WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Правовое регулирование отношений, связанных с залогом исключительных прав

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

 

 

МЕДВЕДЕВ Сергей Валерьевич

 

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОТНОШЕНИЙ,

СВЯЗАННЫХ С ЗАЛОГОМ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫХ ПРАВ

 

 

Специальность: 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право

 

 

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

 

 

    

Москва - 2012

Диссертация выполнена на кафедре промышленной собственности ФГБОУ ВПО «Российская государственная академия интеллектуальной собственности» (РГАИС).

Научный руководитель:               кандидат юридических наук, доцент

Мотылева Виктория Яковлевна

Официальные оппоненты:           доктор юридических наук, профессор

Волынкина Марина Владимировна

кандидат юридических наук, доцент

Обухова Наталья Васильевна

Ведущая организация:                 ФГБОУ ВПО «Российский университет дружбы народов» (РУДН)

Защита диссертации состоится «29» июня 2012 года в 12 часов 30 минут на заседании Диссертационного совета Д 401.001.02 при ФГБОУ ВПО «Российская государственная академия интеллектуальной собственности» по адресу: 117279, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, д. 55а. С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Российская государственная академия интеллектуальной собственности».

Объявление о защите и автореферат соискателя опубликованы «28» мая 2012 года на официальном сайте РГАИС в разделе «Диссертационные советы» - www.rgais.ru. Автореферат разослан «28» мая 2012 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат юридических наук, доцент                                    Е.В. Толстая

Общая характеристика работы

Актуальность исследования обусловлена как теоретической, так и практической значимостью проблем применения и совершенствования обеспечения исполнения обязательств таким способом, как залог исключительных прав.

В последние годы в России залог стал едва ли не самым главным способом обеспечения обязательств должников, как перед банками, так и перед другими кредиторами. Предметом залога на сегодняшний день могут быть не только материальные вещи, не только права требования (обязательства), но и «бестелесные» предметы, а именно исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации (интеллектуальная собственность).

К XXI веку интеллектуальная собственность стала одной из главных движущих сил общества. Наблюдается устойчивая тенденция роста сектора интеллектуальной собственности как в современной быстро меняющейся глобальной экономике, так и в экономиках отдельных стран. Достаточно часто стоимость интеллектуальной собственности компании превосходит стоимость всех ее материальных активов и является основным ресурсом компании в ее маркетинговой стратегии. Это особенно справедливо для организаций (хозяйственных обществ), имеющих устойчивую деловую репутацию на рынке, обладающих правами на известные товарные знаки, владеющих запатентованными технологиями или работающими на рынке наукоемкой продукции. Интеллектуальная собственность играет сегодня новую, особую роль в ее коммерциализации при структурировании сделок, касающихся в том числе обеспечения исполнения обязательств.

Вместе с тем вопрос о залоге исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности является для российской юридической науки недостаточно исследованным. В отечественном законодательстве долгое время отсутствовали какие-либо специальные нормы, прямо регулирующие данный вид залога. Еще совсем недавно в России был актуален вопрос о самой возможности залога исключительных прав, и, в случае такой возможности, вопрос о специальном правовом регулировании данного вида прав в контексте залоговых правоотношений. Представляется, что условия распределительной экономики не позволяли широко использовать исключительные права в качестве предмета залога. Кроме того, нормы, позволяющие применять в качестве предмета залога исключительные права, долгое время действовали крайне ограниченно, а в доктрине имели место дискуссии о самой легитимной возможности подобного вида залога.

Однако все возрастающая роль экономики интеллектуальной собственности в мировом валовом продукте, вступление России в ВТО и необходимость приведения правовых норм, регулирующих отношения в области охраны исключительных прав, в соответствие с мировыми стандартами обусловили необходимость пересмотра существовавших прежде подходов, в том числе и к залогу исключительных прав. Залог исключительных прав постепенно становится одним из «привлекательных» и «выгодных» способов коммерциализации интеллектуальной собственности.

С принятием и введением в действие Четвертой части Гражданского Кодекса РФ (далее – «ГК РФ») нормы, посвященные исключительным правам на результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации были объединены и систематизированы. Применительно к залогу исключительных прав это означало, прежде всего, восполнение ранее существовавшего пробела введением специальных норм, регулирующих данный вид залога, и окончание дискуссии по вопросу относительно легитимной возможности использования исключительных прав в качестве предмета залога. Впоследствии это дало значительный толчок к увеличению числа заключенных договоров о залоге исключительных прав на различные объекты интеллектуальной собственности. В частности, в Годовом отчете о деятельности Роспатента за 2010 год указано, что в 2010 году Роспатеном было зарегистрировано 8 договоров о залоге исключительного права на различные объекты патентного права, а также 62 договора о залоге в отношении 195 товарных знаков. Для сравнения, можно отметить, что в 2009 году было зарегистрировано только 16 договоров о залоге и последующем залоге исключительных прав на  товарные знаки. Согласно Годовому отчету о деятельности Роспатента за 2011 год, в 2011 году было зарегистрировано 16 договоров о залоге исключительных прав на объекты патентного права, а также 52 договора о залоге в отношении 280 товарных знаков.

Необходимость повышения гарантий защиты прав и законных интересов субъектов предпринимательской и иной экономической деятельности ставит перед наукой гражданского права задачу углубленного исследования института залога исключительных прав, а перед законодателем — задачу развития норм права, регулирующих залог исключительных прав. Очевидно, что развитие гражданско-правовых норм, в том числе норм о залоге исключительных прав, преодоление их несовершенства, возможно лишь на основе комплексного теоретического исследования как соответствующего отечественного, так и зарубежного законодательства, и аргументированного обоснования юридической наукой рекомендаций по совершенствованию законодательства и формированию судебной практики.

В ходе адаптации экономики России к общемировой практике существенную роль играет использование зарубежного законодательного опыта. Залог исключительных прав, в том числе авторских, патентных и др., предусмотрен законодательствами Великобритании, Германии, Франции, Канады, США, других стран. Во многих странах уже давно существует реальная возможность получить кредит под залог исключительных прав на такие уникальные объекты интеллектуальной собственности, как программы для ЭВМ, базы данных, ноу-хау. Популярным в мировом масштабе становится и залог «сложных», «дорогостоящих» произведений, например, кинофильмов.

В условиях социализма отсутствовала необходимость залога исключительных прав, и в советской науке мало внимания уделялось изучению соответствующего зарубежного законодательства. Кроме того, исследования советского периода были «идеологизированными» и преимущественно «описательными», и соответственно об их применимости не могло быть и речи.

Поскольку залог исключительных прав — сравнительно новый институт в российской правовой системе, его появление ставит ряд практических вопросов, которые пока не находят однозначного ответа в законодательстве. Например: допускается ли залог права на получение патента; можно ли передать в залог часть исключительного права (в частности, право использования), а не исключительное право в полном объеме; допускается ли залог прав лицензиата, предоставленных по лицензионному договору, и др. Эти и ряд других вопросов не вполне глубоко исследованы наукой и не получили законодательного оформления. Судебная практика по спорам о залоге исключительных прав немногочисленна и находится в стадии формирования. Судебные акты представляются недостаточно убедительными и являются лапидарными. Таким образом, нормы гражданского права нуждаются в совершенствовании, а наука гражданского права — в дальнейшем развитии.

В качестве целей диссертационного исследования были определены: 1) комплексный научно-теоретический анализ правового регулирования использования исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности в качестве предмета залога; 2) развитие теоретических подходов применительно к залогу исключительных прав и формулирование на этой основе предложений по совершенствованию гражданского законодательства для эффективности его влияния на правоотношения, связанные с залогом исключительных прав. В соответствии с этими целями были сформулированы следующие задачи диссертационного исследования, а именно: 1) рассмотрение проблем возникновения и развития института залога в отечественном и зарубежном праве; 2) изучение правовых понятий и юридических категорий залога исключительных прав в отечественном и зарубежном праве; 3) анализ существенных условий и формы договора о залоге исключительных прав; 4) формулирование особенностей залога отдельных видов исключительных прав; 5) исследование тенденции развития отечественного законодательства и доктрины о залоге исключительных прав; 6) анализ особенностей зарубежного законодательства, регулирующего залог исключительных прав; 7) выявление пробелов и противоречий в содержании гражданско-правовых норм, в их толковании и применении; 8) разработка и формулирование предложений по совершенствованию отечественного законодательства, регулирующего институт залога исключительных прав.

Объектом исследования являются общественные отношения, урегулированные нормами гражданского права в России и зарубежных странах, связанные с залогом исключительных прав, а также проблемы эффективной реализации соответствующего отечественного законодательства. Предмет исследования составили: 1) правовые нормы, регламентирующие залог исключительных прав в России и за рубежом, а также динамика их развития; 2) положения гражданско-правовой науки о залоге исключительных прав; 3) практика применения судами правовых норм, касающихся залога исключительных прав.

Область исследования. Диссертационное исследование проведено согласно специальности 12.00.03 «Гражданское право, семейное право, предпринимательское право, международное частное право» Паспорта научных специальностей ВАК (юридические науки).

Степень разработанности темы исследования. При написании диссертации соискатель опирался на труды, посвященные вопросам обеспечения исполнения обязательств и вопросам залоговых правоотношений, в том числе в сфере исключительных прав, таких отечественных правоведов как Белая О.В., Богатырев Ф.О., Васильева Е.Н., Витрянский В.В., Гаврилов Э.П., Гонгало Б.М., Городов О.А., Гульбин Ю.Т., Дозорцев В.А., Жарова Е.В., Калятин В.О., Карабанова К.И., Кастальский В.Н., Кассо Л.А., Катвицкая М.Ю., Корнеев В.А., Корнеева И.Л., Корчагина Н.П., Крушина О.Г., Масленкова О.Ф., Нагорный Р.С., Новосельцев О.В., Овсейко С.В., Пашов Д.Б., Родионова И.В., Рузакова О.А., Рыбалов А.О., Садиков О.Н., Суханов Е.А., Хохлов В.А., Чупрунов И.С., Ястребов С.В. и многих других российских цивилистов.

В процессе подготовки диссертации соискатель также использовал работы ряда западных специалистов в области интеллектуальной собственности, в том числе в сфере залога исключительных прав. Здесь особо выделяются такие авторы, как Beutel F.K., David J. Silvia, Deborah Schavey Ruff, Russell A. Hakes, Marybeth Peters, Scott J. Lebson.

Теоретической и методологической основой исследования послужили: 1) системный метод анализа исследуемых объекта и предмета, позволяющий исследовать нормы о залоге исключительных прав в их взаимодействии и взаимовлиянии друг с другом, с другими нормами обязательственного права, с нормами других гражданско-правовых институтов; 2) историко-правовой подход, позволяющий изучать институт залога в его генезисе; 3) формально-юридический подход, позволяющий выявить правовую сущность исследуемых явлений;

4) сравнительно-правовой метод, позволяющий сопоставлять нормы о залоге исключительных прав в российском и зарубежном праве; 5) комплексный подход к изучению трудов вышеназванных отечественных и зарубежных ученых и специалистов, а также материалов судебной практики.

Статистическая и фактологическая база представлена: 1) данными Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента); 2) материалами российской и зарубежной печати; 3) материалами научно-практических конференций и семинаров.

Научная новизна исследования состоит, во-первых, в обосновании роли института залога как важнейшего способа коммерциализации исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности и, во-вторых, в разработке предложений и рекомендаций по совершенствованию действующего российского законодательства в сфере правового регулирования залога исключительных прав, учитывающих, в том числе, соответствующий зарубежный опыт в контексте института обеспечения исполнения обязательств. В диссертации проведено комплексное исследование содержания института залога исключительных прав. В частности, рассмотрены вопросы допустимости использования исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности в качестве предмета залога, заключения договора о залоге исключительных прав на различные объекты интеллектуальной собственности, обращения взыскания на предмет залога и др., которые в конечном итоге позволили разработать  определенные предложения и рекомендации по совершенствованию российского законодательства в области залога исключительных прав.

В плане конкретизации заявленной научной новизны на защиту выносятся следующие основные результаты, отражающие личный вклад соискателя в разработку указанных проблем:

1. Анализ залоговых правоотношений с исторической точки зрения позволяет выявить общую для подавляющего большинства стран направленность к расширению круга объектов гражданских прав, способных быть предметом залога как способа обеспечения исполнения обязательств. Помимо традиционных вещных прав, выступающих в качестве предмета залога, законодательством различных стран постепенно начинают сформировываться и регламентироваться залоговые правоотношения в сфере исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности. В свою очередь, в сфере исключительных также прослеживается тенденция к расширению круга объектов интеллектуальной собственности, могущих быть предметом залога. При этом в разных юрисдикциях этот процесс осуществляется по-разному. К примеру, в России предметом залога в настоящее время могут являться исключительные права на объекты авторских прав (произведения науки, литературы и искусства), патентных прав (изобретения, полезные модели, промышленные образцы), средства индивидуализации (товарные знаки или знаки обслуживания) и др. В то время как в зарубежных странах, например в США, круг объектов, могущих быть предметом «залога» (обеспечительного интереса), значительно шире. В частности, ими могут быть: заявки на выдачу патентов, доменные имена, «гудвилл» и др.

2. Правовое регулирование залоговых правоотношений в России обычно рассматривались в соотношении с залоговыми правоотношениями в Германии, Франции и некоторых других европейских стран. В то же время, вне поля зрения российских исследователей относительно способов обеспечения обязательств оставалось изучение опыта стран англо-саксонской системы, в частности США. Между тем одной из важнейших тенденций в современный период является взаимное сближение правовых систем, а именно романо-германской и англо-саксонской. Так, в настоящее время четко прослеживается стремление к гармонизации как формальных (обусловленная необходимость к оформлению  договоров о залоге), так и материальных (единообразное понимание содержания понятия залога) требований в области исключительных прав, являющихся предметом залога. Так, в России необходимо обеспечить действительность договора о залоге исключительного права путем его государственной регистрации в Роспатенте в том случае, если его предметом является средство индивидуализации (товарный знак или знак обслуживания) или результат интеллектуальной деятельности (изобретение, полезная модель, промышленный образец, топология интегральной микросхемы), подлежащий государственной регистрации. В США «залог» (обеспечительный интерес) в сфере исключительных прав может быть «формализован» - в зависимости от предмета обеспечения и выбора сторонами применимого законодательства - путем регистрации залоговой сделки (соглашения об обеспечении) в Ведомстве по авторскому праву при Библиотеке Конгресса США, Патентном ведомстве США или государственном учреждении «секретаря штата». При этом, и в России, и в США залоговое правоотношение рассматривается в качестве обеспечительной сделки, т.е. сделки, которая обеспечивает исполнение основного обязательства (например, кредитного).

3. В доктрине существуют три основных подхода к определению юридической природы залогового правоотношения. Первый подход относит залог к вещному праву, то есть абсолютному праву в отношении чужой вещи, охраняемому законом «против всех и каждого». Второй подход относит залог к обязательственному праву, которому корреспондирует обязанность конкретно определенного лица. Третий подход рассматривает залоговое правоотношение как «комплексное», то есть включающее в себя: (а) относительное правоотношение между залогодержателем и залогодателем и (б) абсолютное правоотношение между залогодержателем и третьими лицами. При этом в современной юридической науке ни один из указанных выше подходов к правовой природе залогового правоотношения в области исключительных прав не является общепринятым, так как ни один из них не объясняет в полном объеме сущности залога исключительных прав. Так, право залога в отношении исключительных прав однозначно признать абсолютным не представляется возможным, в связи с явным присутствием обязательственного характера отношений между залогодателем и залогодержателем. Также нельзя однозначно отнести залоговое правоотношение применительно к исключительным правам к обязательственному праву, так как сущность подобного залогового права состоит непосредственно в «распоряжении» залогодержателем предметом залога (в случае неисполнения залогодателем обязательств), независимо от воли третьих лиц. Таким образом, представляется, что наиболее приемлемым будет описать залоговое правоотношение в сфере исключительных прав как взаимосвязанное, включающее в себя следующий состав: 1) с одной стороны - отношение между залогодателем и залогодержателем, имеющее обязательственный или относительный характер; 2) с другой стороны - отношение между залогодержателем и третьими лицами, имеющее абсолютный характер.

4. Изучение специальной литературы и анализ норм гражданского права позволяют сформулировать определение понятия залога исключительного права:

«Залог исключительного права по обеспеченному им обязательству представляет собой договор, на основании которого кредитор (залогодержатель) обладает преимущественным правом на получение - в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником (залогодателем) обязательства - удовлетворения требования из стоимости заложенного исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации (предмета залога), принадлежащего правообладателю (залогодателю), преимущественно перед другими кредиторами правообладателя (залогодателя), гарантирующее кредитору (залогодержателю) надлежащее исполнение обязательства должником (залогодателем)».

5. Залог исключительного права имеет, по сути, двойственную юридическую природу. С одной стороны, данный институт можно рассматривать, как один из способов распоряжения («коммерциализации») исключительными правами, позволяющих правообладателю (залогодателю) вводить принадлежащий ему нематериальный актив (результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации) в гражданский оборот, а с другой — как общегражданский способ обеспечения обязательств, где залоговое обязательство является акцессорным, вспомогательным по отношению к основному, например, кредитному или иному обязательству. В этой связи, при обременении исключительного права залогом следует учитывать, что такой способ распоряжения исключительного права невозможен без существования основного обязательства, которое обеспечивается этим залогом. При этом если основное обязательство, обеспечиваемое залогом, возникнет в будущем, то есть после заключения договора о залоге, право залога возникает с момента возникновения этого обязательства.

6. Обоснована целесообразность дополнения законодательства положениями, предусматривающими, что в качестве предмета залога может быть использовано не только исключительное право в полном объеме, но также отдельные правомочия правообладателя, входящие в состав такого исключительного права. Так, например, правомочие использования объекта интеллектуальной собственности в определенных пределах (т.е. определенными способами, на ограниченной территории, в течение ограниченного срока и т.д.) может являться предметом залогового обременения. В случае обращения взыскания на исключительное право, которое было заложено в полном объеме, его приобретатель становится «новым» правообладателем исключительного права на соответствующий объект интеллектуальной собственности. В случае обращения взыскания на заложенное отдельное правомочие правообладателя исключительного права, его приобретатель становится лицом, получившим лицензию на право использования соответствующего объекта интеллектуальной собственности. При этом в последнем случае в договоре о залоге необходимо указывать, какими способами и в каких пределах приобретатель может использовать объект интеллектуальной собственности в гражданском обороте, а также, будет ли приобретатель такого права иметь исключительную или простую (неисключительную) лицензию.

7. В целях закрепления единообразного понимания распоряжения исключительными правами на объекты интеллектуальной собственности, в частности на основании договора о залоге, предлагается дополнить пункт 1 статьи 1233 ГК РФ, изложив его в следующей редакции:

«1. Правообладатель может распорядиться принадлежащим ему исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации любым не противоречащим закону и существу такого исключительного права способом, в том числе путем  … передачи в залог исключительного права в полном объеме; передачи в залог права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в установленных договором о залоге пределах».

8. Выявлено, что несмотря на то, что залог обязательственных прав как таковых предусмотрен законодательством, явное указание в законе на возможность залога лицензиатом принадлежащего ему правомочия использования объекта интеллектуальной собственности, полученного им на основании лицензии, может вызвать некую правовую неопределенность относительно  применения такого (имущественного) права в качестве надлежащего обеспечения исполнения обязательств в отношениях с кредиторами. В связи с этим, представляется целесообразным дополнить пункт 1 статьи 1235 ГК РФ указанием на то, что лицензиат вправе обременять залогом исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации только с согласия правообладателя (лицензиара). Кроме того, следует законодательно установить, что права лицензиата, возникшие из лицензионного договора, могут служить предметом залога только в том случае, если допустимы отчуждение и оценка таких прав. При этом лицензиат вправе передать в залог как право использования соответствующего объекта интеллектуальной собственности в том же объеме, который предусмотрен лицензионным договором, так и частично, но в пределах тех прав и способов использования, которые предусмотрены лицензионным договором для лицензиата и (или) согласием правообладателя (лицензиара).

9. В целях закрепления единообразного понимания распоряжения исключительными правами на объекты интеллектуальной собственности, в частности на основании лицензионного (сублицензионного) договора, предлагается изменить существующее наименование статьи 1238 ГК РФ на следующее: «Сублицензионный договор и иные способы распоряжения правами, вытекающими из лицензионного договора», - и одновременно дополнить пункт 1 статьи 1238 ГК РФ, изложив его в следующей редакции:

«1. В пределах тех прав и тех способов использования, которые предусмотрены лицензионным договором для лицензиата и (или) при отдельном письменном согласии лицензиара лицензиат может в том числе: (а) предоставить право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации другому лицу на основании сублицензионного договора; (б) передать право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации другому лицу на основании договора о передаче (отчуждении) права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации; (в) передать право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в залог на основании договора о залоге права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации; (г) внести право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в качестве вклада в уставный капитал (паевой фонд) организации на основании договора о передаче (отчуждении) права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации; (д) перевести на третье лицо свой долг по уплате лицензиару вознаграждения за предоставление последним права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации на основании договора о переводе долга». Кроме того, в связи с тем, что содержание ныне действующего пункта 2 статьи 1238 ГК РФ будет охвачено пунктом 1 указанной статьи в новой редакции, пункт 2 следует полностью исключить из статьи 1238 ГК РФ. Поскольку, согласно пункту 5 статьи 1238 ГК РФ, «к сублицензионному договору применяются правила настоящего Кодекса о лицензионном договоре», то данный вывод в отношении залога прав лицензиата справедлив также и для залога прав сублицензиата.

10. В целях унификации требований, необходимых для заключения договора о залоге исключительного права на объект интеллектуальной собственности, участниками залогового правоотношения в обязательном порядке должна учитываться следующая совокупность «существенных» условий такого договора: 1) предмет залога с указанием (при наличии) номера охранного документа, удостоверяющего исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации; при отсутствии номера охранного документа в отношении результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации следует указывать его соответствующее название и (или) описание; 2) объем передаваемых в залог прав с указанием передачи в залог исключительного права в полном объеме или отдельных правомочий (применительно к способам использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации), входящих в состав исключительного права, в том числе с указанием территории, на которой действует закладываемое правомочие; 3) срок действия договора о залоге, который следует обуславливать сроком обеспечиваемого обязательства или другим сроком, но в пределах срока обеспечиваемого обязательства и срока действия исключительного права; 4) условия о передаче в залог права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации на условиях исключительной либо простой (неисключительной) лицензии. Кроме того, с точки зрения наиболее полноценной защиты своих прав и законных интересов, залогодержателю целесообразно настаивать на включении в договор о залоге исключительного права условия о невозможности для залогодателя (правообладателя) распоряжаться заложенным исключительным правом без согласия залогодержателя. Вместе с тем, залогодатель (правообладатель) должен оставаться вправе самостоятельно (по своему усмотрению) использовать принадлежащее ему исключительное право на объект интеллектуальной собственности в течение всего срока действия договора о залоге такого права. 

11. По общему правилу договором о залоге может быть предусмотрен залог имущества, которое залогодатель приобретет в будущем. Так, если исходить из того, что имущество, к которому относятся в том числе имущественные права, включает в себя исключительные права, то при наличии правового основания намерения о приобретении залогодателем исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, который(ое) возникнет в будущем, нет оснований запрещать залог такого («будущего») права. Тем более, что в случае прекращения действия одного предмета залога замена такого предмета на другой («равноценный») предмет является легитимным методом сохранить существующее залоговое правоотношение. Таким образом, для того, чтобы унифицировать общие и специальные нормы законодательства, а также гармонизировать закон в сфере правового регулирования залога исключительных прав, представляется необходимым дополнить ГК РФ положениями о том, что предметом залога могут выступать не только исключительные права на объекты интеллектуальной собственности, но и заявки на получение таких прав (например, заявки на выдачу патентов, заявки на товарные знаки). При этом с практической точки зрения целесообразно учитывать, что залоговое право в отношении заявки на получение исключительного права на тот или иной объект интеллектуальной собственности будет являться по своей сущности достаточно краткосрочным, и это следует прямо отразить в договоре о залоге подобного «будущего» права, заключив его на небольшой срок.

12. В целях единообразного восприятия учета существующих обременений в отношении имущественных (исключительных) прав представляется целесообразным создать систему учета залогов исключительных прав на объекты авторского права и другие нерегистрируемые объекты интеллектуальной собственности. Данная система должна содержать всю необходимую для третьих лиц информацию о существующих обременениях (в частности, залогах), и быть открытой для доступа всем заинтересованным лицам. Ввиду обширности такой задачи, для начала предлагается создать единые реестры авторских прав применительно к каждому объекту. Затем, следует уполномочить на ведение каждого из единых реестров организацию по управлению правами на коллективной основе, имеющую государственную аккредитацию на ведение соответствующего реестра авторских прав. Ведение реестров должно включать в себя функцию учета сделок, связанных с распоряжением исключительными правами на объекты авторского права. При этом подобный учет авторских прав должен быть добровольным, и его отсутствие не должно влиять на отношения сторон той или иной сделки, в том числе залоговой.

13. В соответствии с п. 3 ст. 57 Закона РФ от 29 мая 1992 года № 2872-I «О залоге» (с изменениями и дополнениями) (далее – «Закон о залоге»), если иное не предусмотрено договором, залогодержатель вправе в случае непринятия залогодателем мер, необходимых для защиты заложенного права от посягательств со стороны третьих лиц, самостоятельно предпринимать меры, необходимые для защиты заложенного права от нарушений со стороны третьих лиц. Вместе с тем, согласно общим нормам ГК РФ о защите исключительных прав, соответствующие меры в отношении нарушителей исключительных прав могут принимать только обладатель исключительного права и «исключительный» лицензиат, если нарушение третьими лицами затрагивает права последнего, полученные им на основании лицензионного договора. В этой связи следует устранить выявленное в законодательстве противоречие, предоставив залогодержателю законное право на защиту заложенного исключительного права, если нарушение третьими лицами исключительного права, заложенного по договору о залоге, затрагивает в том числе и права залогодержателя.  С одной стороны, это позволит кредиторам (залогодержателям) своевременно предпринимать необходимые меря для защиты заложенного исключительного права в целях борьбы с нарушителями прав, а также незаконным использованием объектов интеллектуальной собственности в гражданском обороте, тем самым приравнивая их (залогодержателей) по статусу к «исключительным» лицензиатам, а, с другой стороны, такое право обеспечит надлежащую защиту интересов добросовестных кредиторов (залогодержателей) от недобросовестных действий или бездействий должников (правообладателей).

14. Для целей либерализации и гармонизации законодательства в сфере залоговых правоотношений, а также повышения качества защиты прав и законных интересов участников залоговых сделок, в том числе в сфере исключительных прав, обоснована необходимость дополнения российского гражданского законодательства еще одним, близким к залогу, способом обеспечения исполнения обязательств — переводом имущественного права (правового титула) на кредитора. Подобный способ обеспечения исполнения обязательств может, в конечном счете, выступить достаточно гибким и привлекательным правовым инструментарием в формировании отношений между должником (залогодателем) и кредитором (залогодержателем). В частности, в случае залога исключительных прав, их «перевод» на кредитора (залогодержателя) на период действия такого залога позволит последнему являться законным обладателем права на «заложенный» объект интеллектуальной собственности, надлежащим образом и своевременно поддерживать в силе «заложенные» исключительные права и беспрепятственно сохранить за собой правовой титул в отношении предмета обеспечения, а именно объекта интеллектуальной собственности, если должник (залогодатель) не исполнит своих обязательств. Таким образом, данный способ может быть действительно выгодным способом обеспечения исполнения обязательств для кредиторов-залогодержателей, которые крайне заинтересованы в получении некоторых «дополнительных» гарантий и повышенной степени защищенности при структурировании обеспечительных сделок в области интеллектуальной собственности.

Теоретическая и практическая значимость диссертации заключается, во-первых, в возможности использования ее положений участниками залоговых правоотношений на практике, а именно хозяйствующими субъектами (должниками) для эффективного введения объектов интеллектуальной собственности в гражданский оборот в качестве предмета залога в качестве обеспечения исполнения обязательств, а также хозяйствующими субъектами (кредиторами) для эффективной защиты своих прав и законных интересов, а также получения определенных гарантий от неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств, во-вторых, в возможности применения ее предложений и рекомендаций законодателем для совершенствования гражданского законодательства, в-третьих, в возможности использования ее положений и выводов преподавателями гражданского права для образовательных целей.

Апробация работы. Диссертационное исследование подготовлено на кафедре промышленной собственности ФГБОУ ВПО «Российская государственная академия интеллектуальной собственности». Основные результаты диссертационного исследования обсуждены и одобрены на заседании кафедры промышленной собственности ФГБОУ ВПО «Российская государственная академия интеллектуальной собственности». Отдельные материалы и положения диссертации изложены в 6 (шести) печатных работах общим объемом более 2,5 п.л., в том числе в 4 (четырех) публикациях в изданиях из перечня ВАК. Основные результаты диссертационного исследования докладывались на различных научно-практических конференциях, в том числе международных, и были также использованы в учебном процессе при проведении лекций по праву промышленной собственности в ФГБОУ ВПО «Российская государственная академия интеллектуальной собственности», а также на семинарах по практике применения законодательства об интеллектуальной собственности в АНО «Юридический институт «М-Логос».

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения и библиографии.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются актуальность темы, анализируется степень ее изученности, формулируются цели, задачи, объект и предмет исследования, характеризуются теоретическая и методологическая база исследования, определяются его новизна, практическая значимость и апробированность результатов работы. 

В первой главе диссертационного исследования, включающей в себя три параграфа, рассмотрены особенности возникновения и развития залога исключительных прав (§1 и §2), а также особенности развития правового регулирования исключительных прав как объектов залоговых правоотношений (§3).

Показано, что правовой институт обеспечения исполнения обязательств сложился в глубокой древности. Рассмотрены четыре этапа в истории развития римского права залога: nexum, fiducia, pignus и hypothec. Отмечено, что в определенной степени такой путь развития был воспринят и российским правом.

Развитие залога в России имеет длительную историю. В Древней Руси многочисленные ссылки на залог для обеспечения договора займа встречаются в актах X-XV веков (напр., в статьях 30, 31, 104 Псковской Судной Грамоты). Вместе с тем на практике залог как способ обеспечения обязательств не получал в России широкого распространения. Только с принятием Банкротского устава от 19 декабря 1800 года залог стал рассматриваться как «обеспечение осуществления кредитором права требования на причитающийся ему долг из стоимости имущества своего должника». Несмотря на то, что «заклад» прав как таковых в принципе признавался русским дореволюционным правом, этот «заклад» касался, в основном, лишь прав требований. Законы дореволюционной России не допускали обращения взыскания на исключительное право.

Изменение государственного строя в нашей стране в 1917 году повлекло глобальный пересмотр всего законодательства на основе новых принципов устройства общества. Не обошли эти изменения и законодательство о залоге. Гражданский кодекс РСФСР 1922 года (далее – «ГК 1922 г.») отличали высокая юридическая техника и подробная регламентация отношений, связанных с залогом. Даже последующие акты, принятые в Советском Союзе, не уделяли залогу столь много внимания, как ГК 1922 г. В статье 87 ГК 1922 г. признавалась возможность, в том числе, и залога прав, перечень которых законом не ограничивался и потенциально включал в себя не только обязательственные права, но и исключительные права. С этого момента можно было теоретически говорить о возможности залога исключительных прав в России, однако, порядок осуществления этого вида залога был никак не регламентирован в законодательстве.

К моменту принятия Гражданского кодекса РСФСР 1964 года (далее – «ГК 1964 г.») значение залога несколько снизилось, а сфера залога, по сути, сводилась «только к деятельности ломбардов». В ГК 1964 г. права, в том числе исключительные права, не рассматривались в качестве предмета залога.

Основами гражданского законодательства СССР и республик 1991 года (далее – «Основы 1991 г.») залог регламентировался крайне незначительно - всего шесть предложений в пунктах 4 и 5 статьи 68 Основ. Такое положение в принципе невозможно объяснить с точки зрения планируемого в то время перехода к рыночной экономике и соответствующего усиления роли «горизонтальных» отношений между хозяйствующими субъектами. Важно отметить, что согласно пункту 5 статьи 68 Основ 1991 г. «предметом залога могло быть любое имущество, включая имущественные права». В данную формулировку вполне «укладывались» и исключительные права на объекты интеллектуальной собственности.

В древности какие-либо виды исключительных прав в принципе не были известны. Исключительные права как объекты имущественных правоотношений появились в XV веке в Европе в составе авторского права, когда с началом книгопечатания сложилась система так называемых привилегий, «жалованных» отдельным лицам высшей властью. Содержание каждой персональной привилегии сводилось к исключительному праву лица на перепечатку каких-либо конкретных произведений.

Первый нормативный акт, направленный на охрану авторских прав, - Статут королевы Анны 1709 года («Акт о поощрении учёности путём наделения авторов и покупателей правами на копирование печатных книг») (далее – «Статут 1709 г.»), который запрещал тиражирование произведения без согласия автора. Пилотным законодательным актом в сфере патентных прав был принятый в 1474 году в одной из итальянских республиках Средневековья Венеции патентный закон («Парта Венециана») (далее – «Патентный закон 1474 г.»), в котором впервые проявился системный подход к правовой охране изобретений. Впервые в истории в данном законе было определено исключительное право изобретателя, запрещающее использовать «новое и искусное» изобретение без его согласия в течение определенного срока. Статут 1709 г. и Патентный закон 1474 г. впоследствии послужили прообразами аналогичных актов в США, Западной Европе, а несколько позже и в России.

Становление и развитие института исключительных прав в России отличается определенными особенностями. Этот институт в России появился позже, чем в Западной Европе. Причина этому — владение «интеллектуальной собственностью» вплоть до конца XVIII века государством и невозможность споров о принадлежности исключительных прав. В частности, отсутствие конкуренции между книгоиздателями (типографиями) стало причиной отсутствия предпосылок для регулирования исключительных прав. Нормы об исключительном праве на объекты авторского права впервые были введены в правовую систему в России в составе третьего Цензурного Устава от 22 апреля 1828 года, приложением которого стало «Положение о правах Сочинителей».

В первой половине XIX века большинством европейских государств были приняты патентные законы, закрепившие особые права на изобретения (привилегии). В этом отношении Россия была одной из первых таких стран. В 1812 году был утвержден Манифест о привилегиях на изобретения, а уже в 1813 году был выдан первый «патент». Позднее в 1833 году вышло Положение о привилегиях, значение которого сводилось к подготовке перехода правовой регламентации «привилегий-милости» к «привилегиям-патентам». Впоследствии подобные патенты стали выдавать так называемые министры «по принадлежности». В итоге, Положение о привилегиях послужило «толчком» к утверждению в отечественном законодательстве базовых принципов патентного права. 

Как в зарубежном, так и в отечественном законодательстве право на нематериальные результаты интеллектуальной деятельности изначально конструировалось по аналогии с правом собственности на материальные объекты. Иногда права на нематериальные результаты интеллектуальной деятельности прямо относились к движимому имуществу, которое можно было продавать, менять и т.д. После изменения общественного устройства в 1917 году в отечественном законодательстве была введена принципиально новая концепция права интеллектуальной собственности.

Теоретический подход позволяет утверждать, что еще со времен первых советских актов допускался залог исключительных прав. Вместе с тем практический подход позволяет утверждать, что такой вид залога в принципе не употреблялся, а в доктрине шли споры о том, возможен ли залог исключительных прав. Но поскольку исключительные права в то время не играли существенной роли в экономической жизни страны, а также имел место приоритет государственных интересов над частными, вопрос о залоге исключительных прав практически не рассматривался.

Только с принятием в 2008 году Четвертой части Гражданского кодекса РФ (далее – «ГК РФ») принципиальная применимость данного вида залога стала очевидной. С этого момента впервые в действующем законодательстве России начали действовать специальные нормы статей 1232, 1233 и 1452 ГК РФ, посвященные правовому регулированию залога исключительных прав.

Вторая глава диссертационного исследования посвящена анализу залога исключительных прав как способу обеспечения обязательств по праву России. В ней рассмотрены: признаки и юридическая природа залога (§1), особенности исключительных прав как предмета залога (§2) и особенности договора о залоге исключительных прав и обращения взыскания на заложенные исключительные права (§3).

Залоговое правоотношение является односторонне обязывающим, акцессорным обязательством, по которому кредитор (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения должником (залогодателем) обеспеченного залогом (основного) обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами должника. Залог – это способ распоряжения не только собственником, но и любым иным правообладателем своим имуществом (активом), в состав которого входят как вещи, так и имущественные права.

Залогу, как и другим способам обеспечения исполнения обязательств, присущи: (а) защитный признак и (б) стимулирующий признак. Защитный признак направлен на компенсацию либо предотвращение неблагоприятных последствий для кредитора (обеспеченной стороны обязательства), которые возникают либо могут возникнуть в случае нарушения должником условий обеспеченного обязательства. Стимулирующий признак направлен на понуждение должника исполнить обеспеченное обязательство надлежащим образом под страхом наступления для него невыгодных последствий, прежде всего, имущественного характера.

В доктрине существуют следующие три основных подхода к определению юридической природы залога: (а) залог является вещным правом, то есть абсолютным правом в отношении чужой вещи, охраняемым законом «против всех и каждого»; (б)  залог является обязательственным правом, которому корреспондирует обязанность конкретно определенного лица; (в) залоговое правоотношение является комплексным и включает в себя как относительное правоотношение между залогодержателем и залогодателем, так и абсолютное правоотношение между залогодержателем и третьими лицами. Исключительные права в контексте этих подходов практически «игнорируются», ни один из них в полном объеме не объясняет юридической природы залога исключительных прав и потому не может быть принят безоговорочно. В связи с этим обосновывается целесообразность конструкции залогового правоотношения применительно к исключительным правам как взаимосвязанного, «комплексного», имеющего относительный и абсолютный характер.

Обязательным признаком предмета залога должна признаваться его «товарность», то есть способность к «продаже» (передаче). В залог принимается только то, что закон не запрещает «продавать» или передавать. Показано, что «товарность» предмета залога раскрывается (детализируется) через ряд особых признаков.

В качестве предмета залога исключительное право обладает определенными преимуществами по сравнению с другими видами имущества. Так, в силу нематериального, идеального характера интеллектуальной собственности отсутствует необходимость изъятия предмета залога у залогодателя при обращении взыскания, в отличие от залога вещей или имущественных прав пользования чужой индивидуально-определенной вещью. У сторон подобного залогового обязательства также не возникает необходимости регулировать отношения по поводу того, у кого «во владении» будет находиться предмет залога, и принимать меры к его физической охране. Возможен и залог исключительного права, которое возникнет в будущем. Речь может идти, например, о залоге заявки на патент или заявки на товарный знак. В этом случае право залога возникнет с момента создания или возникновения предмета залога, а случаях, когда право на предмет залога подлежит государственной регистрации — с момента такой регистрации, если законом или договором не предусмотрено иное.

Отчуждение отдельных правомочий единого исключительного права в соответствии с действующим законодательством прямо не предусматривается. Вместе с тем залог отдельных полномочий, составляющих единое исключительное право, закону не противоречит. Поэтому такой залог возможен.

Лицензиат не вправе обременять залогом исключительное право на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. Вместе с тем лицензионный договор является основанием возникновения обязательственных прав, которые могут служить предметом залога, если допустимо их отчуждение. Разумеется, такой залог возможен только с учетом определенных условий, например, - согласие правообладателя (лицензиара) на залог права использования объекта интеллектуальной собственности в пределах тех прав и тех способов, которые предусмотрены лицензионным договором.

В договоре о залоге исключительного права на объект интеллектуальной собственности в обязательном порядке должны быть включены (помимо прочих) следующие «существенные» условия: (а) предмет залога; (б) объем передаваемых в залог прав; (в) срок действия договора. Кроме того, с точки зрения наиболее полноценной защиты своих прав и законных интересов залогодержателю целесообразно настаивать на включении в договор о залоге исключительного права положения о невозможности для залогодателя (правообладателя) распоряжаться заложенным исключительным правом без согласия залогодержателя в течение срока действия договора о залоге.

Обращение взыскания на «заложенное» исключительное право в принципе не имеет значительных отличий в сравнении с предметами движимого имущества. Специальный механизм обращения взыскания на «заложенные» исключительные права законодательством не определен. Подлежат применению общие нормы гражданского законодательства и законодательства об исполнительном производстве.

В третьей главе работы автором проанализировано правовое регулирование и особенности залога исключительных прав на отдельные объекты интеллектуальной собственности в России. Рассмотрен залог исключительных прав на объекты авторского права (§1), залог исключительных прав на объекты патентного права (§2) и залог исключительных прав на товарные знаки (§3).

Показано, что залог исключительного права на произведение является одним из самых «рискованных» видов залога, поскольку для возникновения, осуществления и защиты авторского права не требуется регистрации произведения или соблюдения каких-либо иных формальностей. Кроме того, регистрация договора о залоге исключительного права на зарегистрированное или незарегистрированное произведение не предусмотрена действующим законодательством.

Фундаментальное отличие патентного права и права на товарный знак от авторского права состоит в том, что исключительные права на объекты патентного права и товарные знаки признаются и охраняются в силу соблюдения установленных законом формальных требований (государственной регистрации). Следовательно, по общему правилу, залог исключительных прав на объекты патентного права и товарные знаки тоже подлежит регистрации.

Глава четвертая диссертации посвящена исследованию зарубежного опыта правового регулирования обеспечительных сделок в сфере исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности. В §1 главы четвертой рассмотрен обеспечительный интерес в правовой системе США, в §2 – особенности объектов интеллектуальной собственности как предметов обеспечения в праве США, в §3 – возможность применения опыта зарубежного правового регулирования об обеспечении сделок для совершенствования российского законодательства.

Институт так называемого обеспечительного интереса («security interest») является одним из наиболее интересных институтов гражданского права США. Посвященный обеспечительному интересу и основанный на практике коммерческой деятельности Раздел 9 Единообразного торгового кодекса США (далее – «ЕТК») является одним из самых «продуманных» и совершенных нормативных актов в США.

ЕТК диспозитивно позволяет сторонам самостоятельно урегулировать почти все условия обеспечительного соглашения, являющегося юридической основой для «создания» обеспечительного интереса. Основные права кредитора обеспечительной сделки заключаются в использовании актива, который служит обеспечением, для погашения долга в случае неисполнения должником обязательства. В таком случае обеспеченный кредитор может вступить во владение активом, который служит обеспечением, и продать, передать или лицензировать его для того, чтобы получить денежные средства, необходимые для уплаты причитающегося ему долга. Основные права должника состоят в возможности требовать прекращения обеспечительного интереса кредитора в обремененном имуществе (то есть «возвращения» или «выкупа» обремененного имущества) после уплаты долга и в сохранении за должником законных прав на имущество, служащее обеспечением.

Существует три способа «формализации» обеспечительного интереса в США, а именно: (а) регистрация; (б) вступление во владение предметом обеспечения; и (в) «автоматическая» формализация (для оборотных средств и товарораспорядительных документов). По общему правилу, при отсутствии «формализации» приоритет принадлежит ранее возникшим («формализованным») обеспечительным интересам.

ЕТК регулирует обеспечительный интерес в сфере так называемых общих нематериальных активов («general intangibles»), под которыми понимаются, в том числе, и объекты интеллектуальной собственности.

В процессе использования интеллектуальной собственности в качестве обеспечительного интереса можно выделить три стадии: (а) возникновение обеспечительного интереса; (б) формализация обеспечительного интереса; (в) обращение взыскания или реализация обеспечительного интереса. Возникновение обеспечительного интереса осуществляется на основании заключения обеспечительного соглашения или соглашения об обеспечении («security agreement») между должником (правообладателем-обеспечивающей стороной) и кредитором (обеспеченной стороной). Формализация обеспечительного интереса осуществляется - в зависимости от вида предмета обеспечения и применимого законодательства – путем подачи соответствующего заявления в Ведомство по авторскому праву при Библиотеке Конгресса США, Патентное ведомство США или государственное учреждение «секретаря штата» для регистрации обеспечительной сделки. Обращение взыскания или реализация обеспечительного интереса может осуществляться как в судебном, так и внесудебном порядке. Внесудебный порядок обращения взыскания или реализации обеспечительного интереса, как правило, предусматривает следующие варианты действий: (а) «оставление» имущества, служащего обеспечением, у кредитора; (б) продажу имущества, служащего обеспечением, с торгов (аукциона); и (в) выдачу лицензии в отношении имущества, служащего обеспечением.

Обеспечительный интерес в сфере авторских прав может быть «формализован» при помощи регистрации обеспечительной сделки в Ведомстве по авторскому праву при Библиотеке Конгресса США или путем подачи заявления «по форме UCC-1» в государственное учреждение «секретаря штата». Патентное законодательство США подробно не регулирует вопросы, связанные с «формализацией» обеспечительного интереса в сфере патентного права. Представляется, что для «формализации» обеспечительного интереса с использованием патентов его регистрация не является обязательным условием. Однако кредитор, не зарегистрировавший обеспечительный интерес в Патентном ведомстве США, несет определенные юридические риски. В этом случае, например,  недобросовестный должник имеет возможность передать патент третьему лицу, а кредитор теряет возможность получить патент в качестве обеспечения в случае неисполнения должником своих обязательств. Поэтому на практике обеспечительные интересы в сфере патентов «формализовываются» (регистрируются) как в Патентном ведомстве США, так и у «секретаря штата».

В Соединенных Штатах кредитор может создать обеспечительный интерес, в том числе в отношении товарных знаков, одним из следующих трех способов: (а) как обеспечительная (безусловная) передача права; (б) как условная передача права; (в) как обеспечительный интерес (залоговое право) в соответствии с положениями ЕТК. В диссертации выделены юридические риски, возникающие при использовании товарных знаков в качестве обеспечения, как при создании, так и «формализации» обеспечительного интереса в США. Показано, что самым безопасным способом предотвращения признания сделки по созданию обеспечительного интереса ничтожной и сохранения «неприкосновенности» служащего обеспечением товарного знака должника, является создание обеспечительного интереса (залогового права) в соответствии с нормами ЕТК.

В США также возможны создание и «формализация» обеспечительного интереса в отношении доменных имен. Обычно «формализация» обеспечительного интереса в отношении доменных имен осуществляется в Соединенных Штатах путем подачи заявления «по форме UCC-1» «секретарю штата».

В §3 четвертой главы диссертации раскрыт вопрос о применимости зарубежного законодательства об обеспечительных сделках к совершенствованию российского законодательства. Сделан вывод о необходимости дополнения отечественного гражданского законодательства еще одним, близким с залогом, способом обеспечения исполнения обязательств — переводом имущественного права (правового титула) на кредитора, что близко к имеющему место быть в правовой системе США институту обеспечительной (безусловной) передачи права. Такая «обеспечительная» передача имущественного права — по сути, фидуциарный залог — сформирована, в том числе, и германской судебной практикой. При этом Германия остается классическим примером государства континентальной системы права.

В ряде зарубежных стран, в отличие от России, существует система учетной регистрации залогов движимого имущества. Заинтересованные лица имеют на законных основаниях доступ к сведениям о залоге исключительных прав на нерегистрируемые объекты интеллектуальной собственности. Такое правовое регулирование направлено, в том числе, на защиту интересов других кредиторов должника. В этой связи показана необходимость создания в России добровольной системы учета залога движимого имущества, а в контексте настоящего исследования — системы учета залогов исключительных прав на объекты авторского права и другие нерегистрируемые объекты интеллектуальной собственности.

В заключении к диссертации подведены итоги, обусловленные структурой и логикой проведенного исследования.

Положения диссертации изложены в следующих публикациях:

Публикации в изданиях, входящих в перечень ВАК РФ:

1. Медведев С.В. Залог интеллектуальных активов. Новая эра. // «Патенты и лицензии», 2010, №9 (0,4 п.л.).

2. Медведев С.В. Обеспечительный интерес в правовой системе США. // «Хозяйство и право», 2012, №6 (0,4 п.л.).

3. Медведев С.В. Обеспечительный интерес в отношении интеллектуальной собственности по праву США. // «Право интеллектуальной собственности», 2012, №3 (0,5 п.л.).

4. Медведев С.В. Уникальные виды залога в сфере интеллектуальной собственности. // «Право и политика», 2012, №6 (0,5 п.л.).

Статьи и доклады в других научных сборниках и журналах:

1. Медведев С.В. Due diligence как способ снижения рисков в сфере интеллектуальной собственности. // Сборник по итогам четвертой Всероссийской научно-практической конференции «Интеллектуальная собственность в инновационном развитии России», РГИИС, 2008 (0,4 п.л.).

2. Медведев С.В. Правовое регулирование залога исключительного права на товарный знак. // Сборник научных работ аспирантов РГИИС «Интеллектуальная собственность: правовые, экономические и социальные проблемы», РГИИС, 2009 (0,4 п.л.).

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

 

Медведев Сергей Валерьевич

 

Тема диссертационного исследования:

«ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОТНОШЕНИЙ,

СВЯЗАННЫХ С ЗАЛОГОМ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫХ ПРАВ»

 

Научный руководитель:

Мотылева Виктория Яковлевна

Изготовление оригинала макета:

Медведев Сергей Валерьевич

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.