WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Правовые акты органов судебной власти

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

Белякович Елена Васильевна

 

ПРОСТРАНСТВЕННОЕ ДЕЙСТВИЕ

ПРАВОВЫХ НОРМ

 

 

Специальность: 12.00.01 –

теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

 

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Омск-2009

Работа выполнена на кафедре теории и истории государства и права

Юридического института Иркутского государственного университета

Научный руководитель               кандидат юридических наук, доцент

Пьянов Николай Андреевич

Официальные оппоненты          доктор юридических наук, профессор

Сапун Валентин Андреевич

кандидат юридических наук

Огородников Вячеслав Валерьевич

                                                                             

Ведущая организация                  Южно-Уральский государственный

                                                         университет  

 

Защита состоится 15 мая 2009 года в 11.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ.212.179.06 при Омском государственном университете им. Ф.М. Достоевского по адресу: 644053, г. Омск, ул. 50 лет Профсоюзов,

д. 100, 7 учебный корпус (юридический факультет), зал заседаний ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского по адресу: 644077, г. Омск, пр. Мира, 55А.

Автореферат разослан 7 апреля 2009 года.

Ученый секретарь

Диссертационного совета,

кандидат юридических наук, доцент                                           И.В. Глазунова 


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Не подвергается сомнению тот факт, что без территории немыслимо существование государства. Назначение территории в первую очередь определятся тем, что она является пространственным пределом государственного властвования. Любая государственная власть распространяется только на определенную территорию, распространение же велений государственной власти вне территории данного государства есть нарушение суверенитета другого государства, поэтому принцип суверенитета и принцип территориального действия  законов взаимосвязаны: власть государства ограничена его территориальными пределами и действие его правовых норм не выходит за эти пределы. По общему принципу, сформулированному еще Ваттелем, каждая нация имеет безусловное право юрисдикции в пределах своей территории; государственная власть применяет изданные ею законы на всем пространстве государства – это общее начало международного права вытекает из необходимого признания государственного верховенства, которое, в принципе, не может быть подчинено действию каких-либо чужих законов .

Установление пределов действия внутригосударственных правовых норм в пространстве позволяет определить, где именно правовая норма функционирует и имеет юридическое значение, что немаловажно как на общетеоретическом, так и на практическом уровне правоведения. Выявление общих закономерностей действия правовых норм в пространстве является необходимым условием для правильного определения закона, подлежащего применению к требующим правового урегулирования общественным отношениям, и исключения использования правовых инструментов в сферах взаимодействия людей, требующих иных средств регулирования.

Само действие права в пространстве не ограничено какими-либо территориальными пределами, ведь не случайно имеет место примат международного права и идет процесс формирования мирового права. В свою очередь, национальные правовые нормы действуют в границах принявшего их государства, но в исключительных случаях и за его пределами. Последнее свидетельствует о расширении пределов действия внутригосударственных норм права и позволяет говорить об их  экстерриториальном действии, как явлении многоаспектном, затрагивающим практически все отрасли права. 

Определение границ действия правовых норм приобретает в современных условиях особо актуальный характер ввиду постоянно развивающихся отношений и связей между гражданами, организациями различных государств, а также непосредственно между самими государствами. При таком положении действие правовых норм исключительно в пределах территориального верховенства принявшего их государства, является весьма затруднительным и все чаще возникает ситуация, когда правовые нормы одного государства проявляют свое действие на территории другого, в связи с чем как в отечественной, так и зарубежной науке признается экстерриториальное действие национальных правовых норм. Еще А.А. Тилле отмечал: в настоящее время уже не подвергается сомнению, что законы имеют территориальное действие, но в особом порядке и в особых случаях и экстерриториальное

Современное состояние взаимоотношений различных государств в области не только частного, но и публичного права обозначили новый уровень понимания и подходов к проблемам пространственной характеристики действия правовых норм. В настоящее время потребности научного анализа действия правовых норм в пространстве связаны, прежде всего, с широко распространяющимися процессами глобализации.

В диссертационном исследовании вопрос о пространственном действии правовых норм рассматривается через призму разграничения земного пространства на определенного вида территории, вследствие чего выделены особенности действия правовых норм в границах принявшего их государства, на территориях со смешанным и международным правовыми режимами, а также в пределах территориального верховенства других государств.

Актуальность темы, главным образом, обусловлена тем, что сегодня является малоисследованной на монографическом и общетеоретическом уровне. В науке теории государства и права основные критерии действия правовых норм в пространстве не обозначены, в рамках самостоятельного исследования данный вопрос не рассматривался, за исключением работы

А.А. Тилле «Время, пространство, закон».

Несмотря на ряд монографических работ, посвященных проблемам действия правовых норм, в них не уделено должного внимания вопросам пространственного действия правовых норм. В представленной работе на уровне диссертационного исследования проведен комплексный, всесторонний теоретико-правовой анализ вопросов пространственного действия правовых норм, изложены основные положения, характеризующие в целом изучаемое правовое явление.   

Цели и задачи диссертационного исследования. Целью диссертационного исследования является изучение и анализ теоретических аспектов пространственного действия правовых норм, установление общих закономерностей действия правовых норм в пространстве, а также определение его принципов.

Достижение указанной цели обеспечивается решением следующих основных задач:

- определение сущности действия права и действия правовых норм;

- рассмотрение истории вопроса действия правовых норм в пространстве, а также соответствующих взглядов отечественных и зарубежных правоведов;

- исследование особенностей действия правовых норм на территориях  принявшего их государства, иностранных государств, а также на территориях со смешанным и международным правовыми режимами;

- анализ практики пространственного действия правовых норм в границах различных территорий;

- определение коллизий, возникающих при действии правовых норм в пространстве. 

Объект и предмет диссертационного исследования. Объектом исследования являются общественные отношения, складывающиеся в процессе действия правовых норм в пространстве.

Предметом исследования выступают различные теоретические конструкции и концепции отечественных и зарубежных ученых, законодательное закрепление действия правовых норм в пределах территории государства, на территориях с различными правовыми режимами и в пределах территориального верховенства других государств.

Методологическая и теоретическая основы диссертации. Цели и задачи исследования, а также разносторонность темы определили комплексный подход к ее изучению. Методологической основой исследования является системный подход к анализу пространственного действия правовых норм. При подготовке диссертации использовались также общенаучные методы логического анализа и синтеза, формально-юридический, историко-правовой, функциональный, системный, метод сравнительного правоведения и другие методы, применение которых позволяет исследовать пределы действия правовых норм в пространстве.

Особенность предмета исследования состоит в том, что он не ограничен какой-либо одной отраслью права, поэтому автором анализировался теоретический материал отечественных и зарубежных ученых различной отраслевой принадлежности, а также использовались национальное законодательство, акты международного права, решения международных и национальных судов.

Теоретической основой диссертации являются научные работы отечественных и зарубежных юристов в области теории государства и права, конституционного и муниципального права, международного публичного и частного права, гражданского права и других отраслевых юридических наук.

Анализ отдельных проблем действия правовых норм в пространстве был, в частности, дан в работах таких ученых, как С.С. Алексеев, В.К. Бабаев, С.Н. Бабурин, Ю.Г. Барсегов, Н.Т. Блатова, И.П. Блищенко, М.И. Брун, Н.А. Власенко, А.Н. Верещагин, В.С. Верещетин, Л.Н. Галенская,

В.И. Гойман, А.Д. Градовский, Г.К. Дмитриева, Г. Еллинек, В.П. Звеков,

Г.В. Игнатенко, Л.В. Иногамова-Хегай, О.С. Иоффе, Д.А. Керимов,

Б.М. Клименко, Л.В. Корбут, Н.М. Коркунов, Д.И. Кудрявцев, В.В. Лазарев, Д.Б. Левин, И.И. Лукашук, Л.А. Лунц, А.Н. Мандельштам, Ф.Ф. Мартенс, Н.И. Матузов, Д.И. Мейер, А.П. Мовчан, Л.А. Моджорян, С.В. Молодцов, В.С. Нерсесянц, А.С. Пиголкин, А.В. Поляков, Н.А. Пьянов, А.А. Рубанов, О.Н. Садиков, М.С. Саликов, В.А. Сенякин, Л.И. Спиридонов, А.А. Тилле, Ю.А. Тихомиров, Б.Н. Топорнин, Е.Н. Трубецкой, В.А. Туманов, Н.А. Ушаков, Ф.Н. Фаткуллин, О.Н. Хлестов, В.Е. Чиркин, Г.Ф. Шершеневич,

Л.С. Явич и др.

Кроме того, некоторые аспекты вопроса пространственного действия правовых норм, а именно, экстерриториальное действие правовых норм, исследовались такими зарубежными авторами, как  Я. Броунли, М. Вольф,

Л. Дюги, Ж.-П. Жакке, Г. Кельзен, Х. Кетц, Ф. Лист, Ф. Манн, П. Норт,

Л. Оппенгейма, Р. Хиггинс, Э. Хименес де Аречаги, Б. Ченг, Дж. Чешир,

К. Цвайгерт и др.  

Научная новизна проведенного исследования состоит в том, что автор на уровне диссертационной работы комплексно и системно изучил теоретические основы пространственных пределов действия правовых норм. В юридической литературе, в частности в теории государства и права, данная тема не раскрывалась, только в отдельных отраслевых науках встречалась характеристика пространственного действия законов, но лишь относительно предмета соответствующей науки и в очень незначительных объемах.

В работе проанализированы и обобщены теоретические вопросы действия правовых норм на территории принявшего их государства, на территориях со смешанным и международным правовыми режимами и в пределах территориального верховенства других государств.

Исследованы некоторые общие подходы преодоления и устранения коллизий, возникающих при действии норм права в пространстве. 

Полученные в результате исследования данные обусловили вынесение на защиту следующих положений:

1. Необходимость установления пределов действия правовых норм в пространстве определяется их функциональным назначением в процессе действия права в целом. Пространственные пределы действия правовых норм рассматриваются как границы юридического значения норм права на различных территориях земного пространства.

2. Действие правовых норм в унитарном и федеративном государствах неодинаково и зависит от степени взаимопроникновения и взаимовлияния законодательства центра и частей государства. Основной объем возникающих противоречий характерен для федеративных государств, в которых в одной плоскости взаимодействуют правовые нормы федерации и ее субъектов. Пределы действия правовых норм в федеративном государстве устанавливаются с учетом предусмотренных полномочий федерации и ее субъектов на регулирование тех или иных правоотношений.

3. Экстерриториальность и экстратерриториальность рассматриваются в широком и узком смысле. В широком смысле экстерриториальность понимается как действие правовых норм за пределами территории принявшего их государства и отождествляется с экстратерриториальностью. В узком смысле экстерриториальность означает действие правовых норм одного государства на территории другого и, соответственно, нераспространение норм права последнего на правоотношения, регулируемые в данном случае нормативными правовыми актами иностранного государства. Экстратерриториальность понимается как действие правовых норм за пределами принявшего их государства.

4. Прибрежное государство распространяет свои правовые нормы, регулирующие установленные международным правом отношения, на всю территорию со смешанным правовым режимом, независимо от находящихся на ней лиц и объектов. 

5. На территориях с международным правовым режимом действуют нормы международного права и нормы национального права. Основанием распространения внутригосударственных правовых норм является национальность судна (в космическом пространстве – регистрация объекта). На территориях с международным правовым режимом действие национальных правовых норм распространяется не на всю территорию, а на определенных лиц и определенные объекты.

6. Основным критерием правомерности распространения действия национальных правовых норм в пределах территориального верховенства другого государства является наличие существенных связей между отношением, регулировать которое намерено государство посредством правовых норм, и самим государством.

7. В отличие от частноправовых норм экстерриториальность норм публичного права менее распространена и, несмотря на участившиеся случаи такого внетерриториального действия, все же остается исключением из общего правила и осуществляется при строгом контроле государств. Целью распространения действия национальных правовых норм на территории других государств является обеспечение существенных суверенных интересов.

Теоретическая и практическая значимость. Теоретическая значимость исследования заключается в том, что сформулированные в нем теоретические положения и выводы развивают и дополняют ряд разделов общей теории государства и права, истории государства и права, являются методологически исходными для отраслевых юридических наук, международного права, других гуманитарных наук.

Практическая значимость исследования состоит в том, что содержащиеся в работе рекомендации могут найти практическое применение в нормотворческой деятельности и правореализации. Кроме того, содержащиеся в работе выводы дают возможность наметить некоторые перспективные направления современных правовых исследований, точнее определить специфику актуальных проблем отечественной юриспруденции. Материалы исследования могут быть использованы в учебном процессе по общей теории права, конституционному праву и другим отраслевым дисциплинам, а также в научно-исследовательской работе студентов.  

Апробация результатов исследования. Основные положения, результаты и материалы настоящего исследования прошли апробацию в научной и педагогической сферах. Результаты диссертации использованы при подготовке программ учебных курсов по теории государства и права. Основные положения и выводы диссертационной работы изложены в научных статьях и докладывались на ежегодной межвузовской научно-практической конференции в Юридическом институте Иркутского государственного университета (2006 год).  

Структура диссертации обусловлена целями и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих девять параграфов, заключения и библиографического списка.   

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность избранной темы диссертационной работы, показывается степень ее научной разработанности, определяются предмет, цель, задачи, методологическая и теоретическая основы исследования, его научная новизна, приводятся основные положения, выносимые на защиту, раскрывается теоретическая и практическая значимость исследования.

Первая глава «Пространственное действие правовых норм: общие положения» состоит из четырех параграфов и представляет собой базис исследования, где даны определения основным понятиям, используемым в диссертации.

В первом параграфе «Действие правовых норм и его пределы» анализируются существующие научные взгляды на понятия «действие права», «пределы действия права», «правовое регулирование», «пределы правового регулирования».

Рассматривая действие права, диссертант обращает внимание на необходимость разграничения существования права и его юридического действия. Под действием права в диссертации понимается функционирование права, а также свойство права оказывать воздействие на общественные отношения, влекущее реализацию цели правовой нормы.

В действии права обобщены все способы влияния юридических норм на общественные отношения. Способом собственно юридического воздействия права на деятельность людей является правовое регулирование.

Проанализировав современные научные представления на пределы правового регулирования, автор пришел к выводу о целесообразности выделения объективных и субъективных пределов правового регулирования. Реальное функционирование правовых норм осуществляется именно в субъективных пределах правового регулирования, которые определяются правотворческими органами.  

Независимо от существующих точек зрения на процесс правового регулирования основной является стадия действия правовых норм, которая непосредственно связана с функционирование  правовых норм и на которой осуществляется фактическое регулирование общественных отношений, реальное воздействие норм права на общественные отношения.

Юридическая норма может объективно существовать, но юридическую силу иметь не везде, следовательно, в таком случае она не будет действовать. Исходя из этого сделан вывод о том, что действие правовой нормы – это ее существование, имеющее юридическую силу.        

Пределы действия правовых норм в диссертации определены как границы, в которых функционируют, выраженные в правовых актах, нормы права. Действие правовых норм осуществляется во временных, пространственных, субъектных и предметных пределах. От точного установления пределов действия правовых норм зависит их эффективность и достижение целей правового регулирования, влияние права. 

Действие правовых норм в пространстве связывается с их распространением на различные территории земного пространства.

Во втором параграфе «История вопроса о пространственном действии  правовых норм» рассматривается история вопроса, начиная с Древнего Рима и Древней Руси. При этом больше внимания уделено экстерриториальному действию правовых норм.

В памятниках римского права упоминаются случаи, когда ставился вопрос о «выборе компетентного правопорядка» , но исследования показывают, что источники не содержали нормативного материала, который подтверждал урегулирование действия права за пределами империи.

Падение Западной Римской империи и занятие ее территории варварскими племенами, которые принесли с собой свои обычаи,  привело к ограничению действия римского права: оно продолжало действовать в отношении римлян, варварские племена придерживались своих обычаев. В начале IX в. архиепископ лионский  Агобард писал: «Часто бывает, что из пяти лиц, которые идут или сидят вместе, каждый живет под действием своего собственного права» .

В феодальном государстве-поместье все права, как правило, были «реальными», местными: оmnes consuetudines sunt reales .  

Отмечается, что источники Древней Руси (договор князя Олега с греками 911 года, договор князя Игоря с греками 944 года, Русская Правда, договор 1189-1199 гг. Новгорода с Готским Берегом и немецкими городами) содержат прямые указания на применение обычая русских за границами Руси, а также положения, направленные на охрану прав чужеземцев. В диссертации показано, что даже в ту эпоху абсолютное непризнание всего чужеземного не могло иметь места там, где существовал развитый оборот.

Отсутствие единого мнения относительно действия правовых норм государства за его пределами привело к существованию различных теорий, основные из которых приведены в диссертации: теория «международной вежливости», теория «приобретенных прав», теория «международной общности» и  «национальная»  теория.  

Согласно теории «международной вежливости» (comitas gentium), сторонниками которой были Губер, Герциус, Иоганнес Вут, Ливермур, иностранный закон не применяется в другом государстве, но в порядке взаимного уважения суверенов и международной вежливости он может быть применен к некоторым отношениям.

Теория «приобретенных прав» (основоположник Джозеф Стори) сводится к тому, что приобретенное должным образом в какой-то стране право должно защищаться и во всякой другой стране. Прежде чем защитить приобретенные права, необходимо выяснить, что они действительно приобретены. Данная точка зрения  выражена Дайси и сформулирована в понятии «должным образом приобретенное право» .

Теория «международной общности» (Савиньи)  определяет, что всякое правоотношение тяготеет к определенному месту по своей природе, поэтому для каждого правоотношения надо отыскать его основную связь с определенным правопорядком, действующим на определенной территории. Эта связь именуется «оседлостью правоотношения» .

Согласно национальной теории (Манчини) действие закона гражданства ограничивается лишь публичным порядком страны пребывания данного лица; публичный порядок носит территориальный характер и действует по отношению ко всем лицам, пребывающим на территории данного государства.

Исследования в области внетерриториального действия правовых норм принадлежат и русским ученым – Д.И. Мейеру и Н.П. Иванову.

В диссертации показано, что рассмотренные теории экстерриториального действия правовых норм и в настоящее время не потеряли своей актуальности.    

В третьем параграфе «Пространственные пределы действия правовых норм и территория государства» автором определяются понятие и виды территорий земного пространства, на которые так или иначе распространяет свое действие право, а также критерии разграничения разных территорий между собой.  

В истории правовой теории сложились разные подходы к пониманию территории государства, которые могут быть сведены к существованию следующих теорий: объектная теория (Гейльберн, Зайдель, Цорн), пространственная теория (И. Блюнчли, Г. Еллинек, Л. Дюги, Н.М. Коркунов, В. Незабитовский), теория компетенции (Г. Кельзен, Ж. Ссель), патримониальная теория (Л. Оппенгейм).

Далее в параграфе представлена классификация территории: 1) на земное и космическое пространства (Н.А. Ушаков), первое, в свою очередь, подразделяется на две категории: пространство, составляющее территорию государств, и пространство, находящееся вне пределов государственной территории; 2) территориальный суверенитет; территория, на которую не распространяется суверенитет какого-либо государства либо группы государств и которая имеет свой собственный статус, «ничейная территория»; территория, принадлежащая всем (Я. Броунли).

В настоящее время по своему правовому положению земное пространство принято подразделять на три вида территории: государственная территория, территории с международным режимом, территории со смешанным режимом.

Территория государства объективно представляет собой пространственные пределы осуществления государственной  власти, то есть исключительную область проявления властных полномочий государственных органов, устанавливающих на этой территории определенный правопорядок.

Рассматривая существующие определения государственной территории (Н.А. Ушаков, И.Н. Барциц, И.В. Левакин, М.Ф. Орлова), автор разделяет с Н.А. Ушаковым понимание ее как земного пространства, в пределах которого государство осуществляет верховную власть и которым оно распоряжается, организуя его в административном (для целей управления) отношении и устанавливая его правовой режим (в целом и в части) .

На основании рассмотренных подходов, сложившихся в отношении определения состава государственной территории, сделан вывод, что различное понимание состава территории государства сводится к: 1) невключению в ее состав условной территории, 2) неуказанию на распространение власти на территории государства, 3) неразделению государственной территории с территорией со смешанным правовым режимом, включая континентальный шельф в состав государственной территории.

Вопрос о включении в состав государственной территории континентального шельфа является не только теоретическим, но и практическим. По мнению диссертанта, отнесение континентального шельфа к государственной территории не может быть признано правильным, так как это противоречит нормам международного права, которыми четко установлены цели и пределы суверенных прав и юрисдикции прибрежного государства. 

В работе определен состав государственной территории, в которую входят: сухопутная территория в пределах государственных границ, острова, анклавы; водная территория (акватория), включающая внутренние воды и территориальное море; земные недра; воздушное пространство, расположенное над перечисленными пространствами; условная территория.

Пределы действия суверенитета государства в земных недрах исследованы мало. Наиболее приемлемым является положение, согласно которому недра земли на технически доступную глубину в пределах сухопутных и водных пространств государственной территории находятся под исключительным суверенитетом соответствующего государства. 

Высотный предел воздушного пространства, находящегося под государственным суверенитетом, отграничивает его от космического пространства, подчиненного международному правовому режиму. Такой предел установлен в рамках 100 – 110 км, исходя из возможности шаровидной надземной поверхности располагаться на таком уровне, который позволит спутникам Земли вращаться без существенного торможения и сгорания.   

В параграфе акцентируется внимание на том, что при определении именно государственной территории неотъемлемым является признак полного и безраздельного распространения власти государства, а не наличие определенных суверенных прав.

Диссертантом предлагается определение территории государства как  пространства, включающего в себя сушу, внутренние и территориальные воды, воздушное пространство над ними, недра в пределах границ государства и так называемую условную территорию, на которое  полностью и безраздельно распространяется государственная власть. При этом следует иметь в виду, что для каждого конкретного государства могут быть установлены различные требования к указанным составляющим государственной территории.

Четвертый параграф «Коллизии пространственного действия правовых норм» посвящен пространственным коллизиям, возникающим при территориальном и экстерриториальном действии правовых норм.

От коллизий правовых норм следует отличать их конкуренцию, когда две, три и более не противоречащие друг другу нормы регулируют один и тот же круг родственных общественных отношений, только с разной степенью конкретизации.  

Автор подчеркивает, что коллизии норм права разрешаются с помощью коллизионных норм, которые определяют, какое право подлежит применению к данным правоотношениям. Коллизионные нормы охарактеризованы как нормы, направленные на определение действия законов во времени и в пространстве. Следует учесть, что коллизионная норма является обязательной, поскольку того требует необходимость поиска решения наиболее адекватного природе отношения.

Пространственные (территориальные) коллизии отражают столкновение предписаний различных суверенных образований (государств, республик, краев, областей).

Пространственные коллизионные нормы в основном действуют в международном праве, и устанавливают, нормы права какого государства действуют в конкретных случаях. Пространственная коллизионная норма может регулировать действие национального закона вне пределов государства или действие иностранного закона на своей территории.

Диссертантом выделяется территориально-темпоральная коллизионная норма, задачей которой является одновременный выбор закона во времени и пространстве.

Близкими по содержанию с пространственными коллизиями являются иерархические коллизии правовых актов, которые определяются как противоречия (расхождения) между нормативно-правовыми актами, имеющими различную юридическую силу. Исследование видов иерархических коллизий имеет большую актуальность, так как существует негативное влияние на отечественную правовую систему иерархических (субординационных) коллизий.   

Разновидностями иерархических коллизий в отечественном праве являются коллизии, возникающие в сфере федеративных отношений, и коллизии норм внутреннего законодательства и общепризнанных норм и принципов международного права. По мнению диссертанта, главной причиной возникновения указанных коллизий является существование между отдельными государствами различия в порядке создания норм внутреннего права и участия в создании норм международного права, а также проблемы в деятельности законодателя, для устранения которой необходимо согласование внутригосударственного права с международным. 

В диссертации рассматривается субстанциональная норма, которая выделяется своими функциями по урегулированию коллизий законов: эта норма регулирует коллизию между правом разных государств не путем привязки отношения к закону того или иного государства, а путем исключения коллизии, установления прямого правила поведения.

В параграфе выделены способы разрешения юридических коллизий и средства преодоления разногласий.

Действующие коллизионные нормы различных стран сведены к некоторым типам коллизионных привязок. Рассмотрение основных видов привязок показывает, что в основе одних лежит территориальное действие закона, а в основе других – экстерриториальное. Эти термины и соответствующие им принципы вытекают из того, что законы государства могут иметь действие: а) на всей территории государства – по отношению ко всем лицам, находящимся на этой территории, независимо от их гражданства (территориальное начало); б) применительно к гражданам данного государства, даже находящимся за границей (экстерриториальное начало).

Во второй главе «Действие правовых норм в пределах различных видов территорий» ставится цель показать особенности действия правовых норм в пределах территориального верховенства государства, а также на территориях со смешанным и международным правовыми режимами.  

В первом параграфе «Действие правовых норм в пределах территориального верховенства государства» определены основные критерии пределов действия правовых норм на территории принявшего их государства.

Говоря о пространственных пределах действия правовых норм внутри границ государства, различают правовые нормы, действующие: а) на всей территории государства и б) на определенной ее части.

Данный вопрос рассмотрен с учетом особенностей государственного устройства. Относительно унитарных государств отмечена определенная ясность пространственных пределов действия правовых норм (только в простых унитарных государствах), споры о действии законов на его территории маловероятны. Вместе с тем, в сложных унитарных государствах при определенных обстоятельствах возможна постановка вопроса о выборе закона, подлежащего применению: закона автономии или центрального закона. 

Проблема территориального действия нормативно-правовых актов в пространстве особую актуальность приобретает в федеративных государствах.

Федеративные государства характеризуются тем, что наряду с общефедеральными конституцией и законодательством, субъекты федерации имеют свои конституции и законы.

В федеративном государстве право представляет собой более сложную систему, чем в унитарном государстве, поскольку формируется как федеральной властью, так и властями субъектов федерации.

Федеральное право и законодательство субъектов федерации в федеративных государствах находится в сложном взаимодействии. Один уровень может детализировать нормы другого.

Поскольку федеральное право действует на территории всего государства, оно может пространственно вступать в конфликт с нормативно закрепленными положениями субъектов федерации. Но такое возможно только в сфере совместных (конкурирующих) полномочий. Если федерация не имеет полномочий в той сфере, в какой их имеет субъект федерации, то и конфликт с правом субъекта федерации невозможен.

Далее в параграфе рассмотрены противоречия, имевшие место между федеральной Конституцией и конституциями субъектов федерации, на примере Российской Федерации. До внесения субъектами Российской Федерации изменений в свои конституции для приведения их в соответствие с Конституцией России, можно было выделить три группы республик: 1) республики, которые согласно своими конституциям, считают себя вышедшими за рамки простых субъектов Российской Федерации и закрепившие конфедеративный тип отношений с Россией;  2) республики, закрепившие в конституциях асимметрично федеративный тип отношений с Россией; 3) республики, признавшие в учредительных актах основные конституционно-правовые принципы федеративного устройства, содержащиеся в федеральной конституции. Диссертантом отмечается, что некоторые противоречия не устранены и до сих пор.

Анализ действующего российского законодательства позволил сделать вывод о существовании в разных отраслях права противоречий нормативных положений субъектов федерации федеральному праву. 

Причинами обозначенных нарушений являются: пробелы в правовом регулировании на федеральном уровне; существование устаревших федеральных нормативных правовых актов, позволяющих субъектам самостоятельно регулировать соответствующие вопросы; неразграничение должным образом полномочий федеральных и региональных органов государственной власти, что порождает неопределенность рамок возможного правотворчества на уровне субъектов федерации.

Для устранения несоответствий между правом субъектов федерации и федеральным правом предложено: принятие федеральных законов о нормативных правовых актах, о процедурах преодоления разногласий и споров между государственными органами федерации и ее субъектов. Кроме того, необходимо активизировать деятельность органов юстиции, судов и иных правозащитных органов.

Вне пределов ведения федерации и совместного ведения федерации и ее субъектов главенствуют нормы акта субъекта федерации.

В федеративном государстве взаимоотношения возникают не только между федеральным правом и законодательством субъектов федерации, но и между правом субъектов федерации. Между ними также могут возникать конфликты, которые зависят не только от того, насколько четко распределены полномочия внутри федерации, но и от модели федерации. Если субъекты федерации наделены значительными полномочиями, то на практике возникает больше коллизий.

Вопрос о взаимоотношении между правом субъектов федерации особо остро стоит в США, где для разрешения возникающих проблем Конституция закрепляет три основных принципа отношений штатов между собой: клаузула «полного доверия и уважения», положение о межштатных привилегиях и льготах, выдача преступников (экстрадиция).

По мнению диссертанта, если наиболее важные отношения отнесены к ведению центра, то они единообразны на всей территории федерации, и конфликтов между субъектами федерации не возникает.

Во втором параграфе «Действие правовых норм на территориях со смешанным правовым режимом» анализируется действие правовых норм на данных территориях.  

К территориям со смешанным правовым режимом относятся континентальный шельф, исключительная экономическая зона, прилежащие зоны, международные реки, международные проливы и международные каналы. Особо важно то, что названные территории государственной территорией не являются, но, вместе с тем, прибрежное государство обладает суверенными правами и осуществляет на них свою юрисдикцию.

Континентальный шельф – это окаймляющая материк отмель до резкого изменения рельефа морского дна. Разграничивая континентальный шельф в международно-правовом плане, начальной его границей следует считать внешний край территориального моря.

Диссертант подчеркивает, что права прибрежного государства на континентальный шельф не затрагивают ни правового статуса покрывающих вод как открытого моря, ни правового статуса воздушного пространства над этими водами.

Признание исключительной заинтересованности прибрежного государства в разведке и разработке естественных богатств континентального шельфа еще не решает задачи об определении характера и содержания, а также пределов распространения тех прав, которые надлежит предоставить прибрежному государству для осуществления его потребности в эксплуатации поверхности и недр дна открытого моря.

На основе анализа международного и российского законодательства диссертант приходит к выводу, что поскольку прибрежное государство на континентальном шельфе осуществляет суверенные права в целях его разведки и разработки природных ресурсов, следовательно, нормативные акты прибрежного государства могут быть изданы только для регулирования отношений, возникающих при реализации указанных целей. 

Следует иметь в виду, что при эксплуатации недр морского дна с поверхности шельфа применяется режим континентального шельфа; если же эксплуатация недр производится посредством прокладки туннелей с материка, то действует иной правовой режим.

Любое государство, столкнувшись с попыткой прибрежного государства распространить действие своих неправомерных с точки зрения международного права правовых актов на континентальный шельф, может рассматривать такие правовые акты в качестве недействующих.

Правовой режим исключительной экономической зоны включает права и обязанности как прибрежного государства, так и других государств в отношении этой части морского пространства. Вопрос об основаниях осуществления юрисдикции в исключительной экономической зоне, по мнению автора, должен решаться аналогично тому, как он решается в отношении континентального шельфа.

В прилежащей зоне прибрежное государство может осуществлять контроль, необходимый для предотвращения нарушений таможенных, фискальных, иммиграционных или санитарных законов и правил в пределах его территории или территориального моря, а также для наказания за нарушение вышеупомянутых законов и правил, совершенное в пределах его территории или территориального моря. Таким образом, можно говорить о действии в пределах прилежащей зоны правовых норм, регламентирующих осуществление государственного принуждения.

Международные реки, международные проливы и международные каналы являются специфическими территориями со смешанным режимом, поскольку они расположены целиком в пределах территориального верховенства суверенных государств, их правовой режим устанавливается, как правило, международными договорами для каждого конкретного случая.

В диссертации показано, что действие правовых норм прибрежного государства распространяется на всех лиц, находящихся на территории со смешанным правовым режимом и осуществляющих определенные на основании закона виды деятельности, и на все объекты, находящиеся на данной территории. Такое действие обеспечивает защиту локализованных на территории регулирующего государства суверенных интересов.  Отсюда следует, что выявление закономерностей установления пределов действия национальных правовых норм на территориях со смешанным режимом является необходимым условием для рассмотрения феномена экстерриториального действия национальных правовых норм как такового.

В третьем параграфе «Действие правовых норм на территориях с международным правовым режимом» исследованы вопросы действия правовых норм в открытом море, международном воздушном пространстве, космическом пространстве и Антарктике.

Диссертант отмечает, что важнейшим элементом характеристики какого-либо пространства является указание на то, распространяется ли на него суверенитет какого-нибудь государства  или же, напротив, оно не подчинено такому суверенитету.

Основанием распространения действия правовых норм государства на судно, находящееся в открытом море, является национальность судна и как выражение национальности – использование судном флага данного государства. Условия, необходимые для приобретения судном национальности, определяются исключительно законами каждого государства. Необходимо иметь в виду, что между государством и судном должна существовать реальная связь.

Судно, не имеющее национальности, теряет правовую защиту, но не стоит вообще вне закона, и находящиеся на них лица защищены элементарными принципами гуманности.

Действие внутригосударственных правовых норм в пространственных пределах открытого моря должно осуществляться с учетом всех свобод открытого моря.

С точки зрения рассматриваемой проблематики интересен вопрос о распространении действия национальных правовых норм при столкновении судов в открытом море: в случае какого-либо навигационного инцидента с судном в открытом море, влекущего ответственность лица, служащего на судне, юрисдикцию над таким лицом могут осуществлять исключительно власти государства флага или государства, гражданином которого является это лицо. Таким образом, в открытом море внутригосударственные правовые нормы распространяются не на открытое море как таковое, а лишь на суда, людей и грузы, находящихся в нем, то есть действие правовой нормы «привязано» к объекту – судну или лицу.

Дно морей и океанов и его недра за внешней границей континентального шельфа в доктрине и практике международного права понимается как международный район морского дна. Статус Района и статус ресурсов отличаются друг от друга: хотя права на ресурсы Района принадлежат всему человечеству, и эти ресурсы в принципе не подлежат отчуждению, тем не менее, полезные ископаемые, добываемые в Районе, могут стать предметом собственности при определенных условиях.

Правовой режим международного воздушного пространства граничит, с одной стороны, с режимом космического пространства, с другой – суверенного воздушного пространства.

Связь государства с воздушным судном опосредуется институтом национальности воздушного судна. Воздушные суда имеют национальность того государства, в котором они зарегистрированы. Во время полета в международном воздушном пространстве на воздушное судно распространяется действие правовых норм государства регистрации.

В космическом пространстве, наряду с действием норм международного права, применяются и нормы национального права.

Действие правовых  норм в космическом пространстве должно рассматриваться как относящееся не только к пространству как таковому, но и к находящимся в нем естественным небесным телам.

Отмечается, что невозможно такое распространение пределов действия внутригосударственных правовых норм на небесные тела, которое бы фактически означало или опосредовало их национальное присвоение.

Основной непосредственной сферой действия внутригосударственных правовых норм в космическом пространстве являются космические объекты.

Государство, в регистр которого занесен объект, запущенный в космическое пространство, сохраняет контроль над таким объектом и над любым экипажем этого объекта во время их нахождения в космическом пространстве, в том числе и на небесном теле.

Важно то обстоятельство, что именно с момента запуска  космического объекта или сооружения такого объекта в космическом пространстве, включая небесные тела, возникают связанные с ним международные правоотношения, которые продолжаются до приземления объекта на территории запустившего его государства или сгорания при вхождении в плотные слои атмосферы.

Действие правовых норм государства регистрации в отношении экипажа не ограничивается только рамками самого космического объекта, а продолжают действовать и при выходе членов экипажа в открытый космос, нахождении на небесном теле за пределами своего корабля или станции, посещении космических кораблей, станций, установок, зарегистрированных в других государствах.

Диссертант допускает, что при переходе космонавтов из одного корабля в другой в соответствии с установленным расписанием работ действиями экипажа на борту соответствующего корабля руководит командир и наземный центр управления той страны, которой принадлежит данный корабль.

В диссертации акцентируется внимание на том, что особенностью космического права является наличие превалирующего значения регистрации космического объекта по сравнению с другими возможными основаниями юрисдикции (например, гражданством члена экипажа, правом собственности на объект, местом запуска космического корабля).

Отмечается, что тенденции расширения пределов действия внутригосударственных правовых норм находят отражение в национальном законодательстве.

Исторически сложилась достаточно устойчивая практика подчинения любого лица, находящегося в Антарктике, только юрисдикции государства его гражданства.

Правовой режим Арктики характеризуется особым режимом, что объясняется ее разделением на 5 секторов, каждый из которых примыкает к границам 5 государств и включает в себя государственные территории, территории со смешанным и международным правовыми режимами.

Глава третья «Действие правовых норм в пределах территориального верховенства других государств» включает в себя анализ особенностей установления границ действия внутригосударственных правовых норм на территории иностранных государств.

Первый параграф «Действие национальных правовых норм в пределах территориального верховенства других государств: общие положения» содержит общие положения действия национальных правовых норм на территории иностранного государства.

Феномен экстерриториального действия внутригосударственных правовых норм широко признан в отечественной и зарубежной доктрине.

Некоторыми авторами (Е.Т. Усенко, И.П. Блищенко, В.Н. Дурденевский) поддерживается позиция, ведущая к отрицанию возможности экстерриториального действия национального закона. В оценке рассматриваемых определений автор соглашается  с мнением И.И. Лукашука и В. Фишела, охарактеризовавших экстерриториальность как действие правовых норм в пределах территориального верховенства других государств, распространение юрисдикции за пределы границ государства.

Диссертантом подчеркивается, что за пределы государственной территории «выходят», как правило, нормы частного права, «выход» же за пределы национальных границ публичных норм рассматривается скорее как исключение.

В работе выделены три принципиальных положения, определяющих основы применения иностранного права, которые позволили сделать вывод, что иностранное право применяется на основе и в рамках внутригосударственного права и в соответствии с общепризнанными принципами международного права.

Автор приходит к выводу о том, что общее положение о неприменении судом иностранного публичного права имеет свои исключения; принудительное осуществление правовых норм одного государства на территории другого в принципе не исключается.

Углубление международных связей и стремление государств распространить национальное правовое регулирование на значительный круг отношений, затрагивающих их интересы, приводит к выходу за пределы государственной территории как частных, так и публичных правовых норм.

Далее обозначены принципы правомерного установления государством пределов действия национальных правовых норм: территориальный, национальный, защитный, пассивный персональный, универсальный и доктрина последствий. Исследование таких принципов позволило прийти к выводу о том, что основным критерием правомерности распространения государством правовых норм за пределы своей территории является наличие существенных связей между отношением, регулировать которое намерено государство посредством правовых норм, и самим государством. Существенность связи предполагает, что регулируемое общественное отношение будет иметь последствия на территории регулирующего государства, которые затронут его суверенные интересы.

Во втором параграфе «Особенности действия национальных правовых норм в пределах территориального верховенства других государств» приводятся и рассматриваются более конкретные случаи действия национальных правовых норм публичного и частного права на территории иностранного государства.

Принцип территориального и экстерриториального действия закона по-разному осуществляется в отраслях права. Наиболее строго территориальный принцип соблюдается в таких отраслях, как государственное, административное, уголовное, процессуальное право, а наибольшая экстерриториальность наблюдается у норм гражданского, коммерческого, семейного права.

Одним из признанных случаев экстерриториального действия норм публичного права является распространение за пределы государственной территории действия законов, устанавливающих уголовную ответственность.

Диссертант приходит к выводу, что пространственное действие уголовно-правовой нормы основано на совокупности правил (принципов), известных как территориальный, персональный (активного гражданства), иммунитетов от уголовной юрисдикции, защиты, универсальный и экстрадиции.

При территориальном принципедействия закона приоритет отдается территориальному принципу или принципу места совершения преступления, именовавшегося ранее «принципом земли».

Исключением из территориального принципа пространственного действия уголовного закона является принцип ответственности военнослужащих, находящихся в составе вооруженных частей одного государства на территории другого государства.

В основе принципа активного гражданства лежит обязанность и право государства наказывать своих граждан (подданных) не только за преступления, совершенные в пределах этого государства, но и осуществленные за границей. Большое значение имеет положение о том, что никто не должен быть вторично судим или наказан в соответствии с правом каждой страны, которое ряд государств рассматривают как невозможность двойного осуждения лица за одно и то же преступление только в одном и том же государстве. Следовательно, не исключается новое осуждение лица, уже осужденного в государстве места совершения преступления, по закону своей страны после его возвращения.

Практическая реализация экстерриториального действия внутригосударственных норм уголовного права прослеживается в институте выдачи преступников (экстрадиция).

Анализ позиций в отношении возможности придания уголовному закону государства экстерриториального действия свидетельствует о широком признании того, что достаточным условием для такого действия является совершение преступником деяний, имеющих негативные, а тем более серьезные негативные последствия в отношении данного государства.

При решении вопросов о пространственном действии уголовно-правовых норм в отношении дипломатических лиц существенная роль принадлежит институту иммунитетов от уголовной юрисдикции. Речь может идти лишь об освобождении от исполнительной юрисдикции,  «юрисдикция принуждения» исключается.

В ряде случаев действие национального законодательства вне территории государства распространяется на различные сферы, подверженные серьезному контролю со стороны заинтересованных стран (ограничение монополистической деятельности, валютное право, национализация).  Законодательство с расширенными пределами действия нацелено, прежде всего, на обеспечение национальных суверенных интересов.

Государства, сталкиваясь с практикой неправомерного распространения другими государствами действия национальных правовых норм за пределы национальных территорий, вправе принимать блокирующее законодательство.

В настоящем параграфе рассматривается комплекс вопросов, относящихся к признанию и приведению в исполнение иностранных судебных решений. Следует отметить, что при этом необходим запрет на неограниченное распространение действия иностранного судебного решения на территории другого государства.

Критерий, который позволяет определить границы распространения правового действия правоприменительных актов зарубежных органов правосудия, может быть установлен исходя из теории кумулятивности, суть которой состоит в том, что распространение действия иностранного судебного решения доходит лишь до пределов действия соответствующего решения, вынесенного внутри признающего государства.  

Говоря о характеристике частного права, автор подчеркивает, что одни и те же нормы иностранного частного права применяются в разных государствах далеко не в одинаковых пределах «экстерриториальности».

Распространение государством пределов действия национальных правовых норм за рамки своих границ будет правомерным в случаях, когда оказываются затронутыми суверенные интересы данного государства, но лишь при условии, что в результате такого расширения не происходит вмешательство в дела, составляющие исключительную компетенцию других государств.

В заключении работы автор формулирует основные выводы по теме проведенного диссертационного исследования и привлекает внимание к его практической значимости.  

В конце работы приведен список литературы, использованной в ходе работы над  исследованием. 

Основные положения диссертационного исследования отражены

в следующих публикациях:

Публикация в рецензируемом научном журнале, рекомендованном Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации:

1. Белякович, Е.В. К вопросу о действии правовых норм на территориях со смешанным правовым режимом / Е.В. Белякович // Ленинградский юридический журнал. – 2008. – № 4. – С. 178-186. (0,6 п.л.)

Публикации в иных изданиях:

2. Белякович, Е.В. Коллизии пространственного действия правовых норм / Е.В. Белякович // Сибирский юридический вестник. – 2008. – № 4. – С. 3-7. – 0,6 п.л.

3. Белякович, Е.В. Понятие и пределы правового регулирования /

Е.В. Белякович // Сибирский юридический вестник. – 2006. – № 4. – С. 3-9. – 0,9 п.л.

4. Белякович, Е.В. О понятии территории государства / Е.В. Белякович // Сибирский юридический вестник. – 2006. – № 2. – С. 3-10. – 1,0 п.л.

5. Белякович, Е.В. О территориальном и экстерриториальном действии правовых норм / Е.В. Белякович // Сибирский юридический вестник. – 2006. – № 1. – С. 3-9. – 0,9 п.л.

 

 

Градовский А. Д. Начала русского государственного права. Т. 1. М., 2006. С. 152. 

Экстерриториальный (от лат. exterritorium) – находящийся вне территории. В юридической литературе наряду с термином «экстерриториальность» существует понятие «экстратерриториальность». В контексте настоящего диссертационного исследования названные понятия понимаются как идентичные.

Тилле А. А. Время, пространство, закон. М., 1965. С. 104.

Покровский И. А. История римского права. М., 2004. С. 97.

Лунц Л. А. Курс международного частного права : в 3 т. М., 2002. С. 120.

Все обычаи носят территориальный характер.

Мандельштам А. Н. Гаагские конференции о кодификации международного частного права. СПб., 1900. С. 42.

Козлова Т. С. Исторические корни некоторых институтов международного частного права // Российская юстиция. 2005. №8. С. 70.

Ушаков Н. А. Международное право : основные термины и понятия. М., 1996. С. 38.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.