WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Культурно-досуговая молодежная политика государства и ее реализация в Ставропольском крае в середине 60-х-70-е гг. ХХ века

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

 

 

ЛУКАШ Михаил Александрович

 

Культурно-досуговая молодежная политика государства и ее реализация в Ставропольском крае в середине 60-х – 70-е гг. ХХ века

 

 

 

Специальность 07.00.02 — Отечественная история

 

Автореферат

диссертации на соискание

ученой степени кандидата исторических наук

 

 

 

 

 

 

 

 

Ставрополь — 2012

Работа выполнена

в ФГБОУ ВПО «Ставропольский государственный университет»

 

Научный руководитель:

доктор исторических наук

Плохотнюк Татьяна Николаевна

Официальные оппоненты:

ФГБОУ ВПО «Ставропольский государственный университет»,

доктор исторических наук, профессор, зав. кафедрой историографии и источниковедения

Покотилова Татьяна Евгеньевна

ФГБОУ ВПО «Северо-Кавказский государственный технический университет», кандидат исторических наук, доцент

Сальный Андрей Михайлович

Ведущая организация:

ФГБОУ ВПО «Карачаево-Черкесский государственный университет им. У.Д. Алиева» кафедра истории России

Защита состоится 25 мая 2012 г. в ____ часов на заседании совета по защите докторских и кандидатских диссертаций ДМ 212.256.03 по историческим наукам при ФГБОУ ВПО «Ставропольский государственный университет» по адресу 355 009, г. Ставрополь, ул. Пушкина, 1, аудитория 416

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВПО «Ставропольский государственный университет»

Автореферат размещен на сайтах: http://vak2ed.gov.ru

http://www.stavsu.ru

Автореферат разослан «24» апреля 2012 года

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор исторических наук, профессор                                           И.А. Краснова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. В настоящее время российская молодежь, т.е. возрастная группа от 15 до 29 лет, составляет около 35 млн человек, что представляет собой практически четверть населения страны. Степень интегрированности молодежи в социально-профессиональную структуру в значительной степени будет определять успешность функционирования общества. Вместе с тем кардинальное изменение ценностных ориентиров и культурных образцов социальных взаимодействий в обществе сопровождается изменением самосознания молодежи и его социально-профессиональных установок.

В значительной степени мировоззрение молодежи определяется номинацией ее социальных позиций, которые утверждаются в общественном дискурсе. Их определение обуславливается крупными историческими событиями, которые задают ракурс осмысления современности и адресуют социальную миссию молодежи, формируя тем самым определенные поколения – совокупность людей не только одного возраста (когорту), но и разделяющих значимые ценности и образцы поведения. В советский период, как известно, общество выдвигало перед молодежью масштабные социально-исторические задачи. Они определяли не только историческую миссию молодежи, но и целенаправленную политику (включая инвестиции) государства, направленную на формирование социального потенциала этой группы – профессиональной подготовки молодежи по специальностям разного уровня сложности, которые рассматривались в качестве остроактуальных, на формирование активистских установок в сфере социально-политических отношений, а также качественных характеристик его здоровья и физической подготовки. Две последние составляющие потенциала молодежи формируются в условиях досуга. Таким образом, качество и содержание досуга являются важнейшими для общества. Это и делает ценным изучение советской молодежной досуговой практики и обобщение советского опыта организации молодежного досуга.

Объект исследования – культурно-досуговая деятельность молодежи Ставрополья как форма социализации в советском обществе середины 1960-х – 1970-х гг.

Предметом исследования определена культурно-досуговая молодежная политика государства на региональном уровне, влиявшая на формирование стратегии досуга и его содержание.

Территориальные рамки исследования совпадают с административно-территориальными границами Ставропольского края того периода, т.е. с включением территории Карачаево-Черкесской автономной области.

Хронологически исследование охватывает период от середины 60-х гг. до конца 70-х гг. XX века. Нижней границей определена середина шестидесятых, а в качестве верхней границы проходит завершение семидесятых. Выбор такого временного отрезка не случаен, он продиктован тем, что для исторического анализа поколений важными представляются временные рамки социализации определенных возрастных групп, которые приходятся на особо значимые периоды. Для данного временного отрезка наиболее значимым событием в политическом плане выбран 1965 год – год прихода к власти нового поколения номенклатуры во главе с Л.И.Брежневым и отказа от тех немногих либеральных изменений в области культуры, имевших место в период «хрущевской оттепели». Таким образом, эта дата становится «отсчетной» для возрастной когорты от 13-15 до 20 лет, состоящей из тех, кто до конца 1970-х будет попадать под определение «молодежь». Вместе с их взрослением завершалась «брежневская» эпоха и наступала время очередной молодежной когорты. И хотя возможно говорить о сходстве когорт 60-х – 70-х и 80-х – 90-х годов, так как и одна и другая проходили социализацию в условиях социального, политического и хозяйственного кризиса, тем не менее, мы дифференцировали их и ограничились только тем поколением, чья молодость пришлась на 60-е – 70-е годы. В основе предпринятой дифференциации то обстоятельство, что молодежь 60–70-х гг. в своем подавляющем большинстве использовала институциональные каналы интеграции, которых уже не было у поколения молодежи 80–90-х гг.

Степень научной разработанности проблемы. Результаты выполненного историографического анализа систематизированы на основе проблемно-хронологического принципа. Исходя из проблемного принципа, выявленный историографический массив был разбит по проблемам на блоки или группы. Для раскрытия темы, прежде всего, необходимо было определить социо-культурный контекст формирования досуговых стратегий ставропольской молодежи и культуры досуга того времени, а также содержания культурно-досуговой деятельности молодежи того времени. Поэтому первый историографический блок включил в себя литературу, посвященную проблемам развитие советского общества и социалистического строительства, проблемам влияния коммунистической идеологии на советский образ жизни и советскую культуру, проблемам развития духовной культуры в советском обществе. Второй блок объединил статьи и монографии, написанные по результатам исследования проблем социальной структуры общества, прежде всего, проблем молодежи, как социально-возрастной группы. Сюда также отнесены работы, посвященные проблемам социальной идентификации, и работы, исследующие тенденции изменений социальной структуры. В третьем блоке систематизированы опубликованные результаты исследования проблем молодежной политики советского государства – «внедрение» понятия «молодежная политика», разработка содержания молодежной политики, обобщение исторического опыта реализации молодежной политики. И, наконец, четвертый блок посвящен анализу работ о досуге как историко-культурному феномену.

Каждый блок включил в себя работы отечественных исследователей, занимающихся этой проблематикой, как в общероссийском масштабе, так и на региональном уровне, а также зарубежных исследователей. В соответствии с хронологическим принципом внутри каждого блока историографического обзора были выделены два качественно отличающиеся друг от друга периода в историографии проблем: советский (1960-е гг. – конец 1980-х гг.) и постсоветский (с начала 1990-х гг. по настоящее время), в каждом из которых имели место разные подходы к изучению проблемы. В 1960-80-е гг. издано значительное число работ, посвященных изучению проблем, в какой-то степени связанных с тематикой данного исследования. Многие из их несут печать времени, что вполне объяснимо, но это не умоляет их вклад в историческую науку. Большинство этих трудов отличает наличие большого фактического материала, статистических данных, разнообразие изучаемых проблем.

В первом блоке были проанализированы такие фундаментальные исследования эпохи 60-х – 70-х годов, как «История СССР. Эпоха социализма», «Социально-экономические проблемы истории развитого социализма в СССР», которые позволили составить общее представление о видении эпохи непосредственными ее создателями . На региональном уровне из работ этого времени, дающих представление о развитии Ставрополья в советский период в 60-х – 70-х годах, следует отметить две – это «Очерки истории Ставропольской организации КПСС» и «Очерки истории Ставропольского края», изданные под редакцией Д.В. Кочуры , а также «Очерки истории Карачаево-Черкесии» под редакцией Р.Х. Джанибекова и коллективный труд «Проблемы развития народного хозяйства и культуры (на материалах Карачаево-Черкесии и Ставрополья)» .

Результаты анализа этих работ было небезынтересно сопоставить с оценкой этого периода в труде Пихоя Р.Г. «Советский Союз: История власти. 1945 – 1991» . В этот блок вошли работы Байковой В.Г.; Касьяненко В.И.; Роговина В.З. и др . Здесь представлены работы С. Боганцевой, А. Богдановой, Брежневой, посвященные проблемам духовной культуры в этот период .

Многообразие, используемых западными исследователями подходов к изучению истории Советского Союза, можно подразделить на три парадигмы: «тоталитарную», «модернизационную» и «имперскую». Они формировались в течение длительного времени под влиянием идеологических дебатов в Западной Европе и США. Их содержание нашло отражение в работах западных исследователей .

Второй блок представлен работами таких исследователей, как В.С. Семенов, М.Н. Руткевич, С.Л. Сенявский, В.З. Роговин и др., изучавших состояние советского общества, прежде всего, историю формирования и трансформацию социальной структуры, проблемы справедливости в обществе . Сюда же вошли работы Р.М. Горбачевой, А.С. Дучал и др., посвященные проблемам социальной идентификации; исследующие тенденции изменений и репрезентирующие Ставрополье этого периода . Этот блок представлен публикациями 1960-1980-х годов, помогающими понять идеалы и ценности молодого поколения того времени, а также реализацию их жизненных планов . Работы конца 80-х и начала XXI века, написанные в соответствии с новыми концепциями и новыми фактами, полученными в результате архивных поисков авторов, проявляют значительную раскрепощенность исследователей в формировании обобщений, выводов и оценок .

Историография государственной молодежной политики составила основу третьего блока. Прежде всего, это работы М.С. Горбачева, В.А. Казначеева, А.А. Коробейникова, В.А. Шаповалова, Н.Д. Судавцова, посвященные проблемам партийного руководства комсомолом, ведущей роли комсомола в воспитании и организации молодежи Особую роль в разработке этой темы сыграли исследователи, представлявшие Высшую комсомольскую школу при ЦК ВЛКСМ. Научная школа по истории молодежи и юношеского движения сформировалась сразу же после создания ВКШ в 1969 году. В 1971 году был создан научный сектор по истории комсомола, реорганизованный позднее в отдел истории молодежного движения Научно-исследовательского центра ВКШ. Самым заметным представителем этого направления в историографии советской молодежной политики был И.М. Ильинский .

Авторы, проводившие исследования в рамках этой структуры, аргументировали положение о роли КПСС в разработке и реализации молодежной политики, которая определялась как государственная. Среди них – В. Луков, А. Алейников, В. Криворученко и др. Историография молодежной политики компартии характеризовала партийное руководство молодежным движением только позитивно, не допуская критики позиции КПСС в этом вопросе. Исключение составила работа А.В. Алейникова и В.Н. Сухова, в которой они попытались разобраться в кризисе взаимоотношений между партией и комсомолом. .

Обобщение исторического опыта формирования и реализации молодежной политики в СССР и в постсоветской России нашло отражение в диссертациях А.Н. Мацуева, А.С. Касьянова, М.Г. Антонова , а на региональном уровне в диссертационных исследованиях А.Е. Трегубова, В.Е. Семенова, .М.С. Шевхузова и др.

И, наконец, четвертый блок посвящен проблемам досуга как историко-культурному феномену. Российская гуманитарная наука небогата широкими исследовательскими программами и концептуальными откровениями в отношении досуга. Изучение сферы досуга часто входило в контекст более широких исследований образа жизни, бюджетов времени. На сегодняшний день среди отечественных исследований досуга следует отметить работы Г. Зборовского, Т. Киселёвой, А. Маршака, Г. Орлова, С. Струмилина, Н. Хренова, Т. Черняевой, Бабосова Е. М., Минца Г. И., Олевского Г. М., Грушина Б.А., Деметера Г.С., Горбунова В.В., Столбова В.В., Куна Л. и др .

В фокусе внимания региональных исследователей оказывались различные темы, связанные с досугом, например, участие молодежи Ставрополья во Всесоюзном туристском походе по путям боевой славы советского народа (Гнеушев В.Г., Попутько А.Л., Калинский И.В., Шеповальников Е.Н.) , организация досуга в условиях школьных производственных бригад на Ставрополье(Китайгородская Р.Н., Гореславский С.И.) , художественная самодеятельность как форма культурно-досуговой деятельности ставропольской молодежи (Романова Н.В., Сорокина А.Ю.) .

В целом, выполненный историографический анализ убедил в фрагментарности изучения темы и подтвердил необходимость комплексного исследования опыта организации досуга ставропольской молодежи в середине 60-х – 70-е г. ХХ века.

Целью исследования является комплексный научный анализ культурно-досуговой молодежной политики государства и ее реализации в Ставропольском крае в середине 60-х – 70-е гг. ХХ века.

Для достижения поставленной цели были определены следующие задачи:

– рассмотреть социально-культурные перемены советского общества и уточнить их проявление в регионе;

определить роль партийно-комсомольских комитетов, советских и профсоюзных учреждений в организации культурно-досуговой деятельности молодежи в крае;

– охарактеризовать состояние инфраструктуры досуговой сферы в Ставропольском крае;

– проанализировать свободное время и досуговые предпочтения ставропольской молодежи;

– определить механизмы реализации культурно-досуговой молодежной политики в региональных условиях Ставрополья и Карачаево-Черкесии;

– показать досуг как условие личного развития ставропольской молодежи;

– проанализировать развлекательно-зрелищные формы досуга молодежи в Ставропольском крае;

– определить место и роль самодеятельного и экскурсионного туризма в практике досуга ставропольской молодежи

Методологическую основу исследования составляют важнейшие принципы исторического познания – научность, историзм, объективность и комплексность анализа. Но проведение исследования данной темы было бы невозможным без междисциплинарного подхода, так как синтез позволил представить прежний опыт более динамичным и интересным, всесторонне охватить прежние практики. Такой синтез сделал возможным использование теоретических разработок смежных областей научного знания – социологии, антропологии и других.

Кроме того, междисциплинарный подход позволил обогатить инструментарий исследования, не отказываясь от методов традиционной исторической науки. Проведение исследования было обеспечено за счет применения таких общеисторических методов, как историко-генетический, историко-сравнительный, а также за счет универсальных – методов дедукции, описания, синтеза. Наряду с этим применялись специальные исторические методы: периодизации, проблемно-хронологический, сравнительный, системно-структурный, конкретно-исторический и критический подходы к источникам и историографии по исследовательской тематике.

Но междисциплинарный подход потребовал обязательного привлечения герменевтики как метода понимания чужой индивидуальности; социологических методов, таких как метод контент-анализа материалов периодики, системно-функциональный метод; методов исторической демографии, а именно, метод когорт, что дало возможность выяснить особенности содержания культурно-досуговой деятельности ставропольской молодежи.

Источниковая база представлена комплексом разнообразных источников. Источниковый комплекс исследования обширен и разнообразен. Богатый источниковедческий материал нами условно разделен на несколько групп:

1 – законы, постановления, указы, а также основополагающие документы КПСС, ВЛКСМ;

2 – архивные источники, представленные документами местных партийно-комсомольских органов и местных ведомств и учреждений, относительно организации досуга молодежи;

3 – периодическая печать;

4 - материалы официальной статистки;

5 – мемуары, воспоминания;

6 – устная история;

7 –отечественные и зарубежные художественные фильмы .

Первая группа включает в себя широкий круг источников: Конституцию (Основной Закон) СССР 1977 года, законы, указы, постановления правительства и Верховного Совета СССР, официальные документы КПСС, постановления ЦК КПСС и ЦК ВЛКСМ, материалы XXIII-XXVII съездов партии и ВЛКСМ, проекты постановлений, программы КПСС. Документы подтверждают совпадение интересов государства и партии в таких областях как идеология, культурная политика, отношение к инакомыслию в любых формах его проявления, в них отражена стратегия партии и тактика власти в конкретный отрезок времени. Эта группа источников характеризуется как достоверный и основополагающий материал для конкретного исполнения намеченных партийно-государственным аппаратом решений. В нее также вошли произведения деятелей КПСС и советского государства – Л.И.Брежнева, Ю.В.Андропова, К.У.Черненко, М.С. Горбачева .Вторая группа источников объединила широкий круг архивных документов в большинстве своем впервые вводимых в исследовательское поле. Были использованы материалы Государственного архива Ставропольского края (ГАСК, г. Ставрополь) и Государственного архива новейшей истории Ставропольского края (ГАНИСК, г. Ставрополь) значительная часть которых впервые вводится в научный оборот.

Определенную ценность для исследования имели материалы краевого, районных и городских комитетов партии и комитетов комсомола,  хранящиеся в Ф.1 Ставропольского крайкома КПСС и в Ф. 63 Ставропольского крайкома ВЛКСМ ГАНИСКа, и директивы верховных партийных и государственных органов, поскольку данные документы отражали официальную точку зрения на происходившие события и в то же время оказывали воздействие на формирование позиции государственного и партийного руководства.

Важным источником стали документы местных ведомств и учреждений, относительно организации досуга молодежи, подтверждающие, что их деятельность соответствовала официальному идеологическому курсу.

Так как одной из целей исследования было обеспечение достоверности и обоснованности выводов, то потребовалось освоить архивные материалы 10 фондов Государственного архива Ставропольского края (ГАСК), где представлены документы местных ведомств и учреждений – Управлений культуры исполкомов Ставропольского края (Ф. Р–3798), районных и городских отделов культуры Советов депутатов трудящихся (Ф. Р–3957; Р–4613; Р– 4183;), учреждений кинофикации (Р–1848), музеев (Р–645), театров(Р–2603), филармонии(Р–4135; Р–3992), библиотек(Р–2499) – об организации и содержании досуга молодежи. А также документы, содержащие свидетельства «обратной» связи: обращения граждан во власть и ответная реакция власти, письма, жалобы, записки рядовых граждан в высшие органы. Среди опубликованных источников, привлеченных автором, – сборники документов из архивов КГБ, подбор материалов в которых свидетельствует о тотальном контроле власти и над досуговой сферой. .

В исследовании широко использованы материалы периодики, прежде всего, печатного органа краевой комсомольской организации газеты «Молодой ленинец», областных и краевых газет «Ленинское знамя», «Ставропольская правда», «Кавказская здравница» а также центральных печатных изданий «Правда», «Комсомольская правда», «Советская культура», «Литературная газета»,  журналов «Агитатор Ставрополья», «Юность», «Ровесник», «Новый мир», «Иностранная литература», «Октябрь», «Советское кино», «Советский театр», «Советская литература», «Клуб и художественная самодеятельность». Периодическая печать стала весомой составляющей источниковой базы исследования, так как этот вид источников обладает рядом существенных преимуществ: он многогранен, оперативен, хорошо сохранен, содержит информацию различных срезов и уровней.

Не менее значимым источником при исследовании процесса взаимовлияния культурной политики и идеологии, духовной жизни советского общества, причин кризисных явлений являются опубликованные статистические материалы, которые дают официальное представление о развитии народного хозяйства страны, проблемах реализации культурной политики, духовных запросах общества, социальной структуре, уровне образования, уровне жизни советских граждан . Были использованы материалы юбилейного сборника «Народное хозяйство Ставрополья за 70 лет» и сборника «Народное хозяйство Ставрополья в девятой пятилетке» .

Важный информативный ряд представляет мемуарная литература. Несмотря на субъективно-эмоциональный характер опубликованных воспоминаний государственных и партийных деятелей, представителей творческой интеллигенции, силовых структур, диссидентов эти материалы являются ценнейшим источником для исследования истории советского общества 1960-1980 гг., понимания взаимоотношений власти и общества, культурной политики партии, идеологического господства, духовной атмосферы .

Но для того, чтобы реконструировать содержание культурно-досуговой деятельности молодежи Ставрополья того времени, был создан авторский банк данных устной истории в результате интервьюирования ставропольцев, чья молодость пришлась на середину 1960-х  и 1970-е годы. Всего было найдено 20 респондентов. Они представляют разные социальные группы, но относятся к одной возрастной когорте. В середине 60-х годов им было от 15 до 20 лет.

Анализ исторических источников, опубликованных документов и значительного массива архивных материалов позволил рассмотреть проблему комплексно, на протяжении всего хронологически обозначенного периода, осветить вопросы, которые не были ранее предметом специального изучения

Разнообразие использованных источников способствовало комплексной реконструкции культурно-досуговой деятельности молодежи Ставрополья. В ходе работы над данной темой удалось ввести в научный оборот ряд новых архивных материалов и создать банк данных устной истории.

Научная новизна исследования состоит в том, что в нем впервые предпринята попытка осуществить комплексное исследование культурно-досуговой молодежной политики государства и ее реализации в условиях Ставропольского края. Локальный характер исследования придает его результатам особую теоретическую значимость, так как рассматривание в подробностях позволило

– дополнить представления о феномене досуга, его формах и их воздействии на поколение;

– выявить досуговые предпочтения и проанализировать содержание культурно-досуговой деятельности ставропольской молодежи в середине 60-х – 70-е гг. ХХ века;

– дать оценку состоянию инфраструктуры досуговой сферы в Ставропольском крае;

 – проанализировать развитие самодеятельного и экскурсионного туризма в практике досуга ставропольской молодежи и дать оценку уровню его организации.

Научная новизна обеспечена анализом условий формирования стратегий и культуры досуга молодежи Ставрополья 1960-х – 1970-х гг. Выявленные социально-культурные перемены советского общества и их проявление в регионе подтвердили вызревание социального, политического и хозяйственного кризиса, что не могло не сказаться на процессе социализации ставропольской молодежи этого периода, так как сползание в кризис ограничивало возможности использования институциональных каналов интеграции.

Научная значимость усилена тем, что хронологические рамки исследования позволяют переосмыслить советскую историю и обновить образы советской эпохи и представления о ней. Так пересмотр культурно-досуговой политики, с одной стороны, подтвердил ее идеологический характер, а с другой – дал возможность убедиться в том, что ее рекреационная направленность не являлась декларативной, а имела определенные результаты.

Научно-теоретическая значимость диссертационного исследования заключается в том, что, используя и синтезируя подходы и достижения таких дисциплин, как социология, культурология, антропология для исторической реконструкции культурно-досуговой деятельности, его результаты способствует созданию фундаментальной основы для приращения исторического знания и дальнейшего развития теории социальной когорты.

Положения, выносимые на защиту

– как показало исследование, в середине 1960-х – 1970-е гг. в рамках сложившейся советской системы проблема молодежного досуга рассматривалась не как «наполняемость» свободного времени молодого человека, а как время «работающее на него», время «социального воспитания»;

– социально-культурные перемены советского общества и их проявление в регионе создали контекст и сформировали факторы развития инфраструктуры досуговой сферы Ставрополья. Они были важным условием высвобождения времени и формирования досуговых предпочтений ставропольской молодежи;

– ситуация советского периода характеризовалась, с одной стороны, тем, что в обществе были созданы институциональные условия для дифференцированного формирования социального потенциала молодого поколения, который проявлялся в уровне специальной и универсальной образовательной, трудовой и социальной подготовленности молодежи, с другой – этот подход формирования социального потенциала молодежи был ограничен жесткой идеологией;

 – для определенной части ставропольской молодежи досуг являлся значимым условием личного развития, но содержание их культурно-досуговой деятельности было синтетичным за счет включения в него и развлекательно-зрелищных форм досуга;

– несмотря на разнообразние культурно-досуговой деятельности, главной целью того времени было не развитие досуговой деятельности как особой сферы жизнедеятельности учащейся молодежи, а как реализация воспитательной стратегии, основанной на коммунистических идеалах.

Практическая значимость работы в том, что ее выводы и обобщения могут быть использованы для разработки концепции и конкретных мероприятий в области государственной молодежной политики. А так же при разработке общих и специальных курсов по отечественной истории, социологии досуга для студентов исторического и журналистского факультета, для студентов факультета искусств.

Апробация материалов и выводов исследования. Диссертация обсуждена на заседании кафедры истории России Ставропольского государственного университета.

Основные положения были изложены в сообщениях на вузовской конференции «Университетская наука – региону» (Ставрополь, 2010), на международной научно-практической конференции «Аддикция в современном научном пространстве» (Курск, 2012) и в 9 публикациях (10,2 п.л.), в их числе 1 публикация в журнале «Научные проблемы гуманитарных исследований» и 2 публикации в журнале «Ученые записки РГСУ».

Структура диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, разделенных на 6 параграфов, заключения, списка использованных источников и литературы, приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обусловлена актуальность темы, выполнен историографический анализ, представлен комплекс источников, сформулированы цели, задачи, определена научная новизна проведенного исследования, его теоретическая и практическая значимость.

В трех параграфах первой главы «Культурно-досуговая молодежная политика в Ставропольском крае в середине 60-х – 70- е гг. XX века» определена роль партийно-комсомольских комитетов, советских и профсоюзных учреждений в организации культурно-досуговой деятельности молодежи в крае, дана оценка состоянию инфраструктура досуговой сферы Ставрополья и Карачаево-Черкесии, проанализированы свободное время и досуговые предпочтения ставропольской молодежи.

Как показало исследование, социально-исторический контекст существования молодого поколения 60–70-х годов ХХ века характеризовался периодом социокультурных перемен, вызванных ранее «хрущевской оттепелью», появлением плюралистических тенденций в культуре. Но эти трансформации происходили на фоне однородности социальной системы, функционирования институтов в едином режиме на основании государственной идеологии, выполнявшей функцию интеграции общества на основе единых ценностей и норм.

В условиях объявленной «полной и окончательной победы» социализма, КПСС определяла основной задачей молодежи строительство коммунизма. Поставленная задача требовала от молодежи определенных качеств, прежде всего, активной жизненной позиции. В соответствии с партийными документами, принятыми на XXIII (1966) и XXIV(1971) съездах КПСС, ответственность за формирование такой позиции у молодежи была возложена на комсомол, школу и трудовые коллективы.

Эти постановления предписывали партийным организациям функцию руководства комсомолом, а тот в свою очередь должен был выступать в качестве организатора молодежи во всем и всегда. Объединение усилий партии и комсомола было необходимо, чтобы обеспечить повышение уровня идейности любой форме работы с молодежью, в том числе и формам досуга.

В Ставропольском крае вопросы партийного руководства комсомолом систематически обсуждались на пленумах крайкома, например, за период с 1966 по 1969 года на бюро обкома, горкомов и райкомов партии вопросы коммунистического воспитания молодежи обсуждались около 200 раз. В 1969 году, подводя итоги на VIII пленуме Ставропольского краевого комитета КПСС, М.С. Горбачев констатировал: «Ни одна сторона жизни и деятельности комсомольских организаций не осталась без внимания коммунистов». Документы того времени подтверждают истинность заявления, но они же проявляют, что не только вектор направления, но и само содержание этой деятельности определялось или по указке, или при участии КПСС.

Первоочередной задачей в деле организации досуга было создание соответствующей инфраструктуры. С этой целью в крае проводились комсомольские двухлетка (1965– 1966) и трехлетка (1967–1970)культурного строительства на селе. Благодаря этим хорошо спланированным, а главное вовремя профинансированным кампаниям в селах края удалось укрепить материально-техническую базу социально-культурных учреждений: при участии сельских комсомольцев были построены около 300 домов культуры, 45 кинотеатра, 107 стадионов, 35 библиотек.

Кстати, стоит отметить, что проведение этих кампаний обеспечивало решение еще одной задачи, обозначенной КПСС, – сближение уровней жизни сельского и городского населения. Такие показатели, как создание балетных классов, музыкальных школ не только в районных центрах, но и в успешных, процветающих колхозах (см.: колхоз «Иргаклинский», председатель Н.Д. Терещенко; колхоз «Коммаяк», председатель А.В. Чухно; колхоз-племзавод им. Ленина, председатель, В.И. Чесняк, колхоз им. Ленина, председатель А.А. Блеснов; колхоз-племзавод им. Чапаева, председатель М.И. Шикунов и др.), давали основание считать, что эта задача успешно решается. Например, в 1969 году из 33 действующих в Ставропольском крае изостудий 27 были сельскими. Многие колхозы заключали с краевыми театральными коллективами договоры на ежемесячный показ спектаклей и концерты. Так, в юбилейном 1967 году театры края дали на селе 800 представлений, а краевая филармония – свыше 1800 концертов. Вполне адекватно оценивая результаты деятельности, краевое партийное руководство того времени, признало, что на характер духовного потребления молодежи оказывают влияние многие факторы, но в первую очередь уровень экономического развития колхозов и совхозов: чем выше степень индустриализации производства и уровень благоустройства, социально-бытового обслуживания, тем качественнее молодежный досуг.

Для выполнения поставленной задачи использовались самые разнообразные меры. Сельское население концентрировали в крупных населенных пунктах (так называемое сселение), так как считалось, что здесь уже больше возможностей для культурно-массовой и идейно-воспитательной работы. Крайком обязывал администрацию совхозов и правление колхозов обеспечить кадрами очаги культуры в этих населенных пунктах. В подборе, расстановке и воспитании кадров культурно-просветительных учреждений партийные и комсомольские комитеты принимали самое деятельное участие – подписанию приказа о назначении такого культпросвет работника на должность предшествовало обязательное согласование данной кандидатуры с парткомом и комитетом комсомола в этом хозяйстве.

Массовость любого мероприятия считалась самым высшим показателем эффективности. Любое массовое мероприятие рассматривалось как возможность формирования чувства коллективизма, как способствующее духовному взаимообогащению и утверждению высоконравственных отношений между ними. Противясь «интимизации» досуга и развитию его «домашних» форм, партийное руководство объясняло, что отдых дома как малосодержательная форма не способствует гармоничному развитию личности и формирует тенденцию преобладания потребления ценностей культуры над их созданием. Поэтому партийно-комсомольские комитеты и культработники создавали штабы «выходного дня», штабы по сдаче нового комплекса ГТО, оборудовали зоны отдыха, где проводились музыкальные и поэтические праздники, выставки, состязания по увлечениям и профессиям.

Во второй половине 1960-х – 1970-е гг. в крае постепенно формировалась сеть спортивных учреждений, представленная стадионами, спортплощадками, плавательными бассейнами, крытым ледовым катком. Досуговая инфраструктура включала в себя сеть кинотеатров, музеи, филармонии, несколько театров. Но базовым элементом ставропольской культурно-досуговой инфраструктуры в этот период были клубные учреждения, которые дифференцировались  в соответствии с ведомственной принадлежностью и их потенциал определялся уровнем финансовой состоятельности учредителя. Наиболее слабым был потенциал клубных учреждений, проходящих по ведомству Министерства культуры, большая часть которых располагалась в сельской местности.

Отличительной чертой клубной работы того времени была ориентация на массовость, аудитория должна быть как можно многочисленней и обязательно эмоционально увлеченной, так как эмоциональность была подтверждением воспитательного воздействия. Эта установка была общей и никто из культработников и руководителей, даже понимая, что только личное участие в самодеятельности, в спорте, личное занятие техническим творчеством способствует развитию человека, эмоционально окрашивая его жизнь, не отходил от нее. Тематические вечера, устные журналы, проводимые по заранее созданному сценарию, с привлечением общественности, театрализовано, музыкально и художественно оформленные, были строго соблюдаемым каноном, закреплявшим духовное потребительство большинства советских людей.

В конце 1970-х годов в Ставропольском крае на базе 1152 клубных учреждений работало более 14 тысяч кружков. Мероприятий, посвященные политическим и нравственно-моральным темам, пропаганде советского образа жизни исчислялись десятками тысяч в год. Конечно же, в обязанности местных парторганизаций входило заботиться о повышение идейно-художественного уровня репертуара и исполнительского мастерства. Результаты убеждают, что такое кураторство пошло только на пользу. Но так как для сохранения жизнеспособности клубных учреждений и популярности их и творческих коллективов в массах требовалось расширение видов и жанров художественной самодеятельности, увеличение числа её участников. Для обеспечения позитивных результатов необходимо было, чтобы репертуарной политикой занимались подготовленные кадры.

Физкультурно-оздоровительную работу с молодежью проводили такие общественные физкультурно-спортивные организации  как общества «Буревестник», «Зенит». «Трудовые резервы», «Спартак», «Урожай», «Локомотив», «Динамо». Они были дифференцированы по своей принадлежности на профсоюзные и ведомственные. Существовала ставропольская школа акробатических прыжков, заслуга создания и развития которой принадлежит М.В. Страхову.

Такие технические виды спорта, как авиационный, парашютный, автомобильный, мотоциклетный, авиамодельный, судомодельный, автомодельный в крае культивировало ДОСААФ. В 1960-х-1970-х годах на Ставрополье  особенно активно развивались военно-прикладные виды спорта – стрельба, мотоспорт, парашютный спорт. В крае успешно работали Пятигорская радиотехническая школа, Светлоградская и Невинномысская автошколы.

Начиная с середины 1960-х годов в крае создаются условия для круглогодичных занятий плаванием. Одним из первых крытый плавательный бассейн был возведен в Кисловодске (1964). Он не был большим, всего лишь 25 метров в длину. Поэтому открытие в 1970 году 50-метрового плавательного бассейна «Юность» в краевом центре было настоящим подарком для любителей плавания. Затем бассейны построили Невинномысске, Пятигорске, Лермонтове, Железноводске, Ессентуках, Минеральных Водах, Буденновске.

Середина 60-х и все последующее десятилетие одним из популярнейших видов спорта на Ставрополье становится художественная гимнастика. У истоков этого направления в крае стояли преподаватели Ставропольского государственного педагогического института В.А. Полякова и Э.Н. Овсянникова. Им удалось не только воспитать нескольких мастеров международного уровня и чемпионов, но и увлечь  этим видом спорта широкие массы. Секции художественной гимнастики были созданы в Невинномысске, Пятигорске, Лермонтове, но для сельских жителей этот вид спорта остался недоступным. Данные ниже приведенной таблицы наглядно показывают как укреплялась база спортивных сооружений, необходимая для создания спортивного досуга.

Во второй половине 60-х – 70-е гг. ХХ века молодежь составляла треть общей численности населения Ставропольского края. В соответствии с особенностями демографической структуры Ставропольского края того времени сельская молодежь численно преобладала и обеспечивала рост студенчества. Именно в период 1960-1970-х годов студенчество на Ставрополье стало многочисленным и особенно заметной молодежной группой. Для ее представителей подготовка к будущей деятельности в избранной сфере материального или духовного производства являлась главным, хотя и не единственным занятием. Это была довольно мобильная социальная группа, его состав ежегодно менялся, так как число принимаемых в вузы превышало число выпускаемых специалистов.

Во второй половине 1960-х годов на Ставрополье существовало 7 высших учебных заведений: три педагогических института – Ставропольский государственный педагогический институт, Пятигорский государственный педагогический институт иностранных языков и Карачаево-Черкесский государственный педагогический институт, Ставропольский сельскохозяйственный институт, Ставропольский государственный медицинский институт, Пятигорский государственный фармацевтический институт и Ставропольский политехнический институт. За десятилетие с 1961 по 1971 год численность студентов практически удвоилась: в 1970-1971 учебном году в вузах края обучалось 25 300 студентов, численность дипломированных специалистов составила 4 656 человек и в начале этого учебного года на первый курс было принято 4 900 человек. Начало следующего десятилетия будет отмечено в крае самым высоким набором  (7 400 человек) и , самым многочисленным студенческим контингентом – 37 500 человек, следствием чего станет рост численности выпускников вузов на протяжении последующих 5 лет.

Несмотря на различия своего социального происхождения и, следовательно, материальных возможностей, студенчество было связано общим видом деятельности и образовывало в этом смысле определенную социально-профессиональную группу. Социально-психологическая общность объективировалась и закреплялась деятельностью целого ряда политических, культурно-просветительских, спортивных и бытовых студенческих организаций.

Общность целей в получении высшего образования, единый характер труда – учеба, образ жизни, активное участие в общественных делах вуза способствовала выработке у студенчества сплоченности. Это проявлялось в многообразии форм коллективистской деятельности студентов, прежде всего в сфере досуга.

Существование комсомольской организации было мощных детерминирующим фактором досуговых стратегий молодежи, так как комсомол принимал участие в формировании социокультурной ситуации в досуговой сфере. Но, как оказалось, комсомол не мог обеспечить тотального охвата всей молодежи в досуговое время. Прежде всего, из-под его влияния стремились уйти те, кто формировал контингент учащихся ПТУ и рабочая молодежь. У комсомола не оказалось достаточного арсенала средств, чтобы оказывать воздействие на эту молодежную группу, в основном юношескую по своему составу. Ее трудно было увлечь теми мероприятиями, которые предлагал комсомол, или ограничить под угрозой наказания, так как те меры воздействия, которые были доступны комсомолу – вынесение выговора разной тяжести или, как крайняя мера, исключение из рядов комсомола, были недейственны в этой аудитории.

Эта молодежная группа не была однородной. И ее можно разделить на основе приверженности духовности или потребности в духовности. К сожалению, по свидетельству школьных учителей и преподавателей ПТУ и техникумов пусть незначительная прослойка молодежи не просто обедненных, а полностью бездуховных, заявляла о себе. Привести статистические данные не представляется возможным. Но в любой официально оформленной молодежной группе были те, кто своим поведением во время учебного процесса и тем более за его рамками своим девиантным поведением доставлял окружающим в лучшем случае эстетический дискомфорт, а в худшем – даже мог представлять угрозу жизни. Как правило, это те молодые люди, которые довольно рано проявляли склонность к алкоголизму. Их потребности были деструктивными.

Старшеклассники представляли особую группу в составе ставропольской молодежи, являясь самой многочисленной, которой уделялось наиболее пристальное внимание, так как это учреждение однозначно  характеризовалось как «…организация идеологическая». Можно сказать, что в стенах этого учреждения и обкатывалась, доводилась до совершенства комплексная система формирования марксистско-ленинского мировоззрения у молодежи. Не только учебный процесс, но вся система внеклассной работы была подчинена этим задачам. Досуг школьной молодежи являлся важнейшим звеном воспитательной работы. Воспитательная работа носила системный плановый характер. Занимался ею весь педагогический коллектив: администрация, педорганизаторы досуга, воспитатели и классные руководители а также представители других учреждений –  работники музея и библиотеки, руководители творческих кружков, психологи. Делалось это с целью создания оптимальных условий для формирования у школьников нравственности и трудолюбия, развития общей культуры и творческой одаренности, реализации интеллектуального и творческого потенциала. К сожалению, из-за стремления к массовому охвату и здесь не удалось избежать определенного формализма. Принудительность участия во многих мероприятиях приводили к отказу молодежи участвовать во многих мероприятиях. По результатам немногочисленных опросов того времени опроса отмечалось, что досуговые предпочтения были отданы спорту и мероприятиям развлекательного характера, хотя можно было выделить и наличие стратегий активного творчества – в основном технического.

Пожалуй, самой яркой формой организации свободного времени школьной молодежи, полностью отвечающей требованиям всего комплекса воспитательных задач, стала ученическая производственная бригада. Движение бригад было «детищем» ставропольских педагогов-коммунистов, созданным с целью совершенствования всей воспитательной работы. Середина 1960-х – 1970-е гг. стали временем расцвета этого движения. В апреле 1966 года Постановление Ставропольского крайкома КПСС рекомендовало продолжить работу учащихся на базе ученических производственных бригад. В колхозах и совхозах края совместно с руководителями школ разработали планы дальнейшего укрепления учебно-производственной базы ученических бригад. Эти планы прошли обязательное обсуждение в районных управлениях сельского хозяйства и отделах народного образования, рассматривались и утверждались крайсельхозуправлением и крайоно.

Труд в бригадах был тщательно нормирован и чередовался с развлечением и отдыхом. Хотя большинство школьников, занятых летом в ученических бригадах, занимались рутинным сельскохозяйственным трудом – прополка, подвязка, полив, но в некоторых бригадах школьники действительно участвовали и в поиске новых резервов повышения урожайности культур и занимались опытнической работой. Это были опыты по заданию институтов и научных учреждений – по селекции, семеноводству, применению бактериальных удобрений и орошению, по защите растений.

Если говорить о формах досуга, то и здесь были те же самые тематические вечера, диспуты, просмотр и обсуждение кинофильмов. Некоторое разнообразие вносили новые праздники – выезда в поле, первого снопа, рождения ученической бригады, присвоение почетных званий. И, наконец, весьма значимым для формирования потенциала школьной молодежи была возможность пребывания на свежем воздухе, спортивные игры и купание в водоемах.

В трех параграфах второй главы «Культурно-досуговая деятельность ставропольской молодежи середины 1960-1970-х годов» досуг показан как важное условие формирования личностных качеств молодежи, проанализированы развлекательно-зрелищные формы досуга, а также роль самодеятельного и экскурсионного туризма в досуговой практике ставропольской молодежи.

Самой массовой формой активного досуга было участие в художественной самодеятельности. Эта весьма популярная форма народного творчества предполагала не только исполнение, но и создание художественных произведений силами любителей, выступающих коллективно (кружки, студии, народные театры) или в одиночку (певцы, чтецы, музыканты, танцоры, акробаты и др.), в следствии этого самодеятельные коллективы могли трансформироваться или «подрасти» до уровня профессиональных – драматических и музыкальных театров, ансамблей. И еще чаще за счёт талантливых участников художественной самодеятельности пополнялись крупнейшие профессиональные коллективы. К руководству художественной самодеятельностью привлекали мастеров профессионального искусства.

На Ставрополье, как и в Советском Союзе в целом, художественная самодеятельность являлась важной формой социальной организации молодежи и степень зависимости самодеятельного творчества молодежи Ставрополья от официальной культурной политики была столь же значительной. Государственная система, обеспечивая необходимые возможности для развития самодеятельного художественного творчества молодежи, преследовала цель укрепления социалистического образа жизни и формирования у молодежи здоровых потребностей.

Художественное творчество молодежи на Ставрополье было преобладающе репродуктивном, т.е. исполнительским. Молодежь 1960-х – 1970-х годов участвовала в художественной самодеятельности, ориентированной на виды и стили профессионального (академического) искусства. Самой массовой и привлекательной для молодежи была музыкальная самодеятельность – хоровые коллективы, духовые и струнные оркестры. Но и в рамках этого направления можно говорить об определенных предпочтениях. Особо следует выделить песенный жанр. Несомненно, его воздействие на чувства и мысли было – да и остается – наиболее сильным. У молодежи этот жанр был особенно популярным. На протяжении 1960-х и до середины 1970-х годов хоровое искусство ещё сохраняло за собой особые ценностно-социализирующие и средоорганизующие функции, в силу чего пользовалось такой популярностью у молодежи. Молодежь в составе хоровых коллективов охотно участвовала в фестивалях, смотрах, конкурсах и весьма популярных на протяжении 1960-х годов краевых праздниках песни.

С конца 1960-х годов получают распространение новые формы музыкальной самодеятельности, такие как ансамбли песни и танца, сочетавшие песенный и танцевальный жанры. В течение следующего десятилетия они станут особенно популярными. Обычно в своем составе эти коллективы насчитывали несколько десятков человек (певцов, танцоров, музыкантов и актеров), и наилучшим образом решали задачи развития массовости самодеятельного искусства. Большая часть этих коллективов становились фольклорными. Среди коллективов Ставрополья именно ансамбли песни и танца достигли в 60-70-е гг. наиболее значительных успехов. Это были коллективы: «Нива золотая» из Петровского района, «Колос» Александровского РДК, «Зори степные» Красногвардейского РДК, «Адиюх» Хабезского РДК КЧАО, «Домбай» Карачаевского ДК КЧАО, «Минги-Тау» Малокарачаевского РДК КЧАО и др.

В рамках музыкальной самодеятельности в Ставропольском государственном педагогическом институте был создан джаз-оркестр «Ирена-2» под руководством В.А. Моклякова. Этот коллектив был единственным в крае, отличался высокой культурой и мастерством. С началом 70-х годов вместе с легализацией в СССР рок-музыки, грянула эра ВИА. Вокально-инструментальные ансамбли стали возникать повсеместно, в том числе и в учебных заведениях. ВИА «Дружба» Ставропольского государственного медицинского института возник на Ставрополье одним из самых первых. Со временем ведущими ВИА на Ставрополье станут «Россияне» из Черкесска,  «Абазинка» аула Псыж Прикубанского района КЧАО, ВИА Новоселицкого РДК, «Если не расстанемся» Красногвардейского РДК, «В ногу со временем» Правоегорлыцкого СДК Труновского района. К середине 1970-х годов во многих городских и сельских домах культуры, клубах существовали свои ВИА, которые принимались земляками вне всякой конкуренции.

Своеобразными формами художественной самодеятельности были театрализованные и игровые представления, чаще проходивших в рамках тематических вечеров и так называемые клубов веселых и находчивых. Театрализация, дающая возможность реализовать актерские способности, была обязательным элементом, а то и основой проведения таких мероприятий как посвящение в студенты или в профессию, например, «День эскулапа», «День первокурсника», «Посвящение в студенты» и другие. Это были зрелищные масштабные мероприятия, музыкально оформленные, проводимые под открытым небом или на самой большой площадке. Столь же популярными были состязания  «А ну-ка, девушки!» или «А ну-ка, парни!». Самой широкой популярностью пользовалась игра в КВН.

Наряду с художественной самодеятельностью, массовый спорт как один из важнейших факторов укрепления здоровья нации, являл собой мощное средство решения многих социальных проблем, связанных с организацией рационального досуга молодежи. И если вести речь не о тех бессистемных спортивных играх и развлечениях, спонтанно организуемых группами молодых людей, а о систематических занятиях спортом, которые способствовали формированию многих личностных качеств и физическому развитию, то следует и здесь отметить особую роль государства, благодаря которой совершенствовались методы организации и управления массовым спортом. С 1959 года созданием условий и организацией спортивной жизни в стране занимался специально созданный «Союз спортивных обществ и организаций СССР».

Как свидетельствуют публикации на страницах газеты «Молодой ленинец», массовый спорт и занятия физкультурой были мощной составляющей досуга молодежи. Наличие оборудованных спортивных площадок было важным показателем работы комсомольских и профсоюзных организаций вузов. Вопрос об уровне и качестве их оборудования всегда выносился на обсуждение в райкомах и крайкомах ВЛКСМ и КПСС. Благодаря этой активной деятельности, в крае наблюдался постоянный рост численности систематически занимающихся физкультурой и спортом. Так если в 1970 году на каждую 1000 человек приходилось 186, 4 занимающихся спортом, то в последующем в 1975 году эта цифра достигла 247,8, а в 1980 году – 306,5 на каждую 1000 жителей края. Газета регулярно помещала материалы о достижениях студентов-спортсменов, давала критический анализ проведения ведомственных спартакиад и их результатов. Эти материалы позволяют судить о том, что молодые люди этих десятилетий отдавали предпочтение спортивным играм – баскетболу, волейболу, настольному теннису, шахматам, пулевой стрельбе и футболу. А вот «королева спорта» – легкая атлетика, плавание так и не приобрели массовый характер, что вполне объяснимо не только степенью привлекательности этих видов и доступностью базы для занятий, но и тем, что, например, легкая атлетика требовала для достижения результатов интенсивных тренировок.

Большим событием в физкультурной жизни страны стало постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР (1972 г.) «О введении нового физкультурного комплекса «Готов к труду и обороне СССР», который создавал возможности для физического совершенствования молодежи, позволяя заполнить досуг. Подготовка к летним и зимним Спартакиадам союзного значения, проводимых традиционно один раз в четыре года, тоже добавляла разнообразия досугу.

На протяжении 60-х – 70-х годов одним из самых массовых видов активного отдыха был самодеятельный туризм, обладающий уникальным потенциалом гармоничного воздействия на человека. Это социально значимое движение можно назвать средством не только физического оздоровления человека, но и его нравственного и духовного развития. Являясь интересной, доступной школой выживания, самодеятельный туризм способен создать условия для подготовки подрастающего поколения к тяготам жизни. Туризм расширял границы взаимодействия молодежи с окружающим миром, макро- и микросредой. Наличие многообразия содержания деятельности туристических объединений, создавало уникальные возможности для самопознания личности в социальных обстоятельствах, а также обеспечивало социально ориентированную позицию молодого человека, не реализуемой учебными заведениями.

Наиболее заметное развитие самодеятельного туризма на Ставрополье как одного из направлений досуговой культуры молодежи происходит с середины 1960-х. С 1965 года ставропольская молодежь присоединилась к Всесоюзному туристскому походу молодежи по путям боевой славы советского народа, инициированным ЦК ВЛКСМ. Участие во Всесоюзном туристском походе стало ежегодным и приняло форму многоэтапной экспедиции. В рамках этой акции стали регулярно проводится туриады; были развернуто социалистическое соревнование комсомольцев и молодежи Карачаево-Черкесской автономной области за право участия на областном слете-восхождении в память битвы советских воинов с немецко-фашистскими захватчиками на перевалах Главного Кавказского хребта; создан фонд строительства монумента Славы в память о защитниках Главного Кавказского хребта, средства для которого молодежь зарабатывала в свободное время на проводимых субботниках и воскресниках.

С этого времени и до конца 1970-х годов туризм был особенно популярным и массовым в молодежной среде края. Самодеятельный туризм Ставрополья был представлен такими формами как прогулки, походы, путешествия, слеты, экспедиции, соревнования. В 1965 году, созданный ранее Совет по туризму и экскурсиям (СКТЭ) был переведен из Пятигорска в Ставрополь. После выхода в свет Постановления ЦК КПСС, Совета Министров СССР и ВЦСПС «О мерах по дальнейшему развитию туризма и экскурсий в стране» (1969 г.) работа СКТЭ была активизирована, при нем был создан отдел самодеятельного туризма, открыты городские клубы туристов, построены туристические гостиницы в Ставрополе, Кисловодске, Пятигорске, Домбае и Теберде. Затем последовало создание сначала контрольно-спасательной службы (КСС) в Домбае (1967), которая обслуживала Домбайско-Архызский район, а через год краевой спасательной службы в Ставрополе (1968).

Во всех школах и вузах края стали создаваться туристские объединения, имевшие свою материальную базу для деятельности – палатки и другое туристическое снаряжении. Природа Ставропольского края удовлетворяла запросы даже самого взыскательного туриста – высокие горы, огромные степные просторы, заповедники, населенные редкими и ценными видами животных, растений, горные реки, целебные источники, леса – все это позволяло разработать уникальные маршруты. На протяжении второй половины 60-х годов ХХ века в крае интенсивно разрабатывались новые туристские маршруты и к началу 70-х туристы могли выбирать из 38 всесоюзных и местных туристических маршрутов, или же из 100 экскурсионных, специально разработанных. Действующий в крае Совет по туризму считал разработку маршрутов одним из самых важнейших направлений в работе. Ему удалось разнообразить маршруты за счет продления их протяженности за пределами края – это маршруты по черноморскому побережью. У туристов был выбор форм преодоления таких маршрутов – пешком или на так называемых «поездах здоровья» (при этом туристы пользовались как железной дорогой, так и автобусом).

Начало 1970-х годов отмечено вводом туристического комплекса в Домбае на 3 100 мест, в Архызе на 500 мест, в Кисловодске на 1 800 мест. В Ставрополе была построена гостиница «Турист». Одной из серьезных проблем в развитии туризма было обеспечение туристов специальным снаряжением. Столь же сложной оставалась и кадровая проблема. Она заключалась не только в недостаточной численности инструкторов и экскурсоводов, но и в уровне их подготовки. Чтобы выйти из сложившейся ситуации краевой Совет по туризму организовал школы инструкторов при турбазах в Теберде, Архызе, туристских клубах Пятигорска, Невинномысска, Ставрополя. К обучению были привлечены лучшие экскурсоводы края Л.С. Самойлова, Н.Ф. Городинская (обе – Кисловодское экскурсионное бюро), А.Ф. Цокота (Пятигорское экскурсионное бюро), В.Н. Ширяев (Ессентукское экскурсионное бюро). Это были энтузиасты своего дела, интересные люди, но не имевшие специальной педагогической подготовки. Поэтому работа таких школ больше напоминала обмен опытом или его передачу, а не систематическое обучение.

В 1960-х – 1970-х годах по всем формальным показателям молодежный досуг и культурное потребление выглядели вполне насыщенными и разнообразными. Молодежь 60-х – 70-х годов XX века имело немало возможностей для значительного обогащения активных форм отдыха и развития творчества и, следовательно, для реализации репродуктивной стратегии досуга. Такие активные формы досуга, как участие в музыкальной самодеятельности, занятия спортом, а также туризм способствовали не только сплоченности молодежи, но и саморазвитию личности.

В заключении сделаны следующие выводы:

– положение молодежи в социальной структуре советского общества определялось ее рассмотрением в качестве ресурса дальнейшего развития общества. И ставропольская молодежь не являла исключение в этом отношении. Ее позиции поддерживались властными ресурсами, а жизненные траектории характеризовались высокой степенью унификации и определялись освоением официально одобряемых гражданских позиций (октябренка, пионера, комсомольца, молодого коммуниста). Модель социализации молодежи во времена 60–70-х годов характеризовалась единообразием и нормативностью, равными стартовыми возможностями и гарантиями, которые позволяли не только предсказать жизненный путь молодого человека, но и определить его досуговые предпочтения.

– в ситуации тотальной унификации досуга, специфика природно-хозяйственного потенциала Ставропольского края позволила создать новые или придать большую эффективность уже имеющимся массовым формам досуга – это ученическая или школьная производственная бригада и туриады. Ученическая бригада выступала временным коллективом, где досуг являлся одним из звеньев социального воспитания личности, стимулом его творческого, интеллектуального, духовно-нравственного, физического развития, процессом, направленным на углубление и расширение знаний, гуманизацию чувств и поступков. В целом, эта форма организации досуга позволяла удовлетворить потребности сельской школьной молодежи  в общении, выборе профессии, давала эмоциональную разрядку и отдых, обеспечивая при этом участие в социально-значимых событиях и возможность самостоятельного решения проблем;

– в условиях ставропольского края самодеятельный туризм был представлен масштабными и официальными по своему статусу туриадами, которые подтверждают, что и этот вид досуга не оставался без «идеологического» присмотра. Начиная с 1969 года, в крае регулярно проводились туриады и туристические слеты. В программу туриады включали самые разнообразные мероприятия-конкурсы – на лучший поход года, лучший туристский кинофильм, туристскую песню, а также состязания в туристском мастерстве, прежде всего, ориентировании на местности;

– публичный дискурс 60-х – 70-х оперировал таким понятием как свободное время, которое в соответствии с формулой Маркса, есть время не только для «досуга, но также и возвышенной деятельности», что имеет огромное значение, так как досуг становился качественно иным. Среди ставропольской молодежи были те, кто тратил его на развлечение, на экстремальный спорт, азартные игры, и множества других способов «оттянуться по полной», но большая часть молодых ставропольцев все же использовало его для «возвышенной деятельности». Основными факторами формирования досуговых стратегий ставропольской молодежи 60-х гг. выступали уровень образования и гражданская позиция;

– оценивая роль ставропольских партийно-комсомольских, советских и профсоюзных учреждений в совершенствовании форм репродуктивного досуга и развитии досуговой инфраструктуры, отметим, что в середине 1960-х – 1970-е гг., они уделяли немало внимания и проявляли особую заботу, например в отношении коллективов художественной самодеятельности, спортивных сооружений. Но их заинтересованность была обусловлена тем, что эти объекты воспринимались как инструмент идеологической пропаганды. Все финансовые вложения шли не на развитие творческих потенций отдельной личности, а тратились на идею. Все виды досуга, обладающие значительным потенциалом формирования личности, способствующие развитию потенциала молодого поколения – художественная самодеятельность, массовый спорт, туризм, техническое творчество – курировались со стороны государства как формы идеологического и патриотического воспитания.

– государственные функции, направленные на регулирование жизнедеятельности молодежи, выполнял комсомол. Учитывая, что его членами состояло более 90% молодых людей, это была структура тотального влияния на молодежь. Главной миссией комсомола было воспитание молодежи. Организация досуга молодежи осуществлялась на основе первичных комсомольских организаций, что придавало ей специфические черты, так как она должна была вместиться в рамках различных направлений. Существование комсомольской организации было мощных детерминирующим фактором досуговых стратегий молодежи, так как комсомол принимал участие в формировании социокультурной ситуации в сфере молодежного досуга.

В заключении предложены практические рекомендации.

Список публикаций автора по теме диссертации

  1. Лукаш М.А. (в соавторстве) Досуг молодежи Ставрополья в 1960-х – 1970-х годах: исторический очерк. – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2011. – 120 с.
  1. Лукаш М.А. Социально-активные формы культурно-досуговой деятельности ставропольской молодежи 1960-х – 1970-х годов (на примере массового самодеятельного туризма) – Ученые записки Российского государственного социального университета. – 2012. – № 2 (102). – 135 – 137.
  1. Лукаш М.А. (в соавторстве) Кино в практике досуга ставропольской молодежи 1960-х – 1970-х годов. – Ученые записки Российского государственного социального университета. – 2012. – № 2 (102). – 159 – 162.

 

  1. Лукаш М.А. Активные формы досуга ставропольского студенчества 60-х – 70-х годов ХХ века // Научные проблемы гуманитарных исследований. – 2012. - № 2. – С. 61 – 72.
  1. Лукаш М.А. Организация и популяризация молодежного массового спортивного движения на Ставрополье в 1960-х-1970-х годах // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук.- 2012 –  № 4 (39) – С. 69 – 72.
  1. Лукаш М.А. Вечер отдыха в «праздничном календаре» ставропольской молодежи шестидесятых – семидесятых годах ХХ века // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук.- 2012 –  № 4 (39) – С. 67 – 69.
  1. Лукаш М.А. Туриады ставропольской молодежи 1960-х-1970х годов: школа направленной социальной активности и деятельного патриотизма. //Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов. – 2012. – № 4. – С. 46 – 48.
  1. Лукаш М.А. Киноучреждения Ставропольского края в культурно-досуговой инфраструктуре 1960-х – 1970-х годов//Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов. – 2012. – № 4. – С.49 – 52.
  1. Лукаш М.А. Реализация культурно-досуговой молодежной политики государства в Ставропольском крае в середине 60-х – 70-е гг. ХХ века //Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов. – 2012. – № 4. – С.53 – 56.

Бобков Ф.Д. КГБ и власть. М.: «Ветеран МП», 1995; Бобков Ф..Д., Ильинский И.М. Мир – это война. Беседа Ильинского И.М. с Бобковым Ф.Д. – М., 2007.

Статистический сборник. М., 1967; Итоги Всесоюзной переписи населения 1959 года. РСФСР. М., 1963; Народное хозяйство СССР. 1922-1972. Статистический сборник. М., 1972 Молодежь СССР. Статистический сборник. М., 1989; РСФСР за 50 лет.

Народное хозяйство Ставрополья за 70 лет // Юбилейный статистический сборник. – Ставрополь, 1987.

Народное хозяйство Ставрополья в девятой пятилетке/ Статистический сборник под. ред. Н.В. Цогоева. – Ставрополь, «Книжное издательство», 1976.

Даниэль Ю. Говорит Москва. М. 1991; Сахаров А.Д. Тревога и надежда. М. 1990; Шафаревич И. Путь из-под глыб. М. 1991. Макаревич А. Все очень просто. Рассказики. М. 1991; Любимов Ю.П. Рассказы старого трепача: Воспоминания. М. 2001; Крючков В.А. Личное дело. М. 2003; Амальрик А. Записки диссидента. М.1991; Буковский В. И возвращается ветер…Письма русского путешественника. М. 1990; Марченко А.Т. Мои показания. М, 1991; Орлова Р.Д., Копелев Л.З. Мы жили в Москве 1956-1980. М. 1990; Арбатов Г. Затянувшееся выздоровление (1953-1985): Свидетельство современника. М, 1995; Муравьева В.Н. Комсомол не просто возраст… – Ставрополь, 2008. – 85 с.

История СССР / Пол ред. М.П. Кима. – М.: Просвещение, 1964;  Социально-экономические проблемы истории развитого социализма в СССР. – М.: Знание, 1976.

Очерки истории Ставропольской организации КПСС.// Под ред. Д.В. Кочуры. – Ставрополь: Книжное издательство, 1970;  Очерки истории Ставропольского края // Под ред. Д.В. Кочуры. – Т.2. – Ставрополь: Книжное издательство, 1986.

Очерки истории Карачаево-Черкесии. Т.2. Советский период./ Ред. Коллегия: Р.Х. Джанибекова (отв. ред.) и др./  – Ставрополь: Кн. изд-во, 1972; Проблемы развития народного хозяйства и культуры (на материалах Карачаево-Черкесии и Ставрополья)/ Карачаево-Черекс. НИИ экономики, истории, яз. и лит. – Черкесск, 1981.

Пихоя Р.Г. Советский Союз: История власти. 1945-1991. – М.: РАГС, 1998

Байкова В.Г. Идеологическая работа КПСС в условиях развитого социализма. – М.: Политиздат, 1977; Касьяненко В.И. Советский образ жизни: проблемы исследования, – М.: Политиздат, 1982; Роговин В.З. Общество зрелого социализма. Социальные проблемы. М.: Мысль, 1984; Иного не дано. – М.: Мысль, 1988; В человеческом измерении. – М.: Знание, 1988; Миф о застое. – Л., 1991; Дирк К. Политика и культура при Брежневе, Андропове и Черненко. 1970-1985 гг. – М., 1997;Козлов В.А. Массовые беспорядки в СССР при Хрущеве и Бреженеве (1953 – начало 1980 гг.). – Новосибирск. Сибирский хронограф, 1997; Жириновский В.В. Прошлое, настоящее и будущее русской нации: научный доклад на соискание ученой степени доктора философских наук. – М.: Изд-во МГУ, 1998; Шубин А.В. От «застоя» к реформам. М., 1999; Аксютин Ю.В.,  Волобуев О.В. ХХ съезд КПСС: новации и догмы. - М.: ИПЛ, 1991; Аксютин Ю.В. Хрущевская оттепель и общественные настроения в СССР в 1953-1964 гг. – М.: РОССПЭН, 2004.

Боганцева С.С. Художественная интеллигенция и власть в СССР (сер. 50-х – сер.60-х). – М. 1995; Богданова А. Музыка и власть. М. 1995; Бородай А.Д. Культурная политика в советском обществе: формирование молодой художественной интеллигенции. М. 1996; Брежнева Л.Б. Художественная интеллигенция в общественно-политической жизни советского общества. 1985-1991 (По материалам творческих союзов). М. 1996; Гудков Л.Д. Общество - культура - человек // Свободная мысль. - 1991. - № 17.-С. 54-64 и др.

Kotkin S.1991 and the Russian Revolution: Sources, Conceptual Categories, Analytical Frameworks // Journal of Modern History. 1998. Vol. LXX. № 2. – Рр. 11-12; Rowley D. Interpretations of the End of the Soviet Union: Three Paradigms // Kritika: Explorations in Russian and Eurasian History. 2001. Vol. 2. № 2. – Рр.45-47; Martin M. The Soviet Tragedy: A History of Socialism in Russia, 1917–1991/ N.Y., 1994. – P. 112; Pipes R. The Formation of the Soviet Union, 1917–1923. Cambridge (Мass.), 1964; Idem. The Russian Revolution. N.Y., 1990; Idem.Russia Under the Bolshevik Regime. N.Y., 1993; Arendt Н. The Origins of Totalitarianism. N.Y., 1951; Moore B. Terror and Progress USSR: Some Sources of Change and Stability in the Soviet Dictatorship. Cambridge (Mass.), 1954; Urban М., Igrunov V., Mitrokhin S. The Rebirth of Politics in Russia.Cambridge, 1997; Дирк К Политика и культура при Брежневе, Андропове и Черненко. 1970-1985 гг. – М.: АИРО-ХХ, 1997; Эггелинг В. Политика и культура при Хрущеве и Брежневе. 1953-1970-е гг.» М.: АИРО-ХХ, 1999; Джилас М. Лицо тоталитаризма – М.: Новости, 1992.

Семенов В.С. Диалектика развития социальной структуры советского общества. – М. - 1977;  Руткевич М.Н. Интеллигенция в развитом социалистическом обществе.- М.-1977; Сенявский С.Л. Социальная структура советского общества в условиях развитого социализма (1961-1980-е гг.). – М.: Мысль, 1982; «Советская интеллигенция и ее роль в строительстве коммунизма». – М., 1983; Роговин В.З. Общество зрелого социализма. Социальные проблемы. – М.: Мысль, 1984; Социально-экономические проблемы истории развитого социализма. М.: Знание, 1976.

Колхоз – школа коммунизма для крестьянства. (Комплексное социальное исследование колхоза «Россия»). – М.: Издательство «Мысль», 1965; Горбачева Р.М. К новому быту// Колхоз – школа коммунизма для крестьянства. (Комплексное социальное исследование колхоза «Россия»). – М.: Издательство «Мысль», 1965. – С.217-250; Дучал А.С. Рабочее и нерабочее время колхозников// Колхоз – школа коммунизма для крестьянства. (Комплексное социальное исследование колхоза «Россия»). – М.: Издательство «Мысль», 1965. – С. 285–322; Очерки из истории Ставропольской краевой организации ВЛКСМ. / Под ред. Трайнина А.С. – Ставрополь, 1969. – 239 с.; Край наш Ставрополье: Очерки истории / Науч. Ред. проф. Д.В. Кочура, проф. В.П. Невская.- Ставрополь: Шат-гора, 1999. – 528 с. История городов и сел Ставрополья: Краткие очерки.- Ставрополь: Кн. Изд-во,2002. – 702с.

Лисовский В.Т. Идеалы молодых. – Л., 1964; Молодежь, ее интересы, стремления, идеалы. – М., 1969; Ковалев С. М. Формирование нового человека. – М., 1971; Косолапов Р. И., Печенев В. А. Идейная борьба за молодое поколение. – М., 1971; Смирнов Г.Л. Советский человек. Формирование социалистического типа личности.– М., 1980; Лазарев С.М. Несостоятельность буржуазных фальсификаций социалистического образа жизни молодежи. – М., 1985; Вишневский С. С. Формирование духовного облика советского человека. – М., 1986; Тагиров Э.Р. Деятельность КПСС по формированию социалистического образа жизни советской молодежи (1945- начало 70-х годов). – Казань, 1987; Яковлев Л.С. Проблемы исторического опыта формирования молодого поколения в СССР (1961-1986 гг.) – Саратов, 1991; Догадаева М.Л. Изменения социокультурного облика советской молодежи в годы хрущевской оттепели (1953-1964 гг.)// Проблемы социально-экономического реформирования России. Сб. статей. – М.: Логос, 2009. – С.41-49; Давыдова Е. В. Измерение социального самочувствия молодежи. М.: Институт социологии РАН, 1992; Дмитриева С. И. Социальная ответственность подрастающего поколения как фактор общественного прогресса. Киев-Одесса: Высшая школа, 1988. Аннинский Л. Шестидесятники, семидесятники, восьмидесятники… // Литературное обозрение. 1991. № 4. С. 10–11. Иконникова С.Н. Молодежь: социологический и социально-психологический анализ. Л., 1974; Лисовский В.Т. Эскиз к портрету: жизненные планы, интересы и стремления советской молодежи. М.: Молодая гвардия, 1969; Добреньков В.И., Шаповалов В.А. и др. Социология молодежи. – Ростов-на-Дону: Феникс, 2001; Пути и перепутья «потерянного поколения»: Молодежь Запада у развалин общества всеобщего благоденствия / Отв. ред. А.А.Галкин, Т.Т.Тимофеев. М.: Международные отношения, 1985.

Барулин В.С. Российский человек в XX веке; Заславская Т.И. Социентальная трансформация российского общества: Деятельностно-структурная концепция. – М., 2002; Терентьев А.А. Социальная структура российского общества: прошлое и настоящее. – Нижний Новгород, 2003; Советское общество: возникновение, развитие, исторический финал // Под общ. ред. Ю.Н. Афанасьева. М.: РГГУ, Тт. 1-2. 1997. Т. 1: От вооруженного восстания в Петрограде до второй сверхдержавы мира. – М., 1997.; они же… Т. 2: Апогей и крах сталинизма. - М., 1997; Заславская Т.И. Социентальная трансформация российского общества: Деятельностно-структурная концепция. – М., 2002. – С. 96-97.

Горбачев М.С. Избранные речи и статьи. – М.: Издательство политической литературы, 1987; Казначеев В.А. Партийная забота о молодежи. – Ставрополь: Ставропольское книжное издательство , 1973.; Коробейников А.А. Чтобы слово стало делом. // Агитатор Ставрополья. – 1985. – № 4. – С.2-7 и др.

Ильинский И. М. ВЛКСМ в политической системе советского общества. М.: Молодая гвардия, 1981; его же. Роль ВЛКСМ в политической системе советского общества: социально-политический аспект. Дис… докт. филос. наук. М., 1983; его же  Развитие социализма и молодежь // Коммунист. 1987. №6. С. 19–27; его же  Молодежь и молодежная политика. М.: Молодая гвардия, 1982. – С. 115; его же Комсомольское строительство. – М.: Молодая гвардия, 1984. – С. 72-73; Горбачев М.С. Избранные речи и статьи. – М.: Издательство политической литературы, 1987; Казначеев В.А. Партийная забота о молодежи. – Ставрополь: Ставропольское книжное издательство , 1973.; Коробейников А.А. Чтобы слово стало делом. // Агитатор Ставрополья. – 1985. – № 4. – С.2-7; Шаповалов В.А. Поле комсомольских забот. Работа комитетов комсомола края по культурно-бытовому обслуживанию тружеников села. – Комсомольская жизнь. – 1978. – № 17. – С.27-29;

Судавцов Н.Д. Большой путь – большие задачи. – Блокнот агитатора. – 1978. – №20. – С.15-20и др.

Луков В.А. Молодежное движение в социалистическом обществе: Вопросы теории и практики.- М.: Молодая гвардия, 1987; Бабакин В.Ф. По долгу и призванию: из опыта партийной работы по воспитанию молодежи.- М.: Политиздат, 1988; Молодежная политика КПСС: история и современность. -М.: Институт молодежи, 1990; Алейников А., Криворученко В. Молодежная политика партии: историческая ретроспектива, сущность и реалии//Молодежь и общество: проблемы разработки и реализации государственной молодежной политики . –М.: Институт молодежи, 1991; Политические партии и молодежь//Молодежная политика: Информационный бюллетень. -1992. -№13-14;  Крестьянская партия и молодежь//Молодежная политика: Информационный бюллетень.-1992.- №15-16; Крошкина Г.Н. Молодежная политика политических партий России//Молодежная политика: Информационный бюллетень.-1992.- №15-16; Очерки истории молодежного движения.- М.: Институт молодежи, 1993 и др.

Алейников А.В.,Сухов В.Н. Партия и комсомол: кризис взаимоотношений//Молодой коммунист. – 1990. №3. – С.21-29.

Мацуев А.Н. Опыт реализации молодежной политики в СССР: Автореферат дис. …канд. ист. наук. – М., 1992; Касьянов A.M. Опыт и уроки реализации молодежной политики в Вооруженных Силах страны. 1918 - июнь 1941 года: Дисс. ...докт.ист.наук.-М.,1994; Антонов М. Г. Молодежная политика государства, партии и общественных организаций : Ист.-полит. и теорет. аспекты, опыт России/СССР, 1917-1995 гг. : Дис ... канд.  ист. наук. - Б. м., 1995. Байгузин Р.Н. Деятельность государственных органов и общественных организаций по развитию трудовой активности молодежи: уроки отечественной истории 60-х первой половины 80-х годов. – Автореферат дис. ... канд. ист. наук. – М., 1996; Нехаев В.В.Формирование и реализация молодежной политики в России. 80-90-е годы. – Автореферат дис. ... канд. ист. наук. – : М., 1996; Наумова Е.В. «Молодежная политика в России 70-х – 90-х годов ХХ века: исторический опыт и уроки» –  Автореферат дис. ... канд. ист. наук. – Саратов:Изд-во СГУ, 2002.

Семенов В.Е. Правовое воспитание молодежи: историко-теоретический аспект: Автореферат дис… канд. юрид. наук: Ставрополь, 2002; Шевхужев М.С. Формирование и реализация государственной молодежной политики на Северном Кавказе в 90-х годах XX века (На материалах Ставропольского и Краснодарского краев): Автореферат дис. ... канд. ист. наук. – : Карачаевск, 2004; Трегубов А.Е. Развитие студенческого самоуправления в период демократизации советского общества, сер.50-х — сер.60-х гг.: Дис. .канд. ист. наук / А.Е.Трегубов. Ставрополь, 1995. - 176 с.

Бабосов Е. М. Духовный мир советского человека. Мн., 1983; Культура досуга: Сб. М., 1982; Минц Г. И. Свободное время: желаемое и действительное. М., 1978; Олевский Г. М. Наше свободное время. Мн., 1980; Петрова 3. А. Свободное время и нравственное развитие личности. М., 1975; Роль культуры в формировании личности. Мн., 1980; Свининников В. М. Социализм и свободное время. Право на отдых. М., 1985; Свободное время и духовное богатство личности. Мн., 1983; Серов Н. К. Время и мы. Можем ли мы овладеть искусством пользоваться временем? Л., 1980; Мосалев Б.Г. Досуг. – М.: Изд-во МГУК, 1995; Физическая культура и спорт в СССР. – М., 1974; Советская система физического воспитания. - М., 1975; Все о спорте: Справочник. В. 3-х т. /Сост. В.В. Кукушкин. – М, 1978; Очерки по истории физической культуры. М., - 1975; Кун, Л. Всеобщая история физической культуры и спорта. - М., 1982; Физкультура и спорт: малая энциклопедия. - М.,1986; Деметер, Г.С., Горбунов, В.В. 70 лет советского спорта: люди, события, факты. - М.,1987; Спорт в СССР: история успеха. - М.,1987; Столбов, В.В. История физической культуры. - М.,1989; Пича В. Культура досуга. Киев, 1990. С. 5; Яковлев В. Социальное время. Ростов н/Д, 1980. С. 28; Ерошенков И.Н. Культурно-досуговая деятельность в современных условия.- М.: НГИК, 1994.-32с; Культура досуга. - Киев: Высшая школа, 1990.-С.92-108; Жарков А.Д., Чижитков В.М. Культурно-досуговая деятельность. – М. : МГУК, 2005. – С. 7-8; Грибцов П. Отдыхая, – познавай.// Блокнот агитатора. – 1979. – № 23. – С. 13-15; Зборовский Г.Е. Социология досуга и социология культуры: поиск взаимосвязи // Социс. 2006. № 12. С. 115-116; Вишняк А.И. Тарасенко В.И. Культура молодежного досуга. - Киев: Высшая школа, 1988;  Демченко А. Возможности российского досуга // Клуб. - М., 1996.№ 7.-С.10-13; Котельникова Н. В. Инновационные тенденции в сфере молодежного досуга в современной России: Диссертация. - Краснодар: Кубанский государственный университет, 2003; Липский И.А. Молодежь в системе социально-педагогических отношений // в: Молодежь в XXI веке: социальное участие: материалы Всероссийской научно-практической конференции  11-12 июля 2000 г. - Тамбов, 2000. - С.175-179; Родионова Н.В. Молодежная субкультура: ценностное содержание в условиях трансформации российского общества: Отчет о НИР. - М.: ГУУ; Скрипунова Е.А., Морозов А.А. О предпочтениях городской молодежи // Социс- М., №1 2002.- С. 105-110.

Гнеушев В.Г., Попутько А.Л. Тайна Марухского ледника. – Партизанский заслон. Дыхание лавин / Худож. оформление Н.Г. Крицкого. – Ставрополь: Книжное издательство, 1981; Гнеушев В.Г., Попутько А.Л. Тайна Марухского ледника:/ Предисл. И.В. Тюленева. – 6-е изд., испр. – М.: Советская Россия, 1987; Калинский И.В., Шеповальниклв Е.Н. Отблески Вечного огня. – Ставрополь: Ставропольское книжное издательство, 1975.

Китайгородская Р.Н. Колхоз и школьная производственная бригада// Колхоз – школа коммунизма для крестьянства. – М.: Издательство «Мысль», 1965; Гореславский С.И. Ученические производственные бригады. – М.: Педагогика, 1972.

Сорокина А.Ю. История развития народного творчества Ставрополья и Кубани (1945-1985 гг.)Автореферат (дис… канд. ист. наук).- Ставрополь: СГУ, 2003. – 24 с.; Сорокина А.Ю.Помощь мастеров искусства коллективам художественной самодеятельности на Ставрополье в 40-70 гг. ХХ в. //Северный Кавказ и кочевой мир степей Евразии: VI «Минаевские чтения» по археологии, этнографии и краеведению Северного Кавказа: Тезисы докладов межрегиональной научной конференции (24-26 апреля 2003 г.) – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2003. – С.84-87; Сорокина А.Ю.Проблема подготовки кадров культпросветработников Ставрополья и Кубани в послевоенный период //Государственные образовательные стандарты профессионального образования в сфере музыкального искусства, социально-культурной деятельности и народно-художественного творчества: Материалы 48 научно-методической конференции (апрель 2003 г.) – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2003. – С.215-219; Сорокина А.Ю.Фольклор в жизни населения Ставропольского края в 1945-1985 гг.// Актуальные проблемы филологии, журналистики и культурологии: Материалы 48-й научно-методической конференции преподавателей и студентов «Университетская наука –региону». – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2004. – С. 72-74; Сорокина А.Ю.Роль смотров и конкурсов народного творчества Ставропольского края в послевоенные годы //Дни Петербургской Философии –2004: Материалы круглого стола «Культура российской провинции: прошлое, настоящее, будущее» (19-20 ноября 2004 г.) – СПб: СПГУ, 2005. – С. 94-98; Сорокина А.Ю.Из истории становления дополнительного образования в сфере культуры и искусства //Культура и образование в условиях информационного общества: Материалы Всероссийского совещания-семинара «Культурологическое образование в контексте модернизации образования», Санкт-Петербург, 16-17 мая 2005 г. / под ред. А.В. Венковой – СПб.: ФКИЦ «ЭЙДОС», 2005. – С. 57-61; Сорокина А.Ю. Отражение региональной тематики в репертуаре народников Ставрополья и Кубани в 1950-х – 1980-х гг. //Национальные культурные формирования в этнокультурном развитии Ставропольского края: проблемы, современность, перспективы: Материалы краевой научно-практической конференции 29 сентября 2005 г. – Ставрополь: Издательство Дома народного творчества, 2005 – С. 45-50; Сорокина А.Ю. Интернациональная тема в репертуаре народных коллективов Ставрополья и Кубани в 1950-х – 1980-х гг.//Тезисы (abstracts): VI Международная конференция «Исторические источники Евроазиатских и Северо -Африканских цивилизаций» (Востоковедческое образование. Взаимовлияние культур народов Северного Кавказа и Ближнего и Среднего Востока). - Республика Адыгея, Майкоп, 3 - 6 октября 2005 г. – М.: Институт востоковедения РАН, 2005 – С. С.111-114; Романова Н.В. Партийно-государственное управление культурой в 50 – 60-е годы ХХ века (на примере Кубани и Ставрополья) // Вестник СГУ. – 2010. - № 7. – С. 49-54.

Брежнев Л.И. Молодым строить коммунизм. Третье, доп. издание. - М.: Политиздат, 1978; Андропов Ю.В. Избранные речи и статьи. Изд.второе. М.: Политиздат, 1983;Черненко К.У. Избранные речи и статьи. М.: Политиздат, 1981. -680 е.; изд.второе, доп. 1984; Горбачев М.С. Избранные речи и статьи. – М.: Издательство политической литературы, 1987.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.