WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

ПУНКТУАЦИОННАЯ НОРМА СОВРЕМЕННОГО РУССКОГО ЯЗЫКА КАК ПРОБЛЕМА ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КОРРЕТОРА(на материале газетных текстов)

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

 

Брусницына Елена Владимировна

ПУНКТУАЦИОННАЯ НОРМА

СОВРЕМЕННОГО РУССКОГО ЯЗЫКА

КАК ПРОБЛЕМА ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КОРРЕТОРА

(на материале газетных текстов)

 

Специальность 10.02.01 – русский язык

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата филологических наук

 

 

 

Омск - 2010

Работа выполнена на кафедре русского языка

ГОУ ВПО «Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского»

Научный руководитель:           доктор филологических наук, доцент

                                                       Гуц Елена Николаевна

ГОУ ВПО «Омский государственный

университет им. Ф.М. Достоевского»

Официальные оппоненты:      доктор филологических наук, доцент

Никитина Лариса Борисовна

ГОУ ВПО «Омский государственный

педагогический университет»

кандидат филологических наук, доцент

Попова Лидия Алексеевна

ГОУ ВПО «Югорский государственный

университет»

Ведущая организация:              ГОУ ВПО «Алтайский государственный

университет»

       

 

Защита состоится 7 октября 2010 года в 10.00 на заседании объединённого совета по защите докторских и кандидатских диссертаций             ДМ 212.179.02 при Омском государственном университете  им.  Ф.М. Достоевского по адресу: 644077, г. Омск, ул. Нефтезаводская, д. 11.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ГОУ ВПО «Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского»

Автореферат разослан 4 сентября 2010 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук, доцент                    Е.А. Никитина

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Необходимость детального анализа пунктуационного оформления текстов СМИ возникла в результате осознания их возрастающей роли в обществе, в связи с тем что именно в данных текстах в первую очередь проявляются новые тенденции в употреблении различных языковых средств, в том числе и пунктуационных.

Актуальность работы обусловлена:

1) состоянием самой современной пунктуационной системы, широким распространением в ней такого явления, как большая свобода в расстановке знаков препинания, что приводит к увеличению роли и количества нерегламентированных пунктуационных знаков и вариантности синграфем;

2) снижением уровня пунктуационной грамотности не только выпускников школы, но и создателей и интерпретаторов текста;

3) антропологичностью подхода в изучении лингвистических явлений. В диссертации не только исследуются системные изменения в пунктуации, но и уделяется особое внимание человеку пишущему, использующему эту систему. Нормативный аспект пунктуации рассматривается с точки зрения деятельности языковой личности интерпретатора текста (корректора). Нерегламентированная пунктуация анализируется как результат соавторства журналиста (который при помощи нерегламентированных знаков передаёт свои коммуникативные намерения) и выступающего в качестве его единомышленника, во многом соглашающегося с новыми пунктуационными решениями интерпретатора текста (корректора).

По мнению лингвистов, русская пунктуация находится на качественно новом этапе развития. Л.М. Кольцова, например, утверждает, что «исследование пунктуации требует определения ей статуса соответствующего раздела науки о языке (выделено нами – Е.Б.)в системе современного научного знания».

Значительные расхождения между существующими правилами расстановки знаков препинания и реальной пунктуационной практикой, а также новые тенденции в развитии системы небуквенных графических средств говорят о необходимости по-новому осмыслить и осветить эти явления. В рамках новой лингвистической парадигмы пунктуация рассматривается как система графических знаков, «обеспечивающих репрезентацию как номинативной стороны языковых единиц, так и грамматическое их содержание» (Л.М. Кольцова). В свете такого понимания актуальным на современном этапе развития языка является, во-первых, изучение связи пунктуации со смысловой стороной высказывания и, во-вторых, осмысление и описание новых тенденций, происходящих в самой пунктуационной системе. Эти тенденции в полной мере можно проследить на материале публицистики, изучая отступления от нормы - как ошибочное, так и нерегламентированное употребление пунктуационных знаков.

Для участников естественной письменной речи (Интернет-коммуникация, СМС-сообщения) обычно не существует проблемы в расстановке знаков препинания, так как зачастую они попросту отказываются от их употребления; учитель-эксперт, проверяющий сочинения ЕГЭ, опирается на современные кодификационные установки, на четкий перечень грубых и негрубых пунктуационных ошибок; самой большой проблемой пунктуационная норма становится для интерпретаторов текстов СМИ (редакторов, корректоров), в которых все новые тенденции прослеживаются в первую очередь. С одной стороны, у корректора существует необходимость следовать кодифицированной норме, а с другой – находится позиция самого автора с его субъективным, личностным началом, со стремлением выразить себя в тексте. И корректор, как интерпретатор, должен уметь найти требуемую золотую середину – ни в коем случае не пропустить ошибку, но и допустить определенную свободу в использовании знаков препинания, которая будет способствовать выражению интенций журналиста.

Решению одной из задач - обнаружить и систематизировать некоторые закономерности, связанные с употреблением нерегламентированных знаков препинания, - посвящена наша работа, при этом автор вслед за  Н.Л. Шубиной видит в нерегламентированных, ненормативных употреблениях пунктуационных знаков проявления «зарождающихся функций русской пунктуации в оформлении смыслового и текстового пространства…». Таким образом, употребление нерегламентированных знаков препинания в связи с большой распространенностью этого явления становится проявлением нового функционального направления в русской пунктуации.

Определенное несовпадение «коммуникативно-целевой программы» (термин Н.Л. Шубиной)  отправителя, реципиента и интерпретатора текста часто объясняется невозможностью одинакового его прочтения.     В связи с этим можно говорить о том, что «проблемные» участки современной пунктуации связаны с коммуникативным и семантическим принципами русской пунктуации. Таким образом, сложность для интерпретатора публицистического текста представляет не столько следование пунктуационной норме, сколько умение правильно определить смысловую и коммуникативную направленность определённой пунктуационной ситуации.

Естественная письменная речь, получившая в последнее время широкое распространение за счет электронных средств коммуникации и предполагающая непосредственное общение адресата и адресанта, составляет особый объект исследования. Наша же диссертационная работа посвящена комплексному анализу новых явлений в пунктуации, которые наблюдаются в традиционных синтаксических построениях, в меньшей степени связанных с использованием разговорных конструкций и предполагающих помимо адресанта текста и его реципиента наличие третьего участника – интерпретатора текста, призванного помогать автору в обеспечении наибольшей эффективности общения. 

Объектом исследования выступают фрагменты публицистических (газетных) текстов, в которых представлена ошибочная и нерегламентированная пунктуация.

Предметом исследования являются пунктуационные нарушения как проявление тенденций развития нормы, влияющих на пунктуационные решения корректоров в современной языковой ситуации.

Цель исследования состоит в том, чтобы выявить специфику современной пунктуационной нормы и характер её функционирования с позиций антропологического подхода.

Общетеоретической основой диссертации служат труды отечественных учёных в области синтаксиса и пунктуации Н.С. Валгиной, А.Н. Наумович, А.Ф. Прияткиной, Д.Э. Розенталя, М.И. Черемисиной, Н.Л. Шубиной,       Б.С. Шварцкопфа.

Поставленная цель обусловила решение ряда теоретических и экспериментальных задач:

1) рассмотреть основные теоретические положения, связанные с такими понятиями культуры речи, как «норма», «кодификация», «варианты нормы», и определить специфические черты  пунктуационной нормы, кодификации и вариантности в пунктуации; проанализировать взгляды лингвистов, раскрывающие сущность термина «нерегламентированные знаки препинания»;

2) определить соотношение понятий «норма» – «ненорма» – «варианты нормы» в антропологической парадигме;

3) установить причины возникновения отступлений от нормы;

4) описать случаи ошибочного употребления знаков препинания в предложениях с беспредикативными конструкциями с союзом как и вводными компонентами, определить причины частотности таких ошибок;

5) выявить разнообразие случаев нерегламентированного употребления пунктуационных знаков в текстовом пространстве современной газеты и определить их функциональное назначение;

6) определить отношение к отступлениям от нормы представителей разных социальных групп носителей языка, в первую очередь корректоров, а также журналистов, преподавателей-филологов, студентов.

Материалом для выявления случаев ненормативного употребления знаков препинания (ошибочного и нерегламентированного) послужили:

1) публицистические тексты из центральных и областных периодических изданий:

- центральные периодические издания: «Комсомольская правда» – 2008-2009 гг., «Аргументы и факты»  – 2008-2010 гг.;

- областные издания (г. Омск): «Ваш Ореол» - 2008-2009 гг., «Вечерний Омск» – 2008-2010 гг. Общее количество – 545 газет, в которых было отмечено 1935 фрагментов с ошибочным, спорным и нерегламентированным использованием знаков препинания;

2) результаты двух лингвистических экспериментов и опросов респондентов. Количество участников первого эксперимента – 120 человек, второго – 95 человек (корректоры, преподаватели филологических факультетов вузов, студенты-филологи). Всего для проведения двух экспериментов было использовано три типа заданий.

Методы и приёмы исследования: пунктуационный и синтаксический анализ высказываний и текста; семантический анализ высказываний и текста; социолингвистический опрос респондентов; лингвистический эксперимент; элементы статистического анализа; классификация; описательный, сравнительно-сопоставительный методы; метод интроспекции.

На защиту выдвигаются следующие положения:

1. Специфика современной пунктуационной ситуации русского языка состоит в несоответствии общих тенденций современной печатной практики существующим кодификационным установкам, что создаёт проблему для интерпретатора (корректора) публицистического (газетного) текста.

2. Преобладающее количество ошибочных и спорных пунктуационных решений, встречающихся в публицистических текстах, связано  с синтаксическими конструкциями, в основе обособления которых лежит коммуникативно-семантический (беспредикативные конструкции с как) и семантико-структурный (вводные слова и словосочетания) принципы, что объясняется тесной связью пунктуационных стратегий с коммуникативной и семантической установкой высказывания.

3. Главными причинами указанных пунктуационных нарушений являются: 1) тесная связь оборотов с как и вводных компонентов с семантикой предложения и его коммуникативной направленностью, что не позволяет  принимать  решения исключительно на основе формальных признаков;        2) усиление субъективного, индивидуально-личностного   начала в языке, являющееся фактором активизации вводных слов, перехода в разряд  вводных «бывших» членов предложения;  3) специфика современного метаязыкового сознания: общее падение грамотности, ослабление в массе пишущих внутреннего контроля над соблюдением правил правописания вследствие изменения приоритетов при создании письменного  текста.

4. Нерегламентированное употребление тире в публицистическом тексте выполняет текстообразующую функцию, поскольку способствует выражению основных функций СМИ – воздействующей и информативной; является на современном этапе развития языка неотъемлемым признаком публицистического текста; служит усилению информативной значимости высказывания.

5. Пунктуационные средства актуализации определенных сегментов высказывания обусловлены влиянием языка художественной литературы на языковое сознание журналиста, что проявляется в значительном расширении пунктуационных возможностей передачи смысла (индивидуально-авторское употребление синграфем) для активизации и актуализации определенных отрезков речи, повышения их эмоциональности.

6. Среди традиционных функций пунктуационного знака «тире» (обозначение пропусков; обозначение ситуации неожиданности; обозначение логических связей между частями высказывания; передача эмоциональной стороны речи) ведущую роль на современном этапе развития русского языка начинает играть коммуникативная функция, отражающая стремление пишущего оформить в публицистическом тексте актуализированные отрезки речи.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что впервые:

- выявлены и охарактеризованы ранее не рассматривавшиеся случаи употребления нерегламентированной пунктуации в публицистике (газетных текстах);

- определено соотношение понятий «норма» – «ненорма» – «варианты нормы» в антропологической парадигме;

- доказано, что у пунктуационного знака «тире» в газетных текстах на современном этапе развития языка активизируется коммуникативная функция – он выступает в качестве актуализатора компонентов высказывания;

- обоснована необходимость включения корректора как ведущего компонента антропоцентрического исследования для интерпретации пунктуационных решений;

- экспериментально доказано, что возможности нерегламентированных коммуникативно-семантических знаков препинания, используемых в публицистических текстах, должны определяться не только на фоне кодифицированной пунктуационной нормы, но и в связи с изменением статуса и характера публицистического стиля.

Теоретическая значимость исследования состоит в следующем:

- Расширение представлений о границах и специфике использования нерегламентированных знаков препинания в публицистическом тексте способствует решению общих проблем функционального статуса пунктуационной нормы, а также частных проблем текстообразования.

- Определение соотношения понятий «норма» – «ненорма» – «варианты нормы» с позиций антропологического подхода расширяет психолингвистические представления о норме как достоянии индивида.

- Углубление знаний о восприятии пунктуационной нормы носителями языка, в частности журналистами, корректорами, специалистами-филологами, студентами, позволяет осуществить дифференцированный антропологический подход к феномену нормы.

- Разработка актуальных вопросов теории пунктуации вносит вклад в развитие коммуникативной пунктуации и лингвистической семантики в части выявления границ действия пунктуационной нормы и причин отступления от неё.

Практическая значимость работы состоит в том, что выводы и материалы исследования могут быть использованы в практике преподавания синтаксиса и пунктуации русского языка, методики преподавания русского языка, теории текста, стилистики текста, культуры речи, спецкурсов по теории пунктуации и текстовой пунктуации, по языку СМИ, а также  в практике редактирования.

Апробация работы. Материалы по теме диссертации представлены на научно-практической конференции «Языковое бытие человека и этноса» (Москва, МГЭИ, 2008 г.), на Международной научно-практической конференции «Проблемы современной лингвистики и методики преподавания языковых курсов» (Кемерово, КемГу, 2008), на Всероссийской научно-практической конференции «Славянские чтения» (Омск, ОмГУ им.          Ф.М. Достоевского, 2009).

Результаты исследования отражены в 5 публикациях, в том числе в двух центральных рецензируемых изданиях.

Структура работы. Работа состоит из введения, четырёх глав, заключения, списка использованной литературы.

 

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении выделяются объект и предмет исследования, определяются цель и задачи работы, обосновывается актуальность выбранной темы, раскрывается теоретическая и практическая значимость исследования, формулируются положения, выносимые на защиту, перечисляются методы и приёмы, используемые в работе.

Первая глава «Пунктуационная норма как частный вид норм» состоит из трёх параграфов. В параграфе 1 «Пунктуационная норма в ряду других языковых норм: специфические характеристики» описываются особенности пунктуационной нормы в аспекте основных лингвистических характеристик понятия нормы.

В лингвистических работах последних десятилетий при описании норм в соответствии с языковыми уровнями пунктуационная норма в силу своей специфики выделяется как самостоятельная. Помимо этого, определены отличительные признаки орфографических и пунктуационных норм. Эти отличия проявляются, прежде всего, в рекомендательном характере пунктуационных правил. Особенности пунктуационных норм выражаются и в том, что они усваиваются путём осмысления типовой ситуации употребления знака (то есть определяются синтаксической структурой и/или смысловой наполненностью предложения), связаны с нормами текстообразования, имеют особенности в  процессе становления.

Выделение пунктуационной нормы как самостоятельной стало возможным в силу того, что на современном этапе развития языка пунктуация сформировалась как сложная и гибкая система (Н.С. Валгина, Н.Л. Шубина, Б.С. Шварцкопф). Системность пунктуации проявляется, во-первых, во взаимодействии четырех её принципов (интонационного, семантического, структурного, коммуникативного), во-вторых, в возможности выполнять функции, организующие текст: объединение, членение, выделение, развёртывание языковых единиц, в-третьих, в способности знаков препинания передавать смысловые оттенки высказывания, в-четвертых, в возможности взаимодействия и взаимозамены определенных знаков препинания.

Пунктуационная система состоит из центра и периферии: «Социально отработанные» невербальные знаки, участвующие наряду с вербальными в организации текста как целостного образования, называются метаграфемами, которые включают в себя 1) синграфемы (пунктуационные знаки в узком понимании) – центр системы; 2) супраграфемы (специальные метаграфические средства, которые участвуют в смысловой организации текста) – пробел, курсив, разрядка, шрифтовое варьирование и др.; 3) топографемы – плоскостная синтагматика текста (нормы расположения текста на плоскости страницы, обеспечивающие эффективное восприятие текста и его коммуникативно-прагматическое воздействие). Вторая и третья разновидность метаграфем входит в периферию пунктуационной системы. Объектом исследования в диссертации являются системные и узуальные закономерности использования первой группы невербальных знаков – синграфем.

Современные исследования взаимодействия понятий «система», «норма», «узус» на материале пунктуации позволили сделать следующие выводы: в современной практике печати наблюдается большое расхождение между кодифицированной пунктуационной нормой и узуальным употреблением  пунктуационных знаков. Частое несовпадение нормы и узуса в употреблении знаков препинания обусловлено состоянием самой современной пунктуационной системы, её непрерывно развивающимися функциональными возможностями. Дальнейшее развитие функций пунктуации, с одной стороны, опирается на традиционные, обусловленные прежде всего структурным принципом русской пунктуации, образцы и установки, а с другой – обеспечивается новыми тенденциями использования знаков препинания.

Пунктуации в полной мере присуща и двойственная (имманентно-языковая, объективная и социальная, субъективная) природа нормы: развитие её инновационных возможностей диктуется не только внутренними  причинами (изменениями в функционировании самой пунктуационной системы), но и социокультурной динамикой.  Современная языковая ситуация допускает большую свободу в использовании знаков препинания в художественных и публицистических текстах, что соответствует  аналогичным процессам на других уровнях языка (Н.С. Валгина, Д.Э. Розенталь, Н.Л. Шубина,           Б.С. Шварцкопф), и даже к полному отказу от пунктуации в естественной письменной речи (тексты Интернет-коммуникации, СМС-сообщения)  [Н.Б. Лебедева, Н.Д. Голев].

Нормы пунктуации, в силу того что многие из  них не являются жёстко обязательными (ср. с нормами орфографии), зачастую имеют рекомендательный характер, регулируют употребление пунктуационных знаков исходя из конкретной коммуникативной ситуации,  следует относить к коммуникативным нормам. С учётом прагматической составляющей коммуникативного компонента культуры речи в диссертации  рассматривается отношение к узуальному (прежде всего некодифицированному) употреблению знаков препинания создателей и интерпретаторов газетных текстов (в первую очередь корректоров). При этом наиболее значимым теоретическим положением для нас является следующее: норма – это не только результат речевой деятельности, закрепленный в образцах, но и непрерывное порождение инноваций.  Именно инновационные возможности функционирования пунктуационной системы лежат в основе нашего исследования.

«Демократические тенденции» в употреблении знаков препинания обусловлены в первую очередь коммуникативными намерениями публицистов, которые стремятся при помощи разных языковых средств, в том числе и пунктуационных, добиться наибольшей эффективности общения. Как и во все переходные периоды в развитии языка, на фоне кажущейся свободы употребления знаков препинания особую  актуальность приобретает нормативный компонент пунктуационной нормы. Его значимость для пунктуационной теории и практики сегодня не меньше, чем значимость коммуникативного компонента. Перед интерпретатором текста стоят задачи, связанные, с одной стороны, с соблюдением нормативных пунктуационных предписаний, а с другой – с необходимостью учитывать инновационные возможности знаков препинания.

В параграфе 2 «Кодификация пунктуации в контексте общетеоретической проблемы соотношения нормы и кодификации» рассматриваются вопросы, связанные с критериями нормативности, с изменчивостью нормы и статичностью кодификации, определением основных этапов становления языковой нормы, которые актуальны и для пунктуации. Отставание кодификации от современных ей узуальных норм является, с одной стороны, неизбежным свойством, а с другой – основным недостатком кодификации, частично устранить который можно путём отражения вариантности языковых единиц. Специфической формой кодификации в пунктуации выступают справочники, в которых в большей или меньшей степени получают отражение изменения, происходящие в синтаксическом строе предложения, семантической актуализации некоторых входящих в предложение элементов, что является характерной приметой современных публицистических текстов.

По мнению Н.Л. Шубиной, специфичность пунктуационной нормы заключается в том, что она проходит долгий и сложный путь - от  индивидуализированной пунктуации до общепринятой. Процесс «созревания» пунктуационной нормы происходит следующим образом: во время латентного периода, когда зарождаются предпосылки новой нормы, авторские знаки препинания (сфера употребления – в основном художественная литература) долгое время существуют наряду с кодифицированной нормой. Во время второго – переходного – периода авторская пунктуация получает более широкое распространение прежде всего в публицистическом стиле речи, в силу своей гибкости больше приспособленному к восприятию нового пунктуационно-графического оформления. Это период существования нерегламентированной пунктуации, которой уделено особое внимание в диссертации. Третий период характеризуется социальным признанием новой нормы и ее кодификацией. В качестве основного показателя жизнеспособности любого языкового явления, в том числе и использования графических знаков, выступает его соответствие стилистическим условиям употребления и новым потребностям коммуникации.

Кодификация в пунктуации (как и на других языковых уровнях) имеет трёхмерную шкалу нормативной оценки – «правильно», «неправильно», «допустимо». Диссертационное исследование посвящено двум последним параметрам оценки пунктуационного оформления текста: ошибочным и нерегламентированным случаям использования пунктуационных знаков.

В параграфе 3 «Вариантность как фактор развития языка: особенности вариантности в пунктуации» рассматривается вопрос о взаимосвязи нерегламентированного употребления знаков препинания и возможности их варьирования. Пунктуационные микросистемы русского языка, допускающие возможность варьирования, разнообразны и требуют дальнейшего изучения, описания и обобщения, в связи с чем можно говорить о необходимости включения случаев пунктуационной вариантности в зарождающуюся науку – лингвистическую вариантологию.

Основной причиной вариантности в пунктуации (при существовании сопутствующих причин, в частности стремления к экономии, соблюдения закона аналогии) является возможность использования богатых функциональных возможностей современной пунктуационной системы. Главным критерием выбора знака при сосуществовании двух вариантов – старого и нового – лингвистами признаётся критерий речевого узуса: преобладание или равноправное использование вариантов употребления пунктуационного знака при условии соответствия такого употребления пунктуационной системе.

Важным для нашего исследования является вопрос о принципах разграничения ошибочного и нерегламентированного употребления знаков препинания. Ошибка – это нарушение правил, которыми пользуются и журналист, и преподаватель, и студент, и корректор. В отличие от ошибочного употребления нерегламентированным будем считать сознательное (или бессознательное), но мотивированное коммуникативной, смысловой или экспрессивной направленностью текста употребление пунктуационных знаков с точки зрения самого пишущего и/или интерпретатора.

Автор диссертационного исследования, имея многолетний опыт работы в качестве корректора  в областной газете города Омска, с уверенностью может сказать, что прерогатива окончательной интерпретации пунктуационного оформления газетного текста принадлежит корректору. Работа в редакциях газет построена так, что именно корректор (не журналист и не редактор) является ответственным за пропущенные орфографические и пунктуационные ошибки, именно  корректор принимает окончательные решения относительно нерегламентированных, вариативных случаев.

Итак, пунктуационное оформление – одна из проблем, которые решает интерпретатор текста. Задачей диссертационного исследования  является выяснение того, насколько серьёзной является эта проблема в настоящее время, с какими профессиональными трудностями чаще всего  сталкивается корректор. Как показал анализ газетных текстов, самое большое количество ошибочных и спорных пунктуационных решений пришлось на две синтаксические микросистемы: обороты с как и вводные слова и словосочетания.

Вторая и третья главы основаны на результатах анализа языкового материала, полученного методом сплошной выборки из областных и центральных газет (всего 1935 фрагментов текста).

Во второй главе «Нарушение пунктуационной нормы в аспекте пунктуационной ошибки» выдвигается гипотеза о том, что  главными причинами обилия ошибок и спорных решений в области пунктуационного оформления названных выше конструкций являются следующие: тесная связь оборотов с как и вводных компонентов с семантикой предложения  и его коммуникативной направленностью, что не позволяет  принимать  решения исключительно на основе формальных признаков;  усиление субъективного, индивидуально-личностного начала в языке, являющееся фактором активизации вводных слов, перехода в разряд  вводных «бывших» членов предложения;   специфика современного метаязыкового сознания: общее падение грамотности, ослабление в массе пишущих внутреннего контроля за соблюдением правил правописания вследствие изменения приоритетов при создании письменного  текста.

В параграфе 1 «Беспредикативные конструкции с союзом как (значение, строение, классификация)» ошибочные решения участников письменной коммуникации рассматриваются сквозь призму  структурных и семантических характеристик беспредикативных конструкций с союзом как. Для нашего исследования важно соотнести понимание синтаксической природы оборотов с как с их пунктуационным оформлением.

Анализ случаев пунктуационного оформления непредикативных конструкций с союзом как, сделанный на примерах из публицистических текстов, показал, что большинство создателей текстов, а также их интерпретаторы (редакторы, текстологи, корректоры) испытывают трудности при определении синтаксической сущности таких конструкций и в результате этого –  при их пунктуационном оформлении. Это обусловлено как объективными, так и субъективными причинами. К первым отнесем сложности, связанные с идентификацией значений оборотов с как (в которых разнообразные семантические значения как бы накладываются одно на другое даже в пределах одной конструкции), а также в какой-то степени с громоздкостью и сложностью кодификационных установок в отношении пунктуационного оформления этих оборотов. Субъективные же причины часто связаны с недостаточной профессиональной компетенцией специалистов, работающих с текстом.

Анализ кодификационных установок в современных пунктуационных справочниках, предпринятый в нашей работе, показал, что даже подробный перечень правил (снабженных разнообразными примерами, к сожалению, не всегда точно иллюстрирующих правила), связанных с обособлением анализируемых конструкций, часто не помогает пишущему и корректирующему текст правильно сориентироваться в данной пунктуационной ситуации. Основанием для того или иного пунктуационного оформления рассматриваемых конструкций в вузовских учебниках и пособиях является наличие или отсутствие какого-либо определенного значения (например, «обособляется, если имеет значение чистого сравнения или причины»; «не обособляется, если имеет значение «в качестве» или приравнивания, отождествления»). Принцип, положенный в основу пунктуационных правил при словосочетаниях с как, – семантический, за исключением оборотов, обособление которых определяется по формальным показателям.

Существует  необходимость и в более серьезном анализе синтаксического  контекста вопроса. Прежде всего, конструкции с как квалифицируются учёными как компаративные, и это закономерно, поскольку самое распространенное значение, передаваемое этим союзом, - сравнительное. Одним из основных вопросов, которые до сих пор не нашли однозначного решения, является вопрос об отнесенности сравнительных конструкций, не имеющих формально выраженного предикативного центра, к членам предложения или к неполным придаточным предложениям со сравнительными союзами. Современный взгляд на природу компаратива наиболее полно и последовательно представлен во взглядах М.И. Черемисиной, А.Ф. Прияткиной,              В.З. Санникова. Сравнительным оборотом в настоящее время считается часть предложения, которая, в отличие от придаточного сравнительного, состоит из непредикативной словоформы. Отмечая близость сравнительных конструкций и к сочинительным, и к подчинительным, В.З. Санников считает, что беспредикативные компаративы образуют особый, третий класс русских синтаксических конструкций.

Разновидностью сравнительных конструкций являются сравнительно-сопоставительные обороты, семантическая характеристика которых заключается в установлении безусловного сходства или сходства с элементами различия. Важным признаком таких конструкций является то, что, в отличие от образного сравнения, они не создают метафоры и являются логическим приёмом оценки раскрываемых в речи понятий. Разграничение сравнительных и сравнительно-сопоставительных конструкций на семантико-синтаксическом уровне часто связано со значительными трудностями. Поэтому в качестве дополнительных различительных признаков сравнительно-сопоставительных конструкций нужно считать употребление определенных лексических средств.

Обороты со значением «в качестве» подразделяются на две группы (А.Ф. Прияткина). В первой группе значение  «в качестве» = функции (Корень валерьяны используется как лекарство), во второй  =  сущности.  Значение сущности создаётся не самим союзом, а его связью с глаголами с субъектной (глаголы бытия, проявления признака, становления признака) и объектной валентности (глаголы восприятия-оценки, осмысления, речи-мысли).В связи с тем, что все перечисленные глаголы семантически соответствуют связкам (выступать – являться, звучать – казаться), такие предложения с союзом как по характеру синтаксических отношений соответствуют элементарному простому предложению и теряют осложнённость (Время перестало существовать как целое; Главный инженер расценивал его слова как поддержку).

Обороты с как в значении причины (приложения), которые основываются на значении функции-сущности (то есть на оборотах со значением «в качестве»), А.Ф. Прияткина относит к наиболее ярким грамматическим типам осложнения простого предложения. Основным значением таких предложений является связь между основной и дополнительной предикативностью. Хотя компонент, имеющий дополнительную предикативность, в силу своего формального выражения не может рассматриваться как предикативная единица, функционально предложение с таким компонентом бывает очень близким к сложному.

Существуют,  наконец, обороты с союзом как, в которых преобладающим становится значение обстоятельства образа действия. Это происходит, во-первых, если характеристика образа действия в обороте указывает на постоянный, всегда свойственный предмету признак, во-вторых, при условии, если оборот можно заменить  синонимичным ему наречием. Такие обороты интонационно сливаются со сказуемым и, как простые обстоятельства образа действия, не обособляются. Разграничение оборотов со значением образа действия  и сравнительных представляет особую  сложность.   

Если взять оборот с как вне контекста (предположим, как любящий сын), то, в силу преимущественного употребления таких конструкций в значении сравнения, он будет восприниматься прежде всего как  сравнительный. Путем постановки этого выражения в разные  контексты можно убедиться в том, что в зависимости от смысловых приоритетов одно и то же выражение приобретает разнообразные значения, присущие этому богатому в семантическом отношении союзу. Возможны следующие трансформации:

1. Сравнительное значение: а) Он был внимателен и предупредителен, как любящий сын; б) Он относился ко мне как любящий сын.

2. Сравнительно-сопоставительное: Он, как и всякий любящий сын, мгновенно прибежал на помощь.

3. В качестве: Все воспринимали его как любящего сына (функция). Я знал его как любящего сына (сущность).

4. Значение причины: Как любящий сын, он постоянно находился с больной матерью.

5. Значение образа действия. Такая конструкция невозможна, поскольку анализируемое нами словосочетание в силу своей семантики и распространенности не может выступать в качестве обстоятельства образа действия.

Как видим, один и тот же оборот с как в зависимости от речевого контекста может приобретать разные значения и в связи с этим обособляться или не обособляться.

На наш взгляд, при формулировании правил должен быть  учтён  следующий признак: принадлежность оборота с как к коммуникативному центру, то есть вхождение в рему предложения. Близкие идеи высказывались А.Ф. Прияткиной. В основе разграничения обособленных и необособленных конструкций с как, лежит, по её мнению, следующее положение: если сравнительный оборот соотносится со всей предикативной частью предложения и по функции сближается с предложением, то в этом случае можно говорить о его обособлении (Как буря, смерть уносит жениха).  И наоборот, сравнительный оборот интонационно не выделяется, а значит,  и не обособляется при наличии двух условий: 1) принадлежность к реме высказывания. 2) тесная связь с одним из слов в предложении (выполняет роль обязательного распространителя этого слова).

Итак, в основу правил об обособлении конструкций с как (не имеющих формальных показателей) можно положить в качестве основного коммуникативно-семантический принцип, который  будет неразрывно связан и со структурой предложения, и с его интонацией. Исходя из этого автором настоящей работы была осуществлена систематизация правил обособления оборотов с союзом как с целью упорядочения и упрощения существующих пунктуационных правил относительно анализируемых конструкций. 

В параграфе II «Вводные слова и словосочетания» ошибки, связанные с пунктуационным оформлением вводных компонентов, трактуются как результат субъективных причин, а также объективных факторов, связанных с изменениями, происходящими в современной языковой ситуации. В результате анализа причин большого количества ошибок при обособлении вводных слов и словосочетаний сделаны следующие выводы: сложными для интерпретаторов текста являются случаи, связанные: 1) с выражениями, в которых обнаруживается неумение создателей и интерпретаторов текста найти вводные слова и словосочетания и разграничить слова-омонимы (вводные и не вводные); 2) с выражениями, в которых вводные слова, стоящие в начале или конце обособленного оборота, не отделяются от него знаком препинания; 3) с выражениями, в которых вводные конструкции должны отделяться от предшествующего союза. Ошибки, связанные с двумя последними пунктами, относятся к субъективным – чаще всего они продиктованы незнанием соответствующих правил, а ошибки, вызванные неумением правильно определить соотношение субъективной и объективной модальности в предложении, заметить личностное начало, которое автор хочет усилить  при помощи вводных компонентов (ошибки первого типа), относятся к объективным, так как напрямую связаны не только с синтаксической структурой предложения, но и с его семантикой.

По нашему мнению, одним из результатов стремления журналистов выразить авторское «я» является возникновение новых вводных компонентов. Естественное развитие языка на переходных этапах его существования приводит к немалым трудностям, связанным с поиском правильных пунктуационных решений, поскольку процесс закрепления за новыми словами и выражениями модальных значений длительный и часто противоречивый. Для того чтобы новая функция (выражение субъективной модальности) закрепилась за определённым словом или словосочетанием, необходимо два фактора: узуальное употребление их в этой функции и признание этого явления в кодификационных установках. Показательной с точки зрения формирования объективной пунктуационной нормы и её кодификации является судьба выражений прежде всего и вместе с тем. Современная языковая ситуация, одним из характерных признаков которой является усиление личностного  начала создателей публицистических текстов, послужила стимулом к развитию значения субъективной модальности у этих выражений. Этот процесс формирования новой синтаксической функции и новых семантических оттенков у анализируемых выражений наблюдается сравнительно недавно, поэтому в настоящее время нет последовательной кодификации, которая помогала бы разобраться со спорными вопросами, касающимися их обособления.

Изучение смысловой организации высказываний для нас важно именно с точки зрения роли пунктуационных знаков при выделении анализируемых конструкций. Большое количество ошибок, связанных с их обособлением, объясняется прежде всего тем, что в основе правил расстановки знаков препинания в предложениях, включающих в себя словосочетания с как,на наш взгляд, в качестве ведущего лежит коммуникативно-семантический принцип русской пунктуации, а в основе обособления вводных слов о словосочетаний – семантико-структурный. И в том, и в другом случае при решении задач, обусловленных пунктуационным оформлением текста, журналисту и прежде всего корректору приходится обращаться к смысловому аспекту языковых единиц, входящих в каждое конкретное высказывание. Тесная связь пунктуации со смысловой организацией высказывания, с коммуникативной установкой автора прослеживается на примере употребления в предложении вышеназванных конструкций. Богатство смысловых отношений, передаваемых и конструкциями с как, и вводными компонентами, а также стремление журналистов выразить своё индивидуально-личностное начало, одним из результатов которого становится возникновение новых значений у вводных компонентов и образование новых вводных слов и словосочетаний, не получивших отражение в кодификации, объясняет, почему так много ошибочных пунктуационных решений связано с обособлением названных конструкций.

В третьей главе «Нарушение пунктуационной нормы в аспекте нерегламентированной пунктуации» выдвигается положение о нерегламентированной пунктуации как о признаке современного публицистического текста; анализируются причины, побуждающие журналистов все чаще обращаться к индивидуализированной пунктуации; рассматриваются наиболее частотные случаи употребления знаков препинания в газетных текстах, не отраженные в кодификационных установках.

В параграфе I определяется роль пунктуации в активных процессах, происходящих в синтаксисе современного русского языка, и в текстообразовании.

По мнению лингвистов, одной из ведущих тенденций современного синтаксиса является стремление к более расчленённому тексту. При этом понятие синтаксической расчленённости имеет две трактовки: узкую – специальное дробление теста, например парцелляция,  и широкую – например, отступление от принципов синтагматической прозы, которое диктуется разрывом синтаксических связей как в словосочетании, так и в предложении. Примеры, которые анализируются в нашем исследовании, связаны в большей степени с широким пониманием этого явления. Стремление к частому использованию расчленённых синтаксических конструкций в текстовом пространстве современной публицистики (как и в художественных текстах) позволило Г.Н. Акимовой сделать вывод о том, что на современном этапе развития языка создаётся новый вид прозы – актуализирующая проза. И переосмысление функций знаков препинания связано с этим явлением. Пунктуация как в  узком понимании (синграфемика), так и в широком (метаграфемика) обеспечивает оформление таких актуализированных конструкций, а значит, участвует наряду с другими уровнями языка в активных языковых процессах современности.

Наука о языке в вопросах изучения пунктуации прошла путь от традиционного её понимания как системы знаков, фиксирующих на письме строение предложения, до восприятия её как важного текстообразующего средства, участвующего в организации не только внешней, но и внутренней (смысловой) структуры текста и представляющего важность для его интерпретации (Л.А. Будниченко, Н.С. Валгина, Е.О. Захарова, Л.М. Кольцова, Н.Л. Шубина).

В лингвистической литературе не раз отмечалось, что пунктуация неодинакова для различных стилей. В связи с этим Н.С. Валгина наряду с нормами стабильными, общими выделяет нормы ситуативные, которые отражают функциональные качества конкретного текста. Знаки препинания, обусловленные ситуативными нормами, нельзя назвать индивидуально-авторскими, так как их употребление диктуется не волей автора, а потребностями текста, принадлежащему к определенному стилю. В нашем случае это публицистические тексты, отличающиеся особым характером экспрессивности, который свойственен всем языковым средствам, поскольку они воплощают «публицистическую идею» – реализацию воздействующей и информативной функций. Большое количество случаев употребления нерегламентированных знаков препинания связано с желанием журналистов наиболее полно реализовать взаимодействие этих функций. Таким образом, нерегламентированная пунктуация в анализируемых текстах обусловлена стилистическими особенностями публицистики.

В параграфе 2  «Использование тире в качестве нерегламентированного знака препинания вместо запятой или на месте отсутствия знака» рассматриваются нерегламентированные случаи употребления тире в названных позициях в высказываниях, имеющих традиционное синтаксическое строение, чаще всего не связанных с новыми синтаксическими построениями. Наша задача заключалась в том, чтобы проследить, как на современном этапе развития языка решается вопрос о пунктуационном оформлении осложненных простых предложений, как переосмысливается не только создателями текстов, но и их интерпретаторами функции тире при оформлении различных компонентов, осложняющих высказывание. Решение этой задачи было продиктовано тем, что в нашей картотеке собрано большое количество примеров, в которых использовались знаки препинания в позициях, не отражённых или частично отражённых (то есть не во всех справочниках по пунктуации) в современных кодификационных установках. Частотность использования нерегламентированных знаков препинания в некоторых синтаксических позициях говорит о необходимости их описания с целью фиксации новых тенденций, связанных с функционированием пунктуационной системы.

Итак, второй разновидностью критерия «ненорма» (первая разновидность рассматривается в главе II) являются знаки препинания, постановка которых не отражена в пунктуационных справочниках, - нерегламентированные знаки, обусловленные прежде всего смысловым и коммуникативным принципами русской пунктуации.

В нашей работе все случаи нерегламентированной пунктуации разделены на два класса: 1. Тире вместо запятой – нерегламентированная вариантность. 2. Тире на месте отсутствия знака – нерегламентированный знак препинания (то есть стоящий на месте нуля знака, в позиции, не предусматривающей наличие пунктограммы). В перечень примеров, содержащих нерегламентированные знаки препинания, входят синтаксические конструкции, в которых некодифицированное употребление пунктограмм встречается сравнительно часто. Первый класс (нерегламентированная вариантность) состоит из предложений, включающих следующие пунктуационные микросистемы: 1) конструкции с союзом как; 2) вводные конструкции; 3) обстоятельства, выраженные существительными с производными предлогами;       4) уточняющие члены предложения; 5) пояснительные конструкции. Ко второму классу (нерегламентированные знаки препинания) относятся предложения, в которых 1) нерегламентированное тире употребляется между подлежащим и именным сказуемым (с нулевой связкой), а также предложения, включающие:  2) конструкции с союзом как;3) обстоятельства, выраженные беспредложными существительными и существительными с непроизводными предлогами; 4) обстоятельства, выраженные наречиями;    5) обстоятельства, выраженные местоимениями с предлогами; 6) дополнения, выраженные беспредложными существительными и существительными с непроизводными предлогами; 7) да и нет в функции сказуемого; 8) частицы;  9) союзы.

Таким образом, тире, акцентирующее внимание читателя на определенных отрезках речи и придающее дополнительные экспрессивные оттенки значения, органично и в последнее время все настойчивее включается в арсенал средств актуализации и художественной выразительности публицистических текстов. Во-первых, тире становится полноправной заменой запятой при обособлении второстепенных членов при условии их актуализации, во-вторых, тире используется и на месте нуля знака, то есть в тех ситуациях, когда кодификацией не предусмотрен никакой знак препинания. Употребление тире в последнем случае часто не связано со структурной организацией высказывания, то есть в них в большей степени проявляется тенденция к расчленённости  текста.

Тире в современном русском языке выполняет следующие функции (по Н.С. Валгиной): обозначение всевозможных пропусков; выражение смысловой функции; обозначение смысловой, интонационной, композиционной неожиданности; передача эмоциональной стороны речи. На основе анализа вышеперечисленных случаев употребления тире вместо запятой и на месте отсутствия знака, по нашему мнению, можно выделить ещё одну функцию тире, которая в последнее время получает все большее распространение, - выражать коммуникативную установку высказывания.

Текст является важнейшим условием реализации функций знаков препинания, т.к. «последние не могут быть описаны вне текстовой синтагматики, без учёта взаимодействия с большим контекстом» (Л.А. Будниченко). Чтобы выявить специфические черты пунктуации текстов одинаковой стилистической принадлежности и определить их в качестве одного из характерных свойств этих текстов, требуется комплексный, многоаспектный подход к описанию разных пунктуационных явлений, и прежде всего нерегламентированных. Наши наблюдения над нерегламентированным употреблением тире в публицистическом тексте позволяют сделать вывод о текстообразующей роли этого знака, так как он используется журналистами как стилеобразующее средство, призванное помогать авторам в их стремлении наиболее убедительно реализлвывать информативную и воздействующую функции.

В четвёртой главе «Пунктуационные приёмы, связанные с обособлением конструкций с союзом как и использованием нерегламентированного тире, в восприятии носителей языка» анализируются особенности восприятия указанных конструкций разными носителями языка – студентами филологического факультета, преподавателями-филологами вузов, корректорами.

В работе было проведено два лингвистических эксперимента: первый связан с темой «Пунктуация при обособлении  беспредикативных конструкций с союзом как» (глава II), второй проводился по теме «Нерегламентированная пунктуация в публицистическом тексте» (глава III).

В экспериментах участвовало три группы испытуемых: студенты (2-4 курсы) филологического факультета ОмГУ им. Ф.М. Достоевского (специальности «филология», «издательское дело и редактирование», «журналистика») – 65 человек в первом эксперименте и 50 человек во втором; преподаватели филологических ф-тов ОмГУ им. Ф.М. Достоевского и Омского государственного педагогического университета – 25 человек, корректоры омских областных газет («Ореол», «Четверг», «Новое обозрение», «Вечерний Омск»), издательского дома «ТРИЭС» – 20 человек.

Тексты для второго лингвистического эксперимента были выбраны произвольно, нами не ставилась задача охватить весь спектр позиций использования нерегламентированной пунктуации, рассмотренных в главе III. Важно было проследить, как относятся к новым тенденциям, связанным с пунктуацией публицистического текста, разные группы информантов.

Результаты первого эксперимента убедительно доказывают, что современные  кодификационные установки, касающиеся обособления беспредикативных конструкций с как, не в состоянии разрешить вопросов, которые возникают перед интерпретаторами текстов при встрече с такими конструкциями. Противоречивые пунктуационные решения при их обособлении  (речь прежде всего идёт о предложениях, когда мнение о наличии или отсутствии запятой делится среди респондентов наполовину) подтверждают высказывание о том, что, «когда ошибка становится массовой, она перестаёт быть ошибкой, и тогда приходится констатировать победу узуса над нормой, а следовательно, признать необходимость пересмотра и уточнения правописной нормы» (С.М. Кузьмина).

Результаты второго эксперимента (1-й вариант заданий: исправить пунктуационные ошибки) показали, что в большей степени поддерживают пунктуационные решения журналистов, связанные с нерегламентированными знаками препинания, корректоры, что закономерно, так как именно они в качестве интерпретаторов газетных материалов прежде всего сталкиваются с новыми тенденциями, затрагивающими изменения в текстовой пунктуации публицистики. Знание возможностей и традиций современных публицистических текстов привело к тому, что корректоры в этом эксперименте в большей степени поддерживали позицию авторов, процент не исправивших нерегламентированные знаки препинания среди них, как и следовало ожидать, выше, чем у других групп опрошенных. Студенты и преподаватели в этом задании также проявили определённый «либерализм», многие из них не шли в своих решениях вслед за правилами.

Используя данные второго эксперимента (2-й вариант заданий: вставить недостающий знак препинания), можно сделать вывод, что корректоры во всех анализируемых предложениях более активно, чем студенты и преподаватели, используют тире в качестве нерегламентированного знака препинания, тем самым подтверждая мысль о том, что тире в качестве актуализатора сегментов речи выполняет текстообразующую функцию именно в публицистике.

В этом задании на редактирование (вставить недостающий знак препинания) предполагалось определить, воспримет или не воспримет респондент авторскую позицию - необходимость пунктуационного оформления определенного сегмента высказывания с целью его актуализации. Как показали результаты, большинство испытуемых преподавателей и студентов не увидели (или не захотели увидеть) замысел автора и использовали только свою языковую компетенцию (знание правил). В большей степени с журналистами были солидарны корректоры, которые интерпретировали и выделили пунктуационно-смысловые отрезки в соответствии с авторским решением.

Сопоставляя результаты первого и второго вариантов во втором эксперименте (с использованием одинаковых синтаксических конструкций), можно сделать вывод, что тире в качестве актуализатора определенных смысловых отрезков воспринимается респондентами органично, причём эта функция закрепляется в публицистическом тексте, где за журналистом признаётся право употребления тире и вместо запятой, и вместо нуля знака.

В заключении сформулированы основные выводы исследования и намечены перспективы дальнейшего изучения.

Настоящее диссертационное исследование посвящено изучению проблемы функционирования ненормативного (ошибочного и нерегламентированного) употребления знаков препинания в публицистических текстах. Общие динамические процессы, затрагивающие систему пунктуации русского языка и имеющие отражение в текстах СМИ, обусловили необходимость описания своеобразия пунктуационного оформления современных газетных материалов.

Новый период развития русского языка, который характеризуется его демократизацией, экспрессивизацией, распространением инновационных процессов, в полной мере затронул и пунктуацию. Современные тенденции при использовании знаков препинания, с одной стороны, расширяют и обогащают современную пунктуационную систему, а с другой - создают определенные трудности в работе создателей и интерпретаторов тестов, которые вынуждены часто самостоятельно решать вопрос о постановке знаков препинания, их замене или взаимодействии в определенных синтаксических построениях. Чтобы устранить эти трудности, процесс нормообразования в пунктуации на современном этапе должен основываться на концепции, которая будет опираться и на исследования в области коммуникативной пунктуации.

Взаимодействие и значимость всех четырех принципов русской пунктуации - интонационного, грамматического, семантического и коммуникативного - является неоспоримым фактом. Анализ нашего языкового материала убедительно доказывает, что семантический и коммуникативный принципы лежат в основе многих правил расстановки знаков препинания и поэтому требуют дальнейшей разработки.

В связи с тем, что пунктуационные знаки обладают смыслоразличительной функцией, можно говорить о способности знаков препинания выражать лексико-семантические отношения, возникающие внутри высказываний. Смысловой аспект анализируемых в нашей работе синтаксических конструкций (беспредикативных оборотов с союзом как и вводных компонентов) отличается большим разнообразием и сложностью. Поэтому естественно, что расстановка знаков препинания, призванных оформлять эту богатую палитру семантических оттенков, вызывает определенные трудности у создателей и интерпретаторов (корректоров) текстов. Необходимость проникновения в сущность этих трудностей и в связи с этим пересмотр на данном этапе существования пунктуационной кодифицированной нормы положений, связанных с обособлением вышеназванных конструкций, становятся очевидными в связи с большим количеством ошибочных и спорных пунктуационных решений при их обособлении.

В текстах СМИ в полном объеме представлены примеры нерегламентированной пунктуации и многочисленные варианты употребления синграфем. В ожидании упорядочения всего этого многообразия пунктуационно-графического оформления текстов редакторам, журналистам, корректорам приходится доверяться своей профессиональной компетенции, а также чувству языка и языковому вкусу. Как известно, последние критерии в силу своей относительности могут привести к спорным или даже ошибочным решениям. Это объективная причина, которая создает определенные трудности в работе издательств и типографий и приводит в некоторых случаях к нарушению взаимопонимания между автором и интерпретатором, с одной стороны, и читателем – с другой.

В лингвистической литературе под термином «пунктуация текста» подразумевается (в качестве одного из значений), что речевые произведения, разные по своей функционально-стилевой принадлежности, могут обладать определенной пунктуационной спецификой,  которая становится существенным признаком данного текста. Наш анализ пунктуации газетного текста, лингвистические эксперименты, проведенные с целью определить «авторство» и функциональную природу нерегламентированных знаков препинания (тире), а также отношение к ним разных групп опрошенных подтверждают, что постановка тире на месте нуля знаков или вместо запятой выполняет текстообразующую функцию в публицистике. Эта функция связана с желанием создателя текста (журналиста) подчеркнуть информативную значимость определенного сегмента высказывания или даже отдельного слова. Наши исследования показали, что такая установка на актуализацию определенных отрезков высказывания свойственна газетным текстам, причем частотность и последовательность употребления тире в определенных синтаксических конструкциях (внутри простого предложения) позволяют сделать вывод о возрастающей значимости коммуникативного принципа русской пунктуации, по крайней мере в публицистических текстах. 

На основании анализа результатов второго эксперимента можно говорить о том, что наши респонденты  (в меньшей степени студенты и  преподаватели и в большей - корректоры) признают за журналистом право использования нерегламентированного актуализирующего тире, тем самым подтверждается, что этот знак препинания выполняет текстообразующую функцию в СМИ.

Необходимо отметить основную разницу в задачах, стоящих перед журналистами, создающими тексты, и нашими группами респондентов: журналист, ставя актуализирующее тире, руководствуется прежде всего желанием усилить информативную и/или эмоциональную значимость высказывания, то есть выступает в качестве адресанта высказывания. Наши респонденты (студенты и преподаватели) во время эксперимента, выступая в роли адресата, воспринимают смысл текста и его пунктуационное оформление в зависимости от своей языковой компетенции. И только корректоры в силу своей профессиональной направленности выступают в качестве интерпретаторов текста, то есть призваны помогать  журналисту осуществлять его намерения.

Журналист, реализуя свои интенции, стремясь при этом использовать весь запас языковых средств, обращается к коммуникативной и смысловой функциям пунктуационных знаков, задачей которых является семантическая организация высказывания.

Пунктуационные средства актуализации определенных сегментов высказывания обусловлены влиянием языка художественной литературы на языковое сознание журналиста, что проявляется в значительном расширении пунктуационных возможностей передачи смысла (индивидуально-авторское употребление синграфем) для активизации и актуализации определенных отрезков речи, повышения их эмоциональности.

На основании нашего исследования можно сделать вывод о том, что профессионализм корректора в настоящее время должен проявляться не только в знании кодифицированной нормы, что было достаточно еще двадцать лет назад, но и в особой пунктуационной компетентности, которая предполагает умение использовать нерегламентированные знаки препинания, связанные с коммуникативно-семантической направленностью современной русской пунктуации.

Перспективами нашей работы можно считать следующие: 1) рассмотрение использования тире в других пунктуационных микросистемах (например, при однородных членах, не соединенных союзами, при обособлении деепричастных оборотов) – менее частотных, чем те, о которых говорится в диссертационном исследовании, а также в получивших большое распространение новых синтаксических конструкциях, с целью более полного изучения тенденций, происходящих в современной пунктуационной системе; описание и анализ случаев употребления  в качестве нерегламентированных другие знаки препинания; 2) расширение состава экспериментальных групп носителей языка, в первую очередь за счёт включения в него учителей русского языка, в частности экспертов сочинений в формате ЕГЭ; 3) обращение к изучению языковой личности журналиста в аспекте употребления им индивидуализированных знаков препинания; 4) сопоставление способов и случаев употребления нерегламентированных знаков препинания, используемых в советский период, в эпоху перестройки и на современном этапе развития языка. Сравнительно-сопоставительный анализ изменений, происходящих в пунктуационной системе, позволит объективнее оценить качественные изменения, произошедшие в сфере функционирования синграфем.

Основные положения диссертации нашли отражение в следующих публикациях:

1. Брусницына Е.В. Нерегламентированная пунктуация в аспекте актуальных синтаксических процессов // Вестник Челябинского госуниверситета. – Челябинск, 2010. – № 4. – С. 38-42.

2. Брусницына Е.В. Об одном активном синтаксическом процессе в современном русском языке // Вестник Омского университета. – Омск, 2010. – № 3. – С. 85-89.

3. Брусницына Е.В.  К проблеме нормы и кодификации в газете (на примере пунктуационного оформления конструкции с как) // Сборник «Проблемы современной лингвистики и методики преподавания языковых курсов». –  Кемерово: Кузбассвузиздат, 2008. –  С. 28-30.

4. Брусницына Е.В. Стилистическая норма как факт профессионального сознания // Человек говорящий и пишущий. – Москва: Московский гуманитарный экономический институт, 2008. – С. 17-25.

5. Брусницына Е.В. Пунктуационная норма как проблема деятельности корректора //  Славянские чтения: сборник научных статей и материалов научно-практической конференции. -  Омск: Омский государственный университет, 2009. – С. 207-212.

 

                       Подписано в печать  03. 09 2010. 2010. Формат бумаги 60х84 1/16.

Печ. л. 1,5. Уч.- изд. Л. 1,5. Тираж 100 экз. Заказ     .

Издательство Омского государственного университета

644077, г. Омск, пр. Мира, 55а

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.