WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

ДЕБЮТНАЯ КНИГА В РУССКОЙ ЛИРИКЕ 1840-х – НАЧАЛА 1850-х ГОДОВ:мотивно-образные и жанровые комплексы, формы циклизации, архитектонические варианты

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

 

 

Кузнецова Ирина Сергеевна

 

 

ДЕБЮТНАЯ КНИГА

В РУССКОЙ ЛИРИКЕ 1840-х – НАЧАЛА 1850-х ГОДОВ:

мотивно-образные и жанровые комплексы, формы циклизации,

                                 архитектонические варианты

 

10.01.01 – русская литература

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

 

 

 

 

Омск

2011

Работа выполнена на кафедре литературы

филологического факультета

ГОУ ВПО «Омский государственный педагогический университет»

Научный руководитель:    доктор филологических наук,

профессор кафедры литературы

ГОУ ВПО «Омский государственный

педагогический университет»

                                                Ольга Васильевна Мирошникова

Официальные оппоненты:   доктор филологических наук,

профессор кафедры русской и зарубежной 

литературы ГОУ ВПО «Уральский

государственный педагогический университет»

                                                   Татьяна Анатольевна Ложкова

                                                   кандидат филологических наук,

доцент кафедры филологии, журналистики

и массовых коммуникаций

НОУ ВПО «Омская гуманитарная академия»

Вера Вячеславовна Никулина

Ведущая организация:          ГОУ ВПО «Магнитогорский

государственный университет»

Защита диссертации состоится 28 июня 2011 г. в 15 часов на заседании объединенного совета по защите докторских и кандидатских диссертаций ДМ 212. 179. 02 при Омском государственном университете             им. Ф. М. Достоевского по адресу: 644077, г. Омск, ул. Нефтезаводская, 11.

                С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Омского государственного университета им. Ф. М. Достоевского.

                Автореферат разослан 24  мая 2011 г.

Ученый секретарь

Подпись: Е. А. Никитина диссертационного совета,

кандидат филологических наук, доцент                                                                                                                                 

  

Общая характеристика работы

Середина ХIХ века в русской литературе ознаменована сменой течений, взаимовлиянием романтического и реалистического методов, формированием поколения преемников поэзии А. С. Пушкина и М. Ю. Лермонтова. Дальнейшая перестройка жанровой системы в целом приводит к развитию цикло- и книготворчества в лирике. В данном аспекте наиболее показательными являются, на наш взгляд, 1840-е – начало 1850-х годов, охарактеризованные в научной литературе как «переходное» десятилетие (Б. Я. Бух­штаб, В. В. Кожинов, В. С. Баевский, Л. Я. Гинзбург и др.). Его переходный характер обусловлен трансформацией эстетических систем, что определило не только изменения в литературном процессе, но и отсутствие крупных поэтических имен. Ведущую роль получает «натуральная школа», вопросам организации и функционирования которой посвящены работы Н. Я. Бер­ковского, В. В. Виноградова, Г. А. Гуковского, В. И. Куле­шова, Ю. В. Манна, Н. И. Пруцкова, А. Г. Цейтлина, Д. И. Чижевского. О влиятельности «натуральной школы» писал в свое время В. Г. Бе­лин­ский, о причинах вытеснения ею поэзии из журналов полемизировали критики и литераторы рассматриваемого этапа Д. В. Григорович, В. Н. Майков, Н. А. Не­красов, А. А. Гри­горьев, А. В. Дружинин. Соглашаясь с мнением о количественном и качественном приоритете прозы, нельзя умалять тот факт, что именно в переходное десятилетие на литературную сцену вступают молодые, неопытные поэты, раннее творчество которых по сравнению с достижениями прозаиков, работающих в духе «натуральной школы», еще не обладает высоким качеством. К ним относятся А. А. Фет, Н. А. Некрасов, Я. П. По­лонский, А. Н. Пле­щеев, Н. Ф. Щербина и др. Их отдельные стихотворения, попавшие в печать, оценены невысоко, в критических отзывах закрепляется мнение об отсутствии талантов, достойных имен великих предшественников. Эстетический взлет лирики названных авторов проявится позже, отражая становление поэтического поколения середины века.

Смена литературных течений (и смена поколений писателей) в историко-литературном процессе обычно манифестируется изменением эстетических и жанровых приоритетов. В этот момент проиcходит обновление в кадастре малых жанров. Вступление поэта на сцену литературы в переходную эпоху уже не может состояться за счет публикации одного высокохудожественного произведения, стихотворения или поэмы. Востребованным окажется принцип «собирания» лирических опытов в  подборки и циклы, но заметным, часто подлинным дебютом воспринимается и самими авторами, и критиками именно книжная структура, сборник или авторская книга. Возникают вопросы: в чем заключается специфика дебютной лирики поэтов 1840-х – начала 1850-х годов, в каких формах, общих и индивидуальных, она проявилась, каким образом исследуемые нами издания предвещают будущие взлеты молодых авторов, проецируют особенности их зрелых лирических книг?

Временное вытеснение поэзии (и традиционной, и новой) со сцены литературы на второй план в 1840-е и первую половину 1850-х годов обусловило своеобразие поэтических дебютов. Можно назвать их трехэтапными: сначала публикация в журнале, как правило, одного стихотворения («проба пера»), затем развернутые, суммарные публикации стихотворных подборок и циклов в журналах или альманахах, наконец, издание лирического сборника или книги. Тенденция обращения поэтов, начинающих литературную деятельность, к произведениям большого объема – циклам и книгам – возможно, была продиктована распространившимся в те годы опытом «собирания» малых жанров прозы «натуральной школы» в коллективные сборники и альманахи, где их совокупность создавала достаточно высокий уровень целостности. Показательны в этом плане «Наши, списанные с натуры русскими» (1841), «Разные повести» (1843), «Физиология Петербурга» (1845), «Петербургский сборник» (1846) и др. Поэты данного периода также приходят к новым художественным решениям: включают в дебютные издания переходные синкретические образования (лирические отрывки, объемные стихотворения с нумерацией строф, многочастные произведения, «оцельняют» (термин В. Шкловского) книжную структуру на различных уровнях, обусловливающих ее внутреннее строение и особенности внешнего оформления.

В середине ХIХ века еще отсутствуют четкие дефиниции по отношению к «книжной» продукции, что объясняется становлением книги как метажанра. Наблюдения над функционированием книги стихов в «переходную» эпоху позволяют констатировать: эта метатекстовая форма из сферы единичных опытов переходит в область массового воспроизведения, начинает осознаваться в качестве фактора, удостоверяющего эстетическую успешность дебюта ее автора. В рецептивном аспекте дифференцируются представления об «авторе стихов» и «авторе книги стихов», что станет общепринятым уже в начале ХХ века.

Первые попытки теоретически обосновать понятие «лирическая книга» принадлежат поэтам Серебряного века (А. Белому, А. А. Блоку, В. Я. Брю­сову, Н. С. Гумилеву, О. Э. Мандельштаму, Б. Л. Пастернаку, М. И. Цвета­евой). Научный интерес к вопросам циклизации и книготворчества получает широкое распространение в ХХ веке, начиная с 1970-х годов, находит отражение в исследованиях Н. В. Барковской, М. Н. Дарвина, Л. К. Долго­полова, А. С. Когана, Л. Е. Ляпиной, Т. А. Лож­ко­вой, О. В. Мирошниковой, Е. П. Мстиславской, В. А. Сапогова, Г. А. Толс­тых, И. В. Фоменко и др.

Понятие лирическая книга является базовым для нашего диссертационного исследования, именно поэтому оно вынесено в заглавие работы (здесь данное понятие употреблено в широком смысле как продукт полиграфической деятельности, а не как жанровое (терминологическое) обозначение). В современном литературоведении сложилось несколько подходов к изучению феномена книги стихов, обобщение которых предложено в монографии О. В. Мирошниковой . Первый подход: книга стихов есть единый текст, ему присуща множественность смыслов, организующих единство книги (М. М. Гиршман). Второй подход: книга – это контекст, поскольку она противостоит отдельному стихотворению, как система противостоит ее элементу. Однако книга соотносима со стихотворением, как одна художественная система с другой. Последователи третьей позиции по отношению к книге используют синонимичные обозначения ее как гипертекста (В. П. Руднев), метатекста (омские исследователи), интертекста (Н. А. Кузьмина). 

В ходе анализа дебютных изданий поэтов 1840-х – начала 1850-х годов понятие лирическая книга употреблено нами в узком значении. Под ним мы понимаем авторское издание, характеризующееся идейно-эстетической целостностью, выраженной на разных уровнях: мотивно-образном, субъектном, пространственно-временном, архитектоническом, иллюстративном, полиграфическом, функциональном. В этом смысле продуктивным нам представляется определение И. В. Фоменко: «В отличие от подборки (сборника) цикл (книга) – это функционирующая система, где взаимодействие относительно самостоятельных элементов формирует новое качество целого» . В аргументации О. В. Мирошниковой лирическая книга – «издание, полиграфически овеществляющее концептуально-этапный поэтический комплекс стихотворений и циклов-разделов, сконструированный по замыслу автора как художественное единство, как системно-образное выражение его индивидуального метода, его лица, мировидения» .

Для лирической книги в отличие от сборника значим креативный замысел. Существенную роль в ней играет линейный порядок текстов, обусловливающий общую композицию, а также переклички между текстами, создающие ритм книги, акцентирующие лейтмотивы. Сложная природа книги стихов, динамичность ее структуры приводит к употреблению в настоящей работе таких условно синонимичных обозначений, как «книжные метаобразования», «макроконтекстовые формы», «макроструктуры» и т. д.

Сборник – «издание, представляющее читателю совокупность авторских произведений одного жанра, темы, тональности или хронологического этапа творчества, не имеющее общего архитектонического реше­ния»4. .Сборник характеризуется разнородностью состава, отсутствием «объединяющих» элементов текстового и полиграфического плана. Отдельный текст в сборнике утрачивает все богатство ассоциативных связей, возникающих в рамках динамического книжного контекста. В сборнике чаще всего не выдерживается единство субъектной организации, лейтмотивных сцеплений, пространственно-временного уровня.

Поскольку в диссертационном исследовании речь идет о феномене лирического дебюта, необходимо дать рабочее определение понятию дебютное издание. Дебютное издание – книжная структура, максимально репрезентирующая личность автора в начальный период его творчества, его поэтические установки, элементы формирующегося стиля. Оно открывает молодому поэту «дорогу» в литературу, предоставляет возможность публиковать следующие произведения. Дебютному изданию, как правило, сопутствуют положительные отклики критиков и читателей, однако в авторецепции наблюдается неоднозначность его оценок. Данный вид публикации является своеобразной «точкой отсчета» эволюции творчества того или иного поэта.

Актуальность исследования определяется тем, что в отечественном литературоведении феномен дебюта поэта, начинающего литературную деятельность, будь то дебют-выступление с одним стихотворением (подборкой стихов) или дебют в виде крупной книжной формы (сборника или книги), не привлекал еще достаточного внимания. На сегодняшний день отсутствуют специальные исследования, посвященные данному вопросу. Отдельные работы (Ю. М. Прозорова, О. А. Лекманова, А. А. Белобородовой, И. С. Назаровой и др.), безусловно, имеют большое значение, однако дебютные издания не становились материалом системного изучения, не подвергались сравнительно-типологическому анализу.

О Фете, Некрасове, Майкове, Полонском, Плещееве, Щербине написаны труды различной степени направленности и объема. Несмотря на это, исследования их книжных форм немногочисленны. О книгах Некрасова писали В. Евгеньев-Максимов, А. М. Гаркави, Ю. М. Прозоров, И. И. Подольская, Г. В. Краснов, Н. Н. Скатов, Ю. В. Шатин, А. М. Березкин и др. Издания Фета рассмотрены Б. Я. Бухштабом, Д. Д. Благим, Л. М. Лотман, В. А. Кошелевым и др. Раннему творчеству Майкова и Щербины посвящены, как правило, обзорные статьи (Н. Л. Степанов, Н. М. Гай­­денков, Л. С. Гейро – о Майкове; И. Д. Гликман, Г. Я. Галаган – о Щербине). О книгах Полонского написаны работы современных филологов (О. В. Мирошниковой, И. С. Назаровой), об изданиях Плещеева, напротив, – труды советских ученых (А. В. Федорова, М. Я. Полякова и др.). Из перечисленных имен лишь единицы обращаются к дебютной лирике поэтов 1840-х – начала 1850-х годов, из чего следует, что специфика дебютных выступлений Фета, Некрасова, Майкова, Полонского, Плещеева, Щербины изучена недостаточно, особенно это касается их книжных дебютов. Логично акцентировать внимание на том, какие издания открывают творческий путь поэтам 1840-х – начала 1850-х годов, в какой мере они направляют их к последующим поискам своего «лица».

Объект исследования – дебютные выступления поэтов 1840-х – начала 1850-х годов, специфика книжного дебюта и его роль в творчестве отдельного автора и в историко-литературном процессе середины ХIХ века.

Предмет исследования – принципы дебютного книгостроительства поэтов «переходного» десятилетия.

Материалом исследования стали лирические тексты, входящие в состав дебютных изданий А. А. Фета («Лирический пантеон», М., 1840), Н. А. Некрасова («Мечты и звуки», СПб., 1840), А. Н. Майкова («Стихотворения», СПб., 1842), Я. П. Полонского («Гаммы», М., 1844), А. Н. Плещеева («Стихотворения, 1845–1846», СПб., 1846), Н. Ф. Щербины («Греческие стихотворения», Одесса, 1850). Отбор перечисленных изданий осуществлялся с учетом принципа хронологии, а также эстетических качеств: данные книги отличаются более высоким уровнем содержания и оформления по сравнению с единичными изданиями второстепенных и третьестепенных поэтов середины ХIХ века, таких, например, как В. И. Аскоченский, М. Г. Голицын, Л. Н. Ибрагимов и др. Шесть изданий, изученных нами, принадлежат авторам, чье творчество отмечено серией лирических книг. Поскольку у А. А. Григорьева, относящегося к «переходному» десятилетию, книжная лирическая форма не получила дальнейшего развития, он нами не рассматривается.

Материалами исследования также служат критические статьи, архивная документация (письма, варианты текстов и т. д.), биографические сведения.

Цель диссертационного исследования: определить художественную специфику и роль дебютных книжных структур в становлении целого ряда поэтов 1840-х – начала 1850-х годов, выявить историко-ли­те­ратурные и эстетические закономерности книготворческого процесса «переходного» десятилетия.

Поставленная цель определила следующие задачи исследования:

1. Выявить тенденции развития поэзии 1840-х – начала 1850-х годов, оставшиеся без внимания ученых, исследовать метажанровые процессы данного периода.

2. Выяснить причины изменения специфики лирического дебюта, дифференцировать дебютные выступления поэтов «переходного» десятилетия.

3. Рассмотреть архитектонику, мотивно-жанровые комплексы, особенности субъектной организации дебютных изданий Фета, Некрасова, Майкова, Полонского, Плещеева, Щербины с точки зрения формирования жанрово-композиционной структуры лирической книги.

4. Определить формы циклизации в дебютных изданиях поэтов 1840-х – начала 1850-х годов, указать их значение в индивидуальном и общелитературном книготворческом процессах.

5. Наметить типологические черты дебютной лирической книги данного периода.

Методологической базой и литературоведческим контекстом исследования служат труды по исторической поэтике Л. Я.  Гинзбург, В. С. Ба­евс­кого, Б. Я. Бухштаба, В. В. Кожинова, Н. Н. Скатова, Б. М. Эйхенбаума      и др. Большое значение в обзоре литературы 1840-х – начала 1850-х годов в нашем исследовании имеют работы В. И. Кулешова, Ю. В. Манна, А. Г. Цейтлина, посвященные вопросам организации и развития «натуральной школы», позволяющие соотнести ее достижения  с развитием поэзии.

Важными представляются труды столичных цикловедов о специфике лирических книг ряда литературных направлений: М. Н. Дар­вина, Л. Е. Ляпиной,  В. И. Тюпы, И. В. Фоменко, О. А. Лекманова, Ю. Б. Орлицкого, Л. И. Сазоновой. Данная диссертационная работа выполнена в русле уральско-омской школы филологического книговедения (исследования Н. В. Барковской,       А. А. Белобородовой, С. И. Ермоленко, О. В. Зырянова, Т. А. Ложковой,   О. В. Мирошниковой, Е. К. Созиной, М. С. Штерн и др.). В качестве методологического основания в диссертации используются также труды М. Л. Гаспарова и И. В. Силантьева по теории и поэтике мотива, С. Н. Бройтмана и    Б. О. Кормана – по теории субъектной организации лирических текстов, работа Р. С. Спивак – по лирическому метажанру.

Каждая из дебютных структур 1840-х – начала 1850-х годов обладает рядом специфических особенностей, определяющих ту или иную ведущую методику литературоведческого анализа: мотивный анализ и изучение специфики субъектной организации сборника Некрасова «Мечты и звуки», анализ жанровой системы и семантической композиции «Лирического пантеона» Фета, выявление реминисцентной основы дебютных структур Полонского и Плещеева, анализ изданий Майкова и Щербины с точки зрения формирования антологического метажанра. Также в работе использованы статистический и сравнительно-типологический методы.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что в нем развиваются методики современного литературоведческого исследования: анализ архитектонических структур, поэтики мотива и жанра, принципов циклизации на примере дебютных изданий 1840-х – начала 1850-х годов; изучение лирического текста и книжной структуры как макроконтекстового образования осуществляется в их непосредственной взаимосвязи. В настоящем диссертационном исследовании дано определение дебютного издания, углублено содержание понятия переходной от сборника к книге макроструктуры. В работе предложены новые аспекты изучения книги стихов, обозначены типологические черты лирической дебютной книги середины ХIХ века, разработана классификация дебютных выступлений.

Практическое применение исследования. Материалы и результаты исследования могут быть использованы при чтении лекционных курсов и проведении практических занятий по истории русской литературы ХIХ века, при проведении спецкурсов и спецсеминаров, посвященных творчеству Фета, Некрасова, Майкова, Полонского, Плещеева, Щербины, а также проблемам циклизации и книготворчества.

Научная новизна исследования определяется проведенным впервые отбором художественного материала авторских дебютных изданий, разработкой актуальных вопросов поэтики лирической книги, обоснованием тезиса о становлении книготворческой традиции и особенностях функционирования дебютных книжных структур в середине ХIХ века. Впервые предпринята попытка дифференциации дебютов, дана их классификация, предложен литературоведческий комментарий к произведениям поэтов «переходного» десятилетия, дополняющий уже имеющиеся исследования.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. В период 1840-х – начала 1850-х годов,  «эпоху резких размежеваний» (В. И. Кулешов), когда активизируется взаимодействие, подчас столкновение эстетических парадигм, возрастает значимость циклизации; книготворчество из разряда индивидуальных экспериментов переходит в сферу массовой практики.

2. Поскольку отдельное стихотворение, очерк, рассказ в условиях расшатывания прежней шкалы эстетических ценностей уже не способны выражать возросшую сложность и противоречивость жизни, идет поиск «суммирующих» жанровых структур. Процессы «собирания» произведений малых жанров в книжные формы, интегрирующие отдельные наблюдения в целостный мирообраз, в прозе и лирике идут параллельно, воздействуя друг на друга.

3. Дебютные издания выходящего на сцену литературы в 1840-е – первую половину 1850-х годов поколения молодых поэтов составляют метажанровый ансамбль, отражающий специфику формирования «переходной» поэтики послепушкинского периода (соединение романтизированного героя, «повествователя», ролевой лирики; прозаизация стилевых параметров и контаминация жанровых форм и т. д.).

4. В процессе усвоения и переработки влияний, подчас противоположных – традиций лирики пушкинско-лермонтовской поры, «натуральной школы» и др. – «переходные» поэты накапливают и выстраивают первые опыты в циклические мотивные композиции и книжные формы. В это «непоэтическое» время наблюдается изменение специфики лирического дебюта. Раннее творчество поэтов «переходного» десятилетия  демонстрирует становление нового поколения, позже получившего обозначение «некрасовско-фетовского».

5.  Исследование и дифференциация дебютных выступлений Фета, Некрасова, Полонского, Майкова, Плещеева, Щербины и некоторых других поэтов выявляет «ступенчатое» освоение ими принципов и закономерностей лирического книгостроительства: 1) первая публикация отдельного стихотворения («проба пера»); 2) появление суммирующей подборки в журнале или альманахе – попытка первоначальной экспериментальной циклизации; 3) дебютное издание – полиграфическое оформление сборника как эскизной циклообразующей формы, а также создание авторской книги, отличающейся большей степенью художественной целостности.

6. В творчестве поэтов 1840-х – начала 1850-х годов доминируют книжные структуры переходного типа, имеющие тот или иной потенциал целостной книги: недооформленные архитектонически модификации лирического сборника, полижанровые метаобразования и т. д. Этот потенциал выражается и в последовательной разработке рамочной сферы издания, и в степени продуманности архитектоники, и в усилении роли «оцельняющих» уровней макрожанра, таких, как мотивный, субъектно-образный, пространственно-временной и др.

7. Дебютные издания представляют собой комплекс метаобразований, отличающихся по степени разработанности различных «слагаемых», однако они близки по своей функциональности: выполняют роль «отправных» изданий, выступают «прообразами» этапных, «вершинных» (кульминационных), а также «вечерних», итоговых книг рассматриваемых авторов. Со временем каждый из них неоднократно обращается к книжной форме, которая в их творчестве заметно эволюционирует.

Апробация работы. Материалы и результаты исследования отражены в докладах, представленных на следующих конференциях: научно-практическая конференция «Русская филология: язык – литература – культура» (Омск, 2008); III Российская научно-практическая конференция с международным участием «Редакторские чтения 2008» (Омск); Всероссийская заочная конференция молодых ученых «Littera Terra: проблемы поэтики русской и зарубежной литературы» (Екатеринбург, 2008, 2009);        Вторая региональная научно-практическая конференция, посвященная  200-летию со дня рождения Н. В. Гоголя «Лингвистика. Коммуникация. Культура» (Омск, 2009); Всероссийская научная конференция, посвященная 195-летию со дня рождения М. Ю. Лермонтова «Лермонтовские чтения – III» (Екатеринбург, 2009); Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Вопросы фольклора и литературы» (К 150-летию со дня рождения А. П. Чехова) (Омск, 2010); V Международная научно-практическая конференция «Книга и мировая культура» (Омск, 2010); Вторая Международная научная конференция «Авторское книготворчество в русской и зарубежной литературе: комплексный подход» (Омск, 2010). По теме диссертации опубликовано 13 статей.

Структура работы. диссертация состоит из введения, двух глав,заключения, библиографического списка и приложений. Работа изложена на 180 страницах. Библиографический список включает 246 наименований. 

Основное содержание работы

Во введении представлена историография вопроса, обоснованы актуальность и новизна исследования, определены цели и задачи, предмет и объект исследования, методологическая основа диссертации.

В первой главе «Тенденции развития поэзии 1840-х – начала 1850-х годов и жанровые трансформации русских поэтических изданий» дана краткая характеристика «переходного» десятилетия и определены функциональные особенности поэзии в историко-литературном процессе данного периода. На примере двух книжных структур 1840 года делается вывод о следовании их авторов книготворческой традиции, наметившейся в начале ХIХ столетия. В разделе первом «Литературная ситуация середины ХIХ века и метажанровые процессы в лирике» обобщены наблюдения о периодических изданиях «переходного» десятилетия, а также о месте поэзии в них. В «эпоху журналов» (В. И. Кулешов) cтатус ведущих периодических изданий получают «Отечественные записки» и «Современник», так как в них сосредоточиваются произведения, отражающие становление «натуральной школы». Нами отсмотрено 56 номеров журнала «Отечественные записки» за 1839–1850 годы. В 1839–1842 годы (предыстория «натуральной школы» по классификации В. И. Кулешова) стихи печатаются в каждом номере «Отечественных записок», их количество значительно превышает число прозаических произведений. Например, в 1840 году в № 3 опубликовано семь стихотворений, два произведения прозы; в № 5 – девять стихотворений, два произведения прозы; в № 9 – восемнадцать стихотворений и три прозаических текста и т. д. В 1842–1845 годы (организация «натуральной школы») публикуются стихотворения М. Ю. Лермонтова,       А. В. Кольцова, Н. П. Огарева и др. Расцвет «натуральной школы» пришелся на 1845–1848 годы. В это время по сравнению с началом десятилетия количество стихов на страницах «Отечественных записок» сократилось в два-три раза, а затем они временно исчезли из ведущих журналов. В альманахах и коллективных сборниках процесс вытеснения поэзии прозой проходит менее активно, сохраняется тенденция «собирания» лирических сборников («Дамский альбом» 1844 года, «Вчера и сегодня» 1845 года и т. д.).  

В 1850 году Н. А. Некрасов предпринимает попытку возродить интерес к поэзии: в статье «Русские второстепенные поэты», опубликованной в «Современнике», он комментирует отдельные произведения авторов, незамеченных критикой и читателями (Н. Спиглазова, В. А. Солоницына, Д. К. Ли­­­зандера, Н. П. Огарева, И. С. Тургенева), открывает имя Ф. И. Тют­чева, заявляя о «первостепенности» его таланта. Как и поэты «переходного» десятилетия (подчеркнем, что он не относится к их числу и его дебют имеет более сложный характер), Тютчев дебютирует в несколько этапов: 1) публикация отдельных стихотворений – сначала в малоизвестных журналах и альманахах (1816–1836), затем в двух номерах пушкинского «Современника» (1836; все – под инициалами); 2) подборка из 24 стихотворений в некрасовском «Современнике» (1850); 3) публикация в виде приложения к «Современнику» в № 3 (92 текста) и № 5 (19 произведений) в 1854 году, после –  издание «Стихотворений Ф. Тютчева» (СПб., 1854). Лирика Тютчева выступит для Некрасова в качестве своеобразного «катализатора», вследствие чего последний вновь задумается о поэтической деятельности и начнет подготовку своей книги, которая будет опубликована в 1856 году.  

Указанные выше особенности в литературной ситуации середины ХIХ века приводят к определенным метажанровым процессам в лирике – тяготению молодых поэтов к контекстовым формам. «Большая форма» (термин Ю. Н. Тынянова, получивший распространение благодаря И. Л. Альми), какой является книга стихов, дает возможность авторам, начинающим литературную деятельность, в «непоэтическое» время громко заявить о себе, выделить свое имя среди других имен в многочисленных журналах, альманахах и разного рода сборниках. Своеобразие дебютных выступлений поэтов «переходного» десятилетия заключается в том, что они осуществляются в три этапа:

1. Первая публикация отдельного стихотворения в журнале или альманахе (печатается чаще всего без имени автора, под псевдонимом) – носит «пробный» характер, представляет собой «эскизное» развитие образной проблематики будущего книготворчества, отличается фрагментарностью лирического миропереживания.

2. Повторная публикация в виде суммирующей подборки нескольких стихотворений (печатается, как правило, под настоящим именем поэта) – предполагает преодоление читателем дискретности отдельных текстов, имеет цикличную природу, универсальна для поэтов всех уровней и рядов, отражает процесс творческой эволюции конкретного автора.

3. Книжная дебютная публикация – характеризуется многокомпонентностью, динамикой составляющих ее комплексов, в т. ч. динамикой внутреннего мира лирического героя, сюжетообразующим движением, структурированностью, относительной устойчивостью общей модели. Данная форма публикации может быть представлена сборником, сформированным по принципу «избранного», стиховым материалом определенного, раннего, этапа, содержащим предкнижный потенциал (рельефно обозначенные лейтмотивы, жанровые разделы), в отдельных случаях, – книгой, совокупностью различных произведений, материализующей в архитектонике мирообразное начало. 

Во втором разделе главы «Специфика семантической композиции и жанровый диапазон дебютного издания А. А. Фета ?Лирический пантеон?» рассмотрены особенности архитектоники сборника поэта и его предпочтения в выборе жанров. Публикуя свои издания (как ранние, так и более зрелые), Фет часто обращается к жанровому принципу, который обусловливает особенности их композиционного строения. «Лирический пантеон» – не исключение: в нем ярко выражена жанровая доминанта текстов. Особое внимание в сборнике поэта привлекает деление стихотворений на три раздела, которое автор осуществил по предложению А. Григорьева. Жанровое заглавие носит лишь первый раздел, состоящий из трех баллад: «Похищение из гарема» – восточная баллада, «Замок Рауфенбах» – романтическая «рыцарская» баллада, «Удавленник»  – «страшная» баллада. Баллады Фета отличаются тем, что, избирая традиционный жанр для своего сборника, поэт в его разработке опирается на личные впечатления от событий, происходящих в его жизни, большое значение придает подтексту (т. н. «содержательное умолчание» – термин Л. М. Лотман). Во второй раздел сборника Фета «Лирические стихотворения» вошли 29 озаглавленных произведений, среди которых имеют место стихотворения переходного типа с признаками баллады («Безумная»), элегии («Признание», «Кольцо», «Тоска по невозвратном», «Хандра»), романсы («Вечерний звон», «Две розы», «Серенада»), антологический жанр («Вакхическая песня», «Застольная песня», «Вакханка», «Греция»), эпитафии («Эпитафия», «На смерть юной девы»). Относительная однородность способов авторского выражения (появление лирического героя Фета) способствует целостности второго раздела. В конце второго раздела особое внимание обращает на себя цикл из 11 стихотворений, структурно отделенный от других произведений. Завершает «Лирический пантеон» третий раздел под заглавием «Переводы», включающий шесть стихотворений из Гете (ранние переводы не вошли в следующие издания поэта), три – из Шиллера (все три вошли в сборник 1863 года), два – из Горация (включены в сборники 1863, 1883 годов), два – из Ламартина. Объединение текстов, принадлежащих разным авторам, в разделе осуществляется на мотивно-образном уровне. Логика расположения разделов дебютного издания Фета заключается в освоении молодым поэтом жанровой системы предшествующей литературы. В первом разделе он следует штампам своего времени, во втором – переосмысливает традиционные жанры, предпринимает попытки их трансформировать, что свидетельствует о проявлении авторской индивидуальности, в третьем – пробует свои силы как переводчик. Следовательно, от первого раздела к последнему Фет постепенно освобождается от вариативности предшествующей поэзии, становится более самостоятельным. Яркая индивидуальность молодого поэта раскрывается в последних разделах сборника.  

Тщательный подбор Фетом метафорического заглавия, эпиграфов к сборнику и стихотворениям, продуманность архитектонических особенностей издания (хотя и не без помощи А. Григорьева): кольцевая композиция, наличие вступительного и заключительного стихотворений, а также лейтмотивов и ключевых идей, связанных с заглавием сборника, попытка структурировать жанровый состав издания – все эти факты подтверждают мысль о тяготении дебютной структуры Фета к книге. Целостность каждого раздела «Лирического пантеона» реализуется на определенном уровне: жанровом, субъектном, мотивно-образном. Межстихотворными «скрепами» (термин В. А. Сапогова) являются мотивы цветения, тема любви, образы-символы красоты, соловья, розы, сада. В целом структура и последовательность развертывания мотивно-образных и жанровых комплексов предстает в качестве доминанты, «оцельняющей» художественное пространство «Лирического пантеона» Фета. Это переходное от сборника к книге метаобразование, имеющее высокий книжный потенциал. «Лирический пантеон» Фета больше книга, чем сборник, поскольку его отличает не только продуманность внешней композиции, но и логика внутреннего строения. Определение метажанровой специфики дебютного издания поэта не укладывается в строго ограниченные рамки, поскольку оно уникально и по виду книжного дебюта, и по степени участия в его архитектонике А. Григорьева, и по лирической образности.   

Третий раздел «Мечты и звуки» Н. А. Некрасова: мотивно-темати­ческие комплексы и субъектная организация» посвящен анализу мотивных «линий» издания поэта, лежащих в основе его архитектоники, а также способов авторского выражения. Одна из первых работ, в которой предпринята попытка классифицировать основные мотивы стихотворений сборника Некрасова, принадлежит В. Е. Евгеньеву-Максимову5. .Ученый выделяет три мотивные группы: 1) мистико-романтические, 2) обличительно-религиозные и 3) пессимистические мотивы. Безусловно, данная классификация актуальна и сегодня, однако, поскольку в лирике тема выступает основанием для развертывания серии связанных с ней мотивов, необходимо дополнить не только мотивную, но и тематическую составляющую сборника. В сборнике «Мечты и звуки» можно выделить шесть основных мотивно-тематических «линий» (по ведущему мотиву или теме): 1) стихотворения, в которых торжествует «небесное» начало (Бог, вера, добро, память) («Колизей», «Истинная мудрость» и т. д.); 2) стихотворения, в которых торжествует демоническое начало (зло, сомнение, неверие, скептицизм) («Земляку», «Злой дух» и др.); 3) мотив смерти («Ангел смерти», «Моя судьба» и др.); 4) стихотворения, изображающие борьбу сердца и разума («Незабвенная», «Песня» и др.); 5) стихотворения восточной тематики («Турчанка», «Песня Замы» и «Смуглянке») и 6) стихотворения, развивающие тему поэта и поэзии («Поэзия», «Два мгновения», «Тот не поэт»). Если между текстами одной мотивно-тематической «линии» имеются тесные связи, то между самими этими «линиями», как правило, связь отсутствует, они сталкиваются между собой, прерываются в своем развитии, не образуют определенной системы. Текстам не достает структурированности и логики расположения, что ведет к восприятию сборника Некрасова «Мечты и звуки» как «рассыпающегося» на части метаобразования.

Субъектная организация сборника «Мечты и звуки» имеет ряд особенностей: переход ко взгляду субъекта речи на себя со стороны – от «я» к «он» («Песня»), появление «ролевого» героя («Песня Замы»), определенность лирического героя Некрасова, максимально приближенного к автору. В «Мечтах и звуках» Некрасов только намечает развитие своего лирического героя: из юного христианина, мечтателя, верующего аскета он превращается в страстного влюбленного, вдохновленного поэта, одинокого и непонятого людьми «страдальца», «изгнанника», а затем – в обличителя пороков общества. Его мир наполняют такие категории, как душа, мечты, сердце, страдания, муки, беды, молитва (мольба), бог (творец, господь, создатель), становясь частотными словообразами всего издания.

Отсутствие общего эпиграфа, стихотворений-прелюдий, обращений к читателю (прототекста), заключительных, «итоговых» стихотворений, столкновение намеченных мотивно-тематических «линий» друг с другом – черты, характерные для сборника. В «Мечтах и звуках» стихотворения не распределены по разделам, прациклические «звенья» (баллады, сонеты) не обозначены как циклы. Субъектная организация издания находится в стадии формирования: намечены динамика образа лирического героя и тенденция к полисубъектности. Несмотря на то что «Мечты и звуки» имеют признаки лирической книги – «смысловое» заглавие и межстихотворные «скрепы», дискретность издания становится главным фактором отнесения его к структуре переходного типа, книжный потенциал которой очень мал. Если «Лирический пантеон» Фета – больше книга, чем сборник, то «Мечты и звуки» Некрасова – наоборот.

В четвертом разделе «Первые сборники Фета и Некрасова как показатели эволюционной направленности творчества поэтов» внимание акцентировано на роли этих изданий для дальнейшего развития Фета и Некрасова. Острая полемика, начавшаяся после выхода в свет их первых сборников, – яркое свидетельство того, что данные книги являются дебютными изданиями.

Изобразительность и живописность стихотворений дебютного сборника Фета, фрагментарность, «беглость» лирических сюже­тов, психологических ситуаций, развернутые метафоры, неясные, неопределенные эмоции в изображении чувства находят выражение и в зрелой лирике поэта. Семантическая композиция, лежащая в основе «Лирического пантеона» (жанровый принцип и тяготение к тематическому, наличие разделов), определила специфику архитектоники книг автора, опубликованных им в более поздний период его творчества. Подчеркнем, что 4 стихотворения из дебютного сборника («Греция», «Когда петух…», «Застольная песня» и «Водопад») поэт включил в издание 1850 года (все в отделе «Антологические стихотворения», без изменений). Из них только два («Греция» и «Когда петух…») вошли в издания 1856 и 1863 годов.

Сборник «Мечты и звуки» Некрасова был менее успешным, поэтому автор не перепечатывал далее стихи из его состава. Однако композиция сборника (контрастное расположение нескольких мотивно-тематических групп) подготовила появление рубрикации в следующей книге поэта, которая вышла в свет в 1856 году. Намеченные в «Мечтах и звуках» темы и мотивы продолжают развитие в зрелой лирике Некрасова, постепенно становясь отличительной чертой формирующегося авторского художественного метода и стиля. Это мотивы страдания и покаяния (эволюционирующие от разочарования юного романтика к сопереживанию автора тяжелой доли народа, осмыслению своей жизни как человека и поэта), тема любви-страсти (в «Стихотворениях» 1856 года реализована в «панаевском» цикле), гражданственность произведений о поэте и поэзии. В «Мечтах и звуках» Некрасов наметит эволюцию способов авторского выражения.  

Обобщая наблюдения, изложенные в первой главе диссертационного исследования, приходим к выводу о том, что 1840-е – начало 1850-х годов – особо значимый период в развитии литературного процесса ХIХ века. Это время «вызревания» поэзии лучших представителей будущего некрасовско-фетовского поколения. Дебютные издания Фета и Некрасова наглядно демонстрируют процесс формирования поэтики послепушкинского периода: в них сильно влияние романтизма, наблюдается контаминация жанровых форм, изменения стилевых параметров и т. д.

Во второй главе «Варианты дебютных метаобразований 1840-х –начала 1850-х годов и проблема книготворчества» предпринята попытка выявить наиболее репрезентативные типы выступлений поэтов середины века. В первом разделе главы «Издания А. Н. Майкова и Н. Ф. Щербины: формирование антологической метаструктуры» проведен анализ дебютных сборников названных авторов с позиции антологического метажанра. В первой трети ХIХ века антологическая поэзия в прижизненных изданиях различных авторов представлена преимущественно отдельными, как правило, не связанными между собой произведениями, реже – группами произведений (К. Н. Батюшков, Н. И. Гнедич и др.). Постепенно в лирических книгах этого периода (в т. ч. и дебютных) начинают оформляться антологические разделы-циклы (К. Н. Батюшков, А. С. Пушкин и др.). В этом смысле поэты 1840-х – начала 1850-х годов идут дальше, безусловно, учитывая опыт предшественников: они предпринимают попытки «собрать» свои ранние антологические стихотворения в одну книжную метаструктуру.

Антологизм «Стихотворений» Майкова 1842 года выражен в таких художественных принципах, как «пластичность», живописность, «скульптурность», декоративность. В своих произведениях автор стремится передать сущность античного миросозерцания – любование мигом, «остановившимся» мгновением. Майков обращается к классической теме поэта и поэзии (искусства), ставшей ведущей не только в сборнике 1842 года, но и в его следующих  книгах. Акцентные стихи лейтмотивной темы открывают издание («Посвящение», «Октава», «Овидий», «Искусство») и завершают его («Поэзия» и «Е. П. М.»), между ними лежит целый ряд стихотворений аналогичной тематики. Уделяя особое внимание теме поэта и поэзии, Майков следует пушкинской традиции. Вслед за Пушкиным он провозглашает независимость поэта от служения светской «толпе» и «черни», тем самым противопоставляя ей поэта и подчеркивая «божественность» его дара. Стихотворения темы поэта и поэзии «округляют» структуру дебютного сборника Майкова, выполняют функцию смысловой «рамы», делают сборник более слитным, целостным. Особенно это касается первого и последнего текстов, адресованных одному и тому же лицу.

Майков развивает антологические мотивы сна, пира, скоротечности и разрушительного действия времени. Отличительной особенностью его издания стало совмещение мифологии и истории (в большей степени Древней Греции и Древнего Рима), античности и современности, романтического и реалистического планов изображения. Автор неоднократно включал тексты из дебютного сборника в книги зрелого периода творчества. Так, например, в первое полное собрание сочинений 1884 года он поместил 59 текстов, из них 37 вошло в раздел «Антологические стихотворения».

Дебютное издание Майкова с точки зрения метажанра – лирический сборник, имеющий некоторые признаки книги, т. е. метаобразование переходного типа. Во-первых, заглавие «Стихотворения» не демонстрирует образно-тематическое единство издания, а наоборот, говорит о разнообразии его содержания. Не являясь метафорическим, оно не отражает авторского замысла, антологической направленности сборника. Во-вторых, нельзя отметить развертывание единой темы в динамике сквозной лирической коллизии, единый лирический сюжет отсутствует. В-третьих, сложность способов воплощения авторского сознания можно принять за признак книги стихов, однако в случае с дебютным изданием полисубъектность – скорее результат поиска индивидуальных форм выражения, некий эксперимент, «проба» пера. Стремление автора представить целостную структуру выражено на архитектоническом уровне: кольцевая композиция, наличие поэмы, завершающей развитие античных мотивов. Использование приемов, характерных для антологической лирики, в стихотворениях, не относящихся к антологическому роду поэзии, связывает их между собой, делает дебютный сборник Майкова более слитным. Разнородность жанрового состава издания (стихотворения-элегии, эпитафии, послания, берущие начало в Древней Греции и Риме, зарисовки, картины, эскизы) – также черта лирической книги. И все же это еще не антологическая метаструктура в чистом виде, что объясняется в первую очередь наличием в ней большого числа стихотворений, не являющихся антологическими (в количественном соотношении те и другие относительно равны).

После публикации дебютного сборника 1842 года Майков продолжает обращаться к контекстовым формам («Очерки Рима», 1847; «Неаполитанский альбом», 1862 и др.), стихотворения в антологическом роде, как и прежде, занимают ведущее место в его творчестве.

«Греческие стихотворения» Н. Ф. Щербины в отличие от дебютного издания Майкова можно назвать антологической книгой-циклом, «сплошным, лишенным рубрикации, текстовым развертыванием авторской системы ассоциативно связанных лейтмотивов»6. В следующее за ней двухтомное собрание сочинений 1857 года автор поместил около 20 текстов из ее состава. Все элементы полиреферентного плана «Греческих стихотворений», в т. ч. общее заглавие, подчеркивающее единство тематики входящих в издание произведений и единство хронотопа, демонстрируют направленность Щербины на антологический метажанр.                                    

Единство лирического сюжета дебютного издания Щербины обеспечивает мотивно-тематический комплекс, включающий мотивы женской красоты, темы творчества / искусства, поэта и поэзии, а также тексты философского содержания. В книге автора данные темы и мотивы часто предстают в виде различных контаминаций и вариантов. Греческий мир для Щербины – это идеал красоты и гармонии (как и для Майкова), именно поэтому в его стихотворениях доминируют женские образы (19 стихотворений из 36). Женщина Древней Греции, будь то обычная девушка или героиня какого-либо античного мифа, наделена поэтом неземной красотой, грацией, возведена на пьедестал божества. Мотив женской красоты – ведущий в «Незнакомке», «Статуе Елены», «Просьбе художника» и др.

В «Греческих стихотворениях» Щербины тема творчества / искусства выполняет функцию «оцельнения» всей книжной структуры:тексты, в которых она получает развитие, занимают сильные позиции – в начале (№ 9), середине (№№ 17, 18, 21) и конце книги (№ 36). В стихотворении «Жизнь и искусство» автор обыгрывает известный античный афоризм – «Искусство долговечно, жизнь коротка»: «Все разрушается, все изменяет в подлунной: – / Только искусство тебе никогда не изменит, / Только в искусстве таится прямое блаженство, / Только в искусстве обещанный людям Элизий». В завершающем издание тексте с лаконичным заглавием «Стих» тезис романтической эстетики о синкретизме искусств окончательно сформулирован и подводит своеобразный «итог» всей книги: «Чтоб в звуках зрели мы, прозрачных, как эфир, / И мрамор Фидия, и краски Апеллеса». Здесь автор рисует образ поэта-пророка, предъявляя ему следующие требования: его стих должен быть «понятен и высок», а мысль сравнивается с «дланию Зевеса», способной охватить «весь беспредельный мир», он должен примирять «дольнее» и «небесное». Разделяя представление о поэте-пророке как о человеке, наделенном особым даром, Щербина следует традиции Пушкина и Лермонтова.

Следовательно, «Греческие стихотворения» характеризуются образно-тематическим единством, общностью настроения, эмоционального тона, единством сознания лирического героя – эллина, жителя Древней Греции, относительно однородным жанровым составом (посвящения, адресованные женским образам, стихотворения-картины, зарисовки, антологические миниатюры). Отсутствие рубрикации в дебютной книге Щербины делает ее более слитным, целостным макроконтекстовым образованием. Так же, как и Майков, Щербина после публикации дебютной книги обращается к антологии, однако в меньшей степени. В его творчестве сохраняется тенденция к циклическому принципу расположения материала: например, двухтомное издание 1857 года включает пять циклов-разделов, объединенных, по словам автора, «характером единства», связанных «одной идеей».

Во втором разделе «Циклообразующая функция реминисцентных кодов в дебютных сборниках Я. П. Полонского и А. Н. Плещеева» рассмотрена проблема соотношения «своего» и «чужого» в их раннем творчестве, влияния поэзии предшественников. Современный исследователь поэзии Полонского И. С. Назарова выдвинула и доказала предположение о циклообразующей функции лермонтовского кода для его «Гамм». Внесем некоторые добавления в имеющиеся выводы. Так, мотивы, образы, характерные для лермонтовской поэзии, находим уже в открывающем сборник стихотворении «Узник». Это мотивы узничества / неволи, одиночества, пути / дороги (дальней), образ тьмы. Более подробное развитие они получат в следующих произведениях дебютного издания поэта. Например, мотив пути / дороги последовательно появляется в №№ 1, 9 16, 19, 24, 26, 30 стихотворениях. Он выполняет контекстообразующую функцию, получает роль межстихотворной «скрепы». В рамках одного «дорожного» текста могут быть одновременно совмещены реминисценции из произведений и Пушкина, и Лермонтова. Однако влияние второго более ощутимо, оно выражено в движении героя без ориентира в начале его пути, нахождении его «на распутье», в сопутствующем при этом герою образе темной дали (действие «дорожного» текста часто совершается в ночное время суток), в дороге возможны встречи и остановки в пути. Особое значение Полонский придавал стихотворению «Дорога», в измененном виде он поместил его в издания 1855 и 1896 годов. 17 текстов из состава «Гамм» автор перепечатает в первом томе полного собрания сочинений 1885–1886 гг.   

Лермонтовский код в «Гаммах» представлен также мотивом маски («Здесь или там», «N. N.», «Перемена», «Вчера за вас погиб он на дуэли…» и др.), автором намечена тема демонизма («И я сын  времени, и я…»). Герой Полонского имеет общие черты с лермонтовским: его отличает стремление идти вперед (стихотворения «дорожного» мотива), готовность изменить свою судьбу, осознание фальши и маскарадности светской жизни. В то же время как «сын времени», находящийся «на распутье», «на дороге бытия», он иногда поддается демоническому духу сомнения, скептически воспринимает мир и людей.

Лермонтовский код, реализованный в отдельных темах, мотивах, образах, жанрах, субъектной организации текстов сборника Полонского, объединяет разнородные стихотворения. Однако отсутствие сквозной лирической коллизии, единого хронотопа, формирующаяся субъектная организация не позволяют назвать «Гаммы» лирической книгой. Полиреферентный план издания Полонского весьма скромен: метафорическое заглавие не дополнено эпиграфом к нему (как у Фета, Плещеева, Щербины), каким-либо посвящением (Майков), вступительным или итоговым стихотворениями (издания Фета, Майкова, Щербины). Архитектоника «Гамм» проста, в них нет деления на разделы. Таким образом, «Гаммы» Полонского – это лирический сборник, имеющий невысокий книжный потенциал. Лермонтовский код играет основополагающую роль в формировании данного издания.

В зрелой лирике Полонского продолжают развитие мотивы узничества / неволи, заявленные в «Гаммах», тема демонизма становится более развернутой, «дорожные» мотивы (в т. ч. мотив зимнего пути) остаются ведущими и в последующих изданиях поэта. Для поздней лирики Полонского характерна возрастающая повествовательность текстов (новеллизация), за счет которой происходит обновление тех или иных жанров, впервые появившихся в «Гаммах» (например, элегии).

Мотивно-жанровый комплекс «Стихотворений 1845–1846» Плещеева, обусловленный пропагандой автором социально-политических воззрений петрашевцев, имеет более сложную реминисцентную основу по сравнению с «Гаммами» Полонского. В нем автор обращается к творчеству не только русских, но и зарубежных поэтов. Так же, как и предыдущие поэты, Плещеев не отказывается от своих ранних произведений, включая их в издания 1858, 1861, 1887 годов. В сборнике 1861 года автор воспроизвел 11 стихотворений, поместив их в раздел «Несколько стихотворений прежнего периода», сюда же вошел дополненный раздел «Из Гейне» (43 стихотворения и драматическая баллада «Вильям Ратклифф»).

На уровне мотивно-образного комплекса основного состава стихотворений сборника Плещеева мы наблюдаем развертывание лермонтовского кода. Отсылки к поэзии его предшественника связывают стихотворения между собой, выполняют циклообразующую функцию. Открывает сборник Плещеева программное стихотворение «Сон», в центре которого – судьба героя-«левита», избранника-«пророка», посланного «богиней» к людям «возвещать… свободу и любовь». Далекий путь, предстоящий герою стихотворения, одиночество и страдания, непонимание людей – все это сближает его с лермонтовским пророком.Тема поэта и поэзии мотивируется автором психологически и конкретизируется биографически, образ поэта-пророка становится конкретно-историческим. Во «Сне» впервые появляется мотив страдного пути («далекий путь»), в стихотворении «Поэту» – это «прямая дорога», в «Элегии (Из Полониуса)» – «тернистый, долгий путь», в стихотворении «Встреча» – «ровный путь». Подчеркнем, что «кремнистый путь» встречается и у Лермонтова. В интерпретации данного мотива Плещеев близок Лермонтову в том, что путь понимается им как безостановочные поиски истины, а также как исключительное одиночество героя в процессе движения. Другую центральную тему сборника – тему любви– на наш взгляд, автор также разрабатывает в лермонтовском ключе: связывает с социальными вопросами брака, «света», положения женщины, поднимая вопрос о ее раскрепощении. Довольно часто в стихотворениях любовной тематики звучит мотив бала. Одиночество героя Плещеева носит абсолютный характер, как и одиночество лермонтовского героя, не принимающего «бесчувственную» «толпу» и «бездушный» «свет».

Особое место в сборнике поэта занимают переводы «Из Гейне», собранные в отдельный раздел. Количество текстов (21), вошедших в него, составляет практически половину дебютного издания автора, что говорит о развитии гейновского кода. Стихотворения, взятые из контекста уже оформившихся лирических книг немецкого поэта и расположенные в определенном порядке в соответствии с общей идеей всего сборника Плещеева, приобретают новые дополнительные смыслы и мотивно-тематические связи. В разделе также доминирует гражданская и любовная тематика, стихотворения объединяет один лирический герой. Именно поэтому раздел «Из Гейне» можно считать циклическим образованием.

Итак, «Стихотворения» Плещеева 1846 года являются лирическим сборником, имеющим высокий книжный потенциал.К циклообразующим факторам отнесем единство замысла, реализованного в развертывании основных реминисцентно-мотивных комплексов (особенно лермонтовского и гейновского кодов), сквозных тем стихотворений, жанровых вариаций, динамику образа лирического героя, пространственно-временное единство текстов. «Расцикливанию» способствует отсутствие индивидуального метафорического заглавия сборника, включение в его состав переводов из Гейне. Сборник еще не имеет той степени концептуально-образной слитности, которая удостоверяет статус издания художественно-книжного типа. Дискретность текстов еще не образует завершенного ансамблевого контекста, хотя тенденция к нему ощутима в природе ассоциативного варьирования «чужих» мотивов, образов и жанров.

В следующих за дебютным сборником книгах Плещеева усиливаются гражданские мотивы, эволюционирует субъектная организация – из поэта-про­рока, провозглашающего примиренческие истины, герой превращается в бойца-деятеля, позиция «мы» становится ведущей. Сохраняется устойчивый интерес к переводческой деятельности (особенно к поэзии Гейне), к циклизации.

Таким образом, в «переходное» десятилетие наблюдается вариативность дебютных изданий молодых поэтов. Один из перспективных видов дебютного издания 1840-х – начала 1850-х годов – антологическая метаструктура (Майков и Щербина). Другой вид – реминисцентно-контекстовый, основанный на кодах предшествующей поэзии, представляют Полонский и Плещеев.

В заключении обобщены основные итоги работы, предложена характеристика дебютного издания 1840-х – начала 1850-х годов. В «непоэтическое» время закрепляется и продолжает эволюционировать книжная структура переходного типа – лирический сборник, имеющий те или иные жанрово-композиционные признаки книги. Раннее творчество поэтов 1840-х – начала 1850-х годов образует метажанровый ансамбль, отражающий становление но­во­го поколения, позже получившего обозначение «некрасовско-фетовского».

В приложении № 1 представлено соотношение лирических и прозаических произведений в журнале «Отечественные записки» за 1839–1850 годы. В приложении № 2 предпринята попытка первоначальной дифференциации видов и этапов дебютных выступлений поэтов 1840-х – начала 1850-х годов. В приложении № 3 дана характеристика дебютных книжных изданий рассматриваемого периода.

Основные положения диссертационного исследования

отражены в следующих публикациях:

Публикации в научных  изданиях, рекомендованных ВАК:

1. Кузнецова, И. С. Циклические структуры первых сборников А. Фета и Н. Некрасова [Текст] / И. С. Кузнецова // Вестник Новосибирского государственного университета. Сер. История, филология. – Новосибирск, 2010. – Т. 9, вып. 2. Филология. – С. 167–172.

2. Кузнецова,  И. С. Семантико-синтаксические вариации стихотворения М. Ю. Лермонтова «Когда волнуется желтеющая нива…» в творчестве поэтов 40–50-х гг. ХIХ в. [Текст] / И. С. Кузнецова // Известия Волгоградского государственного педагогического университета. Сер. Филологические науки. – Волгоград, 2010. – № 10 (54). – С. 116–119.

3. Кузнецова, И. С. Реминисцентный характер дебютного сборника А. Н. Плещеева «Стихотворения 1845–1846» [Текст] / И. С. Кузнецова // Вестник Бурятского государственного университета. – Улан-Удэ, 2010. – Вып. 10. Филология. – С. 160–166.

Публикации в других научных изданиях:

4. Закс (Кузнецова), И. С. Поэтические «полотна» А. Н. Майкова (цикл «Акварели», 1885–1890) [Текст] / И. С. Закс // Русская филология: язык – литература – культура: материалы науч.-практ. конф. (Омск, 1 апреля 2008 года). –  Омск, 2008. – С. 36–40.

5. Закс (Кузнецова), И. С. Структура и архитектонические особенности дебютного сборника А. Н. Майкова (1842): авторский план и критико-редакторские отзывы [Текст] / И. С. Закс // Редакторские чтения – 2008: материалы III Рос. науч.-практ. конф. с междунар. участием (Омск, 15–16 мая 2008 года). – Омск, 2008. – С. 65–72.

6. Закс (Кузнецова), И. С. Дебютный сборник А. Н. Майкова в составе тома собрания сочинений поэта [Текст] / И. С. Закс // LITTERATERRA: материалы Всерос. заоч. конф. молодых ученых «Littera Terra: проблемы поэтики русской и зарубежной литературы» (Екатеринбург, декабрь 2008 года).  –  Екатеринбург, 2008. – С. 66–78.

7. Закс (Кузнецова), И. С. Романтическая традиция цикла «Фантазии» А. Н. Майкова» [Текст] / И. С. Закс // Лингвистика. Коммуникация. Культура: материалы Второй регион. науч.-практ. конф., посвящ. 200-летию со дня рождения Н. В. Гоголя  (Омск, 31 марта 2009 года). – Омск, 2009. – С. 288–296.

8. Закс (Кузнецова), И. С. Лирическая книга 40–50-х гг. ХIХ века [Текст] /  И. С. Закс // Книга и мировая культура: сб. науч.-практ. тр. – Омск, 2009. – С. 89–92.

9. Кузнецова, И. С. Экфрастическая основа стихотворения А. Н. Майкова «Магдалина» [Текст] / И. С. Кузнецова // LITTERATERRA: сб. науч. тр. асп. и студ. – Екатеринбург, 2010. – С. 50–59.

10. Кузнецова, И. С. «Греческие стихотворения» Н. Ф. Щербины как лирическая книга [Текст] / И. С. Кузнецова // Книга и мировая культура: материалы V Междунар. науч.-практ. конф. (Омск, 24 апреля 2010 года).  – Омск, 2010. – С. 326–330.

11. Кузнецова, И. С. Поэзия 1840–1850-х годов: тенденции развития (на примере дебютных изданий) [Текст] / И. С. Кузнецова // Вопросы фольклора и литературы: материалы Всерос. науч.-практ. конф. с междунар. участием. К 150-летию со дня рождения А. П. Чехова (Омск, 21 января 2010 года). –  Омск, 2010. – С. 64–67.

12. Кузнецова, И. С. «Греческие стихотворения» Н. Ф. Щербины: архитектоника и поэтика [Текст] / И. С. Кузнецова // Авторское книготворчество в поэзии: комплексный подход: материалы второй междунар. науч. конф. (Омск, 12–14 мая 2010 г.). – Омск, 2010. – С. 93–96.

13. Кузнецова, И. С. Поэтический диалог М. Ю. Лермонтова и А. Н. Майкова: к вопросу о творческих параллелях [Текст] / И. С. Кузнецова // Лермонтовские чтения – III: материалы Всерос. науч. конф. (Екатеринбург, 15–16 октября 2009 г.). – Екатеринбург, 2010. – С. 138–146.

____________________________________________________________________

Подписано в печать 16.05.11. Печать оперативная. Бум. «Снегурочка».

Формат 60х84 1/16. Гарнитура Times New Roman.

Усл. печ. л. 1,34. Тираж 100 экз. Заказ 35.

Сверстано и отпечатано в типографии

ООО «Издательско-полиграфический центр “Сфера”»

Тел./Факс: (3812) 758488. Тел.: 89503359961, 89507922223

 
  Е-mail: ipc_sfera@mail.ru

  Мирошникова О. В. Итоговая книга в поэзии последней трети ХIХ в.: архитектоника и жанровая динамика: монография. – Омск, 2004. –  С. 39–45.

  Фоменко И. В. Поэтика лирического цикла: автореф. дис. … д-ра филол. наук. – М., 1990. – С. 7.

  Мирошникова О. В. Указ. соч. – С. 49.

4 Там же.

5 Максимов В. Литературные дебюты Н. А. Некрасова. – СПб., 1908. – Вып. 1. – 217 с.

6 Мирошникова О. В. Указ. соч. – С. 55.  

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.