WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Организационно-правовые основы деятельности чрезвычайных комиссий в Восточной Сибири (1920 – февраль 1922 гг.)

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

 

 

 

 

Шаталов Евгений Анатольевич

 

Организационно-правовые основы деятельности чрезвычайных комиссий в Восточной Сибири (1920 – февраль 1922 гг.)

 

Специальность 12.00.01 – теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Омск – 2009

Диссертация выполнена на кафедре теории и истории государства и права Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского.

Научный руководитель:     доктор юридических наук, профессор

Кожевников Владимир Валентинович

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, доцент

Кожевина Марина Анатольевна

                                                  кандидат юридических наук

                                                  Евстратов Александр Эдуардович

Ведущая организация:         Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Кемеровский государственный университет»

 

Защита диссертации состоится 26 февраля 2009 года в 16.00 часов на заседании Объединенного диссертационного совета ДМ 212.179.06 при Омском государственном университете им. Ф.М. Достоевского по адресу: 644053, г. Омск, ул. 50 лет Профсоюзов, д. 100, ауд. 315.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского по адресу: 644077, г. Омск, пр. Мира, д. 55 «а».

Автореферат разослан «___» ___________ 200__ года.

podpis

Ученый секретарь

Диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент        И.В. Глазунова

 

 

 

 

I.  ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

          Актуальность темы диссертационного исследования:

Существование государства немыслимо без создания специальных сил и средств, обеспечивающих его безопасность, территориальную целостность, правовой порядок, борьбу с преступностью. Исторический опыт развития российского государства свидетельствует о том, что вопрос обеспечения безопасности страны в целом, её отдельных территорий всегда имел свою актуальность. В первую очередь это было связано с нестабильностью протекавших в России политических процессов, сопровождаемых революциями, мировой и гражданской войнами, локальными конфликтами, иностранной военной интервенцией. Именно в таких условиях происходило организационное и правовое становление охранительно-репрессивных институтов, обеспечивавших внутреннюю безопасность Советского государства в лице территориальных органов ЧК.

Смена политических приоритетов, реорганизация органов МВД, КГБ, вызванная изменением политико-правового режима, переходом российского государства от командно-административных методов осуществления государственной власти к демократическим, не поколебали актуальности проблем обеспечения безопасности личности, общества и государства.         

Масштабность террористических акций, рост организованной преступности как и прежде вынуждает обратиться к поиску наиболее оптимальных организационно-правовых форм построения, разработке и унификации методов оперативно-служебной деятельности правоохранительных органов и спецслужб РФ. Основной целью указанных изменений нормативно-правовой базы должно стать повышение эффективности деятельности силовых ведомств, реализующих одну из важнейших функций Российского государства по охране прав и свобод человека и гражданина, обеспечению правопорядка как в общегосударственном, так и региональном масштабе.

Указанные обстоятельства в своей совокупности подчеркивают особую значимость и востребованность комплексного, всестороннего, углубленного научного исследования перечисленных выше проблем, в том числе и в историко-юридическом аспекте, а также отыскания эффективных способов их урегулирования.

В связи с этим особую актуальность приобретает исследование проблем деятельности органов ЧК в Восточной Сибири в период гражданской войны и иностранной военной интервенции, обусловленной спецификой методов борьбы с преступностью, формированием кадровой системы, особенностью правовой регламентации, отличной от других регионов РСФСР.          

         Цель и задачи диссертационного исследования:

         Целью данного диссертационного исследования является комплексное изучение организационно-правового статуса и деятельности ЧК в Восточной Сибири.

Для достижения этой цели в диссертации решаются следующие задачи:

  1. Определение понятия, задач и функций ЧК.
  2. Раскрытие организационно-правового положения ЧК.
  3. Изучение правовой регламентации деятельности ЧК в Восточной Сибири. 
  4. Изучение правового положения сотрудников ЧК в Восточной Сибири.
  5. Раскрытие организационно-правовых особенностей подбора и обучения кадрового состава ЧК в Восточной Сибири.
  6. Выделение основного направления деятельности ЧК на территории Енисейской, Иркутской, Якутской губерний.
  7. Определение организационных форм и региональной специфики координации деятельности ЧК в Восточной Сибири.

         Объект диссертационного исследования:

         Объектом исследования являются чрезвычайные комиссии как элемент системы органов принуждения Советского государства.

         Предмет диссертационного исследования:

         Предметом исследования является деятельность чрезвычайных комиссий в Восточной Сибири в 1920-феврале 1922 гг. 

         Методологическая основа исследования:

Характер задач, поставленных в диссертационном исследовании, определил комплекс общих и частных научных методов исследования. Основу настоящего исследования составили принципы всесторонности  и историзма, преемственности и системности методов научного исследования. Для достижения цели исследования использовались такие методы, как диалектический, индуктивный, структурно-функциональный, историко-правовой, статистический, сравнительно-правовой и системный методы.

         Хронологические рамки исследования:

Диссертационное исследование охватывает период с 1920 по февраль 1922 года, на протяжении которого в Восточной Сибири действовали чрезвычайные комиссии по борьбе с контрреволюцией, сформированные при местных органах власти, согласно циркуляру Сибревкома «О структуре исполнительных комитетов» от 29 января 1920 г., и прекратившие свое существование в связи с постановлением ВЦИК от 6 февраля 1922 г., упразднившим ЧК и создавшим на их основе ГПУ.

         Территориальные  рамки исследования:

В отечественной литературе нет единой точки зрения по поводу установления точных пределов Восточной Сибири. На всем протяжении существования Российского государства они систематически менялись: здесь образовывались Енисейский уезд, Енисейский разряд, Енисейская и Иркутская провинции, Иркутское губернаторство, Иркутское наместничество, Иркутская губерния и Иркутское генерал-губернаторство,  включавшее в себя в различные годы Иркутскую и Енисейскую губернии, Якутскую и Забайкальскую области. В период с 1920 по февраль 1922 года ареал Восточной Сибири включал в себя географический центр - Енисейскую губернию,  а также административный центр Восточно-Сибирского региона  - Иркутскую и Якутскую губернии. 

         Источниковая база диссертационного исследования:

         Исследование подобного рода может быть продуктивным лишь при условии, если оно базируется на изучении нескольких достаточно широких и разноплановых групп источников.

Первая группа – нормативные акты Советского государства: декреты, постановления ВЦИК, СНК, СТО, Реввоенсовета Республики, Сибревкома, постановления и приказы органов власти на местах в Восточной Сибири,  а также официальные циркуляры и разъяснения ВЧК, НКЮ, НКВД, содержащиеся в Собрании узаконений и распоряжений рабоче-крестьянского правительства, Декретах советской власти, Известиях ВЦИК, а также в ряде документальных сборников по истории советского законодательства .

Вторая группа – это архивные материалы, отражающие многостороннюю деятельность ВЧК и её органов по обеспечению революционной дисциплины на местах. Наиболее информативными материалами являются рассекреченные в начале 1990-х гг. документы, хранящиеся в фондах Государственного архива Красноярского края: № 53 «Красноярский губернский революционный комитет», № 448 «Красноярский губернский революционный трибунал», № 1874 «Минусинская уездная ЧК», Государственного архива города Минусинска Красноярского края, в фонде № 8 «Минусинская уездная рабоче-крестьянская милиция» и фонде № 25 «Минусинский уездный исполком», Архивного отдела города Ачинска Красноярского края: фонд № 53 «Ачинская уездная рабоче-крестьянская милиция». Впервые в научный оборот были введены архивные материалы Государственного архива Иркутской области. В фонде № 868 «Иркутская губчека» представлены локальные нормативно-правовые акты Иркутской губчека, а также Особого отдела ВЧК 5-й армии и Восточно-Сибирского военного округа. Приказы и переписка по борьбе с преступностью Уполномоченного Иркутской губчека по Якутскому району и Якутской губчека представлены для всеобщего пользования в фонде № 216 «Управление якутской уездной и окружной милиции» Национального архива Республики Саха (Якутия).

Дополняющий характер имеют материалы, используемые из фондов Федеральных архивов: фонды № 353 «Народный комиссариат Юстиции РСФСР», № 393 «Народный комиссариат внутренних дел РСФСР» Государственного архива Российской Федерации, № 76 «Личный фонд Ф.Э.Дзержинского» Российского государственного архива социально-политической истории. Наравне с материалами федеральных архивов в работе использованы документы партийных региональных государственных архивов Красноярского края, Новосибирской и Иркутской области, Республики Саха (Якутия). Особая ценность партийных материалов заключается в наличии в них отчетной документации, постановлений партийных организаций по вопросам кадрового обеспечения и обучения личного состава органов губчека. 

Помимо материалов государственных архивов, источниковедческой базой послужили документы ведомственных архивов. В фонде № 1 «Ведомственные документы ВЧК» Центрального архива ФСБ РФ в силу неполного рассекречивания фонда на режимном хранении для ограниченного доступа находятся приказы, циркуляры, оперативные сводки, поступавшие в ВЧК от её местных органов. Ведомственный архив Управления ФСБ РФ по Красноярскому краю в фонде № 7 «Следственные материалы красноярской губчека» содержит возбужденные красноярской губчека и её органами уголовные дела по обвинению в контрреволюционных и должностных преступлениях, спекуляции и бандитизме. Достаточно ценной оказалась информация ведомственных архивов музеев МВД Иркутской области, Республики Саха (Якутия), содержащих личные документы сотрудников, состоявших на службе в органах ВЧК-НКВД.                  

Третью группу источников составляют работы и выступления идеологов пролетарского государства: К. Маркса, Ф. Энгельса, В.И. Ленина, И.В. Сталина, Л.Д. Троцкого, Н.И. Бухарина, Г.В. Плеханова, Я.М. Свердлова. В диссертационном исследовании достаточно широко представлены взгляды ученых-правоведов и деятелей Советского государства 20-х годов ХХ в.: Ф.Э. Дзержинского, А.Я. Вышинского, А. Г. Гойхбарга, М.М. Исаева, Д.И. Курского,  Н.В. Крыленко, М.И. Калинина, А.А. Герцензона, Е.Б. Пашуканиса, А.А. Пионтковского, М.А. Рейснера, Я.В. Старосельского, А.А. Сольца, П.И. Стучки, А.Н. Трайнина, Е.Г. Ширвиндта, А.Я. Эстрина, М.Я. Лациса, Я.Х. Петерса, В.В. Фомина, И.Л. Авербаха, М.Д. Бермана, В.В. Ульриха и др., отражающие политические позиции, «личностные» взгляды по поводу государственных и правовых институтов, отличающиеся разной степенью объективности.

Степень разработанности темы диссертационного исследования:

Попытка исследовать вопросы, связанные с функционированием органов губчека в Восточной Сибири, в историко-правовом аспекте предпринимается впервые. В советской и современной российской научной литературе специальных трудов, посвященных данной проблеме, не имеется. В большинстве своем советские и современные российские ученые-юристы, историки уделяли  внимание вопросам деятельности центрального аппарата ВЧК. Одними из первых появились работы сотрудников ВЧК М.Я. Лациса, Г.С. Мороза . Общим недостатком указанных трудов является  обзор репрессивной деятельности ВЧК преимущественно с идеологических позиций. Наиболее крупный труд, освещавший правовые основы функционирования охранительно-репрессивных органов, изданный в первые годы советской власти, - книга М.Я Лациса .

Период 1930-х и 40-х гг., в силу секретности и закрытости для исследователей советской системы принуждения, не отличался многообразием научной литературы, посвященной проблемам её становления и функционирования. В 1929 и 1933 гг. были изданы несколько трудов А.Я. Эстрина . На конкретных статистических данных автор демонстрирует результаты деятельности охранительно-репрессивных органов в период революции и гражданской войны, актуализирует вопросы нормативно-правовой основы их деятельности.

В 1938 г., в период массовых репрессий советскими идеологами, стремящимися обосновать целесообразность карательной политики органов НКВД, публикуется журнальная статья, приуроченная к годовщине организации ВЧК . В 1940 г. выходит в свет книга Л.  Бычкова .    

К началу 1960-х годов в период либерализации общественных отношений о деятельности ВЧК публикуется монография П.Г. Софинова , достаточно подробно освещающая деятельность ЧК. Следует отметить, что указанный труд имел основной недостаток – слабое освещение правовых основ организации и деятельности этих органов. Одним из первых историко-юридических трудов, посвященных изучению деятельности ЧК, явилась работа Н.Я. Мильштейна . Большой вклад в развитие знаний о проблемах правового обеспечения  ВЧК внес В.П. Портнов . Правовым аспектам становления органов ЧК Армении посвящен труд Н.А. Апняна . В этом же направлении работают ученые Ю.П.Титов, В.М. Курицын . Изучению организации охранительно-репрессивных органов в первое пятилетие советской власти уделяет внимание Р.С.Мулукаев .

Среди современных работ (конец 1990-х гг.), затрагивающих указанную проблему, можно назвать исследования Л.П. Рассказова, В.Б. Романовской, А.С. Смыкалина, И.Я. Ратьковского, Р.Р. Мардамшина, И.И. Майданова, О.В. Дьяченко, А.Ю. Данилова, С.И. Бойко, Л.А. Боевой, О.Б. Мозохина, М.Н. Петрова, А.П. Угроватова, Е.В. Сидоровой. Работы указанных авторов представляют особую ценность тем, что в них впервые на основе рассекреченных в 1990-е гг. документов  предпринимается попытка проведения объективного анализа организационно-правовых форм деятельности органов ВЧК-НКВД РСФСР, переосмысления целей и задач, а также методов обеспечения безопасности республики Советов.     

Общетеоретический фундамент исследования составили труды ведущих отечественных ученых в области теории и истории права и государства: А.Я. Малыгина, Р.С. Мулукаева, В.В. Кожевникова, А.П. Косицына, С.В. Кодана, М.А. Кожевиной, О.Ю. Винниченко, О.И. Чистякова, Ю.П. Титова, В.М. Курицына,  В.Н. Кудрявцева, И.А. Исаева, М.И. Еропкина, А.С. Емелина, С.Б. Глушаченко, В.П. Портного и других авторов, не занимавшихся непосредственно проблемами деятельности восточносибирских органов губчека, но накопивших существенный научный потенциал для такого исследования, что позволило диссертанту по-новому взглянуть на исследуемый предмет.                    

Научная новизна диссертацииопределяется тем, что она является одной из первых историко-правовых работ, в которой предпринята попытка комплексного исследования организационно-правовых основ деятельности органов губчека с учетом региональной специфики. В историко-правовом контексте анализируются вопросы подбора, расстановки,  обучения и воспитания кадров органов губчека, а также изучается механизм их взаимоотношений с различными государственно-властными органами, показывается влияние особенностей региона на проведение оперативно-розыскных мероприятий в целях обеспечения безопасности государства от преступных посягательств.  

Автором впервые введены в оборот многие ранее неиспользованные архивные материалы из фондов губернских и уездных аппаратов милиции, ЧК, специальных армейских частей по борьбе с бандитизмом в Восточно-Сибирском военном округе, органов судебной власти, юстиции, исправительно-трудовых учреждений.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Чрезвычайная комиссия – охранительно-репрессивный элемент системы органов принуждения РСФСР периода гражданской войны, наделенный оперативно-розыскными, процессуальными, внесудебно-юрисдикционными полномочиями, деятельность которого заключалась в предупреждении, пресечении и выявлении угроз, представлявших опасность для Советской власти, путем осуществления сыскных мероприятий по государственным и тяжким общеуголовным преступлениям.
  2. Нормативные акты отделов и подотделов исполкомов, ревкомов, составлявшие правовую основу деятельности восточносибирских органов ЧК – это прежде всего распорядительные акты, выполнявшие регулятивно-организующую роль в межотраслевых сферах управления административно-полицейской службы комиссий в области исполнения уголовных наказаний, обеспечения установленного порядка торговли, борьбы с тайным винокурением.  
  3. Охранительно-репрессивная деятельность ЧК по борьбе с политическим и уголовным бандитизмом в Восточной Сибири сводилась к решению двух групп задач. Первая группа – прямые задачи: а) сбор, аналитическая обработка и передача оперативной информации о бандгруппах армейским формированиям; б) проведение контрразведывательных мероприятий, направленных на выявление ненадежных и опасных элементов,- предателей и дезертиров из числа военнослужащих армейских формирований по борьбе с бандитизмом. Вторая группа – косвенные задачи: а) проведение пропагандистской работы среди красноармейцев о необходимости борьбы с бандитизмом; б) проведение просветительской работы среди населения о вреде бандитизма для Советской власти.
  4. Нормативно-правовые акты восточносибирских органов губчека – это ведомственные акты, регламентировавшие узкий круг практических вопросов административно-полицейской деятельности их структурных подразделений, должностных лиц по организации оперативно-розыскных  и следственных мероприятий в военном округе, губернских и уездных городах по уголовным делам, отнесенным к их юрисдикции.  
  5. Введение в отдельных местностях Восточной Сибири особого административно-правового режима, основанием которого являлось новое обострение гражданской войны и активизация военной иностранной интервенции (с 1920 по 1921 гг.), способствовало усилению репрессивных форм деятельности органов губчека, которые руководствовались принципами уголовно-правовой политики РСФСР «красного террора» 1918 г.             
  6. Становление органов губчека и определение их правового статуса в системе органов принуждения РСФСР происходило параллельно с процессом формирования правового положения их сотрудников, которое основывалось на трех группах прав и обязанностей: 1) общих для всех представителей административно-хозяйственного состава комиссий, 2) специфических, связанных с выполнением функций борьбы с контрреволюцией, 3) полномочия чрезвычайного характера, предоставляемые оперативным сотрудникам на период выполнения оперативно-боевых заданий.
  7. Программно-целевая управленческая деятельность Иркутской губчека по подбору и расстановке  её личного состава противоречила политико-правовым принципам классовости комплектования кадров в органах борьбы с контрреволюцией, так как на службе в губчека состояли «бывшие» военные специалисты, представители нелегальных политических партий.         
  8. В Енисейской губернии до конца 1920 г. функционировали  уездные ЧК, которые на правах губчека в административном порядке выносили постановления о назначении уголовного наказания в виде лишения свободы, смертной казни,  тогда как ВЦИК по предложению ВЧК еще 20 января 1919 г. постановил  упразднить эти органы.         

         Теоретическая значимость диссертационного исследования: 

         Теоретическая значимость исследования состоит в расширении научного знания об истории советского права и государства. В диссертационной работе на примере органов ЧК рассматривается процесс становления аппарата принуждения в Сибирском регионе, анализируются наиболее существенные проблемы становления и деятельности ЧК в Восточной Сибири. Новые данные, полученные в результате исследования, будут полезны в качестве теоретической основы  для ученых-юристов и историков, занимающихся изучением проблем становления и деятельности органов ВЧК, НКВД, ревтрибуналов как в общегосударственном, так и в региональном масштабе.                                                 

         Научно-практическая значимость диссертационного исследования:

Собранный и обобщенный диссертантом материал может быть использован в преподавании курсов истории отечественного государства и права, истории отечественных органов внутренних дел, соответствующих разделов целого ряда отраслевых юридических дисциплин, изучаемых в высших учебных заведениях системы МВД, Юстиции и ФСБ  Российской  Федерации.

        

         Апробация результатов исследования:

Результаты исследования докладывались на заседаниях кафедры теории и истории государства и права Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского. Основные выводы и положения диссертации нашли свое отражение в научных работах. Материалы диссертационного исследования использовались в процессе преподавания таких дисциплин, как история отечественного государства и права, история отечественных органов внутренних дел в Хакасском государственном университете им. Н.Ф. Катанова. Практическая апробация результатов исследования состоялась на научно-практических межвузовских конференциях: «Актуальные проблемы истории и права на рубеже тысячелетий», состоявшихся в Абаканском филиале заочного обучения Сибирского юридического института МВД в апреле 2003 и 2004 гг., теоретической конференции преподавателей и студентов кафедры политологии и управления Читинского государственного университета, проходившей в апреле 2003 г., научно-теоретической конференции преподавателей, аспирантов и студентов «Проблемы государства и права», проводившейся в сентябре 2003 г. в Хакасском государственном университете им. Н.Ф. Катанова.

Структура диссертационного исследования:

Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих девять параграфов, заключения, приложений и библиографического списка.

II. СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

         Во введении обосновывается актуальность темы исследования, дается характеристика состояния проблемы и степени ее разработанности, определяются объект, предмет, цели и задачи исследования, указывается методологическая основа и источниковая база диссертационного исследования, раскрывается научная новизна, а также научная и практическая значимость работы. 

Первая глава диссертации«Чрезвычайные комиссии в системе органов принуждения Советского государства» - посвящена теоретико-правовому освещению сущности, задач, функций чрезвычайных комиссий. Значительное внимание уделено анализу того, какое место занимал аппарат борьбы с контрреволюцией в системе органов принуждения Советского государства, а также проблемам координации деятельности этих органов на местах.

В первом параграфе«Чрезвычайные комиссии: понятие, задачи и функции» - диссертант в ходе анализа отечественных юридических и исторических исследований, действовавшего в Советском государстве законодательства, юридической терминологии обнаружил противоречивость в определении организационно-функциональной сущности органов ЧК.

В работе предпринимается попытка отойти от общепринятого взгляда на «карательную», «правоохранительную» специфику функционирования этих государственно-властных органов. Использование по отношению к ним термина «карательный орган» не совсем корректно, так как свидетельствует об узком понимании их административно-служебных задач.

Употребление термина «правоохранительный орган» подчеркивает не свойственные органам ЧК управленческие задачи: охрану прав и свобод человека, обеспечения законности и правопорядка. В период гражданской войны и иностранной военной интервенции в силу слабого развития правовой системы Советского государства и приоритета правового обычая, пролетарского правосознания над нормативно-правовыми актами достаточно сложно говорить о правоохранительном характере деятельности ЧК.

Детальное ознакомление с юридическими актами центральной власти, сопоставление последних с архивными документами позволяет определить цель оперативно-служебной деятельности аппаратов ЧК – охрана государственных интересов РСФСР путем осуществления организационно-административных функций по обеспечению революционной дисциплины – строгое повиновение всех советских граждан, госслужащих революционному порядку и правилам, установленным государством и его полномочными органами.  

В связи с этим автор предлагает характеризовать деятельность ЧК, используя термин «охранительно-репрессивный». При этом охранительно-репрессивная деятельность ЧК рассматривается как система организационно-административных (полицейских), юридических мер, обеспечивавших революционную дисциплину и охрану республики Советов.

Состоятельность данного термина объясняется наличием в деятельности ЧК двух начал: «охранительного» и «репрессивного». Охранительное начало заключалось в том, что охрана Советской власти обеспечивалась путем производства органами ЧК в Восточной Сибири оперативно-розыскных и следственных мероприятий, задачи которых состояли в предупреждении, пресечении, выявлении и полицейском расследовании контрреволюционных, а также общеуголовных преступлений, прямо или косвенно представлявших угрозу для государственно-политической власти. Репрессивное начало заключалось в том, что охрана республики Советов обеспечивалась органами ЧК путем внесудебно-принудительной изоляции в концентрационные лагеря, назначения смертной казни обвиняемым и даже подозреваемым в антигосударственных преступлениях.

В диссертации подчеркивается, что органы ЧК занимали доминирующее положение в системе принуждения Советского государства, под которой подразумевается бинарная структура органов уголовной юстиции, наделенных судебно-следственными (органы НКВД, ревтрибуналы, суды) и квазисудебными (органы ЧК) полномочиями по применению государственно-принудительных (насильственных) мер к нарушителям революционной дисциплины. Во-первых, это обусловливалось объемом оперативно-розыскных, уголовно-процессуальных, а также квазисудебных полномочий органов ЧК. Во-вторых, стратегической значимостью для государства исполняемых ими организационно-административных функций.    

Во втором параграфе – «Общая характеристика организационно-правового положения чрезвычайных комиссий» - раскрывается содержание  организационно-правового положения ЧК как нормативно определенные основы  правового статуса, строения и организации функционирования этих органов и их структурных подразделений.

В данном параграфе диссертант исследует принципы правовой организации оперативно-розыскных, следственных аппаратов органов губчека, объем служебных полномочий, юридические источники легитимности отраслевых подразделений органов ЧК на транспорте, в вооруженных силах, а также уездных политических бюро рабоче-крестьянской милиции. На основе результатов проведенного теоретико-правового анализа делаются выводы об организационно-правовом положении отраслевых звеньев охранительно-репрессивной системы органов ЧК.   

Создание необходимых организационно-правовых условий для становления и полномасштабного функционирования органов борьбы с контрреволюцией сопровождалось некоторыми сложностями. Процесс их организации существенным образом опережал работу высших законодательных органов власти. В период гражданской войны органы ЧК учреждались и функционировали без надлежащей нормативно-правовой основы. Административная правосубъектность этих органов определялась в процессе их охранительно-репрессивной деятельности.

В ходе теоретико-правового анализа диссертант приходит к мнению о том, что отличительные организационно-функциональные особенности аппаратов ЧК от всех других советских уголовно-розыскных, следственных органов были обусловлены их контрразведывательными полномочиями.  

По мнению диссертанта, в условиях гражданской войны объем и содержание компетенции, установление границ юрисдикции, характер подсудности, организационно-правовые формы строения органов губчека во многом зависели от вида административно-правового режима, устанавливаемого и реализуемого на местах. На территории, где устанавливалось военное положение, могли вводиться особые формы управления в сфере обеспечения революционной дисциплины. Примером может служить Восточная Сибирь, где до конца 1920 г. функционировали уездные ЧК, которые на правах губчека во внесудебно-процессуальном порядке выносили постановления о назначении уголовного наказания и приводили их в исполнение, тогда как ВЦИК по предложению ВЧК еще 20 января 1919 г. постановил упразднить эти органы.    

В третьем параграфе«Организационные формы координации деятельности чрезвычайных комиссий на местах» - изучается проблема координации административно-служебной деятельности организационных звеньев губчека, милиции, революционных трибуналов, судов общей юрисдикции, армейских формирований в губерниях Восточной Сибири.

В параграфе раскрывается содержание организационных форм координации деятельности ЧК как система взаимосвязанных совместных действий (мероприятий), направленных на углубление сотрудничества, упорядоченности процесса функционирования между их структурными подразделениями и другими органами уголовной юстиции в области обеспечения революционной дисциплины на местах.

В диссертации указано, что проблема координации, согласования деятельности, разграничения предметов ведения и служебных полномочий между восточносибирскими оперативно-розыскными и судебно-следственными органами была чрезвычайно важной. Проблема поиска наиболее оптимальных организационно-правовых форм координации между ними имела свою актуальность на всем протяжении гражданской войны.

Проведенный анализ показал, что, с одной стороны, это объяснялось удаленностью уездных городов от губернского центра, с другой стороны, проблема заключалась в том, что в губерниях не предпринимались практические меры по юридической регламентации форм, методов координационного управления в области административно-политической деятельности, легитимизации статуса каждого субъекта этих отношений.

Роль координаторов деятельности органов губчека, уголовно-розыскных служб милиции, армейских формирований исполняли съезды советов, совещания председателей и заведующих отделами губернских исполкомов, чрезвычайные заседания ответственных советских учреждений и партконференции. В Иркутской губернии к числу наиболее значимых форм координации административно-служебной деятельности органов губчека относились институт межведомственного представительства и съезды начальников милиции, которые выполняли функции координационных совещаний. Диссертант констатирует, что подобная практика была эффективным средством укрепления взаимоотношений и устранения межведомственных противоречий между органами губчека и милиции.

Вторая глава диссертации «Деятельность чрезвычайных комиссий в Восточной Сибири: организационно-правовые аспекты» - посвящена исследованию специфики охранительно-репрессивной деятельности, а также её правового регулирования, практики организации и осуществления государственного контроля и надзора за работой органов губчека в Восточной Сибири.

         В первом параграфе«Борьба с политическим и уголовным бандитизмом как основное направление охранительно-репрессивной деятельности чрезвычайных комиссий в Восточной Сибири» - показаны организационно-правовые формы и методы борьбы органов губчека с политической и общеуголовной преступностью.

В параграфе раскрывается содержание понятия борьбы органов губчека с антигосударственным и уголовным бандитизмом в Восточной Сибири: оперативно-розыскная, процессуальная, оперативно-боевая, профилактическая деятельность по предупреждению, пресечению, выявлению, раскрытию и расследованию преступлений, совершенных организованными группами против Советской власти (политический бандитизм), против имущественных интересов населения (уголовный бандитизм), а также нейтрализации криминологических детерминант, способствовавшие их совершению. 

Диссертант указывает на основные сложности, с которыми пришлось столкнуться органам губчека в борьбе с бандитизмом на территории Восточной Сибири. Низкий антикриминогенный потенциал органов губчека в борьбе с преступной деятельностью организованных вооруженных групп объяснялся определенными причинами. 

В органах Якутской губчека ощущался существенный недостаток опытных оперативных сотрудников . В уездах Енисейской губернии существовали проблемы с организацией агентурных аппаратов ЧК .

В органах Иркутской губчека оперативная информация, получаемая по секретным каналам, не всегда отличалась объективностью оценки угрозы бандитизма . Отделы милиции и их уголовно-розыскные аппараты не имели возможности оказать органам губчека достаточной поддержки в борьбе с бандитизмом, по причине отсутствия достаточного числа оперативных сотрудников, внештатных осведомителей и агентов.

Для добывания необходимой информации о криминальных группах и их соучастниках органами губчека проводились определенные оперативно-розыскные мероприятия. Во-первых, оперативное внедрение сотрудников ЧК в бандформирования. Во-вторых, установление конспиративного наблюдения за членами семей участников банд. Комплексное проведение указанных оперативно-розыскных мероприятий способствовало повышению эффективности деятельности органов губчека по пресечению организованной преступности.    

Как установил диссертант, важным участком деятельности органов губчека по предупреждению бандитизма в Восточной Сибири была профилактическая работа, которая проводилась по двум направлениям. Во-первых, органы губчека проводили работу по выявлению, учету холодного и огнестрельного оружия. Во-вторых, во всех губерниях были зарегистрированы и находились под надзором органов ЧК добровольно сдавшиеся бандиты. Помимо этого самостоятельным направлением функционирования органов губчека по профилактике и предупреждению бандитизма в целом была организационно-идеологическая (пропагандистская) деятельность.

Органы губчека в Восточной Сибири вели борьбу с отдельными организованными группами, специализировавшимися на торговле опиумом, незаконной организации азартных игр, так как подобный нелегальный промысел мог быть основным источником финансирования криминальной деятельности крупных вооруженных формирований.

В диссертации указано, что эффективность охранительно-репрессивной деятельности органов губчека по борьбе с бандитизмом в Восточной Сибири во многом зависела от их координационных связей с армейскими частями, местными органами НКВД.     

Во втором параграфе«Правовая регламентация деятельности чрезвычайных комиссий в Восточной Сибири» - раскрывается содержание понятия правовой регламентации деятельности органов ЧК, под которой понимается формализация правового режима функционирования их организационных звеньев (рабочих аппаратов) путем юридического закрепления служебных прав и обязанностей, административно-управленческих методов по обеспечению и поддержанию революционной дисциплины на местах.

Гражданская война в Восточной Сибири внесла серьезные коррективы в систему и порядок нормативно-правовой регламентации охранительно-репрессивной деятельности органов губчека. В условиях военного времени помимо нормативно-правовых актов всероссийских, сибирских административно-властных органов их деятельность на местах регулировалась чрезвычайными (исключительными) уголовно-репрессивными актами, которые диссертант определил как императивно-властные решения административных органов на местах, закреплявшие составы контрреволюционных преступлений, совершенных на территории восточносибирских губерний и меры внесудебно-юрисдикционного принуждения. Как правило, эти акты отличались императивностью норм, повышенным размером уголовных санкций и оперативностью вступления в силу.

Юридическую основу деятельности органов губчека составляли политико-нормативные и административно-распорядительные акты различных партийно-властных, государственно-управленческих органов на местах. Среди них выделяются обязательные постановления, приказы, распоряжения советов и их исполкомов, ревкомов и их отделов управления. В условиях войны каждое нормативное положение этих актов в равной степени носило юридически властный характер, что в свою очередь обязывало органы губчека исполнять их четко и оперативно.  

В диссертации подчеркивается, что указанные юридические акты очень часто противоречили общегосударственным нормативам. В качестве примера приводится Якутская губерния, где местный ревком постановлением от 29 сентября 1921 г. уполномочивал губчека во внесудебно-процессуальном порядке бессрочно заключать в места лишения свободы, конфисковывать имущество у всех причастных к имущему слою лиц: кулаков-тойонов, торговцев .

По мнению руководства губревкома, интернируемые лица могли быть причастны к организации устойчивых вооруженных групп. При этом отмечается, что нормативно-правовое предписание Якутского губревкома имело существенное расхождение с общероссийскими декретами. Декрет СНК «Об установлении общих начал лишения свободы лиц, признанных опасными для Советской Республики, и о порядке условно-досрочного освобождения заключенных» от 21 марта 1921 г. предписывал, что заключение в места лишения свободы опасных для государства лиц не должно было иметь карательной цели. Декрет указывал на необходимость перехода от строгих форм изоляции к менее строгим .

Например, приказ отдела управления Енисейского губисполкома от 27 апреля 1921 г. предоставлял губчека и её органам право брать в заложники семьи бежавших и не явившихся в добровольном порядке бандитов, назначать исключительную меру наказания - расстрел  обвиняемых в бандитизме на месте преступления, конфисковывать их имущество. Похожие по содержанию нормативные правовые акты были приняты в уездах Енисейской губернии. По общему правилу, применение органами ЧК внесудебных уголовно-репрессивных мер (за исключением института заложников) допускалось только в местностях, объявленных на военном положении и только на основании особого постановления ВЦИК .

Военно-административные органы власти в лице военно-окружного командования издавало директивы, согласно которым органы государственной власти на местах наделялись правом самостоятельно вводить военное положение, избирать организационные методы борьбы с преступностью. В качестве примера приводится краткая инструкция командования Восточно-Сибирского военного округа и Особого отдела Иркутской губчека «По борьбе с бандитизмом в восточносибирском военном округе» от 20 сентября 1921 г., согласно которой «…в районе или уезде, охваченном бандитизмом, автоматически вводится военное положение» . Этот документ легализовал на территории Восточной Сибири некоторые уголовно-репрессивные меры, применявшиеся органами ЧК еще в период «красного террора» 1918 г. – институт заложников и смертную казнь.

Охранительно-репрессивная деятельность органов губчека регламентировалась нормативными правовыми актами отделов и подотделов административных органов власти на местах, которые диссертант определил как распорядительные акты, выполнявшие регулятивно-организующую роль в области исполнения органами губчека уголовных наказаний, обеспечения установленного порядка торговли, борьбы с тайным винокурением.

Нормативно-правовые акты, упорядочивавшие оперативно-служебную деятельность органов губчека, принимались в каждом из этих ведомств. Нормативные акты органов губчека принимались на уровне отделов, президиума и председателя и регламентировали узкий круг практических вопросов деятельности по организации розыска, дознания и следствия.

В диссертации отмечается, что их деятельность регламентировалась нормами постановлений, положений Чрезвычайных следственных комиссий по борьбе с контрреволюцией, которые создавались на местах как временные органы для расследования антигосударственных преступлений до учреждения ЧК. Ряд норм этих документов регламентировал процессуальный порядок производства предварительного расследования в отношении министров, агентов, состоявших на службе в российском правительстве Колчака.

В боевых условиях восточносибирские органы губчека руководствовались революционным правосознанием, которое лишь косвенно способствовало решению проблем правового обеспечения процессуальной, квазисудебной деятельности их следственных аппаратов и коллегий. 

В третьем параграфе«Государственный контроль и надзор за деятельностью чрезвычайных комиссий» - рассматриваются организационные формы государственного контроля и надзора за деятельностью органов губчека в Восточной Сибири.

Проанализировав контрольно-инспекционную деятельность государственно-властных органов, рассмотрев их виды и формы, автор диссертационного исследования сделал следующий вывод: организационные формы контроля по предупреждению бюрократизма и волокиты в деятельности органов губчека можно подразделить на две группы. Первая группа – официальная форма контроля, получившая юридическое закрепление в нормативно-правовых актах, которая осуществлялась органами ВЧК, партийными комитетами. Вторая группа – неофициальная форма контроля, не урегулированная нормативно-правовыми актами, но фактически реализуемая в процессе деятельности совдепов и их исполкомов, ревкомов и органов НКВД на местах.

Анализируя специфику организационных форм надзора, автор пришел к следующему мнению. Во-первых, наиболее позитивным опытом по надзору за оперативно-служебной деятельностью уездных ЧК была работа межведомственных комиссий по обследованию мест заключения, в состав которых входили делегаты от рабкрина, профсоюзов, юстиции, нарсуда. В связи с этим межведомственный орган имел возможность комплексной проверки законности процессуальной деятельности следственных аппаратов ЧК. Во-вторых, надзор за деятельностью органов губчека преследовал цель правового воспитания их сотрудников. В работе отмечено, что между органами юстиции и губчека проводились межведомственные совещания, где обсуждались наиболее проблемные аспекты их следственной деятельности, а также среди их личного состава велась разъяснительная работа с целью обеспечения его законопослушного поведения.                

Третья глава диссертации«Организационно-правовые основы подбора, обучения и службы сотрудников чрезвычайных комиссий в Восточной Сибири» - посвящена анализу региональной специфики материально-технического обеспечения, подбора и обучения кадрового состава, правового положения служащих ЧК.

В первом параграфе«Финансовое и материально-техническое обеспечение сотрудников чрезвычайных комиссий» - рассматривается порядок финансирования и материального обеспечения сотрудников органов губчека в Восточной Сибири.

В параграфе раскрывается содержание понятия финансового обеспечения сотрудников ЧК как нормативно определенного порядка производства ежемесячных, периодических либо единовременных социальных денежных выплат за счет госбюджетных средств, ассигнуемых финансовым отделом ВЧК-НКВД в связи с их служебной деятельностью.

Под материально-техническим обеспечением личного состава ЧК диссертант понимает установленный порядок снабжения штатных служащих запасами вооружения, армейским вещевым и продуктовым довольствием, военной техникой, боеприпасами и другими материальными средствами для организации их полной оперативной готовности.

На основе общегосударственных, сибирских и губернских нормативно-правовых актов анализируется система, порядок расчета и выдачи красноармейского продовольственного пайка, должностного оклада, выделения денежных средств на питание и переезд сотрудников и их семей на новое место службы, обеспечения их служебным жильем, исходя из географических и климатических особенностей губерний и уездов Восточной Сибири.

К недостаткам материально-технического обеспечения сотрудников органов губчека в Восточной Сибири относилось то, что командно-начальствующим составом органов борьбы с контрреволюцией уделялось недостаточное внимание разработке единообразной ведомственной униформы и знаков различия, а также вопросам награждения штатных сотрудников. Приравнивание юридических статусов сотрудников органов губчека и военнослужащих наделяло первых правом на награждение, обеспечение униформой, оружием по аналогии с красноармейцами действующей армии.

В нормативно-правовом регулировании финансово-материального обеспечения органов губчека в Восточной Сибири прослеживалась устойчивая тенденция, согласно которой их сотрудники имели некоторые преимущества в области социально-правовой защищенности перед другими категориями государственных служащих. Во-первых, такой подход нашел отражение в приказах ВЧК, устанавливавших максимальные тарифы по оплате денежного жалования с учетом северных климатических условий для чинов органов губчека, проходивших службу в Енисейской губернии. Во-вторых, юридические акты Сибревкома гарантировали командируемым в Якутскую губернию служащим и их семьям выплату увеличенного денежного пособия, предоставления права на получение сверхустановленного продуктового, вещевого довольствия.      

Во втором параграфе - «Подбор и обучение кадрового состава чрезвычайных комиссий» - рассматриваются особенности комплектования и обучения личного состава органов губчека в Восточной Сибири.

В параграфе диссертант раскрывает содержание подбора и обучения кадрового состава ЧК как урегулированную организационно-штатными нормативными актами программно-целевую управленческую деятельность по комплектованию служебным персоналом структурных подразделений этих органов и повышению его уровня профессиональной подготовки.

В диссертации отмечается, что подбор корпуса служащих восточносибирских органов губчека сопровождался определенными проблемами. Во-первых, это было связано с особенностью социальной структуры сибирского общества, где большая часть населения состояла из малограмотных крестьян, тогда как при комплектовании кадров органов ЧК предпочтение отдавалось рабочим. Во-вторых, это проблема организационно-правового свойства. Основополагающие принципы, критерии комплектования командно-начальствующего и рядового состава органов губчека не получили определенного юридического закрепления.

Организационно-правовые структурные изменения, кадровая ротация в органах губчека являлись основополагающими причинами кадрового дефицита штатного состава.  Таким образом, процент заполнения штатов только в органах Иркутской губчека составлял 57%, в уездных политбюро милиции 50% .                

В политическом отношении личный состав не соответствовал классово-правовому принципу подбора кадров. Из 162 сотрудников, принятых на службу в Иркутскую губчека в период с 1 октября 1921 г. по февраль 1922 гг., было только 7,4% членов РКП (б), 1,9% кандидатов в члены РКП (б), 1,2% сочувствующих. Остальные 89,5% сотрудников были беспартийными, 10,5% указали, что они состояли на военной службе в белой армии . Помимо этого должности членов коллегии Иркутской губчека в 1920 г. замещали представители меньшевистской и эсеровской партии, тогда как общероссийские организационно-штатные нормативные акты запрещали им находиться на службе в этих органах.     

Кандидаты, отбираемые на замещение должностей оперативных сотрудников, следователей, не имели стажа практической деятельности в подобных органах и даже общей юридической подготовки. В результате служащие ЧК, производившие обыски, аресты, облавы, конфискации, не имели представления о том, чем отличается дознание от следствия .

Диссертант констатирует, что проблема юридической подготовки квалифицированных следователей, оперативных сотрудников продолжала существовать до момента реорганизации органов губчека.

Отсутствие у чинов органов губчека необходимой служебной квалификации восполнялось за счет целенаправленной теоретической подготовки, которая включала в себя шесть видов: проведение общеобразовательной, военной, правовой, специальной, политической, а также культурно-просветительной работы с личным составом.     

         В третьем параграфе«Правовое положение сотрудников чрезвычайных комиссий» - показываются особенности правового положения «незаменимых» штатных сотрудников восточносибирских органов губчека и их места в системе государственной службы.  

В работе отмечено, что под правовым положением должностных лиц органов ЧК понимается совокупность установленных прав, а также обязанностей и определенной степени их ответственности в области государственно-служебных, военных, партийных отношений. 

С  принятием 17 сентября 1920 г. Советом труда и обороны постановления «О приравнении сотрудников ВЧК и ее местных органов к военнослужащим действующей Красной Армии» произошли организационно-правовые изменения в порядке службы штатных чинов органов губчека в Восточной Сибири. Так на основании этого нормативно-правового акта служба в органах губчека перестраивалась на военный лад. Все штатные сотрудники структурных подразделений этих органов помимо основной должности занимали также и военную со всеми вытекающими правами и обязанностями. С целью упорядочения военной субординации в органах губчека каждый сотрудник с учетом важности и сложности исполняемых служебных обязанностей имел младшую и старшую офицерскую должность.

С милитаризацией кадрового состава аппаратов ЧК в Восточной Сибири значительно расширился круг нормативных документов, регулировавших правовые основы организации и прохождения им военной службы. Сотрудники должны были изучать и руководствоваться в своей деятельности уставом внутренней службы, а также правилами несения боевого дежурства. В свободное от работы время независимо от занимаемой в органах губчека должности каждый сотрудник был обязан исполнять разведывательно-информационные функции.

Среди штатных служащих органов губчека воинская дисциплина поддерживалась за счет тройной ответственности: по служебной, военной и партийной линии.

Путем сравнительно-правового анализа статуса штатных сотрудников губернских и уездных аппаратов ЧК в Восточной Сибири диссертант пришел к мнению, что в этих органах существовала проблема юридического и фактического разграничения должностных прав и обязанностей. В силу отсутствия строгой специализации среди служащих, последние в условиях военного времени могли производить как оперативно-розыскные, так и следственные мероприятия.

В диссертации подчеркнуто, что комплекс служебных полномочий штатных служащих на местах мог быть гораздо шире, чем его определяли локальные нормативно-правовые акты ВЧК.       

         В заключении работы сформулированы общие итоги исследования и сделаны выводы.

В приложениях содержатся данные о государственном контроле и надзоре за охранительно-репрессивной деятельностью органов губчека в Восточной Сибири, а также приказ, удостоверение сотрудника аппарата Уполномоченного Иркутской губчека по Якутскому району.                

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях автора:

Статьи в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Минобрнауки РФ для публикации результатов диссертационного исследования:

  1. Пономарева В.В. Шаталов Е.А. Нормативно-правовая основа оперативно-служебной деятельности чрезвычайных комиссий на территории Восточной Сибири (1920-1921 гг.) // Российская юстиция. – 2006. – № 11. – 0.38 п.л.

Статьи, опубликованные в иных изданиях:

  1. Шаталов Е.А. Организационно-правовые основы становления органов государственной безопасности СССР в условиях Великой Отечественной войны // Проблемы государства и права. Сб. научных трудов молодых ученых, аспирантов и студентов / Под ред. Э.А. Сагалакова. – Абакан: ХГУ им. Н.Ф. Катанова, 2003. –  0.13 п.л.
  2. Шаталов Е.А. О некоторых аспектах государственного управления в сфере национальной безопасности России // Актуальные проблемы истории и права на рубеже тысячелетий. Сб. материалов межвузовской научно-практической конференции. Вып. 2. / Под ред. Д.Д. Невирко. – Красноярск: Абаканский  филиал заочного обучения Сибирского юридического института МВД России, 2003. – 0.11 п.л.
  3. Михайлова Н.В. Шаталов Е.А. К вопросу о соотношении правового положения органов ВЧК и жандармерии // Материалы теоретической конференции преподавателей и студентов кафедры политологии и управления / Под ред. П.Г. Хлызова. – Чита: ЧГУ, 2003. – 0.19 п.л.
  4. Печников А.П. Шаталов Е.А. Организационно-правовые основы становления лагерей принудительных работ ВЧК на территории Енисейской губернии (по материалам Минусинского государственного архива) // Материалы теоретической конференции преподавателей и студентов кафедры политологии и управления  / Под ред. П.Г. Хлызова. – Чита: ЧГУ, 2003. – 0.24 п.л.
  5. Шаталов Е.А. Основные черты развития института дознания и розыска в губернских жандармских управлениях российской империи в начале ХХ в. (по материалам Государственного архива Красноярского края) // Актуальные проблемы истории и права на рубеже тысячелетий. Сб. материалов межвузовской научно-практической конференции. Вып. 3. / Под ред. Д.Д. Невирко. – Красноярск: Абаканский филиал заочного обучения Сибирского юридического института МВД России, 2004. – 0.31 п.л.
  6. Шаталов Е.А. Пружинин С.Э. К характеристике уголовного законодательства первого пятилетия советской власти (1917-1922 гг.) // Актуальные проблемы истории Саяно-Алтая и сопредельных территорий. Материалы международной научно-практической конференции. 30 сентября 2004. – Абакан: ХГУ им. Н.Ф. Катанова, 2005. – 0.46 п.л.
  7. Шаталов Е.А. Образование чрезвычайных комиссий и их роль в реализации уголовной политики советского государства: историко-правовой аспект (1918 г. – февраль 1922 г.) // Актуальные проблемы истории и права на рубеже тысячелетий. Сб. материалов региональной научно-практической конференции. Вып. 4. / Под ред. Д.Д. Невирко. – Красноярск: Абаканский филиал заочного обучения Сибирского юридического института МВД России, 2005. – 0.31 п.л.
  8. Шаталов Е.А. Становление и развитие рабоче-крестьянской милиции в условиях строительства советской государственности на территории Хакасии (1920-1928 гг.) // Юридические науки. Сб. научных трудов. Вып. 5. – Москва: «Спутник+», 2005. – 1 п.л.
  9. Шаталов Е.А. Минусинская уездная комиссия по борьбе со спекуляцией (декабрь 1917 – январь 1918 гг.): понятие, организационная структура, полномочия // Актуальные проблемы истории и права на рубеже тысячелетий. Сб. материалов региональной научно-практической конференции. Вып. 6. / Под ред. Д.Д. Невирко. – Красноярск: Сибирский юридический институт МВД России, 2007. – 0.25 п.л.

Сибирский революционный комитет (Сибревком) август 1919-декабрь 1925 гг. Сборник документов и материалов. – Новосибирск: Новосибирское книжное издательство, 1959. - С. 37.

См. например. Из истории Всероссийской Чрезвычайной комиссии 1917-1921 гг. Сборник документов / Под ред. Н.М. Полякова. – М.: Госполитиздат, 1958; История законодательства СССР и РСФСР по уголовному процессу и организации суда и прокуратуры 1917-1954 гг. Сб. документов / Под ред. С.А. Галунского. – М.: Госюриздат, 1955; Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952 гг. / Под. ред. И.Т. Голякова. – М.: Госюриздат, 1953; Ф.Э. Дзержинский и охрана границ советского государства. Сб. документов и статей. – М.: «Воениздат», 1977; МЧК. Из истории Московской Чрезвычайной комиссии (1918-1921 гг.). Сборник документов. – М.: Московский рабочий, 1978; ГУЛАГ: Главное управление лагерей. 1918-1960. Документы. – М.: Международный фонд «Демократия», 2000; Сборник нормативных актов по советскому исправительно-трудовому праву / Под ред. П.М.Лосева и Г.И. Рагулина. – М.: Юридическая литература, 1959; Ленин В.И. и ВЧК. Сборник документов. – М.: Политиздат, 1987; Лубянка ВЧК-ГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ-МВД-КГБ (1917-1960). Сборник документов. – М.: Международный фонд «Демократия», 1997; Необходимое руководство для агентов ЧК. – М.: Лексэст, 2001; Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД. Документы и материалы. В 4-х томах. – М.: Росспэн, 2000; ВЧК-ГПУ. Документы и материалы / Под ред. Ю.Г. Фельштинского. – М.: Гуманитарная литература, 1995.

Мороз Г.С. ВЧК и Октябрьская революция // Власть советов. – 1919. – № 11; Он же. Из истории гражданской войны в России // Коммунистический Интернационал. – 1920. – № 6; Лацис М.Я. Два года борьбы на внутреннем фронте. – М., 1920.

Лацис М.Я. Чрезвычайные комиссии по борьбе с контрреволюцией. – М., 1921.

Эстрин А.Я. Эволюция советской уголовной политики // Основы и задачи советской уголовной политики. – М – Л., 1929; Эстрин А.Я. Развитие советской уголовной политики. – М., 1933.

Ульрих В. Богуславская. 20 лет деятельности ВЧК-ОГПУ-НКВД // Советская юстиция. – 1938.  –  № 1.

Бычков Л. ВЧК в годы гражданской войны. – М.: Воениздат, 1940.

Софинов П.Г. Очерки истории Всероссийской чрезвычайной комиссии (1917-1922 гг.) – М., 1960.

Мильштейн Н.Я. Создание, развитие и деятельность Туркестанской ЧК: автореф. дис. … канд. юрид. наук.  – Ташкент, 1965. 

Портнов В.П. Становление аппарата борьбы с преступностью в РСФСР (1917-1920 гг.): автореф. дис. … докт. юрид. наук. – М., 1973; Он же. ВЧК 1917-1922. – М.: Юридическая литература, 1987.

Апнян Н.А. Органы государственной безопасности советской Армении в период строительства социализма (1920-1934 гг.): автореф. дис. … докт. юрид. наук. – М., 1980.

Титов Ю.П. ВЧК в первые годы советской власти // Вестник МГУ. Серия Право. – 1963. - № 1; Титов Ю.П. К вопросу создания ВЧК // Вестник МГУ. Серия Право. – 1979. - № 3; Титов Ю.П. Создание ВЧК, ее правовое положение и деятельность. – М.: ВЮЗИ, 1981; Курицын В.М. НЭП и революционная законность // Вопросы истории. – 1967. - № 9; Курицын В.М. Советское государство и право в период иностранной интервенции и гражданской войны (1918-1920 гг.). – М., 1960;  Курицын В.М. Становление социалистической законности. – М.: Наука, 1983; Курицын В.М. Переход к НЭПу и революционная законность. – М.: Наука, 1972.

Мулукаев Р.С. Организационно-правовые проблемы становления советской милиции (1917-1920 гг.): автореф. дис. … докт. юрид. наук. – М., 1979.

Филиал Национального архива Республики Саха (Якутия). Ф. 2. Оп. 1. Д. 847. Л. 1 – 2.

Государственный архив города Минусинска Красноярского края. Ф. 8. Оп. 1. Д. 15. Л. 42.

Государственный архив новейшей истории Иркутской области. Ф. 1. Оп. 1. Д. 546. Л. 47.

Государственный архив Новосибирской области. Ф. 1. Оп. 1. Д. 596. Л. 58.  

Декреты Советской власти. Т. 13. – М., 1989. – С. 253-255.

Положение ВЦИК от 13 августа 1920 г. «О местностях, объявленных на военном положении» // Декреты Советской власти. Т. 10. – М., 1980. – С. 51.

Филиал Национального архива Республики Саха (Якутия). Ф. 14. Оп. 1. Д. 10. Л. 32 – 36.

Государственный архив Новосибирской области. Ф. П – 1. Оп. 2. Д. 136. Л. 6.

Государственный архив Российской Федерации. Ф. 4085. Оп. 2. Д. 71. Л. 1; Государственный архив Иркутской области. Ф. 868. Оп. 2. Д. 31.

См., например: Берман М. Борьба с белыми на внутреннем фронте // Коммунист (Иркутск). – 1923. – № 3. –  С. 24.

Постановление СНК от 14 ноября 1918 г. «О порядке мобилизации на действительную военную службу незаменимых штатных сотрудников ВЧК и ее местных органов» // Декреты Советской власти. Т. 4. – М., 1968. – С. 552-553.

Декреты Советской власти. Т. 10. – М., 1980. – С. 187-188.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.