WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Социально-философский анализ зрительно-образного восприятия мира в русской культуре

Автореферат кандидатской диссертации

 

Балтийский государственный технический университет

«Военмех»  им. Д. Ф. Устинова

На правах рукописи

УДК 101. 1316 (0433)

Снесарь Виктор Иванович

 

 

 Социально-философский анализ зрительно-образного  восприятия мира в русской культуре

Специальность 09.00.11 – социальная философия

 

 

Автореферат диссертации

на соискание ученой степени

кандидата философских наук

 

 

Санкт-Петербург

2012

Диссертационная работа выполнена на кафедре культурологии и глобалистики федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования  Балтийский государственный технический университет «Военмех» им. Д. Ф. Устинова.

Научный руководитель:                   доктор философских наук, профессор

Шевченко Наталья Николаевна

Официальные оппоненты:               доктор философских наук, профессор

Дорошенко Надежда Михайловна

                                                          доктор философских наук,  профессор

Савчук Валерий Владимирович

        Ведущая организация:                  Санкт-Петербургский государственный

университет водных коммуникаций

Защита состоится  15 июня 2012г., в 15 часов на заседании совета по защите докторских и кандидатских диссертаций

Д 212.010.02 при ГОУ ВПО Балтийский государственный технический университет  «Военмех» им. Д. Ф. Устинова по адресу: 190005, г. Санкт-Петербург, ул. 1-я Красноармейская, д.13, ауд. 403.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ГОУ

ВПО Балтийский государственный технический университет «Военмех»

им. Д. Ф. Устинова.

Автореферат диссертации размещен на официальном сайте 14.05.2012.

Автореферат разослан  «14» мая 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета,

канд. философских наук проф.                                               Семенов О. П.


Общая характеристика работы

Актуальность диссертационного исследования. Постановка проблемы. Актуальность темы исследования обусловлена, во-первых, развитием информационных технологий и становлением информационного общества, фундирующих потребность в изучении источников информации и способов ее получения. Познание становится главной характеристикой современного мира и это предполагает определение не столько его онтологического смысла (что познается), сколько эпистемологического (как познается). Данным гносеологическим и онтологическим парадоксом современности обусловлено нарастание интереса философского и социально-гуманитарного познания к анализу феноменов визуального.

Во-вторых, наметившаяся тенденция ослабления интереса к исследованию рационально-дискурсивных форм познания и стремление к философскому осмыслению проблематики зрительно-образных, визуальных форм освоения мира, актуализирует потребность принципиальной рефлексии знака, образа, изображения. Перед исследователями стоит задача поиска методов адекватного анализа визуальных феноменов, позволяющих исследовать такие проблемы как когерентность рационального и чувственного, сущность визуального образа, рецептивные и интерпретационные возможности и ресурсы субъекта и другие.

В-третьих, визуальное, как особый способ социальной и культурной коммуникации, трансформирует существующие представления об объективных и субъективных структурах процесса коммуникации, визуальных технологиях, позволяющих устанавливать межсубъектные и субъект-объектные связи, поворачивает европейское мировоззрение в сторону зрительно-образного мышления, традиционно преобладавшего в восточной и русской типах культур. Вошедший в употребление в конце ХХ века термин «иконический поворот» (iconic turn) в российской философии  используется в роли «геополитической метафоры» и рассматривается в контексте самобытности, в которой зрительно-образный характер мышления играет определяющую роль.   

В-четвертых, в глобализирующемся мире проект «нового мирового порядка» с единым мировым центром в США сменяется процессом формирования многополярного мира. На главные роли выдвигаются геоцивилизации, одной из которых является русско-православная геоцивилизация, характеризующаяся преобладанием зрительно-образного мышления. В этой связи, актуальным является социально-философский анализ зрительно-образного восприятия мира, определяющего самобытность русской культуры.

Таким образом, насущной задачей философии является критическая концептуализация зрительно-образного восприятия с точки зрения его воздействия на массового реципиента. Значительные успехи, инициирующие дальнейшее осмысление и развитие исследований в этом направлении, достигнуты Ж. Делезом, С. Жижеком, У. Эко, Ж. Лаканом и другими философами, рассматривающими зрительное восприятие с точки зрения формирования идентичности. С началом «визуального поворота» связано возникновение новых  направлений в исследовании визуальности, таких как визуальная социология и  визуальная антропология, а также изучение статичных и динамичных форм визуальной коммуникации, таких как кино, дизайн, реклама, мода, имидж и другие. Развивая философию «нео-иконопочитания» и логику восприятия образа, Готфрид Бем предложил термин «иконический поворот» (Iconic turn), а «иконические знаки» стали рассматриваться в качестве факторов социализации и формирования сознания личности в информационном обществе.

Не смотря на обилие критических и интерпретационных работ, посвященных концепциям визуального, современная социальная философия демонстрирует явное упущение в области изучения традиции осмысления феномена зрительно-образного восприятия. Актуальной представляется также проблема экспликации сущностных оснований зрительно-образного восприятия и демаркация философской аналитики от научных и искусствоведческих подходов. Исследование в данном аспекте позволит  реконструировать историческую хронологию и выявить преемственность, направления эволюции и границы философской традиции изучения визуального. Сказанное позволяет утверждать, что обращение к анализу проблемы зрительно-образного восприятия мотивировано как теоретико-методологическими  потребностями философского познания, так и практическими нуждами современного общества.  Кроме того, остается открытым вопрос о том, можно ли говорить о зрительно-образном восприятии как способе постижения бытия и условии, определяющем самобытность русской культуры.

Таким образом, проблема диссертации заключается в реконструкции процесса генезиса и эволюции западной и отечественной традиции изучения зрительно-образного восприятия, позволяющей найти объяснение проблемы сущности и роли иконической символики и зрительного образа в русской культуре и современном российском социуме.

Степень разработанности проблемы

Феномен «зрительно-образного восприятия» был предметом широкого обсуждения в античности (Гераклит, Платон, Эмпедокл, Демокрит). Духовный акт усмотрения эйдоса вещи был связан с созерцанием и умозрением, ставился выше дискурсивной мысли (интеллектуального рассуждения). В Индии и Китае этот предмет философы связывали с проблемой сознания и бытия, воспитывали повышенную способность к наблюдению, противопоставляя его «действию». В византийской философии (теория образа и иконы) «зрительно-образное восприятие» выполняло фундаментальную роль в мировоззрении, а зрительный образ рассматривался как способ и средство трансляции сакральных знаний.

Философы Нового времени, опиравшиеся на разум и опыт как на абсолютное основание, не выработали единой точки зрения на восприятие. В эмпиризме восприятие – это чувственный способ познания. В разуме нет ничего, чего бы не было прежде в чувствах, утверждал Дж. Локк. В рационализме роль восприятия в процессах познания оценивалась относительно низко. Все воспринятое может оказаться обманом или сном злого гения, считал Р. Декарт. Осознание ограниченности такого понимания восприятия наступило только в конце XIX века.

Русская философия в XIX веке отличалась  характерным для нее онтологизмом и продолжала древнерусскую традицию художественно-символического осмысления бытия. В онтологическом символизме видимый мир выступал символом невидимого. Постулировалось, что принципом познания мира есть иконичность, где человека, вселенную, пространство и время можно видеть, описывать и изучать как антиномичный иконообраз. Философ Е. Н. Трубецкой писал, что русская культура раскрылась как глубочайшее «умозрение в красках». В отличие от западной культуры, имевшей намеренное пренебрежение к знакам невербальных языков она не создала такого же уровня мировоззрение в понятиях. На важнейшую структурообразующую роль иконы в обществе указывал П. А. Флоренский. Он называл ее «умопостигаемой осью» народного быта, «деформирующую» и преображающую мир, пронизывающую его своими «энергиями». Продолжая концепцию синергийности иконичного образа, С. Н. Булгаков разрабатывал идею «иконизации бытия», выделяя в этом смысл и задачу национального существования. Онтологизм иконообраза так же был предметом анализа         В. Ф. Эрна и  Ю. А. Олсуфьева. В социо-культурной сфере начала XX века наблюдался сдвиг в сторону онтологической проблематики анализа зрительных образов. Обнаружив в этом переход от рационалистического к иррационалистическому, сверхрационалистическому мышлению,                    Н. А. Бердяев назвал современность «новым средневековьем».

Некоторые русские ученые предприняли попытку осмыслить феномен воздействия визуальности на сознание масс. Влияние внешней среды на целостный организм изучали   В. М. Бехтерев, И. П. Павлов, И. М. Сеченов. Используя естественнонаучные методы, они проникали в сферу тех отношений человека с миром, которые обеспечивают фиксацию видимого в психических процессах, используя информацию. Изменение структур сознания может происходить под влиянием акта внушения, источником которого выступают зрительные образы. «Обходя» разум и затемняя «я-сознание», визуальность порождает цепные реакции воображения – считал нейрофизиолог                    В. М. Бехтерев.

В общественных отношениях и в становлении человека социального  визуальность обретала символическую форму представлений и знаков, теряя изначальный онтологический смысл. Синхронные тенденции смещения внимания в сторону анализа восприятия визуальности обнаружились в трудах по феноменологии, морфологии культуры, гештальтпсихологии, психологии восприятия и семиотике. Феноменология Э. Гуссерля представляла собой учение о созерцании сущности и признавала платоновское умозрение «мира по истине» посредством зрительного восприятия вещи как усмотрение ее эйдоса.    М. Мерло-Понти рассматривал опыт зрительно-образного восприятия как процесс выявления фундаментальных смыслопорождающих структур и механизмов взаимодействия человека с окружающим миром. Неоспоримый вклад в осмысление этого феномена внесли авторы геннокультурной коэволюции, синергетики, теории информации и другие. В геннокультурной коэволюции зрительное восприятие выступало как процесс «переработки информации», предполагающий прямую направленность от генов к социальным ситуациям. Утверждалось, что на основании определенных генетических правил у человека формируются образы ментальности и структуры поведения. Единицей социокультурной информации в данных концепциях выступали «культургены» — генетические информационные центры, соответствующие образцам поведения и взаимодействия с окружающей средой. Согласно Дж. Гибсону, восприятие — это не сканирование поверхности, а формирование образа в сознании. Человек мыслил не биологическим конструктом, бездумно пропускающим зрительную информацию сквозь сетчатку глаза, а личностью, превращающей информацию в образ. Это поднимало на новый  уровень философское понимание социокультурных проблем восприятия, изменяя ценностные ориентации личности. В ряде культурологических концепций (Ж. Бодрияр, Ж. Лакан,         С. Жижек, У. Эко) зрительное восприятие (видение) предстало главной инстанцией формирования идентичности, например, идеология, зашифрованная в зрительных образах, непосредственно участвует в формировании субъективности индивида и общественного сознания  на уровне бессознательного. С выходом в 1986 году книги «Видение и визуальность» под редакцией Х. Фостера было связано начало «визуального поворота». Возникли новые интеллектуальные  направления — визуальная социология,  визуальная антропология, появился журнал «Visual Sociology». В начале 90-х годов XX века замечен резкий всплеск исследований визуального, включавших в себя изучение взаимоотношений фотографии и власти, статичные и динамичные формы визуальной коммуникации, такие как кино, дизайн, реклама, мода, имидж. Конрад Фидлер подверг основательной критике кантианство и отвел главную роль в конструировании и репрезентации реальности функции зрительного образа. Развивая философию «нео-иконопочитания» и логику восприятия образа, Готфрид Бем предложил термин «иконический поворот» (Iconic turn). На развитие этой концепции повлияли работы наиболее цитируемых западных авторов – Н. Лумана и   П. Вирильо. Разработавший программу «культурной социологии» Дж. Александр, провозгласил «иконические знаки» главными факторами социализации и формирования сознания личности индивида в информационном обществе. К. Вульфом была обнаружена генетическая связь воображения с интеллектуальной и визуальной культурой индивида. Он определил способность человека посредством зрительного восприятия модифицировать и инкорпорировать информацию в образы как определяющее условие человечности (condition humana). Р. Спери выделил два типа мышления: пространственно-образное и логико-вербальное.

Российские философы В. А. Жуковский и Д. В. Пивоваров обратили внимание на то, что за обработку зрительной информации отвечает правое полушарие, способное к одномоментному и целостному «схватыванию», обеспечивающему создание целостного образа и многозначного контекста. Большей частью материала для процесса сознания служит зрительная информация. При этом любой зрительный образ трактуется как сообщение; с помощью вербального языка человек получает не более 30% информации, остальную — на языке визуальных образов. В. А. Лекторский, выделяя повышенное значение зрительного восприятия, обнаружил особый вид получения знания, характеризующийся переживанием от непосредственного контакта с реальностью. Анализу особенностей восприятия визуальной культуры посвящены междисциплинарные исследования, например, в исследованиях «языка визуальности» выделяются ученые Российской ассоциации визуальной антропологии, МГУ, ЕГУ, Пермского государственного университета и ряд других вузов и научных центров. Внимание медиафилософов СПбГУ направлено на изменение мышления в условиях глобализации культуры.

В истории философии зрительно-образное восприятие иногда отождествлялось с понятием «созерцания», накопившего множество противоречащих друг другу значений. Таким образом, в работах российских и зарубежных ученых были сделаны первые шаги системного изучения зрительно-образного восприятия, но нет исследований его как способа постижения бытия и самобытности русской культуры.

Объект исследования

Традиция исследования зрительно-образного восприятия, сложившаяся в философской, психологической и научной литературе.

Предмет исследования

Закономерности формирования традиции исследования визуальности и специфика механизмов формирования и функционирования зрительно-образного восприятия в русской культуре и современном российском обществе.

Цель и задачи диссертационного исследования

Целью диссертационного исследования является социально-философский анализ тематизации визуального в контексте западной и отечественной философской традиции, позволяющий выявить сущность, специфику и механизмы функционирования зрительно-образного восприятия в русской культуре.

Достижение поставленной цели предопределило постановку и решение следующих взаимосвязанных задач:

  1. Тематизировать подходы к анализу зрительно-образного восприятия, сложившиеся в социальной философии, эксплицировать специфику философской аналитики  данной проблемы.  
  2. Представить предметный анализ специфики психологической, физиологической и когнитологической стратегий в исследовании зрительно-образного восприятия.
  3. Выработать определение зрительно-образного восприятия как философского феномена и установить характер его проявления в русской культуре.
  4. Обосновать положение о том, что современная культура является культурой процессуально трансформирующихся иконических образов, сущностные характеристики которых позволяют раскрыть их специфику и отличие от «иконных» и «иконичных».
  5. Выявить онтологический статус и аксиологические характеристики иконического восприятия мира как мировоззренческого базиса русско-православной цивилизации, противоположного западноевропейскому, вербально-логическому сознанию.
  6. Исследовать значение визуальных форм коммуникации, как структурообразующих элементов русской культуры,  в условиях современного общества.

Научная новизна исследования:

  1. В контексте исследования целостной панорамы эволюции подходов к анализу визуального, сложившихся в отечественной и западной философской традиции, эксплицированы сущность, функции и структура зрительно-образного восприятия как свойства бытия человека, способа познания окружающего мира и источника информации.
  2. Обоснована методология междисциплинарного подхода к исследованию проблемы визуального, предполагающая учет философского, культурологического, искусствоведческого, психологического и физиологического аспектов и позволяющая рассматривать формирование и развитие русской культуры в контексте зрительно-образного восприятия, обусловившего её самобытный характер.
  3. Раскрыты и актуализированы онтологические, гносеологические и аксиологические возможности зрительно-образного восприятия и невербальных форм коммуникации, таких как «иконические символы»; показано их мировоззренческое значение в процессе социализации и формировании идентичности личности в рамках русской геоцивилизации и культуры. Обосновано положение о том, что зрительно-образное восприятие генетически присуще восточнославянской культуре и является фундаментальной основой русско-православной цивилизации.
  4. Доказана важность анализа зрительно-образного восприятия для более глубокого понимания закономерностей развития информационного общества, раскрытия его противоречивого характера, позволяющего использовать в манипуляционном контексте феномены визульного, обладающие более глубоким содержанием и множественными способами трансляции смыслов по сравнению с вербальными средствами коммуникации.

Положения, выносимые на защиту

  1. Тематизация противоположности формально-логического и зрительно-образного мышления в западной философской традиции обусловлена концептуализацией когнитивной мифологической основы, утвердившей вербальную традицию как способ познания, форму организации культурной и социальной коммуникации. Культура слова вытесняла сакральность зрительного образа, утрачивающего свою аксиологическую неприкосновенность.
  2. Современная философия, активно занимающаяся проблемой визуализации информации, отказывается от укорененного в европейской философии и естествознании противопоставления чувственного и рационального знания и рассматривает зрительно-образное восприятие (видение) в качестве фактора формирования идентичности, субъективности индивида и общественного сознания на уровне бессознательного. Складывающаяся новая интеллектуальная традиция «визуальных исследований», демонстрирующая попытку построения альтернативной («визуальной») гносеологии и критику рационализации культуры, включает в себя исследования статичных и динамичных форм визуальной коммуникации, таких как фотография, кино, дизайн, реклама, мода, эстетика окружающей среды и др.
  3. Фундаментальными основаниями генезиса русской социокультурной  картины мира являлись онтологизм и аксиологизм зрительно-образного восприятия. Невербализуемость сакральной сущности – важнейший принцип древнерусской культуры, в которой основные духовные ценности, в частности религиозные, философские и этические, выражались в зрительных образах. В отличие от традиционного русского мировоззрения, характеризующегося иконичным сознанием, соединяющим в восприятии структуры видимого и невидимого, для описания современной картины мира используют термин «иконическое», как упрощенный, унифицированный вариант «иконичного».
  4. Информационное общество характеризуется специфичностью коммуникации, в которой главным коммуникантом является зрительный образ. Иконический поворот означает сдвиг социокультурной жизни в сторону визуальных средств коммуникации.

В современном мире происходит формирование «визуальной цивилизации» и  визуализация социокультурного поля, следовательно, русская культура имеет уникальный шанс использовать самобытные особенности восприятия в исторической перспективе.

Теоретико-методологические основания исследования

Теоретическими основаниями социально-философского анализа зрительно-образного восприятия являются онтологические, гносеологические и аксиологические аспекты, берущие свое начало в платонизме и византийской патристике и позволяющие обнаружить различие  «иконных» и «иконических» символов, а также выявить ценность визуальной информации и определить ее значение в традиционной русской культуре и информационном обществе. В качестве методологической основы выступает междисциплинарный подход, который дает возможность синтезировать социально-философский, психологический, антропологический и культурологический опыт исследований, выработать новую  модель, адаптированную по отношению к нашей проблеме, и показать механизмы взаимодействия человека и визуальной культуры.

В качестве основных методов исследования использованы:

— Метод восхождения от абстрактного к конкретному, дающий возможность обосновать признание зрительно-образного восприятия в качестве исходной типологической «единицы»  русской культуры.

— Сравнительно-исторический метод, дающий возможность сравнить различные способы осмысления зрительно-образного восприятия на протяжении всей истории философии.

— Системный анализ, позволяющий рассмотреть зрительно-образное восприятие в связях и отношениях с такими философскими категориями, как бытие, познание, культура.

— Проблемный подход, позволяющий выяснить, что собою представляет зрительно-образное восприятие как свойство человеческого бытия, источник информации и способ постижения мира.  

Практическая значимость исследования

 Феномен зрительно-образного восприятия может быть использован в педагогике и методиках образования, отвечающих современным требованиям. Это способно поднять на новый уровень интеллектуальные возможности подрастающего поколения и, опираясь на генетически заложенные этнические особенности, ускорить развитие личности в современных условиях. Полученные результаты исследования помогут раскрыть специфику взаимодействия человека с окружающей средой, характер восприятия культурных, социальных и политических явлений.

Практическая значимость исследования для современного человека заключается в развитии способности анализа визуальной информации в различных областях культуры и общества: иконичных символов, артефактов, визуальных знаков цифровых коммуникаций, рекламы, политической пропаганды. Выявление различия иконичных и иконических символов  в визуальной культуре позволит глубже исследовать истоки «образного априоризма», лежащие в основе традиционной русской культуры.

Результаты исследования могут быть использованы в прогнозировании и управлении процессами восприятия, в государственной политике, стратегиях развития общества, в психологии, культуре и разработке новых методов образования и воспитания, а также в преподавании курсов по социальной философии, антропологии, культурологии, социальной экологии и других дисциплин в высших и средних учебных заведениях.

Апробация работы

Основные положения и результаты диссертационного исследования  были опубликованы в виде статей, докладов и тезисов в сборниках научных трудов различных научных конференций. Наиболее важные результаты исследования докладывались и обсуждались на международных и всероссийских научно-практических конференциях в т. ч.: Дни петербургской философии                 (С-Петербург, СПбГУ 19. 11. 2008 г.), секция «Человек как творец и творение культуры»; Дни петербургской философии  (С-Петербург, СПбГУ 20. 11. 2009 г.), Центр изучения средневековой культуры, международная конференция «Диспозиция Средневековья в истории мировой культуры»; Международная научно-практическая конференция «Духовно-нравственное воспитание на основе отечественных культурно-исторических и религиозных традиций и ценностей», Республика Беларусь, г/п. Жировичи, Минская духовная академия (27. 05. 2010 г.); Научная конференция  «Советская культура: эволюция идей и ценностей»,    С-Петербург. БГТУ «Военмех» им. Д.  Ф.  Устинова (25. 06. 2010 г.). По теме диссертации опубликовано 12 научных статей, общий объем 152 тыс. знаков (7,6 п. л.). Отдельные результаты исследования были внедрены в учебные курсы по социологии и культурологии, читаемые на кафедре культурологии и глобалистики БГТУ «Военмех» им. Д.Ф.Устинова. 

Структура диссертации

Структура диссертации определяется ее целями и задачами и состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

 Во введении  обосновывается актуальность темы исследования, выясняется  степень ее разработанности, определяются  цели и задачи исследования, обосновываются методологические принципы и раскрывается теоретическая и практическая значимость исследования.

В первой главе «Философско-методологический анализ зрительно-образного восприятия» представлен развернутый философский и научный анализ осмысления зрительно-образного восприятия.

В параграфе 1.1 «Этапы эволюции философского осмысления зрительно-образного восприятия» дается анализ понятия «зрительно-образное восприятие» на разных этапах философской и научной мысли.

Параграф 1.2 — «Зрительно-образное восприятие в древнегреческой философии и византийской патристике». Древний социокультурный образ философа тесно связан с понятием умозрения и созерцания. Архаическое мировосприятие оперировало пространственными категориями. Терминология античной философии так же была связана с визуальным мышлением: «эйдос», «идея», «теория» этимологическивосходили к словам «вид», «видеть» и «созерцать». Во времена Платона и Аристотеля познание понималось как род видения и созерцания. В то же время, наряду со сверхчувственным познанием мира развивалось направление рационалистического,  формально-логического метода. 

Византийская философия, обнаружив антиномию между Ratio и Логосом, противопоставила эти методы познания. Проблема выбора стратегических средств познания оказалась причиной длительных богословских и философских споров, именуемых иконоборчеством. Седьмой Вселенский собор (787 г.) закончился принятием догмата иконопочитания, победой последователей зрительно-образной традиции. Втеориях зрительного образа и иконы,синтезировавших античную и ближневосточную культуру на основе христианской идеи Боговоплощения, отразилась концепция превосходства зрительно-образного восприятия по отношению к другим способам познания мира. Важнейшей предпосылкой эстетического сознания оказалась своеобразная гносеология, пришедшая к осознанию невозможности выражения опыта лишь с помощью вербального понятийного аппарата. Византийская патристика рассматривала видимый мир как мир отраженных сущностей, несущих в себе знание. Бесстрастная красота, любовь и познание стали синонимами, наделенными глубочайшей взаимосвязью. В общественном бытии и сознании византийцев центральное положение занял иконичный образ. При этом сакральность природы слова не была нарушена. Визуальная и вербальная традиции присутствовали в гармоничном соотношении. Вместе с тем, наметившийся позже поворот в сторону вербальной традиции способствовал секуляризации культуры и развитию научных знаний.

В параграфе 1.3 «Интерпретация зрительно-образного восприятия в европейской философской традиции»прослеживаются дальнейшие этапы эволюционного осмысления восприятия. В противовес восточной философии с ее «визуальной» направленностью, где рациональность была лишь вспомогательной частью культуры, западная (латинская) философия со времен иконоборчества постепенно становилась на путь рационализации бытия и сознания. Методы формально-логического познания известны  были со времен античной традиции, но только латинская традиция делает  платоновское «не геометр не войдет!» лейтмотивом новой философии и приводит ее на порог европейского рационализма и власти письменного знака. Наступившая в  XIV–XV веках атмосфера скептицизма ускорила процесс рационализации сознания. Социальное и личностное бытие разделилось на чувственное и эмпирическое («empeiria» — опыт), восприятие выстраивалось на основе ощущений, полученных от физических воздействий на сенсорные органы. Таким образом происходило противопоставление чувственного и рационального, при этом чувственное, образное или художественное значение объявляли близким к животному типу знания, а разум («ratio») становился ключевым понятием философии. Объективно-онтологический метод познания сменил субъективно-психологический. Процесс субъективации отразился на осмыслении зрительно-образного восприятия. Если в средневековой философии зрительное восприятие строилось на понятии умопостигаемой субстанции как объективной реальности с единством частей в целом, то теперь восприятие стало иметь дело с акциденциями, субъективными чувственными данными.

Вопрос о сущности восприятия был заново поставлен в XIX веке. В споре между Л. Фейербахом и Г. Гельмгольцем по сути была реанимирована проблема зрительного восприятия. Крайнее разочарование по поводу господствовавшего в философии формально-логического метода познания бытия выразил Л. Фейербах, назвав это «дерзкой профанацией, ибо священна только видимость, истина же нечестива». Русские религиозные философы синтезировали византийскую традицию с классической немецкой философией. Лейтмотивом русской мысли, по мнению В. Ф. Эрна, оказалась оригинальная устремленность к Логосу, обнаружившая феномен иконичного и антиномию между восточным онтологизмом и западным психологизмом (индивидуализмом). В современных философских исследованиях зрительно-образное восприятие рассматривается в качестве способа получения знания в работах В. А. Лекторского, Л. А. Микешиной, В. Д. Диденко,                            Д. В. Пивоварова и других философов.

Параграф 1.4 «Психологические особенности и мировоззренческие интерпретации зрительно-образного восприятия» посвящен эволюции понятия на основе выводов, сделанных  в психологии и других науках.

Методы последователей эмпиризма долгое время господствовали в науке, но факты, обнаруженные в экспериментальной психологии, поставили под сомнение тезис о восприятии как совокупности чувственных данных. В результате экспериментов, осуществленных немецкими психологами, возникла гипотеза имманентных структур, состоящих из картин-образов, генетически предзаданных человеку. Было введено понятие «гештальта» — структурной целостности образа и формы и сделан вывод, что из всех способов восприятия наиболее адекватным постижением внешнего мира является зрительное восприятие. Впоследствии это открытие использовалось в рекламе и практиках СМИ, в политтехнологиях и концепциях  информационного общества.

Результаты зрительно-образного восприятия, по мнению Дж. Брунера, имеет не только индивидуальный, но и общественный, и «родовой» характер. Человек несет в себе врожденную визуальную информацию, накопленную его предками, которая в результате находит отражение в процессах формирования личности, мировоззренческих категориях и системах ценностей. В работах     Р. Грегори феномен восприятия аналогичен научным феноменам. Главное отличие зрительно-образного восприятия усматривалось в его автономности по отношению к языковым и логико-абстрактным формам. Была выдвинута гипотеза о первичности зрительно-образной коммуникации по отношению к возникновению человеческой речи. Начальные формы социализации, освоение внешней среды, способы фиксации информации взаимообусловлены «интеллектуальным скачком» человечества. Зрительные формы творчества способствовали появлению языка и логики, а не наоборот, как утверждали сторонники вербалистской теории эволюции. Они стали первым шагом выделения человека из биологического вида, потому что информация, полученная посредством зрительного восприятия, воздействует на сознание и подсознание непосредственно. В 60-е годы XX века социальная философия и психология фиксируют «когнитивную революцию», суть которой выражена в тезисе: «восприятие – простейший и наилучший способ познания», а не «слабая копия перцепта».

В выводах первой главы отмечается, что в осмыслении зрительно-образного восприятия выработались следующие философско-методологические подходы: онтологический, гносеологический, аксиологический, а зрительное восприятие стало истолковываться как вид знаний и как способ постижения мира.  

Вторая глава диссертации «Философское осмысление иконической символики в русской культуре» посвящена социокультурному  исследованию этого феномена.

В параграфе 2.1 «Ценностно-смысловые и социальные функции иконического символа» определяются понятия «иконный», «иконичный» и «иконический символ» и раскрывается их значение в современном обществе. 

В русской философии начала XX века предметом анализа была иконичность – зрительно-образная структура двуединства видимого и невидимого мира. Иконичный символ в философии, искусстве, богословии представлялся как органичный синтез обозначаемого и обозначающего. Деление на субъект и объект познания тогда исключалось. Он терминологически сложился на протяжении многовековой культуры: от Дионисия Ареопагита до А. Ф. Лосева. Иконичность, как универсальный организующий принцип, пронизывала все формы русского бытия: пространство и время, семью и отдельного человека, общество и космос, а также выступала средством познания мира, который можно видеть, познавать и описывать. Этот феномен получил глубокое и всестороннее выражение. Это и идеологема Софии у В. С. Соловьева, и формула Ф. М. Достоевского «красота спасет мир». По выражению С. Н. Булгакова, задача искусства есть «иконизация бытия» преображение общественной среды и природы человека.Идеей красоты, как синонима добра и истины, была пронизана вся русская философия, где онтология оказывалась социальной философией.

Рефлексией на феномен зрительно-образного восприятия было появление в западной философии понятия «иконическое». Принцип произвольности языковых знаков и условности в характере связи между означаемым и означающим предложил Ф. Соссюр. Продолжая этот подход, американский философ, прагматик Ч. Пирс разработал понятие «знаков-икон», разрывавших традиционное представление об иконичном символе, как органичном двуединстве обозначаемого и обозначающего. Иконический знак Ч. Пирса «подобен» обозначаемому и находится с ним в изоморфном соответствии, являясь «заместителем» той сущности, видом которой он выступает. В процессе расширения смысла этого понятия зрительный образ получил широкое социокультурное и ценностно-смысловое содержание. Популярность этой проблематики позволила Г. Андерсону говорить о «икономании» и предопределила появление  в 1990-е нового направления в философии — «иконического знания». В постструктуралистских теориях иконического знака акцент внимания фокусируется на феноменологии восприятия. Иконический знак становится знаком-индексом, визуальным значком, пиктограммой, с характерной для этого процесса деонтологизацией иконичного символа и виртуализацией реальности.

В разделе 2.1.1 «Ментальные особенности  зрительного восприятия в контексте современного общества» рассматриваются современные концепции восприятия, анализируются механизмы восприятия и показываются этапы прочтения смыслов на примерах общественной «иконосферы».

Здесь раскрывается роль представления в информационном обществе и выясняется, что при формировании понятийного аппарата, создании обобщенного образа предметов и явлений действительности особую роль выполняет виртуализация, в процессе которой зрительный образ становится симулякром (Ж. Бодрияр). Главную роль в виртуализации выполняет образ отсутствующего – представление. Сегодня симуляции оказывают большее воздействие на сознание, чем действительные события и образы, т. к. человек «общества потребления» жаждет постоянной новизны, находится в поиске симулякров, образов-знаков, что успешно используется  в СМИ, рекламе, политтехнологиях.

В параграфе 2.2 «Генезис русской социокультурной картины мира» рассматривается происхождение  русской культуры в контексте ее самобытности.

Творческим лоном древнерусской цивилизации выступали обряды культа, ориентированные на визуальное мышление (В. Н. Топоров).  Консолидация общественных отношений, процессы социализации и идентификации личности обеспечивались иерархической целостностью нравственных и мировоззренческих ценностей, обусловленных верой в двуединство зрительно-образной структуры мира. Языческая и христианская символика предполагала наличие у зрительного образа невидимой сущности или невидимого первообраза. В этом отношении русская культура отличалась уникальной целостностью. Процесс европеизации общества и религиозный раскол XVII века привели, в конечном счете, к вербальному повороту культуры, утверждавшему главенство формально-логического мышления. Борьба за приоритетность в выборе методов и средств познания реальности редуцировала утрату народного единства и общественной целостности. Все сферы жизнедеятельности, включая социально-экономическую, политическую, религиозную и эстетическую составляющую как личной, так и общественной жизни, были вовлечены в этот процесс. Но самобытное визуальное мышление – онтологизм и аксиологизм восприятия сохранились в культуре народного быта, насквозь пронизанного визуальной символикой. Исследование генезиса социокультурной картины мира обнаружило, что она исторически базировалась на приоритете визуального мышления, язык которого легче воспринимался народным сознанием. Эта мысль прослеживается в трудах      В. В. Бычкова, Г. К. Вагнера, Е. А. Вишленковой, О. И. Подобедовой,                   Б. А. Рыбакова и др.

В разделе 2.2.1 «Эволюция иконических символов в дохристианской и христианской Руси» показана эволюция символов в период языческой и христианской Руси. Самобытный характер визуального мышления подтверждают следующие факты. Сохранившиеся объекты зрительно-образного искусства Древней Руси отличаются высоким эстетическим уровнем и мастерством исполнения, значительно превышая западноевропейские аналоги. Свидетельства иностранных историков-путешественников, памятники материальной культуры, характер распространявшейся духовной литературы и артефактная среда народного быта указывают на преобладающую роль визуальности в культуре. Первая славянская азбука — глаголица, по свидетельству Г. М. Прохорова появившаяся в IV–V веках, представляла собой идеографическую систему мироздания, ориентированную на зрительно-образное восприятие. И «очарование ляпотой» православного обряда стало решающим фактором в «выборе веры» и успешном ее распространении. 

 Системное изучение русской культуры началось только в середине XIX века, но даже первые исследования предметов старины и деревянного зодчества, предпринятые Л. В. Далем, В. А. Прохоровым, В. В. Сусловым,  обнаружили самобытное мышление. Врожденное стремление к красоте и стилистическому единству как характерная черта народного сознания оставило глубокий след в предметах быта, в первую очередь, в зодчестве, где важную роль играли не церковные, а мировоззренческие начала русской архаики и самобытность мышления.

 В разделе 2.2.2. «Европейское влияние на зрительно-образное восприятие в социокультурной картине мира (XVIIXX века)» отмечается, что самобытная особенность русской культуры также была связана с характером восприятия социальной реальности.

 Смена мировоззренческих ориентиров, начавшаяся в конце XVII века, провозглашала главенство рациональных форм мышления и «слова». С этих пор Россия становится полем битвы, — противостояние двух принципов: ratio и Логоса. Общественное сознание стало обусловливаться «научной картиной мира» с опорой на самостоятельное развитие личности, что повлекло за собой разрушение вековых основ русской жизни. Сверхчувственная познавательная способность зрительно-образного восприятия была отвергнута и рассматривалась как «магизм» и «архаизм», присущие примитивной культуре. Развитие национального визуального творчества как бы застыло, а преобладание иконичного сознания сохранялось преимущественно в быту старообрядцев и в деревенской культуре, где аксиологизм зрительной образности был адекватен традиции. Даже русская классическая литература, зародившаяся в русле западноевропейской традиции с ее материалистически-позитивистской направленностью, также искала опору в иконичном сознании, пытаясь возродить русскую самобытность, например, в произведениях                     Ф. М. Достоевского, Н. С. Лескова, Л. Н. Толстого, Н. А. Клюева. По мнению    Ф. И. Гиренка, русская философия продолжила развивать не понятийный, а зрительно-образный, «картинный» дискурс.

Параграф 2.3. «Роль зрительно-образного восприятия в эпоху ”цивилизации образа”» посвящен анализу этого феномена в информационном обществе.

Сегодня в социальной философии, теориях познания, когнитивной психологии актуален  вопрос о фундаментальном сдвиге нашей цивилизации, о возвращении ее к «цивилизации образа» (В. Флюссер). Для теоретиков информационного общества новой философской парадигмой становится анализ визуальных технологий и стратегий. В связи с наступившей  новой эрой — эрой информации — в процессах обмена и передачи знаний возрастает роль зрительных образов. Вербальные методы познания уступают место зрительно-активным средствам.

 В разделе 2.3.1 «Иконический поворот» в XX веке» рассматриваются  широко использующиеся в социальной философии понятия  «иконическое сознание», «иконический опыт», «иконические символы».

Технократическое общество XX века актуализировало визуальные формы искусства, рассматривая их как наиболее продуктивные средства воздействия на массовое сознание. «Из всех искусств – важнейшим для нас является кино!» — провозглашал В. И. Ленин. «Иконическое» способно  быстро и эффективно работать с сознанием, поэтому в условиях революции оно обрело статус государственной стратегии. Идеологический смысл в фильмах                          С. М. Эйзенштейна рождался на стыке двух кадров, каждый из которых был доведен до уровня «иконического символа», реанимировавшего визуальные «архетипы сознания». Например, прослеживалась преемственность от языческой Земли-матери и православной Богородицы к советской Родине-матери. В конце XX века возникла философия образа, провозгласившая, что всякое понятие имеет видимость – «иконический символ». Ее задачей стало возвращение забытого знания и раскрытие смыслов иконического и иконного, рассматриваемых в качестве «источников» и «корней культуры». Был предложен термин «иконический поворот» (iconic turn). Человек живет и мыслит образами. «Дайте мне образ, и я переверну мир» — так звучит максима сторонников этой философии.

В разделе 2.3.2 «Место зрительного образа в современном российском обществе» внимание акцентировано на исследовании визуальных параметров общества, влиянии новых медиа на формирование мировоззрения, образа жизни и массового сознания.  

Исследования национальных особенностей рекламы, проводимые в

90-х годах XX века, показали, что в России наиболее эффективным средством воздействия на сознание выступает «картинка», тогда как в Германии и в целом в Западной Европе – словесный образ, привнесенный из народного эпоса, городского фольклора, литературы. В современном обществе язык медиа — это язык «картинок», а зрительный образ – это бытие мысли. Общественное бытие и межличностные отношения, процессы социализации и самоидентификации дают человеку комплект простейших наглядных образов-ориентиров, благодаря которым он способен адекватно реагировать и выстраивать стратегию поведения. В условиях глобализации культуры возникает потребность в новых видах рефлексии – «типологической рефлексии», способной извлекать из тотального потока информации национальный, локальный контекст и использовать его для нужд своей цивилизации. Этот дискурс активно осваивается в нашей науке, но для выявления специфики народного сознанияи структурной самобытности русской цивилизации сделано еще не достаточно. Именно этот аспект станет предметом дальнейших исследований в этой области.

На основе исследований делается вывод, что русская культура зарождалась и развивалась как культура зрительного типа, онтологизм зрительно-образного восприятия носит фундаментальный характер.

В Заключении  подводятся итоги исследования и делаются выводы.  

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

В изданиях, рекомендованных ВАК:       

1. Снесарь В. И. Особенность зрительно-образного восприятия как способа получения знания в древнегреческой философии: Материалы  Международная научно-практическая конференция «Научное творчество. XXI век» // В мире научных открытий. 2010. № 4 (10). Ч. 7-я. Красноярск: Научно-инновационный центр, 2010. С. 106–109.

(10 тыс. знаков).

В других изданиях:

2. Cнесарь В.  И. Мировоззренческие принципы организации архитектурного пространства в Древней Руси: Материалы Всероссийской конференции «Стратегии этической и эстетической рефлексии» // Альманах кафедры этики и эстетики СПбГУ. 2006. № 1. С. 177–181 (8 тыс. знаков).

3. Снесарь В. И. Исследование эстетики Древней Руси в советскую эпоху // Советская культура: проблемы теоретического осмысления: Материалы международной научной конференции. СПб., 2008. С. 67–70 (5 тыс. знаков).

4. Снесарь В. И. К вопросу о зрительном мировосприятии как исходной типологической «единице» культуры Древней Руси // Человек как творец и творение культуры: Сб. статей. СПб., 2009. С.  419–432 (10 тыс. знаков).

5. Снесарь В. И. К проблеме зрительно-образного восприятия в древнерусской культуре // Наука. Философия. Общество: Материалы V Российского философского конгресса. Новосибирск: Параллель, 2009. Т. 2. С. 246–247 (4 тыс. знаков).

6. Снесарь В. И. К проблеме о значимости зрительного образа в древнерусской кулуьтуре // Научные труды кафедры культурологи и глобалистики: к 20-летию кафедры. СПб.: Изд.-во БГТТУ «Военмех» им. Д. Ф. Устинова, 2009. С. 59–69 (10 тыс. знаков).

7. Снесарь В. И. Феномен зрительно-образного восприятия как мировоззренческая проблема европейского человека // Региональная (заочная) научная конференция «Философия человека в культурно-историческом контексте». Владимир: Владимирский государственный гуманитарный ун-т, 2010. С. 298–307 (44 тыс. знаков).

8. Снесарь В. И. Проблема зрительно-образного восприятия в русской культуре в условиях глобализации: Материалы Всероссийской научной конференции «Социокультурные  процессы в современной России» // Вестник философии и социологии Курского государственного университета 2010. № 1. С. 81–83 (10 тыс. знаков).

9. Снесарь В. И.  Методология самобытности русской культуры как идеологическая проблема в первой половине XIX века // Культурология и глобальные вызовы современности: Сборник статей к 80-летию Э. Ф. Маркаряна. СПб.: Изд-во СПКО, 2010. (14,5 тыс. знаков).

10. Снесарь В. И. Визуальная стратегия политического искусства в первые годы советской власти // Советская культура: эволюция и ценности. СПб.: Изд-во БГТУ «Военмех» им. Д. Ф. Устинова, 2010. С. 65–67 (4 тыс. знаков).

11. Снесарь В. И. Проблема зрительного восприятия в рационалистической философии // Актуальные проблемы гуманитарных и социально-экономических наук: Материалы Всероссийской научно-практической  конференции с международным участием. Смоленск: ВА ВПВО ВС РФ, 2010. С. 24–30 (15 тыс. знаков).

12. Снесарь В. И. Византийская философия в ракурсе проблемы невербализуемости сакральной сущности // Сб. материалов III Международной научно-практической конференции «Наука и современность — 2010». Новосибирск. 2010. С.40–47 (18 тыс. знаков).

Подписано в печать 11.05.2012. Формат бумаги 60х84/16

Бумага документная. Печать трафаретная. Объем 1.2 печ.л. Тираж 100 экз. Заказ № 75

Типография БГТУ. 190005. С.-Петербург, 1-я Красноармейская, д.1.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.