WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Ихтиологическая лексика воронежских говоров

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

Куйдина Елена Петровна

ИХТИОЛОГИЧЕСКАЯ ЛЕКСИКА ВОРОНЕЖСКИХ ГОВОРОВ

10.02.01 - русский язык

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата филологических наук

Воронеж-2012


Работа выполнена на кафедре славянской филологии ФГБОУ ВПО «Воронежский государственный университет»


Научный руководитель


Дьякова Вельмира Ивановна

кандидат филологических наук, профессор



Официальные оппоненты:


Загоровская Ольга Владимировна доктор филологических наук, профессор (Воронежский государственный педагогический университет)


Хитрова Валентина Ивановна, кандидат филологических наук, профессор (Московский государственный педагогический университет)


Ведущая организация


Балтийский федеральный университет им. И.Канта


Защита   состоится   28   июня   2012   г.    в   __    часов   на   заседании

диссертационного   совета   Д   212.038.07   в   Воронежском   государственном университете по адресу: 394006, г. Воронеж, пл. Ленина, 10, ауд. 85.

С     диссертацией     можно     ознакомиться     в     научной     библиотеке Воронежского государственного университета.

Автореферат разослан « » мая 2012 года


Учёный секретарь диссертационного совета, доктор филологических наук, профессор

2


Н.М. Вахтель


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Реферируемое диссертационное исследование посвящено изучению ихтиологической лексики воронежских говоров в лексико-семантическом, ономасиологическом, словообразовательном и лингвогеографическом аспектах.

Актуальность темы исследования определяется необходимостью комплексного исследования одного из древнейших лексических пластов русского национального языка. Рыболовство является наиболее ранним занятием человечества и отражает древний способ жизнеобеспечения наряду со скотоводством, охотой, бортничеством и др.

Слова, репрезентирующие рыболовство, занимают важное место в лексиконе жителей Воронежского края, так как на территории области протекает 1343 реки и расположено 738 озёр, 2408 прудов. Водоёмы области всегда были богаты различными породами рыб, что создавало возможность развития рыболовства с древнейших времён.

Ихтиологическая лексика представляет собой открытую систему, которая пополняется по сей день, что «связано с открытостью системы самих объектов живой природы» [Усачёва 2003: 175]. Одни виды исчезают, другие появляются. Скрещивание видов и подвидов порождает новые виды и подвиды. На все изменения реагирует язык. В связи с этим изучение данной группы лексики в конкретном регионе имеет немаловажное значение для распознавания особенностей мотивации и номинации предметов и явлений объективной реальности.

Выбор данной тематической группы (далее ТГ) лексики обусловлен следующими причинами:

  1. ТГ «Ихтиологическая лексика» является наиболее архаичным пластом диалектной лексики изучаемого региона;
  2. данная часть воронежского словаря ещё не становилась предметом специального исследования;

3)   воронежские  названия рыб  не  в  полном  объёме  представлены  в

лексикографических изданиях;

з


4) указанная лексика, являясь древнейшей в речи диалектоносителей, с одной стороны, характеризуется устойчивостью, с другой - большой подвижностью, что требует безотлагательной фиксации всех её составляющих.

Интерес к рыболовецкой лексике возник в середине XIX в. в связи с развитием лексикографической работы, которая была продолжена в ??-??? вв. На протяжении этого времени появились следующие словари и словники: «Опыт терминологического словаря сельского хозяйства, фабричности, промыслов и быта народного» В.Бурнашева [1843-1844]; «Словарь старинных морских слов» [1850]; «Словарь технических слов и выражений рыбаков Каспийского моря» [1861]; «Алфавитный указатель технических слов, употребляемых беломорскими и печорскими рыбопромышленниками» [1863]; «Объяснение слов, употребляемых морскими промышленниками Архангельской губернии» [1874]; «Опыт словаря местных названий рыб, населяющих воды Российской империи» Н.Ф. Золотницкого [1887]; «Рыбопромышленный словарь псковского водоёма» И.Д. Кузнецова [1915]; «Опыт терминологического словаря рыболовного промысла Поморья» И.М. Дурова [1929], «Промысловый словарь рыбаков и зверобоев Белого моря» А.А. Жилинского [1957], «Краткий словарь рыбацких промысловых слов» А. Клыкова [1968], «Словарь названий пресноводных рыб на территории СССР на языках народов СССР и европейских стран» Г.У. Линдберга и А.С. Герда [1959]; «Словарь народных названий рыб» А.С. Герда [1970-1971]; «Ловецкое слово: Словарь рыбаков Волго-Каспия» Э.В. Копыловой [1984]; «Словарь лексики орловских рыбаков» Ю.В. Халюкова [2008].

Рыболовецкая лексика, в том числе ихтиологическая лексика, неоднократно становилась предметом анализа в различных исследованиях.

Научная рыболовецкая терминология нашла своё отражение в работах Е.А. Веселова [1977], А.С. Герда [1968, 1971], Г.У. Линдберга [1971].

В настоящее время имеется большое количество диссертационных исследований, посвященных диалектной рыболовецкой лексике, при этом рыболовецкая номенклатура анализируется в самых разнообразных аспектах:

4


соотношение диалектной рыболовецкой лексики с литературным языком и

славянскими языками рассматривают Л.А.Воронова [1968], ?.?4. Храмцова

[1969], Н.Г. Олесова [2006]; Э.В. Копылова исследует функционирование

профессиональной терминологической лексики рыболовства в условиях

диалекта [1968]; ономасиологический аспект отражён в работе

Е.А. Березовской             [2006];       В.И. Гончаров       [1983]       прослеживает

функционирование рыболовецкой лексики на разных этапах развития русского языка; комплексный подход реализован в работах В.И. Макарова [1967] и Ю.В. Халюкова [2008].

Исследование рыболовецкой лексики в этих же аспектах отражено в отдельных публикациях Е.П. Андреева [1987], О.Т. Бархатовой [1984], Л.П. Батыревой [1994], В.Н. Вакурова [1959], А.С. Герда [1981], Н.Д. Голева [1978], А.А.Горюнова [1976], Л.М. Карамышевой [1988, 2004], Н.Г. Лебедева [2007], И.А. Михеевой [1971], М.А. Осиповой [1989], Л.М. Острецовой [1981], И.А. Попова [1968а, 19686], Н.Е. Поповой [1968, 1970] и др.

Ихтиологическая лексика нашла отражение в исследованиях, выполненных на материале других славянских языков и диалектов, и представлена в таких лексикографических трудах, как «Словарь польских зоологических и ботанических названий» Э. Маевского [1889, 1894], «Словацкие названия рыб Чехословацкой республики» О. Ферианца [1948], «Словарь зоологических названий. Т.З. Рыбы» М. Хирца [1956], «Сербохорватская лексика рыболовства» В. Михайловича и Г. Вукович [1977].

Специальных лингвистических исследований, посвященных названиям рыб в воронежских говорах, в настоящее время не существует, хотя накоплен значительный языковой материал, который требует описания и систематизации. Имеются лишь некоторые замечания в работах Т.В. Карасёвой [2007, 2009], проанализировавшей отдельные названия рыб. Комплексное изучение ихтионимов воронежских говоров позволяет выяснить специфические особенности исследуемого пласта лексики.

5


Объектом нашего исследования являются названия рыб, бытующие в русских говорах Воронежской области. Лексика представлена в диссертации в функциональном единстве общенародных и локальных лексических элементов.

Предмет исследования - системная организация лексических единиц, называющих рыб, семантика, структурно-функциональные особенности ихтионимов, их происхождение и ареальные связи.

Цель исследования заключается в комплексном анализе ихтиологичекой лексики Воронежского края в различных аспектах: лексико-семантическом, ономасиологическом, словообразовательном и лингвогеографическом.

Поставленная цель предполагает решение следующих задач:

1)      выявить совокупность лексем, обозначающих рыб в воронежских

говорах;

2)     построить тематическую классификацию ихтиологической лексики в

соответствии с её экстралингвистическими особенностями;

3)  провести лексико-семантический анализ названий рыб, определить

характер семантических процессов, протекающих в данных номинациях;

4) рассмотреть семантические связи, существующие между лексическими

единицами;

5)    выявить и дать классификацию мотивировочных признаков,

положенных в основу наименований, рассмотреть способы номинации,

выяснить особенности использования словообразовательных средств,

обратиться к этимологии слов;

6)   охарактеризовать связь анализируемой лексики Воронежской области

с лексикой других славянских языков и диалектов;

7) составить тематический атлас «Ихтиологическая лексика воронежских

говоров»;

8)    установить связь воронежских ихтионимов с макросистемой

диалектного языка; выявить слова узколокального характера;

б


9) выяснить, сохраняется ли в настоящее время ихтиологическая лексика переселенцев из разных регионов России в тех местах Воронежского края, которые они заселили.

Материалом для исследования послужили:

  1. персональная картотека автора, включающая полевые записи, сделанные на протяжении 2008-2011 гг. в ряде сёл Воронежской области;
  2. картотека, хранящаяся на кафедре славянской филологии ВГУ. Картотека содержит материалы (около 1 млн. карточек) диалектологических экспедиций 1947-2011 гг., в ходе которых было обследовано более 400 населённых пунктов Воронежской области;
  1. Словарь воронежских говоров [СВГ 2004, 2007];
  2. лексикографические работы ???-?? вв.: Толковый словарь живого великорусского языка В.И. Даля [Даль 1994], Словарь русских народных говоров под ред. Ф.П. Филина, Ф.П. Сороколетова [СРНГ 1965-], из которых извлекались интересующие нас лексемы с пометой воронежское.
  3. специальная литература, посвященная рыболовству: «Жизнь и ловля пресноводных рыб: С приложением «Рыболовного календаря» Л.П. Сабанеева [Сабанеев 1960], «Справочник рыболова» М.С. Калугина [Калугин 1989].

В итоге было выявлено около 340 лексических единиц. Для анализа привлечены дополнительные источники:

1)   специальная литература, связанная с рыболовством, обращение к

которой обусловлено, во-первых, «внеязыковой» направленностью изучаемого

материла, во-вторых, тем, что в картотеке и в лингвистических словарях

названия рыб представлены часто с неточным, ошибочным толкованием, без

латинских эквивалентов, что затрудняет идентификацию реалий, так как одно и

то же название может обозначать разные виды рыб;

  1. словари литературного языка;
  2. для установления происхождения слова и установления связей лексики с   другими   славянскими   языками   привлекались   данные   этимологических

7


словарей А. Преображенского, О.Н. Трубачёва, М. Фасмера, П.Я. Черных, Н.М. Шанского;

4) для выяснения связей исследуемой лексики с другими русскими говорами использовались диалектные словари других территорий.

Теоретической и методологической основой исследования послужили труды следующих отечественных учёных: Л.И. Баранниковой, О.И. Блиновой, В.В. Виноградова, А. С. Гер да, О.В. Загоровской, Т.С. Коготковой, В.Т. Коломиец, Н.А. Лукьяновой, И.А. Оссовецкого, В.В. Усачёвой, Ф.П. Филина и др.

Методы исследования. В процессе сбора материала использовался метод

полевого         диалектологического         исследования,          предполагающий

непосредственное общение с диалектоносителями (наблюдение и интервьюирование), при этом материал уточнялся и дополнялся с помощью метода лингвистического эксперимента («спровоцированные» контексты). При анализе языкового материала использовались следующие методы: описательный метод, включающий в себя наблюдение, обобщение и классификацию материала; метод компонентного анализа с привлечением в ряде случаев этимологического анализа; сопоставительный метод; сравнительно-исторический метод; лингвогеографический метод, включающий методы картографирования и интерпретации полученных данных.

Научная новизна работы состоит в том, что настоящее исследование представляет собой первый опыт комплексного описания ихтиологической лексики воронежских говоров Восточной группы южнорусского наречия. Впервые осуществлён лексико-семантический, ономасиологический, словообразовательный и лингвогеографический анализ применительно к названиям рыб исследуемой территории. Выявлен и описан перечень мотивационных признаков, их связь с называемым предметом. В научный обиход введены новые сведения, фиксируется расширение ареала для ряда известных лексем, уточнён ареал некоторых слов, обнаружен ряд ихтионимов, составляющих   лексическую   специфику   воронежских   говоров,   уточнены

8


универсальные семантические переходы в изучаемой группе слов в воронежских говорах.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что исследована системная организация ихтиологической лексики в воронежских говорах; выявлены принципы номинации рыб; в научный оборот введена новая лексика, не отмеченная до настоящего времени в имеющихся источниках; уточнены ареалы распространения многих лексем.

Практическая значимость диссертации определятся возможностью использования её результатов в «Лексическом атласе русских народных говоров», при составлении «Словаря воронежских говоров» и «Лексического атласа Воронежской области», в практике вузовского преподавания курса русской диалектологии, исторической лексикологии, спецкурсах по региональной лексикологии, лексикографии и ареальной лингвистике.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Ихтиологическая лексика в воронежских говорах системно организована; основными отношениями лексических единиц внутри данной ТГ являются вариативные, синонимические и полисемантические.
  2. В анализируемой группе слов представлены универсальные семантические переходы.
  3. В составе исследуемой группы лексики отмечается семантическая подвижность, отсутствие однозначности большого количества единиц и, как следствие, наличие слов-полисемантов.
  4. Специфику исследуемой ТГ составляет преобладание лексем с прозрачной внутренней формой, многообразие мотивационных признаков, при этом наиболее распространёнными являются признаки, характеризующие предмет по внешним особенностям.
  5. Основными способами образования номинативных единиц являются морфологический и лексико-семантический способы.

9


  1. Большую часть названий рыб составляет южнорусская лексика; кроме того, выделяется значительный пласт узколокальной лексики, в том числе прежде не зафиксированной письменными источниками.
  2. Анализируемая лексика не даёт чётких отграничивающих изоглосс, лексемы представлены точечно.
  3. В регионе сохраняется использование ихтиологической лексики переселенцев из южных областей и не сохраняется указанная лексика в речи переселенцев из северных и центральных областей.

Апробация работы. Основные положения и результаты исследования были апробированы автором на Первой Всероссийской научной конференции «Ономастика и общество: язык и культура» (Тамбов, 2010); VII-ой Международной научно-методической конференции «Современная языковая ситуация и совершенствование подготовки учителей-словесников» (Воронеж, 2010); Ш-ей Международной научно-практической конференции «Родной язык: проблемы теории и практики преподавания» (Борисоглебск, 2011); на VI-ой международной научно-практической конференции «Проблемы изучения живого русского слова на рубеже тысячелетий» (Воронеж, 2011); на ежегодной научно-практической краеведческой конференции «Воронежское краеведение: традиции и современность» (Воронеж, 2010, 2011); на ежегодных научно-практических конференциях преподавателей и аспирантов филологического факультета Воронежского государственного университета (Воронеж, 2009, 2010, 2011). Диссертация обсуждалась на кафедре славянской филологии Воронежского государственного университета.

Отдельные положения исследования отражены в   10 публикациях, две из

которых       представлены   в   журналах,   рекомендованных   ВАК   РФ   для

кандидатских исследований.

Структура   работы   обусловлена   целями,   задачами,   проблематикой

исследования. Работа состоит из Введения, трёх глав, Заключения, списка

использованной литературы и приложений («Словарь ихтиологической лексики

10


воронежских    говоров»,    «Список    обследованных    населённых    пунктов» «Тематический атлас», «Иллюстрации»).

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается выбор темы, её актуальность, определяются объект и предмет исследования, формулируются цели и задачи работы, называются основные методы исследования, указывается материал, послуживший источником исследования, определяются научная новизна, теоретическая и практическая значимость, излагаются основные положения, выносимые на защиту, приведены сведения об апробации работы.

В первой главе «Теоретические основы изучения ихтиологической лексики воронежских говоров» обобщены и проанализированы основные научные позиции, связанные с проблематикой работы.

В первом параграфе рассматривается системный подход к исследованию лексико-семантического уровня, который справедлив не только по отношению к литературному языку, но и к диалектам. В настоящее время системность территориального диалекта является общепринятым положением и признаётся практически всеми лингвистами, независимо от их общетеоретических воззрений [Баранникова 1967; Блинова 1975, 1984; Денисов 1980; Демидова 1982; Ильинская 1991, 1998; Маслов 2006; Мельниченко 1972; Оссовецкий 1982; Сороколетов 1968, 1978; Филин 1966, 1982 и др.]

Преимущества системного описания лексики говоров трудно переоценить. Как заметил Д.Н. Шмелёв, «от внимания диалектологов, пока они оставались в рамках фиксации изолированных словарных отличий, ускользали многие существенные черты лексико-семантического своеобразия изучаемых говоров» [Шмелёв 1973: 28]. В настоящее же время «показателен сдвиг в изучении диалектной лексики. Пока изучение диалектной лексики состояло главным образом в регистрации словарных (в том числе и семантических) различий, в установлении разрозненных «изоглосс», лексико-семантическое

11


своеобразие различных говоров могло угадываться только сквозь призму довольно случайных, почти несопоставимых друг с другом фактов. Первые же опыты системного описания некоторых групп диалектной лексики представили эти факты в новом, гораздо более глубоком освещении» [Шмелёв 1969: 7].

Под системой в диалекте, вслед за К.И. Демидовой, мы будем понимать «совокупность компонентов, находящихся в определённых связях и отношениях, характерных для данного уровня системы, ограниченной в функционировании определённым ареалом» [Демидова 1982: 9].

О.В. Загоровская указывает на необходимость разграничения подходов

при описании структурно-семантических связей слова в микросистеме

отдельного говора и макросистемах различных уровней (группы говоров,

диалектной группы, диалектной зоны, наречия). В связи с этим исследователь

говорит о существовании «реальной системности» и «конструктной

системности». «Реальная системность свойственна языковым образованиям,

обладающим        реальной        коммуниктивностью,        характеризующимся

взаимосвязанностью элементов, определяемой наличием единого реального языкового сознания. Конструктная системность свойственна теоретически моделируемым языковым образованиям, объединяющим несколько частных языковых образований или их совокупностей, обладающим потенциальной коммуникативностью, не имеющим прямой взаимообусловленности элементов, но характеризующимся определёнными системными соответствиями» [Загоровская 2011: 119]. К конструктным языковым образованиям автор прежде всего относит национальный язык, «который представляет собой языковую макросистему максимальной степени абстрактности...» [Загоровская 2011: 119]. В составе макросистемы национального языка можно выделить конструктные макросистемы более низкой степени абстрактности.

Воронежские говоры представляют собой систему подсистем, совокупность единиц более мелкого ранга - говоров отдельных населённых пунктов. С этой точки зрения воронежские говоры следует рассматривать как конструктную макросистему низкой степени абстрактности.

12


Во втором параграфе обосновывается тематический подход к изучению лексики. Основными лексическими объединениями, традиционно выделяемыми в диалектной лексике, являются тематические группы (далее ТГ) и лексико-семантические группы слов (далее ЛСГ). Проблемы выделения ТГ и ЛСГ, принципы объединения в них слов, анализ отдельных ТГ и ЛСГ на материале различных говоров являлись предметом специального исследования в работах следующих учёных: Т.П. Бытевой [1978], В.Г. Гака [1972, 1990], К.И. Демидовой [1982], Н.Г. Ильинской [1998], Л.М. Карамышевой [1988], В.И. Кодухова [1955], В.Л. Козлова [1971], А.А. Кретова [1984], О.Д.Кузнецовой [1969], И.А.Лукьяновой [1970], Е.М.Меркуловой [1993], Т.И. Новосёловой [1972], Е.Д. Рафаиловой [1990], Ф.П. Сороколетова [1978], А.А. Уфимцевой [1968], Ф.П. Филина [1966, 1981, 1982] и др.

На материале воронежских говоров были рассмотрены: географическая лексика [Дьякова 1973], лексика одежды [Панова 2002], лексика растительного мира [Смирнова 2002], лексика питания [Карасёва 2004], лексика, номинирующая человека [Литвинова 2011], лексика кухонной утвари и посуды [Гончарова 2011 а, 20116,2011 в].

Деление словарного состава языка на ТГ и ЛСГ обусловлено тем, что «сложность природы лексического значения предопределяет возможность объединения слов как по экстралингвистическим признакам, отражающим связь значений с внешним миром, так и по чисто языковым, в основе которых лежат внутриязыковые связи» [Сороколетов 1970: 21].

Под ТГ, вслед за Ф.П. Филиным, понимается объединение слов, основывающееся на классификации самих предметов и явлений, а под ЛСГ -объединение слов, основывающееся не только на классификации самих предметов и явлений, но и на семантической соотнесённости всех слов, входящих в нее [Филин 1982]. Члены ЛСГ связаны определёнными семантико-парадигматическими отношениями (синонимии, антонимии, уточнений, дифференциации).

13


Учитывая особый лингвистический статус рассматриваемой в данной работе лексики, которая в наибольшей степени отражает внеязыковые связи, тематический подход к ней представляется оправданным и целесообразным. Изучаемые названия рыб составляют тематическую группу, в пределах которой выделяются лексико-семантические группы, основанные на семантической соотнесённости слов. При классификации наименований рыб мы, вслед за В.В. Усачёвой, опираемся на естественную систематику, принятую в ихтиологии: по семействам, а внутри них по видам (подвиды и более мелкие единицы практически нерелевантны для языка, поэтому они не выделялись, а описывались в соответствующих им видах, если для них было записано самостоятельное название).

В третьем параграфе рассматривается проблема мотивированности лексики. Для исследования лексического значения слова чрезвычайно важным является вопрос о его мотивированности, которая определяется как «структурно-семантическое свойство слова, позволяющее осознать обусловленность связи значения (семемы) и звуковой оболочки слова (лексемы) на основе соотносительности слова с языковой и неязыковой действительностью» [Блинова 1984: 186-187].

Проблема мотивированности получила освещение в работах Н.Д.Арутюновой [1977], О.И.Блиновой [1972, 1984, 1985, 1986, 2004], Т.И. Вендиной [1998], Н.Д. Голева [1972, 1976, 1977, 1981, 1989], В.Е. Гольдина [1970], В.А. Губановой [1996], Е.В.Кузнецовой [2005], В.Г. Наумова [1985], Е.Н. Топоровой [2001], М.Н. Янценецкой [1977] и др.

Не подлежит сомнению тот факт, что существует тесная связь принципов номинации с определенной тематической группой слов. На основе многочисленных исследований выявлено, что принципы номинации характеризуются тематической «привязанностью»: для разных тематических групп лексики свойственны как общие, так и частные, специфичные принципы номинации   и   набор   мотивировочных   признаков.   Это   обусловлено   как

14


внеязыковой сферой, так и внутриязыковыми семантическими закономерностями [Блинова 1972, Голев 1978, Гольдин 1970].

Исследователи отмечают богатство мотивированных диалектных слов, которые по количеству во много раз превышают слова немотивированные. Слов с затемнённой внутренней формой в диалектах минимальное количество.

Народные названия рыб с точки зрения их мотивированности рассматривались в работах Е.А. Березовской [2006], Н.Д. Голева [1978], Н.Г. Олесовой [2006], Ю.В. Халюкова [2008] и др. В результате своих исследований авторы пришли к выводу, что большая часть наименований мотивирована внешним видом рыб.

Лексическая мотивация играет огромную роль в возникновении и

функционировании синонимов в системе диалекта. Вопросы синонимии в

лексике русских народных говоров рассматривались в работах многих

исследователей: Л.И. Баранниковой [1972], О.И. Блиновой [1972, 1986],

Т.С. Коготковой [1968, 1979], Н.Я.Лукьяновой [1970, 1983], Л.К. Лыжовой

[1972],    Г.А.    Ракова    [1988],        С.Г. Солтана    [1970],    Р.В. Херольянца,

В.Н. Кретовой [1966], Ф.П. Филина [1966] и др.

Многие        явления,        предметы        действительности        являются

многопризнаковыми, поэтому при обозначении одного и того же явления, предмета возможно появление многочисленных синонимов. Выбор признака, положенного в основу номинации, зависит, с одной стороны, от того, какой именно признак является существенным в данный момент, так как «в одном акте номинации есть возможность актуализировать лишь часть имеющихся знаний» [Майданова 1979: 79], с другой стороны, зависит от субъекта, который на своё усмотрение выбирает тот самый единственный признак из ряда возможных. От субъекта зависит и выбор средств номинации.

Таким образом, наличие нескольких наименований для одного понятия может быть обусловлено либо использованием различных мотивировочных признаков, либо разнообразием средств номинации при одном мотивировочном признаке.

15


Вторая глава «Лексико-семантической анализ ихтиологической лексики воронежских говоров» посвящена анализу ЛСГ ихтионимов в лексико-семантическом, ономасиологическом, словообразовательном аспектах.

В первом параграфе кратко освещается история рыболовства в Воронежском крае.

Во втором параграфе представлен список ихтиофауны Воронежской области. По последним данным, в составе ихтиофауны водоёмов обследуемой территории зафиксировано 16 семейств и 59 видов и форм рыб. В результате исследования были отмечены народные названия только для 28 видов рыб. Отсутствие номинаций касается редких видов, находящихся на грани исчезновения, а также видов, которые являются проходными, т.е. появляются в водоёмах области только на время нереста.

Третий параграф посвящен анализу общих названий мелкой рыбы. К данной группе мы относим наименования рыб безотносительно их видовой принадлежности, то есть эти названия выступают в значении 'любая мелкая рыба'. Относительно большое количество данного рода наименований обусловлено скорее всего экстралингвистическими причинами (в водоемах в большей степени обитает мелкая рыба).

В четвёртом параграфе исследуются названия рыб семейства карповых Cyprinidae. Здесь содержится описание двадцати лексико-семантических групп: «Названия белоглазки - Abramis sapa», «Названия верховки - Leucaspius delineates», «Названия голавля - Leuciscus cephalus», «Названия густеры -Blicca bjoerkna», «Названия ельца - Leuciscus leuciscus , Leuciscus danilewski», «Названия жереха - Aspius aspius», «Названия карася - Carassius carassius, Carassius auratus gibelio», «Названия карпа - Cyprinus carpio», «Названия краснопёрки - Scardinius erythrophthalmus», «Названия леща - Abramis brama», «Названия линя - Tinca tinca», «Названия пескаря - Romanogobio albipinnatus, Gobio gobio», «Названия плотвы - Rutilus rutilus, «Названия подуста -Chondrostoma variabile», «Названия сазана - Cyprinus carpio», «Названия синца -    Abramis    ballerus»,    «Названия    толстолобика    -    Aristichthys    nobilis,

16


Hypophthalmichthys molitrix», «Названия уклейки - Alburnus alburnus», «Названия чехони - Pelecus cultratus», «Названия язя - Leuciscus idus».

В пятом параграфе анализируются названия рыб семейства окуневых Percidae. Здесь описывается 4 лексико-семантические группы: «Названия ерша обыкновенного - Gymnocephalus cernuus», «Названия донского ерша -Gymnocephalus acerinus», «Названия окуня - Perca fluviatilis», «Названия судака

-  Stizostedion lucioperca».

В шестом параграфе рассматриваются названия рыб семейства щуковых Esocidae (ЛСГ «Названия щуки - Esox lucius»), в седьмом - названия рыб семейства налимовых Lotidae (ЛСГ «Названия налима - Lota lota»), в восьмом

названия рыб семейства сомовых Siluridae (ЛСГ «Названия сома - Silurus

glanis»), в девятом - названия рыб семейства головешковых Eleotridae (ЛСГ

«Названия ротана - Perccottus glennii»).

Названия рыб в воронежских говорах представляют собой многочисленную группу. Наличие в водоёмах области самых разнообразных видов рыб привело к возникновению большого числа лексем, служащих для её обозначения. На 28 видов рыб приходится 320 наименований. Наиболее широко представлены группы номинаций щуки (22), карася (18), окуня (16), ротана (16), уклейки (15), густеры (15), жереха (14), пескаря (14), налима (13), плотвы (13), леща (12), обыкновенного ерша (12), что, вероятно, связано с широким распространением данных видов рыб.

Ихтиологическая лексика в воронежских говорах системно организована. Основными отношениями лексических единиц внутри данной ТГ являются отношения вариативности, синонимии, полисемии.

В исследуемой группе представлены фонетические (голавлъ-голавъ, белесь-белесь, карась-крась, сказоб-сказуб и др.), фонетико-морфологические (пескар-пескаръ, землян-землянъ) и словообразовательные (сорога-сорожка, сопля-сопляк, зубастая-зубоскалка и др.) варианты, бытование которых обусловлено устной формой существования диалектного языка.

17


Отмечаем большое количество синонимических соответствий, указывающее на особенности восприятия денотата носителями говора, что приводит к появлению значительного массива наименований, созданных с использованием различных мотивировочных признаков и средств номинации (густера Blicca bjoerkna: густера - доска - зобан - калина - краснопера -кругляк - ласкиръ - плитка - плоскиря - синева - фанера; лещ Abramis brama: горбатый - заслинка - киляк - костлявый - ласкырик - лещ - синчик - фанера - чебак и др.).

В этимологическом плане большая часть наименований представлена лексемами со славянскими корнями. Показательно, что при установлении этимологии ряда названий, исследователи не приходят к единому мнению. Причина этого явления, вероятно, кроется в древности бытования данного пласта лексики, что привело к забвению внутренней формы слов.

Особенность воронежской ихтиологической лексики состоит в преобладании мотивированных названий, характеризующихся прозрачной внутренней формой. Немотивированные наименования составляют около 10 % от общего числа единиц.

Мотивировочные признаки отличаются большим разнообразием: форма тела (кругляк, горбыль, фанера), часть тела (лобастый, глазач, голвач), общий цвет тела (ясень, синева, белеет), цвет определённой части тела (белоглазка, чернобрюх, краенопелъка), особенность кожного покрова (сопляк, слизняк, сопатый), место обитания (верхоплавка, озёрный карась), особенности передвижения (быстрянка, гонец), особенности поведения (игрунок, хват, разбойник, бандит), особенности питания (хрюшка, свинья).

Главными средствами номинации являются суффиксация (носарь, лобик), сложение основ (живоглотка, красноглазка), субстантивация (лобастый, зубастая), лексико-семантический способ (бандит, корсар, полено). Наиболее продуктивными способами деривации оказались суффиксальный и лексико-семантический. В результате анализа лексем были выделены следующие типы метафорических переносов: перенос на основе сходства внешнего вида (чёрт),

18


перенос на основе сходства формы {фанера), перенос на основе сходства особенностей питания {свинья), перенос на основе сходства поведения {байбак, аллигатор).

По структурному признаку все номинативные единицы являются однословными. Отмечаем лишь несколько двухсловных наименований {озёрный карась, водяная свинья).

Следует отметить семантическую подвижность, отсутствие однозначности большого количества единиц данной тематической группы.

В составе исследуемой лексики выявлено 30 слов-полисемантов: верховка 'любая мелкая рыба', 'обыкновенная верховка Leucaspius delineates', 'уклейка Alburnus alburnus'; килька 'любая мелкая рыба', 'обыкновенная верховка Leucaspius delineates', 'уклейка Alburnus alburnus'; красноглазка 'голавль Leuciscus cephalus', 'краснопёрка Scardinius erythrophthalmus', 'плотва Rutilus rutilus'; калинка 'густера Blicca bjoerkna', 'елец Данилевского Leuciscus danilewski'; фанера 'густера Blicca bjoerkna', 'лещ Abramis brama'; бандит 'жерех Aspius aspius', 'ротан Perccottus glennii'; блиска 'любая мелкая рыба', 'уклейка Alburnus alburnus'; бобыръ 'любая мелкая рыба', 'пескарь Leuciscus idus'; бревно 'судак Stizostedion lucioperca', 'сом Silurus glanis', 'щука Esox lucius'; гонец 'голавль Leuciscus cephalus', 'жерех Aspius aspius'; горбатый 'карп Cyprinus carpio', 'лещ Abramis brama', 'речной окунь Perca fluviatilis'; горбач 'карп Cyprinus carpio', 'речной окунь Perca fluviatilis'; горбыль 'сазан Cyprinus carpio', 'карп Cyprinus carpio', 'пескарь Leuciscus idus', 'золотой карась Carassius carassius'; доска 'лещ Abramis brama', 'густера Blicca bjoerkna'; ёрш 'речной окунь Perca fluviatilis', 'обыкновенный ёрш Gymnocephalus cernuus'; жаба 'щука Esox lucius', 'ротан Perccottus glennii'; карандаш 'судак Stizostedion lucioperca', 'щука Esox lucius' и др. Значения полисемантичных слов объединены следующими семантическими признаками: размер {верховка, килька), форма тела {карандаш, бревно), цвет определённой части тела {красноглазка, краснопёрка), особенности движения {гонец), поведение {разбойник, бандит), особенности кожного покрова {слюнявый, сопливый). Так

19


как многозначные слова включаются каждым из своих значений сразу в несколько ЛСГ, наблюдается процесс взаимного перекрещивания группировок в пределах одной ТГ.

Группа названий рыб не является замкнутой и имеет разнообразные отношения с единицами других ТГ. Анализ материала позволил выявить универсальные семантические переходы:

  1. названия морских рыб —> названия пресноводных рыба: акула, камса, килька, селёдка;
  2. животное —> рыба: аллигатор, байбак, бычок, свинья, собака, жаба, змей, кобыла, конь, крокодил, лягушонок, петух, поросёнок;
  3. часть тела —> рыба: глазанка, голавль, горлач, губан, лобач, носарь, ротан, усач;
  4. строительный материал —> рыба: бревно, доска, каменщик, плитка, фанера, полено;
  5. человек —> рыба: генерал, матрос, корсар, разбойник, кузнец, хозяин;
  6. растение —> рыба: калина, камышовка, травянка;
  7. посуда —> рыба: поднос, сковородник;
  8. орудие труда —> рыба: карандаш, коса.

Итак, специфику данной ТГ составляет сложная семантическая структура её компонентов. Большое разнообразие номинаций свидетельствует о лексическом многообразии диалекта, богатстве его семантического потенциала, развитом словотворчестве его носителей.

В третьей главе «Ареальная характеристика ихтиологической лексики воронежских говоров» представлен ареальный и лингвогеографический анализ собранной лексики.

Одним из важных аспектов в исследовании диалектной лексики является лингвогеографический аспект, который «позволяет выявить ареал слов диалекта, отсюда - их контактирование с другими лексическими единицами, широту употребления, противопоставленность-непротивопоставленность соответственным языковым фактам, генезис и т.д.» [Блинова1973: 10].

20


В отечественном языкознании вопросы лингвогеографии рассматривались в трудах Р.И. Аванесова [1952, 1957], М.А. Бородиной [1966, 1983], СВ. Бромлей [1981], Т.И. Вендиной [1994], А.Ф. Войтенко [2000], В.М. Жирмунского [1976], Г.П. Клепиковой [1968], О.Н. Мораховской [1973, 1977, 1974], В.Г. Орловой [1961], И.А. Попова [1983] и др.

Воронежский край имеет длительную и сложную историю заселения, которая подробно изложена в исследованиях Н.И. Второва [1861], Г. Германова [1857], Н.И. Гринковой [1957], В.П. Загоровского [1966, 1969, 1982, 1987, 1992], Д.К. Зеленина [1907, 1912] и др.

Анализ данных работ показывает, что население Воронежской области отличается неоднородностью этнического состава, сложившегося в результате миграционных движений из разных частей России. В настоящее время на территории края существуют различные типы говоров с севернорусскими, среднерусскими и южнорусскими чертами, а также украинские говоры.

Сопоставление воронежской ихтиологической лексики с лексикой других территорий показало, что основу исследуемых названий составляют южнорусские номинации и лексемы общерусского распространения, причём заметно преобладают первые. Севернорусские и среднерусские лексемы представлены единично. Проведённое исследование позволило уточнить ареал распространения многих лексем.

Большую группу составляет узколокальная лексика, которая представляет собой названия, не зафиксированные в просмотренных источниках или имеющие помету ворон. Их количество составляет около 40% от общего числа лексем. В рамках узколокальной лексики выделяются фонетические (голавъ, кастуръ, ласкаръ и др.), словообразовательные (жирок, калиновец, лягушонок и др.), семантические (бревно, головастик, гонец и др.) и собственно лексические локализмы (лупанъ, поледенъ, сюрик, черопузик, цимла, шуршун и др.).

Помимо определения места воронежской ихтиологической лексики на общерусском фоне, было проведено исследование распространения названий рыб на изучаемой территории при помощи метода лингвистической географии.

21


Было составлено 33 карты: 27 лексических и 6 семантических, анализ которых показал, что изучаемая группа слов не даёт чётких отграничивающих изоглосс, лексемы представлены точечно. Это обстоятельство не позволяет на основе обследуемого материала выявить локальные зоны, ареалы и микроареалы, формирующие лингвистический ландшафт Воронежской области. Но картографирование даёт возможность уточнить ареал ряда ихтионимов на общерусском пространстве.

В ходе исследования была поставлена задача - выяснить, сохраняется ли в настоящее время ихтиологическая лексика переселенцев из разных регионов России в тех местах Воронежского края, которые они заселили.

Лингвогеографический анализ показал, что в настоящее время на территориях Воронежской области, заселённых переселенцами из южных областей России, сохраняется исконная ихтиологическая лексика переселенцев (в большей степени обнаруживается связь с курско-орловскими говорами); на территориях, заселённых выходцами из центральных и северных регионов страны, исконная ихтиологическая лексика переселенцев не сохраняется. Это можно объяснить, с одной стороны, экстралингвистической причиной: видовой состав рыб, обитающих на обследуемой территории, может отличаться от видового состава, представленного на исторической родине переселенцев, с другой стороны, чисто лингвистической причиной: влияние южнорусских говоров привело к замещению севернорусской и среднерусской лексики южнорусской.

В Заключении обобщаются результаты, подводятся основные теоретические и практические итоги проведённого исследования.

Основные положения работы отражены в следующих публикациях: Работы, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, определённых Высшей аттестационной комиссией:

1. Куйдина Е.П. Номинация биологического вида Abramis Brama в

воронежских    говорах    /    Е.П.    Куйдина    //        Вестник    Воронежского

22


государственного   университета.    Серия   :   Лингвистика   и   межкультурная коммуникация. - 2011. - №2. - С. 98-100.

2. Куйдина Е.П. Названия пескаря в воронежских говорах / Е.П. Куйдина

// Вестник Воронежского государственного университета. Серия : Филология.

Журналистика. -2011. -№1. -С. 35-37.

Работы, опубликованные в других изданиях:

3.   Куйдина Е.П. Материалы к «Словарю народных названий рыб

Воронежской области» / Е.П. Куйдина // Воронежское лингвокраеведение :

межвуз. сб. науч. тр. - Воронеж : Изд-полигр. центр Ворон, гос. ун-та, 2011. -

Вып. 2. - С. 243-254.

  1. Куйдина Е.П. Названия густеры в воронежских говорах / Е.П. Куйдина // Проблемы изучения живого русского слова на рубеже тысячелетий : мат-лы VI науч.-практ. конф. - Воронеж: Воронеж, гос. пед. ун-т, 2011. - С. 76-79.
  2. Куйдина Е.П. Названия налима в воронежских говорах / Е.П. Куйдина // Воронежское краеведение: традиции и современность : мат-лы науч-практ. краеведч. конф. -Воронеж : Полиграф-Н, 2011. - С. 110-113.
  3. Куйдина Е.П. Названия окуня в воронежских говорах / Е.П. Куйдина // Современные проблемы лингвистики и методика преподавания русского языка в вузе и в школе : сб. науч. трудов (Труды молодых исследователей-филологов). - Воронеж : Научная книга, 2010. - Вып. 14 - Ч. 2. - С. 61-66.
  4. Куйдина Е.П. Названия рыб в городе Павловске Павловского района Воронежской области / Е.П. Куйдина // Современная языковая ситуация и совершенствование подготовки учителей-словесников : мат-лы VIII Междунар. науч.-метод, конф. - Воронеж : Научная книга, 2010. - С. 121-124.
  5. Куйдина Е.П. Названия судака в воронежских говорах / Е.П. Куйдина // Родной язык: проблемы теории и практики преподавания : мат-лы III Междунар. науч.-метод, конф. - Борисоглебск, 2011. - С. 153-156.

23


9. Куйдина Е.П. Названия щуки в воронежских говорах / Е.П. Куйдина //

Ономастика и общество: язык и культура : мат-лы Первой Всерос. науч. конф. -

Тамбов : Изд-во Тамб. гос. ун-та им. Г.Р. Державина, 2010. - С. 192-194.

10. Куйдина Е.П. Названия рыб в говоре села Хлебородное Аннинского

района Воронежской области / Е.П. Куйдина // Труды молодых учёных. - 2010.

-Вып. 1-2.-С. 258-261.

24

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.