WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Юридическая ситуация как общетеоретическая категория

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

Шипунов Иван Викторович

 

ЮРИДИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ

КАК ОБЩЕТЕОРЕТИЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЯ

 

 

12.00.01 –

теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

 

 

 

Омск – 2009

Диссертация выполнена на кафедре теории и истории государства и права      ГОУ ВПО «Алтайский государственный университет»

 


Научный руководитель:

 

Официальные оппоненты:

 

 

Ведущая организация:

                  

доктор юридических наук

Сорокин Виталий Викторович

доктор юридических наук

Кожевина Марина Анатольевна

кандидат юридических наук

Васильев Антон Александрович

ГОУ ВПО «Саратовский юридический институт МВД РФ»


                                                               

Защита состоится «14» мая 2009 года в 16 час. 00 мин. на заседании диссертационного совета ДМ 212.179.06 при ГОУ ВПО «Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского» по адресу: 644065, г. Омск, ул. 50 лет Профсоюзов, д. 100, учебный корпус 7 (юридический факультет), ауд. 315, зал заседаний Ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ГОУ ВПО «Омский государственный университет им Ф.М. Достоевского» по адресу: 644077, г. Омск, пр. Мира, д. 55 а, учебный корпус 2.

Автореферат разослан «___» ______________ 2009 года

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент                                                 И.В. Глазунова

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. Многоаспектность правового бытия предопределяет неустанный научный поиск ранее не исследованных закономерностей его существования и развития, равно как и обоснование необходимости утверждения новых правовых категорий, способных предметно раскрыть такие закономерности. Объяснение локализованных в пространстве и времени явлений правовой действительности, мыслимой как взаимопроникновение правовых и фактических начал, через общепризнанные категории «правоотношение» и «юридический факт» не вскрывает всех без исключения характеристик, требующих правового разрешения жизненных случаев, в связи с чем представляется актуальным обособление и самостоятельное операциональное исследование категории «юридическая ситуация» с определением ее места в правовой действительности. Ориентация на примат позитивного права и обусловленное этим понимание правовой действительности как постигнутого правом бытия с нивелированием собственно жизненных начал права не должны признаваться достаточными для объяснения закономерностей существования правовой действительности, что влечет значимость исследования ее фактических оснований. В настоящее время назрела необходимость постановки вопроса об изучении правовой действительности с позиции ее ситуационности, чему должно способствовать обоснование юридической ситуации как самостоятельной теоретико-правовой категории.

Известная и во многом необходимая специализация общетеоретических исследований, выделение в качестве самостоятельных областей научной деятельности философии, собственно теории и социологии права, помноженные на тенденцию обособления теоретической науки и юридической практики, с неизбежностью влекут определенную степень секуляризации теоретико-правового знания, что в первую очередь способствует духовной, ценностной дезориентации освоения правовой действительности и разрешения юридических дел. В связи с этим представляется актуальной попытка интегративного освещения проблем правоприменения на основе целостного, комплексного, системного восприятия правовой действительности, что также определяет обоснованность выбора поставленной проблемы в качестве темы диссертационного исследования.

Традиционное понимание правоприменения как деятельности по подведению фактических обстоятельств под правовую норму привело к  достаточной разработанности в теоретико-правовой науке формально-логического уровня правоприменения, однако его творческий аспект исследуется учеными-теоретиками не настолько интенсивно, поэтому выявление скрытых механизмов правоприменительного процесса посредством исследования юридической ситуации как самостоятельного явления видится достаточно актуальным.

Существуют также причины прикладного характера, повлекшие выбор разрабатываемой проблематики.

Во-первых, отсутствует теоретическая концепция понимания юридического дела как определенной правовой целостности.

Во-вторых, в теории права неполно исследованы механизмы влияния юридической ситуации (как средоточия фактических и правовых начал) на принятие и оформление правоприменительного решения.

В-третьих, недостаточно изучены роль правосознания и правопонимания при разрешении юридических дел и соответствующий механизм действия в содержательном и методическом аспекте.

В-четвертых, подлежат самостоятельному исследованию правообразовательные возможности юридической ситуации в контексте дискуссии об источниках современного отечественного права.

Объектом исследования выступает система общественных отношений, связанная с разрешением юридических дел.

Предметом исследования являются теоретико-правовые закономерности существования и функционирования юридической ситуации и связанных с ней правовых институтов.

Цель диссертационной работы обосновать понятие, сущность и общие закономерности функционирования юридической ситуации как самостоятельной теоретико-правовой категории.

Достижение указанной цели обусловило постановку и решение следующих задач диссертации:

- определить понятие «юридическая ситуация», правовую природу и признаки юридической ситуации;

- провести соотношение юридической ситуации со смежными правовыми категориями (юридическим фактом, правоотношением, предметом правового регулирования и другими);

- классифицировать юридические ситуации;

- установить место юридической ситуации в правовой системе;

- выяснить правообразовательные возможности юридической ситуации;

- провести анализ типов правопонимания в контексте разрешения юридических ситуаций;

- исследовать механизм разрешения юридических ситуаций;

- выявить факторы, влияющие на технику оформления юридических ситуаций.

Степень разработанности темы. Философские и научные исследования, посвященные ситуационному подходу, не столь многочисленны. Зарождение ситуационного подхода к познанию действительности произошло в лоне экзистенциальных исследований, среди которых наиболее значимыми представляются работы Карла Ясперса . Ситуационный взгляд на бытие используется представителями синергетики – научного направления, в рамках которого исследуются взаимопереходы порядка и хаоса, в том числе, в развитии социальных систем . Однако в познавательно-методологическом аспекте ситуационный подход как самостоятельное средство познания в отечественной науке впервые получил обоснование лишь несколько лет назад в рамках всероссийского семинара, состоявшегося в г. Казани, по итогам которого изданы сборники трудов под названием «Ситуационные исследования. Выпуски 1 и 2». Особо следует указать на заслуги профессора Н.М. Солодухо, который разрабатывает общетеоретические научные характеристики ситуационного подхода .

Ситуационная проблематика в правоведении не может быть признана достаточно разработанной. Изучение ситуационного аспекта правовой действительности проводится на уровне отраслевых и специальных юридических наук , однако должного общетеоретического осмысления данная проблема до настоящего времени не получила, что подчеркивает актуальность предпринятого исследования. В теории права наиболее значимыми работами в контексте заявленной темы необходимо признать исследования В.Б. Исакова о социальной ситуации и С.С. Алексеева, который впервые предпринял попытку обособления понятия «правовая ситуация» с выделением рада свойств правовой ситуации .

Тем не менее, в рамках общей теории права по обозначенной теме нет специальных монографических, диссертационных работ. Комплексные, системные исследования данного правового явления и связанных с ним закономерностей в теории права отсутствуют, в связи с чем избранная тема является неразработанной и новой для теоретико-правовой науки.

Методологическая основа исследования. Методология включает в себя мировоззренческую позицию автора, подходы, принципы, методы познания.

В основу диссертационной работы положен диалектический подход к познанию правовой действительности и юридической ситуации как самостоятельного правового явления, помноженный на признание ситуационности правового бытия.

Автором использованы общенаучные методы абстрагирования, восхождения от абстрактного к конкретному, анализа, синтеза, сравнения, общелогические методы исследования для выявления сущности, признаков и видов юридических ситуаций. Системный, структурный и функциональный методы исследования применялись для определения места юридической ситуации в правовой действительности и познания ее функциональных возможностей в правовой системе.

К числу использованных в работе специальных, характерных для правоведения методов следует отнести: сравнительно-правовой, связанный с сопоставлением различных правовых систем в целях выявления правообразовательных характеристик юридической ситуации, формально-юридический, предполагающий оценку источников позитивного права, метод толкования права, использующийся для определения смысла правовых установлений, применяемых при разрешении юридических ситуаций.

Теоретическая основа диссертации. Рассмотрение юридической ситуации не только в качестве правовой категории, но и юридической конструкции, предопределило обращение автора к трудам правоведов различной направленности, что позволило придать исследованию комплексный характер. В работе использованы сочинения современных отечественных теоретиков и философов права, которые условно можно разделить на группы:

 по общетеоретическим вопросам – труды: С.С. Алексеева, Д.А. Керимова, В.М. Сырых, В.С. Нерсесянца, Ю.А. Тихомирова, О.В. Мартышина, О.Э. Лейста, Р.З. Лившица, Г.В. Мальцева, А.И. Экимова, А.М. Васильева, М.И. Байтина, М.А. Кожевиной;

 по проблеме правосознания: Е.И. Фарбера, К.Т. Бельского, В.В. Сорокина, Г.С. Остроумова, Е.А. Лукашевой, Н.Я. Соколова;

 по вопросам правовой системы и источников права: С.С. Алексеева, В.К. Бабаева, Н.И. Матузова, А.В. Малько, М.Н. Марченко, С.В. Полениной, Л.Б. Тиуновой, С.В. Бошно, С.К. Загайновой;

по проблеме юридических фактов и правоотношений: В.Б. Исакова, Ю.Г. Ткаченко, Р.О. Халфиной, Ю.К. Толстого, Г.А. Нанейшвили;

по вопросам правоприменения и юридической техники: И.Я. Дюрягина, В.В. Лазарева, А.Ф. Черданцева, П.Е. Недбайло, М.А. Гурвича, В.Н. Карташова, В.И. Леушина, А.Т. Боннера, Н.Н. Вопленко, А.Б. Венгерова, В.М. Баранова, Т.В. Кашаниной и других авторов.

Также в работе использованы труды дореволюционных отечественных правоведов и философов права: С.А. Муромцева, Ю.С. Гамбарова, В.С. Соловьева, И.А. Ильина, П.Г. Виноградова, Е.В. Васьковского,   Б.А. Кистяковского и зарубежных ученых: Ж.-Л. Бержеля, Г. Кельзена, Р. Иеринга, Э. Леви, А. Барака, К. Цвайгерта, Х. Кётца, Р. Давида.

Нормативно-правовую основу работы составили Конституция Российской Федерации, федеральные конституционные законы, федеральные законы (в том числе кодифицированные), подзаконные нормативно-правовые акты Российской Федерации.

В качестве эмпирической основы диссертации выступает правоприменительная практика Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, Алтайского краевого суда и районных (городских) судов Алтайского края.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в следующем:

- впервые дано теоретико-правовое обоснование понятия «юридическая ситуация», сформулировано определение, обоснованы сущность, признаки, свойства юридической ситуации, проведено соотношение юридической ситуации со смежными правовыми категориями, предложена классификация юридических ситуаций;

- определено место юридической ситуации в правовой системе;

- содержательно обоснован механизм осуществления правообразовательных возможностей юридической ситуации;

- обоснована регулятивная роль правопонимания в разрешении юридических ситуаций;

- раскрыт механизм влияния целостного восприятия юридической ситуации на процесс и результат правоприменения посредством принципа нравственной справедливости;

- выделены общие факторы, влияющие на технику оформления юридической ситуации.

На защиту выносятся следующие положения, в которых нашла отражение научная новизна диссертации:

1. Под юридической ситуацией можно понимать случайно сложившуюся в определенных условиях места и времени единую, целостную, относительно стабильную совокупность обстоятельств, которая подлежит определенному правовому разрешению, носит предположительный характер, характеризуется повторяемостью и конфликтностью.

2. Ввиду ретроспективности «юридического» времени в процессе правоприменения юридическая ситуация для правоприменителя находится позади времени ее разрешения. Пространственная характеристика юридической ситуации представляет собою скорее фикцию, чем существующее явление, поскольку оцениваемые события уже произошли и у правоприменителя имеются лишь сведения о них. Юридическая ситуация носит качество сущего, в ней проявляется переход правовой возможности в правовую действительность. Юридическая ситуация всегда случайна с точки зрения реальной действительности и не всегда необходима с позиции права, а конкретная юридическая ситуация воплощает в себе как начала случайности, так и необходимости. Только когда юридическая ситуация уже случилась, попавший в подобные условия индивид начинает соизмерять будущее поведение с правом. Признаками юридической ситуации являются разрешимость, определенность, предположительный характер, повторяемость, конфликтность.

3. Юридические ситуации можно подразделять на следующие виды: правовые и неправовые, оспоренные и неоспоренные, разрешенные и неразрешенные, однородные и неоднородные, нормативные и казусные, судебные и несудебные, ординарные и неординарные.

4. Юридическая ситуация, изначально выступая явлением правовой действительности, стремится к организованности и посредством своего разрешения переходит в разряд элементов правовой системы, выполняя при этом функцию отражения результата правового воздействия, приобретая свойство организованной, системно-структурной целостности, располагаясь в правовой системе в компоненте «реализация права». Неправовая, то есть ошибочно разрешенная юридическая ситуация не может стать элементом правовой системы.

5. Располагаясь в подсистеме «правоприменение», разрешенная юридическая ситуация посредством внутренних связей переходит в компонент правосознания, закрепляясь в нем в качестве стереотипа, в чем выражается ее системообразующая функция. Неразрешенная юридическая ситуация также может оказывать влияние на правовую систему непосредственно через компонент правосознания, минуя правоприменение. В компоненте «реализация права» юридическая ситуация воплощает в себе реально существующее бытие, в компоненте «правосознание» – представление о ситуации или определенный стереотип, в позитивном праве юридическая ситуация закрепляется в гипотезе правовой нормы. Таким образом, юридическая ситуация находит свое проявление во всех компонентах правовой системы, что предполагает возможность выделения ситуационного аспекта правовой системы, призванного отразить ее гибкость и оградить от излишней формализованности.

6. Правообразовательные возможности юридической ситуации проявляются в том, что одним из механизмов действия судебной практики как источника права является принятие судьей решения с использованием ситуационного стереотипа правосознания, образующегося в результате восприятия судьей убедительно разрешенных однородных юридических ситуаций, правильность оценки которых авторитетно подтверждена судом вышестоящей инстанции.

7. При разрешении юридических ситуаций следует исходить из широкого понимания права в его интегративной трактовке. Поскольку отдельные явления правовой действительности представляют собой проявление сущности права, такое разрешение должно быть системным и базирующимся на нравственной обусловленности права, то есть на идеях и принципах добра и справедливости, которые друг другу не противопоставляются, а образуют единое начало нравственной справедливости.

8. Правопонимание как фундаментальный, глубинный слой правосознания и базовая социально-правовая установка, носящая мировоззренческие характеристики, имеет самостоятельное регулятивное значение, обусловливает методику оценки юридических ситуаций и может выступать решающим фактором при их разрешении, предопределив содержательное отношение к юридической ситуации.

9. Такие свойства профессионального правосознания, как устойчивость, беспристрастность, преобладание общественного аспекта над индивидуальным, могут обусловливать недоучет специфики конкретной ситуации, формирование устаревших стереотипов, непомерную и избыточную «юридическую скрупулезность», что в свою очередь может негативно отразиться на целостном восприятии юридической ситуации и привести к ошибкам в правоприменении.

10. Целостное восприятие юридической ситуации (учет конкретных обстоятельств дела – особенностей юридической ситуации) может непосредственно повлиять на принятое судьей решение исключительно посредством правовой константы добра и справедливости и стать препятствием для вынесения какого-либо другого решения. Целостным образом воспринятая юридическая ситуация проходит в правосознании судьи «проверку на справедливость» и вызывает у него нравственно-правовое чувство удовлетворения или неудовлетворения определенной оценкой данной ситуации.

11. Процессуальный механизм принятия и доведения до сведения судебного решения (институт тайны совещательной комнаты, разорванность во времени принятия и мотивирования судебного решения) дает возможность ищущему истину судье вынести нравственно-справедливое решение. Более того, реальную возможность действия идее нравственной справедливости, основанной на целостном восприятии юридической ситуации, дают формальные техники принятия судебного решения: толкование, аналогия права, ситуационные (дискреционные) нормы, судейское (судебное) усмотрение.

12. Судебная юридическая ситуация получает оформление именно в мотивировочной части судебного постановления, при этом уникальность каждой юридической ситуации предполагает вариативность ее оформления. В качестве факторов, оказывающих влияние на технику оформления судебной юридической ситуации, могут выступать: правовая природа судебного постановления, существо принятого решения, понимание судьей значения оформленной юридической ситуации, ситуационный стереотип правосознания.

Теоретическая значимость работы видится в определении понятия «юридическая ситуация», выявлении сущности юридической ситуации, ее признаков, видов юридических ситуаций, установлении места юридической ситуации в правовой действительности, ее функциональных и правообразовательных возможностей, а также в рассмотрении некоторых ранее не освещенных вопросов правоприменения. Полученные результаты могут быть использованы в преподавании учебной дисциплины «Теория права и государства», исследование обогащает такие ее разделы, как «Применение права», «Правовая система», «Источники права», «Юридическая техника».

Практическая значимость диссертации заключается в возможности использования результатов работы непосредственно в правоприменении, особенно в гражданском судопроизводстве. Особую практическую значимость представляет разработка механизма действия правопонимания при разрешении юридических ситуаций, обоснования юридической ситуации как целостного правового явления, правообразовательных возможностей юридической ситуации, а также механизма использования идеи и принципа нравственной справедливости.

Апробация результатов исследования. Работа выполнена и обсуждена на кафедре теории и истории государства и права юридического факультета Алтайского государственного университета; полученные в ходе исследования результаты нашли отражение в девяти публикациях автора в сборниках научных работ и тезисов докладов.

Основные положения диссертационной работы докладывались на: Международной научной конференции «Источники права: проблемы теории и практики» (Российская академия правосудия, г. Москва, 22–25 мая 2007 года), Всероссийской научно-практической конференции «Правовые проблемы укрепления российской государственности» (Томский государственный университет, 25–27 января 2007 года), Всероссийской научно-практической конференции «Право и государство: приоритеты XXI века» (Алтайский государственный университет, 29–30 сентября 2006 года), Международной научно-практической конференции «Приоритетные направления развития правового государства» (Алтайская академия экономики и права, 28–29 сентября 2007 года), Всероссийской научно-практической конференции «Российская юридическая наука: состояние, проблемы, перспективы» (Алтайский государственный университет, 19–20 сентября 2008 года).

Основные выводы диссертации доложены и обсуждены на совещании судей судебной коллегии по гражданским делам Алтайского краевого суда, где была отмечена актуальность исследования и значимость выводов для разрешения юридических дел.

Структура работы в соответствии с целью и задачами исследования включает введение, три главы, заключение и библиографический список.


Содержание работы

Во введении показана актуальность исследования, определены его объект и предмет, цель и задачи, освещена степень научной разработки и новизна темы, охарактеризованы методологическая, теоретическая и эмпирическая основы исследования, сформулированы выносимые на защиту положения, обозначены теоретическое и практическое значение работы, отмечена апробация результатов исследования.

В первой главе «Общее понимание юридической ситуации» впервые на уровне специального исследования предпринимается попытка обоснования необходимости внедрения данного понятия в аппарат теории права, дается его определение, выявляются признаки и характерные черты исследуемого явления, дается соотношение юридической ситуации со смежными правовыми категориями и классификация юридических ситуаций.

В первом параграфе постулируется недостаточность исследования правовой действительности исходя из вектора исследования от права к факту и анализа локализованных правовых явлений через категории «юридический факт» и «правоотношение», обосновывается необходимость изучения фактической составляющей правовой действительности, выявления закономерностей обратного воздействия факта на право, в том числе в процессе правоприменения. Утверждается, что при слиянии фактического и юридического в ходе правоприменения возникает особый объект – юридическая ситуация, как целостное правовое явление, отражающее результат такого взаимопроникновения права в жизнь, которое представляет собой элемент вновь образованной правовой материи.

В соответствии с избранным направлением исследования выделяются свойства, присущие любой социальной ситуации: она отражает внешние по отношению к чему-либо условия места и времени, а также сами явления, оказывающиеся в этих условиях; возникает стихийно (случайно); максимально конкретна, уникальна, неповторима; обусловливает поведение оказавшегося в определенных условиях субъекта; предполагает оценку сложившихся обстоятельств.

По мнению автора, указанные характерные черты в отношении юридической ситуации имеют определенную специфику, которая выражается в следующем:

- ввиду ретроспективности «юридического» времени в процессе правоприменения юридическая ситуация для правоприменителя находится позади времени ее разрешения;

- пространственная характеристика юридической ситуации представляет собой скорее фикцию, чем существующее явление, поскольку оцениваемые события уже произошли и у правоприменителя имеются лишь сведения о них;

- юридическая ситуация носит качество сущего, в ней проявляется переход правовой возможности в правовую действительность;

- юридическая ситуация всегда случайна с точки зрения реальной действительности и не всегда необходима с позиции права. Конкретная, данная в определенном месте и времени юридическая ситуация воплощает в себе как начала случайности, так и необходимости;

- только когда юридическая ситуация уже случилась, попавший в подобные условия индивид начинает соизмерять будущее поведение с правом.

После выявления свойств юридической ситуации автор выделяет признаки, атрибутивные, сущностные характеристики, которые дают возможность обособить юридическую ситуацию от иных явлений правовой действительности.

Признаками юридической ситуации являются:

разрешимость. Данный признак является базовым, определяющим, той сущностной характеристикой правовой ситуации, которая закладывает основу для ее понимания, описания и установления связанных с ней закономерностей. Разрешимость предполагает, что объективно требующие права жизненные ситуации должны получить именно правовое разрешение, обязательность разрешения юридической ситуации (императив невозможности отказа от ее разрешения), субъективно-ценностное отношение правоприменителя к юридической ситуации;

определенность. Юридическая ситуация стремится к определенности, то есть к однозначному разрешению, и должна быть закреплена в определенной правовой форме. Определенность предполагает также стабильность оценки юридической ситуации, невозможность произвольного изменения определенным образом разрешенных юридических ситуаций, что гарантируется законной силой правоприменительного решения;

предположительный характер. Ретроспективность юридической ситуации обусловливает возможную неполноту сведений о реально происходивших в прошлом действиях и событиях (ввиду объективной невозможности их достоверного установления или сокрытия информации), поэтому в целях достижения определенности в разрешении юридической ситуации используются специальные правовые средства, к которым можно отнести, в частности, правовые презумпции, фикции и преюдиции;

повторяемость. Как социальный регулятор право основано на поиске типичных моделей поведения, специфика правового мышления состоит в отбрасывании юридически незначимого, что с неизбежностью влечет выделение данного признака. Также повторяемость проявляется в существовании однородных юридических ситуаций, которые по своим сущностным характеристикам схожи до степени достаточности вынесения аналогичных решений;

конфликтность юридической ситуации проявляется в столкновении интересов ее участников в ходе «борьбы за право», в постоянном противоречии факта и права, в конкуренции между правовыми предписаниями.

В заключение параграфа дано определение понятия «юридическая ситуация». Под юридической ситуацией предложено понимать случайно сложившуюся в определенных условиях места и времени, единую, целостную, относительно стабильную совокупность обстоятельств, которая подлежит определенному правовому разрешению, носит предположительный характер, характеризуется повторяемостью и конфликтностью.

Во втором параграфе ставится вопрос о соотношении юридической ситуации со смежными правовыми категориями: юридический факт, правоотношение, предмет правового регулирования, гипотеза правовой нормы, юридический казус, правовой конфликт.

Юридическая ситуация, в отличие от юридического факта (состава), предполагает выявление юридических последствий уже совершенных действий или случившихся событий; ее использование ограничено объяснением закономерностей исключительно правоприменения; она может включать имеющие правовое значение обстоятельства, которые в норме права прямо не закреплены; предполагает методику оценки совокупности обстоятельств с позиции подтверждения той или иной противоречивой позиции, а также целостное восприятие совокупности юридически значимых обстоятельств и многоуровневость их расположения с точки зрения механизма доказывания.

В отличие от правоотношения юридическая ситуация заранее не смоделирована, ретроспективна и наличествует лишь в правоприменении; состоит не только из целесообразных и необходимых связей между ее участниками, но также из иных отношений и зависимостей, отражающих реальное поведение участников ситуации; представляет собою «узел» правоотношений и обстоятельств, которые к тому или иному правоотношению отнести невозможно.

И предмету правового регулирования, и юридической ситуации имманентно присуще свойство потребности в праве; они представляют собой явления, которые объективно могут быть правом урегулированы (разрешены). Однако юридическая ситуация предполагает обязательность разрешения, тогда как предмет правового регулирования не исключает неурегулированные участки; юридические ситуации отражают предмет правового воздействия в специфичной форме – подлежащий разрешению спор.

Взаимопереход содержащихся в гипотезе правовой нормы условий с составляющими юридическую ситуацию фактами составляет диалектику взаимодействия данных категорий. Правовая ситуация всегда жизненно богаче гипотезы, в то же время последняя содержит сконцентрированную правовую суть ситуации.

Категории «юридическая ситуация» и «юридический казус» можно условно соотнести как общее и частное с позиции степени заложенности в них случайных причинностей. Юридический казус как вид неординарной юридической ситуации содержит в себе непредсказуемый с точки зрения права элемент, который в то же время с позиции жизни имеет причину.

Юридическая ситуация, с одной стороны, является видом правового конфликта, с другой – средоточием разного рода юридических конфликтов: коллизионного конфликта, конфликта права и факта и собственно конфликта между тяжущимися сторонами.

Третий параграф посвящен классификации юридических ситуаций. Автором предлагается осуществлять выбор основных критериев классификации, следуя из выбора в качестве базового свойства признака разрешимости юридической ситуации. Точно так же, как этот признак настраивает логику развертывания понятия в плоскости остальных его сущностных черт, разрешимость определяет главные видовые отличия правовых ситуаций.

В зависимости от характера принятого в результате рассмотрения ситуации решения можно разделить юридические ситуации на правовые и неправововые. В данном контексте под правовыми понимаются те юридические ситуации, которые разрешены юридически верно, соответствуют духу права – правовой константе добра и справедливости, выражают истину по делу и являются собственно правовыми в исконном смысле этого слова. В свою очередь неправовые – это те юридические ситуации, которые разрешены неверно, то есть праву не соответствующие.

С точки зрения того, оспаривалось ли принятое решение, юридические ситуации можно подразделить на оспоренные и неоспоренные. Указывается, что неоспоренная юридическая ситуация далеко не всегда является истинно правовой, поскольку может иметь форму компромисса, который предполагает не согласие с оценкой ситуации, а всего лишь отсутствие возражений, безынициативность ее участников по оспариванию ситуации.

В зависимости от реализации заложенной в юридическую ситуацию потребности в праве юридические ситуации можно разделять на разрешенные и неразрешенные. Первые являются основанием правоприменительного решения, оформляются в виде постановления компетентного органа, в связи с чем приобретают свойство определенности. Неразрешенные же юридические ситуации не получают своего разрешения ввиду безынициативности участников ситуации, достижения между ними консенсуса по вопросам права (мировое соглашение) либо ввиду несоблюдения процессуальных требований защиты своих прав.

По степени схожести составляющих правовые ситуации обстоятельств до уровня необходимости вынесения одинаковых решений юридические ситуации можно подразделять на однородные и неоднородные.

С позиции предусмотренности составляющих юридическую ситуацию обстоятельств в норме права юридические ситуации предлагается условно подразделять на нормативные и казусные.

В качестве критерия выделения видов юридических ситуаций автором называется статус правоприменителя (существо вида правоприменения). На основании данного критерия юридические ситуации следует делить на судебные и несудебные.

Автор полагает, что степень сложности разрешения юридических ситуаций является универсальным, хотя и достаточно условным критерием разграничения, содержащим в себе безапелляционные предпосылки, порожденные судебной практикой, способным претендовать на научность. По данному критерию юридические ситуации предлагается разделять на ординарные и неординарные, также автором выделяются факторы, влияющие на степень сложности разрешения юридической ситуации.

В конце параграфа обосновывается условность деления юридических ситуаций в зависимости от их отраслевой принадлежности, отнесения к материальным или процессуальным, а также оформленным или неоформленным правовым явлениям.

Вторая глава «Юридическая ситуация и правовая действительность» посвящена определению места юридической ситуации в правовой действительности и механизма операционального использования исследуемого явления, характеристике юридической ситуации как правовой конструкции.

В первом параграфе обосновывается целесообразность исследования правовой действительности посредством системного и структурного методов, при этом автор исходит из необходимости разделения понятий «правовая система» и «правовая действительность». Правовая система не может включать в себя в качестве необходимых и достаточных элементов правовые явления, которые не состоят в отношениях закономерной связи и не отражают результат целенаправленного правового воздействия. При исследовании юридической ситуации целесообразно представлять правовую действительность в «снятом» виде, которая в таком случае мыслится скорее «в плоскости», нежели «трехмерно». Это связано с тем, что правоприменение предполагает наличие оценивающего ситуацию субъекта (судьи), который представляет юридическую ситуацию в качестве совокупности обстоятельств, сложившихся в определенном месте и времени.

Изначально юридическая ситуация выступает явлением правовой действительности, однако стремится к организованности, поскольку без выявления правовой природы отношений между составляющими ее обстоятельствами разрешение правовой ситуации невозможно. Посредством механизма разрешения юридической ситуации она входит в правовую систему в качестве результата правового воздействия, становясь тем самым частью правовой системы. Получая свое оформление в правоприменительном акте, то есть приобретая внешнюю форму, правовая ситуация становится достаточно определенной, упорядоченной и целостной, чтобы признать ее элементом правовой системы (функциональной единицей). Именно отражение результата воздействия правовой системы на общественные отношения является той функцией, которую выполняет в правовой системе юридическая ситуация. Автор далее отмечает, что неправовая юридическая ситуация не всегда отражает результат воздействия правовой системы. Причина неверного разрешения ситуации подчас находится за пределами правовой системы, поэтому неправовая юридическая ситуация не может быть элементом правовой системы.

В целях определения места юридической ситуации в правовой системе используется предложенная В.В. Сорокиным концепция выделения самостоятельных компонентов правовой системы, к которым ученый относит позитивное право как совокупность всех источников права, санкционированных государством; правообразование как процесс формирования источников права; реализацию права как процесс осуществления норм права; правосознание как совокупность представлений и чувств, выражающих отношение людей к праву . Соискателем указывается, что разрешенная правовая ситуация является целостным системно-структурным образованием, выполняющим функцию наглядного отражения эффективности действия правовой системы, поэтому она является ее элементом. Посредством механизма разрешения юридическая ситуация приобретает системные качества и входит в компонент, выражающий реализацию права (подсистема «правоприменение»). Этот процесс можно назвать прямым переходом юридической ситуации из правовой действительности в правовую систему. Утверждая способность юридической ситуации участвовать в формировании качества системы через внутренние и внешние системообразующие связи, автор в качестве элемента правовой системы выделяет «однородную юридическую ситуацию» (многократно повторяющиеся, аналогичные по существу разрешения юридические ситуации), которая оказывает реальное воздействие на элементы и компоненты правовой системы.  Если единичной правовой ситуацией система подчас пренебрегает, то однородная юридическая ситуация с неизбежностью влечет изменение качества подсистемы «правоприменение», корректируя настрой этой деятельности.

Далее обосновывается вывод о возможности обнаружения юридической ситуации во всех компонентах правовой системы. Однородная юридическая ситуация, несущая в себе в снятом виде принцип разрешения аналогичных дел, при переходе в компонент правосознания трансформируется в своеобразный стереотип, который в свою очередь является элементом рационально-чувственного отношения к праву. Следовательно, посредством внутренних связей однородная юридическая ситуация, изначально располагаясь в правоприменении, переходит в компонент правосознания, в чем выражается системообразующая функция однородной правовой ситуации. Отмечается, что  неразрешенная (предполагаемая) юридическая ситуация также может оказывать влияние на правовую систему непосредственно через компонент правосознания, минуя правоприменение. В позитивном праве юридическая ситуация выступает в смоделированном, образном виде в качестве гипотезы правовой нормы. Таким образом, можно усматривать наличие юридической ситуации во всех компонентах правовой системы, в связи с чем вслед за выделением нормативного аспекта правовой системы можно установить существование и ее ситуационного уровня.

Ситуационный аспект правовой системы выражает неформализованное начало правовой системы, он призван отразить ее гибкость и оградить от чрезмерной органичности. Ситуационный взгляд на правовую систему позволяет предметно и конкретно уяснять предпринимаемые правотворческие инициативы. В регулятивном контексте ситуационный аспект правовой системы проявляется не только в правовом воздействии в рамках конкретной правовой ситуации, но и в существовании специальных ситуационных правовых средств, к которым можно отнести как минимум ситуационные (дискреционные) правовые нормы, казуальное толкование, технику аналогии закона и права, судейское усмотрение.

Второй параграф посвящен правообразовательным возможностям юридической ситуации.

В первую очередь указывается, что юридическая ситуация является фактором правообразования, поскольку отражает эффективность действия правовой системы. Ее роль состоит в том, чтобы показать, каким образом вся совокупность правовых средств ведет себя в конкретных, единичных условиях места и времени, то есть сама функция правовой ситуации придает ей качество фактора правообразования.

Далее правообразовательный потенциал юридической ситуации раскрывается автором посредством рассмотрения вопроса о судебной практике как источнике права. Сравнительный анализ сущности правовых и судебных систем Англии и России позволяет сделать вывод о невозможности внедрения в неизменном виде судебного прецедента в качестве источника российского права по причине различий в стиле правового мышления юристов, в историческом развитии правовых и судебных систем и их сущности, в стилях судебного решения, а также по причине существования в России четкого разделения на нормативное и казуальное (индивидуальное) правовое регулирование, отсутствии в отечественном правоведении концепции анализа судебного решения с позиции так называемой техники различий посредством выделения выводов по существу (ratio desidendi) и сказанного попутно (obiter dictum), при отсутствии принципа обязанности следовать прецеденту (stare decisis). Вместе с тем в работе выделены выгодные отличия общего права Англии: следование принципу преемственности в праве; убедительность, мотивированность правовых норм; нормотворческая роль суда и соответствующий этой роли статус судебных учреждений; практичность английского общего права, которые свидетельствуют о правильности самой идеи признания за отечественной судебной практикой качества источника права.

Соискателем критически рассматриваются выделяемые в научной литературе источниковые формы судебной практики: руководящие разъяснения, судебные решения (единичные, многократно повторяющиеся, однородные, вышестоящих судов), правоположения, прецеденты толкования, правовые позиции. Предлагаются следующие условия для придания множественности судебных решений качества образца для разрешения других дел: таких решений должно быть не простое, а однородное множество; такие решения должны быть мотивированны и убедительны; они должны быть признаны правильными вышестоящим судом – достаточно судом кассационной инстанции (для придания решению авторитетности и общепризнанности); подлежащее разрешению дело должно быть однородным с ранее разрешенным по своим сущностным характеристикам. Однако сам по себе тезис о том, что судебное решение (или их совокупность) является источником права, не содержит в себе механизма, техники использования этого источника, в связи с чем положительным является выделение таких форм судебной практики, как правоположение, прецедент толкования и правовая позиция.

Автором предпринимается попытка обоснования иного механизма осуществления регулятивной роли судебной практики, исходя из того, что ее основой как источника права является разрешенная юридическая ситуация – симбиоз юридически значимых обстоятельств и соответствующих выводов суда. Предлагается ввести понятие ситуационного стереотипа правосознания, образующегося в результате триединства однородности, убедительности и авторитетности разрешения юридических ситуаций и соединяющего в себе как фактическое, так и правовое содержание юридической ситуации. Ситуационный стереотип судейского правосознания выгодно отличается от иных правовых установок тем, что основан на правовой действительности, сущей стороне права и напрямую связан с практикой его применения. Ситуационный стереотип правосознания имеет самостоятельное регулятивное значение, поскольку он является основой последующего разрешения аналогичных судебных ситуаций. Хотя техника использования ситуационного стереотипа правосознания не является самодостаточной, к ее основным преимуществам можно отнести: необходимость учета не только выводов суда, сделанных при принятии решения, но и тех юридически значимых обстоятельств, на основании которых решение вынесено; универсальность использования ситуационного стереотипа правосознания, его применимость к разрешению как ординарных, так и нестандартных аналогичных юридических ситуаций; непосредственность техники использования ситуационного стереотипа правосознания в отсутствие самостоятельного этапа анализа предыдущих судебных решений с позиции их однородности, убедительности и правильности; формирование ситуационного стереотипа на основе судебной практики и правосознания, то есть посредством взаимопроникновения «формальных» и «идеальных» источников права.

В третьем параграфе анализируются подходы к разрешению юридических ситуаций и исследованию правовой действительности в основных школах права: позитивизме (нормативизме), социологическом направлении, теории естественного права (юснатурализме), философском понимании права, концепции широкого понимания права, интегративного подхода. На основе теоретических выкладок и примеров из судебной практики выявлены достоинства и недостатки названных подходов к правопониманию в контексте исследования юридической ситуации как теоретико-правовой категории и разрешения юридических ситуаций. Автором обосновывается тезис о том, что наиболее целесообразно исходить из широкого понимания права в его интегративной трактовке с тем, чтобы изучать правовые явления не только с формально-догматических позиций, но и учитывать комплексные закономерности, отражающие единство социальной жизни. При таком подходе право рассматривается как реальное явление социального бытия. Кроме этого, в таком случае в правовых явлениях можно усматривать собственно социальные (общественные), психологические, духовные аспекты. На практике широкий подход к правопониманию влечет необходимость всестороннего исследования обстоятельств конкретных дел, регулирующих данные отношения правовых норм, понимания перспективы правоприменительного решения и его сути как акта справедливости, учета духовных начал права при принятии правоприменительных решений.

Автором аргументируется необходимость использования при исследовании правовой действительности системного и структурного подходов. В таком случае правовое бытие перестает быть аморфным образованием и приобретает качества целостности, устойчивости, единства и другие, характеризующие системные явления. Таким способом «интегративное» правопонимание, многоаспектность изучения правовой реальности вводится в рамки определенности системного подхода. Исследование правовой системы как более широкого понятия по сравнению с собственно правом дает возможность «примирить» различные типы правопонимания, поскольку в данном случае изучению подлежит и позитивное право, и его реализация, и правосознание, а также другие правовые явления. В отношении же исследования юридической ситуации такой подход позволяет установить ее место в правовой действительности, выявить механизм реализации ее правообразовательных характеристик. Системный подход при разрешении юридических дел позволяет не только определять смысл нормы посредством ее толкования в системе с другими правовыми установлениями, но и принимать решения, согласующиеся с ранее принятыми аналогичными решениями, то есть воспринимать заложенную в судебное решение юридическую ситуацию как часть правовой системы.

Различные типы правопонимания в правовой системе должны быть субординированы под высшими духовными и нравственными ценностями. Правовая действительность и явления ее составляющие представляют собой проявление сущности права, которая может быть выражена в известной римской формуле «Jus est ars boni et aequi» (право – это искусство добра и справедливости). В иерархии названных ценностей идея добра стоит выше и выполняет по отношению к справедливости контролирующую и направляющую функции. Используя для обоснования названных позиций примеры из судебной практики, автор отстаивает необходимость стремления к соответствию теоретических выкладок юридической практике.

Далее раскрывается механизм регулятивной роли правопонимания при разрешении юридических ситуаций.

Автор исходит из того, что правопонимание невозможно вынести за рамки правосознания, которое, в свою очередь, как духовный компонент правовой системы представляет собой источник юридической ситуации (наряду с фактами реальной действительности). Анализ сущности правосознания позволяет сделать вывод о существовании относительно самостоятельного регулятивного значения правосознания, которое формируется не только на основе правовых норм, но также посредством отражения «неправовой» действительности, вбирает в себя представления о различных социальных реальностях, что отражает целостность человеческого бытия и сознания. Правопонимание же и взгляд на сущность права являются тем глубинным, базовым, фундаментальным слоем правосознания, который несет в себе мировоззренческие характеристики.

Применяя теорию социальной установки как явления, концентрирующего в высокообобщенной форме потребности, интересы и цели, решение о готовности действовать по выработанной мышлением программе , автор делает вывод о том, что правопонимание представляет собой самую сильную, базовую социально-правовую установку, которая подчас имеет самостоятельное регулирующее значение и обладает такой сильной рефлективной способностью, что оказывается для индивида, группы, общества более значимым при оценке юридической ситуации, чем ее понимание в свете действующего позитивного права. С одной стороны, такая установка задает программу мышления для оценки юридической ситуации, то есть методику ее исследования, с другой – определяет содержательное, предметное отношение субъекта к оцениваемой ситуации.

Предметно освещая роль правопонимания через характер соотношения профессионального и обыденного правосознания, автор отмечает, что профессиональное правосознание, в отличие от обыденного, характеризуется устойчивостью, беспристрастностью, преобладанием общественного аспекта над индивидуальным, содержит в себе наиболее совершенную методику оценки юридических ситуаций, что способствует правильному их разрешению. Правопонимание судьи, как фундаментальная правовая установка, оказывает существенное влияние при оценке им юридической ситуации, поскольку оно является наиболее устойчивым, менее всего подвержено произвольному изменению, в концентрированном выражении содержит в себе правовой фон общества и является беспристрастной составляющей правосознания. Однако эти же свойства профессионального правосознания могут обусловливать необоснованный недоучет обстоятельств конкретной ситуации, формирование устаревших стереотипов, непомерную и избыточную «юридическую скрупулезность», что в свою очередь может негативно отразиться на целостном восприятии правовой ситуации и привести к ошибкам в правоприменении.

В заключение делается вывод о том, что только правосознание, базирующееся на понимании сущности права как справедливости в ее нравственной обусловленности, является основой для правильного разрешения юридических ситуаций.

В третьей главе «Юридическая ситуация и судебное правоприменение» освещены некоторые аспекты влияния юридической ситуации на вынесение судебного решения, а также вопросы оформления юридических ситуаций.

В первом параграфе поднимается вопрос о том, каким образом целостное восприятие судьей юридической ситуации (учет конкретных обстоятельств дела) может повлиять на принятие судебного решения в контексте творческого характера правоприменения. Автором обосновывается тезис о том, что именно в целостном восприятии юридической ситуации содержится ключ к выяснению механизма влияния конкретных обстоятельств дела на вынесенное судьей решение, то есть механизма, посредством которого фактические обстоятельства дела препятствуют судье вынести какое-либо другое решение. Утверждается, что целостное восприятие юридической ситуации (учет ее особенностей) может непосредственно повлиять на принятое судьей решение исключительно посредством правовой константы добра и справедливости. По мнению автора, целостное восприятие юридической ситуации может подразумевать не только собственно оценку установленных судом юридически значимых обстоятельств, но и тех, которые судом не установлены, а лишь предполагаются и на уровне правовой психологии признаются достоверными.

Представляется верной посылка, согласно которой возможность выхода за пределы установленной законом нормы ограничена рамками правовой системы, поскольку дух права в виде константы добра и справедливости составляет основу правовой системы. Автор подвергает критике точку зрения о том, что в настоящее время суд не обязан искать истину по делу, предлагает различать направленность на поиск истины по делу и фактическое ее отыскание, а также утверждает, что в любом случае должна существовать мотивированность судьи на поиск истины по делу, причем не только при установлении обстоятельств, но и при квалификации юридической ситуации. Справедливость же является не только идеей или принципом, но и своеобразным правовым чувством, которое должно быть укоренено в правосознании судьи как профессионала в деле отправления правосудия. Законность, разумность, добросовестность, оптимальность, целесообразность и иные используемые в качестве критериев правосудности судебного решения величины являются исключительно рациональными и не могут переходить на уровень правовой психологии в виде конкретного эмоционально-правового ощущения.

Автором предлагается следующий механизм влияния юридической ситуации на принятие решения по делу: целостным образом воспринятая юридическая ситуация проходит в правосознании судьи «проверку на справедливость» и вызывает у него нравственно-правовое чувство удовлетворения или неудовлетворения определенной оценкой данной ситуации. Сомнение в справедливости целостной оценки юридической ситуации побуждает судью совершать действия по поиску истины, которые возможны при надлежащей социально-правовой установке самого судьи на вынесение нравственно справедливого решения по делу. В этом проявляется тончайшая связь между особенностями каждой юридической ситуации и принятием судьей нравственно справедливого решения.

Автор отмечает, что «скрытый характер» влияния на судебное решение является для целостного восприятия юридической ситуации и принципа нравственной справедливости общим свойством. Однако сам процессуальный механизм принятия и доведения до сведения судебного решения (институт тайны совещательной комнаты, разорванность во времени принятия и мотивирования судебного решения) дает возможность ищущему истину судье вынести нравственно справедливое решение. Более того, реальную возможность действия идее нравственной справедливости, основанной на целостном восприятии юридической ситуации, дают формальные техники принятия судебного решения: толкование, аналогия права, ситуационные (дискреционные) нормы, судейское (судебное) усмотрение. В частности, указывается на возможность выделения ситуационного толкования как способа уяснения и разъяснения смысла правовых норм посредством целостного восприятия юридической ситуации с учетом принципа нравственной справедливости.

Предлагается в качестве универсального критерия осуществления судейского выбора признать целостное восприятие юридической ситуации, помноженное на искание истины и применение идеи нравственной справедливости. В качестве возможных способов такого признания указывается на дополнение традиционно выделяемых в теории права стадий правоприменения единой самостоятельной обязательной операцией целостного восприятия юридической ситуации и ее соотнесения с принципом нравственной справедливости. В отношении же гражданских дел необходимо и предметное закрепление принципа нравственной справедливости, в частности, путем дополнения статьи 195 ГПК РФ указанием на то, что решение суда должно быть не только законным и обоснованным, но и справедливым. В целях же верного понимания последнего требования к судебному решению и недопустимости вынесения произвольных судебных решений представляется целесообразным внесение изменений в Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 года № 23 «О судебном решении» , которые бы предусматривали, что решение является справедливым в том случае, когда судом созданы благоприятные условия для установления истины по делу и принятое им законное и обоснованное решение соответствует требованиям добра и справедливости.

Во втором параграфе рассматриваются вопросы техники оформления юридической ситуации. Утверждается, что юридическая ситуация получает оформление именно в мотивировочной части судебного постановления, поскольку здесь указываются установленные судом обстоятельства дела и лежащие в основе соответствующих выводов доказательства, а также суждения суда, относящиеся к правовой квалификации установленных обстоятельств и собственно решение по делу. Несмотря на существование общих требований к мотивировочной части судебного решения и возможности условного выделения ее составных частей (фактической и юридической), уникальность каждой юридической ситуации позволяет утверждать, что правоприменитель всегда имеет возможность оформить юридическую ситуацию тем или иным образом, то есть не исключена вариативность объективирования правовой ситуации.

Автором предлагается выделять следующие факторы, которые влияют на стиль оформления юридической ситуации:

- правовая природа судебного постановления. Оформление юридической ситуации зависит от того, закрепляется ли она в основном судебном постановлении, которым юридическая ситуация разрешается по существу (решение, приговор), или дополнительном, вспомогательном, служащим для решения процессуальных вопросов в рамках судопроизводства. Стиль оформления юридической ситуации напрямую зависит от вида судопроизводства, а также от инстанционной принадлежности судебного акта;

- существо принятого решения. Текстуально оформляя юридическую ситуацию в постановлении, судья заранее знает суть решения, в связи с этим и способ изложения ситуации будет продиктован целью обоснования именно этого решения, стремлением к его убедительности. Одна и та же гражданско-правовая юридическая ситуация, например, будет неодинаково отражена в итоговом решении в случае отказа в иске и, напротив, удовлетворения заявленных требований. Признается, что данный фактор носит условный характер, ведь юридическая ситуация разрешается определенно. Однако наглядными примерами различного оформления одной и той же юридической ситуации служат случаи, когда решение суда первой инстанции отменяется вышестоящим судом с принятием по делу нового решения либо изменяется;

- понимание судьей значения оформленной юридической ситуации. При оформлении юридической ситуации правоприменитель сталкивается с глубинным противоречием, возникающим при выборе стиля изложения юридической ситуации с позиции использования языковых приемов, а именно между ясностью (понятностью, простотой – ясностью для не-юристов) и точностью (профессиональностью) изложения юридической ситуации. Указывая не отсутствие однозначного выхода из данного противоречия, автор считает уместной направленность на повышение ясности оформления юридической ситуации по делам ординарным, не требующим разрешения сложных правовых вопросов, например, по делам, подсудным мировым судьям. В то же время оформление юридической ситуации судом кассационной и надзорной инстанции, как вышестоящих судов, практика которых является авторитетной и публичной, требует большей точности и использования профессиональных терминов при ее изложении;

- ситуационный стереотип правосознания. Оформление юридических ситуаций, разрешенных с использованием ситуационного стереотипа правосознания, обладает некоторой спецификой, поскольку в таких случаях необходимость всестороннего, полного, досконального обоснования решения и указания всех мотивов его принятия (то есть стремление судьи к убедительности решения) сокращается, что не может не повлиять на технику оформления юридической ситуации. Уникальность юридической ситуации влечет за собой невозможность шаблонного ее оформления, однако в ситуациях, разрешенных с использованием ситуационного стереотипа правосознания, тенденция к  универсальности оформления правовой ситуации неизбежна.

В заключении подведены основные итоги проведенного исследования, обобщены его важнейшие результаты и намечены проблемы, нуждающиеся в дальнейшем более глубоком изучении.

Основные положения работы нашли отражение в следующих публикациях автора:

В ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, определенных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации:

1. Роль правопонимания при разрешении юридических ситуаций // Бизнес в законе. – 2008. – № 2. – 0,2 п.л.

В иных научных изданиях:

2. Механизм правообразования и судебная ситуация // Источники права: проблемы теории и практики : Материалы Международной научной конференции / отв. ред. В.М. Сырых. – М. : РАП, 2008. – 0,2 п.л.

3. К вопросу о стадиях правоприменения // Право и государство: приоритеты XXI века : Материалы Всероссийской научно-практической конференции / отв. ред. В.Я. Музюкин, Е.С. Аничкин. – Барнаул : Изд-во Алт. ун-та, 2007. – 0,2 п.л.

4. Юридическая сила казуального толкования // Правовые проблемы укрепления российской государственности : сборник статей. Часть 37 / под ред. В.Ф. Воловича, А.М. Барнашова, В.М. Зуева. – Томск : ООО «ДиВо», 2007. –       0,1 п.л.

5. Юридическая ситуация как фактор правообразования // Источники права: проблемы создания, систематизации и реализации : Межвузовский сборник статей / под ред. В.Я. Музюкина, В.В. Сорокина. – Барнаул : Изд-во Алт. ун-та, 2007. – 0,6 п.л.

6. Техника отражения юридической ситуации в правоприменительном процессе // Юридическая техника. – 2007. – № 1. – 0,2 п.л.

7. Понятие юридической ситуации // Приоритетные направления развития правового государства : Материалы Международной научно-практической конференции / под ред. В.П. Колесовой. – Барнаул : Изд-во ААЭП, 2008. –        0,1 п.л.

8. Возможности широкого понимания права при квалификации юридических ситуаций // Право и современность : Сб. научно-практических статей. Вып. 3. Ч. 1 / под ред. Л.И. Бочковой, С.В. Савинова. – Саратов : СЮИ МВД России, 2008. – 0,2 п.л.

9. Роль профессионального и обыденного правосознания при квалификации правовых ситуаций // Правовая доктрина России: теоретические и исторические аспекты : Межвузовский сборник статей / под ред. В.Я. Музюкина, В.В. Сорокина. – Барнаул : Изд-во Алт. ун-та, 2008. – 0,3 п.л.

Ясперс, К. Смысл и назначение истории / К. Ясперс. – М. : Политиздат, 1991. – 527 с.

 См.: Василькова, В.В. Порядок и хаос в развитии социальных систем: (Синергетика и теория социальной самоорганизации) / В.В. Василькова. – СПб. : «Лань», 1999. – 480 с.

 Солодухо, Н.М. Характеристика ситуации и сущность ситуационного подхода как средства познания / Н.М. Солодухо // Ситуационные исследования. Выпуск 1. Ситуационный подход. По материалам всероссийского семинара / под. общ. ред. Н.М. Солодухо. – Казань : Изд-во Казан. гос. техн. ун-та., 2005. – С. 6–15.

См.: Ким, Д.В. Ситуационный подход как методологическая основа предварительного расследования и судебного разбирательства уголовных дел : автореф. дис. … докт. юрид. наук. : 12.00.09 / Д.В. Ким - Барнаул, 2006. – 49 с.; О ситуационном подходе в оперативно-розыскной деятельности // Ситуационные исследования. Выпуск 2. Типология ситуаций. – Казань : Изд-во Казан. гос. техн. ун-та, 2006. – С. 138–143.

Исаков, В.Б. Юридические факты в советском праве / В.Б. Исаков. – М. : Юридическая литература, 1984. –        С. 48.; Алексеев, С.С. Восхождение к праву. Поиски и решения / С.С. Алексеев. – М. : НОРМА, 2001. – С. 255–261.

Первую и единственную попытку обособления понятия «правовая ситуация» сделал С.С. Алексеев, отметивший специфику данной категории и выделивший ряд ее свойств. См.: Алексеев, С.С. Восхождение к праву. Поиски и решения / С.С. Алексеев. – М. : НОРМА, 2001. – С. 255–261.

Сорокин, В.В. Теория государства и права переходного периода : учебник / В.В. Сорокин. – Барнаул : ОАО «Алтайский полиграфический комбинат», 2007. – С. 167.

Керимов, Д.А. Методология права (предмет, функции, проблемы философии права) / Д.А. Керимов. – М. : Аванта +, 2001. – С. 415.

Российская газета. – 2003. – 26 декабря – № 260.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.