WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Метафорическое моделирование гендерной оппозиции в русском языке

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

Комиссарова Ольга Валентиновна

МЕТАФОРИЧЕСКОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ

ТЕНДЕРНОЙ ОППОЗИЦИИ

В РУССКОМ ЯЗЫКЕ

Специальность 10.02.01 -русский язык

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Томск 2012


Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Национальный исследовательский Томский политехнический университет» на кафедре русского языка и литературы


Научный руководитель:


доктор филологических наук, профессор Резанова Зоя Ивановна



Официальные оппоненты:


Юрина Елена Андреевна,

доктор филологических наук, доцент,

ФГБОУ      ВПО      «Томский      государственный

университет», профессор кафедры русского языка


Гриценко Любовь Михайловна,

кандидат филологических наук, ФГБОУ ВПО «Томский политехнический университет», доцент кафедры русского языка как иностранного


Ведущая организация:


ФГБОУ ВПО «Кемеровский государственный университет»


Защита состоится 27 июня 2012 года в 10.00 на заседании диссертационного совета Д 212.267.05 при ФГБОУ ВПО «Томский государственный университет» по адресу: 634050, Томск, пр. Ленина, 36.

С   диссертацией   можно   ознакомиться   в   Научной   библиотеке   Томского государственного университета.

Автореферат разослан 25 мая 2012 г.


Учёный секретарь диссертационного совета


/, ^хс^ИД_


Захарова Людмила Андреевна


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Данная диссертация посвящена метафорическому моделированию тендерных оппозиций в лексико-семантической системе русского языка.

Актуальность обращения к проблеме образного моделирования тендерного фрагмента русской языковой картины мира обусловлена тем, что в современных гуманитарных науках, в том числе в лингвистике, в настоящее время актуализировались вопросы категоризации и концептуализации действительности. Одним из важнейших вопросов, находящихся в фокусе исследовательских интересов представителей разных областей гуманитарного знания, становится проблема репрезентации знаний в различных семиотических системах, к числу которых относится и язык. Антропоцентричный подход, прочно закрепившийся в современном языкознании со второй половины XX века, исходит из необходимости понимать язык как средство трансляции знаний о человеке, культуре и обществе. Это способствует развитию междисциплинарного направления в лингвистических исследованиях, в рамках которого сформировалась и развивается тендерная лингвистика.

Возникновение и становление этой науки за рубежом в последней трети XX столетия связывается прежде всего с именами таких ученых, как Дж. Коатс, Р. Лакофф, Л. Пуш, Д. Таннен, С. Трёмель-Плётц и других, внесших значительный вклад в осмысление тендерной проблематики и показавших, что тендерный подход позволяет точнее учитывать человеческий фактор в языке.

В настоящее время тендерные исследования в отечественном языкознании, интенсивно развиваясь, ведутся в нескольких направлениях, базовыми из которых являются: изучение тендерной специфики речевого поведения лиц, принадлежащих разным полам (Е.В. Горошко, Е.А. Земская, М.В. Китайгородская, Н.Н. Розанова, А.В. Кирилина, Г.Е. Крейдлин, Е.С. Ощепкова, В.В. Потапов, О.В. Рябов, И.А. Стернин, И.И. Халеева, В.В. Ганина, М.Д. Городникова, Л.И. Гришаева, О.Н. Гудкова, Ф.И. Карташкова, Г.Е. Крейдлин, М.В. Томская и др.); репрезентация тендера в системе языка - в грамматической, лексической, фразеологической подсистемах (О.А. Васькова, А.А. Григорян, И.В. Зыкова, В.Н. Телия, В.П. Пылайкина, A.M. Шахмайкин, М.А. Кронгауз, Л.Г. Брутян, В.З. Демьянков, О.И. Еременко, Е.С. Гриценко, А.О. Лалетина, М.В. Сергеева, Д. Малишевская, И.Г. Ольшанский и др.).

Тендерные исследования органично соединяются с когнитивной лингвистикой, одной из задач которой является изучение заложенных в языке знаний и опыта и прямо или косвенно вербализованных носителями языка. Одним из базовых лингвокогнитивных механизмов концептуализации действительности является метафора, которая, обладая миромоделирующим потенциалом, формирует целостные фрагменты языковой картины мира, в том числе тендерный.

Интерпретация метафорических номинаций в качестве языковых репрезентаций когнитивных механизмов, представленная в работах Дж. Лакоффа, М. Джонсона, явилась основой целого направления мировой и российской лин-

3


гвистики (А.Н. Баранов, М. Блэк, В.З. Демьянков, Д.О. Добровольский, В.И. Карасик, Ю.Н. Караулов, И.М. Кобозева, Е.С. Кубрякова, О.Н. Алешина, В.Н. Телия, Е.В. Рахилина, А. Ричарде, З.И. Резанова, Ф. Уилрайт, А.П. Чуди-нов и др.). В рамках данного исследования метафора рассматривается как лин-гвокогнитивный феномен, как способ непрямого отражения мира в сознании, выраженный в языке в системах образных номинаций, как результат когнитивной операции, воплощенной в структурах языка. При подобном подходе метафора трактуется предельно широко, снимаются ограничения, наложенные структурно-семантическим подходом: метафора применяется «к любым видам употребления слов в непрямом значении» . В данном аспекте когнитивная теория метафоры непосредственно пересекается с теорией лексической и фразеологической образности (О.И. Блинова, Н.А. Илюхина, Н.А. Лукьянова, В.М. Мокиенко, В.Н. Телия, М.И. Черемисина, Е.А. Юрина и др.).

Таким образом, данное исследование находится на пересечении проблематики тендера и когнитивной метафоры: тендер предстает как когнитивная сфера, получающая языковое воплощение в механизмах метафорического моделирования.

Объектом данного исследования являются метафорические номинации лица в лексике русского литературного языка.

Предмет исследования - метафорическое маркирование тендерной оппозиции, репрезентируемой в лексическом фонде русского литературного языка.

Рабочая гипотеза исследования - тендер как социокультурный феномен репрезентирован в метафорическом фонде языка: образная характеристика человека дифференцируется по тендерному параметру.

Цель работы - выявить характер маркирования тендерной оппозиции в системе метафорических номинаций человека в русской языковой картине мира.

Для достижения поставленной цели необходимо решение следующих задач:

  1. выявить корпус метафорических наименований человека в лексической системе русского языка;
  2. определить в данном корпусе соотношение гендерно маркированных и гендерно немаркированных метафорических номинаций;
  3. выявить состав и содержательные типы метафорических моделей, в рамках которых формируется корпус образных номинаций человека,
  4. описать направления образной характеристики человека в составе гендерно немаркированных метафорических номинаций;
  5. охарактеризовать способы маркирования тендерной оппозиции в системе метафорических номинаций;
  6. определить направления образной характеристики мужчин и женщин в составе разных типов гендерно маркированных метафорических номинаций;

1 Арутюнова Н.Д. Метафора // Языкознание : большой энциклопедический словарь. М., 1998. С. 296.

4


7) охарактеризовать содержание тендерного фрагмента в русской языковой картине мира, репрезентированной метафорическими номинациями человека.

Материалом для исследования послужили многозначные метафорические лексемы, зафиксированные в словарях современного русского литературного языка, а также контексты употребления таких лексем в метафорическом значении.

Основными словарными источниками послужили толковые словари русского языка: 1) Большой толковый словарь русских существительных: Идеографическое описание. Синонимы. Антонимы / под ред. Л.Г. Бабенко; 2) Словарь русского языка: в 4 т. / под ред. А.П. Евгеньевой; 3) Большой академический словарь: в 20 т. / под ред. К.С. Горбачевича. Т. 1-14; 4) Словарь современного русского литературного языка: в 17 т. / под ред. В.И. Чернышева; 4) Ожегов СИ., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка; 5) Толковый словарь русского языка: в 4 т. / под ред. Д.Н. Ушакова.

В качестве дополнительного источника были использованы следующие словари: 1) Кожевникова Н.А., Петрова З.Ю. Материалы к словарю метафор и сравнений русской литературы ???-?? вв. Вып. 1: «Птицы»; 2) Павлович Н.В. Словарь поэтических образов: На материале русской художественной литературы XVIII-XX веков: в 2 т.; 3) Фёдоров А.И. Фразеологический словарь русского литературного языка: ок. 13 000 фразеологических единиц; 4) Большой фразеологический словарь русского языка / отв. ред. В.Н. Телия; 5) Фразеологический словарь современного русского литературного языка / под ред. А.Н. Тихонова; 6) Фразеологический словарь русского языка: свыше 4 000 словарных статей / под ред. А.И. Молоткова.

Основными источниками контекстного материала послужили приведенные примеры словарных статей в указанных словарях, а также Национальный корпус русского языка.

Всего было проанализировано 280 лексических единиц, репрезентирующих метафорические образы мужчины и женщины, и более 115 тысяч контекстов.

Единицей анализа являются лексемы и сочетания лексем, метафорически именующих мужчину и женщину. Из соединения компонентов того или иного сочетания слов, среди которых один употреблен в переносном значении, рождается метафорический смысл.

Методы исследования. При работе над диссертационным исследованием применены метод научного описания, реализующийся в приемах анализа, синтеза, дедукции, индукции, также частные методы и приемы структурного метода: приёмы компонентного и дистрибутивного анализа, которые использовались на этапе выявления характера и направленности связей прямого и переносного значений метафорических единиц, репрезентирующих образ мужчины и женщины. Методы структурного анализа были дополнены приемом интроспекции, подразумевающим «учет социальных, культурных и прочих факторов,

5


фоновых знаний и прошлого опыта индивида и социальных групп» и приемом количественного анализа. Когнитивное моделирование как частный прием конструктивного метода применялось на этапе обобщения результатов семантического анализа при построении лингвокогнитивных метафорических моделей. При сборе материала был применён прием сплошной выборки.

Научная новизна исследования состоит в том, что в работе впервые:

  1. разработана типология метафорических номинаций по характеру маркирования тендерной оппозиции в русской языковой картине мира;
  2. выявлен состав метафорических моделей, структурирующих тендерный фрагмент русской языковой картины мира;
  3. выявлены типы маркирования тендерной оппозиции в системе языковых (узуальных) метафор и в системе текстовых актуализаций;
  4. содержательно охарактеризованы метафорически моделируемые образы мужчины и женщины в оппозиции к гендерно немаркированному образу человека.

Теоретическая значимость работы определяется ее вкладом в изучение теории метафоры и лингвистических аспектов тендера. Исследование метафорических номинаций мужчины и женщины как механизма маркированности тендерной оппозиции расширяет знание о способах языковой репрезентации тендера как социально культурного феномена. Изучение миромоделирующего потенциала метафоры в аспекте представленности тендерных оппозиций, предпринятое в работе, значимо для формирования комплексного представления о содержательных и структурных особенностях русской языковой картины мира.

Практическая значимость исследования состоит в том, полученные результаты могут быть применены при разработке курсов по лексикологии современного русского литературного языка, по теории перевода, лингвокульту-рологии, этнолингвистики. Данные диссертационного исследования могут быть использованы в практике преподавания русского языка как иностранного, а также стать основой для спецкурса, при написании курсовых и дипломных работ по тендерной проблематике в филологических и лингвистических вузах и на соответствующих факультетах университетов.

Положения, выносимые на защиту

  1. Метафорическое моделирование образов человека в русской языковой картине мира опирается на систему тендерной оппозиции. В составе корпуса метафорических номинаций лица доминируют именования мужчин и женщин как соотнесенных концептов, но не именования «человека вообще».
  2. В составе метафорических номинаций человека противопоставляются гендерно немаркированные метафорические номинации, которые в переносном

Резанова З.И., Мишанкина Н.А., Катунин Д.А. Метафорическое моделирование языковой картины мира (к обоснованию методов исследования) // Языковая ситуация в России начала XXI в. : материалы международной научной конференции. Кемерово, 2002. Т. 2. С. 125.

6


значении называют человека на основании образного уподобления явлениям разных концептуальных сфер по единому набору признаков при отнесении метафорического имени к мужчине и женщине, и гендерно маркированные метафоры.

  1. Тендерные (гендерно маркированные) метафоры актуализируют в символе метафоры специфически женские или специфически мужские качества денотата метафорического имени. Тендерная специализация (асимметрия) в метафорическом моделировании проявляется в выборе сфер-источников и актуализации различных наборов символов метафоры - оснований образного уподобления.
  2. Наиболее важный аспект проявления тендерной асимметрии в системе метафорических номинаций человека в русской языковой картине мира - различная продуктивность в актуализации символов метафоры, репрезентирующих разные типы признаков при характеристике и именовании мужчин и женщин. При этом в образной характеристике человека тендерное маркирование может иметь характер нежестких тенденций в направлениях моделирования.
  3. При метафорическом моделировании женского образа преобладают номинации, содержащие эстетическую оценку «красивая / некрасивая», а также других признаков внешнего вида. В зоне активного метафорического моделирования образа мужчины находятся ментально-психические признаки, репрезентирующие интеллектуальные способности, характер, поведение и социально значимые отношения.

Апробация результатов исследования. Основные положения работы были представлены на международных и всероссийских конференциях: VII Международной научно-практической конференции «Прикладная филология: идеи, концепции, проекты» (Томск, Томский политехнический университет, 2009, 2010), IX Международной научно-практической конференции студентов и молодых учёных «Коммуникативные аспекты языка и культуры» (Томск, Томский политехнический университет, 2009), XXI Международной научной конференции «Язык и культура» (Томск, Томский государственный университет, 2010), Международной научно-практической конференции «Традиции и инновации в лингвистике и лингвистическом образовании» (Томск, Томский государственный университет, 2009), XX Международной научной конференции им. проф. Сергея Бураго «Язык и культура» (Киев, Киевский национальный университет им. Т. Шевченко), на аспирантском семинаре кафедры русского языка и литературы ТПУ.

Основные результаты диссертационного исследования отражены в 8 статьях, 4 из которых опубликованы в научных изданиях, рекомендованных ВАК РФ.

Структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения, двух глав, заключения, одного приложения, списка источников и списка литературы.

7


ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность работы; определяется объект, предмет, цель и задачи исследования; выявляются границы материала и методы его исследования, излагается новизна, теоретическая и практическая значимость работы, приводятся основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Метафора как механизм моделирования гендерной оппозиции» в разделах 1.1. - 1.2. описываются теоретико-методологические положения, лежащие в основе тендерных лингвистических исследований, а также рассматривается лингвокогнитивный подход к метафоре как миромоделирую-щему механизму.

В разделе 1.1. «Гендерные исследования в гуманитарных науках» характеризуются направления в разработке гендерной проблематики в гуманитарных науках. Появившиеся в последней трети XX столетия гендерные исследования проникают в различные области гуманитарного знания: экономику, политологию, философию, психологию, литературоведение, лингвистику и т.д. Понятие гендер, изначально обозначающее грамматическую категорию рода в английском языке, стало использоваться для обозначения культурных характеристик мужчин и женщин в отличие от термина пол, именующего человека в аспекте биологических характеристик.

Приведен обзор исследований в экономике (О.А. Воронина, Е.И. Калаби-хина, М.И. Либоракина, М.М. Малышева, Е.В. Машкова, Е.Б. Мезенцева, Н.М. Римашевская, Л.С. Ржаницина, СЮ. Рощин, Е.В. Тюрюканова, Н.И. Че-корина, А.Е. Чирикова, О.А. Шапкарина), политике (Янг Ай М., Е. Кочкина, В. Фесенко, С. Айвазова, Г. Кертман, Т.М. Дмитриева, О.А. Хасбулатова, Л.Н. Попкова, А.А. Митрофанова, Ю.В. Градскова, И.А. Жеребкина, С. Уша-кин, И. Чикалова), литературоведении (С. Винко, Н.Б. Калашникова, Н.Н. Кар-лина, Г.В. Кучумова, В.Л. Погребная, Г.М. Пономарева, И.Л. Савкина, Е.И. Трофимова, Е.А. Цурганова), позволяющих переосмыслить хорошо известные события, факты, произведения и пр. с учетом гендерной дифференциации.

Развитие тендерных исследований антропоориентированных наук привело к образованию нового междисциплинарного направления языкознания - гендерной лингвистики. Языкознание рубежа веков актуализирует важные для формирования теории тендера постулаты: язык описывает действительность через ее восприятие человеком и имеет широкий набор средств для репрезентации и характеристики самого человека. Гендерные признаки человека в качестве его важнейших характеристик находят свое отражение в языке. Антропоори-ентированный подход к анализу языка согласуется с тендерным анализом, который позволяет точнее изучить возможности и пределы языковых подсистем, связанных с мужественностью и женственностью как двух форм человеческого существования.

В рамках гендерной лингвистики формируются два базовых направления тендерных  исследований:   1)   коммуникативно-дискурсивное;   2)   собственно

8


языковое. При изучении тендера в коммуникативно-дискурсивном аспекте акцент переносится на изучение речевого поведения мужчин и женщин с целью выявления различий и сходства женского и мужского языка. В разделе обсуждаются работы российских исследователей - Е.В. Горошко (1996, 1999), Е.А. Земской, М.В. Китайгородской, Н.Н. Розановой, А.В. Кирилиной (1997, 1998, 1999, 2000, 2005), Г.Е. Крейдлина (2002, 2004, 2005), В.В. Потапова, О.В. Рябова (2001, 2002), И.А. Стернина (1999, 2002), И.И. Халеевой (1999) и др. Отмечается интерес к изучению невербального коммуникативного поведения коммуниканта в зависимости от его пола (работы В.В. Ганиной, М.Д. Го-родниковой, Л.И. Гришаевой, О.Н. Гудковой, Ф.И. Карташковой, Г.Е. Крейдлина, М.В. Томской).

Второе направление представляет собственно языковые исследования, цель которых состоит в описании и объяснении того, как манифестируется в языке наличие людей разного пола, какие оценки приписываются мужчинам и женщинам.

Лексическое значение слова, как в соотношении с грамматическим, так и автономно, может быть средством языковой интерпретации культурных смыслов тендера. Анализ лексического фонда языка выявляет зафиксированные в семантике языковых единиц представления о тендерных стереотипах, под которыми понимаются культурно и социально обусловленные мнения о качествах, атрибутах и нормах поведения представителей обоих полов и их отражение в языке (А.В. Кирилина).

Идея мотивированности, заключенной во внутренней форме слова, разработанная в трудах В. Гумбольдта, связывающего вариативность видения мира с культурным своеобразием и языком, фиксирующим национальную специфику, дает возможность утверждать, что тендерные представления могут быть различным образом зафиксированы в семантике лексических единиц. С одной стороны, тендерные маркеры обнаруживаются в прямых номинативных значениях, например, домохозяйка, техничка, городничий, председатель, удалец, отражая сложившиеся в обществе стереотипы, которые тесно связаны с выражением оценки и оказывают влияние на формирование ожидаемых образцов поведения (норм) мужчин и женщин. С другой стороны, стереотипные представления об образах человека, в том числе и образах мужчины и женщины, фиксируются во внутренних формах слов в системе метафорических номинаций человека, в которых также актуализируются тендерные противопоставления, например: Разве дуэли возможны? - А почему невозможны? Мужчины все петухи: вот бы и дрались (Ф.М. Достоевский); А голос, а? Малиновка, просто, канарейка. И мужа своего любит (И.С. Тургенев).

В разделе 1.2. «Метафора в системе языковых средств маркирования тендера» обсуждаются теоретико-методологические основы исследования метафорического миромоделирования, обосновывается идея значимости рассмотрения метафоры как лингвокогнитивного явления, отражающего ассоциатив-

9


ные связи между разными объектами действительности и воплощенного в лексических единицах.

Обращение лингвистов когнитивного направления к данным языковым системам рассматривается в качестве метода выявления того, как рефлексиру-ется тот или иной фрагмент действительности в соответствующей лингвокуль-туре. К числу культурно значимых смыслов, этноязыковое своеобразие которых маркируется системами концептуальных метафор, относятся формирующие тендерную оппозицию образы маскулинности и фемининности.

В разделе отмечается, что содержание и объём понятия «метафора», и как следствие - методы исследования, варьируются в зависимости от целей и задач того или иного направления языкознания. При исследовании метафоры как одного из языковых механизмов маркирования тендерной оппозиции в русском языке в работе используется синтез методов структурно-семантического и когнитивного подходов.

В рамках структурно-семантического подхода метафора трактуется как единица языка - системы, обладающей жесткой организацией и характеризующейся наличием определенных типов связей между ее единицами (Н.Д. Арутюнова, В.Г. Гак, Ю.И. Левин, Г.Н. Скляревская, В.Н. Телия и др.). Метафора как семантическое явление характеризуется в аспекте регулярности, т.е. повторяемости, типичности, закономерности связей между лексико-семантическими вариантами одного слова. Эти признаки лежат в основе теории регулярной многозначности, которая разрабатывалась исследователями Ю.Д. Апресяном, Н.Д. Арутюновой, В.Г. Гаком, Г.Н. Скляревской, А.П. Чудиновым, Д.Н. Шмелёвым и др. Данная теория «ориентирована на исследование системности вторичных значений у семантически близких слов, а также типов и специфики функционирования моделей, по которым создаются параллельные вторичные

3

значения» .

В разделе отмечается, что при интерпретации моделирующей функции метафорической номинации важно учитывать все три базовых компонента структуры метафорического значения, выделенных в рамках теории регулярной многозначности: результативное, метафорическое значение, исходный образ и основание уподобления - символ метафоры (по Г.Н. Скляревской).

В качестве одной из наиболее обширной типологии метафорических переносов, основанной на тематической классификации семантических сфер, вступающих в метафорический процесс, предлагает в указанной работе Г.Н. Скляревская. В качестве наиболее актуальных для реферируемого исследования отмечаются регулярные типы переносов, направленные на сферу «человек»: предмет —> человек; животное —> человек, человек —> растение (Тут вся его энергия словно взрывалась.   Чем больше препятствий,  тем желанней цель.

Чудинов А.П. Россия в метафорическом зеркале: когнитивное исследование политической метафоры. Екатеринбург, 2001. С. 8. 4 Скляревская Г.Н. Метафора в системе языка. СПб., 2004. С. 51.

10


Танк, а не человек. Ну и добивался, в конце концов. Как удавалось - непостижимо. Может, именно в напоре и натиске дело (Е. Шкловский); Герой вышел от Шуберта-Борисовского с заветной подписью и условно одолженной грамотой. И это - настоящий академик. Можно смело сказать: зубр в своей области (М. Чулаки); Что же ты, дуб этакий, грязными лоскутьями рану перевязал? Эх, бить вас некому. (К.Ф. Седых). Подчеркивается важность выделения более частных групп в этой типологии, т.е. выявление подтипов, в рамках которых характеризуется человек в аспекте его тендерных признаков. В структуре метафоры гендерно значимые признаки, выделенные в качестве символа метафоры, маркируют различные аспекты образной представленности мужчины и женщины: например, метафоры, характеризующиеся общностью переносного значения - его отнесенностью к мужчинам - орел, кабан, к женщинам - малиновка, тигрица, в противоположность номинациям, относимым к человеку вообще, без ограничений по тендерному признаку -хамелеон, попугай.

Таким образом, в аспекте теории регулярной многозначности, тендерные метафоры - это лексико-семантические варианты многозначного слова, выступающие в качестве средства вторичной номинации, образной характеристики мужчин и/или женщин (в оппозиции «человеку вообще») на основе их уподобления какому-либо предмету, явлению.

Внимание лингвистов в рамках структурно-семантического подхода сосредоточено на языковом аспекте метафоры. Подход к языковым данным как средству доступа к процессам мышления характерно для когнитивной лингвистики. В основе исследований когнитивной лингвистики лежит идея о том, что языковые структуры репрезентируют знания, отражающие когнитивные способности человека, которые участвуют в восприятии мира и отражении воспринятого и осмысляемого, следовательно, язык может выступать источником сведений о понятийной системе человека: «Язык отражает познание, выступая как основное средство выражения мысли, так что изучение языка - это косвенное изучение познания» .

Метафора как когнитивный феномен стала рассматриваться как средство доступа к процессам мышления, познания, как когнитивный процесс, «который

выражает и формирует новые понятия и без которого невозможно получение

6 нового знания» .

Когнитивная наука рассматривает метафору предельно широко, под ее определение попадают и «сравнительные обороты, разнообразные перифразы, метонимия и иные образные средства, учитываются не только собственно ело-ва, но и фразеологизмы, составные наименования» .

В рамках когнитивного направления сформулированы основные положения теории концептуальной метафоры, согласно которой вслед за целым ря-

5 Harman G. Cognitive sience? // The making cognitive science. Cambridge (Mass.), 1988. P. 259.

Краткий словарь когнитивных терминов / Кубрякова E.C. [и др.]. М., 1997. С. 55.

Чудинов А.П. Россия в метафорическом зеркале: когнитивное исследование политической метафоры. Екатеринбург, 2001. С. 38.

11


дом лингвистов (Дж. Лакофф, М. Джонсон, Н.Д. Арутюнова, А.Н. Баранов, Н.А. Мишанкина, З.И. Резанова, А.П. Чудинов и др.), значимым для нашего исследования является понятие «концептуальная метафора», трактуемая как типовые схемы уподобления одной понятийной сферы в терминах другой, основанные на аналогии (Дж. Лакофф, М. Джонсон).

Метафора, являясь единицей мышления, представляет собой когнитивный механизм объединения двух понятийных сфер, при которой одна понятийная сфера («сфера-мишень» или «сфера-цель», «сфера-магнит», «реципиентная зона») интерпретируется в терминах другой понятийной сферы («сфера-источник» или «исходная сфера», «донорская зона») на основе аналогии.

Концептуальная метафора получает возможность языковой реализации: когнитивные метафорические модели (концептуальные метафоры) воплощены в языковых метафорических моделях, что позволяет говорить о метафоре как о лингвокогнитивном феномене.

В нашем исследовании, вслед за А.Н. Барановым, Н.Ю. Бородулиной, Д.Н. Галимовой, В.З. Демьянковым, Л.И. Ермоленкиной, Д.А. Катуниным, Е.В. Колотниной, И.М. Кобозевой, Е.С. Кубряковой, Н.А. Мишанкиной, A.M. Мухачевой, Е.В. Рахилиной, З.И. Резановой, А.П. Чудиновым и другими учеными, метафорическая модель понимается как «схема формирования метафорического значения, характеризующаяся единством тематической отнесённости номинативных и переносных метафорических значений, типа ассоциативного уподобления, являющаяся языковой репрезентацией типового соотношения соответствующих понятийных сфер» .

В фокусе исследования оказывается совокупность метафор, сферой-мишенью которых является понятийная сфера «человек». Данная понятийная сфера распадается на сферы-мишени «мужчина», «женщина», «человек» в зависимости от ограничений представленности признака, характеризующего либо мужчину, либо женщину, либо «человека вообще».

Наряду со сферами-мишенями также выявляются понятийные сферы, через призму которых осуществляется осмысление культурного противопоставления тендера, что приводит к выявлению специфики интерпретации тендера через призму разных сфер-источников.

Таким образом, лексические тендерные метафоры являются языковым воплощением концептуальных тендерных метафор со сферами-мишенями «мужчина» и «женщина» в противопоставлении общей концептуальной сфере «человек», объединяющих в структуре два объекта и создающих на их основе метафорическое представление. При этом, с одной стороны, лексика русского языка характеризуется в аспекте ее способности маркировать тендерную оппозицию, с другой - в метафорическом зеркале выявляются наиболее значимые

Резанова З.И. Метафорический фрагмент русской языковой картины мира: идеи, методы, решения // Вестник Томского государственного университета. Сер. Филология. 2010. № 1 (9).

С. 37.

12


для человека признаки и качества, приписываемые определенному объекту восприятия и осмысления.

Далее в разделе характеризуется методика исследования тендерного фрагмента русской языковой картины мира, репрезентированной метафорами. В качестве важнейших этапов анализа выделяются следующие: первый этап анализа выявляет корпус лексических метафорических номинаций человека по лексикографическим источникам, репрезентирующим корпус узуальной лексики литературного языка. На основании сходства денотативной отнесенности лексемы группируются в класс единиц, именующих человека вообще без дифференциации по тендерному принципу (гендерно немаркированные метафоры), и класс единиц, именующих либо только женщин, либо только мужчин (гендерно маркированные метафоры). На втором этапе материалы, полученные из лексикографических источников, дополняются данными Русского национального корпуса (РНК), а также материалами специализированных словарей, представляющих образные ресурсы языка без ограничения в степени узуальности. Проводится углубленный семантический анализ лексем каждой из групп. Каждая метафора интерпретируется по всем трем составным элементам структуры метафорического значения: семантические компоненты исходного номинативного и результативного, метафорического значений, и на этой основе выявляются основания метафорического переноса, что приводит к дифференциации класса единиц гендерно немаркированной лексики, выявленного по лексикографическим источникам. Выделяется группа метафор, называющих и мужчин и женщин, что дает основание в лексикографической практике фиксировать в толкованиях денотативную отнесенность имени - «о человеке», однако образно характеризующих мужчин и женщин в разных аспектах. На третьем этапе анализа выявляются метафорические модели, которые формируются на основе обобщения типа сферы-источника метафорической экспансии, в рамках которых формируются метафорические номинации человека, мужчин и женщин в русской лексической системе. Определяем тематическую принадлежность прямых номинативных значений лексем, семантическими производными которых являются тендерные метафоры, на этой основе выделяем типы сфер-источников метафорической экспансии, формулируем модели. Далее модели характеризуются по набору оснований уподобления сфер-источников и сфер-мишеней (символов метафоры). Выявляются типы аспектной характеризации «человека вообще», мужчины, женщины при актуализации различных сфер-источников. На четвертом этапе происходит обобщение признаков метафорического уподобления, выявленных в рамках метафорических моделей, определяется набор признаков, актуальных при образной характеризации мужчины и женщины в русской лингвокультуре в сопоставлении с гендерно немаркированными именованиями человека.

Во второй главе «Метафорическое моделирование гендерной оппозиции e русских лексических системах» рассматриваются метафорические именования человека, формирующие тендерный фрагмент в русской языковой кар-

13


тине мира, выступающие в качестве средства маркирования «типично мужских» и «типично женских» признаков на основе уподобления явлениям разных понятийных рядов. В системе метафорических номинаций со сферой-источником «животное» было выявлено 103 метафоры, со сферой-источником «артефакт» - 64 метафоры, со сферой-источником «птица» - 54 метафоры, со сферой-источником «растение» - 30 метафор, со сферой-источником «мифическое существо» - 29 метафор.

В разделе 2.1. «Маркирование тендера в метафорических номинациях человека» представлена типология метафорических именований человека. Данные метафоры классифицируются по признаку тендерного маркирования характеризующих человека номинаций. Данная классификация представлена в схеме 1.

Схема 1. Типы метафор в аспекте тендерного маркирования.

Гендерно немаркированные метафоры обозначают человека на основании образного уподобления явлениям разных концептуальных сфер по единому набору признаков при отнесении метафорического имени к мужчине и женщине. Приведем примеры: Хотя Галя человек тоже энергичный, но Нелли Николаевна, несмотря на совсем не юношеский возраст, - это просто метеор, легка на подъем, в любую минуту может приехать, если надо в чем-то помочь. Т. Шмыга [РНК]; Я, между прочим, не метеор, - сообщил в трубку Забелин и тем, похоже, расстроил собеседника. С. Данилюк [РНК].

Гендерно маркированная лексика делится на жестко маркированную и нежестко маркированную.

Жестко маркированные тендерные метафоры образно характеризуют либо мужчину, либо женщину, и на основе образного уподобления явлениям разных концептуальных сфер актуализируют специфически мужские или спе-

14


цифически женские качества. Например, КОБЫЛИЦА. Перен. О рослой, здоровой женщине, девушке. Ого, кобылица какая., ядре-еная... - облизнулся он на Анну В.Я. Шишков [БАС. Т. 8. С. 169]; ГЕРКУЛЕС: О мужчине, обладающем необыкновенной физической силой и атлетическим телосложением, богатырь. [Архип] широкой кости, железных мускулов человек, гигантского роста.. Мощь и сила так и бьют в каждой его мышце. А между тем по лицу этого геркулеса расплывается благодушие, робость. Н.Н. Златовратский [ССРЛЯ. Т. З.С. 77].

Нежестко (слабо) гендерно маркированные метафоры обозначают человека на основании образного уподобления явлениям разных концептуальных сфер, при этом актуализируют специфически женские или специфически мужские качества при контекстном отнесении к мужчинам и женщинам, что является принципиальным отличием от гендерно немаркированной лексики, характеризующей мужчин и женщин с одинаковых сторон. Например: Старый юродивый, кисель, как вы его называли? Он казнён. Отказался выйти на работу по строительству лагеря уничтожения. Кейзе было приказано застрелить его (В. Гроссман); Жена расплывшаяся, как кисель. Привыкла всю жизнь за его спиной, глазки жиром заплыли, а выйти с ней на улицу, так нельзя даже на другую женщину посмотреть, доброхоты наговорили ей всего... (О. Глушкин).

Как показал анализ, в качестве сферы-источника метафорического моделирования гендерно немаркированных характеризующих именований лица и наименований мужчин и женщин выступает единый набор концептуальных сфер: «животные», «артефакты», «птицы», «растения» и «мифические существа», образуя несколько метафорических моделей.

Обобщение метафорических номинаций по типу прямого номинативного и переносного значения приводит к выделению метафорических моделей, при этом модели дифференцируются относительно сферы-мишени, что приводит к выделению разных, но соотнесенных моделей: «человек - это растение», «женщина - это растение», «мужчина - это растение» и т.п.

В разделе 2.2. «Гендерно немаркированное моделирование образов человека» рассматриваются метафорические модели, репрезентирующие единый набор признаков при отнесении метафорического имени к мужчине и женщине.

Гендерно немаркированные метафоры принадлежат к нескольким метафорическим моделям, которые различаются типом соотнесения сферы-источника со сферой-мишенью «человек».

В качестве сферы-источника выступают концептуальные сферы «животные» {агнец, букашка, вол, гадюка, гнида, заяц, змея, козявка, крокодил, насекомое, овца, пчела, рысь, хамелеон, хомяк и др.), «артефакты» {башня, бочка, винтик, губка, жердь, комод, кочерга, лопата, машина, метеор, палка, памятник, плеть, порох, ракета, стекло, стена, столб, трещотка, тряпка и др.), «птицы» {ворона, попугай, птица, страус, сыч, цапля, цыпленок), «растения» {былинка, кипарис, лист, огурец, овощ, перец, свекла, трава) и «мифические существа» {ангел, божество, монстр, херувим, черт).

15


Введение в систему анализа третьего компонента метафорического моделирования выявляет содержательное наполнение соотношения сфер-источников и сферы-мишени.

При том, что образ человека в русской языковой картине мира представлен гендерно немаркированными метафорами в рамках моделей, образованных с привлечением сфер-источников «артефакт», «животное», «птица», «растение» и «мифическое существо», отмечается различное проявление продуктивности выявленных концептуальных сфер-источников и наборов признаков, актуализированных в данных моделях. Более функционально активными являются сферы-источники «артефакт», «животное» при моделировании метафорических образов человека (35% и 28% соответственно). Однако следует отметить, что соотнесение концептуальной сферы «человек» со сферами «артефакт» и «растение» высвечивает в первую очередь признаки внешнего вида, в то время как смыслы, репрезентирующие специфику поведения / характера и социальный статус, ассоциативно связываются со сферами-источниками «животное» и «птица», например:

«артефакт» —> внешний вид бочка 'толстый' Бочка сороковая этакая -невеста! Барон на это молчал: он видел уже, что Анна Юрьевна согласится выйти за него замуж (А.Ф. Писемский); Бочка закричала, подпрыгнула, и Петя с ужасом увидел, что это не бочка, а толстый человек с огромными волосатыми руками и растрепанной черной головой. <... > Человек-бочка перетащил Петю через забор (Г.А. Галахова);

«птица» —> характер ворона 'рассеянный, невнимательный' Ворона! -перебил он вдруг сам себя. Пропустил почтовый ящик (А.И. Куприн); И тут она вспомнила. - Фу ты! - она даже засмеялась от облегчения. - Вот ворона! Я ж его на столе оставила! (В. Рыбаков);

«животное» —> социальный статус козявка 'незначительный' Что он [Пружинкин] такое, в самом деле? Червь, козявка, пыль, -ас какими людьми сообщение имеет! (Д.Н. Мамин-Сибиряк); Главное - она. Ничтожество, козявка, а самомнение - во! (И. Грекова).

В разделе 2.3. «Гендерно маркированное моделирование образов человека» выделены и последовательно охарактеризованы метафорические модели со сферами-мишенями «мужчина» и «женщина».

Первая группа жестко гендерно маркированных метафорических моделей, в которых сферой-мишенью служит лицо мужского пола, проанализирована в аспекте выявления типичного набора символов метафоры. Как показал анализ, в русской языковой картине мира образ мужчины формируется метафорами на основе единых, что и образ человека, без дифференциации по половому признаку, типов сфер-источников: «животные» {баран, барс, бегемот, боров, буйвол, бык, зубр, жеребец, ишак, кобель, козел, лев, лось, медведь, мерин, олень, осел, пес, скорпион, тигр, тюлень, шакал и др.), «артефакты» (ботало, гвоздь, колосс, локомотив, плетень, самовар, сейф, творог, туша, шляпа, шпиль), «птицы» (беркут, ворон, голубь, гусь, журавль, индюк, коршун, орел,

16


павлин, перепел, петух, сокол), «растения» (дерево, дуб, кедр, лопух, нарцисс, огурчик, сморчок) и «мифические существа» {Аполлон, Атлант, бог, богатырь, Геркулес, Давид, князь тьмы, Самсон, титан). При этом более продуктивна в качестве сферы-источника концептуальная сфера животных (46%).

Проведенный анализ свидетельствует о том, что в системе образных номинаций и человек, и мужчина характеризуются в аспекте одних и тех же признаков: внешний вид, физические качества, ментально-психические признаки, а также социально значимые отношения, например:

«человек - это артефакт»: жердь 'худой, высокий' - У нас и «Рождение Венеры» Ботичелли, и «Давид» Микеландлсело, и вообще, длинный ты жердь, в моем городе произведений искусства как звезд на небе (А. Ростовский); Посмотрим, сколь тебе эта жердь нарожает! Стыдно - вот и нашел отговорку (В. Шукшин);

«мужчина - это артефакт»: шпиль 'худой, высокий' - Титулярный советник Кратеров, худой и тонкий, как адмиралтейский шпиль, выступил вперед (Чехов).

Однако отметим специализацию метафорического моделирования образа мужчины. В качестве ядерных выявляются признаки внешнего вида: 'толстый' (бегемот, боров, тюлень), интеллектуальных способностей: 'глупый/ умный' (баран, шляпа, индюк, лопух, титан) и социального статуса: 'значительный / незначительный' (зубр, локомотив, орел, бог, клоп, гвоздь, сморчок), которые маркируются метафорами пяти концептуальных сфер-источников. Наиболее регулярно из числа признаков внешнего вида актуализируется 'крупное телосложение' (бык, медведь, дуб, кедр, геркулес, Самсон) и импликативно связывается с признаком силы, что в целом оценивается положительно: Поддубный, русский геркулес, был чемпионом мира по классической борьбе (Л.Г. Бабенко).

Вторая группа номинаций представлена жестко гендерно маркированными метафорическими моделями, в которых сферой-мишенью служит лицо женского пола. Тендерная специализация проявляется в актуализации типов признаков в моделях при соотнесении концептуальной сферы «женщина» с концептуальными сферами: «животные» (волчица, выдра, газель, кляча, коза, кобыла, кобылица, корова, кошка, львица, ослица, пантера, росомаха, серна, слониха, тигрица и др.), «артефакты» (булка, кочерга, куколка, ладья, пушинка, пышка, рюмочка, статуэтка, тумбочка и др.), «птицы» (галка, голубка, голубица, горлица, гусыня, индюшка, канарейка, клуша, кукушка, ласточка, лебедушка, малиновка, наседка, орлица, пава, пташка, птичка, синичка, трясогузка, утка и др.), «растения» (береза, бутон, вишня, ландыш, лилия, пальма, роза, розан, фиалка, цветок и др.) и «мифические существа» (богиня, гетера, Диана, дьяволица, мадонна, муза и др.).

В тендерном фрагменте русской языковой картины мира, репрезентирующем образ женщины, наиболее продуктивными являются сферы-источники «птица» и «животное», актуализирующие различные смыслы (32% и 30%). Признаки, репрезентирующие физические характеристики доминируют во всех

17


сферах-источниках: в четырех из пяти они составляют более 60% от общего числа. Наряду с общеоценочным признаком 'красивая / некрасивая' (куколка, голубица, лебедушка, роза, фиалка, ягодка, богиня, мадонна, выдра, кляча) фиксируются такие дескриптивные смыслы, как 'стройная' (газель, серна, куколка, береза, пальма), 'с тонкой талией' (рюмочка, статуэтка), 'белокожая' (лилия, береза), 'с величественной осанкой' (ладья, орлица, пава). Значимым при метафорическом моделировании женского образа являются признаки, маркирующие манеру движения (кошка, пантера, тигрица, утка, гусыня, птичка, ласточка), материнство (кукушка, чайка, наседка) и возраст (коза, стрекоза, бутон, цветок). Признаки, фиксирующие умственные: 'глупая' (корова, клуша) и характерологические особенности: 'рассеянная' (росомаха), 'коварная' (дьяволица), 'властная' (орлица), представлены единичными примерами.

В нежестко гендерно маркированных метафорах сфера-источник может сочетаться с разными сферами-мишенями («мужчина» <-> «женщина» <-> «человек»), при этом основание уподобления меняется, что является принципиальным отличием от гендерно немаркированной лексики, характеризующей мужчин и женщин с одинаковых сторон.

При метафорической номинации человека нежестко гендерно маркированными метафорами в качестве сферы-источника выступают концептуальные сферы: «животные» (белка, бобик, волк, гиппопотам, животное, зверь, конь, котенок, крыса, лань, лиса, лисица, лошадь, мышь, муха, обезьяна, овечка, поросенок, свинья, слон, собака, ягненок и др.), «артефакты» (бомба, бревно, глыба, дубина, кукла, маятник, молоток, пробка, пугало, стрела, студень, танк, тесто, трактор и др.), «птицы» (воробей, дятел, курица, лебедь, сова, соловей, сорока, тетерев, тетеря, ястреб), «растения» (лоза, мимоза, пень, репа) и «мифические существа» (дьявол, идол, кикимора, чудище, чудовище).

По основанию типа соотнесенности сферы-источника и сферы-мишени в рамках нежестко гендерно маркированных номинаций было выделено четыре подтипа.

Первый подтип реализации нежестко тендерной маркированности метафорической номинации может быть представлен следующим образом: единая сфера-источник маркирует разный набор актуализируемых признаков при соотнесении с различными сферами-мишенями: «мужчина» <-> «женщина» <-> «человек».

Например, анализ контекстов РНК выявил следующую закономерность: слово бревно при метафорическом уподоблении «человеку вообще» актуализирует смыслы «нечуткий», «бесчувственный»: Любовь к себе я бы почувствовал, не бревно же я! (А. Терехов); Она еще добавила-вот разве что найдется дурак, кому охота придет в это бревно влюбиться (Д. Рубина). Основой метафорического переноса становится признак «глупый» при именовании мужчины: Как узнал про побег, так принародно на воеводу медведем заревел: - Бревно ты еловое, а не воевода! Гоняешь людей бестолку, будто им другого дела найти нельзя (П.П.  Бажов).   Метафорическая номинация женщины  существительным

18


бревно воплощает образ сексуально непривлекательной женщины: Зато какая-нибудь скромница такое вытворяет, что потом ночь, проведённую с ней, помнишь всю жизнь... -Ай\ -раздражённо машет рукой Шамиль и отворачивается. -Стриптизёрша-бревно! (О. Гладов).

Второй подтип реализации нежестко тендерной маркированности метафорической номинации - единая сфера-источник маркирует разный набор актуализируемых признаков при соотнесении со сферами-мишенями: «человек» <-> «мужчина».

Так, в рамках метафорической модели «человек - это животное» лексема зверь актуализирует значение 'работать интенсивно и результативно': Вон Левка Порошин по остроте мышления прямо-таки зверь, а я пока переварю, все уснут (Н.Ф. Погодин); Да, в работе она зверь. Всего добьется (Р. Нахапетов).

Именуя мужчину, метафора зверь высвечивает признак характера 'жестокий': Иван Иванович хорошо знал отца Вахнова, которй был в полном смысле слова зверь, по свирепости и крутости нрава (Н.Г. Гарин-Михайловский); Генерал Калачов считался извергом и зверем по всей Растеряевой улице (Гл. Успенский).

Интерпретация метафорической модели «человек - это артефакт» выявляет, что метафорическая номинация глыба характеризует «человека вообще» в социальном аспекте, маркируя признаки 'значительный', 'важный', что свидетельствует о высоком социальном статусе и выражает положительную оценку: После прочтения ленинских работ о Толстом взялся за «Войну и мир», долго ходил с первым томом, восклицая-. «Запу-тан-ная книга!», заметил экскурсоводам: «Да, Толстой — неисчерпаемая глыба». А. Терехов [РНК]; Сегодня страна боготворит гениальную Фаину Раневскую, ее все знают по кино, а Раневская с восторгом взирала на Шевченко, потому что Шевченко была актерская глыба не меньше, чем Раневская.. В. Вульф [РНК].

При метафорическом моделировании образа мужчины та же лексема глыба актуализирует синтез иных значений: «крупное телосложение» и «физическая сила» - Уже в сумерках въехал в село силач-кузнец Иван Матюхин на тонкокровном аргамаке, не человек, а глыба железных мускулов, горячие глаза, руки как башни.. Р.Б. Гуль [РНК].

Контекстуальный анализ показал, что метафора соловей соотносится как со сферой-мишенью «человек», так и со сферой-мишенью «мужчина». Способность соловья издавать высокие звуки, красиво петь, лежит в основе метафорического уподобления «человека вообще», без дифференциации на мужчин и женщин, этой птице, характеризуя его как лицо, обладающее красивым, преимущественно высоким голосом, славящееся своим искусством пения: [Дарья Ивановна] села за фортепьяно; голос ее был чрезвычайно звучен и довольно мягок: он поразил всех; один только Рымов, кажется, остался недоволен полученным впечатлением. - Каково соловей-то наш заливается? - отнесся к нему Юлий Карлыч. (А.Ф. Писемский); Тебе, как роза, безответной, пою я, серый соловей (А. Блок).

19


Вступая в метафорические отношения со сферой-мишенью «мужчина», лексема соловей выражает отрицательную оценку и актуализирует значение «краснобай, говорун»: [Квашнева:] Как начнет говорить, так и потопит... [Носакин:] Соловей... (А.Н. Толстой).

Третий подтип реализации нежестко тендерной маркированности метафорической номинации - единая сфера-источник маркирует разный набор актуализируемых признаков при соотнесении со сферами-мишенями: «человек» <-> «женщина».

Лексема репа в рамках метафорической модели «человек - это растение» характеризует «человека вообще» в аспекте интеллектуальных способностей, репрезентируя признак 'глупый', 'простоватый': Парень скроил глупое лицо и не отвечал. - Эй ты, пареная репа! (А.К. Толстой); Ну, да, кажется, это будет и не трудно: ведь эта Лидочка - чорт знает что такое! какая-то пареная репа, нуль какой-то! [Тамара Ивановна] Она проста, как та самая русская репа (Г. Щербакова).

Та же номинация репа, именуя женщину, фиксирует признак внешнего вида 'полная', 'грузная': Девка же сдобная, важная - грудь копной, глаза так и прыгают. Крепыш девка, ровно репа - знатная будет жена! - думал, подзадоривая себя, Макар Тихоныч (А. Печерский).

При метафорическом моделировании образа «человека вообще» в символе метафоры лексемы чудовище актуализируется признак 'жестокий, безнравственный': Я боюсь... я ненавижу моего мужа... Он - чудовище, каких не видал еще свет... Он мучает меня (А.Н. Толстой); Я любил куклу, которую ты, издеваясь, мне подсунула... старуха! Чудовище! Ты выманивала самое лучшее, самое теплое, что у нас было, чтобы оплевать и утопить в нужнике! (М. Дяченко).

Использование номинации чудовище при соотнесении с концептуальной сферой «женщина» высвечивает признак внешнего вида 'страшная/ некрасивая': <... > ив комнату вошло... чудовище!!! Громадные сверкающие глазищи, невероятно тонкий длинный нос, странная борода болталась чуть не до пояса, волос на голове не было, на спине огромный горб, и цвет «лица» серо-желтый. <... >Я бился в руках матери, а чудовище стащило что-то с лица и оказалось нашей хозяйкой Редькиной, у которой мы снимали квартиру (В. Розов).

Четвертый подтип реализации нежестко тендерной маркированности метафорической номинации - единая сфера-источник маркирует разный набор актуализируемых признаков при соотнесении со сферами-мишенями: «мужчина» <-> «женщина».

При соотнесении метафоры мимоза со сферами-мишенями «мужчина» и «женщина» наблюдается аксиологическое различие при актуализации единого признака 'обидчивый, ранимый': Вы смешная: чуть вас тронешь, вы и завяли. Такая вы стыдливая мимоза (А.Н. Куприн); Ей-Богу, до сегодня считал: мимоза ты, интеллигентик... Даже иногда краснеешь, похоже (Ю. Бондарев).

Таким образом, в русской языковой картине мира при метафорическом моделировании образа «человека вообще» посредством нежестко маркирован-

20


ных тендерных метафор на базе пяти сфер-источников интерпретацию получают признаки, репрезентирующие как физические, так и ментально-психические смыслы. Такая многоаспектная представленность человека в метафорическом зеркале отражает его разностороннее проявление в различных сферах деятельности. Ядро физической характеристики человека составляют признаки, маркирующие а) внешний вид: телосложение 'худой / толстый' {воробей, кузнечик, гиппопотам, гусеница, слон студень, тесто); б) движение: 'быстрый' (лань, стрела, воробей, ястреб). Среди ментально-психических доминируют интеллектуальные: 'глупый' (котенок, чайник, пробка, репа, дубина), характерологические: 'работящий' (муравей, конь, лошадь, трактор), 'опытный' (волк, воробей). Были выявлены метафоры, выражающие как положительную, так и отрицательную оценку без дополнительной актуализации дескриптивных смыслов (лебедь, молоток, кикимора).

При моделировании мужского образа на основе всех сфер-источников наиболее продуктивной является модель «мужчина - это животное» (47%). В качестве ядерных признаков, выступающих символами метафор, актуализируются ментально-психические смыслы, количественно варьируемые от 50% до 100% в зависимости от сферы-источника. К значимым характеристикам мужчины относятся признаки, репрезентирующие интеллект: 'глупый' (чучело, дятел, тетеря, пень, идол), деятельность, включая манеру поведения и черты характера: 'подлый' (животное, поросенок), 'жестокий' (танк, волк), 'слабохарактерный' (кисель, тесто, студень), 'трусливый' (курица), а также положение, занимаемое мужчиной в социуме: 'незначительный' (бобик, муравей, муха, пробка, спица). Наряду с ментально-психическими смыслами отметим представленность на периферии признаков внешнего вида, составляющие не более 20% от общего числа, в качестве доминирующего выделим 'крупное телосложение' (слон, поросенок, глыба, дубина).

Образ женщины моделируется нежестко маркированными тендерными метафорами на основе всех сфер-источников, при этом наиболее продуктивной является модель «женщина - это животное» (45%). Как показал анализ, на первый план выходят физические признаки, варьируемые от 60% до 100% в зависимости от сферы-источника. К числу смыслов, составляющих ядро физической характеристики женщины, относятся: 'стройная' (стрела, лоза), 'с легкими, быстрыми движениями' (белка, бабочка, мотылек, сорока), 'белокожая' (лебедь, булочка), а также общеоценочный признак 'красивая/ некрасивая' (бабочка, лебедь, жаба, мышь, сова, кикимора, чудовище). Тенденция к взаимосвязи признаков телосложения женщины и манеры движения, зафиксированная посредством жестко маркированных метафор, находит подтверждение и в материале нежестко маркированных метафор. Единичными примерами репрезентированы интеллектуальные: 'глупый' (овечка, курица), нравственные: 'неверная' (бабочка, сука) и характерологические: 'агрессивная' (филин) смыслы. Также отметим представленность специфичного для женского образа признака 'сексуально непривлекательная' (бревно).

21


Обобщая результаты исследования можно заключить, что закономерности в образной характеристике «человека вообще», «мужчины» и «женщины», выявленные в сфере как жестко, так и нежестко маркированных тендерных метафор в целом совпадают. Отмечаются незначительные отличия в функциональной продуктивности концептуальных сфер-источников при моделировании образов «мужчины», «женщины», «человека вообще» посредством жестко и нежестко маркированных тендерных метафор.

В заключении подводятся итоги проведённого исследования.

Проведенный анализ позволяет сделать вывод о существовании тендерного фрагмента в русской языковой картине мира, репрезентированной метафорическими номинациями человека. В составе корпуса метафорических номинаций лица доминируют именования мужчин и женщин как соотнесенных концептов: соотношение гендерно маркированных и гендерно немаркированных метафорических номинаций лица составляет 70% к 30%.

При этом в составе гендерно маркированных номинаций образные характеристики мужчин и женщин представлены практически в равном соотношении: при сравнении состава жестко маркированных метафор соотношение метафорических характеристик мужчин и женщин составляет 51,3% к 48,7%; при обобщении состава жестко и нежестко гендерно маркированных номинаций соотношение остается практически тем же - 52,8% к 47,2%.

Тендерное маркирование имеет, как правило, характер нежестких тенденций в направлениях моделирования, проявляющихся в различной продуктивности актуализации сфер-источников и аспектов образной характеристики при моделировании образов «человека вообще», мужчины и женщины.

В результате было выявлено содержательное своеобразие тендерных противопоставлений в образном фрагменте русской языковой картины мира.

В зоне активного метафорического моделирования мужского образа находятся ментально-психические признаки, репрезентирующие интеллектуальные способности, характер, поведение и социально значимые отношения.

При метафорическом моделировании женского образа в качестве наиболее ярко обозначенной тенденции спецификации на первый план выходят признаки внешнего вида, выявляется преобладание номинаций, содержащих эстетическую оценку. Профессиональная деятельность не рассматривается как социально значимая сфера, важное место занимает аспектация взаимоотношений между мужчиной и женщиной.

Перспективы исследования видятся в изучении метафорического фрагмента моделирования тендера, репрезентированного фразеологическим и паремио-логическим фондами русского языка, так как культурно-национальное мирови-дение, воплощенное данными единицами языка, строится по моделям образности. Наряду с этим, важным представляется проведение анализа своеобразия образного моделирования тендерной оппозиции в различных дискурсивных практиках, что позволит расширить представления о сложившихся тендерных стереотипах речевого поведения.

22


Основные  положения  диссертационного  исследования  отражены  в следующих публикациях:

Статьи в журналах, рекомендованных ВАК:

  1. Комиссарова О.В. Тендерная оппозиция в отражении русской зооморфной метафоры /О.В. Комиссарова // Язык и культура. - 2009. - № 4 (8). -С. 33-38.
  2. Комиссарова О.В. Фразеологический фонд русского языка: способы маркирования тендерных оппозиций / О.В. Комиссарова // Язык и культура. - 2010. - № 2 (10). - С. 22 - 27.
  3. Комиссарова О.В. Метафорические образы мужчины в русском поэтическом дискурсе (на материале словаря Н.В. Павлович «Словарь поэтических образов») // Вестник Томского государственного университета. -2011. - № 347 (июнь). - С. 20 - 23.
  4. Комиссарова О.В. Поэтические образы в формировании моделирующего потенциала концептуальных метафор /О.В. Комиссарова // Сибирский филологический журнал. - 2011. - № 4. - С. 221 - 225.

Публикации в других научных изданиях:

  1. Комиссарова О.В. Гендерно маркированные метафоры в русском языке /О.В. Комиссарова // Коммуникативные аспекты языка и культуры : сборник материалов IX Международной научно-практической конференции студентов и молодых ученых : в 4 ч. / гл. ред. С.А. Песоцкая. -Томск : Изд-во Том. политех, ун-та, 2009. - Ч. 2. - С. 169-177.
  2. Комиссарова О.В. Тендерный аспект в семантике метафорических лексических единиц (тектовые реализации и лексикографическая практика) / О.В. Комиссарова // Прикладная филология: идеи, концепции, проекты : сборник трудов VII Международной научно-практической конференции : в 2 ч. / под ред. С.А. Песоцкой ; Том. политех, ун-т. - Томск : Изд-во Том. политех, ун-та, 2009. - Ч. 1. - С. 103 - 109.
  3. Комиссарова О.В. Метафорические образы женщины в русской лингво-культуре (на материале словаря Н.В. Павлович «Словарь поэтических образов») / О.В. Комиссарова // Прикладная филология: идеи, концепции, проекты : сборник трудов VIII Международной научно-практической конференции : в 2 ч. / под ред. С.А. Песоцкой ; Том. политех, ун-т. - Томск : Изд-во Том. политех, ун-та, 2010. - Ч. 2. - С. 49 - 58.
  4. Комиссарова О.В. Гендерно маркированные фразеологизмы в русской языковой картине мира / О.В. Комиссарова // Мова i культура : науко-вий журнал. - Кшв : Видавничий Д1м Дмитра Бураго, 2011. - Вип. 14, т. IV (150).-С. 176-180.

23


Подписано в печать 23.05.2012 г.

Формат А4/2. Ризография

Печ. л. 1,4. Тираж 100 экз. Заказ № 12/05-12

Отпечатано в ООО «Позитив-НБ»

634050 г. Томск, пр. Ленина 34а

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.