WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Духовные императивы научной коммуникации

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

 

Долина Светлана Владиславовна

 

 

ДУХОВНЫЕ ИМПЕРАТИВЫ НАУЧНОЙ КОММУНИКАЦИИ

 

Специальность 09.00.08 – Философия науки и техники

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Москва 2012

 

Работа выполнена на кафедре философии и культурологии

Московского государственного университета путей сообщения (МИИТ)


Научный руководитель:           

                                                           

                                                      

Официальные оппоненты:       

        

 

        

         Ведущая организация:      

доктор философских наук, доцент

Алейник Раиса Михайловна

 

доктор философских наук, профессор 

Мрочко Леонид Владимирович                                                  

доктор философских наук, профессор

Панферов  Константин Николаевич         

              

Тульский государственный

педагогический университет

им. Л.Н. Толстого               


Защита состоится «30» мая 2012 г. в 13:00 часов на заседании Диссертационного совета    Д 850.014. 01 по защите докторских и кандидатский диссертаций   при Московской государственной академии делового администрирования по адресу: 124460, Москва, Зеленоград, корп.1140, зал Ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Московской государственной академии делового администрирования по адресу: 124460, Москва, Зеленоград, корп.1140. Объявление о защите и автореферат соискателя опубликованы на официальном сайте Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Московская государственная академия делового администрирования» www.msaba.ru «20» апреля 2012 года.  

Автореферат разослан «___» апреля 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор философских наук, профессор                                         А.И.Пирогов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

  Актуальность темы исследования.  В эпоху внедрения информационных технологий в среду научной деятельности существенным становится вопрос об  этичности самой науки. Насколько она как вид познавательной деятельности может включать различные ценностные установки? Ответ на вопрос «свободна ли наука от ценностей?» вносит весомый вклад, как и в развитие этики, так и в «самоосознание» науки.

Эти вопросы решались до недавнего времени в рамках сложившейся логико-аналитической позитивистской традиции, в которой наука ассоциировалась главным образом с естественнонаучным знанием. Они решались в рамках исследований «внутренней этики» науки, опираясь на понятие «этоса науки», разработанного Р. Мертоном, дополняя, подтверждая или опровергая его .

Ныне эта традиция утратила свое преимущество. Прогресс в развитии научного знания, как естественнонаучного, научно-технического, так и социально-гуманитарного, свидетельствующего о впечатляющих открытиях и достижениях, побуждает научную и философскую общественность вновь обращаться к проблемам  этики науки, проблемам ценностей, присутствующих в любом научном исследовании, в методах и приемах получения нового знания и его практического приложения.

Более важной оказывается «внешняя» этика науки в контексте ее взаимодействия с обществом  в социально-этическом плане. Речь идет как о влиянии развития науки на состояние общества,  так и на существующие в нем проблемы морали, решение которых побуждает  корректировать имеющиеся нравственные нормы и ценности. Стремительный научный прогресс и риски социально-этического свойства, обусловленные им, породили сомнения в абсолютной нравственной ценности достижений в науке. Наука, став важнейшим фактором социально-культурного развития, оказалась перед дилеммой: служить истине или служить обществу. Анализ решений этой проблематики представляются очень важными в рамках темы «наука и этика».

В современном обществе наблюдается тенденция к преобладанию в механизме функционирования нравственности внешне-принудительных, а не внутриличностных форм регуляции поведения: мораль в традиционных неинституциональных формах перестает выполнять свои регулятивные функции. Это вызывает потребность заново осмыслить моральные принципы и нормы регуляции поведения. Актуальным становится вопрос о механизмах институциализации общественной морали, закрепления моральных регулятивов в форме устойчивых институтов, функционирующих в науке, политике, праве, экономике, культуре. Потребность в институциализации моральных регулятивов, выработке их возможных механизмов, свидетельствует о том, что в настоящее время сами институциональные формы человеческой жизни требуют ценностной опоры.

Кодекс – форма утверждения моральных норм. «Элемент институционализированного этического режима, предполагающий высокую социально-нормативную культуру и публичную чувствительность к ней» ( Р.Г. Апресян) . Дело здесь не сводится только к кодификации моральных норм, воплощенной в профессиональных этических кодексах и этических кодексах организаций и деятельности этических комитетов и комиссий. При невозможности обеспечить необходимые условия функционирования этического документа, целесообразны документы менее сильные, такие как принципы, соглашение или декларация. Важно понять: чтобы декларируемые ценности реально работали, необходимо осмысление условий и возможных механизмов институциализации морали.

Сама постановка проблемы, вынесенная в заглавие диссертационной работы, также представляется значимой с точки зрения потребностей современного научно-философского дискурса. Число отечественных работ, связанных с разработкой вопросов фундаментального характера, природы научной коммуникации, духовно-нравственных оснований коммуникаций в современной науке не слишком много. Значительно больше работ, посвященных проблемам прикладной этики. Тому есть достаточные основания. В течение долгого времени функции методологии социальных и гуманитарных наук оставались прерогативой исторического материализма. Прикладным исследованиям оставалось место на периферии научного поиска. Но последовавшая в 90-е годы радикальная либерализация общественных наук привела к другой крайности –  к отказу от методологической и мировоззренческой  функций философии как таковой, якобы,  повинной в «неправомерной идеологизации» науки. С этим утверждением вряд ли можно согласиться. Именно сегодня, когда общество вступает в информационную фазу своего развития, необходимость создания теории научной коммуникации и духовно-нравственных регулятивов научной деятельности в новых условиях, очевидна. Необходима содержательная философская концептуализация происходящих в мире и в самой науке колоссальных трансформаций. Таковы основные слагаемые и показатели актуальности исследования.

Степень научной разработанности проблемы. Замысел данного диссертационного исследования  предполагал как обращение к вопросам общей теории и методологии анализа феномена научной коммуникации, так и глубокое изучение духовно-нравственных оснований научной деятельности.  В этой связи  использованные в процессе исследования источники могут быть сгруппированы следующим образом.

1. Исторически проблематика социальной коммуникации возникает в европейской философии со времен софистов, Сократа, Платона и Аристотеля. Поэтому возникла необходимость обращения к работам этих авторов, а также представителям западной и восточной патристики, работам Августина, Боэция, Иоанна Дамаскина. В Новое время этой проблематикой занимался В. Гумбольдт, рассматривавший язык как связующее звено между человеком и социумом.

Вопросы коммуникации в ХХ в. разрабатывались в трудах Б. Рассела, Л. Витгенштейна, Ф. де Соссюра, Ч. Морриса, М. Бубера, в трудах Пражской лингвистической школы: в работах П. Г. Богатырева, Н. С. Мукаржовского, Р.О. Якобсона, Н. С. Трубецкого, а также в работах современных отечественных исследователей – Л. М. Землянова, В. П. Конецкой, Ф. И. Шаркова, В. Б. Кашкина, О. Л. Гнатюка. Феномен коммуникации рассматривался и разработчиками теории информационного общества Д. Беллом и Э. Тоффлером.  О моделях коммуникации писали Г.Д. Лассуэл, Н. Винер, Р. Барт, М. Фуко. Интеракционистские теории коммуникации описаны в работах зарубежных авторов – Т. Шибутани,  К. Черри, Д. Дьюи, Р. Хартли и отечественных  исследователей – М. М. Бахтина, Л. С. Выготского, М. К. Мамардашвили, А. А. Леонтьева, М. С. Кагана, Г. М. Андреевой, В. Самуилова, А. В. Соколова, М. Ф. Шуруповой, А. В. Дмитриевой, И. В. Макаровой, Б. А. Родионова.

Понятие научной коммуникации как вида социальной коммуникации  представлено в зарубежных работах – М. Полани, П. Бурдье, С. Вулгара, Т. Куна, Б. Латура, Р. Харре и трудах наших соотечественников – В. Ж. Келле, М. К. Петрова, Н. Яхиеле, Э. М. Мирского, В. Н. Садовского, А. И. Михайлова, В. И. Оноприенко, В. В. Косолапова, А. Н. Щербаня. О нормах и стандартах научной деятельности  есть разработки Е. П. Савруцкой, Р.С. Гиляревского, С. Е. Злочевского, Г. Г. Дюментона, А. И. Михайлова, А. И. Черного. О моральном кодексе ученого весомый вклад внес Р. Мертон.  О языке науки как важнейшем средстве научной коммуникации  писали наши исследователи – В. В. Петров, Г. А. Домричев.

Диалоговая природа научной коммуникации рассматривалась в трудах Платона и Аристотеля, Л. Фейербаха в XIX в. В рамках логико-семантического анализа научного языка – в работах Н. Д. Арутюновой, Е. В. Падучевой, А. А . Лелнтьевым. Интенциональная модель диалога описана Д. Дональдом, Г. Когеном, И.Г. Ламбертом, С. Керберри, Ф. Траумом, Г. Хинкельманом и М. М. Бахтиным, а также его британским интерпретатором  М. Холквистом.  О структуре научного диалога писали С. Е. Злочевский, А. В. Козенко, В. В. Косолапов, А.В. Половинкин. О формальной и неформальной научной коммуникации есть работы У. Гарвея, Р. Долби, Дж. Крейна, Н. Линна, Г. Мензена и отечественных авторов – А. Д. Урсула, Е. З. Мирской, Р. С. Гиляревского.

2. Следующий корпус составляют исследования, посвященные духовно-нравственным императивам информационной коммуникации в современной науке.

Проблема духовно-нравственных оснований личности ученого рассматриваются в работах классиков философской мысли Б. Спинозы, И. Канта, И. Г. Фихте, В.С. Соловьева, А. Бергсона, к Живой этике «Агни-Йога».  При анализе антропоцентричной, социоцентричной и космоцентричной  концепций морали мы обращаемся, прежде всего, к указанным авторам,  а также к работам В. И. Вернадского и А.Ф. Лосева. Космоцентрическая концепция морали рассматривается в работах академика В. П. Казначеева, анализирующего эволюцию альтруизма на основе генетических особенностей живого, И.В. Дмитриевской, в частности в ее работе «Ноосферный диалог: системно-герменевтический анализ синергетики». Ролевая природа сознания исследована в работах А. П. Дуброва, В.  Н. Пушкина. Синергетический подход представлен в работах В. П. Бранского, И. Д. Левина, В. В. Бородкина, А. И. Субетто.

Нравственные ценности и императивы науки исследованы в работах Г. Риккерта, Р. К. Мертона, Л. Лаудана, М. Малкея,  а также трудах отечественных авторов П. Флоренского, В. Даля, В. С. Степина, А. П. Огурцова, В. В. Миронова, Б. Г. Юдина, Р.Г. Апресяна .

Ключевое значение имели работы по этосу науки в условиях информационной коммуникации. В связи с этим выявилась потребность в уточнении понятия «информационная коммуникация».  Этот термин исследован в историческом плане в коллективном труде ростовских авторов – В. П. Кохановского, Е. В. Золотухиной, Т. Г. Лешкевич, Т. Б. Фахти, а также В.П. Котенко, сборнике материалов международной научной конференции «Информация – коммуникация – общество», в работах А. П. Огурцова, посвященных социально-философским аспектам проблемы «наука: власть и коммуникация» .

Проблема неразделенности науки и этики исследовали такие авторы как К.-О. Аппель, Дж. Роллс, Ю. Хабермас, Р. Том. О социальных последствиях исследований биологической природы человека ясно высказался Ф. Фукуяма в книге «Наше постчеловеческое будущее. Последствия биотехнологической революции». Проблема ответственности субъекта как центральная проблема современной этики представлена в известном труде Х. Йонаса «Принцип ответственности» .

Объект исследования – философский анализ этоса науки.

Предмет исследования  – духовное измерение научной коммуникации информационной эпохи.

Цель диссертационного исследования заключается в осмыслении  содержания духовных императивов научной деятельности в современную эпоху, определении возможных перспектив разрешения новейших проблем этики науки.

Достижение указанной цели предполагает решение следующих задач:

- проанализировать сущность и основные подходы к исследованию теории коммуникации;

- определить характеристики научной коммуникации как подвида социальной коммуникации;

- исследовать диалоговую природу и основные формы научной коммуникации;

- выявить духовные основания научной деятельности;

- проанализировать нравственные ценности и императивы науки;

Изучить место и роль этоса науки в условиях информационной коммуникативности;

В связи с признанием принципиальной взаимозависимости  и взаимообусловленности перспектив «науки» и «общества», методологической основой диссертационного исследования выступает  совмещение элементов субстанциально-деятельностного, структурного и коэволюционного подходов к изучению социально-этического.

Онтологический, логико-гносеологический и аксиологический анализ проблем информационной коммуникации в современной науке, позволяю­щий уточнить понятия: «коммуникация», «информация», «наука»; сформу­лировать производные понятия: «информационная коммуникация» и «ин­формационная коммуникация в науке», «духовный императив», выявить их сущностные черты и эв­ристическую, эпистемологическую и социально-практическую ценность.

Системный подход позволил рассмотреть информационную комму­никацию в науке как особую систему, существующую одновременно в сис­теме коммуникации и в системе науки, что дало возможность осуществить её типологию и классификацию во взаимосвязи уровней, видов и форм, а также выявить её духовно-нравственные основания.

Информационный подход дал возможность сфокусировать основное внимание на анализе системы информационной коммуникации в современ­ной науке.

Применение интерналистского подхода обеспечило возможность ана­лиза внутринаучных факторов, влияющих на информационную коммуникацию в науке. Экстерналистские методы способствовали осуществлению анализа инфор­мационной коммуникации в науке в её непосредственной взаимосвязи с духовно-нравственными процессами в обществе и изменениями нравственных ценностей в научном сообществе.

Теоретическими основами исследования духовных процессов в сфере научной информационной коммуни­кации являются научные труды отечественных и зару­бежных авторов, в которых наука анализируется как системное социальное явление, очерчивается структура современной научной реальности, разра­батываются теоретические основы коммуникации и информации, различ­ные их аспекты во взаимосвязи с развитием науки. В диссертационном ис­следовании использовалась литература по этике и этосу науки, истории и теории культуры, науки и техники.

Научная новизна исследования:

Критический  анализ степени разработки интересующей нас проблемы и обзора литературы заметим следующее: с одной стороны, имеют место исследования специалистов в области философии науки, посвященные изучению науки как социального института, в частности, проблем специфики научной коммуникации, но очевиден недостаток работ, где бы философско-научные построения сочетались бы со знанием морально-этической терминологии. С другой стороны, при тщательном анализе духовно-нравственных императивов как зарубежные, так и отечественные авторы не ставят специально вопрос о духовно-нравственном измерении научной коммуникации.

Не умаляя достижений указанных авторов, отметим нехватку работ, где бы сочеталось исследование научной коммуникации с попыткой философской проблематизации духовно-нравственных императивов научной коммуникации в эпоху становления информационного общества.

  • Уточнено определение научной коммуникации как разновидности социальной коммуникации, выделены ее специфические особенности.
  • Продемонстрирована нецелесообразность разделения единого коммуникационного процесса на отдельные виды коммуникации и доказана целесообразность различения внутри научной коммуникации формальной и неформальной  научной коммуникации как частей целого.
  • Показана способность науки формировать положительные нравственные ценности и высокие моральные качества.
  • Выявлен механизм личной ответственности ученого.
  • Раскрыта прогностическая и профилактическая функции этоса науки.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Становление научной коммуникации имеет специфические особенности: а) когнитивную направленность, б) адекватное функционирование в научном сообществе, в) наличие специфической научной проблематики, г) обладание специальным языком.

2. Одним из важнейших свойств научной коммуникации является ее диалоговая природа.  Разделение единого коммуникационного процесса, противопоставление одного вида коммуникации другому не оправдано. Внутри самой научной коммуникации следует различать формальное и неформальное как элементы целого.

3. Духовность рассматривается как жизнь, непосредственно связанная со всевозможными открытиями человеком своего самоценного существования и самого себя. Жизнедеятельность человека должна основываться на способности индивида раскрыть высшие ценности. Структура духовности личности: интеллект, образованность, нравственность, душевность, мировоззрение как подсистемы.

4. Личность – ядро Вселенной, воплощает в себе функцию раскрытия ее смысла. Нравственные принципы, являясь основой универсума, индивидуализируются каждой личностью, помогают в  конструировании ее  как духовного существа, способствуют нравственному и физическому здоровью человека и  созданию духовного социального микроклимата. Наука способствует формированию положительных нравственных ценностей и высоких моральных качеств.

5. Информационная научная коммуникация является одним из главных условий реализации междисциплинарного принципа.

6. Этос науки в условиях информационной коммуникативности – сфера деонтологического, должного, надлежащего. Морально недопустимо то, что не способствует приросту социального блага. Наука не имеет права ставить себе прямые цели, которые не нейтральны для человека, общества и природной среды. Ответственность ученого базируется на механизмах, предписывающих:  кто конкретно и за что отвечает. Распределение личной ответственности в науке сегодня – гарант существования человеческого рода.

Теоретическая и практическая значимость исследования.     Теоретическая значимость диссертационного исследования определяется полученными результатами и их новизной; практическая – возможностью их использования  при разработке и чтении курсов по общим вопросам этики и философии науки.

Этический анализ духовного императива информационной научной коммуникации, осуществлённый в диссертации, даёт возможность определить кон­туры дальнейших научных исследований данной проблематики как на фи­лософском, так и на общенаучном, частнонаучном и прикладном уровнях науки. Выделение основных нравственных ценностей научной коммуникации, проведённые в данной диссертации, имеют методологическое значение для дальнейших исследо­ваний в области научной коммуникации.

Результаты проведённого анализа могут быть использованы при осу­ществлении комплексных научных исследований, в которых необходимо учитывать влияние духовно-нравственных оснований информационной коммуникации на формирование раз­личных систем научного знания и других компонентов современной науки. Это - особенно важно, поскольку современная наука имеет ярко выражен­ную коммуникативную природу, обеспечивающую её системную целост­ность и развитие.

Выявление значимости духовных ценностей информационной коммуникации для сущест­вования и развития всей системы науки, проведённое в диссертации, указы­вает на необходимость совершенствования существующих систем накопле­ния, хранения и передачи нравственных традиций в научном сообществе, что будет способствовать преодоле­нию развивающегося информационного кризиса в современной науке.

Методологические подходы, связанные с анализом духовного императива информационной коммуникации в современной науке, могут использоваться для изучения интенсивности информационно-коммуникативных потоков в современной науке в целях оценки эффективности научного творчества различных субъ­ектов науки, качества работы отдельных формальных или неформальных научных коллективов.

 Апробация работы. Рассматриваемая в диссертации проблематика обсуждалась в рамках выступлений автора на международных, всероссийских и межвузовских научных симпозиумах, конференциях и семинарах.

По теме диссертации опубликовано 8 научных работ (в том числе 3 статьи в журналах из списка ВАК) общим объемом 4,23 п.л. Диссертация обсуждалась и была рекомендована к защите на заседании кафедры гуманитарных и социально-политических наук Московского государственного технического университета гражданской авиации.

Объем и структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения и библиографического списка использованной литературы. Логика построения  работы соответствует логике решаемых в ней задач.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении определяется актуальность темы, проанализировано состояние научной разработанности проблемы, определены объект, предмет, цели, задачи и теоретико-методологические основы исследования, сформулированы основные пункты научной новизны и положения, выносимые на защиту, а также сформулирована теоретическая и практическая значимость работы

В первой главе «Теория и методология анализа феномена научной  коммуникации» обосновывается сущность понятия «коммуникация» и  основные подходы к её исследованию. Основное внимание уделяется анализу особенностей научной коммуникации и её диалоговой природе, основанной на духовно-нравственных ценностях

В первом параграфе «Понятие коммуникации: сущность и основные подходы к исследованию» рассматриваются основные этапы становления проблематики коммуникативности,  выделяются два основных подхода к её изучению - механистический и деятельностный, а также анализируются две основных модели коммуникации: классическая или ли­нейно-кодовая («передаточная») и нелинейная интерактивная.

В эпоху мировой интернетизации  проблемы коммуникации стоят необычайно остро. Общество становится все более зависимым от информационных, деловых и других коммуникаций, ввиду увеличения значимости коммуникации в обществе, умножения насыщенности коммуникаций и коммуницирования, увеличения географии аудитории и количества коммуникантов; возникновения  коммуникационной среды, связанной с интернетом, телевидением и других СМИ; осмысления обработки информации.

В целом, понятие «коммуникация» рассматривается в трёх смыслах: как средство связи объектов духовного и материального мира; как передача информации от индивидуума к индивидууму; как передача и обмен информацией в обществе, где основной целью является воздействие на него.

В структуре коммуникации можно выделить следующие составляющие: а) коммуникант или передающий субъект; б) сообщение, которое передается и может быть выражено в материальной или идеальной форме в) реципиент или передающий субъект.

Анализ исследования проблематики коммуникации позволяет выделить два основных подхода к изучению коммуникации: механистический и деятельностный. Разница между механистическим и деятельностным подходами состоит в том, что деятельностный подход подразумевает под собой совместное общение участников приводящее к общему пониманию и взглядам по  отношению процессам, явлениям, общим действиям и т.п.

Изначальный смысл, с которым связано понятие «коммуникация» объединен с представлениями об общении, а так же с передачей информации от человека к человеку, или  как специфическая форма согласования понятий и понимания между людьми в процессе их познавательно-трудовой деятельности, осуществляется которая, главным образом через общение. В таком понимании коммуникация и общение понятия, тождественные и синонимичны друг другу.

Как мы видим, большинство дефиниций внимание фокусируется только одной из характеристик коммуникации и нивелируются другие ее существенные черты. С нашей точки зрения коммуникация  - не просто процесс обмена информацией, это процесс, в котором происходит осмысление информации и соотношение смыслов коммуникативных партнеров, создавая, таким образом, определенную степень взаимопонимания.

Второй параграф  «Научная коммуникация как вид социальной коммуникации» посвящен анализу понятия «научная коммуникация» и её особенностей. Особое внимание уделяется центральному элементу научной коммуникации – научному сообществу, его моральному кодексу и анализу основных нравственных ценностей научного сообщества.

Развитие интегративных процессов в науке обу­словлено потребностью создать с помощью коммуникативных средств единый (глобальный) субъект познания в форме различных научных сообществ.

В научной деятельности существует понятийное различие между ученым (индивидуальным субъектом научной деятельности) и научным сообществом. Научное сообщество в широком смысле - это совокупность учёных-профессионалов, организация которой отражает специфику на­учной профессии. Это определённый уровень субкультуры, принадлежность к которой определяет образ жизни, мировоззрение, специфику мышления,  язык и общие ценности.

Мы склонны рассматривать научное сообщество как устойчивую, динамичную самораз­вивающуюся и саморегулирующуюся систему, с ярко выраженной формальной и неформальной иерархичностью, открытую в познавательном и социальном отношении. 

Система норм способствует формированию у учёных ценностной духовно-нравственной ориентации в проводимых исследова­ниях. Отсюда, научное сообщество – это носитель профессиональных норм и духовно-нравственных ценностей и традиций,  которые оно активно предлагает своим членам.

Внутри научного сообщества П. Бурдье выделяет две ступени: доминирующие учёные, которые занимают самые высокие по­зиции в структуре распределения научного капитала, и доминируемые - т.е. на­чинающие учёные. При этом, доминирующие стремятся сохранить существующий порядок научных изысканий (научный консерватизм), а новички настроены на преемственность или подрыв господствующей традиции (научный радикализм). Между этими ступенями научного сообщества возникают непростые нравственные отношения, требующие урегулирования .

Понятие «научное сообщество» используется, как для харак­теристики спонтанно возникающей структуры научного труда (неформальные научные сообщества), так и его социально-организованных форм (формальные научные сообщества). Как прямое, так и опосредованное научное общение также основано на определённых нравственных принципах нормах и ценностных установках (соотношение свободы и ответственности, равенства мнений и возможностей научного открытия и др.).

Наряду с традициями научного сообщества немаловажным аспектом научного познания является система ценностей, которая побуждает к деятельности, содержит в себе некое направление, а также выверяет его содержатель­ную сторону; этого можно достичь через научный поиск, через селективный прием  информации.

Система ценностей научного сообщества имеет как минимум две стороны. Одна сторона - это внутринаучные, вторая – это социальные ценности. К внутринаучным ценностям относят этические и когнитивные приоритеты. Мышление эпохи, в которой ведется научная деятельность, имеет императивную нравственную доминанту. Отношение к свободе и собственности, к правам и ответственности личности, существенно влияет и на мировоззрение конкретного учёного, формируя внутринаучное сознание. Очевидно, что в процессе исторического развития, формируются те или иные ценности научного познания, меняется образ науки, ее тип. Во времена кризиса начинают видоизменяться нравственные нормы и поведение учёного, а также духовно-нравственные традиции научного сообщества. 

Если молодой ученый в своей работе оптимально придерживается нравственных традиций и норм научного сообщества, то он успешно сможет сосуществовать в любой научной среде. Нравственная норма –  один из немаловажных инструментов построения коммуникации между ученым и научным сообществом. Научное сообщество своими нравственными принципами и нормами регулирует информационные потоки и коммуника­тивные процессы внутри сообщества.

Коммуникативные процессы в научном обществе, поддерживающие нравственные принципы, нормы и традиции, не только увеличивают коэффициент полезного действия, но и поднимают творческую планку всего процесса постижения окружающей действительности.

У современного научного сообщества существуют единые параметры, которые регламентируют деятельность ученых и формируют ее как  единое культурно-коммуникативное обра­зование, этос науки, ее нормы, правила и ценности.

Среди нравственных ценностей научного сообщества выделяются три группы ценностей – доминантные, вариантные и девиантные. Доминантные ценности вырабатывают элито-обра­зующие ученые сообщества.  Стремление к доминантным ценностям преследует большинство членов научного сообщества, или наиболее влиятельная её часть. Вариантные ценности возникают на периферии и характерны для небольших науч­ных коллективов, отражая специфику их общения. Официальная наука в целом относится к ним снисходительно. Девиантные ценности являют собой отклонение от нравственных норм и стандартов поведения в науке. Они указывают на отход от общепринятых нравственных традиций, которых придерживается научное сообщество. Представители девиантного знания зачастую оди­ночки или небольшие группы ученых. Это оппозиция, которая  стремится к легализации. Представители девиантных нравственных ценностей обычно осуждаются, запрещаются, а порой даже караются.

Основное научное сообщество считается консервативным органом и вследствие этого старается  контролировать и неустанно оценивать деятельность учё­ных, и строго отслеживать соответствие нормам научного исследо­вания. К нарушителям установленного порядка научное сообщество может применить определенные санкции: бойкот, отказ от совместной работы, лишение грантов, запрет на публикационную деятельность и т.п. В целом все санкции сводятся к ограничению коммуникативных процессов.

В третьем параграфе «Диалоговая природа и основные формы научной коммуникации» анализируется диалог как  главный механизм проявления научной коммуникации.

Изначально диалог присущ для всех культур и религий, как в ранней стадии развития, так и на их последующих этапах. Возникновение диалога связано с риторикой, которая процветала еще в античные времена. У истоков зарождения науки создавались школы диалога.  

Начиная с Платона диалог, становится жанром, формой представления взгля­дов. Если система ведения диалога у Аристотеля строилась на принципе «здесь и сейчас», то Платон перевел схему ведения  диалога в координаты - «всегда и всюду». Л. Фейербах утверждал, что истинная диа­лектика - не монолог одинокого мыслителя с самим собой, а диалог между «Я» и «Ты» . Французский философ Эммануэль Левинас показал в книгах"Тотальность и бесконечное" "Время и Другой", "Гуманизм другого человека", что сегодня насущно заботиться уже не столько о свободе и счастье людей, о чем так страстно писал Л. Фейербах, а просто о сохранении самого существования человека" .

Диалог это неотъемлемая часть научной коммуникации; он преследует две основных цели: стремление передать информацию и возможность получить эту информацию в объективной форме. Выделяются два основные типа речевого коммуницирования: взаимодействие и противопоставление, которые указывают либо на совпадение, либо на конфронтацию интересов и целей коммуникантов. Эти два типа отражены в двух моделях диалога: кооперативной и конфликтной.

Наряду с классическим построением диалога существует множество моделей. Распространилось  отношение к диалогу как к игре, понимание когнитивного аспекта диалога  с точки зрения реализации определенного плана, интенций или целей с помощью игры. Мы склонны различать два основных типа моделей научного диалога – интенциональный и информационный. Интенциональные модели научного диалога предлагают оппонентам взаимодействовать в процессе диалога ориентирваться на достижение и реализацию цели и конечного плана, а информационные модели делают упор на обмен информацией между участниками. 

Все модели научного диалога могут быть оформлены в рамки двух подходов к пониманию взаимодействия: а) классический, картезианский, суть которого в том, что все коммуницирующие субъекты рассматриваются как раздельно действующие независимые сущности (дуальный); б) современный, основанный на учении Бахтина, метод диалога, в котором участники понимают взаимодействие как процесс, создающий единое целое из дополняющих друг друга субъектов (подлинно диалогической). Дуалистический подход исключает субъективность, не учитывает оценку отношений, выражаемую участниками взаимодействия. В диалогическом подходе важен не только обмен мнениями, но и развитие отношений между субъектами, в процессе общения формируются оценки, проявляются эмоции, уточняется смысл определений и мнений. Именно второй тип диалога является наиболее оптимальной формой научной коммуникации.

Во время научного диалога пошагово решаются одни неопределенности и на их место встают другие. В процессе построения  научной коммуникации происходит последовательное формирование новых систем знания, концептуальных решений и создание оптимальных структур, которые могут образовываться в ходе ведения диалога.

Во второй главе «Духовные императивы информационных коммуникаций в современной науке» рассматривается сущность духовности и её основные ценности и отмечается, что нравственность является ядром духовности и выступает в качестве императива современной научной коммуникации. Анализируются основные ценности этики науки.

Первый параграф «Духовные основания научной деятельности» посвящён анализу сущности духовности и нравственности, рассматриваются основные группы духовных ценностей, а также значение духовно-нравственных ценностей в процессе научной коммуникации.

Духовность - высшая ступень саморазвития личности и учёный призван являть собой  высокую степень духовности.

Духовной можно  назвать такую жизнь, которая непосредственно связана со всевозможными открытиями  человека своего самоценного существования и самого себя. Это означает, что жизнедеятельность человека должна основываться на  способности  индивидуального раскрытия высших ценностей. Духовность служит, своего рода, призмой ценностей значимости для себя и Других.

Среди ученых нет единого мнения о природе ценностей: одни исследователи определяют их к объективным явлениям, другие  подвергают их рассмотрению как сугубо субъективные. Говоря о ценностях, можно выделить три основные концепции. Первая – показывает ценность с позиции её полезности. Вторая концепция рассматривает ценность как идеал. Третья концепция представляет ценности через значимость их для человека, соотнося их со значением. Мы рассматриваем ценности, как  предмет устремлённости человеческого духа, тем самым, ставя выше всего в жизни.  Разнообразные цели и способы их достижения способствуют развитию субъективности человека, многообразию форм и условий его жизни.

Духовные ценности обладают разными значениями для личности, что приводит к необходимости разделения их по степеням важности для неё.

Основой духовных ценностей становятся смысложизненные ценности, определяющие уровень самосознания и самовосприятия и неповторимость личности. Самодостаточность «Я»  достигается за счет духовных ценностей, обеспечивая её безопасность и стабильность жизнедеятельности. Личность способна осознать, переосмыслить и наделить определенными знаками и символами общезначимые ценности, выстраивая тем самым схематическую матрицу необходимых установок для жизнедеятельности человека. 

Духовные ценности индивида можно разделить на четыре группы. К первоочередным жизненным  ценностям личности относятся те, которые обеспечивают её физиологические потребности и её безопасность, а также жизненосные социально-духовные ценности, которые непосредственно связанны с принадлежностью к сообществу и уважением со стороны членов этого сообщества. Следующая группа ценностей позволяет достичь отношений «Я-Другой» (на этом этапе личность удовлетворяет потребность в других людях, чем решает вопрос одиночества):  альтруизм как преодоление природного эгоизма и проявление заботы о ближних, а также ценности общения (дружба, любовь, уважение, честность, понимание и т.п.). Все ценности, связанные с жизнедеятельностью человека в ближайшем сообществе относятся к третьей группе. И эти ценности образуют модель социального поведения личности в малой группе, основанные на желании подстраивать свои ценностные ориентации, представления о себе и окружающих его индивидах для выполнения своих социальных ролей: ценности социального статуса и социальных ролей, ценности групповой солидарности, ценности социального контроля и управления, ценности персонификации. Четвёртая группа ценностей состоит из ценности жизнедеятельности человека в условиях общественных макроструктур, так называемые ценности социального макрокосма: ценности социальной защиты человека (мир, общественный порядок, стабильность, права и свободы), ценности культуры (эстетические, нравственные, научные, религиозные) и другие.

Эти ценностные группы формируют своеобразную иерархию ценностей от ядра к периферии. Необходимостью для выделения этих групп ценностей послужили реальные социальные связи и отношения личности как субъекта духовности. Основу духовных ценностей играют ценности самосознания личности. Ценности отношений «Я - Другой» - это вторая группа, третья – это когда ценности отношения личности к социальному микрокосму и, последняя группа определяет ценности отношений личности к социальному макрокосму.

Такая иерархия ценностей позволяет человеку ориентироваться в определённых условиях. Ценности также становятся основанием для оценочного отношения ко всем процессам и явлениям (то есть ко всей внешней информации). Внутренний духовный  мир личности развивается по средствам  принятия и переосмысления ценностей. Но необходимо помнить, что для личности это не простой процесс переосмысления  взаимоотношения ценностей личностного сознания и реальной жизнедеятельности людей. Нередко результатом этого переосмысления является тяжелая духовная борьба.

Структура духовности личности состоит из следующих элементов: интеллект, образованность, нравственность, душевность, мировоззренческая (философская или религиозная) подготовленность. Непосредственное содержание информации, которое представлено в виде эмоционального опыта переосмысливается субъектом через оценку, и на основании чего получает  определённую личностную символику. Далее этой переосмысленной человеком информации присваивается  личностный статус: она переходит из внешне «данного сознания» в собственное содержание личности, то есть  превращается в её собственное  ценностное чувственное содержание, которое и участвует в духовной деятельности. Так, информация прошедшая этапы переосмысления, оценки и наделения личностным символом трансформируется в эмоции и становится элементом духовной структуры личности, что позволяет ей  оказывать непосредственное влияние на характер и активность сознания личности. Но этот процесс доступен лишь достаточно зрелой в духовном отношении личности. Духовно богатая личность полна и насыщенна разнообразными ценностями, носят гуманный характер. Ценности играют роль мировоззренческих идеалов для личности, проявляясь через опыт всего человечества в устремлённости человека к прогрессу и одухотворению. Помимо личностных и социальных ценностей, существуют и  общечеловеческие ценности, которые опираются на принципы гуманизма, так как он направлен  на выживание и дальнейший прогресс мировой цивилизации. И вне зависимости от иерархии  ценностей, сегодня развитие человечества подошло к той ступени, когда ценности гуманизма выходят на первый план.

Таким образом, духовность – это высший уровень развития  человека, выражающий способность создавать свой внутренний мир, соединять в единое целое все эмоциональные, мыслительные и волевые усилия человека, чтобы с их помощью переосмысливать всю полученную информацию, и преобразовывать её в личностные ценностные переживания, несущие особую значимость, как для себя, так и для Других.

Сущностным основанием, своего рода стержнем духовности можно назвать нравственность. Так как переход на духовный уровень бытия для личности предстает как сознательный выбор, ибо сущность духовного бытия выражает свободу. Невозможно заставить человека жить духовно.  Однако именно подчинение должному -  основной закон духовного бытия. И  подчинение этому закону происходит посредством только  свободного нравственного выбора.

Космоэволюционный подход к пониманию сущности морали лучше всего обосновывает идею, что законы морали в условиях социума служат проявлением закона оптимальной целесообразности Универсума, представляя механизм оптимальной саморегуляции общественной самоорганизующейся системы.

Второй параграф «Нравственные ценности и императивы науки»

Существенной чертой нравственных принципов и норм является их императивный характер. Нравственая императивность отличается особой категоричностью, т.е. определённой независимостью от условий, что выражается в требовании: «должен, значит можешь». 

Категоричность нравственного императива основана не на ав­тономии воли, а на самоценности человека как личности. Императивность в нравственности проявляется как долженствование. Нравственные нормы и принципы в науке имеют также им­перативный характер, который выступает, как обязанностьсубъекта следо­вать данному предписанию.

Долг является субъективным требованием, при помощи которого учёный воспринимает мир нравственных ценностей. Долг всегда обращён к учёному как к личности, как к деятелю добра и к носителю опре­делённых субъективных ценностей. Потому долг предстаёт общечелове­ческой формой. Перед долгом все равны, ибо он обращён к людям как к существам, равным по своей «бесконечной» самоценности.

Чем выше нравст­венное развитие субъекта, чем полнее он осознаёт добро, тем глубже он осознаёт и свой долг. Человек стремится изменить мир по законам добра, истины и красо­ты. И тем полнее осознаёт человек свой долг, чем более в нём добра. Тай­на долга заключена в природе самого добра.

Нравственный долг предстаёт формой утверждения свободы человека, реализации им ценностей добра. И чем выше нравственная культура человека, тем сво­боднее он чувствует себя в осознании требований долга при всей его категоричности.

По нашему мнению основной нравственной ценностью науки являются истинность, которая не отменяет и не за­мещает иные моральные и неморальные ценности, с которыми сталкивается наука, с которыми имеют дело учёные в своей практике.  Истинность есть добро само по себе, и в этом её самодостаточность, а для учёных, занимающихся поиском истины, в этом заключается основание для правильного нравственного понимания своей деятельности. Ценность истинности определяет многие нормы труда учёного. К числу таких норм относятся нормы «научной честности», «научной досто­верности» и др. Эти нормы в совокупности с нормами, определяемыми иными системными ценностями науки, и составляют основу научного этоса.

Важнейшей нравственной ценностью науки, является ценность новизны, которая выступает как цен­ность добра, ибо характеризует направленность субъекта науки на открытие принципиально новых знаний.

Ценность научной деятельности основано на том, что она имеет своей целью не просто знание, а принципиально новое знание, не известное до того человечеству. И учёный осознаёт в этом одну из своих важнейших профессиональных целей, имеющую свою самоценность добра, и определяющую его труд как определённый нравственный долг. Эта ценность ещё в большей степени, нежели ценность истинности, предстаёт специфической нравственной ценностью науки. Ценность научной новизны определяет ряд нравственных принципов научного творчества, в частности, таких как: «Не допускай плагиата в науке», «Подвергай в науке всё критике, но не критиканству». Ценность научной новизны лежит в основе таких принципов, как обязательность ссылок, правильность цитирования источников, аргументированность критики и т.д. В этих формальных требованиях к профессиональной деятельности учёного надо видеть их определённый нравственный смысл.

Нравственная ценность науки связана с открытым характером коммуникативных связей в науке и общезначимостью её методов, форм и знаний.

Открытость научных коммуникаций – важнейший принцип «научного этоса». Ценность открытости требует от учёного и соответствующей корреляции своей деятельности с общечеловеческими ценностями.

Нравствен­ная экспертиза науки необходима и для общества и для самих учёных. Наука может и должна быть средством формирования положительных нравственных ценностей, высоких моральных качеств.

В третьем параграфе  «Этос науки в условиях информационной коммуникативности» рассматривается понятие «этос науки» и история его становления. Особое внимание уделяется анализу современного этапа развития науки и необходимости приоритета деонтологии для развития научного познания.

Современная наука - это сложная и многоаспектная система, связанная системой коммуникаций.  Информационная коммуникация в научном знании непосредственно проявляется в самой системе научных знаний.

Этос науки – это система представлений, которая ставит своей целью прояснение и изуче­ние этических норм, которые участвуют в научном познании, а так­же анализирует конкретные коллизии морального характера, воз­никающие в ходе продвижения науки. Основной вопрос этоса науки – проблема соотношения на­учного познания и ценностного мышления.

Есть точка зрения, называемая те­зисом ценностной нейтральности науки. Мы отвергаем тезис ценностной нейтральности науки как принцип, противодействующий этическому анализу научного по­знания.

В рамках этоса науки особое значение приобретает деонтология (от греч. надлежащее, должное). Деонтологические требования составляют профессиональный «кодекс чести» ученого. В научной деонтологии существует как бы негласная «презумп­ция уважения». Долг «научной вежливости» состоит в точном цитировании источника, в указании тех работ, ко­торые существенно повлияли на формирование собственной точки зрения, в освещении в своих публикациях круга родственных ра­бот, вне зависимости от своего личного к ним отношения. Важнейшим деонтологическим требованием явля­ется научная честность, запрещающая ученому умышленно при­сваивать себе чужие результаты, манипулировать данными, представлять на суд сообщества сознательно недостоверный материал - имитировать экспериментальную деятельность, которая на самом деле не проводилась, публиковать только положительные результаты своих исследований, умалчивая об отрицательных и т.п.

Обсуждение научно-технической деятельности в широком ценностно-этическом контексте касается ее целей, средств, последствий и смысла. Морально недопустимыми являются такие не­посредственные цели научной деятельности, которые явно не не­сут прироста социального блага. Наука не имеет пра­ваставить себе прямые цели, которые отнюдь не являются ней­тральными для человека, общества и природной среды.

Последствия научной деятельности – наиболее  обсуждаемая проблема, ибо тот, кто действует, должен и отвечать за результаты и последствия сво­их собственных действий. Самоочевиден принцип, признаваемый обычным мо­ральным сознанием: «мы ответственны за последствия наших действий, даже если они не предусматривались осознанно нашей волей». Разумное тре­бование применительно к научному познанию состоит в том, что ученый не только способен предвидеть последствия своей деятель­ности, но и обязанэто делать.

Благодаря обладанию специальными знаниями и возможностями ученые являются субъектами повышенной ответственности перед обществом. Главная проблема вменения ответственности состоит в том, чтобы ответственность была реальной: каждый должен реально отвечать за собственный вклад в общее предприятие. Это значит, что ответственность долж­на базироваться на разработанных механизмах, четко предписы­вающих, кто, за что отвечает и в каких формах. Ответственность учёного должна зависеть от объема его власти и при этом она должна быть предупреждающей, охранительной.

С развитием научных информационных коммуникаций возникают все новые этические пробле­мы. Вторгаясь в самые неожиданные области, наука создает непредвиденные этические ситуации. Например, современные Репродуктивные технологии в биомедицине размывают традици­онные представления о зачатии, о функции родителей, о биосоци­альных основаниях семьи; в итоге серьезная опасность нависает над ценностями семейного жизнеустройства. Многие научно-технологические новшества, которые происходят на наших глазах, Могут вызвать далеко идущие социальные последствия и угрожать Нам новыми кризисами духовно-нравственного порядка.

Как наука открыта к новым достижениям, так и этос науки является открытой областью исследований. Мы не можем «утвер­дить» этос научных коммуникаций в виде раз и навсегда заданного стандартного списка правовых документов и норм. Научное познание поднима­ет гораздо больше тонких вопросов, которые только на первый взгляд кажутся ценностно нейтральными. И нам сложно предуга­дать, в какой области могут возникнуть новые моральные колли­зии ближайшего будущего. Этосу науки и научных коммуникаций и в дальнейшем придется оперативно реагировать на научные новации, подвергая их широ­кому критическому анализу. Более того, ей принадлежит важная прогностическая, предупреждающая роль.

На сегодняшний день этос науки и научной коммуникации имеет больше за­явленных проблем, чем удовлетворительных решений. Однако должно обнадеживать то, что уже само внимание к возникающим проблемам является признаком конструктивной настроенности. Сейчас отчетливо ясно, по крайней мере, то, что развитие научных коммуникаций застав­ляет общество по-новому (и порой весьма болезненно) осознавать и осмысливать фундаментальную проблему человека,глубочайшие вопросы о смысле человеческой жизнии человеческой истории.

В заключении подводятся основные итоги проведённого диссертационного исследования, формулируются выводы, а также намечаются дальнейшие перспективы исследования и области возможного применения полученных результатов.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях автора:

Статьи в научных изданиях, рекомендованных  ВАК РФ:

  • Долина С.В. Игра в коммуникациях виртуального пространства // Научный Вестник Московского государственного технического университета гражданской авиации. -  2011.  - №166. - С.166—169. (0,5/0,25 п.л.) (в соавт.).
  • Долина С.В. Духовно-нравственные основания коммуникативности в эпоху глобального кризиса // Лесной Вестник Московского государственного университета леса: Научно-информационный журнал. - 2011. №2. - С.173–175. (0,36 п.л.).
  • Долина С.В. Трансформация нравственных ценностей в современном информативно-коммуникативном пространстве // Учёные записки Орловского государственного университета. – 2012. - №1. - 84-91. С.(0,5 п.л.).

 

Статьи в сборниках научных трудов и докладов

научно-практических конференций:

  • Долина С.В. Социальные коммуникации: понятие, сущность и структура  // Материалы всероссийской молодежной конференции «Когнитивное моделирование: динамика гражданского общества и фактор национально-конфессиональной толерантности». – Белгород: Изд-во БелГУ, 2011. - С.115–118. (0,25 п.л.).
  • Долина С.В. Проблематика межкультурных коммуникаций в начале XXI века // Сборник тезисов докладов участников Международной  научно-технической конференции «Гражданская Авиация на Современном Этапе Развития Науки, Техники и Общества», посвященной 40-летию образования МГТУ ГА. – М.: Изд-во МГТУ ГА, 2011. - С.331. (0,2 п.л.)
  • Долина С.В.   Современные теории межкультурной коммуникации // Наука. Техника. Человек: Межвузовский сборник научных работ. - 2011. - Вып.3. - С.126–130. (0,5 п.л.).
  • Долина С.В.   Основные функции и уровни коммуникативности // Наука. Техника. Человек: Межвузовский сборник научных работ. - М.: Изд-во МГТУ ГА, 2010. - Вып. 2. - С.111–112. (0,3 п.л.).
  • Долина С.В. Коммуникативный аспект технизации культуры //Позиция. – 2010. - №3. -С.228–232. (0,6/0,3  п.л.) (в соавт.).
  • Долина С. В Организационная культура как система взаимоотношений и норм поведения в организации  // Позиция. – 2010. – №3. –С.143-145. (0,6/0,3  п.л.) (в соавт.).

Меrton R.К. The Institutional Imperatives of Science // Sociology of Science / Ed. B.Barnes. L.: Penguin Books, 1972.

Апресян Р.Г. Идея морали и  базовые нормативно-этические программы.- М.: ИФРАН, 1995.

Merton R.K. The Ambivalence of Scientists // Science and Society / Ed. N.Kaplan. Chicago: Rand McNally, 1965; Введение в биоэтику / Под ред. Б.Г.Юдина, П.Д.Тищенко. – М.:ИФРАН, 1998; Юдин Б.Г. О возможности этического измерения науки //Человек. – 2000. №5; Фролов И.Т., Юдин Б.Г. Этика науки: проблемы и дискуссии. – М.: ИФРАН, 1986; Юдин Б.Г. Биоэтика: принципы, правила, проблемы / Под ред. Б.Г. Юдина.  – М.: ИФРАН, 1998; Биоэтика: проблемы и перспективы / под ред. А.П. Огурцова. – М.: ИФРАН, 1992.

Информация – коммуникация – общество. - СПб, 2003.

Jonas H. Das Prinzip Verantwortung: Versuche einer Ethik fur technologische Zivilisation. – Fr/M.,1979.

Бурдье П. Социальное пространство: поля и практики / Пер с франц.; отв. ред. перевода, сост. и послесл. Н.А. Шматко. - М.: Институт экспериментальной социологии; СПб.: Алетейя, 2007.

Фейербах Л. Избранные философские произведения. В 2-х томах. – М.: Госполитиздат, 1995. Том I; Том II.

Алейник Р.М. Постмодернизм и социально-гуманитарное знание. - М.:РХТУ, 2009. - С.134.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.