют дан­ные статистики. Нами использовались материалы Казанского губернского статистического комитета (ф. 359 НА РТ).

Довольно содержательную информацию представляют материалы татар­ской и русской дореволюционной периодической печати начала ХХ века . Это связано с тем, что в них отражены мнения очевидцев и участников событий в жизни мусульманской уммы, они отличаются наличием богатого фактического материала, отражают настроения различных слоев общества. Среди них выде­ляются газеты «Казан м??бире» , «Вакыт» , «Йолдыз», «Баянельхак», «Казанский телеграф» , «Казанские ведомости», официальный журнал ОМДС «М?гъ­л?мат» (полное название «М?гъл?мате М?хк?м?и ш?ргыия Орен­бургия») , религиозный, научно-литературный и политический журнал, изда­ваемый Г.Баруди «?д-дин в?л-?д?б» , журналы «Шура», «А?», «М?гал­лим» , «М?кт?п» и др.

Сочинения общественных и религиозных деятелей в нашем исследовании представлены публицистическими трудами известных мусульманских ученых и общественных деятелей Р.Фахретдинова, К.Насыри, И.Гаспринского и др. , о религиозных проблемах махалли, духовных лицах, мечетях и т.д. В трудах татарских богословов Г.Курсави и М.Бигиева мы обращались к разделам, об обязанностях мусульман по исполнению религиозных обрядов и др.

Довольно подробную информацию о жизни отдельных религиозных дея­телей можно извлечь из мемуарной литературы, которые опубликованы в научно-биографических сборниках «Шихабутдин Марджани» , «Ризаэтдин Фах­ретдин», «Бертуган Бубыйлар ??м Иж-Бубый м?др?с?се» , «Хади Ат­ласи» , «Гайнутдин Ахмеров» , «Габдрахман Гумари» , «Шейх Зайнулла Расулев» , дневники Г.Баруди , З.Валиди , записи К.Тинчурина и др.

Иллюстративные материалы (карта губернии и уездов, планы городов и ряда селений Казанской губернии, рисунки и фотографии мечетей, мусуль­манских приходских духовных лиц) позволяют комплексно изучить данное исследование. Через них можно выявить географическое расположение, местонахождение и внешний вид мечетей, медресе и т.д. Большое количество иллюстрированных материалов находится в фондах Национального архива РТ (ф. 2, ф.98, ф. 1047), в архиве отдела этнологии Института истории им. Ш.Марджани АН РТ, в фондах Национального музея РТ (г. Казань) и историко-краеведческих музеев районных центров.

Данные о численности мусульман в уездах и городах, о количестве мечетей и конфессиональных школ в поселениях содержатся в источниках справочного характера. Это, прежде всего, «Адрес-календари», издававшиеся с 1864 по 1916 год Губернским статистическим комитетом и «Списки населённых мест Ка­занской губернии» за 1859, 1876, 1889, 1900 и 1910 годы.С целью изучения основ мусульманского права нами были использованы труды Н.Торноу , Ахматхади Максуди , Ахмата Фазыла , Ризаэтдина Фахрутдина , «Мухтасар Викая» , а также «Основные начала мусульман­ского права согласно учению имамов Абу Ханифы и Шафии» Л.В.С. Ван ден Берга, где содержится подробный анализ норм шариата и их роли в регули­ровании семейных, имущественных и межличностных отношений среди му­сульман .

Таким образом, данное исследование основывается на большом источ­никовом и литературном материале. Комплексный метод их изучения, под­робный анализ и критика позволяют наиболее полно решить поставленные цели и задачи по раскрытию правовых основ деятельности и социального положения мусульманского духовенства Казанской губернии в конце XIX – начале XX веков.

Хронологические рамки исследования относятся к Новому времени и ограничиваются концом XIX – началом ХХ веков. Хотя новый этап в госу­дарственно-исламских отношениях в России обозначился с организацией спе­циального правительственного учреждения по контролю над приходским духовенством – Оренбургского магометанского духовного собрания в 1789 го­ду, основные закономерности функционирования института мусуль­манского духовенства в империи проявились именно в конце XIX – начале ХХ веков. Верхние хронологические рамки диссертации определяются падением само­державия в 1917 году, сменой политического строя в России и карди­нальным изменением политики по отношению к религии.

Географические рамки исследования охватывают территорию Казанской губернии, граничившей с 5 губерниями центральной России, где разворачивало свою деятельность ОДМС. Казанская губерния состояла из Казанского, Козь­мо­демьянского, Лаишевского, Спасского, Чистопольского, Мамадыш­ского, Свияжского, Тетюшского, Царевококшайского, Цивильского, Чебоксар­ского и Ядринского уездов.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. С началом распространения ислама в Поволжье мусульманское духо­венство проходит несколько этапов своего формирования. В 1788 году созданием ОМДС выстраивается новая структура мусульманского духовенства, во главе которого стоит муфтий, затем кадии, ахуны (мухтасибы), хатибы, имамы (муллы) и муэдзины. Эта структура довольно успешно продолжала функционировать вплоть до крушения Российской империи в 1917 году.
  2. После создания ОМДС на законодательном уровне были установлены основные права и обязанности, порядок избрания, назначения, увольнения, меры ответственности духовенства, нашедшее свое выражение в «Полном собрании законов Российской империи», «Своде законов Российской импе­рии», циркулярах МВД и Министерства народного просвещения (МНП), пос­тановлениях и циркулярах ОМДС, постановлениях губернских правлений и указах Сената, контроль за исполнением которых были возложены на местные и центральные органы власти. Вышеуказанными законодательными актами деятельность всей вертикали мусульманского духовенства – от низшего при­ход­ского муэдзина до муфтия была централизована. ОМДС находилось под юрисдикцией Департамента духовных дел и иностранных исповеданий Ми­нистерства внутренних дел Российской империи.
  3. ВластьРоссийской империи, осознавая важность и возможность влияния мулл на прихожан, всячески старалась использовать их в решении собственных политических задач. Взаимоотношения духовенства и власти всецело зависели от проводимой государством политики по отношению к мусульманам, от лояльности духовного лица и реакции населения. Несмотря на то, что государ­ственная власть отвадила мусульманскому духовенству роль послуш­ного про­водника и ис­полнителя своих решений, муллы по некоторым вопросам занимали противо­правительственную позицию, особенно активизировавшуюся в начале XX века.
  4. Традиционно в мусульманской общине всегда существовала выборность духовных лиц. С созданием ОМДС этот принцип был сохранен и, с некоторыми особенностями, законодательно закреплен. Так, в конце XIX – начале XX веков при избрании в приход будущие муллы обязаны были предоставить властям ряд документов, которое рассматривалось в Губернском правлении при участии ОМДС и Полицейского управления и там же выносилась решение. Все это позволяло государству осуществлять полноценный контроль за утверждением мулл, исключить неблагонадежных, случайных лиц и обеспечивать тем самым свое безопасное функционирование.
  5. Мусульманское духовенство Казанской губернии в приходах выполняло важные религиозные, общественные и государственные обязанности, такие как руководство общим богослужением, совершение различных религиозных обря­дов, регулирование брачно-семейных отношений, раздел наследства, реги­страция гражданских актов, выдача различных справок, обучение детей, контроль за нравственным состоянием прихожан, разъяснение постановлений правительства и местных властей и многие другие.
  6. Традиционно влияние мулл в возглавляемых ими приходах было огромным. Оно всецело зависело от их моральных качеств, интеллектуальных способностей, образа жизни и поведения. Муллы наблюдали за поведением своих прихожан и оказывали на них большое влия­ние, но и прихожане, в свою очередь, следили за действиями мулл. Так, например они имели право дис­кредитировавшегося муллу отстранять и избрать вместо него нового. Если мулла усердно исполнял свои обязанности, был компетентным, исполни­тельным, стоял на страже религиозных и светских законов, то он имел высокий авторитет среди прихожан и являлся общепризнанным руководителем социо­культурной жизни прихода.
  7. Материальный достаток мусульманского духовенства всецело зависел от их разносторонней деятельности в приходе, от того, насколько эффективно они выполняли возложенные на них обязанности и сами лично трудились (собст­венное хозяйство, ремесло, промыслы и т.п.), заботясь о своем достатке.

Научная новизна. Данная работа представляет собой специальное иссле­дование, рассматривающее социальное положение мусульманского духовен­ства, его правовых основы деятельности, роли в общественно-политической и духовной жизни татарского народа конца XIX – начала XX веков на примере функционирования религиозных институтов мусульман Казанской губернии.

В работе проведено подробное исследование политики Российского госу­дар­ства в этноконфессиональной сфере в контексте общественно-политической жизни мусульман Поволжья и Приуралья и развития их религиозных инс­титутов конца XIX – начала XX веков.

Данная работа является одним из первых комплексных и многоуровневых исследований мусульманского духовенства Казанской губернии в плане его деятельности и социального положения.

Практическая значимость. Материалы данного исследования и выводы могут быть использованы в решении проблем становления современного му­суль­манского духовенства, повышения его статуса и дальнейшего развития с пользой для общества и государства, а также в урегулировании современных этноконфессиональных отношений в крае. Многие вопросы, рассмотренные в диссертации, могут найти отражение в преподавании курсов по отечественной истории, истории Республики Татарстан, истории культуры России и народов края, регионов Поволжья и Приуралья. Материалы диссертации могут исполь­зоваться для составления изданий научно-популярного характера, подготовки спец­курсов по проблемам религиоведения, этнологии, истории и культуры народов России.

Апробация исследования. Основные идеи, положения и выводы настоящего научного исследования были освещены в ходе выступлений на всероссийских, республиканских и региональных научно-практических конференциях (Инсти­тут истории АН РТ, Духовное управление мусульман РТ, 2009–2011 годы), а также отражены в статьях, опубликованы в научных сборниках и журналах.

Структура диссертации обусловлена рядом исследовательских задач, необходимых для достижения поставленной цели. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, библиографии, списка сокращений и приложений.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, определяется объект, предмет, цель и задачи исследования, формулируются территориальные и хронологические рамки, обозначается методика, дается общая оценка степени разработанности темы и ее источниковой базы, раскрывается научная новизна и практическая значимость работы, а также приводятся общие сведения об апробации полученных результатов.

В первой главе «Мусульманское духовенство Казанской губернии в правовом пространстве Российской империи конца XIX – начала XX вв.», состоящей из трёх параграфов, рассматриваются история формирования мусульманского духовенства в Поволжье, правовые основы его деятельности ивзаимоотношения с властью в конце XIX – начале XX веков.

В первом параграфе «История и этапы формирования мусульманского духовенства у татар» рассматриваются история становления и формирования татарского мусульманского духовенства и его структурные особенности в дореволюционный период.

Процесс формирования мусульманского духовенства начинается с распро­стра­нения ислама в Поволжье. Первоначально зародилась махалля – мусуль­манская община. Далее появились религиозные учителя, муллы и ученые. С изменением политической ситуации, постепенной исламизацией общества и государства позиция мусульманского духовенства усиливалась. В период Волж­ской Булгарии, Золотой Орды и Казанского ханства духовенство становится одним из главных сословий в обществе выполняющим, кроме религиозных, важные государственно-административные функции, в число кото­рых входили судебная, образовательная и др. После падения Казанского ханства, религиозная структура высшего мусульманского духовенства была разрушена. В этих условиях на первый план выходит неофициальное духовенство. Его пред­ставители стали реальными руководителями мусульман, хранителями исламской и национальных традиций, образования и учености в условиях изолированных сельских мусульманских общин, активно участвуют в борьбе за независимость и многочисленных восстаниях против конфессиональной поли­тики России. В этих условиях для управления мусульманским сообществом государство создает в 1788 году Оренбургское магометанское духовное соб­рание. Этим завершается период конфронтации с исламом, насильственной христианизации, длившийся около 250 лет. С учетом религиозных традиций, законодательно формируется новая структура мусульманского духовенства, во главе которого стоит муфтий, затем кадии (заседатели, религиозные судьи), ахуны (мухтасибы), хатибы, имамы (муллы) и муэдзины (азанчы). Эта структура довольно успешно продолжала ра­ботать вплоть до крушения Российской империи.

Во втором параграфе «Правовые основы деятельности мусульманского духовенства» рассматривается законодательная база, регламентирующая права и обязанности приходского мусульманского духовенства.После создания ОМДС, с учетом некоторых норм шариата, местных обычаев и традиций, фор­ми­руются порядок избрания, назначения и деятельность мусульманского приходского духовенства. Законодательное регулирование положения мусуль­ман­ского духо­венства нашло свое отражение в «Полном собрании законов Российской им­перии», «Своде законов Российской империи», циркулярах МВД и МНП, пос­тановлениях и циркулярах ОМДС, постановлениях губернских прав­ле­ний, указах Сената. Они регламентировали деятельность мусульман­ского духовенства.

ОМДС находилось под юрисдикцией Министерства внутренних дел (Департамент духовных дел и иностранных исповеданий). Как государственное учреждение оно в силу российских законов, не могло выйти за рамки адми­нистративных, аппаратных и управленческих функций. Духовное собрание имело право определять наказание за духовные проступки: временно отстра­нять от должности либо вовсе лишать духовного звания. Эти решения проводились через Губернское правление, и последнее было не вправе их отменить. Духовные лица в округе ОМДС делились на высшие (муфтий, кадии и ахуны) и низшие (хатыбы, имамы и муэдзины). Вопросы, связанные с профес­сиональными обязанностями и соблюдением норм шариата в разре­шенных действующим законодательстве сферах, регламентировались постанов­лениями и циркулярами ОМДС. За нарушение российских законов Губернское правление могло административным путем, без суда и следствия, уволить духовное лицо. Потерявшие духовную должность лица имели право подавать апелляцию в Сенат, которое рассматривало жалобу.

Мусульманские духовные лица, в отличие от православных священников, не принадлежали к духовному сословию, оставаясь в том сословии, к которому принадлежали до избрания на должность, они по-прежнему несли различные повинности и платили налоги. Правда, муллы имели небольшие льготы: решением сельского общества могли быть освобождены от исполнения некоторых повинностей; в 1874–1912 гг. исполняли воинскую повинность; они и их дети освобождались от телесных наказаний, предусмотренных законом за различные проступки; за успешную профессиональную деятельность, активное участие в судах, реализацию государственных реформ и проектов (перепись населения, борьба с эпидемиями и т.д.) удостаивались почетных званий и государственных наград. В законодательстве были регламентированы пре­дельный нижний возраст лиц, желающих занять духовную должность, порядок их избрания, критерии к кандидатам на духовную должность, порядок назна­чения, увольнения, основные обязанности и т.д.

В третьем параграфе рассматриваются «Взаимоотношения мусуль­манского духовенства и власти». ВластьРоссийской империи, осознавая влияние мулл на прихожан, всячески старалась использовать их в решении собственных политических задач. Из-за отсутствия в государстве развитой системы социальной службы – мусульманское духовенство выполняло важную функцию организатора социальной жизни прихода, что выражалось в убеж­дении прихожан в необходимости достойного содержания мечетей, школ, кладбищ, моральной поддержки лиц, попавших в беду, соблюдения санитарно-гигиенических норм в повседневной жизни; в претворении в жизнь поста­новлений администрации и земств, разъяснении причин проведения и содер­жания различных государственных мероприятий, в том числе непопулярных; в выражении солидарности и участии в общественно значимых для мусульман­ской уммы кампаниях; в воспитании подрастающего поколения в исламской нравственности, прихожан – в верноподданническом духе по отношению к рос­сий­скому самодержавию.

В период Первой российской революции 1905–1907 годов и Первой мировой войны взаимоотношения мусульманского духовенства и власти были довольно натянутыми. Активность татарского духовенства требовала от влас­тей максимальных усилий для контроля за политической ситуацией. В целом духовенство неу­коснительно выполняло предписания верховной власти, соблю­дая «клятву», произнесенную перед назначением на духовную должность. При выявлении отступлений от установленных норм и правил власти старались немедленно избавиться от политически неблагонадежных духовных лиц.

Взаимоотношения мусульманского духовенства и власти изучаемого перио­да всецело зависели от проводимой государством политики по отношению к мусульман, от лояльности духовного лица и реакции населения. Несмотря на то, что государственная власть отводила мусульманскому духовенству роль послушного проводника и исполнителя своих решений, муллы по некоторым вопросам занимали противоправительственную позицию, особенно активизиро­вавшуюся в начале XX века.

Во второй главе «Роль духовенства в жизни мусульманской приходской общины Казанской губернии в конце XIX – начале XX вв.», состоящей из трех параграфов, рассматривается порядок избрания мусульманского духовен­ства, религиозные обязанности муллы и муэдзина в приходе, взаимоотношения с прихожанами и материальное положение.

В первом параграфе «Выбор и утверждение приходского духовенства» освещается порядок избрания и утверждения мусульманского духовенства в приходе. Традиционно в мусульманской общине существовала выборность духовных лиц. С созданием ОМДС этот принцип был сохранен и, с некоторыми условиями, законодательно закреплен. Так, в конце XIX – начале XX веков при избрании в приход будущие муллы обязаны были предоставить властям свиде­тельство ОМДС об успешном испытании в знании правил и обрядов мусуль­ман­ской религии, решение 2/3 прихожан об избрании муллы, выписку из мет­рической книги о времени рождения для подтверждения возраста (хатибам и имамам требовалось исполнения 22 года, муэдзинам 21 года), свидетельство о знании русского языка, свидетельство о явке к исполнению воинской повин­ности, собственное прошение муллы об утверждении на должность и др. Все это позволяло государству осуществлять полноценный контроль за утверж­дением мулл, исключая неблагонадежных, случайных лиц и обеспечивая тем самым свое безопасное функционирование.

В Казанской губернии в религиозной сфере традиционно преобладало потом­ственная преемственность должности муллы или муэдзина из чего складывались целые династии духовенства. Духовные лица заранее готовили себе замену из числа сыновей или родственников. Пополнялись ряды мусуль­манского духо­венства и за счет богатых татар-мусульман, купцов, рядовых прихожан.

Во втором параграфе «Религиозные обязанности мусульманского духо­венства в приходе» рассматриваются профессиональные обязанности мулл. После потери татарами государственности, единственной сохранившейся общественной структурой являлась махалля, выполнявшая консолидирующую и охранительную функции, консервируя основы традиционного общества. В этих условиях практически вся духовно-административная власть в приходах была сосредоточена в руках духовенства. Татарской общиной, в основной своей массе сельской, кроме имама, практически руководить было некому. Имамы были знатоками религиозного закона и его толкователями, влияли на формирование общественного мнения махалли, осуж­дали или поддерживали действия того или иного члена общины с точки зре­ния шариата. Они были духовными руководителями прихожан: следили за их нрав­ственностью, за соблюдением предписаний шариата, осуждали нарушите­лей, давали настав­ления. В их обязанности входили руководство общественными молитвами, произнесение проповедей в джумга и в праздничные дни, участие во всех семейных событиях жиз­ни прихожан: заключение браков, наречение имени, чтение молитв над больными, участие в похоронах, регулирование семейно-брачных отношений и т.д. Причем во всех этих событиях имамы были в числе наиболее уважаемых людей махалли. Они в большинстве случаев одно­временно являлись учителями местного мектебе или медресе и уже в силу этого оказывали непосредственное влияние на всё взрослое население.

Обязанности мусульманского духовенства в деревне не ограничивались религиозными и обрядовыми рамками. Муллы участвовали непосредственно в управлении всеми делами сельской общины, имели важный голос при решении любых вопросов, вникали во все без исключения гражданские дела; участ­вовали в сборе налогов, осуществляли возложенные на них официальной властью функции. В качестве духовных руководителей общины муллы раз­бирали семейные конфликты между супругами, детьми и родителями, отдель­ными людьми, вынося назидания и увещевания; в качестве судьи производили раздел наследства по нормам шариата; регистрировали акты гражданского состояния мусульман в метрических книгах, выдавали признаваемые россий­скими правительственными учреждениями выписки, справки о времени рож­дения и смерти, семейном положении прихожан; выступали в качестве представителей администрации и архивариуса; как представители власти они производили присягу должностных лиц, рекрутов и новобранцев, свидетелей и обвиняемых (в судах, например) и т.д. Выполнение всего вышесказанного требовало от мулл огромных усилий, знаний, профессионализма, определенных морально-психологи­ческих качеств.

В третьем параграфе «Взаимоотношение мусульманского духовенства с прихожанами и его материальное положение» рассматривается вопрос взаимодействия мусульманского духовенства с прихожанами и его источники доходов. В 1889 году в Казанской губернии насчитывалось 845 приходов и проживало 603538 (311928 муж., 297610 жен. душ) мусульман, что составляло около 1/3 населения региона. В каждом приходе числилось в среднем 369 душ мужского пола. Штат соборных мечетей состоял из 3 духовных лиц (хатиб, имам, муэдзин), возглавляемых хатибом. В пятивременных мече­тях рели­гиоз­ные обязанности выполняли имам и муэдзин. По мере естест­венного прироста населения учреждались новые приходы, строились новые мечети, росла численность мусульманского духовенства. К 1905 году в Казан­ской губернии насчитывалось 1018 приходов, а в 1917 году на ее территории было 1152 прихода, в которых работало 2648 указных мулл и муэдзинов. На каждый приход в среднем приходилось 2,3 духовных лиц.

Традиционно влияние муллы в татарском обществе всецело зависело от их моральных качеств, интеллектуальных способностей, образа жизни, поведения. Те духовные лица, которые усердно исполняли свои обязанности, следили за нравственностью прихожан, карали их за проступки и вообще стояли на страже религиозных и светских законов, имели высокий авторитет среди прихожан и выступали в качестве общепризнанных руководителей социокультурной жизни приходов.

По своему духовному облику муллы мало чем отличались от при­хожан. Общность образова­ния, интересов, убеждений и взглядов во многом сближали имама с населением. Имам стоял во главе прихожан и в большинстве случаев умело руководил ими в желательном для себя направле­нии. Идеологическое единство всех членов общины во многом основывалось на единстве веры. Хозяйственные, торговые, семейные и другие отношения между членами общины строились на основе норм и предписаний ислама. Каждая такая община – махалля представляла собой небольшое «государство в государстве», со свои­ми правилами, общественными порядками, а ее центром была мечеть. Мечеть являлась центром организации религиозного уклада и общественной жизни в селениях и городских махаллях. Мужчины, посещавшие мечеть, и члены их семей поддерживали за ее пределами тесные связи, совместно отмечая все события – свадьбы, праздники, похороны, помогая друг другу. Та­ким образом, в татарском обществе махалля была одним из важней­ших инстру­ментов регулирования взаимоотношений, одним из реальных ин­ститутов, обеспечивавших его жизнеспособность и полноценное развитие, в чем, без­условно, роль духовенства была огромной.

Муллы наблюдали за поведением своих прихожан и оказывали на них большое влия­ние, но и прихожане, в свою очередь, следили за поведением своих мулл. Каждый шаг муллы, каж­дое его действие были известны прихо­жанам. В случае неисполнения имамом своих обязанностей, или неподо­бающего поведения, дискредитации своего высокого общественного статуса в умме, нарушения религиозных правил и традици­онных обычаев прихожане использовали право на отстранение духовного лица и выбор нового. Муллы это хорошо понимали и как представители религии и закона старались быть приме­ром для всех. Диалог между муллой и прихожанами позволял находить выходы из многих сложных ситуаций, решать насущные проблемы общины-махалли.

Основными источниками существования мусульманского духовенства Ка­зан­ской губернии, в отличие от православного (оно содержалось преимущест­венно за счет казны), были добровольные пожертвования прихожан (за выпол­ненные обряды, религиозную, образовательную деятельность и т.д.). В сель­ских приходах духовные лица получали еще и гушер – десятую часть от уро­жая, а в богатых городских приходах имели доходы от вакуфа (завещаемое движимое и недвижимое имущество). Размер получаемого духовенством содер­жания зависело от состоятельности прихожан. В городах муллы жили богаче, получая пожертвования обычно деньгами, чем муллы сельской местности, где население большей частью давала милостыню натурой, т.е. сельхозпродуктами. Помимо этого, некоторые из них зарабатывали, занимаясь сельским хозяй­ством, разными ремеслами, промыслами, вели торговлю. Благодаря этому, большинство имамов и муэдзинов Казанской губернии принадлежало к сред­ним слоям общества. Те важные социальные обязательства, которые они вы­пол­няли для населения и личные доходы делали их материально обеспеченными.

В заключении диссертационной работы подводятся общие итоги иссле­дования, формулируются выводы по её разделам, определяются перспективы дальнейших научных поисков по данной теме.

 

Основные положения и результаты исследования изложены

в следующих публикациях автора:

Статьи в ведущих рецензируемых научных изданиях,

рекомендуемых ВАК Министерства образования и науки РФ:

1. Маликов Р.И. Религиозные праздники татар-мусульман Казанской губер­нии в конце XIX – начала XX вв. / Р.И. Маликов // Вестник Вятского государ­ственного гуманитарного университета. История и юридические науки. – Киров, 2011. – №2(5). – С. 60–64.

2. Маликов Р.И. Материальное положение мусульманского духовенства Ка­зан­ской губернии конца XIX – начала XX вв. / Р.И. Маликов // Вестник Татар­ского государ­ственного гуманитарно-педагогического университета. – Казань, 2011. – №4(26). – С. 133–138.

Монографии

3. Маликов Р.И. Буа ш???рене? м?селман гыйбад?тхан?л?ре тарихы / Р.И. Ма­ликов. – Ка­зан: Идел-Пресс, 2009. – 146 б.

Статьи и публикации в научных изданиях:

4. Маликов Р.И. Ризаетдин Ф?хретдинне? м?фти буларак эшч?нлеге / Р.И. Маликов // Ри­заэтдин Фахретдинне? тормыш юлына, дини ??м и?ади эш­ч?н­леген? ??м хезм?тл?рен? багышланган ф?нни-практик конфиренция. Ф?нни-практик кон­фе­ренция материалларынан (19 март 2009 ел). – Казань, 2009. – С. 45–49.

5. Маликов Р.И. Буинскому медресе – 205 лет / Р.И. Маликов // Гасырлар авазы – Эхо веков. – Казань, 2010. – №3(4). – С. 211–217.

6. Маликов Р.И. Подготовка и образовательный уровень татарских мулл Ка­занской губернии в конце XIX – начале XX вв. / Р.И. Маликов // Актуальные проблемы изу­чения истории образования и педагогической мысли татарского народа: Мате­риалы межрегиональной научно-практической конференции по­свя­щенной 120-летию со дня рождения известного татарского ученого и педа­гога Василия Ми­хай­ловича Горохова. – Казань: Институт истории АН РТ, 2011. – С. 15–30.

7. Маликов Р.И. Буа ш???ренд? Ислам динене? Совет чорындагы торышы / Р.И. Маликов // Вторые Саматовские чтения: Материалы научно-практической конференции / Сост. В.М. Якупов. – Казань: Иман, 2011. – С. 58–74.

8. Маликов Р.И. Буа ш???ренд? со?гы 20 елда ислам динене? торышы / Р.И. Ма­ликов // Третьи «Иман»ские чтения: Материалы научно-практической конференции «Ислам в Татарстане: два десятилетия ревайвализации», посвя­щенной 20-летию Центра Исламской культуры «Иман». 29 ноября 2010 г. / Сост. В.М. Якупов. – Казань: Иман, 2011. – С. 28–30.

 

 

 

 

 

Подписано в печать 17.05.2012 г. Формат 60?84 1/16

Тираж 120 экз. Усл. печ. л. 1,75

Отпечатано в множительном центре

Института истории АН РТ.

г. Казань, Кремль, подъезд 5

Тел. (843) 292–95–68, 292–18–09

Торноу Н. Изложение начал мусульманского законоведения / Н.Торноу. – СПб.: Тип. Второго Отделения Собственной Е.И.В. Канцелярии, 1850. – 562 с.

Максуди ?хм?д?ади. Гыйбад?те исламия / ?хм?д?ади Максуди. – Казан: Матбугат йорты, 2004. – 60 с.

Фазыл ?хм?д. ?хк?м Ислам. Уфа, М.Солтанова исеменд?ге м?др?с? / ?хм?д Фазыл. – Казан: Матбугат йорты. – 2002. – 153 б.

Ризаэтдин бине Ф?хретдин. ??вамигуль к?лим ш?рхе (Комментарии к изречениям пророка Мухаммада). – Казан: Иман, 2002. – 602 с.

Мухтасар викая. Краткий свод законов Шариата. Кн. 1. – Казань: Иман, 1999. – 130 с.; Мухтасар викая. Краткий свод законов Шариата. Кн. 2. – Казань: Иман, 1999. – 92 с.

Ван ден Берг Л.В.С. Основные начала мусульманского права согласно учению имамов Абу Ханифы и Шафии / Л.В.С. Ван ден Берг. – М.: Наталис, 2005. – 240 с.

Загидуллин И.К. Исламские институты в Российской империи: Мечети в европейской части России и Сибири / И.К. Загидуллин. – Казань: Татар. кн. изд-во, 2007. – 416 с.; Его же. Му­сульманское богослужение в учреждениях Российской империи (Европейская часть России и Сибирь) / И.К. Загидуллин. – Казань: Ин-т истории им. Ш. Марджани АН РТ, 2006. – 56 с.

Арапов Д.Ю. Система государственного регулирования ислама в Российской империи (первая треть XVIII – начало XX веков) / Д.Ю.Арапов. – М.: МПГУ, 2004. – 288 с.; Его же. Учредитель штатной должности военных магометанских мулл / Д.Ю. Арапов // Военно-истори­ческий журнал. – 2003. – №4. – С. 72–75 и др.

Набиев Р.А. Ислам и государство: Культурно-историческая эволюция мусульманской религии на Европейском Востоке / Р.А. Набиев. – Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2002. – 244 с.

Ланда Р.Г. Ислам в России / Р.Г. Ланда. – М.: Вост. лит., 1995. – 312 с.

Фаизов Г.Б. Государственно-исламские отношения в Поволжье и Приуралье / Г.Б. Фаизов. – Уфа: УНЦ РАН, 1995. – 114 с.

Ногманов А.И. Татары Среднего Поволжья и Приуралья в российском законодательстве второй половины XVI – XVIII вв. / А.И. Ногманов. – Казань: Фэн, 2002. – 232 с.; Его же. Самодер­жавие и татары. Очерки истории законодательной политики второй половины XVI – XVIII вв. / А.И. Ногманов. – Казань: Татар. кн. изд-во, 2005. – 215 с.

Усманова Д.М. Мусульманские представители в российском парламенте. 1906–1916 / Д.М. Усманова. – Казань: Фэн АН РТ, 2005. – 584 с.; Усманова Д.М. Казан губерниясенн?н Россия Д??л?т думасы депутатлары 1906–1917 / Д.М. Усманова. – Казань: Татар. кит. н?шр., 2006. – 496 с.

Девятых Л.И. Из истории казанского купечества / Л.И. Девятых. – Казань: ИД Титул-Казань, 2004. – 144 с.: ил.

Азаматов Д.Д. Из истории мусульманской благотворительности. Вакуфы на территории Европейской части России и Сибири в конце XIX – начале ХХ вв. / Д.Д. Азаматов. – Уфа: Изд. Башк. ун-та, 2000. – 102 с.

Салихов Р.Р. Участие татарского предпринимательства России в общественно-политических процессах второй половины XIX – начала XX вв. / Р.Р. Салихов. – Казань: Фэн, 2004. – 260 с.;

Свердлова Л.М. Купечество Казани: дела и люди / Л.М. Свердлова. – Казань: Матбугат йор­ты, 1998. – 168 с.

Кобзев A.B. Исламская община Симбирской губернии во второй половине XIX – начале XX вв. / А.В.Кобзев. – Н.Новгород: ИД Медина, 2007. – 446 с: ил.

Балтач энциклопедиясе / Т?з. ??м м?х?р. Гариф?ан М?х?мм?тшин. – Казан: Идел-Пресс, 2006. – 416 б.; Ми?нуллин Ф. Авылыбызны? дини тарихы / Ф. Ми?нуллин. – Казан: Иман, 2010. – 88 б.; Зарипов Р?фх?т. Т?нт?р м?др?с?сене? кыскача тарихы. Т?нт?р урта м?кт?бе / Р?фх?т Зарипов, Эн?е Зарипова. – Т?нт?р: М?др?с? Музее, 2002. – 28 б.; Зарипов Р.Ш. Гали ишан, Ишми ишан ??м Т?нт?р м?др?с?се / Р.Ш. Зарипов. – Казань: Иман, 2002. – 32 б.; Гарипова Фирд??ес. Авыллар ??м калалар тарихыннан / Фирд??ес Гарипова. – Казан: Матбугат йорты, 2004. – 500 б.; Тел?че йолдызлыгы: Тарихи-публицистик очерклар / Т?з. ??м ф?нни м?х?р. И.Х?лиуллин. – Казан: Татар. кит. н?шр., 2006. – 336 б., р?с. б-н. и др.

Кабузан В.М. Народы России в XVIII веке. Численность и этнический состав / В.М. Кабузан. – М.: Наука, 1990. – 79 с.; Его же. Источники для составления карт этнического состава населения России XVIII в. – первой половины XIX в. // Историческая география России. Сборник 83 / Отв. ред. Б.А.Рыбаков и др. – М.: Мысль, 1970. – С. 126–132; Исхаков Д.М. Историческая демография татарского народа (XVIII–XX вв.) / Д.М. Исхаков. – Ка­зань: ИЯЛИ АНТ, 1993. – 143 с.; Загидул­лин И.К. Перепись 1897 года и татары Казанской губернии / И.К. Загидуллин. – Казань: Татар. кн. изд-во, 2000. – 223 с.

Кемпер Михаэль. Суфии и ученые в Татарстане и Башкортостане [1789–1889]. Исламский дискурс под русским господством / Перевод с нем. / Михаэль Кемпер. – Казань: Рос. исламский ун-т, 2008. – 675 с.; Его же. Между Бухарой и Средней Волгой: Столкновение Абд-Насра ал-Курсави с улемами традиционалистами. / Михаэль Кемпер // Мир Ислама. – 1999. – №1 – С. 160–161.

Кюгельген Анке фон. Расцвет Нашбандия-Муджадидия в Средней Трансоксании с XVIII до начала XIX вв.: опыт детективного расследования / Анке фон Кюгельген // Суфизм в Центральной Азии (зарубежные исследования): Сб. ст. памяти Фритца Майера (1912–1998) / Сост. и отв. ред. А.А.Хисматуллин. – СПб.: Филологический факультет СПбГУ, 2001. – С. 275–330.

Франк Ален Дж. Исламская историография и «булгарская» идентичность татар и башкир в России / Пер. с английского / Ален Дж. Франк. – Казань: Рос. исламский ун-т, 2008. – 226 с.

Kanlidere Ahmet. Reform within Islam: the tajdid and jadid movement among the Kazan tatars (1809–1917): conciliation or conflict? / Ahmet Kanlidere. – Istanbul, 1997. – 21 b.

Hablemitoglu Dr. Necip. Carlik Rusyasi’nda Turk kongreleri (1905–1917) / Dr. Necip Hable­mitoglu. – Ankara, 1997. – 49 b.

Ибрагим Мараш. Религиозное обновление в тюркском мире (1850–1917) / Мараш Ибрагим. Перевод с тур. – Казань: Иман, 2005. – 199 с.

Коршунова O.H. Социокультурное взаимодействие этнических общностей Поволжья и При­уралья в XVIII–XIX веках как проблема историко-политического изучения: Автореф. дис. ... докт. ист. наук / O.H. Коршунова. – Казань, 2002. – 70 с.; Мухаметшин P.M. Ислам в общественно-поли­тической жизни татар: возрождение и функционирование традиций в XX веке: Дис. ... докт. полит. наук / P.M. Мухаметшин. – Казань, 2000. – 300 с.; Гарипов Н.К. Политика Российского государства в этноконфессиональной сфере в конце XVIII – начале XX в.: Дис. … канд. ист. наук / Н.К. Гарипов. – Казань, 2002. – 175 с.; Гильмутдинов Д.Р. Ислам и государство в средневолжском регионе России в 1870–1917 гг. (на материале Казанской губернии): Дис. … канд. ист. наук / Д.Р. Гильмутдинов. – Казань, 2005. – 178 с.; Гибадуллина Э.М. Мусульманские приходы в Самар­ской губернии во II половине XIX – начале ХХ в.: Дис. …канд. ист. наук / Э.М. Гибадуллина. – Казань, 2007. – 174 с.; Абдрашитова А.Р. Деятельность Оренбургского магометанского духовного собрания в 1889–1917 годах и его взаимоотношения с государственными органами власти: Дис. ... канд. ист. наук / А.Р. Абд­рашитова. – М., 2001. – 138 с.; Кадырметова Н.Н. Этноконфессиональная политика рос­сийского правительства в XIX веке по отношению к нерусским народам Среднего Поволжья: исто­рико-политический анализ: Дис. ... канд. ист. наук / Н.Н. Кадырметова. – Казань, 2004. – 200 с. и др.

Муфтахутдинова Д.Ш. Эволюция политики русского государства по отношению к му­сульманам Поволжья и Приуралья: Вторая половина XVI – начало ХХ вв.: Дис. … канд. ист. наук / Д.Ш. Муфтахутдинова. – Казань, 1999. – 154 с.; Берсон М.С. Культурная жизнь Казани 1880-х годов в освещении «Волжского вестника»: Дис. … канд. ист. наук / М.С. Берсон. – Казань, 1982. – 155 с.

ПСЗ. – 2-е собр. – Т.25–55; Собр. 3-е. – Т.1–33.

Уставы духовных дел иностранных исповеданий. Изд. 1857 г. // СЗРИ. – Т.XI. – Ч.1; Устав строительный. Изд. 1857 г. и 1900 г. // СЗРИ. – Т.ХII. – Ч.1; Уложение о наказаниях уголовных и исправительных. Изд. 1885 г // СЗРИ. – Т. XV; Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. Изд. 1885 г. // СЗРИ. – Т. XV.

Сборник законов о мусульманском духовенстве в Таврическом и Оренбургском округам и о магометанских учебных заведениях. Неофициальное издание. – Казань: Типо-лит. имп. ун-та, 1899. Законы о состояниях. Изд. 1899 // СЗРИ. – Т.IХ. – Кн.2; Законы Российской империи о башкирах, мишарях, тептярях и бобылях / Сост., авт. вступ. статей и примечаний Ф.Х. Гумеров. – Уфа: Китап, 1999. – 568 с.

Сборник циркуляров и иных руководящих распоряжений по округу Оренбургского маго­метанского духовного собрания. 1841–1901 гг. / Сост. Р.Фахретдинов. – Уфа: Изд. Оренбургского магометанского духовного собрания, 1902 – 124 с.; Сборник циркуляров и иных руководящих распоряжений Оренбургского магометанского духовного собрания. 1836–1903 гг. / Сост. Р.Фах­ретдинов. – Уфа: Изд. Оренбургского магометанского духовного собрания, 1905. – 385 с.

Материалы по истории Татарии второй половины XIX в. – М.-Л.: Изд. АН СССР, 1936.1. Ч.1. – 593 с.; Мусульманские депутаты Государственной Думы России. 1914–1917 гг. Сборник документов и материалов / Сост. Л.А. Ямаева. – Уфа: Китап, 1998. – 384 с.; Ислам в Российской империи (законодательные акты, описания, статистика) / Сост. Д.Ю. Арапов. – М.: ИКЦ «Академ­книга», 2001. – 367 с.

Татарская периодическая печать (1905–1924): Библиографический указатель / Сост. Р.Р. Гай­нанов, Р.Ф. Марданов, Ф.Н. Шакуров. – Казань: Рухият, 1999. – 134 с.

Казан м??бире. – Казан. 29 октябрь 1905 – 1911, № 1–416.

Вакыт. – 1906. – №101, 113.

Казанский телеграф. – Казань, 1900–1906.

М?гъл?мат. – Уфа. 1908–1910, 1916–1917, №1–95.

?д-дин в?л-?д?б. – Казан, 1906–1917.

М?галлим. – Казан, 1913–14, № 1–16.

М?кт?п. – Казан, февраль 1913 – октябрь 1914, № 1–9.

Насыйри К. Сайланма ?с?рл?р / К. Насыйри. – Казан: Татар. кит. нэшр., 1974. – Т. 1. – 339 б.; Ризаэтдин Фахретдин: Научно-библиографический сборник. – Казань: Рухият, 1999 – 224 с.; Гасп­ринский И. Русское мусульманство: Мысли, заметки и наблюдения / И. Гаспринский // Гаспринский И. Россия и восток. – Казань: Фонд Жыен, Татар. кн. изд-во, 1993. – С. 16–58 и др.

Курсави Абу-н-Наср. Наставление людей на путь истины (ал-иршад ли-л-ибад) / Пер с араб. / Абу-н Наср Курсави. – Казань: Татар. кн. изд-во, 2005 – 125с.; Бигиев Муса. Избранные труды: В 2 т. – Т. 1. / Перевод с осман. / Муса Бигиев. – Казань: Татар. кн. изд-во, 2005. – 336 с.

Шихабутдин Марджани. – Альметьевск: Рухият, 1998 – 175 с.; М?р?ани: Ф?нни-популяр жыентык. – Казан: ?ыен, 2010. – 704 б.

Бертуган Бубыйлар ??м Иж-Бубый м?др?с?се: Тарихи-документаль ?ыентык. – Казань: Рухият, 1999 – 240 с.

?ади Атласи: Тарихи-документаль ?ыентык. – Казан: ?ыен, 2007. – 400 б.

Гайнутдин Ахмеров: Историко-документальный сборник. – Казань: Рухият, 1999. – 240 с.

Габдрахман Гумари: Историко-документальный сборник. – Казань: Рухият, 2002. – 384 с.

Насыров Р.Х. Шейх Зайнулла Расулев / Р.Х. Насыров. – Уфа: Китап, 2008. – 176 с.

Баруди Г. Памятная книжка / Г. Баруди. – Казань: Иман, 2000 – 147 с.; Его же. Кызылъяр с?ф?ре. – Казан: Иман, 2004. – 167 б.

В?лиди З. Хатир?л?р / Т?рекч?д?н т?р?ем? / З. В?лиди. – ?фе: Китап, 1996.

Тинчурин К. М?р??нн?р / К. Тинчурин. – Казан: Иман, 2010. – 163 б.

Марджани Ш. Мустафад ал-ахбар фи ахвал Казань ва Булгар (на татар. яз. арабской гра­фикой): в 2 т. / Ш. Марджани. – Казань, 1897. – Т. 1. – 264 с.; То же. Т.II. Казань Типо-литогр. ун-та, 1900. – 368 с.; То же. Т.I (переизданный в сокращенном виде). – Казань: Татар. кн. изд-во, 1989. – 415 с.

Марджани Ш. Вафият ал-аслаф ва тахият ал-ахлаф (Подробнее о предшественниках и при­ветствие потомкам) / Публикация А.Н. Юзеева. – Казань: Иман, 1999. – 126 с.

Фэхреддин Ризаэддин. Асар / Ризаэддин Фэхреддин. Т.1 – Казан: Рухият, 2006. – 360 б.; Его же. Асар. 2 том. – Казань: Рухият, 2009. – 304 с.; Его же. Асар. 3, 4 том. – Казань: Рухият, 2010. – 648 с.

Насыри К. Поверья и обряды казанских татар, образовавшиеся помимо влияния на жизнь их суннитского магометанства // Записки императорского Российского Географического Общества по отделению этнографии. – СПб., 1880. – Т. VI; Его же. Избранные произведения / Насыри Каюм. – Казань, Татар. кн. изд-во, 1977. – 255 c.

Биккуллов Касым. Канун в? Низам (муллалар ?чен ??р вакыт белерг? тиеш булган низам в? канунлар ??м ??р т?рле м??им м?съ?л?л?р в? статьялар) / Касым Биккуллов. – Казан: Бр. Кари­мовы, 1913. – 36 б.

?хм?ров Гайнетдин: тарихи-документаль ?ыентык. – Казан: Х?тер, 2000. – 384 б.; Ахма­ров Г.Н. О языке и народности мишарей / Г.Н. Ахмаров // Известия Общества археологии, истории и этнографии при Импер. Казан, ун-те. – Казань: Тип. имп. ун-та, 1903. – Т. 19. – Вып. 2; Его же. Свадебные обряды казанских татар / Г.Н. Ахмаров. – Казань: Тип. ун-та, 1907. – 40 c.

Исхаки Гаяз. Мулла бабай / Гаяз Исхакый. ?с?рл?р, 15 томда. 3 том. – Казан: Татар. кит. н?шр., 2001. – 221–440 б.; Его же. М?др?с? ?имеше, Ш?керт абый, С?нн?тче бабай, Остазбик? / Гаяз Исхакый. Зиндан. Сайланма проза ??м с?хн? ?с?рл?ре. – Казан: Татар. кит. н?шр., 1991. – 671 б.

Р?хим Гали. Габдер?шит бабай / Гали Р?хим. Сайланма ?с?рл?р. – Казан: Татар. кит. н?шр, 2004. – Б. 98–113.

К?рими Фатих. Ш?керт ил? студент, Морза кызы Фатыйма / Фатих К?рими. Сайланма ?с?р­л?р. – Казан: Татар. кит. н?шр, 1996. – 30–56 б.

?ади Закир. ?иханша х?зр?т, Б?хетле кыз, Б?хетсез кыз, М?гъс?м, Я?а ?схабе к??ф / Закир ?ади. Сайланма ?с?рл?р. – Казан: Таткнигоиздат, 1957. – 149 б.

Думави Н. Мулла буллам! Мулла! / Н. Думави. – Казан: Братья Каримовы, 1912. – 49 б.

Камал Ш?риф. Ш?керт, Авыл м?г?ллиме / Ш?риф Камал. Сайланма ?с?рл?р. – Казан: Татар. кит. н?шр, 2004. – Б. 46–49, 69–72.

Камал Гали?сгар. Сабир х?зр?т / Гали?сгар Камал. Сайланма ?с?рл?р. – Казан: Татар. кит. н?шр, 2004. – Б. 250–267.

Ибрагимов Галим?ан. Табигать балалары // Галим?ан Ибрагимов. Сайланма ?с?рл?р. – Казан: Х?тер, 2002. – C. 243–259.

Коблов Я.Д. О магометанских муллах. Религиозно-бытовой очерк / Я.Д. Коблов – Казань: Центр. тип., 1907. – 17 с.

Коблов Я.Д. Религиозные обряды и обычаи татар магометан (при наречении имени новорож­денному, свадебные обряды и похоронные) / Я.Д. Коблов. – Казань: Тип. ун-та, 1908.– 50 с.; Его же. О татарских мусульманских праздниках / Я.Д. Коблов. – Казань: Центр. тип., 1907. – 42 с.

Коблов Я.Д. Конфессиональные школы казанских татар / Я.Д. Коблов. – Казань: Центр. тип., 1916. – 120 с.

Знаменский В.П. Казанские татары / В.П. Знаменский. – Казань: Иман, 2004. – 72 с.

Ашмарин Н. Очерк литературной деятельности казанских татар-магометан за 1880–1895 гг. / Н. Ашмарин. – М., 1901. – 58 с.

Ильминский Н.И. О системе просвещения инородцев и о Казанской крещено-татарской школе / Н.И. Ильминский. – Казань, 1913. – 135 с.

Малов Е.А. Сведения о мишарях: Этнографический очерк / Е.А. Малов. – Казань: Тип. ун-та, 1885. – 79 с.; Его же. Миссионерство среди мухамедан и крещеных татар: Сб. статей / Е.А. Малов. – Казань: Тип. ун-та, 1892. – 462 с.; Его же. О магометанских мечетях в России / Е.А. Малов. – Казань: Тип. ун-та, 1868. – 35 с.

Машанов М.А. Записки миссионера / М.А. Машанов. – Казань: Иман, 2002. – 68 с.

Рыбаков С.Г. Устройство и нужды управления духовными делами мусульман в России / С.Г. Рыбаков. – Пг.: Тип. С.Самойдова, 1917. – 56 с.

Остроумов H.H. Мусульманская высшая школа (мадраса) / Н.Н. Остроумов // Журнал Мини­стерства народного просвещения. Новая серия. – СПб., 1906. – Ч. 5. – С. 113–163; Его же. К истории мусульманского образовательного движения в России в XIX и XX столетии / Н.Н. Остроумов // Мир ислама. – СПб., 1913, Т. 2, № 5. – С. 302–326.

Чичерина С.В. О приволжских инородцах и современном значении системы Ильминского / С.В. Чичерина. – СПб.: Электро-тип. Н.Я. Стойковой, 1908. – 39 с.

Худяков М.Г. Очерки по истории Казанского ханства / М.Г. Худяков. – Казань: Комбинат изд-ва и печати, 1923. – 320 с.

Валидов Джамалютдин. Очерки образованности и литературы татар / Джамалютдин Вали­дов. – Казань: Иман, 1998. – 160 с.

Аршаруни А., Очерки панисламизма и пантюркизма в России / А. Аршаруни, X. Габидуллин. – Казань: Иман, 2002. – 199 с.

Климович Л.И. Ислам в царской России / Л.И. Климович. – М: Гос. антирелигиозное изд-во, 1936. – 190 с.

Рамзи Ш. Дин кемг? кир?к / Ш. Рамзи. – Казан, 1926. – 38 б.

Ибрагимов Г. Дин халыкка ?фьюн / Г. Ибрагимов. – Казан, 1928. – 27 б.

Думави Н. Х?зерге татар руханилары ?эм аларнын эшлере / Н. Думави. – Казан: Татиздат, 1929. – 67 б.

Музаффаров 3. Ишаннар-д?рвишл?р / 3. Музаффаров. – Казан: Татиздат, 1931. – 135 б.; Музаффари Зариф. Кирам?тл?р-шаккатыргычлар / Зариф Музаффари. – Казан: Татарстан д??л?т н?шрияты. 1925. – 47 б.

Касымов Г. Очерки по религиозному и антирелигиозному движению среди татар до и после революции / Г. Касымов. – Казань, 1932. – 56 с.

Ишемгулов Б. Урыс самодержавиясе ??м м?селман диния н?зар?те / Б. Ишемгулов. – М.: Центриздат, 1930 – 32 б.; Ишемгулов Б. Контрреволю­ция к?нн?ренд? динчел?р / Б. Ишемгулов. – Казан, 1927. – 40 б.

Горохов В.М. Реакционная школьная политика царизма в отношении татар Поволжья / В.М. Го­рохов. – Казань: Татгосиздат, 1941. – 227 с.

Эфиров А.Ф. Нерусские школы Поволжья, Приуралья и Сибири. Исторические очерки / А.Ф. Эфиров. – М.: Учпедгиз, 1948. – 280 с.

Кашафутдинов Р.Г. Народные (общественные и семейные) праздники казанских татар: Дис. ... канд. ист. наук. / Р.Г. Кашафутдинов. – Казань: Казан. гос. ун-т, 1969. – 254 с.; Уразманова Р.К. Современные обряды татарского народа. Историко-этнографическое исследование / Р.К. Ураз­манова. – Казань: Татар. кн. изд-во, 1984. – 144 с.; Ее же. Народный праздник сабантуй у татар / Р.К. Уразманова // Советская этнография. – Казань, 1977. – № 1. – С. 94 – 100 и др.

3агидуллин А.А. Семейный быт татарских крестьян (вторая половина XIX – начало XX вв.): Дис. ... канд. ист. наук / А.А. 3агидуллин. – Казань, 1965.

Гайнуллин М.Х. Татар м?гъриф?тчелек ?д?бияты (1860–1905) / М.Х. Гайнуллин. – Казан: Татар. кит. н?шр., 1979. – 416 б.; Нафигов Р.И. формирование и развитие передовой татарской общественно-политической мысли (Очерк истории 1895–1917 гг.) / Р.И. Нафигов. – Казань: Изд-во КГУ, 1964. – 446 с.; Ишмухаметов З.А. Социальная роль и эволюция Ислама в Татарии (исто­рические очерки). – Казань: Татар. кн. изд-во, 1979. – 224 с.; Абдуллин Я.Г. Татарская просве­тительская мысль / Я.Г. Абдуллин. – Казань, 1976. – 320 с.; Его же. Рационалистическая критика мусульманского богословия и суфизма / Я.Г. Абдуллин // Вопросы научного атеизма. – Казань, 1974, Вып. 16. – С. 209–221; Его же. М?гърифэт нуры ачар... – Казан: Тат. кит. н?шр., 1987. – 200 б.; Михайлова С.M. Казанский университет в духовной культуре народов востока России / С.M. Ми­хайлова. – Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1991. – 360 с.; Ее же. Формирование и развитие просветительства среди татар Поволжья. (1800–1861). – Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1972. – 228 с.

Ишмухаметов З.А. Социальная роль и эволюция Ислама в Татарии (исторические очерки) / З.А. Ишмухаметов. – Казань: Татар. кн. изд-во, 1979. – 224 с.

Абдуллин Я.Г. Татарская просветительская мысль / Я.Г. Абдуллин. – Казань, 1976. – 320 с.

Давлетшин Тамурбек. Советский Татарстан. Теория и практика ленинской национальной политики / Тамурбек Давлетшин. Часть первая. – Казань: Иман, 2001. – 201 с.

Бенигсен А. Мусульмане в СССР / А. Бенигсен. – Казань: Иман, 1999. – 84 с.

Амирхан Равил. Иманга тугрылык / Равил Амирхан. – Казан: Татар. кит. н?шр, 1997. – 384 с.; Его же. Некоторые особенности развития народного образования у татар в дооктябрьский период / Р.У. Амирханов. – Казань: Татар. кн. изд-во, 1992. – 260 c.; Его же. Татарская демократическая печать (1905–1907 гг.) / Р.У. Амирханов. – М.: Наука, 1988. – 188 с.

Алишев С.Х. Обучение и образование татарских крестьян в XVIII в. / С.Х.Алишев // Развитие культуры Татарии в дооктябрьский период. – Казань: Татар. кн. изд-во, 1988. – С. 42–57.

Махмутова А.Х. Становление светского образования у татар (Борьба вокруг школьного вопроса. 1861–1917) / А.Х. Махмутова. – Казань: Изд-во КГУ, 1982. – 96 с.; Её же. Лишь, тебе народ, служенье! (История татарского просветительства в судьбах династии Нигматуллиных-Буби) / А.Х. Мах­мутова. – Казань: Магариф, 2003. – 455 с: ил.; Её же. Пора и нам зажечь зарю свободы! (Джадидизм и женское движение) / А.Х. Махмутова. – Казань: Татар. кн. изд-во, 2006. – 287 с.

Госманов М.А. Каурый кал?м эзенн?н. Археограф язмалары / М.А. Госманов. – Казан: Татар. кит. н?шр., 1994. – 464 б.; Его же. Утк?нн?н-кил?ч?кк? / М.Госманов. – Казан: Татар. кит. н?шр., 1990. – 472 б.

Гайнетдин М?сгуд. Гасырлар мирасы / М?сгуд Гайнетдин. – Казан: Татар. кит. н?шр., 2004. – 319 б.

Азаматов Д.Д. Оренбургское Магометанское Духовное собрание в конце ХVIII – ХIХ вв. / Д.Д. Азаматов. – Уфа: Гилем, 1996. – 194 с.

Салихов Р.Р.. Памятники истории и культуры татарского народа (конец XVIII – начало XX веков) / Р.Р. Салихов, Р.Р. Хайрутдинов. – Казань: Фест, 1994. – 280 с.; Татарстан Республикасыны? тарихи ??м м?д?ни ??йк?лл?р ?ыелмасы. – Т. I: Административ районнар. – Казан: Мастер Лайн, 2002. – 473 б.; Татарские слободы Казани, очерки истории / Отв. ред. Салихов P.P., Хайрутди­нов P.P. – Казань: Изд-во Ин-та истории АН РТ, 2002. – 304 с.; Салихов P.P., Хайрутдинов P.P. Исторические мечети Казани. – Казань: Татар. кит. н?шр, 2005. – 191 с.; Их же. На нужды моих единоверцев / Р.Р.Салихов, Р.Р.Хайрутдинов // Гасырлар авазы – Эхо веков. – 2001. – № 1–2. – С.19–28.

Мухаметшин P.M. Ислам в общественной и политической жизни татар и Татарстана в ХХ веке / P.M. Мухаметшин. – Казань: Татар. кн. изд-во, 2005. – 246 с.; Его же. Татары и ислам в XX веке (Ислам в общественной и политической жизни татар и Татарстана) / Р.М. Мухаметшин. – Казань: Фэн, 2003. – 303 с.

Султанов Ф.М. Ислам и татарское национальное движение в российском и мировом мусуль­манском контексте: история и современность / Ф.М. Султанов. – Казань: РИЦ «Школа», 1999. – 236 с.

Исхаков Д.М. Проблемы становления и трансформации татарской нации / Д.М. Исхаков. – Казань: Мастер Лайн, 1997. – 248 с.; Его же. Институт сейидов в Улус Джучи и позднезоло­тоордынских тюрко-татарских государствах / Д.М. Исхаков. – Казань: Фэн, 2011. – 228 с.; Его же. Феномен татарского джадидизма: введение к социокультурному осмыслению / Д.М. Исхаков. – Казань: Иман, 1997. – 80 с.

Мухаметдинов Р.Ф. Зарождение и эволюция тюркизма / Р.Ф. Мухаметдинов. – Казань: Заман, 1996. – 272 с.

Хабутдинов А.Ю. Миллет Оренбургского Магометанского Духовного собрания в XVIII–XIX веках / А.Ю. Хабутдинов. – Казань: Иман, 2000. – 160 с.; Его же. Российские вакфы: традиции и пути развития / А.Ю. Хабутдинов // Рамазановские чтения. Статьи, лекции, выступления. – Н.Новгород, 2006. – № 1; Его же. Российские муфтии: от екатерининских орлов до ядерной эпохи (1788–1950) / А.Ю Хабутдинов. – Н.Новгород: Изд-во НИМ «Махинур», 2006. – 60 с. Его же. От общины к нации: татары на пути ... начало XX вв.) / А.Ю. Хабутдинов. – Казань: Татар. кн. изд-во, 2008. – 214 с.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.