WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Этнокультурная специфика английских социальных диалектов в синхронии и диахронии

Автореферат кандидатской диссертации

 

Военный Университет

На правах рукописи

 

 

Годунова

Екатерина Викторовна

Этнокультурная специфика английских социальных диалектов в синхронии и диахронии

 

Специальность: 10.02.19 – Теория языка

 

Автореферат

Диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

 

 

2012

 

Работа выполнена на кафедре английского языка (основного) ФГОУ ВПО

«Военный университет»

Научный руководитель:                    доктор филологических наук, профессор     

член редколлегии журнала

«Вопросы  языкознания»,                                                               

заслуженный работник культуры РФ

                                               Маковский Марк Михайлович

Официальные оппоненты:                  доктор филологических наук, профессор                                                                                                                                                  

Блох Марк Яковлевич,

заведующий кафедрой грамматики

английского языка Московского

педагогического государственного

университета                                 

кандидат филологических наук,                                       

                                              Пахолкова Инна Алексеевна,

                                                        старший научный сотрудник по НИР

кафедры прикладной и

экспериментальной лингвистики МГЛУ

                                                             

Ведущая организация:                         Башкирский государственный

                                                                университет 

         

Защита диссертации состоится на заседании диссертационного совета Д. 215.005.01 в Военном университете «____» мая 2012 года в         часов по адресу: Москва, ул. Волочаевская, 3/4, тел. 362-41-38

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Военного университета.

Автореферат разослан «_____» апреля 2012 года.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат филологических наук, доцент                              Нечаевский В.О.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Предлагаемая диссертация посвящена рассмотрению этнокультурной специфики английских социальных диалектов.

Вопросы  «язык и культура», «язык и общество» являются актуальными темами исследования нескольких последних десятилетий. Проблема взаимодействия языка и общества не может быть успешно разрешена без понимания того, что каковы бы ни были внутренние законы системы самого языка, его коммуникативная функция и социальный характер находятся в тесной взаимосвязи с обществом, в котором он функционирует. Поэтому в настоящей работе рассматривается феномен взаимосвязи языка и культуры, языка и общества посредством изучения социальной стратификации общества и воздействия на язык различных социальных факторов.

В работе изучаются и анализируются разнообразные типы соотношения историко-культурных и языковых ситуаций и процессов, положивших начало существованию различных социальных диалектов. Социальные диалекты изучаются в тесной взаимосвязи с историей двух государств (Великобритании и США), рассматриваются факторы, определившие образ жизни классов и групп людей в определенные периоды времени. Изучение форм существования языка, которые используют те или иные социальные группы в коммуникативных целях, а также для идентификации и самоидентификации, является актуальным в современной лингвистике.  Социальные диалекты изучаются как совокупность целого ряда генетических, функционально и структурно различных явлений. В работах зарубежных и отечественных ученых дифференцируются понятия арго, сленга, жаргона. В зарубежном языкознании  наиболее значимые работы связаны с именами таких исследователей, как Э. Партридж, С. Флекснер, О. Есперсен, П. Традгилл, Х. Менкен, Дж. Киттридж и многих других. В отечественном языкознании изучению социально маркированной лексики посвящены работы Д.С. Лихачева, М.М. Маковского, В.Д. Бондалетова, И.Р. Гальперина, В.М. Жирмунского, В.А. Хомякова, В.В. Химика, Г.А. Судзиловского, Б.Л. Бойко и др.

В исследовании изучается арго деклассированных, которое относится к специальному сленгу (Special Slang) и  является образцом первого социального диалекта, имеющего лексикографические источники, восходящие к XVI веку.  В работе также рассматриваются два явления, относящиеся к общему сленгу – сленговые этнонимы и заимствования в сленге, которые, с нашей точки зрения, представляют большой лингвистический интерес, так как не получили должного лингвистического осмысления в специальной литературе. Главным предназначением арго деклассированных является сохранение групповой солидарности, а главная функция этнонимов – высмеивание и проявление неприязни к представителям других этносов. Как арго деклассированных, так и этнонимы в сленге основаны на противопоставлении “свое – чужое”, находящее свое отражение в лингвистических средствах. Данная оппозиция чаще всего изучается в рамках этнообозначений, существующих в литературном языке и не рассматриваются в сленге. Корпоративная обособленность членов субкультур часто выражается с помощью оценочной экспрессии, в зависимости от того, к какой категории – к “своим” или “чужим” – относится эта личность.

Проникновению “чужого” в язык способствуют разнообразные экономические и социальные явления. Процессы иммиграции и дальнейшей социальной адаптации переселенцев отражаются в социолекте, так в частности, их адаптация связана с изучением языка, которым они в должной мере не владеют, что отражается в появлении заимствований на разговорном уровне и появлению языков-гибридов (Yinglish, Spanglish). Предпосылками лексических заимствований в сленге являются интенсивные и многообразные контакты с носителями имигрантских языков. Эмоциональность, экспрессивность, надсоциолектность и противоположная ценностная ориентация - черты, присущие сленгу, снимают ограничения, препятствующие лексическим заимствованиям. Поэтому изучение процессов билингвизма в социолектах обретает особую форму. 

          Актуальность темы  исследования обусловлена:

1)  необходимостью описания языковых субстандартных единиц, к которым прибегают носители  социальных диалектов при описании и выражении своего отношения к действительности;

2) недостаточной разработанностью вопроса о способах пополнения лексического состава социолектов;

3) необходимостью выявления воздействия на социальные диалекты заимствованных элементов и степень их внедрения в субстандартную лексику;

4) необходимостью выявления структурных и семантических процессов в сленге и установлении специфических сленговых алгоритмов, отличных от тех, которые действуют в английском литературном языке.

Объектом исследования является лексика социальных диалектов английского языка, предметом исследования выступает  этимологический аспект арготизмов и сленгизмов в составе ряда социальных диалектов в их взаимосвязи с литературным (нормативным) английским. Исследование нацелено на выявление социальных, экономических, политических и культурных факторов, оказывающих влияние на формирование и функционирование социальных диалектов.

Цель настоящей работы заключается в  установлении и описании этнокультурной специфики лексических элементов ряда социальных диалектов США и Великобритании (в том числе арго деклассированных) с точки зрения их функциональной динамики и этимологической производности.

Для достижения поставленной цели в диссертации необходимо решить следующие задачи:

- показать статус сленга в лингвистике и социолингвистике, сопоставив его с другими компонентами разговорной речи, такими как арго и жаргон;

-  определить источники лексики социолектов;

- выявить основные словообразовательные модели и другие способы пополнения лексики социолектов;

- сгруппировать лексические единицы в тематические группы, отражающие сферы употребления социальных диалектов;

- установить особенности видения мира посредством анализа лексических единиц, использующихся в социолектах;

- показать исторические и социокультурные предпосылки, приводящие к появлению тех или иных понятий.

Материалом исследования послужили более 3000 сленговых единиц, отобранных методом сплошной выборки из словарей сленга, а также лингвистических словарей различного типа: этимологических, толковых, синонимических; словаря английских территориальных диалектов; монографии российских и зарубежных ученых, периодические издания и художественные произведения современных авторов. В качестве иллюстративного материала в работе используются примеры из произведений художественной литературы современных британских и американских писателей.

Методы исследования были определены поставленными задачами. В работе использовались: социолексикографический анализ словарных статей, позволивший зафиксировать и сопоставить толкования одного сленгизма разными словарями; словообразовательный анализ; метод компонентного анализа при определении семантики заимствованной лексики; описательный метод; метод контекстуального анализа.

Научная новизна исследования состоит в том, что впервые социальные диалекты английского языка рассмотрены  в целостной системе развития языка и общества, впервые выявлены социолингвистические особенности функционирования социолектов в их взаимосвязи  друг с другом и литературным языком. Впервые отражена функциональная динамика социолектов с учетом их диахронической изменчивости.

   Научные положения, выносимые на защиту:

1)  в сленговой лексике отсутствует категория “политической корректности”, она этноцентрична, в ней существует жесткое деление на “своих” и “чужих”; 2) изучение сленговой лексики дает возможность понять внутренние процессы, происходящие в отдельных субкультурах языка;

3) в отличие от литературного языка алгоритм сленга допускает заимствования большого количества лексических единиц;

4)  заимствованная лексика в сленге, как правило, не является результатом появления новых реалий, а выступает в качестве синонимов к уже существующим понятиям;

5) целый блок сленговых единиц является заимствованием из английских территориальных диалектов;

6)  характерной особенностью сленговых единиц является многозначность и синонимия, причем некоторые значения обладают  в сленге большим количеством синонимов, а другие – меньшим.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что в нем дальнейшее развитие получает вопрос о корреляции языка и культуры в субстандартной лексике, расширен подход к рассмотрению социолектов и их значения в языковой системе, конкретизируется структурное и функциональное описание словообразовательных механизмов в их динамике.

Практическая значимость состоит в том, что полученные результаты исследования могут быть использованы при составлении спецкурсов по лексикологии, а также на практических занятиях по разговорной практике.         

Апробация работы. Основное содержание диссертации отражено в публикациях автора. Выводы и заключения, которые были сделаны автором диссертации, используются в преподавании практического курса английского языка в Государственной Классической Академии им. Маймонида, результаты работы неоднократно заслушивались на заседании кафедры романо-германских языков филологического факультета ГКА им. Маймонида.

Работа состоит из введения, четырех глав, в конце каждой главы даны основные выводы, заключения и библиографического списка.    

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается выбор и актуальность темы, определяются цель и задачи исследования, его структура, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, формулируются положения, выносимые на защиту.

В Главе 1 «Общая характеристика социальных диалектов»  уточняется понятие социального диалекта, дается определение сленга в трактовке отечественных и зарубежных ученых, выдвигаются различные гипотезы об этимологии слова сленг, в том числе самостоятельный этимологический анализ. Уточняются такие понятия, как жаргон, арго, кэнт. Отдельный раздел главы посвящен особенностям словообразования в социальных диалектах.

Социальные диалекты рассматриваются как совокупность языковых особенностей, присущих какой-либо социальной группе (например, солдатский жаргон, школьный жаргон, уголовный жаргон) (Беликов В.И., 2001), а также в качестве средства коммуникации определенных социальных групп (Волошин Ю.К., 1988). Под социолектами также понимают устойчивые формы существования языка, обладающие системой социолингвистических норм второго уровня и функционально закрепленные за определенными за профессионально-корпоративным, а также антиобщественным социумом (Коровушкин В.П., 2009). Социальные диалекты рассматриваются как варианты языка, которыми пользуется та или иная социальная общность или группа людей, они включают в себя профессиональные диалекты и жаргоны. (Маковский М.М., 2005).

Особое положение среди социальных диалектов занимает сленг.

Понятие сленг в ранних словарях было синонимично термину кэнт. Только в конце XIX века лингвисты выделили три подразделения нелитературной лексики, разделив ее на кэнт, жаргон и сленг. Западными и российскими учеными выдвигаются различные определения сленга. В западной лингвистике отмечается тенденция определять сленг не через противопоставление к стандартному языку, а через его социально-профессиональную специфику. Многие западные ученые акцентируют аспект новизны, оригинальности сленга и характеризуют его как вариант языка, подверженный лингвистическим новшествам. (Dundes А. & Schonhorn M.R., Olesen V. & Whittaker E. , Б. Дюма и Дж. Лайтер, Г. Менкен и др.).

Среди некоторых отечественных ученых бытует мнение, что сленг – разговорная норма второго уровня. В речи сленгизмы нередко переплетаются с нормой первого уровня (диалектизмами, жаргонизмами и профессионализмами) и в результате столкновения наблюдается их взаимопроникновение. (Маковский М.М., 2005). Сленг также рассматривают как особый периферийный лексический пласт, включающий в себя слой специфической лексики и фразеологии профессиональных говоров, а также общепонятной эмоционально-экспрессивной лексики и фразеологии нелитературной речи (Хомяков В.А., 2009). Сленгу приписывают эмоциональность и экспрессивность (Швейцер А.Д., Арнольд И.В.), ученые отмечают фамильярную окраску (Судзиловский Г.А., Патрикеева Н.А., Николаева Е.П.) и вульгарность некоторых сленгизмов (Ротенберг Т.). Сленг рассматривается как разговорный вариант профессиональной речи (Ахманова О.С., Смирницкий А.И.).

В работе рассматриваются различные версии происхождения слова сленг. В частности представлена этимология предложенная У.Скитом, Г. Менкеном, Дж. Хоттеном и  Э. Партриджем. Нам представляется, что английское слово slangвосходит к латинскому слову lingua – “язык” с s-mobile (ср. др.инд. ling “знак”).

Как показывают исследования, наиболее консервативной частью сленга являются слова, которые восходят к древнеанглийскому и соотносятся с лексемами английских территориальных диалектов. В ходе исследования были собраны многочисленные примеры, лексем, полностью совпадающих по форме и значению в сленге и диалектах. Например, аnoint – бить (Йоркшир, Чешир); bamboozle (Йоркшир, Ланканшир, Чешир, Дербишир); beek – нос; blab – сплетничать (Шотландия, Ирландия); blaze – рассердиться (Йоркшир, Девоншир); bolt – побег (Кент, Дербишир); brass – деньги (Шотландия, Англия); brat – ребенок (Cтаффордшир, Kанканшир, Эссекс); mag – разговор (Йоркшир); mogue – обмануть (Йоркшир); mooch – слоняться, быть незанятым; muck – плохая погода, грязь. Nab (Ирландия, Шотландия) – поместить в тюрьму; napper (Йоркшир, Дербишир, Хэмптшир) – голова; nick – украсть; niggle (Девоншир, Шотландия) – делать что-либо в неторопливой манере, nincompoop (Шотландия) – глупец, nip (Йоркшир) – быстро двигаться, уходить; nobble  (Йоркшир, Ланкашир) – украсть, noddy – глупый.

Анализ словообразовательных процессов в сленге позволил сделать определенные выводы о характере процессов словообразования в данной системе языка. Сленговые производные отличаются от нормативной лексики специфическими характеристиками, которые присущи сленгу. Сленговые слова создаются по моделям, принятым в нормативном языке, но служат в целях экспрессивной оценки явлений, событий или лица.

Наиболее продуктивным суффиксом в социолектах является –er. Образованные при помощи данного суффикса могут быть производными  от стилистически нейтральных слов (lifer – приговоренный к пожизненному заключению), могут основываться на метафорическом переносе (sleeper – ночной сторож). Относительная мотивированность сленгизмов расшифровывается при сопоставлении с мотивирующим словом, которое рассматривается в метафорическом смысле. В производном слове отражается семантический сдвиг, произошедший в производящей основе, и добавляется дополнительный сленговый смысл.  Они также представляют собой новые слова, образованные от сленговых единиц (snapper – тот, кто нарушил обещание).

Характерной особенностью словообразования в сленге является использование иностранных аффиксов, таких как: -ee (gassee – приговоренный к смертной казни в газовой камере); -itis (cobitis – отвращение к тюремной еде); -o, -eroo, -aroo (skiboo – телохранитель, switcheroo – подмена); -nik (nudnik – зануда). Распространенным является явление контаминации (froyo – frozen yoghurt). Некоторые суффиксы не обладают специальным значением, например, суффикс -age, распространенный в американском сленге (tuneage – музыка). Многочисленны примеры акронимии: G.O.K (God only knows), P.R. (a Puerto-Rican) и т.д. Анализ примеров показывает, что данные явления могут встречаться в различных модификациях. Большинство слов – это существительные, состоящие из усеченных слов, другую группу составляют усечения компонентов исходных сложных слов. Наконец, третья группа представлена комбинацией усеченного слова и целого слова.

Алфавитизмы являются наиболее многочисленными в категории аббревиатур и произносятся как инициальные сокращения: MYOB – mind your own business, NLT – not later than, LOL– laughing out loud. Многие из них активно используются пользователями интернета при общении в чатах и онлайн. 

Сленг возник раньше, чем литературный язык. Литературный язык возник в XVI веке, в то время как первые словари сленга датируются XIV веком. Большая часть словарного состава сленга восходит к германскому лексическому фонду, давно вышедшему из литературного языка, но веками сохранившегося в сленге и местных диалектах. Но вместе с этой тенденцией в сленге наблюдаются более широкие возможности для заимствований. Поэтому, можно утверждать, что в сленге сосуществуют две тенденции. Первая – консерватизм, который сохраняется  в диалектах, а вторая – открытые образования. Сленг легко заимствует из других языков, новые слова быстро выходят из употребления либо совершенно меняют свое значение.

Алгоритм семантического развития одних и тех же слов в сленге по сравнению с литературным языком совершенно другой. Если слова в сленге совпадают внешне со словами из литературного языка, то  при изучении оказываются омонимами и восходят к разным этимонам. Например, heat и burn в сленге имеют значение “обманывать”, а в литературном языке – “жара, гореть.

Спорным является также утверждение Э. Партриджа, что в сленге невозможно установить этимологию. Это неверно, так как имеются исследования, проведенные рядом ученых об установлении этимологии сленговых слов (например, работы М.М. Маковского). Более того, только установление этимологии большого числа лексико-семантических единиц социальных диалектов может вскрыть различные причины вхождения слова в эти последние, а тем самым и сущность, онтологию социальных диалектов . Слова в сленге в ряде случаев не являются словами литературного языка, а совсем другими словами, которые имеют особую этимологию. В этом плане интересно развертывание значений в сленге (ср. англ. сленговое snake“виски”, которое соотносится с латинским aqua “вода, жидкость” burn “украсть” соотносится с индо-арийск. ?al “”и др.)

Сленг представляет собой социальную микросистему, состоящую из двух компонентов: общий сленг (General Slang) и специальный сленг (Special Slang). Жаргон, арго и кэнт являются составляющими специального сленга, а общий сленг – вокабуляр, распространенный в определенном социальном пространстве. Его главными чертами можно считать следующие: широкая распространенность, преобладание экспрессивной функции над эмотивной, он функционально отличается от специального сленга.

           Глава 2 «Арго деклассированных» посвящена специальному сленгу, а именно анализу арготической лексики. В главе дается обзор первых глоссариев арготической лексики, описываются особенности воровской субкультуры, показываются морфологические и синтаксические черты арго.

На протяжении многих тысячелетий в лингвистике бытует мнение, что речь деклассированных является тайной и условной, непонятной простому обывателю. Некоторые исследователи сравнивают ее с шифром, секретным языком. Среда деклассированных живет своими традициями и обычаями и требует от своих членов ассимиляции. Язык деклассированных  - отголосок языческих представлений о законах Вселенной.  Это доказывается не только с помощью лексических средств номинации, но и некоторых этимологических исследований. Например, опасность в языке криминальных субкультур связана с понятием “жар”, что находит свое отражение не только в обозначении действий, представляющих большую сложность для выполнения, но и в обозначении врагов криминального мира – полицейских. Hot – перевозить контрабанду с риском быть арестованным, а также разыскиваемый полицией; burn – выдать кого-либо; the heat – полиция. Язычники считали, что жертва, бросаемая в огонь, “забирается” божеством и уносится на небо. В связи с этим многие слова со значением “красть” соотносится со значением “гореть” (англ. steal “красть”, но индо-арийск. ?al “сияние”; др.-инд. cur- “красть”, но и.-е. *ker– “гореть”) .

Часто деклассированные сравнивают свой промысел с искусством (conartist – мошенник; take-offartist, rip-offartist – вор), с танцем (towaltzoff – украсть; stairdancer – грабитель).

Деклассированные часто прибегают к эпитету ”легкий”: light-fingered, light-foot. Воровство представляется им нормальной деятельностью. Воровские профессии и действия рассматриваются в фреймах обычных повседневных событий. Например, понятие “украсть” в сознании преступника -  найти (tofind); похитить что-либо ценное – обложить налогом (totax); взломщик сейфов – механик, кузнец    (mechanic, blacksmith).

Мировоззрение деклассированных заключается в разделении мира на “своих” и “чужих”. Это роднит их с первобытными людьми, для которых все события внешнего мира сводились к борьбе доброго и злого начал. В этом закрытом обществе рождается особый язык, помогающий распознать “своих” от “чужаков”.

Одним из свойств мышления в среде деклассированных является  наклонности конкретизировать свои представления о внешнем окружающем мире. Во многих арготизмах  можно  проследить корни санскрита, что связано с тем, что сленг преступников активно вобрал в себя слова из цыганского языка. Причина этого - существование тесных и длительных контактов арготирующих с цыганским населением, которое по социальным, профессиональным и бытовым условиям жизни мало чем отличалось от «бродячих торговцев, странствующих ремесленников, также разного рода деклассированных групп» . Многие из этих заимствований не понятны обывателю, а некоторые из них вошли в разговорную повседневную речь. Например, bamboozleобмануть; pal – приятель; сhife, chive, chiv – нож. Можно также выделить заимствования из других языков. Например, из французского bouilli  от bull – порция мяса в тюрьме. Chat –дом от французского chateau; steel – тюрьма Coldbath Fields, являющееся аббревиатурой к Bastille. Из итальянского языка: casa – дом, filly (figlia) – дочь, donne (donna) – женщина и другие.

В арго деклассированных существуют некоторые понятия, обладающие большим количеством синонимов. Центром притяжения синонимов в рассматриваемом блоке арготической лексики является понятие “athief” – вор. Эта понятийная сфера отражена в арго обширным лексико-семантическим полем. Другим центром аттракции является доминанта  “tosteal” - украсть.  Ряд с доминантой “to steal” – украсть включает порядка шестидесяти синонимов: to thieve, to glom, to liberate, to swipe, to lift, to bone, to boost, to cane, to chaw, to find, to nick, to kipe,  to yoink, to snag, to zap, to scoof, to touch up и др.

Далее ряд включает в себя слова, в которых выделяется специальное значение: карманное воровство (tostall, toreef, tocloy и др.); воровство чего-либо ценного (to tax). В группу torob входят такие слова, как toknock, topeter – ограбить кассу  или сейф.

You know, you can’t knock a safe, man. If you can find the place that’s got the money, if you’ve got somebody that can spot it for you, it is good. (A Thief’s Primer. Bruce Jacksohn)

Ряд с доминантой “thief” (вор) является более обширным и включает  более 80 синонимов: chor, clipper, fingersmith, five finger, in-and-out man, lightfoot, puller, stroker, kipper и др. А также специализированные значения: карманники (patch-worker – вор, специализирующийся на кражах из наружных карманов; prat-digger – ворующий из задних карманов; dip, hook и др.   

Специфика коммуникативной функции воровского арго выражается в условном характере номинаций «придумываемых для маскировки, для скрытого «профессионального» общения в ситуациях воровского дела. Однако такие номинации бывают непонятны простому обывателю и, свидетельствуют о специальной криптофорной, или криптолалической функции, выполняемой воровскими жаргонами, вследствие чего их традиционно и называют условными, «тайными» языками, или языковыми подсистемами с конспиративными функциями .

Язык деклассированных стремится к  примитивизму. Преступники не задумываются над созданием сложных понятий, им достаточно описать свою “специальность”  и вид деятельности, прибегнув к элементарному сравнению. Поэтому большое число синонимов к слову pickpocketкарманник образовано от таких глаголов и существительных, как “нырять, копать и крючок”: dip, dipper, dive, diver, highdiver, pick, picker, funeraldip, hook.  Сленг преступников -  это попытка сократить зрелый язык до примитивного состояния. Это деструктивный, а не созидательный процесс. Общее для сленговых слов является сокращение абстрактного до конкретного, обозначить субстантив одним из его атрибутов: кошелек  – leather; машина – short по сравнению с поездом, платок – awipe, пара обуви – apairofkicks.  В то же время встречаются образные выражения: todoahotfoot – убежать от полицейского; rubberneck  - человек, который любит слушать чужие разговоры. Мышление деклассированных предрасположено к конкретизации и материализации предметов и явлений.

Арго деклассированных подобно примитивному языку. Оно не обладает большой словообразовательной способностью, в нем отсутствуют слова для передачи эмоций. Некоторые слова являются многозначными и также относятся к общему сленгу. Например, слово cherry в связанное в сленге с такими понятиями, как “чистота, целомудрие”, в арго приобретает значение “без криминального прошлого”.

Глава 3 “Этнонимы как отражение сленговой ментальности” посвящена сленговым этническим кличкам. В главе подробно рассматриваются причины возникновения этнических кличек, предлагаются гипотезы об их происхождении, выделяются типы пейоративных этностереотипов, показывается хронология их появления в сленге.

Возникновение национальных кличек необходимо рассматривать в историко-социальном контексте. Исторические факты проливают события на развитие лексики этнических прозвищ. В исследовании изучаются клички 9 этносов (“англичанин”, “ирландец”, “немец”, “француз”, “итальянец”, “испанец”, “еврей’’).

Этнические клички – это результат взаимодействия одного народа с другим, когда группа, занимающая доминирующее положение в обществе с помощью языковых средств демонстрирует свою неприязнь и делит общество на «своих» и «чужих», причем «свои» являются хорошими, а «чужие» - плохие.

В использовании этнических кличек акцентируется какой-либо стереотип, определенное знание о бытовых предпочтениях, манерах других народностей. Выделяя одну из множества характеристик человека, говорящий преследует прагматическую цель – высмеять, унизить, показать низкий социальный и культурный уровень представителей определенного этноса. Номинации носят субъективно-оценочный характер. Они представляют собой сознательное, целенаправленное действие, целью которого является выражение злобы и агрессии. Этнические клички обладают эмоционально-оценочным характером, который обусловлен негативным отношением к иммигрантам (как в большинстве случаев в США) или к соседям и конкурентам (например, Великобритания и Франция, Великобритания и Голландия).

Большинство кличек являются именами существительными. Они представляют семантически гетерогенные единицы, которые возможно объединить в несколько групп. К первой группе можно отнести этностереотипы, основанные на определенных чертах характера, привычках, свойственных тому или иному этносу. В этом случае “этнический компонент” эксплицирует систему ценностей, норм поведения конкретного этноса. Например, на протяжении веков англичане считали ирландцев отсталыми, подозрительными и нецивилизованными. Негативное отношение к нации нашло отражение в языке в виде выражений с компонентом Irish (59 примеров): Irishdinner– отсутствие еды, Irishpromotion – понижение по службе, Irishlegs – худые ноги.

Во второй группе основой для прозвища являются бытовые предпочтения. Весьма многочисленны примеры прозвищ, делающих акцент на кулинарные пристрастия (spagetti-eater, macaronni, pizzaman - итальянец); прозвища – антропонимы (Gerry, Mick, Paddy); прозвища, в основу которых положен национальный символ, эмблема (shamrock - ирландец); вид местности, среда обитания (bogtrotter, boghopper - ирландец); слова-насмешки (над произношением: spik- испанец; безграмотность и отсутствие документов: kike - еврей, wop - итальянец). Приведем несколько примеров, иллюстрирующих обидное употребление кличек.

My mother, who had a thing about people or races being given questionable names or titles, would not tolerate my calling him Wop. Her Italian neighbors would not tolerate that, she said. (W. D. Kaufmann. The day my mother changed her name).

You ever hear of some ginzo named Tony Valentine?” “Ginzo?” Jesus asked. “A wop. Aguinea. You know, an Italian”. (J. Swain. Sucker bet)

When Dov Hikind heard that he, together with Boris, was awarded with the almost forgotten decoration “kike”, he was shocked. But then he tried to persuade himself that Vera didn’t try to insult them. In Poland and the neighbouring Ukraine, the word “kike” was simply a synonym to “Jew”. (E. Schwarz. Pretend you are happy.)

В третью группу входят клички, указывающие на антропологические черты определенного этноса (разрез глаз, цвет кожи, смешанное происхождение: slant-eyed, coconut, apple).

Элементы, входящие в данную микросистему отличаются многообразием словобразовательных моделей, включающих суффиксацию (Frenchy), сложные слова (saleBoche, frogeater, shantyIrish), аббревиатуры  (NINA - No Irish need apply, WASP); усечение (jap, Yid).

Широко представлено явление синонимии, причем интересно отметить, что клички образуют синонимические ряды в разных социальных диалектах (общий сленг: Mick, Paddy, Irisher, Harp, turfcutter – ирландец; рифмованный сленг: bottleofpop, Grocershop, Ice- creamer (к слову wop) – итальянец. 

Экспрессивные этнонимы свидетельствуют о возрастающей актуальности идеологических коннотаций для сознания носителей английского языка. В настоящее время активно проводится кампания, получившая название политкорректность, однако, в сленге отсутствует категория политической корректности, следовательно, допускается использование и активное употребление таких насмешек, слов и прозвищ, имеющих уничижительный характер. 

В Главе 4 «Языковые контакты и заимствованная лексика в сленге» указываются причины возникновения заимствований в сленге, языки-источники заимствований, представлены слоовобразовательные особенности заимствованной лексики.

Предпосылками лексических заимствований в сленге являются интенсивные и многообразные контакты с носителями имигрантских языков. В процессе освоения английского языка они наполняют свою речь англицизмами. Э. Хауген указывал на существование “языкового давления”  и считал, что оно действует в двух направлениях: этнические меньшинства испытывают со стороны господствующей англоязычной общины экономическое, политическое и социальное давление и отвечают на него встречным лингво-культурно-религиозным давлением, пытаясь отстоять свое культурное и языковое лицо. Чаще всего давление со стороны господствующей общины намного мощнее, а так как влияние одного языка на другой прямо пропорционально силе оказываемого им давления, поэтому результат предрешен заранее . Многими исследователями отмечается, что американский английский вообще, а его сленг в особенности, чрезвычайно восприимчивы к иноязычной лексике (Беляева, Хомяков, 1985; Partridge E, 1960; Mencken H., 1963). Основную причину такой восприимчивости усматривают в этнической неоднородности американской нации, особенно ее низших слоев, где главным образом и происходит формирование сленговой лексики. Идеология США является эгалитарной, а британская идеология основывается на классовых различиях, иерархии и приверженности к языковому пуризму. Отсутствие вышеуказанных категорий в американском обществе способствует быстрому выходу заимствованных лексем за пределы более или менее узких социально-этнических групп и их проникновению в общеамериканский речевой обиход.

Этническая и языковая неоднородность американского общества является результатом исторического развития. Сосуществование господствующего английского языка с множеством иммигрантских языков является реальностью экзоглоссной ситуации в США. Многообразие и интенсивность возникающих в связи с этим языковых контактов создают предпосылки для массового проникновения иноязычных заимствований в сленг. Через билингвов единицы иноязычных лексических систем имеют шанс проникнуть в речь тех англоязычных американцев, которые живут или работают вместе с представителями этнических групп, продолжающих использовать во внутригрупповом общении язык своей исторической родины или отдельные его элементы, а затем попасть в общий речевой обиход, пополняя и обновляя сленговый вокабуляр.

Языковая ситуация в Великобритании отличается от ситуации в Соединенных Штатах тем, что «британский вариант литературного английского языка характеризуется относительно высокой степенью унификации нормы на всех уровнях, тогда как в американском варианте отмечается широкий диапазон “региональной вариативности нормы” прежде всего на фонетическом и лексическом уровнях» .

Примеры заимствований из испанского языка являются наиболее многочисленными и в основном представлены в американском сленге.     В последние десятилетия большая часть заимствованных имен существительных обозначают наркотики либо относятся к субкультуре наркоманов (cartucho, chatarraмарихуана; bonita, caballoгероин). Другие лексемы относятся к так называемому «состоянию человека» (goloco, manoomano, Montezumasrevenge) и  к отношениям  между полами, различной деятельности и частям тела (Casanova, maracas).   

Итальянские заимствования широко представлены в британском варианте английского языка. Некоторые ученые считают, что итальянские слова могли попасть в английский сленг из лексикона кочующих  артистов.  Например, varda (‘видеть’ от северного итальянского vardar (от guardare), homa – мужчина, bona – хороший, feielia – ребенок.

Существует точка зрения (J. Hajek, P. Baker), согласно которой, большинство итальянских слов в сленге - заимствования из Polari. Polari (Palari или Palare) – это британское арго гомосексуалистов. Возможно, оно вошло в употребление в XIX веке, когда среди бродячих музыкантов и нищих был распространен сленг – Parlyaree. Parlyaree постепенно менялся, превратившись в Polari. Арго Polari широко употреблялось в Соединенном Королевстве в качестве тайного, секретного языка в 1950-е годы, когда вопросы морали рассматривались в качестве приоритетных. Когда необходимость в тайном языке пропала,  слова из Polari  вошли в общий сленг. Многие из слов Polari  итальянского происхождения: buvare – напиток и пить; capella – шляпа; dinarly – деньги; parlarepipe – телефон;  khazi – туалет; lattie – квартира, дом (от итальянского letto –кровать); omi – мужчина (от итальянского uomo); toto – полностью, целиком; mungaree – еда. Многие слова Polari относятся к одежде: lally-drags – брюки; ogle-fakes – очки и к оценочным прилагательным:  bona – хороший;  cod – плохой.

Выборка заимствований из немецкого языка дала 28 единиц. Заимствования из немецкого языка в сленге возникли  в результате непосредственного контакта, однако некоторые германизмы попали в сленг через армейский жаргон: kaput (caput) – бесполезный, испорченный; kriegie – военнопленный.

Первые идишизмы появились в сленге через немецкий язык еще до того, как язык идиш получил широкое распространение в США. Такие  идишизмы, как ganef, kosher, mashuggah, mazuma, shekelsиспользовали в своей речи балтиморские школьные учителя- немцы в 1880-е гг. Некоторые заимствованные из языка идиш англо-американские кэнтизмы восходят к средневековой Европе, где они издавна употреблялись в “засекреченных” арго нескольких стран, в том числе и Великобритании. Все заимствованные слова можно разделить на тематические группы: 1) слова, выражающие национальную специфику (goy, golem, Sabbath); 2) «неудачник», «несчастливый»: nebbish – некудышный человек;  pisher; schlemil – неудачник; 3) «деньги»: finiff – пятидолларовая банкнота; gelt, mazuma – деньги; ooftisch – деньги на ставки; 4) «бездействие, бесполезность»: schlep – бездельник 5) «глупый человек»: putz, schloopm, schmekel, schmendrick, 6) понятия, относящиеся к преступной деятельности и полиции: сanary – осведомитель; shamusполицейский, осведомитель; 7) понятия, выражающие одобрение: kosher – приемлимый; zaftigпухленькая женщина, привлекательная женщина; 8) вредные привычки, черты характера: shicker -  алкоголик; yentaсплетница;shtupраспутница 9) понятия, обозначающие важного, влиятельного и умного человека: ganzemacher – большая шишка, деловой человек; macher – важный человек, “шишка”; mavin – умная голова; mensch – благородный человек; 10) повседневные, разговорные слова: сhutzpahhutzpa – наглость; khazeray – бесполезная штука; 11)выражения удивления, негодования, а также междометия: oygevalt, oyvey, echэх, oy – ой; copacetickopasetickopaseteeвсе в порядке.

Многие слова и выражения из языка идиш прочно вошли в сленг и разговорный язык. Их особенность в том, что они употребляются не только американцами или британцами еврейского происхождения, но и представителями других этносов.

Анализ заимствованных единиц показал, что весьма часто в заимствованной лексике наблюдаются такие словообразовательные процессы, как: 1) контаминация: moragrifa (Moorish+grifa – марихуана); 2) апокопа: coco; 3) редупликация: chi-chi – милый, шикарный.

Как показало исследование, американский сленг более восприимчив к лексическим заимствованиям из иностранных языков. В отличие от иммиграции XIX века и первой декады XX века, когда иммигранты в основном были из европейских стран, переселенцы, прибывающие в США сегодня, являются выходцами из стран Латинской Америки. Согласно переписи населения 2000 года больше одного человека из шести опрошенных использует родной язык дома, что свидетельствует об усилении этноцентризма. Наибольшую сопротивляемость к языковой ассимиляции проявляют этнические группы испаноязычного населения. Если в XIX – начале XX века в американский английский сленг попало много слов из языка идиш, что было связано с большим потоком евреев-иммигрантов, то на сегодняшний день такая ситуация повторяется с выходцами из стран Латинской Америки. Существенная разница между двумя группами иммигрантов состоит в том, что евреи пытались как можно быстрее ассимилироваться, достичь социальных благ и дать хорошее образование детям, а иммигранты из Латинской Америки проявляют стойкость к процессам ассимиляции и демонстрируют приверженность к родному языку.

В заключении подводятся итоги исследования, формулируются выводы.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

  1. Годунова Е.В. О происхождении некоторых этнонимов в английском сленге // Известия Волгоградского государственного педагогического университета. Серия «филологические науки» № 5 (59) - Волгоград: Перемена, 2011. - С. 104-108.
  2.  Годунова Е.В. Особенности английского сленга в свете теории Д.С. Лихачева // Вестник Башкирского университета. Том 16. № 2.  - Уфа: Редакционно-издательский центр Башкирского государственного университета, 2011. -  С. 397-400.
  3. Годунова Е.В. Проблемы исследования английского «криминального» сленга // Вестник СамГу № ? (82). – Самара: Самарский университет, 2011. -  С. 115-119.

           

Маковский М.М. Современный английский сленг: Онтология, структура, этимология. Учебное пособие. Изд. 2-е, доп. – М.: Книжный дом «Либроком», 2005. – с. 41

Маковский М.М. Современный английский сленг: Онтология, структура, этимология. Учебное пособие. Изд. 2-е, доп. – М.: Книжный дом «Либроком», 2005. – с. 142

Бондалетов Ю. Д. Цыганизмы в составе условных языков // Язык и общество. - Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1967. – С. 235

Химик В.В. Поэтика низкого, или Просторечие как культурный феномен.  - СПб.: СПбГУ, 2000. – С. 21

Haugen E. From Idiolect to Language //Haugen S. Studies by Einar Haugen Presented on the Occasion of his 65th Birthday April 19, 1971. - The Hague-Paris, 1972.  – С. 67

Швейцер А.Д. Социальная дифференциация английского языка в США. – М.: Наука, 1983. – с. 41

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.