WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Структура ландшафтов и почвенного покрова долинных зандров Вятско-Камского Предуралья

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

 

 

Матушкин Алексей Сергеевич

СТРУКТУРА ЛАНДШАФТОВ И ПОЧВЕННОГО ПОКРОВА ДОЛИННЫХ ЗАНДРОВ ВЯТСКО?КАМСКОГО ПРЕДУРАЛЬЯ

Специальность 25.00.23 – Физическая география и биогеография,

география почв и геохимия ландшафтов

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата географических наук

 

 

 

Пермь 2012


Работа выполнена на кафедре географии Вятского государственного гуманитарного университета (г. Киров)

Научный

руководитель:                      доктор сельскохозяйственных наук, профессор

Прокашев Алексей Михайлович

Официальные

оппоненты:                           Назаров Николай Николаевич, доктор

географических наук, профессор,

зав. кафедрой физической географии

и ландшафтной экологии Пермского

государственного национального

исследовательского университета (г. Пермь)

Янцер Оксана Васильевна, кандидат

географических наук, доцент, зав. кафедрой

физической географии Уральского

государственного педагогического

университета (г. Екатеринбург)

Ведущая

организация:                       Казанский (Приволжский) федеральный

университет (г. Казань)

Защита состоится 22 июня 2012 года в ____ часов на заседании диссертационного совета Д.212.189.10 при Пермском государственном национальном исследовательском университете по адресу: 614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15, корп. 8, ауд. 215. e?mail: seg@psu.ru, факс (342) 239?63?54.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале научной библиотеки Пермского государственного национального исследовательского университета, автореферат размещён на сайте Пермского государственного национального исследовательского университета: http://www.psu.ru

Автореферат разослан « 21 » мая 2012 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета,

кандидат географических наук, доцент  Описание: росписьготово1         Т. А. Балина


Общая характеристика работы

Актуальность исследований. На фоне относительно высокого уровня изученности ландшафтов зандровых равнин Зарубежной Европы, западной и центральной частей Европейской России, в Вятско?Камском Предуралье исследования данной проблемы были ориентированы на физико?географическое районирование. Так, в 60?х гг. XX в. создана схема физико?географических округов, а в их составе – районов и подрайонов (Природа Кировской области…, 1966). Специальных работ по крупномасштабному изучению ландшафтов до последнего времени не проводилось. Структура почвенного покрова, также составляющая предмет настоящих исследований, была изучена преимущественно в пределах ареалов агроландшафтов на покровных суглинках (Охорзин, 1985), а зандровые территории остались незатронутыми подобными работами. Между тем, в Кировской области низменные равнины, сложенные песчаными отложениями различного генезиса, составляют около 30% общей площади. В силу низкого плодородия почв, высокой доли в их составе лесных и болотных ландшафтов, они наименее вовлечены в хозяйственную деятельность человека, образуя экологический каркас региона.

Исследования зандровых ландшафтов Вятско?Камского Предуралья на восточной периферии главного пояса Полесий Русской равнины (Абатуров, 1968) дают необходимые сравнительные данные для установления характера секторных изменений морфологической структуры этих природных комплексов с азональными чертами природы. В Кировской области зандровые ландшафты полесского типа занимают широкий спектр природных зон, в том числе в средней тайге (Вятско?Камская низина), южной тайге (большинство низин бассейна Верхней и Средней Вятки) и подтаёжных широколиственно?хвойных лесах (Кильмезская низина), что даёт возможность сравнительного изучения широтных изменений структуры этих ландшафтов в пределах одного – восточного – сектора. В качестве ключевого района исследований был выбран ландшафт Медведского бора (Нолинский район Кировской области), отражающий характерные особенности долинных зандров региона. К их числу можно отнести: 1) сочетание расчленённого дюнного, карстового и выположенного низинного рельефа; 2) наличие песчаных и супесчаных древнеаллювиальных и древнеаллювиально?флювиогляциальных отложений различной мощности на комплексе из 3 надпойменных речных террас, а также водно?ледниковых образований придолинных склонов водоразделов. В пределах района исследований находится памятник природы «Медведский бор», изучение которого ранее имело преимущественно флористическую направленность. Обладая комплексным статусом, данный памятник природы практически не был исследован в ландшафтном отношении и не имеет собственной ландшафтной карты. Таким образом, недостаточной изученностью долинных зандров Вятско?Камского Предуралья с ландшафтных позиций, их важной ролью в формировании экологического каркаса территории и сбережении природного наследия определяется актуальность настоящих исследований.

Объекты исследования – ландшафты и почвенный покров долинно?зандровых равнин Вятско?Камского Предуралья.

Предмет исследования – морфологическая структура ландшафтов и структура почвенного покрова (СПП) долинно?зандровых равнин региона.

Цель исследования – выявление морфологической структуры, закономерностей пространственной организации ландшафтов и СПП долинно?зандровых равнин территории Вятско?Камского Предуралья на примере ландшафта Медведского бора.

Задачи исследования:

1. Полевое и картографическое изучение морфологических единиц ландшафта и создание схемы ландшафтной структуры Медведского бора.

2. Составление цифровых ландшафтных карт ключевых участков (КУ) Медведского бора и легенд к ним на основе данных GPS?cъёмки, ватерпасирования и лесотаксационных материалов.

3. Математический анализ ландшафтного рисунка на КУ Медведского бора, выявление закономерностей его изменения в зависимости от позиции в мезорельефе и геоморфологического уровня элементов долины р. Вятки.

4. Составление цифровых карт почвенного покрова КУ Медведского бора и легенд к ним на основе созданных ландшафтных карт, полевых фациальных описаний, уточнённых почвенно?аналитическими данными.

5. Лабораторно?аналитическое исследование свойств почв в составе типичных почвенных комбинаций (ПК).

6. Определение основных характеристик СПП на уровне элементарных почвенных ареалов (ЭПА) и ПК, выявление закономерностей изменения СПП в ландшафте Медведского бора.

7. Сравнение ландшафтного и почвенно?географического разнообразия на КУ.

Теоретико?методологическая основа исследований включает общенаучные методы: описательный, сравнительный, статистический, системного анализа, картографический. Методология исследования базируется на применении ряда принципов и подходов, главными из которых являются комплексный и системный.

В основе работы лежит учение о морфологии ландшафта (Солнцев, 1949) и структуре почвенного покрова (Фридланд, 1972 и др.). В качестве методических материалов при осуществлении комплексных крупномасштабных физико?географических исследований послужили труды А. А. Видиной (1962 и др.), А. Г. Исаченко (1991 и др.) и др. Обобщён опыт региональных ландшафтных исследований И. И. Мамай (1983 и др.), Н. И. Волковой, В. К. Жучковой (2000, 2006 и др.), А. В. Бережного, Т. В. Бережной (2004 и др.), Г. А. Исаченко (2005 и др.) и др. При этом допускается возможность выделения в структуре ландшафта как индивидуальных (региональных) морфологических единиц (Григорьев, 1966; Исаченко, 1962, 1991), так и их типизация (Мильков, 1956; Арманд, 1975). Признаётся правомерность типологической трактовки понятия местности (Мильков, 1956, 1959). Это же положение касается выделяемых нами подтипов местности. Исследование базируется на докучаевской идее взаимосвязи и взаимообусловленности всех компонентов и факторов ландшафта; вместе с тем, роль мезорельефа, как фактора внутриландшафтной дифференциации природных комплексов на зандровых отложениях, рассматривается в качестве ведущей.

При характеристике свойств почв использовались общепринятые лабораторно?аналитические методы физических, химических, физико?химических исследований, подробно изложенные И. С. Кауричевым (Практикум по почвоведению…, 1980). Нами были проведены следующие виды лабораторных анализов почв: 1) объёмная масса; 2) гигроскопическая влажность; 3) потеря при прокаливании; 4) гранулометрический состав – по Н. А. Качинскому; 5) содержание гумуса – по И. В. Тюрину; 6) pH водной и солевой вытяжек – потенциометрически; 7) обменная кислотность и подвижный алюминий – по А. В. Соколову; 8) гидролитическая кислотность и сумма обменных оснований – по Каппену?Гильковицу; 9) ёмкость катионного обмена и степень насыщенности почв основаниями – расчётным методом. Все аналитические работы выполнены автором в лабораториях кафедры географии Вятского государственного гуманитарного университета.

Для целей крупномасштабного картографирования ландшафтов и почвенного покрова зандровых равнин был разработан оригинальный метод GPS?съёмки направлений, протяжённости дюн и контуров карстовых воронок (Матушкин, Прокашев, 2009, 2011 и др.). Для создания ландшафтных карт и карт почвенного покрова применялись ГИС?методы (Ерунова, 2004; Хромых, 2006, 2007; Рыжков, 2007 и др.) и соответствующие им программные средства – основные: ПО ГИС MapInfo 10.5 и вспомогательные: ПО Тransform 2.0, ПО OziExplorer 3.95.

В целях количественного анализа структуры и рисунка ландшафтов, характеристики ЭПА и ПК в СПП использовался комплекс математических и статистических методов, предложенных классиками учений о ландшафтном рисунке (Викторов, 1986 и др.) и структуре почвенного покрова (Фридланд, 1972 и др.). Статистические методы использовались также для проверки и уточнения границ природных комплексов на основе массовых почвенно?аналитических данных. Количественный анализ проводился средствами ПО MS Excel 2007 и специализированного статистического пакета Statistica 6.0.

Информационная база исследования. При написании диссертационной работы использовались: 1) данные собственных полевых, картометрических и лабораторно?аналитических исследований; 2) топографические планшеты и ортофотопланы на территорию района исследований фондов Управления Федерального агентства кадастра объектов недвижимости по Кировской области; цифровые топографические карты территории Кировской области Института территориального планирования «Кировгипрозем»; 3) неопубликованные текстовые и картографические материалы по геологии района исследований фондов Отдела геологии и лицензирования по Кировской области (Кировнедра); 4) лесотаксационные картографические и табличные материалы архива Департамента лесного хозяйства Кировской области; 5) библиографические издания.

Научная новизна исследований заключается в следующем:

1. Впервые для региона проведено изучение структуры ландшафтов долинно?зандровых равнин, выявлены основные её особенности.

2. Составлены первые для региона крупномасштабные – на уровне типов фаций – ландшафтные карты отдельных участков на различных геоморфологических ступенях долины Нижней Вятки в пределах памятника природы «Медведский бор». Работа осуществлялась в ГИС.

3. Впервые произведены массовые лабораторно?аналитические исследования почв по 10 видам анализов, результаты которых учитывались при выявлении морфологической структуры ландшафтов и составлении ландшафтных карт, что позволило усилить ландшафтно?геохимические аспекты в изучении локальных геосистем региона.

4. Впервые для региона проведено изучение СПП долинно?зандровых равнин на отдельных ключевых участках, намечены основные её особенности.

5. Впервые для территории долинных зандров региона составлены крупномасштабные – на уровне отдельных ЭПА – карты почвенного покрова на участках, подвергнутых ландшафтному картированию. Работа осуществлялась в ГИС.

6. Впервые получен опыт использования GPS?съёмки направлений, протяжённости дюн и контуров карстовых воронок для создания крупномасштабных ландшафтных карт и карт почвенного покрова сложных боровых долинно?зандровых природных комплексов.

7. Впервые для региона произведён количественный анализ рисунка ландшафта и СПП, выполненный средствами ГИС.

Теоретическая ценность исследований. В результате научной работы получены первые данные о структуре ландшафтов и почвенного покрова восточной периферии обширного пояса низин полесского типа ЕТР, позволяющие проследить возможные секторные изменения структуры природных комплексов и почвенного покрова зандровых равнин в пределах лесной зоны Европейской России. Результаты исследований показывают сложный характер ландшафтной структуры Медведского бора, которая может быть признана в качестве эталонной для территорий Вятско?Камского Предуралья на аллювиальных, аллювиально?флювиогляциальных и иных лёгких отложениях.

Практическая значимость исследований. Показатели ландшафтного и почвенно?географического разнообразия, другие интегральные количественные характеристики ландшафта и почвенного покрова, набор боровых растительных ассоциаций и почвенных разностей, фаций, урочищ, типов и подтипов местностей, особенности катенарных взаимодействий могут использоваться в качестве критериев для организации ООПТ ландшафтного ранга в других частях Вятско?Камского региона. С целью оптимизации сети ООПТ, а также инвентаризации целинных боровых ландшафтов по материалам диссертационного исследования для Департамента экологии и природопользования Кировской области разработан проект создания цифровой ландшафтной карты памятника природы «Медведский бор». Результаты исследования представлены Департаменту лесного хозяйства Кировской области и Институту территориального планирования «Кировгипрозем». Продолжение начатой работы по созданию в ГИС ландшафтной карты и развёрнутой базы данных к ней крайне важно, в том числе в связи с усилением антропогенной нагрузки в краевых частях медведского долинно?зандрового ландшафта и в окрестностях пос. Медведок.

При реализации исследований разработана методика ландшафтного картографирования древнеэоловых, карстовых и дюнно?карстовых ландшафтов залесённых территорий с помощью GPS?съёмки, которая успешно себя зарекомендовала при изучении локальных геосистем на мелких формах мезорельефа и планируется к дальнейшему применению.

Настоящая работа является частью комплексных исследований по теме: «Природа, хозяйство и геоэкология Кировской области», осуществляемых кафедрой географии ВятГГУ; её результаты могут быть использованы для составления ГИС «Ландшафты Кировской области».

Материалы исследований широко применяются при чтении курсов «ГИС?технологии в географии» у бакалавров и магистров естественнонаучного образования по профилю География, «Математическое моделирование физико?географических процессов» – у магистров географии естественно?географического факультета ВятГГУ, а также на занятиях со слушателями Института развития образования Кировской области.

Апробация работы. По теме диссертации опубликовано 15 работ, общим объёмом 7,1 печ. л., в том числе 2 работы в изданиях, рекомендованных ВАК. Основные результаты проведенных исследований нашли отражение в материалах международных, всероссийских и региональных конференций в гг. Киров, Санкт?Петербург, Екатеринбург.

Структура и объём диссертации. Диссертация состоит из Введения, 4 глав, Заключения, Списка литературы и отдельного тома Приложений. Объём основной части диссертации включает 185 страниц машинописного текста, в том числе 6 таблиц, 26 рисунков; объём приложений 230 страниц. Список литературы включает 227 наименований, в том числе 9 на иностранном языке.

Основные положения диссертации,

составляющие предмет защиты

1. Структура ландшафтов долинно?зандровых равнин Вятско?Камского Предуралья отличается сложным сочетанием древнеэоловых, болотных, карстовых и иных природных комплексов различного таксономического уровня.

Ландшафт Медведского бора, располагаясь в долине р. Вятки и отчасти занимая придолинные территории, имеет достаточно сложную структуру, которая исследовалась путём проведения полных комплексных описаний 120 фаций. В качестве крупнейших морфологических частей ландшафта нами использовались типы местности (Мильков, 1956), как морфологически единые, но генетически разнородные части ландшафта, выделение которых связано с различиями рельефа и геологического строения территории. В ландшафте Медведского бора выделяются 4 типа местности: надпойменно?террасовый, приречный (склоновый), пойменный и останцово?водораздельный. В связи с различным генезисом образования мезорельефа и его морфологией, а также увлажнением, в пределах надпойменно?террасового типа нами выделены 4 подтипа местности: древнеэоловый, болотный, дюнно?карстовый и карстовый (рис. 1).

 

Рис. 1. Структура медведского долинно?зандрового ландшафта

на уровне типов и подтипов местностей

Надпойменно?террасовый тип местности занимает максимальную площадь, центральное положение в ландшафте Медведского бора и наиболее характерен для долинных зандров. Настоящая диссертационная работа отражает результаты исследований именно в пределах надпойменно?террасового типа местности, который охватывает I, II и III надпойменные террасы р. Вятки с древнеаллювиальными отложениями, а также присклоновую область распространения аллювиально?флювиогляциальных седиментов. Урочища в пределах подтипов надпойменно?террасового типа местности занимают мезоформы рельефа: в болотном подтипе – 1) обширные торфяники I и II надпойменных террас р. Вятки, 2) междюнные торфяники верхних надпойменных террас р. Вятки; в древнеэоловом подтипе – 1) эоловые бугры, 2) межбугорные котловины, 3) дюны, 4) междюнные котловины; в карстовом подтипе – карстовые воронки; в дюнно?карстовом подтипе – обширные дюнно?карстовые котловины. В составе урочищ древнеэолового и карстового подтипов выделяются склоновые подурочища. Фации занимают местоположения, соответствующие элементам мезоформ рельефа. Таким образом, главная дифференцирующая роль в выделении структурных единиц ландшафта зандровых равнин отводится формам рельефа, различным по генезису и морфологии.

2. Структура долинно?зандровых ландшафтов региона и свойства их компонентов определяются геоморфологическим положением в пределах речной долины и позицией в мезорельефе.

Болотный подтип надпойменно?террасового типа местности представлен 2 типами урочищ: 1) доминантными урочищами обширных торфяников I и II надпойменных террас р. Вятки; 2) второстепенными урочищами междюнных торфяников II и III надпойменных террас р. Вятки. Они обособились благодаря различиям абсолютных высот, особенностям мезорельефа и грунтового питания. Типы фаций (13) в составе урочищ сформированы комбинациями 8 местоположений, абсолютное большинство из которых относится к группе низинных, или супераквальных, 8 почвенных разностей и 11 растительных ассоциаций. Устойчивые во времени местоположения определяются особенностями мезорельефа, который здесь характеризуется небольшими относительными перепадами высот (менее 1 м). В условиях низкого уровня грунтовых вод и незначительных перепадов рельефа, почвы болотного подтипа местности контрастны. Торфяные эутрофные типичные почвы, преобладающие во 2 типе урочищ, характеризуются слабой степенью разложения торфяного горизонта (20–25%), очень высокой обменной кислотностью (pHKCl < 4), токсичными содержаниями подвижного алюминия, что сближает их с олиготрофными. Перегнойно?торфяные эутрофные мощные почвы, которые связаны с осушенными урочищами 1 типа, характеризуются во многом противоположными, достаточно благоприятными агрохимическими свойствами. Несущественное преобладание растительных ассоциаций над почвенными разностями (в 1,4 раза против 2,1 – в древнеэоловом подтипе) свидетельствует о большом динамизме почвенного покрова, его значительной корреляции с растительностью. Растительность болотного подтипа местности отличается господством травянистых ассоциаций мезофитного (1 тип урочищ) и гигрофитного (2 тип урочищ) состава, а также существованием тесной связи с уровнем грунтовых вод и почвенным покровом. Фациальная дифференциация в пределах подтипа обусловлена различными позициями фаций в слабовыраженном мезорельефе. В пределах урочищ обширных торфяников слабовыпуклые поверхности заняты фациями осушенных болот мезофитного состава на торфяно?перегнойных эутрофных почвах. Субгоризонтальные и слабонаклонные поверхности обычно соответствуют лесным фациям мезо?гигрофитного флористического состава на глеевых торфяно?подзолах и подзолах. Для почв, растительности и ландшафтов болотного подтипа местности характерны сильные катенарные взаимодействия.

Древнеэоловый подтип надпойменно?террасового типа местности объединяет самые типичные для медведского ландшафта урочища, характерные для очень мощных (до 33,8 м) песчаных отложений II и III надпойменных террас р. Вятки – доминантные дюны, высотой до 8–10 м, разделённые субдоминантными котловинами. К этим урочищам на периферии подтипа – в области распространения маломощных (0,4–2,4 м) аллювиально?флювиогляциальных наносов – присоединяются второстепенные – эоловые бугры и межбугорные котловины с относительными перепадами высот до 2 м. Типы фаций (60) в составе урочищ сформированы разнообразными комбинациями 12 элювиальных (верховых) устойчивых местоположений, соответствующих элементам эолового мезорельефа, 13 почвенных разностей и 27 растительных ассоциаций. Почвы подтипа местности неконтрастны по своей морфологии, физическим, физико?химическим свойствам и относятся лишь к 2 близким типам – подзолам и дерново?подзолам. Они характеризуются слабым морфологическим проявлением подзолистого процесса, безусловным преобладанием во всех генетических горизонтах фракции крупно?среднего песка (в среднем 84% даже вверху профиля), низким содержанием гумуса (около 2,5% у подзолов и до 4,1% – у дерново?подзолов), одинаково высокой кислотностью верхней части профиля (pHKCl = 4,1–5) и другими общими агрохимическими свойствами. Массовые почвенно?аналитические данные (51 образец из 11 разрезов) позволили выявить внутри древнеэолового подтипа отдельные участки и позиции в рельефе с наиболее и наименее контрастными почвами. Результаты кластерного анализа (см. рис. 2) показывают максимальную общность почв, с одной стороны, наиболее выровненной аллювиально?флювиогляциальной полосы отложений с бугристым эоловым мезорельефом (НМед?8, 10, 19), а с другой – вершинных (НМед?94, 35) и, отчасти, склоновых (НМед?12, 39, 95) фаций в пределах всего подтипа местности. Почвы низких позиций на III надпойменной террасе (НМед?20, 93), с её крупными циркульными эоловыми формами мезорельефа, наиболее отличаются друг от друга и от других почв древнеэоловых ландшафтов. Растительный покров подтипа местности значительно более динамичен, чем почвенный. Он характеризуется господством среди ассоциаций различных вариантов сосняков зеленомошных ксеро?мезофитного флористического состава, более разнообразным (за счёт берёзы, осины и ели) древостоем краевой части подтипа с меньшей мощностью песчаных седиментов, низким проективным покрытием и видовым разнообразием травостоя, выраженной ярусностью, зависимостью состава растительных ассоциаций от увлажнения, мощности четвертичных отложений и освещения, слабой корреляцией с почвенным покровом. Фациальная дифференциация связана с позицией в эоловом мезорельефе, то есть с местоположением фаций. Причём почвы от вершин дюн к их склонам и котловинам изменяются очень «неохотно» – из?за улучшения промачивания профиля в этом направлении незначительно усиливается подзолистое осветление верхней части профиля, нарастает содержание физической глины, обычно несколько увеличивается кислотность. В нижних позициях чаще присутствуют иллювиально?гумусовые подзолы и дерново?подзолы.

Рис. 2. Дендрограмма кластерного анализа почв древнеэолового подтипа

местности медведского ландшафта

Растительные ассоциации подвержены более выраженным изменениям: если в котловинах и на склонах господствуют мезофитные сосняки зеленомошные, то на более сухих и светлых вершинах дюн большая роль принадлежит лишайниковым соснякам с относительно богатым в видовом отношении травостоем, среди которого отмечается наибольшее число ксерофитных элементов реликтовой степной флоры, охраняемых в Медведском бору: наголоватка васильковая, прострел раскрытый, гвоздика песчаная, качим метельчатый и др. В неглубоких котловинах на аллювиально?флювиогляциальных песках увеличивается доля ели в древостое и черники в травяно?кустарничковом ярусе.

Карстовый подтип надпойменно?террасового типа местности в полосе аллювиально?флювиогляциальных отложений представлен урочищами карстовых воронок. Причём все воронки, хотя и принадлежат одному типу урочищ, имеют свои индивидуальные особенности, которые связаны с морфометрией, микроклиматом, характером подстилающих пород. Типы фаций (14) в пределах подтипа образованы комбинациями 8 местоположений, 7 почвенных разностей и 13 растительных ассоциаций. Средняя для ландшафта величина преобладания растительных ассоциаций над почвенными разностями (в 1,9 раза) хорошо отражает смешанную структуру карстовых ландшафтов с участием природных комплексов, приближенных как к древнеэоловым – на вершинных и склоновых позициях, так и к болотным – на днищах. Большое количество местоположений фаций (8) для одного типа урочищ обусловлено весьма различными условиями увлажнения в нижних позициях отдельных карстовых воронок. Местоположения фаций были отнесены к 2 основным группам – супераквальных и элювиальных, с некоторым преобладанием последних. Почвы карстового подтипа местности, благодаря сильно расчленённому мезорельефу и относительно неглубокому положению подстилающих пород, очень контрастны. Подзолы и дерново?подзолы во многом сходны с аналогичными типами древнеэоловых почв, а торфяно?подзолы и торфяные эутрофные – с почвами урочищ междюнных торфяников болотного подтипа, только обладают ещё меньшей степенью разложения мортмассы (15,4%). Растительность отличается присутствием ассоциаций разных типов – от лесных до болотных, широким гидроэкологическим спектром при ведущей роли мезофитов, отсутствием чистых сосняков при значительном участии в древостое берёзы, а на склонах – ели, доминированием мёртвого покрова в наземном ярусе лесных ассоциаций (40–90%). Основной группой ассоциаций являются берёзово?сосновые мёртвопокровные леса, а на днищах воронок – папоротниково?сфагновые, осоково?сфагновые и папоротниковые болота. Для карстового подтипа местности характерно наличие почвенных, растительных и ландшафтных катен с большим числом звеньев, соответствующих местоположениям фаций.

Дюнно?карстовый подтип надпойменно?террасового типа местности пространственно и генетически связан с карстовым. Он также представлен только 1 типом урочищ – обширными дюнно?карстовыми котловинами, которые образовались в результате взаимодействия эоловых и карстовых процессов. Типы фаций (4) в составе урочищ образованы 4 типами растительных ассоциаций и 3 почвенными разностями. Однако, полное изучение структуры данного подтипа нуждается в проведении дополнительных полевых изысканий. Местоположения фаций определяются принадлежностью к элементу мезорельефа, а также степенью гидроморфности. Они охватывают лишь нижние части склонов и днища дюнно?карстовых котловин, а более высокие позиции заняты древнеэоловыми комплексами. Местоположения относятся как к элювиальным, которые преобладают, так и к супераквальным. Дюнно?карстовые котловины, из?за меньшей замкнутости и низкой роли натёчного увлажнения, менее гидроморфны, по сравнению с нижними позициями карстового мезорельефа. Почвы дюнно?карстового подтипа местности контрастны и принадлежат к 3 типам – торфяным эутрофным, торфяно?подзолам и дерново?подзолам. Причём последним двум присущ фоновый характер, что вызвано преобладанием местоположений пологих нижних частей склонов. Свойства почв близки к карстовым в нижних позициях, что особенно характерно для торфяно?подзолов и дерново?подзолов. Торфяные эутрофные почвы дюнно?карстовых котловин, в связи с меньшей гидроморфностью, отличаются относительно более высокой степенью разложения торфа (17,2%), меньшей его мощностью (135 см), более кислой реакцией верхней части профиля и менее кислой – средней и др. Растительность дюнно?карстовых ландшафтов сходна с карстовыми, но отличается большей площадью ареалов ассоциаций и постоянством их состава, более гидроморфным обликом ассоциаций нижних частей склонов, исключительно осоковыми и сабельниково?осоковыми фитоценозами болот на днищах котловин. Дюнно?карстовый подтип местности характеризуется наличием почвенных, растительных и ландшафтных катен, состоящих из 2 основных звеньев – трансаккумулятивного и супераквального.

3. Крупномасштабное GPS?картографирование эоловых и карстовых мезоформ рельефа является рациональным методом при подготовке ландшафтных и почвенных карт на залесённые территории долинно?зандровых равнин Вятско?Камского Предуралья.

Мезорельеф, как было выяснено, является главным фактором дифференциации ландшафтов и почвенного покрова района исследований, поэтому важнейшими задачами на этапе подготовки крупномасштабной ландшафтной карты стали фиксация планового положения и вычисление морфометрических характеристик песчаных дюн и бугров, а в ряде случаев и карстовых воронок. Мезоформы рельефа скрыты от дистанционного наблюдения под сплошным, как правило, сосновым лесным покровом. GPS?съёмка направлений дюн и контуров карстовых и дюнно?карстовых форм рельефа проводилась на 4 ключевых участках в пределах II (КУ № 1), III (КУ № 2) надпойменных террас р. Вятки, а также пояса аллювиально?флювиогляциальных наносов (КУ № 3, 4) (см. рис. 3). Данная работа осуществлялась с помощью GPS?навигатора Garmin 60Cx, на котором фиксировались путевые точки вершин мезоформ. В камеральных условиях координаты точек переносились в ГИС?редактор MapInfo в качестве точечной темы и соединялись с учётом полевой документации глазомерной съёмки и имени каждой путевой точки. Для сравнения с направлением горизонталей и привязки к абсолютным высотам, полученные в результате кривые ориентации дюн и положения воронок (ландшафтный каркас территории) накладывались на топографическую карту района исследований (см. рис. 4).

Рис. 3. Ключевые участки Медведского бора

Рис. 4. Карта направлений дюн ключевого участка № 1

При определении ландшафтных контуров учитывались фондовые геологические и лесотаксационные картографические материалы, которые подключались в ГИС?редактор в качестве новых тем?слоёв. В качестве отдельного слоя подключалась точечная тема произведенных на территории участка фациальных описаний. На основе обширного фактического материала вычерчивались контура полигонов ландшафтных выделов, создавалась легенда карты (см. рис. 5). Данный метод позволяет создавать в ГИС крупномасштабные – вплоть до уровня типов фаций – ландшафтные карты залесённых территорий долинных зандров со сложным, полигенетическим мезорельефом. По результатам данной работы возможно создание карт почвенного покрова с детальностью до ЭПА. Использование ГИС?технологий повышает точность и оперативность составления карт на основе большого объёма разнородной информации, а также позволяет провести подробный количественный анализ структуры ландшафта и СПП.

4. Наиболее высокой сложностью и разнообразием характеризуются ландшафты долинно?зандровых равнин с сильно расчленённым мезорельефом и средней мощностью песчаных почвообразующих отложений; количественные показатели отдельных типов фаций зависят от их местоположения.

Количественные показатели состава, сложности, формы и разнообразия ландшафта имеют свои значения на разных геоморфологических ступенях долины р. Вятки в пределах древнеэоловой и закарстованной частей Медведского бора. Состав типов ПТК становится более разнообразным в направлении сокращения мощности песчаных отложений, но с одновременным широким распространением выраженных замкнутых форм мезорельефа (КУ № 2, 4). В количественном отношении, как правило, доминируют контура урочищ неглубоких междюнных котловин, а на КУ № 3 – фации вершин эоловых бугров и верхних частей склонов. В площадном отношении везде преобладают типы фаций средних частей склонов, но от II надпойменной террасы к поясу аллювиально?флювиогляциальных отложений их доля увеличивается (от 66,7% для КУ №1 до 73,9% для КУ № 3), резко сокращаясь при этом (до 36,7%) на закарстованном 4 участке.

Сложность ландшафтного рисунка определялась на основе индекса Викторова (К1) (Викторов, 1986), как для отдельных типов ПТК, так и для КУ в целом. Наибольшей сложностью обладают котловинные урочища, а наименьшей – склоновые подурочища. В целом, суммарная сложность ландшафтов уменьшается от центральной части бора (К1(КУ1) = 0,20), через III надпойменную террасу (К1(КУ2) = 0,08) к его периферии (К1(КУ3) = 0,04), вновь возрастая до уровня КУ №1 в закарстованной части бора (К1(КУ4) = 0,19).

Форма ландшафтного рисунка оценивалась по его расчленённости и кругообразности. Расчленённость максимальна у фаций вершин и верхних частей склонов, а минимальна – у котловин выдувания. В пределах отдельных КУ её повышенное значение определяется распространением сложных циркульных и полуциркульных дюн (КУ № 2), а минимальное – большой выположенностью рельефа (КУ № 3). Кругообразность ландшафтного рисунка максимальна у котловин выдувания и днищ воронок, а в пределах всего ландшафта увеличивается в направлении снижения общей расчленённости рельефа, то есть от центральной части бора к его периферии, за исключением закарстованного КУ № 4 с самым низким значением этого показателя.

 

Рис. 5. Ландшафтная карта ключевого участка №1

 

Условные обозначения: Древнеэоловая террасированная равнина с относительными превышениями до 10 м, естественно?дренируемая, с минеральными почвами: I. Вершины дюн под сосняками лишайниковыми и зеленомошными с ракитником русским на подзолах поверхностных песчаных иллювиально-железистых на древнем аллювии (По1ижпО), II. Верхние части склонов дюн под сосняками зеленомошными с ракитником русским на По1ижпО, III. Средние части склонов дюн под сосняками зеленомошными и вейниково?бруснично?зеленомошными на По1ижпО, IV. Нижние части склонов дюн под сосняками зеленомошными (с можжевельником) на подзолах мелких песчаных иллювиально?железистых на древнем аллювии (По2ижпО), V. Междюнные котловины под сосняками зеленомошными на По2ижпО, VI. Междюнные котловины под сосняками зеленомошными с можжевельником на подзолах поверхностных песчаных иллювиально?гумусовых на древнем аллювии (По1игпО).


Ландшафтное разнообразие, определяемое с помощью интегральных индексов Симпсона (С1) и Шеннона (Н), наиболее высоко на участках с сильно расчленённым мезорельефом (КУ № 1, 4), особенно при средней мощности песчаных почвообразующих отложений (КУ № 4). По редким типам ПТК повышенное ландшафтное разнообразие (Н*) свойственно периферийной, аллювиально?флювиогляциальной, части Медведского бора (КУ № 3, 4).

5. Наибольшие сложность, контрастность и разнообразие почвенного покрова в пределах долинных зандров региона характерны для территорий с сильно расчленённым, часто замкнутым мезорельефом и средней мощностью песчаных почвообразующих отложений.

Характер почвенного покрова зависит от геоморфологического положения территории в пределах долины р. Вятки и имеет свои особенности на КУ в различных частях древнеэолового (КУ № 1, 2, 3), а также карстового и дюнно?карстового (КУ № 4) подтипов местности. Для всей исследованной части медведского долинного зандра характерно доминирование в почвенном покрове поверхностных подзолов иллювиально?железистых и, преимущественно, изоморфные ЭПА с низкими показателями расчленения. Главным фактором усложнения почвенного покрова на территории древнеэолового, карстового и дюнно?карстового подтипов местности является даже не близость подстилающих коренных пород, часто трещиноватых и хорошо дренирующих почвы, а сильно расчленённый мезорельеф с наличием замкнутых и полузамкнутых понижений. В этом смысле выделяется КУ № 2 с большим количеством циркульных дюн и, особенно, закарстованный 4 участок. Почвенный покров на данных территориях характеризуется максимальным числом типов ЭПА (соответственно, 6 и 10), высокой долей изоморфных контуров (67,5% и 74,2%), слабой изрезанностью гомогенных ЭПА, но высоким внутренним расчленением, наличием резких границ между ЭПА (в пределах КУ № 4 они преобладают). Комбинации, которыми образован почвенный покров на КУ № 2 и 4 относятся к сложным контрастным полузамкнутым и замкнутым ПК с высоким коэффициентом дифференциации почвенного покрова (КДПП) – до 0,89 для сочетаний (По1иж – По2иж – По1иг) + (По1д Потг Тэ) на КУ № 2 и 4. Сложность (пестрота) ПК благодаря мелкоконтурности также высока – до 3,08 для карстовой микромозаики По1иг ? По1д ? Потг ? Тэ’’’ на КУ № 4. Соответственно, на КУ №1 и 3 с отсутствием выраженных замкнутых форм рельефа почвенный покров отличается значительной простотой (всего из 2–3 типов ЭПА), ярко выраженной фоновой почвой, увеличенной долей вытянутых контуров, соответствующих мезорельефу классических параболических дюн и их цепей, преобладанием постепенных границ между ЭПА. Почвенный покров на КУ № 1 и 3 образован неконтрастными простыми ПК – подзолистыми литологически открытыми вариациями По1иж – По2иж – По1иг(на КУ № 1) и По1иж – По2иж (на КУ № 3) с низкими КДПП (от 0,50 на КУ № 3 до 0,56 на КУ № 1) и сложностью (от 0,01 на КУ № 3 до 0,03 на КУ № 1). Вместе с тем, на почвенном покрове участков сказывается и уменьшение мощности почвообразующих песчаных отложений от центральной части бора (КУ № 1) к его периферии (КУ № 3, 4) – прежде всего за счёт выравнивания (и сокращения) площадей отдельных ЭПА, что связано с нарастанием «чувствительности» почв даже к небольшим перепадам рельефа. Дополнительно, с помощью универсального индекса Шеннона (H), было определено разнообразие почвенного покрова, которое, аналогично сложности и контрастности, максимально на КУ № 2 и 4.

6. Уровень ландшафтного разнообразия превышает разнообразие почвенного покрова на всём протяжении долинного зандра района исследований.

В целях объективного сравнения разнообразия почвенного покрова и ландшафтов КУ, расчет этих показателей произведён по одному индексу Шеннона (H). На всех исследованных КУ медведского долинного зандра уровень ландшафтного разнообразия превышает разнообразие почвенного покрова (рис. 6).

Рис. 6. Гистограмма сравнения ландшафтного и почвенно?географического разнообразия ключевых участков Медведского бора по индексу Шеннона (Н)

Значение H для почвенного покрова КУ № 1 оказалось равным 0,6902, в то время как аналогичный показатель для ландшафтного рисунка имеет величину 1,5711, что почти в 2,3 раза выше. Таким образом, один из самых разнообразных и сложных в ландшафтном смысле, КУ № 1 в почвенно?географическом отношении оказался довольно простым и однообразным. На КУ № 2 разнообразие (H = 1,5479) также в 2,3 раза превышает почвенное (H = 0,6821). На КУ № 3 разница индексов Шеннона ещё выше: для ландшафтов Н = 1,2248, в то время как для почв лишь 0,2725. Ландшафты этого участка получили показатель разнообразности, в 4,5 раза превышающий значение H для почв, благодаря выровненному рельефу, хорошему дренажу и неглубокому залеганию карбонатных подстилающих отложений. КУ № 4 наоборот отличается очень высокими показателями как ландшафтного (H = 2,8032), так и почвенного (H = 1,9979) разнообразия. Разница значений H здесь составляет всего 1,4 раза, то есть карстовые и дюнно?карстовые процессы прежде всего увеличивают разнообразие почвенного покрова. Основная причина общего превышения ландшафтного разнообразия над почвенным в пределах медведского зандра заключается, надо полагать, в сильно облегченном песчаном гранулометрическом составе почвообразующих отложений, что нивелирует различия почв района исследований.

Публикации по теме диссертации

в изданиях, рекомендованных ВАК:

  1. Матушкин А. С. Структура ландшафтов зандровых равнин Вятско?Камского Предуралья // Естественные и технические науки. – 2010. – № 3(47). – С. 246–255.
  2. Матушкин А. С., Прокашев А. М. Структура и картографирование дюнно?карстовых ландшафтов зандровых равнин Вятско?Камского Предуралья // Теоретическая и прикладная экология. – 2011. – № 1. – С. 53–60.

в других изданиях:

  1. Матушкин А. С., Охорзин Н. Д. Актуальные задачи изучения географии почв Вятско?Камского Предуралья // Современное состояние, антропогенная трансформация и эволюция ландшафтов востока Русской равнины и Урала в позднем кайнозое: Материалы межрегиональной научной конференции 13–15 мая 2008 г. – Киров: Изд?во ВятГГУ, 2008. – С. 293–298.
  2. Матушкин А. С., Колеватых Е. А., Прокашев А. М. Морфология ландшафтов и почвенный покров памятника природы «Медведский бор» // Территориальные проблемы охраны природы: Сб. докладов Третьей международной конференции «Особо охраняемые природные территории» (Санкт?Петербург, 2008). – СПб., 2008. С. 170–177.
  3. Матушкин А. С. Опыт изучения структуры почвенного покрова и ландшафтов зандровых равнин Медведского бора // Проблемы региональной экологии в условиях устойчивого развития: Сб. материалов VI Всероссийской научно?практической конференции с международным участием: В 2 ч. – Ч. 1 (г. Киров, 25–27 ноября 2008 г.). – Киров: Изд?во «О?Краткое», 2008. – С. 66–72.
  4. Матушкин А. С. Структура ландшафтов и почвенного покрова памятника природы «Медведский бор» // Материалы Ежегодной Всероссийской научно?методической конференции LXII Герценовские чтения «География: проблемы науки и образования», факультет географии РГПУ им. А. И. Герцена 9–10 апреля 2009 г. – СПб.: Астерион, 2009. – Т. I. – С. 252–258.
  5. Матушкин А. С. Морфология зандровых ландшафтов нижней Вятки на примере памятника природы «Медведский бор» и пограничных территорий // Научные исследования как основа охраны природных комплексов заповедников и заказников: Сб. материалов Всероссийской научно?практической конференции (г. Киров, 29 октября 2009 г.). – Киров: ООО «Типография «Старая Вятка», 2009. – С. 107–112.
  6. Матушкин А. С., Прокашев А. М. Опыт картографирования эоловой морфоскульптуры долинных зандров бассейна Вятки с помощью GPS?навигатора // География и современные проблемы естественнонаучного познания: Материалы Всероссийской научно?практической конференции (Памяти доктора географических наук, профессора, почетного члена Русского Географического Общества, Василия Ивановича Прокаева). – Екатеринбург, 2009. – Ч. 1. – С. 122–125.
  7. Матушкин А. С. Морфология ландшафтов центральной и северной частей Медведского бора // Пространственная организация, функционирование, динамика и эволюция природных, природно?антропогенных и общественных систем: Материалы Всероссийской научной конференции с международным участием 7–9 октября 2010 г., г. Киров. – Киров: Изд?во ВятГГУ, 2010. – С. 95–101.
  8. Матушкин А. С. Картографирование долинно?зандровых ландшафтов Вятско?Камского Предуралья // Пространственная организация, функционирование, динамика и эволюция природных, природно?антропогенных и общественных систем: Материалы Всероссийской научной конференции с международным участием 7–9 октября 2010 г., г. Киров. – Киров: Изд?во ВятГГУ, 2010. – С. 345–354.
  9. Матушкин А. С. Морфометрия привершинных поверхностей эоловых образований как предварительный этап картографирования ландшафтов дюнных полей на зандровых равнинах Кировской области // Инновационные методы и подходы в изучении естественной и антропогенной динамики окружающей среды: Материалы Всероссийской научной школы для молодежи (в 3 ч.). Ч. 3. (Киров, 30 ноября – 5 декабря 2009 г.). – Киров: ООО «Лобань», 2010. – С. 53–57.
  10. Матушкин А. С. Опыт и перспективы использования ГИС в ландшафтно?картографических исследованиях особо охраняемых природных территорий // Материалы XIII Всероссийского форума «Рынок геоинформатики России. Современное состояние и перспективы развития». – ГеоДиск’2011. – № 3(57). – 1,5 печ. л.
  11. Матушкин А. С., Кулиненко В. Н. Миграция рек Вятки и Кильмези в пределах Вятско?Кильмезской низины // География: проблемы науки и образования: Материалы ежегодной Международной научно?практической конференции LXIV Герценовские чтения, посвящённой памяти А. М. Алпатьева, 21–23 апреля 2011 г. – СПб.: Астерион, 2011. – С. 206–209.
  12. Кулиненко В. Н., Матушкин А. С. Некоторые вопросы динамики Вятско?Кильмезской низины и её обрамления // География: проблемы науки и образования: Материалы ежегодной Международной научно?практической конференции LXIV Герценовские чтения, посвящённой памяти А. М. Алпатьева, 21–23 апреля 2011 г. – СПб.: Астерион, 2011. – С. 202–205.
  13. Матушкин А. С. Структура болотных геокомплексов надпойменных террас долины р. Вятки (на примере ландшафта Медведского бора) // География: проблемы науки и образования. Материалы ежегодной международной научно?практической конференции LXV Герценовские чтения, посвящённой 215?летию Герценовского университета и 80?летию факультета географии, Санкт?Петербург, РГПУ им. А. И. Герцена, 19–21 апреля 2012 года. – СПб.: Астерион, 2012. – С. 81–84.

Содержание диссертации

Введение

  1. Современные природные условия зандровых равнин Вятско?Камского Предуралья
    1. Геологическое строение
    2. Рельеф
    3. Климат
    4. Растительность
    5. Почвенный покров
  2. Современное состояние проблемы морфологии и картографирования зандровых ландшафтов
  3. Морфология ландшафтов долинных зандровых равнин Вятско?Камского Предуралья
    1. Выбор ландшафта памятника природы «Медведский бор» в качестве основного района исследований
    2. Структура ландшафтов района исследований
      1. Надпойменно?террасовый тип местности
        1. Древнеэоловый подтип местности
          1.  Геология и рельеф
          2.  Почвы
          3.  Растительные ассоциации
          4.  Состав урочищ и фаций
        2. Болотный подтип местности
          1.  Геология и рельеф
          2.  Почвы
          3.  Растительные ассоциации
          4.  Состав урочищ и фаций
        3. Карстовый и дюнно?карстовый подтипы местности
          1. Геология и рельеф
          2. Почвы
          3. Растительные ассоциации
          4. Состав урочищ и фаций
    3. Картографирование ландшафтов Медведского бора

3.3.1. Опыт GPS?картографирования ландшафтов

3.3.2. Ключевой участок №1

3.3.3. Ключевой участок №2

3.3.4. Ключевой участок №3

3.3.5. Ключевой участок №4

3.3.6. Математический анализ ландшафтных рисунков

  1. Структура почвенного покрова (СПП) долинных зандров Вятско?Камского Предуралья
    1. СПП ключевых участков Медведского бора
    2. Соотношение почвенно?географического и ландшафтного разнообразия района исследований

Заключение

Литература

Приложения (Том 2)



 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Подписано в печать 17.05.2012 г.

Формат 60?84/16.

Бумага офсетная.

Усл. печ. л. 1,5.

Тираж 120 экз.

Заказ № 133.

Отпечатано

в полиграфическом цехе Издательства ВятГГУ,

610002, г. Киров, ул. Ленина, 111, т. (8332) 673?674

 

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.