WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

ПОЛИТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИИ СТРАТЕГИЙ БЕЗОПАСНОСТИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

Недашковский Аркадий Анатольевич

 

 

ПОЛИТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИИ СТРАТЕГИЙ БЕЗОПАСНОСТИ В СОВРЕМЕННОЙ

РОССИИ

 

 

Специальность - 23.00.02

«Политические институты, процессы и технологии»

 

 

Автореферат

диссертация на соискание ученой степени

кандидата политических наук

 

Саратов – 2012

Работа выполнена в ФГБОУ ВПО «Саратовский государственный

социально-экономический университет»

 

Научный руководитель – доктор исторических наук,

Шабанов Ярослав Васильевич

 

Официальные оппоненты:

Андронова Ирина Владимировна

доктор политических наук, доцент;

ФГБОУ ВПО «Поволжский государственный университет телекоммуникаций

и информатики», заведующая кафедрой связей с общественностью

Громаков Анатолий Федорович

кандидат исторических наук, профессор;

журнал «Власть», заместитель главного редактора

 

Ведущая организация:

ФГБОУ ВПО «Волгоградский государственный университет

 

Защита состоится 21 июня 2012 г. в 12 часов на заседании диссертационного совета Д.212.241.01. при Саратовском государственном социально-экономическом университете по адресу:

410003, г. Саратов, ул. Радищева, 89, ауд. 843.

 

 

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Саратовского государственного социально-экономического университета по тому же адресу.

 

Автореферат разослан _____  мая 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                          Донин Александр Николаевич

  • ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Актуальность исследования институционализации стратегий безопасности определяется возрастающей потребностью в приращении знаний в сфере обеспечения национальной безопасности России. Интенсивное развитие человеческого общества обуславливает появление множества социально-политических рисков и угроз, на предотвращение которых направлены сегодня усилия государства, общественности и научного сообщества. Разрабатываются и внедряются в жизнь разнообразные стратегии безопасности: в информационной, демографической, социокультурной, международной, военной сферах, функциональным предназначением которых является снижение уровня рисков и опасностей. И здесь возникает вопрос об упорядочении и структуризации всех этих процессов, приведение их к некой норме, общему стандарту, за счет чего можно было бы существенно повысить уровень обеспечения национальной безопасности России. Решение этого вопроса как раз лежит в плоскости институционализации стратегий безопасности.

Важность научного осмысления институционализации стратегий безопасности, применительно к российской политической практики, также связана с существованием целого ряда насущных проблем: несоответствия между наличием объективных угроз политической системы и государственным подходом к их нейтрализации, противоречий между формированием и практической реализацией стратегий безопасности, крайне низкого уровня участия институтов гражданского общества в процессе обеспечения национальной безопасности России, отсутствия баланса интересов основных политических субъектов в процессе формирования стратегий безопасности, неформального характера развития института независимой общественной экспертизы в сфере национальной безопасности и т.п.

Актуальность исследования обуславливается и тем обстоятельством, что согласно принятой Стратегии национальной безопасности России, «основное содержание обеспечения национальной безопасности состоит в поддержании правовых и институциональных механизмов … государства и общества на уровне, отвечающем национальным интересам Российской Федерации» . А для поддержания институциональных механизмов национальной безопасности на высоком уровне необходимо предварительное глубокое изучение сущности, структуры и форм институционализации современных стратегий безопасности.

Степень разработанности проблемы. Изучение процесса институционализации и роли общественно-политических институтов в формировании и реализации стратегий безопасности Российской Федерации осуществляется на пересечении трех предметных областей политологического исследования: обеспечения национальной безопасности России, институционализации социально-политических процессов и взаимодействия институтов государства, бизнеса и гражданского общества. Каждая из этих предметных областей имеет свою историю исследования.

Процесс формирования и реализации стратегий безопасности в современной России начал активно изучаться в 1990-е годы. На рубеже XX-XXI веков исследования национальной безопасности России проводились сразу по нескольким направлениям. Одни ученые ограничивались рассмотрением общих вопросов обеспечения национальной безопасности, выявляли современные виды угроз и предлагали меры по их нейтрализации. Другие углублялись в природу, структуру, динамику, сущность национальной безопасности. Отдельно можно выделить научные труды по концептуальным и методологическим основам обеспечения национальной безопасности. Правовые стороны этой проблемы отражены в работах И.Н. Глебова, В.Ф. Калинина . Первые шаги по предметному анализу стратегий безопасности России были сделаны С.А.Проскуриным и В.П.Петровым . Но их исследования носили фрагментарный и во многом теоретический характер. Изучая стратегию формирования национальной безопасности, ученые делали акцент либо на военном и геополитическом аспекте, либо на этноконфессиональном , либо на техногенном аспекте. Проблемы обеспечения национальной безопасности России на уровне региона содержатся в работах В.В. Бондарева, Д. Малышевой, В.Е. Хвощева . Круг вопросов, посвященный политологическому ракурсу экономической безопасности России (включая продовольственную, топливно-энергетическую безопасность), раскрывается в трудах Е.А.Козловского, Н.П.Гусакова, А.П.Белякова, А.Ф.Тапалцяна. Система национальной безопасность России также изучалась в контексте динамики современных международных отношений. В частности, А.Арбатов, Н.Биндюков, Т.А.Шаклеина в своих работах обосновывали уязвимость сложившейся в постсоветской России системы безопасности со стороны внешнеполитических угроз .

Вторая предметная область – институционализация социально-политических отношений, представляющая собой процесс упорядочивания, стандартизации и формализации политических связей и отношений – складывалась в рамках изучения политических институтов. Данное направление исследований возникло одновременно с зарождением самой политологии в качестве самостоятельной академической науки. В восприятии политологов конца XIX – начала XX века институт представлял собой нормативно-правовую основу политических явлений и процессов, т.е. формальные положения, законы, методы избрания и т.п. Первые исследовательские работы по институционализации были в основном посвящены процессу создания, развития и трансформации различных институтов государственной власти и политических партий (Дж.Брюс, В.Вильсон, Г.Картер, Т.Коул, С.Липсет, К.Фридрих). Затем появились работы по институционализации гражданского общества . Наибольший вклад в развитие политической институционализации как научного направления внес С.Хантингтон, который впервые ввел данный термин в научный оборот. В своей работе «Политический порядок в меняющихся обществах» (1968 г.) он определил, что «институционализация – это процесс, посредством которого организации и процедуры приобретают ценность и устойчивость» . С.Хантингтон высказал мнение о существовании разных уровней институционализации политических организаций и процедур, выделил четыре критерия институционализации: адаптивность, сложность, автономность, сплоченность. С появлением в 1980-х годах «нового институционализма», когда концепт «политический институт» начал интерпретироваться многовариантно (как правила, нормы; как политическое образование/организация; как устойчивый тип политического поведения), в рамках политической институционализации стали комплексно анализироваться процессы создания, укрепления, изменения институтов государства и гражданского общества .

Необходимо подчеркнуть, что повышенный научный интерес к проблеме политической институционализации, к сожалению, никак не отразился на количестве работ по институционализации системы или процесса обеспечения национальной безопасности. Отдельных исследований, целиком посвященных этому аспекту, нет. Лишь в рамках некоторых исследовательских работ по укреплению национальной безопасности присутствует анализ трансформации политических институтов, выступающих субъектами безопасности, и связей между ними. Это работы В.П.Петрова, С.А.Овчинникова, А.А.Коробова, В.В.Пантелеева, С.А.Каштанова, Н.А.Русаковой, С.А.Петраченко.

Интерес к проблеме взаимодействия институтов государства, бизнеса и гражданского общества (третья предметная область исследования) появился у западных, а затем и у российских исследователей также в ХХ веке. Однако при этом отметим, что к неинституциональным аспектам данной проблематики обращались еще античные мыслители Аристотель и Платон (они рассматривали различные модели государственного управления обществом), философы Нового времени: Ш.Монтескье, И.Кант, Г.Гегель, А.Шопенгауэр. Институциональным же аспектам взаимодействия общества с властью стали уделять внимание лишь в прошлом столетии. Можно выделить два основных направления исследований. Во-первых, изучались отношения государства и бизнес-структур. Во-вторых, – государства и институтов гражданского общества. Первое направление исследования сложилось в рамках теории «заинтересованных групп» и «групп давления». Основоположник этой теории, американский политолог А. Бентли, предложил рассматривать любой политический процесс (особенно процесс принятия политических решений) через призму участия в нем групп интересов. В дальнейшее развитие этой теории внесли свой вклад Г.Алмонд, Д.Пауэлл, которые разработали классификацию групп интересов , и М.Дюверже, который ввел в научный оборот термин «группы давления» как аналог понятия «политические группы интересов» . В постсоветской России исследованиями в рамках данной теории занимались А.Зудин, С.Кордонский, А.Мухин . Анализу механизма принятия государственных решений с участием заинтересованных промышленных кругов были посвящены работы О.В.Лагутина и Ю.Ю.Передерия ; вопросам политических отношений современных российских корпораций и власти – работа Л.М.Сабировой; особенностям российского лоббизма – работы А.А.Романовой и А.В.Лихого . Второе направление (исследования взаимодействия институтов государства и гражданского общества) также широко представлено российскими учеными, о чем свидетельствуют работы Д.А.Барковского, О.Н.Фомина, А.А.Галкина, С.В. Коновченко, С.А.Абакумова, И.В.Багаевой, М.А.Архиповой, О.Б.Сладковой, М.Н.Матвеева, А.Н.Бурова, В.Д.Виноградова, З.М.Зотовой. . В этих работах рассматривается сложный механизм государственного регулирования общественными процессами и, одновременно, гражданского контроля над государством; выявляются недостатки в сложившейся системе обратной связи институтов гражданского общества с органами власти. Ряд исследователей посвятил свои работы региональному аспекту институционального взаимодействия «власть-общество» (Д.А. Андреев, Г.А. Бордюгов, В.Я.Гельман, А.А.Дегтярев, М.В.Ильин, А.Ю.Мельвиль) .

Анализ имеющейся литературы по проблеме исследования показал, что отдельные вопросы формирования стратегий безопасности государства и общества уже рассматривались некоторыми исследователями, однако целенаправленных исследований процессов институционализации стратегий безопасности в Российской Федерации до сих пор не существует. Изучены лишь некоторые фрагменты, аспекты данного явления. Таким образом, в отечественной политической науке образовались определенные «пробелы», восполнение которых легло в основу выбора объекта, предмета, цели и задач данного диссертационного исследования.

Объектом исследования выступает стратегия безопасности как направление обеспечения устойчивого социально-политического развития государства.

Предметом исследования является процесс институционализации и реализации стратегий безопасности в Российской Федерации.

Цель диссертационной работы состоит в раскрытии политического аспекта институционализации стратегий безопасности России в современных условиях. Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие научные задачи:

  • раскрыть роль и значение институционализации стратегий безопасности в процессе обеспечения национальной безопасности;
  • выявить факторы, обуславливающие формирование стратегии национальной безопасности России;
  • изучить институциональные и структурно-функциональные особенности системы национальной безопасности;
  • рассмотреть роль институтов государства и гражданского общества в формировании, реализации стратегий безопасности и в обеспечении национальной безопасности России;
  • выработать меры по оптимизации процессов институционализации стратегии национальной безопасности России.

Методологическую основу исследования составляет совокупность общенаучных методов познания, используемых в изучении социально-политических явлений, и специализированных приемов анализа, связанных с особенностями избранной проблемы. Многоплановость содержания стратегии безопасности, механизма ее реализации, сложность и неоднородность взаимоотношений институтов государственной власти и гражданского общества в России обуславливает применение разнообразных научных подходов для решения обозначенных исследовательских задач.

Базовым методологическим инструментарием диссертации является институциональный подход. В рамках институционального подхода важнейшими факторами политического развития считаются институты как формальные и неформальные политические нормы. Данный подход позволил наиболее основательно отразить в диссертационном исследовании процессы формирования и реализации стратегий безопасности, раскрыть особенности функционирования современной системы национальной безопасности, выявить ее ключевые институты.

В качестве дополнительных методов исследования использовались системный, структурно-функциональный подходы и сравнительный анализ, обеспечивающие всесторонний анализ процесса институционализации и реализации стратегий безопасности в Российской Федерации. Системный подход дал возможность подойти к изучению процесса формирования стратегий безопасности России как составной части общего политического процесса формирования российской государственности в условиях укрепления демократии. С его помощью были также детализированы основные виды угроз современной политической системе. При использовании структурно-функционального метода были осуществлены все основные теоретические построения изучаемой проблемы, раскрыты структурно-логические связи элементов институционализации социально-политических процессов, выявлены структурно-функциональные связи общественных и государственных институтов в процессе обеспечения национальной безопасности России. Сравнительный метод позволил сопоставить процесс формирования и практической реализации стратегий безопасности, выявить расхождения в положениях разных доктринальных документах: Стратегии национальной безопасности, Доктрины информационной безопасности и т.п.

Источники. Решение поставленных исследовательских задач потребовало привлечение широкого круга различных типов источников: документы и материалы государственных органов федеральной государственной власти, органов государственной власти субъектов федерации; информационно-аналитические материалы, позволяющие оценить состояние разработанных в современной России стратегий безопасности, материалы СМИ, отражающие деятельность институтов государственной власти и гражданского общества в процессе противодействия  угрозам национальной безопасности России.

Нормативно-правовую базу диссертации составили документы, позволяющие раскрыть тенденции формирования и институционализации стратегий безопасности, развития системы национальной безопасности России. Среди них: федеральные законы «О безопасности», «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления», «Об Общественной палате Российской Федерации», «Об общих принципах организации и деятельности контрольно-счетных органов субъектов Российской Федерации и муниципальных образований», «Об экологической экспертизе» и др.; Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года (от 12 мая 2009 г.), Концепция противодействия терроризму в Российской Федерации (от 05 октября 2009 г.), Национальная стратегия противодействия коррупции (от 13 апреля 2010 г.), Доктрина продовольственной безопасности Российской Федерации (от 30 января 2010 г.), Доктрина информационной безопасности Российской Федерации (от 09 сентября 2000).

В качестве важного информационно-справочного и аналитического материала привлекались ежегодные доклады о состоянии гражданского общества в России, подготовленные Общественной Палатой Российской Федерации, ежегодный обзор Московского бюро по правам человека, аналитические отчеты ФМС России, опубликованные данные Министерства юстиции, Российский статистический ежегодник.

Для получения текущей информации о деятельности институтов государственной власти и гражданского общества в процессе противодействия  угрозам национальной безопасности России широко использовались ресурсы Интернет: официальные правительственные сайты (в частности, сайт Президента Российской Федерации, сайт Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций), официальные сайты российских аналитических центров (в том числе, центра Юрия Левады), электронные СМИ и информационно-аналитические порталы (информационно-аналитический журнал «Политическое образование», Агентство политических новостей, Информационно-дискуссионный портал «Newsland» и др.)

В качестве дополнительных источников настоящей диссертации использовались материалы научно-практических конференций, монографии, научные статьи, диссертационные исследования, в которых раскрываются политико-правовые и концептуальные вопросы исследуемой проблемы.

Научная новизна диссертационного исследования заключена в самой постановке проблемы и в тех обобщениях, рекомендациях, которые сделаны в заключение работы. Они также содержатся в ряде достигнутых научных результатов, в том числе:

  • выявлены характерные особенности современной стратегии обеспечения безопасности, включающей в себя парадигму защищенности от опасностей и парадигму минимизации социальных рисков;
  • доказано, что процесс институционализации является наиболее важной социальной практикой формирования системы национальной безопасности;
  • установлены ключевые факторы, влияющие на процессы институционализации и формирования стратегий безопасности, определена роль политических субъектов и институтов в этих процессах;
  • выявлена структурно-функциональная связь институтов государства и гражданского общества в процессе обеспечения национальной безопасности государства;
  • произведена оценка уровня институционализации стратегий безопасности Российской Федерации;
  • сформулированы практические рекомендации по оптимизации процессов институционализации стратегии национальной безопасности России.

Положения, выносимые на защиту:

  • Современная стратегия безопасности Российской Федерации постепенно осуществляет переход от парадигмы защищенности к парадигме самоутверждения. Это хорошо заметно при сравнении и анализе предыдущих двух концепций: Концепции национальной безопасности 1997 года (в редакции 2000 г.), и утвержденной 12.05.2009 г. Стратегии национальный безопасности Российской федерации до 2020 года. Последний документ не содержит анализа существующих угроз, а обозначает основные направления и мероприятия государства по обеспечению национальной безопасности.
  • Формирование стратегии безопасности – объективный и одновременно субъективный процесс. Каждая стратегия безопасности возникает как ответная реакция на появление определенного вида угроз национальным интересам государства. Вместе с тем, конкретная угроза национальным интересам России может реально существовать, но если власть ее не замечает или игнорирует, стратегия по защите от этой угрозы не разрабатывается. Следовательно, наличие определенного вида угроз политической системы России есть необходимое, но не достаточное условие для разработки соответствующей этим угрозам стратегии безопасности. Достаточным условием является наличие потребности государственной власти в обеспечении защиты политической и, в целом, общественной системы от этого класса угроз. Поскольку некоторые виды угроз национальной безопасности наиболее оперативно замечают и начинают на них реагировать институты гражданского общества,  то эффективность формирования стратегии национальной безопасности напрямую зависит от степени взаимодействия власти и общества в данном направлении.
  • Процесс формирования и реализации стратегий безопасности государства и общества есть функция многих переменных. На этот процесс оказывают влияния: объективные угрозы безопасности и субъективное их восприятие руководством страны, лоббирование корпоративных интересов, ресурсная и материально-техническая база системы защиты национальных интересов, уровень развития институтов гражданского общества и формы их взаимодействия с властью. Все эти перечисленные переменные коррелируют друг с другом, взаимозависимы. Изменение характеристик одних составляющих незамедлительно приводит в движение другие компоненты и, в конечном счете, ведет к динамике всего процесса формирования и реализации стратегии национальной безопасности.
  • Современная стратегия национальная безопасности России как система приоритетов, целей и мер в области внутренней и внешней политики по поддержанию состояния защищенности государства и общества от внутренних и внешних угроз на необходимом высоком уровне включает в себя комплекс более узкоспециальных стратегий безопасности – стратегические направления обеспечения государственно-политической, общественной, военной, экономической, демографической, социокультурной, миграционной, экологической, информационной безопасности. При этом стратегия политической и экономической  безопасности являются определяющими, задающими общий тон функционирования системы национальной безопасности, все остальные стратегии – дополняющими и корректирующими.
  • Структуру национальной безопасности, сложившуюся  в настоящее время в Российской Федерации, образуют три класса институтов: государство, бизнес и «третий сектор», объединенные общими целями, находящиеся в прочной взаимосвязи, но обладающие разными возможностями и разными статусами. Бизнес занимает обособленное положение; он реализует свои корпоративные интересы либо посредством создания лобби в органах власти, либо через посредничество политических партий или специализированных НКО. Для эффективного функционирования системы национальной безопасности России необходимо соблюдение баланса интересов данных институтов и обязательный учет этих интересов при формировании стратегий безопасности.
  • Процесс институционализации стратегий безопасности современной России носит фрагментарный, «лоскутный» характер. Это не придает состоянию защищенности национальных интересов России от внутренних и внешних угроз должной устойчивости, а наоборот, приводит систему национальной безопасности в неравновесное положение, в котором она неспособна адекватно реагировать на вызовы современного мира. В процессе институционализации можно выделить три основных уровня: первый составляют институты государственного управления, второй – институты парламентских политических партий, третий – общественные институты. Самым несовершенным и проблемным уровнем во всей сложившейся иерархии является третий. Во-первых, отсутствует институт независимой общественной экспертизы. Во-вторых, общественные объединения и НКО выступают в роли действительных институтов национальной безопасности весьма условно.
  • В современной российской практике развитие гражданского общества может рассматриваться как фактор укрепления национальной безопасности России за счет наличия больших потенциальных возможностей у институтов гражданского общества консолидировать интересы широких социальных слоев в сфере личной, общественной, экономической, информационной, экологической и др. безопасности и добиваться их учета во внутренней и внешней политики государства. Но на сегодняшний день этот потенциал в полной мере не реализуется в связи с чрезмерным доминированием органов государственного управления в системе национальной безопасности России. В зависимости от того, какие темпы институционализации гражданского общества будут наблюдаться во втором десятилетии XXI века, напрямую зависит успех (или неудача) реализации Стратегии национальной безопасности Российской Федерации.

Теоретическая и практическая значимость работы. Диссертационное исследование имеет научно-прикладное значение и представляет практический интерес для специалистов в области обеспечения национальной безопасности России. Теоретическая значимость диссертации состоит в обобщении и систематизации имеющихся знаний по институциональному аспекту обеспечения национальной безопасности России, механизму разработки стратегий (стратегических планов) реализации  политики безопасности государства; в определённом стимулировании дальнейших научных исследований в этом направлении. Материалы диссертации могут быть использованы в учебном процессе по специальности политология для улучшения профессиональной подготовки студентов. Основные выводы, сделанные в работе, могут быть использованы в процессе реализации Стратегии национальной безопасности Российской Федерации органами государственной власти, бизнес-структурами, негосударственными некоммерческими организациями.

Апробация диссертации. Основные положения диссертации излагались автором на научной конференции «Проблемы глобальной политики и безопасности современной России» (Санкт-Петербург, Балтийский государственный технический университет, май 2010), на Всероссийской научной конференции «Проблемы модернизации российской государственности: стратегии, институты, акторы» в СГАП (Саратов, ноябрь 2010), на двух ежегодных конференциях по итогам научно-исследовательской работы профессорско-преподавательского состава СГСЭУ (Саратов, апрель 2011, апрель 2012); были отражены в шести научных публикациях. Диссертация обсуждена на заседании кафедры философии и политологии Саратовского государственного социально-экономического университета и рекомендована к защите.

Структура работы соответствует поставленным задачам и отражает особенности методологии исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, поделенных на параграфы, заключения, списка использованных источников и литературы.

2. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность изучения институционализации стратегий безопасности современной России, определяются степень научной разработанности проблемы, цель, задачи, объект и предмет исследования, методологические основы, источниковая база работы, отмечается ее научная новизна, теоретическая и практическая значимость, обозначаются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Безопасность как предмет политологического анализа» с помощью институционального и системного подхода выявляется социально-политическая природа и сущность национальной безопасности, раскрываются ее форма и содержание, определяется институциональный механизм обеспечения.

Первый параграф «Основные концептуальные подходы к исследованию безопасности политической системы» посвящен анализу различных научных теорий социальной безопасности, современных идей и взглядов на проблему политической безопасности, парадигм национальной безопасности.

Термин «безопасность» в современной науке трактуется весьма неоднозначно. Самое распространенное (можно даже сказать – традиционное) понимание безопасности лежит в ситуационной плоскости: безопасность как отсутствие опасности, защищенность. Но сегодня сложно представить себе такую ситуацию, особенно если речь идет о человеке, социальной системе, рассматриваемой в естественной, повседневной среде, не помещенной в какие-то особые искусственные условия. Поэтому такое представление о безопасности есть некий недостижимый идеал, а реальная безопасность есть понятие относительное, на которое влияют множество факторов. В современных концепциях безопасности к традиционной парадигме защищенности от опасностей прибавляется необходимость построения стратегий борьбы с рисками. Данный научный подход отражает нынешнюю социальную динамику: рост числа социальных рисков в современном обществе и непредсказуемость их возникновения. Кроме того, сверхсложность современных социальных систем не позволяют однозначно выстроить причинно-следственные связи между возникающими угрозами и их негативными последствиями. Особенностью современного анализа безопасности является не только содержательное исследование традиционной дихотомии «безопасность – опасность»; в условиях стремительной трансформации общественной жизни требуется переосмысление традиционных взглядов, и одним из основных направлений этого переосмысления становится построение новых категориальных рядов, связанных с безопасностью, в частности, категориальной дихотомии «безопасность – риск». Это приводит к расширению современного научного дискурса, складывающегося вокруг проблем, связанных с безопасностью. Анализ категориальных рядов обозначает еще одну особенность проблемы безопасности: в центре любой такой ситуации стоят интересы и потребности определенной личности или групп людей. Данные субъекты могут выступать как субъектами, так и объектами безопасности. Это позволяет утверждать, что проблема безопасности всегда имеет человеческое измерение. Именно для человека безопасность выступает не только как одна из базовых потребностей, она содержит в себе также ценностные и социальные аспекты, имеет символическое и стоимостное воплощение. Безопасность как таковая перестает быть неким явлением отсутствия опасных, нежелательных событий, напротив, она становится ценностью, экономическим ресурсом, социально-политическим институтом, формирует общественное сознание и государственную политику, и выступает как мера благополучия общества в целом.

Обеспечение безопасности личности невозможно без построения целостного комплекса мер. Это построение возможно только на надличностном уровне. В результате сложной общественной коммуникации появляется система, которая реализует выработанные политики безопасности для всего общества в целом. Для того, чтобы такие социальные системы появлялись и эффективно функционировали, необходима организация комплексного управления общественными процессами. Следовательно, в этих процессах ключевая роль принадлежит государству – оно является одним из главных субъектов безопасности в современном мире. На государственном уровне процессы обеспечения безопасности граждан закономерно должны быть связаны в единую систему, соблюдающую баланс интересов отдельной личности, общества в целом и государства. Поэтому, очевидно, что процессы обеспечения безопасности, рассматриваемые на государственном уровне, являются предметом анализа политической науки.

Обеспечение национальной безопасности реализуется в рамках трех основных стратегий: прямой защитой от конкретных внешних и внутренних угроз; упреждающей нейтрализацией источников опасности; развитием механизмов самосохранения и саморегулирования непосредственно у самих защищаемых объектов. Однако содержательно данные стратегии детерминируются парадигмой безопасности. На сегодняшний день в социогуманитарном знании различаются две парадигмы безопасности: парадигма защищенности и парадигма самоутверждения. В парадигме защищенности безопасность понимается как отрицание опасностей, следствием чего является собственное самоутверждение. В парадигме самоутверждения безопасность, наоборот, понимается как утверждение себя, а отрицание опасностей имеет вторичный характер и рассматривается в качестве необходимого условия самоутверждения.

Парадигма защищенности основывается на борьбе с угрозами (опасностями), которая составляет суть обеспечения безопасности: «Я нахожусь в безопасности потому, что своевременно обнаруживаю и предотвращаю опасности». Менталитет защищенности приводит к отождествлению безопасности с жизнедеятельностью. Необходимой предпосылкой обеспечения безопасности в рамках данной парадигмы является определение угроз безопасности, на устранение которых и направляется деятельность. Отождествление безопасности с защищенностью сохранилось, получив закрепление в законе «О безопасности». Последовательная реализация идеи защищенности неизбежно порождает потребность в наличии опасностей, которые персонифицируются в образе врага. Парадигма самоутверждения базируется не столько на внешнем отрицании и борьбе с опасностями, сколько на развитии собственных внутренних сил. И потому опасность представляет собой не только то, что отрицает мое существование, но и, прежде всего, то, что угрожает самоутверждению. Необходимой предпосылкой развития (а не обеспечения безопасности) в рамках парадигмы самоутверждения является определение конкретных опасностей (личности, обществу, государству, интересам, ценностям, образу жизни и т. п.), а не угроз безопасности, как в парадигме защищенности. При этом в основе деятельности лежит необходимость не «защищенности» интересов, а их реализации.

В результате получается, что безопасность представляет собой комплексное многомерное понятие. Новая социальная реальность требует расширительной трактовки данного понятия, привлечения новых концепций, теорий и методов для построения общей теории безопасности. Анализ показывает, что выстраивание стратегий безопасности напрямую зависит от характера взаимоотношений между тремя основными ее субъектами: личностью, обществом и государством, и что основные решения в этой сфере находятся в пространстве политического дискурса.

Второй параграф «Институционализация как процесс реализации стратегий безопасности» посвящен исследованию институционального механизма обеспечения национальной безопасности современного государства, выявлению его сущностных особенностей, критериев и характеристик.

Анализ данных социальных практик показывает, что издавна наиболее эффективной общественной практикой минимизации опасностей является институционализация как процесс создания устойчивых форм общественных коммуникаций и распределения общественных ресурсов с целью регуляции общественной жизни. Общественные институты изначально служили несущим каркасом сложных общественных связей, являлись основой общественной жизни людей. Главным в процессе институционализации является открытие и закрепление новых социальных практик. Эти новые социальные практики есть результат совместной деятельности людей по решению возникающих ранее неизвестных проблем, удовлетворению своих индивидуальных и коллективных потребностей. В ходе институционализации происходит ряд важных событий. Во-первых, общество исходя из своих потребностей, прежде всего в безопасности и стабильном развитии, формулирует определенные проблемы, требующих решения. Во-вторых, в ходе поисков этого решения формируются новые формы взаимодействия людей, посредством разработки и внедрения наиболее эффективных социальных практик. В-третьих, происходит нормотворческая деятельность по закреплению положительных результатов, достигнутых в процессе решения социальных проблем в виде юридических норм, норм морали и нравственности, а также в виде определенных стандартов качества жизни. В-четвертых, результатом всего этого становится расширение социальных практик, что в свою очередь ведет к развитию общества в целом. Многие исследователи связывают общественный прогресс с развитием и ростом числа социальных институтов. Институционализация – важнейший процесс, лежащий в основе самоорганизации общественного бытия.

Сложность сегодняшней ситуации в сфере безопасности определяется тем, что современные социальные системы носят сверхсложный характер, базируются на принципах разделения труда и глубокой спецификации. В связи с этим неуклонно растет влияние экспертного сообщества на процессы управления государством, обеспечения его безопасности. Институт экспертизы становится одним из ведущих институтов, влияющих на формирование и развитие социальных практик. Поэтому в современной науке происходит фиксация особой роли людей, профессионально оперирующих знаниями. Это нашло свое отражение в концепциях экспертократии, меритократии, представленных работами Дж. Берхема, З. Бжезински, К. Дж. Гелбрейта, согласно которым проблемы рационального управления обществом будущего могут быть решены посредством формирования профессиональной и творческой управленческой элиты – экспертов. В свете такого подхода возникает проблема соотношения политической власти и экспертных практик. Анализ данной проблемы позволяет сказать, что одной из отличительных особенностей экспертной деятельности является разделение субъекта экспертной деятельности и субъекта, обладающего властными полномочиями. Роль эксперта состоит в разработке норм, правил, идеальных моделей, генерировании идей и идеологий, инструментальном обеспечении и анализе эффективности различного рода решений. Несмотря на это, конечное решение остается всегда за субъектом – носителем власти. Таким образом, эта проблема может быть рассмотрена через призму процесса институционализации экспертизы и экспертной деятельности, которая может пониматься как процесс постепенного сближения власти политической и экспертной деятельности.

Построение современных стратегий безопасности невозможно представить без формирования многочисленных экспертных систем. В свою очередь политика выступает связующим звеном между экспертными системами и реальным обеспечением безопасности общества и государства. Основная проблема здесь состоит в легитимации процесса институционализации. С одной стороны политик легитимизирует деятельность экспертных систем, с другой – обеспечивает эту же самую легитимацию общественного признания новых социальных практик.

Институционализация на сегодняшний момент является основным социальным механизмом построения и функционирования систем национальной безопасности. Формирование институциональной среды обеспечения национальной безопасности является основной стратегией достижения стабильности в любом обществе. Как показал проведенный анализ, институционализация – это сложный и многомерный социальный процесс, в основе которого лежит принцип единства норм, ресурсов и функций. Основным, но не единственным субъектом, способным обеспечить это единство является государство. Эффективность реализации стратегии институционализации также зависит он многих условий, где наибольшее значение имеет уровень социального доверия в обществе, способность политической власти обеспечить легитимацию экспертных практик, а также практик нормотворчества.

Во второй главе «Формирование и реализация стратегии национальной безопасности в современной России» рассматривается процесс и технология разработки приоритетных направлений национальной безопасности России, дается комплексная оценка роли институтов государства и гражданского общества в реализации стратегий безопасности.

Первый параграф «Детерминация основных направлений стратегии национальной безопасности в современных российских условиях» посвящен  анализу факторов, обуславливающих появление конкретных стратегий и направлений обеспечения национальной безопасности России.

Каждая стратегия безопасности возникает как ответная реакция на появление определенного вида угроз национальным интересам государства. Всю совокупность угроз политической системы России целесообразно поделить на два вида. Первый вид детерминируется общемировыми тенденциями и глобальными вызовами. Второй вид угроз – внутрироссийскими процессами общественного развития. К общемировым тенденциям относятся: увеличение уровня экономического разрыва между промышленно развитыми и развивающимися странами, резкое увеличение численности населения планеты, глобализация всех сфер общественной жизни (и, прежде всего, социально-экономических отношений), увеличение разрыва между спросом и предложением энергоресурсов вследствие несоответствия масштабов и темпов роста мировой экономики естественным возможностям и ресурсам Земли, непрерывное ухудшение экологической обстановки, глобальная информатизация – формирование единого мирового информационного пространства, возврат к активному применению военной силы при решении внешнеполитических задач, рост международного терроризма, траснационализация организованной преступности, рост масштаба международной миграции населения, в том числе нелегальной, обострение межконфессиональных, межэтнических и межкультурных противоречий. Эти общемировые тенденции напрямую влияют на динамику общественного развития Российской Федерации. К числу основных внутрироссийских тенденций, присущих исключительно нашей стране и тоже обуславливающих угрозы национальной безопасности, относятся: сокращение численности коренного населения, усиливающийся духовный кризис российского общества, увеличивающееся социальное расслоение населения.

Формирование стратегии безопасности – объективный и одновременно субъективный процесс. Конкретная угроза национальным интересам России может реально существовать, но если власть ее не замечает или игнорирует, стратегия по защите от этой угрозы не разрабатывается. Анализ пятнадцати ключевых доктринальных документов, в том числе Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, Доктрины информационной безопасности, Доктрины продовольственной безопасности, Военной доктрины, Концепции противодействия терроризму, показал, что руководство страны наибольшую опасность устойчивому развитию России видит в ослаблении демократии, росте бедности среди населения, снижении уровня научно-технического потенциала страны и темпов ее экономического роста, ухудшении экологической обстановки, понижении международного статуса государства и, следовательно, концентрирует свои усилия по формированию соответствующих стратегий безопасности.

Поскольку реализация каждой стратегии безопасности связана с целенаправленным бюджетным финансированием субъектов безопасности (министерств, ведомств, федеральных и региональных служб), в принятии той или иной стратегии (концепции, доктрины) безопасности всегда заинтересован определенный круг лиц. Это обуславливает возникновение такого явления как лоббирование корпоративных интересов в процессе формирования стратегий безопасности. Вполне естественной является ситуация, когда представители военно-промышленного комплекса и министерства обороны лоббируют принятие Военной доктрины Российской Федерации, представители МВД и ФСФ – принятие Концепции противодействия терроризму. Однако очень часто заинтересованность в принятие доктринальных документов наблюдается и у представителей российского бизнес-сообщества. Крупные российские компании, чаще всего – промышленно-финансовые группы, имеют свой финансовый интерес в создании и последующей реализации стратегии безопасности, особенно в положениях, касающихся экологической, информационной, общественной безопасности, сохранения нынешнего политико-правового режима предпринимательской деятельности. Для бизнес-структур существует два основных варианта включения своих интересов в разрабатываемые стратегии безопасности: через создание своего лобби в институтах власти и через посредничество общественных структур.

Второй параграф «Особенности функционирования системы национальной безопасности российского государства: институциональный аспект» посвящен изучению институтов государства и гражданского общества, их взаимодействия в процессе функционирования системы национальной безопасности России.

В рамках институционального подхода целесообразно выделить в сложившейся на сегодняшний день в Российской Федерации структуре национальной безопасности две основные подсистемы: государственную и общественную. Каждая из этих подсистем будет представлять совокупность институтов (в первом случае – государственных, во втором случае – гражданских), и связей между ними. Поскольку в эффективном обеспечении национальной безопасности заинтересованы и бизнес-структуры, их тоже необходимо рассматривать как элементы общественной подсистемы. Основными элементами государственной подсистемы национальной безопасности являются: Президент (совместно с президентской администрацией), Федеральное Собрание, Правительство Российской Федерации, Совет Безопасности, федеральные органы исполнительной власти, межведомственные и государственные комиссии, создаваемые Президентом и Правительством Российской Федерации, органы исполнительной власти субъектов Федерации, органы местного самоуправления (органы местного самоуправления обладают определенным дуализмом: при определенных условиях они выступают как низший уровень иерархии государственной власти, при других условиях – как институт гражданского общества) и органы судебной власти. Общественная подсистема национальной безопасности России представляет собой совокупность общественных объединений и отдельных граждан, принимающих в соответствии с законодательством Российской Федерации участие в решении задач обеспечения национальной безопасности Российской Федерации. Но при этом роль общественных организаций в данной сфере деятельности сильноизменчива и зависит от внешних условий, в частности от политического режима.

Взаимодействие государственных и общественных институтов в процессе обеспечения национальной безопасности России является весьма сложным, многофакторным, порою – противоречивым, что отражает исторически сложившийся за последние два десятилетия дисбаланс в системе «власть – общество». Здесь свою роль играет и неразвитость в нашей стране гражданского общества, уклон российского демократического режима в сторону авторитаризма,  наличие огромного количества социальных и социально-экономических проблем, на решение которых направлена, в первую очередь, деятельность общественных организаций. Однако государственный механизм обеспечения национальной безопасности от разного вида внутренних и внешних угроз изначально обладает значительными преимуществами перед общественным механизмом – как минимум, властным и финансовым ресурсом.

В третьем параграфе «Развитие институтов гражданского общества как фактор укрепления национальной безопасности России» раскрываются потенциальные возможности гражданского общества по улучшению состояния защищенности российской политической системы от внутренних и внешних угроз, выявляются приоритетные направления институционального развития гражданского общества.

Развитие институтов гражданского общества является главным признаком устойчивости развития демократического режима. Современное гражданское общество в России уже более двадцати лет находится в состоянии своего становления, формирования. На сегодняшний день оно еще весьма слабо институционализированно, взаимодействия между его социальными субъектами устанавливаются по договоренности. Такая неразвитость институциональной среды гражданского общества является существенным фактором, влияющим на качество и эффективность реализации политики безопасности. Гражданское общество является ключевым актором в системе общественного диалога, в процедурах нормотворчества и контроля деятельности органов государственной власти. Однако в современной России конструктивное взаимодействие органов власти и общественных организаций носит противоречивый характер. Совпадение целей и интересов государственных ведомств и негосударственных некоммерческих организаций в области национальной безопасности вовсе не гарантирует автоматическое объединение усилий по ее обеспечению. Преодоление этого барьера лежит в двух плоскостях: во-первых, в организации (самоорганизации) института общественной (независимой от государства) экспертизы, который бы позволил учитывать интересы граждан различных социальных слоев и их многообразных объединений, интересы отечественного бизнеса в процессе реализации стратегии национальной безопасности России; во-вторых, в формирование независимых общественных СМИ, способных играть ключевую роль в противодействии таким видам угроз национальной безопасности России, как, например, коррупция.

В современной российской практике развитие гражданского общества вполне обоснованно может рассматриваться как фактор укрепления национальной безопасности России за счет наличия больших потенциальных возможностей у институтов гражданского общества консолидировать интересы широких социальных слоев в сфере личной, общественной, экономической, информационной, экологической и др. безопасности и добиваться их учета во внутренней и внешней политики государства. Но на сегодняшний день этот потенциал практически не реализуется в связи с чрезмерным доминированием органов государственного управления в системе национальной безопасности России. В зависимости от того, какие темпы институционализации гражданского общества будут наблюдаться во втором десятилетии XXI века, напрямую зависит успех (или неудача) реализации Стратегии национальной безопасности Российской Федерации.

В заключении подводятся основные итоги исследования, делается вывод, что институционализация стратегий безопасности современной России носит фрагментарный характер. Это приводит систему национальной безопасности в неравновесное положение, в котором она неспособна адекватно реагировать на вызовы современного мира. Для исправления этой ситуацию необходимы срочные меры, среди которых: содействие со стороны государства созданию и развитию общественных организаций, вносящих своей деятельностью реальный вклад в реализацию принятой в 2009 году Стратегии национальной безопасности России; формирование единой структуры взаимодействия в форме социального партнерства органов государственной власти, местного самоуправления, политических партий, общественных объединений для совместного участия в процессе разработки стратегий безопасности России; упорядочение и нормирование взаимодействия граждан с органами государственной власти посредством информационно-коммуникационных технологий и др.

 

 

 

Основные результаты диссертационного исследования отражены в следующих публикациях:

Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК

  • Недашковский А.А. Развитие институтов гражданского общества как фактор укрепления безопасности в России // Власть. 2012 № 5. - 0,5 п.л.
  • Недашковский А.А. Особенности формирования стратегий безопасности России в современных условиях // Вестник Саратовского государственного социально-экономического университета. 2012. № 2. - 0,5 п.л.

 

Брошюры и публикации в других научных изданиях

  • Недашковский А.А. Безопасность как предмет политологического анализа. Саратов: СГСЭУ, 2011. – 3 п.л.
  • Недашковский А.А. Влияние бизнес-сообщества на формирование стратегий безопасности в Российской Федерации // Традиции и новации времени: Актуальные проблемы современного общества: Сборник научных трудов. Саратов: СГСЭУ, 2012. Вып.20. - 0,3 п.л.;
  • Недашковский А.А.Детерминация основных направлений стратегии национальной безопасности // Социально-политические проблемы российского общества. Саратов: СГСЭУ, 2012. – 0,5 п.л.
  • Недашковский А.А., Каштанов С.А. Институт общественной экспертизы как субъект обеспечения национальной безопасности России // Традиции и новации времени: Актуальные проблемы современного общества: Сборник научных трудов. Саратов: СГСЭУ, 2012. Вып.20. -0,45 п.л.

Недашковский Аркадий Анатольевич

 

 

ПОЛИТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИИ СТРАТЕГИЙ БЕЗОПАСНОСТИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

 

Специальность - 23.00.02

«Политические институты, процессы и технологии»

 

Автореферат

диссертация на соискание ученой степени

кандидата политических наук

 

 

 

 

________________________________________________________________________________

Подписано в печать 15.05.2012 г.             Формат 60х 1/16

Бумага типогр. № 1                                     Гарнитура «Times»

Печать офсетная                                          Уч. издат. л. 1,5

Заказ №                                                         Тираж 100 экз.

410003.Саратов, Радищева, 89. Издательский центр СГСЭУ.

Цит. по: Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 // Российская газета. 19 мая 2009 г.

Митрохин В.И. Сущность и категориальный аппарат современной концепции национальной безопасности. М., 1999; Возжеников А.В., Глебов И.Н., Золотарев В.А. Основные концептуальные положения национальной безопасности России в XXI веке. М., 2000; Лиханова И.В. Дестабилизирующие факторы политического процесса и национальная безопасность: современный теоретический дискурс // Вестник МГУ. Сер.12. Политические науки. 2004. № 2.

Возжеников А.В. Национальная безопасность России: методология комплексного исследования и политика обеспечения. М., 2002; Дзлиев М.И., Романович А.Л., Урсул А.Д. Проблемы безопасности: теоретико-методологические аспекты. М., 2001.

Глебов И.Н. Право национальной безопасности. М., 1998; Калинина В.Ф. Гарантии государственной целостности Российской Федерации: политические и правовые механизмы // Социально-гуманитарное знания. 2004. № 1. С. 49 - 63.

Проскурин С.А. Национальная безопасность страны: сущность, структура, пути укрепления. М., 1991; Петров В.П. Система обеспечения национальной безопасности России: Проблемы формирования и совершенствования. Философско-политологический анализ. Дис. ... канд. филос. наук. М., 1997.

Барабин В.В. Военно-политическая деятельность государства в системе национальной безопасности. М., 1997; Быков О.Н. Национальная безопасность России: Геополитические аспекты. М., 1997; Цыгичко В.Н. Будущее России в контексте геополитических концепций 21-го века. М., 1997; Ловцов Д. О военно-экономической безопасности России // Обозреватель. 2000, № 4 (123). С. 44 - 48.

Перепелкин Л.С. Этнокультурная безопасность России: общественные вызовы и государственная политика // Общественные науки и современность. 2003. № 3. С. 107-121.; Идрисов Умар-хазрат. Ислам и проблемы безопасности постсоветской России // Профи. 2000. № 2. С.14 - 16.

Васильев А.И. Национальная и техногенная безопасность России: Проблемы взаимосвязи. М., 1998.

Бондарев В.В. Динамика социально-политической безопасности региона как социальная проблема : Опыт социолого-статистического исследования в регионах Сибири в 1991-1996 годах. Дис. ... канд. социол. наук. Красноярск, 1997; Малышева Д. Проблемы безопасности юга России: региональный и глобальный аспекты // Мировая экономика и международные отношения. 2001.  № 2. С. 30-39; Хвощев В.Е. Изменяющаяся Россия: проблемы безопасности и пограничной политики // Полис. 2002.  № 6.  С. 181-183.

Арбатов А. Национальная безопасность России в многополярном мире // Мировая экономика и международные отношения.  2000.  № 10. С. 21-29; Биндюков Н. Глобализация и проблемы национальной безопасности России // Диалог.  2002.  № 7. С. 13-18; Шаклеина Т.А Внешняя политика и безопасность современной России (1991-2002).  М., 2002.

См.: Lasswell H.D., Kaplan A. Power and society: A framework for political inquiry. – New Haven, Conn.: Yale University Press, 1950. – P.47; Parsons T. Structure and process in modern societies. – Glencoe, Ill., 1960. – P.177; Polsby N. The institutionalization of the U.S. House of Representatives // American Political Science Review. 1968. Vol. 62. P.144-168.

См.: Хантингтон С. Политический порядок в меняющихся обществах. М.: Прогресс-Традиция, 2004. С. 32.

Ostrom E. Governing the Commons. Cambridge: Cambridge University Press, 1990; Offe C. Designing institutions in East European transitions // Goodin R.E. (ed.) The theory of institutional design. Cambridge: Cambridge University Press, 1996; Sweet A.S., Sandholtz W., Fligstein N. The institutionalization of Europe. Oxford and N.Y.: Oxford University Press, 2001; Randall V., Svasand L. Party institutionalization in new democracies // Party Politics. 2002. Vol.8. No.1. P.10; Judge D. Legislative Institutionalization: A Bent Analytical Arrow? // Government and Opposition. 2003. Vol. 38. No. 4. P.497; Быченков В.М. Институты. Сверхколлективные образования и безличные формы социальной субъектности. М., 1996; Ротстайн Б. Политические институты: общие проблемы // Политическая наука: новые направления. Научный редактор Е.Б.Шестопал. М.: Вече, 1999.; Кирдина С.Г. Институциональные матрицы и развитие России. М.: ТЕИС, 2000; Меркель В., Круассан А. Формальные и неформальные институты в дефектных демократиях (II) // Полис. 2002 № 2 (67); Фарукшин М.Х. Политические институты демократического общества // Перспективы развития современного общества: Материалы Всероссийской научной конференции (13-14 декабря 2002 г.). Часть I. Казань: Изд-во Казан. гос. техн. ун-та, 2003. – С. 132;

Almond G., Powell G. Comparativ Politics: A Developmental Approach. Boston, 1966.

Duverge M. Polities and Pressure Groups. N.Y., 1984.

Зудин А. Государство и ведущие бизнес-структуры: поиски модели взаимоотношений // Финансово-промышленные группы и конгломераты в экономике и политике России. М., 1997; Зудин А. Неокорпоративизм в России? // Pro et Contra. 2001. № 4; Кордонский С. Рынки власти: Административные рынки СССР и России. М., 2000; Мухин А.А. Бизнес-элита и государственная власть: кто владеет Россией на рубеже веков? М.,2001; Мухин А.А. Новые правила игры для большого бизнеса, продиктованные логикой правления В.В.Путина. М., 2002; Мухин А.А. «Особая папка» Владимира Путина. М., 2004.

Лагутин О.В. Влияние промышленных корпораций на принятие государственных решений. Автореф. дисс. …кан. полит. наук. Санкт-Петербург, 2003; Передерий Ю.Ю. Влияние бизнес-субъектов на принятие политических решений: сравнительный анализ общероссийского и регионального уровней. Дисс. … кан. полит. наук. Краснодар, 2006.

Романова А.А. Лоббизм в политической системе России: структурно-функциональный анализ. Дисс. … кан. полит. наук. Нижний Новгород, 2003; Лихой А.В. Лоббизм как феномен политической жизни современного российского общества. Дисс. … кан. полит. наук. М., 2003.

Барковский Д.А. Общество и власть: механизмы взаимодействия. М., 2002; Фомин О.Н. Политические механизмы регулирования общественных отношений. Дис. … докт. полит. наук. Саратов, 2002; Галкин А.А. Государство и общество в условиях глобализации: взгляд слева. М., 2003; Коновченко С.В. Социально-политическая эволюция взаимоотношений общества и власти в России: коммуникативный аспект. Автореф дисс… д.п.н. М, 2004; Абакумов С.А. Гражданское общество и власть: противники или партнеры? М., 2005; Багаева И.В. Политическая власть и гражданское общество в системе властных отношений современной России. Автореф. дис. … канд. полит. наук. Казань, 2005; Архипова М.А. Общество и власть: пути взаимодействия. СПб., 2005; Сладкова О.Б. Мониторинг в социокультурном диалоге «власть-общество». М., 2005; Матвеев М.Н. Власть и общество в системе местного самоуправления России в 1993 – 2003 гг. Самара, 2006; Буров А.Н. Власть и общество: успешность деятельности властных структур в глазах жителей региона. Волгоград, 2006; Виноградов В.Д. Общество и власть: проблемы взаимодействия. СПб., 2006; Зотова З.М. Власть и общество: проблемы взаимодействия. М., 2007.

Гельман В.Я. Региональная власть в современной России: институты, режимы и практики // Полис. 1998. №1; Дегтярев А.А. Политическая власть как регулятивный механизм социального общения // Полис. 1996. №3; Ильин М.В., Мельвиль А.Ю. Власть // Полис. 1997. №6; Россия регионов: трансформация политических режимов / Общая редакция: В.Гельман, С.Рыженков, М.Бри. М.: Весь мир, 2000; Андреев Д.А., Бордюгов Г.А. Пространство российской власти: в поисках оптимальной формулы // Свободная мысль – XXI. 2004. № 3. С. 13 – 32.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.