WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Военная цензура периодических изданий в Российской империи в XIX - начале ХХ веков

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

БОНДАРЬ Виталий Олегович

 

 

ВОЕННАЯ ЦЕНЗУРА ПЕРИОДИЧЕСКИХ ИЗДАНИЙ В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В XIX – НАЧАЛЕ XX ВЕКОВ

 

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Владикавказ - 2012

Работа выполнена в ФГБОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет имени К.Л.Хетагурова», на кафедре теории и методологии социальной работы.

Научный руководитель:                      доктор исторических наук, профессор,

член-кор. РАО, Президент ФБГОУ ВПО

«Северо-Осетинский государственный

университет имени К.Л. Хетагурова»

 Магометов Ахурбек Алиханович.

Официальные оппоненты:                  доктор исторических наук, профессор

заместитель директора ФГБУН Северо-

Осетинский институт гуманитарных и

социальных исследований им. В.И.Абаева

ВНЦ РАН и Правительства РСО-Алания

  Айларова Светлана Ахсарбековна,

  доктор исторических наук, профессор

кафедры политологии, социологии и

теологии ФГБОУ ВПО «Пятигорский

государственный лингвистический

университет»

  Абулова Елена Арменаковна.

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Северо-Кавказская государственная

гуманитарно-технологическая академия» (г.Черкесск).

Защита диссертации состоится 3 июля 2012 года в 15.00 часов на заседании диссертационного совета по защите  докторских и кандидатских диссертаций Д 212.248.01 при ФГБОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет имени К.Л.Хетагурова» по специальности 07.00.02. – Отечественная история, по адресу: 362025, г. Владикавказ, ул.Ватутина, 46, зал заседаний диссертационного совета.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке ФГБОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет имени К.Л.Хетагурова».

Электронная версия автореферата размещена на официальном сайте ВАК Минобрнауки РФ «31»  мая  2012 г. Режим доступа: http://vak.ed.gov.ru.

Автореферат разослан 31 мая 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат исторических наук,

профессор                                                                      С.Р. Чеджемов 


I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Проблема влияния государства на деятельность средств массовой информации известна с давних времен. Необходимость исследования данной проблемы в русле отечественной истории объясняется потребностями дальнейшего развития научной концепции регулирования отношений прессы с властью, углубления научных знаний по проблемам свободы слова. В силу специфики цензурной деятельности, сегодня она стоит в ряду наиболее важных и актуальных проблем истории России. Ее актуальность обусловлена также тем обстоятельством, что вступление человечества в XXI век сопровождается созданием глобального мирового коммуникационного пространства и формированием нового мировоззрения людей, на которое активно влияют различные потоки информации, в том числе распространяемые прессой.

Истоки российской цензуры обнаруживаются еще в историко-правовых актах средневекового периода, а в качестве института государственного контроля над печатным словом она появилась в конце XVIII столетия. В дальнейшем деятельность цензурных органов и вошедших в историю цензоров была зеркальным отражением установившейся в стране государственного правления и общественного сознания.. Существовавшая долгие годы царская цензура имела свои юридические и правовые основы, нашедшие отражение в уставах о печати и цензуре. Российская военная цензура использовала весь арсенал своих возможностей и технологий и имела всеобъемлющий характер, несмотря на то, что ее деятельность фактически ограничивалась периодами войн и военных конфликтов. Тем не менее она являлась важнейшей частью политической системы самодержавной России, представляла собой более широкое понятие, чем цензура как таковая и ее традиционные разновидности.

Анализ структуры, содержания и механизмов российской военной цензуры при самодержавной власти позволяет выйти на качественно новый уровень знаний об истории государства в данный период, его идеологических и военно-политических институтах, направлениях реализации внутриполитических целей через воздействие на различные сферы жизни общества. Без систематизированных знаний о механизмах функционирования военной цензуры сегодня нельзя адекватно представить общие закономерности и особенности исторического развития российского общества в XIX – начале XX века. Поэтому изучение истории военной цензуры как системы, реализующей в совокупности идеологические принципы и нормы, на наш взгляд так необходимо для воссоздания неидеологизированной отечественной истории.

Степень научной разработанности проблемы. Проблема становления и развития военной цензуры в центре и на местах представлена в отечественной историографии недостаточно широко. Вопросы, связанные с этой проблемой, освещались чаще всего в контексте исследования роли и значения прессы на различных этапах государственного развития. В этой связи для удобства анализа и с учетом хронологических рамок исследования всю литературу целесообразно разбить на три периода: дореволюционный, советский и российский. Внутри каждого периода  мы выделяем наиболее характерные направления научного осмысления проблемы, которые охватывают следующие вопросы: общие принципы организации и функционирования военно-цензурных установлений; общегосударственные и региональные аспекты их развития; правовые, политические, экономические и социальные основы деятельности; сферы распространения влияния; построение отношений с центральной и местной государственной властью; ведомственная принадлежность; эволюция полномочий и кадровая политика.

Работы исследователей первого периода отличались объективностью и вполне реально отражали состояние проблемы. Вероятно, сказывалось то, что политика в этом направлении в то время имела конкретные очертания и соответствовала целям самодержавия. Несмотря на это, оценки проблемы исследования современниками рассматриваемого периода зачастую резко диссонировали с официальной позицией, нередко основывались на поиске причин и на выделении особенностей перехода к новым формам отношений между властью и обществом. К ним относятся не только те авторы, которые писали о значении печати, но и те, кто обобщал свои впечатления о событиях военного времени, непосредственно участвовал в формировании тематической направленности газет и журналов того времени, сталкиваясь при этом с цензурными ограничениями. Это: П. Алабин, Я.П. Бакланов, Н.В. Берг, А.А. Вязмитинов, П.А. Гейсман и другие. Следует отметить также работы С. Герцельмана, И. Гурьянова, Н. Клачкова, С.С. Урусова, которые акцентируют внимание на патриотизме русских воинов и на их духовно-нравственных ценностях, что не запрещалось цензурой. О трудностях работы газет и журналов в условиях постоянного контроля рассказывают в своих работах П.П. Пезаровиус и В.Ф. Тимм, а «Военный сборник» периодически размещал статьи с обзором основных разрешенных публикаций в «Русском инвалиде» и других изданиях. Если названные выше авторы рассматривали цензуру в контексте общих проблем печати, то такие исследователи, как В. Биншток, А.А. Головачев, П.П. Каратыгин, А.И. Рыжов, А.М. Скабичевский, П.С. Усов, обратились к ее истории, законодательным аспектам, направлениям цензурной реформы.

В начале ХХ века деятельности прессы много внимания уделили: В.С. Аксакова, К. Лукашевич, В.В. Назаревский, В.И. Немирович-Данченко, Л.А. Ухтомский. Они писали свои работы с учетом личного опыта сотрудничества с органами военной цензуры. Интересующую нас тему не обходили вниманием и те исследователи, которые рассматривали вклад отдельных личностей в реформирование русской армии. К ним относятся: А.К. Байов, Ф. Балагур, М.М. Бородкин, Ф.В. Бутков и другие. В этом смысле более конкретный характер носили работы К.К. Арсеньева,  Б.М. Городецкого и В. Новоселова.

Наибольший интерес представляют труды о свободе слова в России, истории развития цензуры, сравнительных характеристиках цензурной политики в различные исторические периоды. Эти темы осветили в своих работах А.Д. Градовский, М.А. Громов, В.Г. Опацкий, В.А. Розенберг, В.Е. Якушкин, Н.А. Энгельгардт и другие. В это же время Г.А. Джаншиев, М.К. Лемке рассмотрели направления и результаты цензурных реформ, не забыв при этом первый русский устав о цензуре 1804 года, а Н.Я. Новомбергский сравнил деятельность цензуры в России и других европейских государствах. С.В. Рождественский и В.Е. Рудаков оценили вклад в развитие цензуры Министерства народного просвещения.

В первые советские годы большевикам также понадобился институт цензуры для защиты информации о военных и государственных преобразованиях, а также для пресечения буржуазной пропаганды. К разработке такой программы были привлечены профессиональные мастера печатного слова, которые должны были обобщить имевшийся отечественный и зарубежный опыт. Появились аналитические обобщенные исследования проблемы, к которым относятся работы Н. Потапова, Ф. Блументаля, И. Волоцкого, В. Зудина, Н. Кудрина, Д. Митяева. Другие авторы занялись разработкой более конкретных вопросов развития цензуры и пропаганды, преимущественно в военных условиях. В этих работах содержались практические рекомендации журналистам и политработникам. Однако эти труды были основаны только на материалах  Первой мировой и гражданской войн. Опыт второй половины XIX века востребован не был.

В 1940-1950-е годы интересующая нас тема в разной степени была представлена в обобщающих трудах о Крымской войне, авторами которых являются И.В. Бестужев, К. Бушуев, Л. Горев, Е.В. Тарле. Кроме того, роль печати непременно освещалась при анализе военных реформ, развитии отечественной военной мысли, истории военного искусства, взглядов на эти вопросы видных военных деятелей. Эти направления заинтересовали Л.Г. Бескровного, Г.П. Мещерякова, О. Михайлова, М. Осипову, Е.А. Разина. Ю.М. Власов, С. Гершберг, С.М. Голяков уделили внимание скрытым возможностям периодических изданий, однако их работы основаны на материалах советского периода. Тем не менее необходимо отметить, что в 1980-е годы стали больше учитываться психологические, моральные и другие аспекты проблемы. В данном отношении интерес представляют издания таких авторов, как В.Д. Николаев и Д.А. Волкогонов.

Непосредственно цензуре, истории ее развития в условиях самодержавия посвятили свои работы такие авторы советского периода, как А.П. Афанасьев, Б.П. Балуев, М.А. Бенина, Л.М. Добровольский, В.Г. Чернуха и другие, однако военной цензуре в них не было уделено должного внимания. Проблема исследовалась в основном с классовых позиций, а в качестве объектов цензурного воздействия рассматривались издания и публикации политического характера. В этом отношении характерными являются труды А.Ф. Бережного, О.Д. Голубевой, И.В. Оржеховского.

С началом третьего периода наблюдается эволюция более сбалансированного взгляда ученых на проблему, отказ от стереотипов и желание освободиться от стандартных выводов. Отличительной чертой этого периода является стремление каждого автора представить критический анализ пути, пройденного российскими печатными органами с момента их создания и до завершения исследуемого периода. В этом смысле интерес представляют работы Б.С. Горбатовского и А.Ф. Бережного. Отчасти проблема цензуры нашла отражение в работах по истории печати Г. Буасье, М. Шедлинга, В. Лазурского и других. Г.Ф. Вороненкова, С.Н. Гриняев, Г.Г. Почепцов, Н.Л. Волконский интересующие нас вопросы представили с учетом более глобальной проблемы – информационных и интеллектуальных войн между Западом и Востоком. Технологии информационного противостояния посвящены также труды И.Н. Панарина и Л. Панариной.

Современные исследователи вновь обращают свои взоры в эпоху Крымской войны и послевоенных реформ, пытаясь выявить традиционные для России подходы к военным преобразованиям. При этом они непременно заостряют внимание на истоках духовно-нравственной силы русского воинства, которая формировалась под влиянием печати. Научным осмыслением этих аспектов отечественной истории занимались: А.Ю. Смирнов, Н.Н. Смолин, А.И. Шепарнева, В.А. Золотарева, Л.Ю. Гусман, В. Егоров, В. Кириллов и другие.

В этом контексте необходимо выделить авторов, которые в различных ракурсах обратились к истории отечественной цензуры, ее учреждениям, дали характеристику цензурному режиму при самодержавии и составили поименный список русских цензоров. К ним относятся С.И. Григорьев, Н.А. Гринченко, Н.Г. Патрушева, Л.М. Макушин, А.В. Мезьер, М.Т. Чолдин.

Большой вклад в научное осмысление проблемы развития цензуры в России в  XIX – начале XX века внесла Н.Г. Патрушева. Ее интерес охватывает отдельные этапы эволюции и реформирования не только центральных, но и региональных цензурных учреждений, в частности на Кавказе. Детально проследил историю развития цензуры в России XVIII-XX веков Г.В. Жирков. Однако и в работах этих авторов военная цензура представлена лишь как часть общероссийской цензурной практики. В этом отношении выгодно отличаются работы А.И. Сапожникова, П.К. Соловьева и В.И. Тимофеева, которые заострили внимание на проблематике военной цензуры, но сделали это только на уровне отдельных публикаций. Они осветили конкретные исторические фрагменты, не углубляясь в изучение тенденций и направлений развития государственного контроля над публикациями военного характера.

Определенную пользу в процессе работы над темой принесло знакомство с диссертационными исследованиями, защищенными в разные годы по аналогичной и схожей тематике.

Анализ историографии показал, что уровень научной разработанности проблемы развития военной цензуры в XIX – начале XX века пока еще не соответствует ее важности и актуальности для современного этапа развития российского государства.

Объектом исследования является  внутренняя политика, как ее часть военная цензура в России, состоящая из сложной система взаимодействия различных компонентов общественно-политической системы.

Предмет исследования составили динамические характеристики развития структуры и функций института военной цензуры, нормативно-правовое и кадровое обеспечение его деятельности, практика взаимоотношений с властью и печатью с точки зрения защиты государственных секретов и военной тайны; общие тенденции и региональные особенности эволюции всей системы военно-цензурных органов и отдельных ее элементов в контексте исторических реалий исследуемого периода.

Цель и задачи исследования. Целью данной работы является всестороннее исследование предпосылок, условий и этапов развития, практической деятельности органов военной цензуры во время военных конфликтов и в мирные периоды не только как механизма обеспечения военно-политической безопасности, но и как средства формирования общественного мнения в России в XIX – начале XX века. Для достижения поставленной цели предполагается решение следующих задач:

-    провести анализ историографической литературы для выяснения степени исследования проблемы, выявления нереализованных научных возможностей и повышения информационного обеспечения данной работы;

-    проследить процесс создания и развития военной цензуры в России в различных общественно-политических условиях выделенного периода, представить характеристику ее основным структурным элементам и формам реализации цензурной практики накануне и во время войн и военных конфликтов;

-    теоретически обосновать общественно-политическую направленность процесса развития военной цензуры в периоды наивысшей социальной напряженности, выделить его специфические особенности в России;

-    оценить правовую базу, которая регламентировала развитие военной цензуры в России с точки зрения ее соответствия политическим целям самодержавия и традициям взаимоотношений власти и общества;

-    проанализировать эволюцию института военной цензуры в условиях военной реформы второй половины XIX века, а также в общей структуре государственного контроля над внутриполитическими процессами;

-    рассмотреть в комплексе принимавшиеся меры по организации цензурного контроля над публикациями военного характера в начале ХХ века и в годы Первой мировой войны. В этом контексте попытаться выяснить причины, в силу которых в России достаточно сложно шел процесс разработки нормативно-правовой основы военной цензуры, а военное ведомство не всегда проявляло заинтересованность в совершенствовании контроля над прессой. 

Хронологические рамки исследования установлены с учетом интенсивности развития военной цензуры в России в пределах выделенного периода ХIХ – начале ХХ веков. Выбор нижней временной границы связан с указом императора Александра I в 1804 году, которым был введен в действие первый в России «Устав о цензуре», а также образованием три года спустя Комитета общей безопасности с полномочиями цензуры военных изданий. Институт российской военной цензуры был ликвидирован большевиками после Октябрьской революции 1917 года, что послужило основанием для определения верхних хронологических рамок исследования. С целью отражения предпосылок возникновения военной цензуры в работе допускаются выходы за пределы установленных хронологических рамок.

Территориальные рамки исследования охватывают европейскую часть Российской империи, а также ее южные и юго-западные регионы, в которых действовали военно-цензурные установления во время войн и военных конфликтов в XIX – начале XX веков.

Теоретико-методологическая основа исследования. Теоретической основой исследования является модель ретроспективного анализа исторических событий, которая дала возможность проследить не только развитие института военной цензуры в России в выделенный период, но и эволюцию ее социально-политической составляющей, которая определила логику построения структуры диссертации.

Методологическую основу исследования составили основные принципы исторического познания: историзм, объективность и системность, способствовавшие созданию целостного представления о проблеме взаимоотношений между властью и обществом через призму цензурной политики самодержавия. Использование методов определялось стремлением к анализу проблемы исследования в конкретно-исторических условиях выделенного периода, расширению возможности применения существующих научных достижений. Достоверный контекст российской истории, в свою очередь, позволил подчеркнуть региональные особенности развития проблемы, акцентировать внимание на взаимоотношениях военно-цензурных инстанций с прессой и конкретными периодическими изданиями.

Источниковую базу исследования составили различные по своему происхождению и содержанию документы и материалы, которые для удобства анализа распределены по группам.

К первой группе источников относятся фонды архивных учреждений, в которых накоплена содержательная информация по проблеме исследования, ее характеристикам и особенностям. Наиболее насыщенными фактическими данными представляются фонды Российского государственного военно-исторического архива (РГВИ): РГВИА. Ф. 35 – Канцелярия начальника Главного штаба.; Ф. 400 – Главный штаб Военного министерства.; Ф. 401 – Особая военно-цензурная комиссия.; Ф. 846 – Коллекция документов Военно-ученого архива (1797-1925 гг.).; Ф. 14719 – Главный штаб Кавказской армии. 1806-1877 гг.

В Российском государственном историческом архиве (РГИА) интерес представляют фонды: Ф. 776 – Главное управление по делам печати Министерства Внутренних дел.; Ф. 734 – Ученый комитет Министерства народного просвещения.; Ф. 772 – Главное управление цензуры.; Ф. 773 – Особенная канцелярия Министра народного просвещения.; Ф. 774 – Совет Министра внутренних дел по делам книгопечатания.; Ф. 777 – Петербургский цензурный комитет.; Ф. 780 – Цензурная (Пятая) экспедиция Третьего отделения Собственной Е.И.В. канцелярии.; Ф. 908 – Министр внутренних дел П.А. Валуев.; Ф. 1338 – Петроградское телеграфное агентство. Немало полезной для темы исследования информации содержится также в личном фонде (Ф. 3) семьи Аксаковых Архива истории русской литературы РАН (АИРЛИ РАН), в котором хранятся письма, заметки, статьи и воспоминания за период с 1782 по 1929 год.

Ко второй группе источников отнесены опубликованные источники: сборники документов и материалов, доклады государственных и военных деятелей исследуемого периода, описания архивных дел и т.д. В эту же группу источников включены нормативно-правовые акты и циркуляры по общей и военной цензуре, вышедшие отдельными изданиями и вошедшие в Собрание узаконений и распоряжений правительства.

Третью группу источников составили мемуары, воспоминания и дневники, записки участников рассматриваемых событий, политических деятелей и военачальников исследуемого периода.

Следующая группа источников представлена периодическими изданиями, газетами и журналами рассматриваемого периода, в которых содержалась официальная информация самодержавного правительства и военного ведомства. Кроме того, анализ содержания прессы дал возможность проследить развитие военной тематики, соответствовавшей требованиям цензуры. К таким изданиям относятся:  «Вестник Временного правительства», «Военный зарубежник», «Военный сборник», «Война и мир»,  «Голос», «Журналист», «Запросы жизни», «Исторический вестник», «Новое время», «Пробуждение», «Разведчик» «Русская старина», «Русский инвалид», «Санкт-Петербургские ведомости».

Представленная источниковая база дала возможность реализовать замысел научного осмысления проблемы исследования.

Научная новизна и теоретическая значимость исследования определяется тем, что всесторонне рассмотрена  динамика развития военной цензуры в Российской империи как целостная система защиты государственных секретов в различных социально-политических условиях и в контексте эволюции отношений между властью и печатью в XIX – начале XX веков.

-    в научный оборот введены документальные источники из фондов 772, 773, 774, 776, 908 Российского государственного исторического архива, которые ранее не использовались применительно к теме исследования;

-    впервые представлена периодизация процесса становления и развития военной цензуры;

-    определена структура и практическая деятельность военно-цензурных установлений;

-    представлен анализ нормативно-правового обеспечения деятельности органов военной цензуры на различных этапах ее существования, в том числе в направлении усиления ее роли в контроле над публикациями политического характера;

-    проведено разграничение функций военной цензуры во время войн и в мирный период, связанных с решением задач оборонного характера и участием в реализации особых распоряжений правительства при проведении мобилизационных, военно-строительных и других мероприятий с участием армии;

-    детально изучены вопросы взаимодействия органов военной цензуры с редакциями периодических изданий и военными корреспондентами, находившимися в районах боевых действий, в том числе при решении конкретных военно-политических задач;

С учетом полученных результатов на защиту выносятся следующие положения:

1.      Первый цензурный устав 1804 года считается самым либеральным за все время существования цензурного законодательства в России. На наш взгляд, такая оценка Устава обусловлена тем обстоятельством, что издатели и редакторы периодической печати по своему усмотрению определяли важность и достоверность различных материалов, подготовленных к публикации. Это в полной мере относилось и к статьям по военной тематике.

2.      Существенные изменения в военной цензуре произошли после победы над Наполеоном. В первую очередь, речь идет о введении в составе Военно-ученого комитета Военного министерства должности штатного цензора. К его обязанностям относилось рассмотрение содержания вышедших изданий, сличение переводов с оригиналами, контроль военных материалов и определение их соответствия общим цензурным установлениям в империи. Однако в 1819 году, когда опасность военных конфликтов уменьшилась, должность военного цензора была ликвидирована, а его функции были рассредоточены между различными ведомствами.  

3.      После Крымской войны появление «Военного сборника» существенно оживило дискуссию по военной реформе, однако это был один из немногих журналов, где свободно высказывались мнения различных политических сил и отдельных авторов, поскольку журнал не контролировался органами общей цезуры. Он представлял собой своеобразный рупор гласности в военно-политической сфере. Противники прогрессивных преобразований всячески добивались приведения деятельности журнала в соответствие с общими правилами, они настаивали на соблюдении редакцией цензурных требований, распространявшихся на остальные периодические издания. В конце концов, решением руководства военного ведомства Военно-цензурный комитет был ликвидирован, а военная цензура стала составной частью общей цензуры и перешла в ведение Министерства народного образования.

4.      Контроль над публикациями военного характера в начале 1860-х годов, в том числе в армейских газетах и журналах осуществлялся Министерством внутренних дел. Это не устраивало Военное министерство, поскольку его позиция по проблеме военной реформы существенно отличалась от точки зрения чиновников цензурного аппарата. Это относилось и к тематике публикаций в периодических изданиях. Военные показали заинтересованность в расширении дискуссии о направлениях и способах реформирования войск, МВД, в свою очередь, старалось ограничить круг публично обсуждавшихся вопросов, в результате чего в газетах и журналах сократилось даже число публикаций патриотической ориентации, не говоря уже о размещении политических статей.

5.      Военная цензура во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг. сделала все возможное для защиты информации о действиях русской армии. Совокупная деятельность цензурных органов выявила необходимость создания постоянного военно-цензурного аппарата, который, однако, появился в России только в начале нового века. Во время русско-турецкой войны цензура была относительно независимой в своих действиях, поскольку она относилась к структуре административного управления войсками. Она осуществляла даже карательные функции, обычно не свойственные военной цензуре. Этого нельзя сказать о центральной и местных военно-цензурных комиссиях, которые действовали в рамках установленных правил. 

6.      Несмотря на разветвленную сеть цензурных органов, в России в начале ХХ века было выявлено множество фактов утечки военной информации по легальным каналам. Это было обусловлено отсутствием определенного взгляда на важность сохранения военной тайны, вследствие чего не было последовательности в принимаемых мерах. В рассматриваемый период даже среди высокопоставленных военных чинов, не говоря уже о гражданских чиновниках, не было истинного понимания сущности военной тайны. В этой связи требовалось, прежде всего, определение военной тайны как проблемы государственной важности в законодательстве и судебной практике.

7.      В начале ХХ века в России была полностью пересмотрена практика освещения военных вопросов в прессе и порядок осуществления цензурного контроля над публикациями военного характера, в том числе в мирное время. Это было вызвано как изменившимся характером войны, так и социально-политическими проблемами внутри государства. Цензура стала жестче, она в большей мере ориентировалась на карательные и запретительные меры.

8.      Практическое применение «Временного положения о военной цензуре» в начальный период Первой мировой войны очень скоро выявило целый ряд недостатков этого нормативного акта. Главный из них заключался в том, что Положение не регулировало отношения между военными и гражданскими цензорами, кроме того, имели место разногласия в деятельности местных военно-цензурных комиссий. В близлежащих к театру военных действий районах цензура была строже, в тыловых регионах – она осуществлялась по упрощенной схеме. На основании требований Положения цензура могла запрещать печатать не только военные статьи, но и материалы политического характера. Министр внутренних дел получил право давать указания военному командованию о запрещении публикации в периодических изданиях политически вредных статей и материалов.

9.      Военная цензура в годы Первой мировой войны получила дальнейшее развитие, но так и не была доведена до совершенства. На наш взгляд, основная причины заключалась в том, что ее работа регламентировалась узковедомственными интересами, а не четко разработанной государственной политикой. Другая причина состоит в том, что военная цензура использовалась главным образом как временная мера по сохранению секретов в периоды вооруженных конфликтов. В мирное время требования военной цензуры теряли свою актуальность и переставали действовать.

10.    Командование российской армии исследуемого периода показало свою заинтересованность в цензуре с чисто военной точки зрения, стараясь оградить ее от решения вопросов политического характера, а также от возможностей использования прессы в качестве мощного оружия консолидации общества и его вооруженных сил. Тем самым оно нарушило целостность мобилизующего потенциала средств массовой информации, которые могли одновременно и участвовать в сохранении военной тайны, и способствовать формированию боевого духа войска.

11.    Практика использования военной цензурой запретительных мер отнюдь не способствовала распространению объединительных тенденций в российском обществе. С момента возникновения военная цензура в России, несмотря на наличие законодательной базы, не была структурирована в соответствие с целями, которые перед ней ставились, не было создано единого организующего центра. Контроль над военными публикациями одновременно осуществляли как военно-цензурные комиссии в войсках и округах, так и цензурные установления общего типа на местах. Каждая из названных инстанций по своему усмотрению определяла соответствие публикаций военного характера перечню запрещенных сведений.

Теоретическая и практическая значимость работы состоит в том, что ее фактический материал существенно уточняет и дополняет отечественную историю материалами регионального свойства, введение в научный оборот основных положений, обобщений и выводов диссертации способствуют формированию объективного представления о состоянии и тенденциях развития военной цензуры в исследуемый период, направлениях деятельности центральных и местных военно-цензурных установлений в мирные годы и в условиях войн в XIX – начале XX века, а также о роли и значении военной цензуры для эволюции всей системы национальной безопасности страны. Они могут быть также использованы в научной и научно-педагогической деятельности в виде спецкурсов, в дальнейшей разработке проблем, связанных с деятельностью института военной цензуры и ее составных элементов на государственном и региональном уровне.

Указанные положения соответствуют следующим пунктам Паспорта специальности 07.00.02 – Отечественная история ВАК Минобрнауки РФ: п.4. История взаимоотношений власти и общества, государственных органов и общественных институтов России и регионов; п.15. Исторический опыт российских реформ; п.25. История государственной и общественной идеологии, общественных настроений и общественного мнения.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные положения диссертации обсуждались на заседании кафедры теории и методологии социальной работы Северо-Осетинского государственного университета, докладывались в сообщениях на региональных межвузовских и внутривузовских конференциях. Они нашли отражение в девяти научных публикациях, общим объемом 8,6 п.л.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих в себя шесть параграфов, заключения, примечаний, списка источников и литературы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность темы, определяется степень изученности проблемы, цель и задачи исследования, характеризуются объект и предмет, хронологические и территориальные рамки исследования, раскрываются его теоретико-методологические основы, положения, выносимые на защиту, показывается научная новизна работы, ее теоретическая и практическая значимость.

Первая глава «Исторические предпосылки и условия развития военной цензуры в Российской империи». В первом параграфе «Функциональные особенности деятельности военно-цензурных установлений в России в первой половине XIX века» прослеживается процесс становления военной цензуры в периоды царствования императоров Александра I и Николая I. Здесь же отмечено, что в России цензура появилась как вид контроля над духовными изданиями во времена Ивана Грозного. Петр I лично организовывал печатное производство, он сам редактировал книги светского характера, запрещал и разрешал их печатание. При Екатерине II в России был официально создан институт цензуры, который соединял в себе и духовную, и светскую цензурную деятельность, а профессия цензора получила государственный статус. Павел I завершил организацию цензурного аппарата – создал Цензурный совет. В начале января 1799 года он направил рескрипт генералу Розенбергу, в котором, по сути дела, предлагал организовать военную цензуру, «охраняющую войска от воздействия вредных сочинений и враждебной пропаганды», но завершить это намерение ему не удалось. Александр I создал цензурные комитеты в каждом университете. Высшей цензурной инстанцией в стране стало Главное правление училищ, которое приступило к выработке как университетского, так и цензурного устава. Кроме того, контроль над выпущенными изданиями и самой цензурой осуществляло Третье отделение Министерства внутренних дел. Летом 1804 года Александр I подписал первый «Устав о цензуре». Исследователи единодушно называют его наиболее либеральным за все время существования цензурного законодательства в России.

Что касается государственных тайн, военных секретов, освещения военных действий, подготовки, жизни и быта армии, то в «Уставе о цензуре» 1804 года ничего не говорилось, если не брать во внимание указания на то, что цензура изданий военных учреждений и кадетских корпусов возлагалась на их начальников. Ситуация с военной цензурой в России изменилась после осложнения обстановки на Европейском континенте в связи с агрессивными планами Франции. Сначала Александр I создал особый Комитет по сохранению всеобщего спокойствия и тишины, а в январе 1807 года преобразовал его в Комитет общей безопасности с более широкими, в том числе цензурными полномочиями. В полной мере цензурный режим в России установился в 1811 году, когда была сформирована соответствующая законодательная база. О качестве публикуемых материалов военного характера в периодической печати заботились сами издатели. К концу второго десятилетия XIX века цензурная политика власти привела к усилению всех видов цензуры, в первую очередь, политической и духовной. В Академии наук, которую в 1818 году возглавил граф С.С. Уваров, активно действовало управление цензуры. Свои усилия оно направляло главным образом на журналистику и периодические издания, хотя и другие виды печатной продукции не упускались из виду. После образования Министерства духовных дел и народного просвещения на повестку дня был поставлен вопрос о новом цензурном уставе. В июне 1820 года для разработки такого устава был создан комитет из членов Главного правления училищ. Новый цензурный устав был принят 10 июня 1826 года уже при Николае I, именно он был положен в основу осуществляемой цензурной реформы. Создание Третьего отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии определило меры по ограничению периодической печати и установлению тяжелого цензурного гнета. Вместе с тем новый устав был перегружен такими подробностями, которые не имели прямого отношения к цензуре, загромождали и без того громоздкий текст и вносили путаницу в действия цензоров. Учитывая недочеты предыдущего устава, в 1828 году был создан новый устав. Фактически до 1860-х годов он служил основным руководством для цензурного аппарата страны. Согласно уставу 1828 года, при Генеральном штабе появился Военно-цензурный комитет, к компетенции которого были отнесены вопросы рассмотрения военной литературы и контроль над освещением военных кампаний, жизнедеятельности армии и сохранения военной тайны. 

Во втором параграфе «Цензурная политика самодержавной власти накануне и во время Крымской войны 1853-1855 годов» раскрываются правительственные меры в области военной цензуры, связанные с обострением международной обстановки в первой половине 1850-х годов.  Правительство придавало большое значение распространению с помощью печати материалов патриотической направленности, поэтому рекомендовало частным и государственным издателям уделять этому вопросу должное внимание. Однако не все поступавшие в редакции материалы публиковались в газетах и журналах. Редакторы по своему усмотрению отбирали те из них, которые, по их мнению, не соответствовали сложившейся на тот период обстановке и передавали их для принятия окончательного решения цензорам. На стадии подготовки к военным действиям российская цензура не допускала других точек зрения в печати по Восточному вопросу, кроме официальной позиции власти. Весной 1854 года цензурный комитет предписал всем изданиям не рассуждать по проблемам восточного вопроса и особенно о будущих действиях русского военного флота. На этом основании была запрещена публикация целого ряда статей. За нарушение установленного порядка цензоры подвергались строгому наказанию вплоть до увольнения. Поэтому они весьма осторожно подходили к оценке печатных материалов. Чаще всего все статьи военно-политического характера они отправляли в вышестоящие инстанции. В работе отмечается, что это затягивало рассмотрение черновиков на несколько месяцев, многие данные теряли свою актуальность.

Председатель военно-цензурного комитета генерал-лейтенант Н.В. Медем предложил осуществлять через печать политическое влияние на общественное мнение, для этого разработал специальную инструкцию редакторам, издателям и цензорам. Этот проект был одобрен, но не нашел поддержки в правительственных кругах. Это объясняется тем, что в рассматриваемый период власть в большей мере ориентировалась на запретительные меры. В то же время тематика патриотического характера, распространенная по причине начала восточного конфликта, воспринималась цензорами положительно и, как правило, пропускалась к публикации. Тем не менее цензура запретила размещение военно-политических известий в целом ряде журналов и газет. Специальные статьи по военной тематике, а также заметки теоретического и военно-исторического характера размещались в основном на страницах изданий военного ведомства («Русский инвалид», «Военный журнал», «Артиллерийский журнал», «Инженерные записки»).

Цензоры проводили тщательный анализ рукописей на предмет обнаружения материалов, порочащих самодержавный строй и не соответствующих требованиям военных уставов. Иногда они готовили положительное заключение на публикации в течение нескольких дней, если представленные им материалы принадлежали к категории «относящихся до настоящей войны» и рассказывали о героизме русских солдат.

После окончания Крымской войны редакции российских газет и журналов не испытывали недостатка в материалах. Проблема состояла в том, что практически все рукописи противоречили устоявшимся в стране цензурным правилам. В архивных материалах современники того времени указывали, что на смену «цензурному террору» николаевской эпохи пришла «цензурная анархия», которая отличалась тем, что цензоры в большинстве случаев сами определяли целесообразность публикации той или иной статьи. В развернувшейся общенациональной дискуссии военные надеялись на то, что печать поставит на повестку дня все злободневные вопросы, и будет способствовать ускорению военной реформы. Но для этого необходимо было изменить цензурную политику, дать возможность заинтересованным силам открыто говорить о недостатках и путях их устранения.

В 1857 году был поставлен вопрос о необходимости подготовки нового цензурного устава. Однако разработка его затянулась, так как предлагавшиеся различными комиссиями проекты не удовлетворяли правительство, которое проявляло особую осторожность и медлительность в проведении цензурной реформы. В этой связи к концу первого десятилетия второй половины XIX века практически ничего не изменилось в вопросах освещения главных военно-политических событий. При этом следует отметить значительной увеличение объемов и характера военной информации. Положение улучшилось после появления «Военного сборника», в котором статьи военно-политического характера четко обозначили направленность предстоявших изменений в цензуре.

Вторая глава «Совершенствование форм и видов военной цензуры во второй половине XIX века». В первом параграфе «Изменение подходов к организации цензуры в процессе подготовки и проведения военной реформы 1960-1970-х годов» отмечается, что в начале 1958 года Военно-цензурный комитет был упразднен, в общем цензурном комитете появился военный цензор. Как и прежде, он рассматривал черновые материалы по армейской и военной тематике, после чего представлял их для утверждения руководству. В результате военные издания подвергались двойной цензуре: сначала военной, а затем гражданской. Как следствие, значительно сузился круг обсуждавшихся вопросов по военной реформе. Все слои общества требовали если не отменить, то обуздать цензуру.

Александр II счел опасным для престола вводить либеральный цензурный устав, поэтому ограничился утверждением «Временных правил» о цензуре от 6 апреля 1865 года, действовавших до 1905 года. Но прежде чем появились Правила, военная цензура прошла несколько этапов в своем развитии. Разные инстанции имели собственный взгляд на цели и задачи цензурных изменений. Правительственные сферы имели в виду глобальные преобразования, военное ведомство стремилось, учитывая опыт прошедшей войны, к созданию эффективного механизма контроля информации. Базой для такого органа, естественно, должен был стать Военно-цензурный комитет, просуществовавших более двадцати лет, но так и не получивший юридического статуса. Довольно скоро был поставлен вопрос о создании ведомственного перечня, которым бы точно определялось, какие известия должен рассматривать военный цензор. Военный министр Д.А. Милютин волевым решением изъял из ведения общей цензуры «Артиллерийский журнал», «Инженерные записки», «Военно-медицинский журнал» и «Военный сборник», а «Журнал для чтения воспитанников военно-учебных заведений» был передан под ответственность Штаба главного начальника этих заведений. Остальные издания военного ведомства, в том числе «Русский инвалид», оставались в ведении общей цензуры.

В начале 1862 года начались регулярные заседания комиссии по разработке проекта нового цензурного устава. Ей предстояло разобрать обширный материал, обогащенный к тому же массой отзывов со стороны цензуры и печати. Д.А. Милютин одобрил краткие правила предварительной цензуры военных сочинений, журналов и статей, которые должны были войти в готовящийся устав. В октябре 1862 года комиссия окончила свои работы, составив проект нового устава, и решительно высказалась за передачу цензурного ведомства Министерству внутренних дел. Главное управление цензуры упразднялось, а его функции передавались МВД.

Гражданские цензурные комитеты временно продолжали оставаться в подчинении Министра народного просвещения. Военное ведомство обязывалось предоставлять по одному экземпляру всех сочинений, издаваемых в подведомственных ему типографиях в Департамент полиции исполнительной. К существовавшим правилам были добавлены некоторые пункты, разъясняющие штатским цензорам отдельные специфические моменты информации военного характера. Начался постепенный переход от предварительной к карательной цензуре. Специальным указом вводилось понятие изданий, освобожденных от предварительной цензуры. К таким изданиям, в частности, была отнесена вся официальная печатная продукция Военного ведомства. В то же время цензура наложила запрет на политические публикации. С этого времени содержание «Русского инвалида» и «Военного сборника» фактически было идентичным, поэтому вполне закономерно встал вопрос об объединения обоих изданий в одну редакцию.

В диссертации отмечается,  что в годы реформ изменения происходили не только в работе военных изданий, новые веяния затронули практически все средства массовой информации. Это было обусловлено двумя причинами. Во-первых, расширилась прослойка грамотных людей в российском обществе, которым требовалась информация на злободневные темы. Во-вторых, к началу 1870-х годов была упорядочена структура прессы, определились конкретные направления деятельности большинства газет и журналов. Одни специализировались на вопросах внутренней политики, другие освещали международной проблемы, третьи поднимали актуальные ведомственные, в том числе военные вопросы.

Во втором параграфе «Ужесточение военной цензуры в условиях обострения русско-турецких отношений в конце 70-х годов ХiХ века» отмечено, что перестройка цензурных порядков происходила в пространстве не до конца проведенных преобразований, так и не затронувших архаичные основы верховной власти. После покушения на Александра II результаты использования нового законодательства по делам о печати уже не удовлетворяли ни правительство, ни императора, поэтому возникла необходимость внесения изменений в цензурные правила. Они произошли в конце 1870-х – начале 1880-х годов в связи со сменой правительственного курса и усилением административного надзора.

В условиях постоянного поиска оптимальной модели взаимоотношений между властью и обществом, несовершенства законодательства о печати дальнейшее развитие получила военная цензура, актуальность которой значительно усилилась в период нового обострения российско-турецких отношений в конце 70-х годов ХIХ века. В начале апреля 1877 года Министр внутренних дел предложил в качестве меры по обеспечению сохранения военной тайны вообще не допускать корреспондентов частных газет в район боевых действий. Такая практика была сочтена неприемлемой. Д.А. Милютин не был противником усиления военной цензуры, а свою позицию в этом вопросе он мотивировал не абстрактным вредом, а тем, что неконтролируемая информация может отчасти разоблачить намерения главнокомандующего. Он настоял на учреждении специального цензурного органа – Особой военно-цензурной комиссии при Главном штабе, которая должна была контролировать возросший объем информации военного характера.

К этому времени пресса уже ограничила сообщения о ходе подготовки армии. Соответствующий циркуляр был направлен и в регионы. Главное управление по делам печати разработало «Правила о печатании в повременных изданиях известий и статей, касающихся военных приготовлений, передвижений войск и действий нашей армии». Они определяли структуру, порядок работы и компетенцию военно-цензурных органов. Кроме того, были образованы частные военно-цензурные комиссии в Москве, Одессе, Варшаве и Тифлисе. Все статьи, предназначенные для бесцензурных и подцернурных газет, издававшихся в столице, подлежали рассмотрению комиссией Главного штаба, а для газет, выходивших в Москве, Варшаве и Тифлисе, - рассмотрению частных комиссий при соответствующих военно-окружных управлениях.

По настоянию Военного министерства основными изданиями, которым разрешалось печатать известия с фронта, являлись «Правительственный вестник» и «Русский инвалид». С началом войны оба издания обязывались передавать наиболее важные официальные сообщения в газеты и журналы, включенные в перечень «Правил 17 апреля 1877 года». Наряду с официальной информацией, после начала войны в газетах и журналах стали появляться сводки боевых действий, а каждый месяц публиковались обзоры о положении дел на фронтах. Для того чтобы осуществлять контроль над работой журналистов, прежде всего, в плане соблюдения ими цензурных правил военного времени в штаб-квартиру русской армии был откомандирован полковник М.А. Газенкампф. Он добился разрешения, чтобы русские корреспонденты посылали корреспонденции прямо в свои газеты без предварительной цензуры.

Во время русско-турецкой войны органам военной цензуры приходилось осуществлять контроль не только над публикациями в центральных и региональных газетах и журналах. Они следили также за войсковыми изданиями. После окончания военных действий 1 марта 1878 года работа Особой военно-цензурной комиссии прекратилась. Несколько позже закрылись окружные комиссии. Военная цензура снова перешла в ведение МВД и прикомандированного к нему цензора Военного министерства.

Александр III  в числе первых мер обратился к разработке новых правил о печати, которые были утверждены им в 1882 году. Согласно этим правилам значительно усилился цензурный гнет, была восстановлена предварительная цензура. Порядок контроля материалов военного характера определялся «Особыми наставлениями». К новым «Временным правилам» сразу же были изданы дополнительные указания по вопросам сохранения военных секретов. В начале мая 1882 года Главное управление по делам печати распространило циркуляр, который запрещал публикацию каких-либо сообщений об инженерных и других работах на границах империи.

Третья глава «Реорганизация военной цензуры в период политического кризиса в России и на международной арене в начале ХХ века». В первом параграфе «Попытки создания общегосударственной системы мер по защите военных секретов в прессе в начале ХХ века» дитссертант отмечает, что в начале ХХ столетия важное место в подготовке к потенциальным военным конфликтам в будущем отводилось реорганизации военной цензуры. В 1904 году была установлена цензура всех без исключения известий и статей, в которых содержались данные о действиях армии и флота. Цензурные отделения были созданы при всех штабах действующих армий. Однако цензура, в виду неразвитости ее структуры в войсках, осуществлялась цензурными комиссиями в местах выхода газет, на страницах которых очень часто появлялись статьи с секретными сведениями. После этого контроль над публикациями в периодических изданиях ужесточился. Во всех городах и населенных пунктах Российской империи, в которых издавались газеты или журналы, были созданы местные цензурные комиссии.

В начале ХХ века тема военной цензуры стала предметом оживленной дискуссии в кругу отечественных теоретиков военного искусства. Предлагалось, прежде всего, распространить военную цензуру на все виды корреспонденции, но в первую очередь на прессу. При этом цензоры  освобождались от  выполнения других обязанностей. Разработчикам проекта нового положения о военной цензуре требовались сведения, составляющие военную тайну, которые могли нанести реальный вред в результате утечки информации Предлагалось также распространить цензуру не только на неофициальные сообщения, но и на все официальные издания, которые по своей содержательной значимости имели самое первостепенное значение.

Необходимо отметить, что на развитие военной цензуры определенное влияние оказали революционные события 1905-1907 годов. Все цензурные комитеты были преобразованы в комитеты по делам печати, в которых работали не цензоры, а инспекторы; была отменена предварительная цензура. Правительство стало практиковать использование разновидностей военной цензуры в мирное время, объявляя «чрезвычайные условия» в том или ином регионе и вводя в действие «положение о чрезвычайной охране».

Вплоть до начала Первой мировой войны в России продолжалась дискуссия по поводу соотношения свободы слова и защиты секретов. Одни считали, что в прессе вообще не следует затрагивать вопросы, относящиеся к военному и морским делам. Другие ссылались на то, что во всех странах еще со второй половины XIX века получило распространение практика гласного обсуждения всего, что не может быть секретным в военном и морском деле.

5 июня 1912 года был принят закон, который регламентировал военные сведения и определял порядок их использования. В этом же году император утвердил «Положение о военных корреспондентах», в котором особо подчеркивалось, что другие лица не имеют права посылать с театра военных действий какие-либо сведения, предназначенные для печати. С наступлением особого периода за нарушение правил о военной цензуре предусматривалась административная ответственность. 22 июля 1914 года в «Правительственном вестнике» были опубликованы Временное положение о военной цензуре и именной указ о введении его в действие. Цензура делилась на полную и частичную. В полном объеме она применялась на театре военных действий. Система цензурных органов в тылу включала главную и местные военно-цензурные комиссии, а также военных цензоров. Уже в сентябре эти правила были откорректированы в сторону ужесточения в связи с допуском корреспондентов в расположение армии.

По мнению многих исследователей, такое положение создалось в силу того, что в начале ХХ века существенно изменился характер войны как общественно-политического явления. В этой связи и отношение властей к подробному освещению в прессе событий, связанных с войной, стало более сдержанным. Осторожность объяснялась, прежде всего, большим количеством широкомасштабных операций, которые в своей совокупности отличали Первую мировую войну от череды разрозненных сражений в вооруженных конфликтах предыдущего столетия. В этой связи появление в прессе подробностей могло негативно сказаться на планах командования армией и отдельных ее подразделений. Это свидетельствует о том, что ужесточение военной цензуры в начальный период Первой мировой войны объяснялось стремлением военного командования русской армии не допустить разглашения стратегических планов и преждевременного раскрытия тактических задумок.

Во втором параграфе «Формирование военно-цензурной практики накануне и во время Первой мировой войны» говорится о том, что тотальный цензурный контроль не мог не сказаться на качестве освещения в печати основных событий Первой мировой войны. Исходя из этого, журналисты сами представили правительству и военному командованию несколько проектов по организации взаимодействия между армией и прессой. Однако военное командование беспокоило, в первую очередь, сохранение военной тайны, а не формирование общественного мнения. Совместно с МВД оно ежегодно готовило перечни сведений, запрещенных к публикации. При этом органы военной цензуры имели свой, значительно расширенный, перечень.

С согласия императора военная цензура вводилась даже на тех территориях, которые находились далеко от линии фронта, но имели важное стратегическое значение. Довольно быстро она стала всеобъемлющей, включая в себя и политическую цензуру. В дополнение к перечню запрещенных для публикации сведений, военные цензоры на свое усмотрение могли разрешать и не разрешать печатание тех или иных материалов. При этом необходимо учитывать, что решения цензурных органов в условиях войны считались окончательными. Несмотря на то, что в Положении имелся раздел, регламентировавший порядок обжалования действий цензурных комиссий, в большинстве случаев он оставался невостребованным. Цензурная неразбериха дошла вскоре до того, что обратилась в сплошной произвол. Один цензор из одного органа не допускал к печати «крамольный материал», другой в другом органе беспрепятственно пропускал его.

В столицах одному органу разрешалось печатать то, что не разрешалось другому. В провинции цензура вычеркивала разрешенное столичными цензорами, а администрация налагала штрафы на подцензурные издания. В правительственных кругах осознавали сложную структуру и чрезмерную жесткость военной цензуры, поэтому изыскивали возможности упростить весь процесс, не нарушая при этом основных положений императорского указа. В работе отмечается, что высшие государственные чиновники больше склонялись к отмене частичной цензуры и распространении требований полной цензуры на всю территорию империи. Позиция военачальников не соответствовала взглядам правительства в том смысле, что они разделяли военную тематику от политической. Это было чревато публикацией различного рода сведений, прямо не относящихся к армии, но непосредственно связанных с ее жизнедеятельностью. С учетом этого Совет министров принял решение о задачах органов военной цензуры в области контроля над периодической печатью в общеполитическом отношении. Для театра военных действий предусматривались одни меры, для территорий, объявленных на военном положении – другие, для районов, находящихся в положении чрезвычайной охраны – третьи. Таким образом, военная цензура подразделялась на три вида и это стало следствием того, что МВД перехватило инициативу в области организации военной цензуры и стало принимать меры, направленные на усиление взаимодействия гражданских и военных властей в сфере контроля над прессой.

После свержения самодержавия Временное правительство в числе первых приняло постановление «О свободе слова, печати, союзов, собраний и стачек», однако летний политический кризис вынудил его несколько изменить подходы к определению допустимого уровня гласности. Возглавив Временное правительство, А.Ф. Керенский сразу же утвердил постановление «О военной цензуре», в котором основное внимание уделялось необходимости соблюдения военной тайны. Несмотря на запреты, периодические издания каждое по-своему интерпретировало происходящие события, делая прогнозы, выдавая желаемое за действительное. Такая ситуация свидетельствует о том, что военная цензура, установленная во время самодержавной власти, оказалась неподготовленной к перемене власти и динамичному развитию внутриполитической обстановки. Попытки временного правительства восстановить существовавший ранее цензурный режим результатов не дали. Первая мировая война со всей очевидностью продемонстрировала роль печатных средств массовой информации в формировании общественного мнения. Несмотря на цензурные запреты и постоянно расширявшийся список тем, запрещенных для публикации, газеты и журналы изыскивали возможности влияния на настроение и дух армии.

В заключении представлены некоторые выводы, подтверждающие и  дополняющие положения, выносимые на защиту:

1.      На каждом из этапов своего развития цензура постоянно ужесточалась, а в конце первой половины XIX столетия, по мнению многих исследователей, в стране наступил период цензурного террора, связанного с деятельностью Комитета от 2 апреля 1848 года. В это время цензурный аппарат начал комплектоваться цензорами-чиновниками, которые привнесли в рассматриваемую сферу административно-запретительные начала.

2.      Вследствие неоправданного и постоянного ужесточения цензуры, в том числе путем учреждения различных секретных комитетов российское общество во время Крымской войны фактически полностью лишилось возможности национального самовыражения.

3.      Фактическое упразднение военной цензуры в конце 1850-х годов свидетельствовало о непродуманности этой меры. Если для прочих ведомств практика рассмотрения касающихся их ведения сочинений общей цензурой была вполне приемлемой, то сохранение военной и государственной тайны, которым занималась военная цензура, могло от этого заметно пострадать.

4.      Опыт использования цензуры во время русско-турецкой войны нашел практическое применение в послевоенный период. В 1879 году были обобщены все дополнения, принятые после 1865 года. В результате император Александр II утвердил новые «Временные правила», которые давали право генерал-губернаторам приостанавливать и прекращать издание газет и журналов.

5.      В условиях осложнения международной обстановки накануне Первой мировой войны встал естественный вопрос о том, как печать должна освещать военные вопросы. Понимая вред широкой гласности в военное время, правительство приняло меры к усилению цензуры, прежде всего, для периодических изданий и определению степени ответственности за разглашение и распространение военных сведений.

6.      Временное правительство не отменило действие Временного положения о военной цензуре, принятого 20 июля 1914 года, напротив, своим постановлением от 26 июля 1917 года «О специальной военной цензуре и печати» оно внесло в него дополнения, которые ужесточали ответственность за нарушение установленных правил. Правда, в то время ни о какой реальной ответственности не могло быть и речи, поскольку органы правосудия были парализованы противоречиями между правительством и органами революционной демократии.

7.      Военная цензура в России развивалась в соответствии с государственными и военными интересами империи. Нацеленная на защиту секретов, она в то же время способствовала формированию благоприятного отношения населения к армии, допуская к публикации материалы патриотического характера, прославляющих доблести русских солдат.

Основное содержание диссертации изложено в следующих публикациях:

Научные статьи, опубликованные в журналах, рекомендованных перечнем ВАК РФ:

1.      Пустарнаков В.О. Реформирование военной цензуры в условиях подготовки закона о печати при императоре Александре II // Научные проблемы гуманитарных исследований: научно-теоретический журнал. Выпуск 10. – Пятигорск: Институт региональных проблем российской государственности на Северном Кавказе, 2011. – С.97-103. - 0,5 п.л.

2.      Пустарнаков В.О. Роль Министерства внутренних дел в реформировании военной цензуры в первой половине 60-х годов XIX века // Научные проблемы гуманитарных исследований: научно-теоретический журнал. Выпуск 11. – Пятигорск: Институт региональных проблем российской государственности на Северном Кавказе, 2011. – С.49-56. - 0,5 п.л.

Научные статьи, опубликованные в иных изданиях:

3.      Пустарнаков В.О. Военная цензура печати в России в конце XIX – начале XX века // Научно-историческое исследование. Пятигорск: ПГТУ, 2011, 56 с. – 3,5 п.л.

4.      Пустарнаков В.О. Развитие военной цензуры после принятия закона о печати 1865 года и в условиях подготовки к войне с Турцией // Сборник научных статей. № 34; Приложение к журналу «ОБРАЗОВАНИЕ-НАУКА-ТВОРЧЕСТВО»; Адыгская (Черкесская) международная академия наук. – Нальчик-Армавир, 2011. - С.19-39. – 1,3 п.л.

5.      Пустарнаков В.О. Развитие военной цензуры во время и после окончания русско-турецкой войны 1877-1878 годов // Синергетика образования: научный журнал; Южное отделение российской академии образования. Приложение. - №11. М. - Ростов-на-Дону, 2010. - С.12-22. - 0,6 п.л.

6.      Пустарнаков В.О. Проблема защиты военных секретов в контексте общероссийской дискуссии о свободе слова в начале ХХ века // Медийные стратегии современного мира: материалы пятой международной научно-практической конференции. Сочи, 1-3 ноября 2011г. – Краснодар: КГУ. Институт медиаисследований, 2011. – С.521-529. - 0,6 п.л.

7.      Пустарнаков В.О. Правительственные меры по сохранению военной тайны в прессе накануне и в начальный период Первой мировой войны // «Синергетика образования» научный журнал «ИСТОРИЯ» №8 – приложение к журналу. Москва - Ростов-на-Дону: Южное отделение Российской академии образования, 2011. – С.12-20. - 0,6 п.л.

8. Пустарнаков В.О. Принятие закона о печати 1865 года и развитие военной цензуры //Возрождение российской образовательной системы и инноваций в телекоммуникационном обучении: Материалы Ш межвузовской научно-практической конференции / Под ред. д.ф.н., профессора Д.И.Лукьянова. – Волгоград: Волгоградское научное издательство, 2012, - С. 23-30. – 0,5 п.л.

9. Пустарнаков В.О. Военная цензура и ее развитие в период русско-турецкой войны 1877-78 годов и после // Возрождение российской образовательной системы и инноваций в телекоммуникационном обучении: Материалы Ш межвузовской научно-практической конференции / Под ред. д.ф.н., профессора Д.И.Лукьянова. – Волгоград: Волгоградское научное издательство, 2012, - С. 42-51. – 0,5 п.л.

Алабин П. Походные записки в войну 1853, 1854, 1855 и 1856 годов. В 2-х частях. – Вятка: Тип. К. Блинова, 1861.; Бакланов Я.П. Блокада и штурм Карса в 1855 г. (По неизданным запискам Я.П. Бакланова и рассказам прочих участников событий) // Русская старина. – М., 1870. – Книга 12.; Берг Н.В. Севастопольский альбом Н. Берга. – М.: Тип. Каткова, 1858.; Вязмитинов А.А. Севастополь от 21 марта по 28 августа 1855 г. // Русская старина. – 1882. – Т. 34. – С. 1-70.; Гейсман П.А. Оборона Севастополя. По поводу сочинения П. Алабина: Четыре войны. Походные записки в 1849, 1853, 1854-56 и 1877-78 годах. Ч. 3: Защита Севастополя (1854-1856). (В приказе Российским армиям 30 августа 1855 года). – СПб.: Тип. С. Худекова, 1893.

Герцельман С. Нравственный элемент под Севастополем (Статья 1-18). Альминское сражение // Ф.И. Приходкин. Бой при Адуа. – Ю. Елец, Б.м., Б.г.; Гурьянов И. Послание на Кавказ к Силе Андреевичу Богатыреву с берегов Дуная. Чувствования  инвалида при событиях 1854 года с прил. многих стихотворений, писанных по случаю настоящей войны с врагами Отечества. – М.: Тип. М. Смирновой, 1854.; Клачков Н.  Собрание патриотических стихотворений, написанных разными авторами по случаю военных действий и побед, одержанных Российским победоносным воинством. Собр. Н. Клачковым. – М.: Тип. М. Смирновой, 1854.; Урусов С.С. Очерки Восточной войны 1854-1855 / Сост. С.С. Урусов. – М.: Тип. Грачева и К, 1866.

Пезаровиус П.П. Краткое описание основания и издания газеты «Р. Инвалид». – СПб., 1843.; Тимм В.Ф. Русский художественный листок. 1856 год. – СПб., 1856.; К истории газеты «Русский инвалид» // Военный Сборник. – 1871. – № 4. – С. 197-213.; Обозрение русских военных журналов // Военный сборник. – 1858. – № 1. – С. 236-271.

Биншток В. Материалы по истории русской цензуры // Русская старина. – 1897. – № З. – С. 501-597;  № 4. – С. 179-206;  № 5. – C. 341-355.; Головачев А.А. Закон о печати и провинциальная печать // Головачев А.А. Десять лет реформ, 1861–1871 гг. – СПб., 1872. – С.257-286.; Каратыгин П.П. Цензура времен императора Павла I. 1796-1801 // Исторический вестник. – 1885. – Т. 22. - № 10. – С. 151-160.; Рыжов А.И. К вопросу о цензурном уставе // Отечественные записки. – 1862. - № 7. – С. 3-4.; Скабичевский  A.M. Очерки истории русской цензуры (1700–1863 г.) – СПб., 1892.; Усов П.С. Цензурная реформа в 1862 году: ист. очерк // Вестник Европы. – 1882. – №5. – С. 134–174; №6. – С. 590-621.

Аксакова В.С. Дневник Веры Сергеевны Аксаковой. 1854-1855 / Ред. и прим. кн. Н.В. Голицина и П.Е. Щеголева. – СПб.: Тип. Б.М. Вольфа, Книгоизд-во  «Огни», 1913.; Лукашевич К. На бастионах севастопольских. Из обороны Севастополя. – Изд. 3-е. – М.: Тип. т-ва И.Д. Сытина, 1915.; Назаревский В.В. Чтения по истории царствующего Дома Романовых. 1613-1913. Вып.12. Оборона Севастополя. Изд. Училищного Совета при Святейшем Синоде. – СПб.: Синодальная тип., 1913.; Настроение русского общества во время Севастопольской войны. Стихотворения того времени // Русский архив. – 1905. – Т. 3. – № 29.; Немирович-Данченко В.И. Страна холода. В 2 т. Т.1. – 2-е изд. – СПб.: Изд. П. П. Сойкина, 1903.; Он же. Год войны. Дневники русского корреспондента: главы из книги / Немирович-Данченко В.И. // Московский журнал. – 2002. – № 10. – С. 18-27.; Ухтомский Л.А. Из архива князя Л.А. Ухтомского / Вступ. статья А.В. Жиркевича. – СПб.: Русская старина, 1911-1912.

Байов А.К. Граф Дмитрий Алексеевич Милютин: биогр. очерк. – СПб.: тип. А.С. Суворина, 1912.; Балагур Ф. Генерал-фельдмаршал Гурко или славный переход геройских русских войск через Балканские горы. – М.: Изд-во А.Д. Сазонов, 1900.; Бородкин М.М. Граф Д.А. Милютин в отзывах его современников. – СПб.: Тип. Гл. упр. уделов, 1912.; Бутков Ф.В. В память М.И. Драгомирова. – СПб.: Тип. В. Березовского, 1906.

Арсеньев К.К. Законодательство о печати. - СПб., 1903.; Городецкий Б.М. Очерки развития русской периодической печати. – Екатиринодар, 1914.; Новоселов В. Война и печать // Пробуждение. – 1915. - № 2.

Градовский А.Д. О свободе русской печати. – СПб., 1905.; Громов М.А. Цензура и шпионство по законам военного времени. – Пг., 1914.; Опацкий В.Г. Опека над печатью. –  Харьков, 1906.; Розенберг В.А., Якушкин B.E. Русская печать и цензура в прошлом и настоящем. –  М., 1905.; Энгельгардт Н.А. Очерк истории русской цензуры в связи с развитием печати (1703–1903). – СПб., 1904.

Джаншиев Г.А. Цензурная реформа // Джаншиев Г.А. Эпоха великих реформ. – 10-е изд. – СПб., 1907. – С. 337-382.; Лемке М.К. Эпоха цензурных реформ, 1859–1865 годов. – СПб., 1904.; Он же. Пропущенный юбилей. Столетие первого русского устава о цензуре. 1804 – 9 июля – 1904 // Русская мысль. – 1904. - № 11. – С. 44-58.

Новомбергский Н.Я. Освобождение печати во Франции, Германии, Англии и России. –  СПб., 1906.

Рождественский С.В. Исторический обзор деятельности Министерства народного просвещения, 1802–1902. – СПб., 1902.; Рудаков В.Е. Последние дни цензуры в Министерстве народного просвещения: председатель С.-Петербургского цензурного комитета В.А. Цеэ. – СПб., 1911.

Потапов Н. Печать и война. – Москва, 1926.; Блументаль Ф. Буржуазная политработа в мировую войну. – Москва, 1928.; Волоцкий И., Зудин В., Кудрин Н., Митяев Д. Очерки по военной работе печати. – Москва: ГИЗ, 1928.

Парница А. Памятка военному корреспонденту. – Москва, 1929.; Кудрин Н. Печать корпуса действующей армии. – Москва, 1929.; Ласвель Г. Техника пропаганды в мировой войне. – Москва, 1929.; Капустин А. Газета в тылу и на походе. – Москва, 1929.; Борисов Е. Печатная пропаганда на фронте // Война и революция. – 1929. - № 12.

Бестужев И.В. Крымская война 1853-1856 гг. – М.: Изд-во Академии наук СССР, 1956.; Бушуев К. Крымская война 1853-1856 гг. – М., Л., / под ред. Ю.В. Готье. – М.: Изд-во Академии наук СССР, 1940.; Горев Л. Война 1853-1856 гг. и оборона Севастополя. – М.: Военное изд-во Министерства обороны Союза ССР, 1955.; Тарле Е.В. Крымская война. В 2-х т. Изд. 2-е исп. и доп. – М., Л.: АН СССР, 1950.

Бескровный Л.Г. М.И. Драгомиров // Драгомиров М.И. Избранные труды. – М.: Воениздат, 1956. – С. 3-39.; Мещеряков Г.П. Русская военная мысль в XIX в. – М.: Наука, 1973.; Михайлов О. Генерал «Вперед» // Герои Шипки: Сб. / Сост. О. Михайлов; предисл. Н. Тихонова. – М.: Мол. гвардия, 1979. – С. 172-244.; Осипова М. Обзор военно-научных трудов Д.А. Милютина // Воен.-ист. журн. – 1972. – № 9. – С. 102-107.; Разин Е.А. История военного искусства. В 2-х т. – М.: Воениздат, 1955-1957.

Власов Ю. М. Пропаганда за фасадом новостей. – М., 1976.; Гершберг С. Завтра выходит газета. – М., 1966.; Голяков С.М. Война без выстрелов. – М., 1968.

Николаев В.Д. Генераторы дезинформации. – М., 1984.; Волкогонов Д.А. Психологическая война. – М., 1984.

Афанасьев А.П. Из истории цензурной политики самодержавия в конце 70-х – начале 80-х годов XIX в. // Вопросы истории СССР. – М., 1972. – С. 203-223.; Балуев Б.П. Политическая реакция 80-х годов XIX века и русская журналистика. – M., 1971.; Бенина М.А, Законодательство о печати во 2-й половине 1850 – начале 1880-х гг. // Книга в России, 1861–1881 / Под общ. ред. И.И. Фроловой. – М., 1968. – Т. I. – С. 37–47.; Добровольский Л.М. К истории цензурной политики русского правительства во второй половине XIX века // Учен. зап. Ленингр. пед, ин-т. – 1948. – T. 67. – C. 260-264.; Чeрнуха В.Г. Правительственная политика в отношении печати, 60-е – 70-е годы XIX века. – Л.,1988.

Бережной А.Ф. Царская цензура и борьба большевиков за свободу печати (1895–1914). – Л., 1967.; Голубева О.Д. Издательское дело в России в период первой русской революции (1905–1907 гг.) // Книга. Исследования и материалы: сборник. № 24. – М., 1972. – С. 115-141.; Оржеховский И.В. Администрация и печать между двумя революционными ситуациями (1866–1878). – Горький, 1973.

Горбатовский Б.С. Оружие мысли. – М., 1991.; Бережной А.Ф. Углубляясь в историю печати. – СПб., 1996.

Буасье Г., Шедлинг М., Лазурский В. История печати. Т. 3. – М.: Аспект-пресс, 2007.; История печати. Антология. Том II. – М.: Аспект Пресс, 2001.

Вороненкова Г.Ф. Путь длиною в пять столетий: от рукописного листка до информационного общества (национальное своеобразие средств массовой информации Германии). – М., 1999.; Гриняев С.Н. Интеллектуальное противодействие информационному оружию. – М., 1999.; Почепцов Г.Г. Информационные войны. – М., 2000.; Волконский Н.Л. История информационных войн. В 2-х т. Т. 1: с древнейших времён по XIX век.; Т. 2: XX век / под ред. И. Петрова. – СПб: Полигон, 2003.

Панарин И.Н. Информационная война и дипломатия. – М.: Изд-во «Городец», 2004.; Он же. Технология информационной войны. – М.: Изд-во «КСП+», 2003.; Панарин, И., Панарина, Л. Информационное противостояние в современном мире. – М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2003.

Смирнов А.Ю. Крымская война и русское общество // Историческое обозрение: отечественная история. Вып. 1. – М., 2000. – С. 35-48.; Смолин Н.Н. Характерные черты массового героизма русских войск в ходе Крымской войны 1853-1856 гг. // Военно-историческая антропология: Ежегодник. – 2003/2004: Новые научные направления. – М., 2005. – С. 91-100.; Шепарнева А.И. Крымская война в освещении западников // Вопросы истории. – 2005. – № 9. – С. 27-39.; Военные реформы 60-70-х гг. XIX в. // Военная история Отечества: с древних времен до наших дней. В 3 т. Т. 2 / Под ред. В.А. Золотарева. – М.: Мосгорархив, 1995. – С. 5-28.; Гусман Л.Ю. История несостоявшейся реформы. – М.: Вузовская книга, 2001.; Егоров В. Военный сборник. Альманах Российской военной истории. Статьи и публикации по Российской военной истории до 1917 года. – М.: Профис, 2004.; История государства Российского. Жизнеописания знаменитых военных деятелей XVIII – начала XX в. Т. 4. – М.: Книжная палата, 2000.; Кириллов В. Милютинские реформы // Армейский сборник. – 1996. – № 7. – С. 79-82.

Григорьев С.И. Придворная цензура и образ верховной власти. 1831-1917. – СПб., 2007.; Гринченко Н.А. История цензурных учреждений в России в первой половине ХIХ в. // Цензура в России. История и современность: сб. науч. тр. Вып. 1. – СПб., 2001. – С. 15-46.; Гринченко Н.А., Патрушева Н.Г. Цензоры Москвы, 1804-1917: аннот. список // Новое литературное обозрение. – 2000. - № 44. – С. 409-433.; Макушин Л.М. Цензурный режим и журналистика. От «Чугунного» устава 1826 г. до Закона о печати 1865 г. В 2-х кн. – Екатеринбург, 2009.; Мезьер А.В. Словарь русских цензоров: материалы к библиографии по истории русской цензуры. – М., 2000. – С. 131-143.; Чолдин М.Т. Империя за забором: история цензуры в царской России. – М.: Рудомино, 2002.

Патрушева Н.Г. Цензура и печать в России в конце 1860 – начале 1880-х гг. (История цензурной контрреформы) // Solanus. New Series. – 1997. – Vol. 11. – P. 63-89.; Она же. Изучение истории цензуры второй половины XIX – начала XX века в 1960-1990-е гг. (Библиографический обзор) // Новое литературное обозрение. – 1998. - № 2(30). – С. 425-438.; Она же. История цензурных учреждений в России во второй половине XIX – начале ХХ века // Книжное дело в России во второй половине XIX – начале XX века. Сб. науч. тр. Вып. 10. – СПб., 2000. – С. 7-48.; Она же. История цензурных учреждений на Кавказе в XIX – начале XX века // Книжное дело на Северном Кавказе: история и современность: сб. ст. Вып. 2. – Краснодар, 2004. – С. 170-195.

Жирков Г.В. История цензуры в России XIX века: учеб. пособие. – СПб.: Аспект-пресс, 2000.; Он же. История цензуры в России XVIII-XIX вв.: учебное пособие. – М.: Аспект Пресс, 2001.; История цензуры в России XIX-XX вв.: учебное пособие. – М.: Аспект пресс, 2001.

Сапожников А.И. Из истории военной цензуры в России: деятельность Военно-цензурного комитета (1835-1858 гг.) // Клио. – 2002. - № 4. – С. 54-58.; Соловьев П.К. Ведомственная цензура в России при Николае I // Вопросы истории. – 2004. - № 1. – С. 139-145.; Тимофеев, В.И. М.А. Газенкампф – первый пресс-секретарь русской армии // Военно-исторический журнал. – 2009. - №5. – С. 57-61.

Герасимова Ю.И. Правительственная политика Александра II в области печати в годы первой революционной ситуации: (Конец 1850-х – нач. 1860-х гг.): автореф. дис.  ... д-ра ист.  наук. – М., 1974.; Зайцева А.А.  Газета «Голос» во внутренней политике самодержавия периода буржуазных реформ, 1863-1870: дис.  ... канд. филол.  наук. – М., 1985.; Львова М.В. Революционные демократы и цензурная политика правительства в годы первой революционной ситуации в России: дис. ... канд. ист. наук. – Л., 1950.; Патрушева Н.Г. Цензурная реформа в России 1865 г.: автореф. дис… канд. ист. наук. – Л.,1990.; Старикова А.Я. Русская революционно-демократическая публицистика о буржуазных реформах 60-х годов XIX века: дис.  … канд. ист. наук. –  Л., 1953.

Всеподданнейший доклад Министра народного просвещения 10 декабря 1862 года. – СПб., 1862.; Всеподданнейший доклад Министра народного просвещения по проекту устава о книгопечатании, читанный в Совете министров 10 января 1863 года. – СПб., 1863.; Журнал высочайше учрежденной комиссии для пересмотра, дополнения и изменений постановлений по делам книгопечатания, 19 марта 1862 г. – СПб.,1862.; Комитет цензуры иностранной в Петербурге, 1828-1917: документы и материалы / Сост. Н.А. Гринченко, Н.Г. Патрушева. – СПб., 2006.; Материалы, собранные особою комиссией, высочайше утвержденною 2 ноября 1869 г. для пересмотра действующих постановлений о цензуре и печати. В 5-ти т. – СПб., 1870.; Описание дел архива Министерства народного просвещения / Под ред. А.С. Николаева и С.А. Переселенкова. Т. 2. – Пг., 1921.

Сборник постановлений и распоряжений по цензуре с 1720 по 1862 год. – СПб.: Типография Морского министерства, 1862.; Циркуляры по Главному штабу [Текст]. – 1868. – № 170. – 28 июля // Военный сборник. – 1868. – № 10. – С. 116-117.; Временное Положение о военной цензуре // Почтово-телеграфный журнал (отдел официальный). – 1914. - № 31. – С. 458-470.; Собрание узаконений и распоряжений правительства (СУРП). – СПб., 1914-1915.

Алабин П. Походные записки в войну 1853, 1854, 1855 и 1856 годов. В 2-х частях. – Вятка: Тип. К. Блинова, 1861.; Арбузов Е. Воспоминания о компании на Крымском полуострове в 1854-1855 годах // Военный сборник. – 1874 – № 4. – С. 389-410.; Аркас Н.А. Из воспоминаний генерал-адьютанта… / сообщ. А. Зайончковский // Исторический вестник. – 1901. – № 4. – С. 107–131.; Арсеньев К.К. Из воспоминаний // Голос минувшего. – 1915. – №2. – С. 117-129.; Газенкампф М. Мой дневник: 1877-78 гг. – СПб.: Изд-во В. Березовского, 1908.; За много лет. Записки неизвестного. 1844-1874 годов [Текст]. – СПб.: Изд-во К. Геруца и К., 1897.; Милютин Д.А. «Мы приняли вызов Западной Европы не подготовленными к предстоящей борьбе» // Воен.-ист. журн. – 1996. – № 4. –С. 81-88.; Пржецлавский О.А. Воспоминания О.А. Пржецлавского. Цензура. 1830-1865 // Русская старина. – 1875. – Т. 13. - № 9. – С. 131-160.; Скабичевский A.M. Первое 25-летие моих литературных мытарств // Исторический вестник. – 1910. – № 1. – С. 35-56; № 2. – С. 431-448; № 3. – С. 809-831; № 4. – С. 24-44.; Усов П.С. Из моих воспоминаний // Исторический вестник. – 1882. – № 1. – C. 107-127; № 2. – C. 345-362;  № 3. – C. 625-651; №. 5. – С. 318-343; 1883. - №2. – С. 330-359; № 3. – С. 526-557; № 4. – С. 57-84;  № 5. – C. 353-380.; Феоктистов Е.М. Воспоминания: за кулисами политики к литературы, 1848-1896 / под ред. Ю.Г. Оксмана. – Л., 1929.; Цензура в России в конце XIX – начале ХХ века: сборник воспоминаний / сост. Н. Г. Патрушева. – СПб., 2003.; Щербинин М.П. Воспоминания. – 2-е изд. – СПб., 1877.; Энгельгардт Н.А. Очерк истории русской цензуры в связи с развитием печати (1703-1903). – СПб., 1904.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.