WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

ЛИРИЧЕСКАЯ КНИГА И.Ф. АННЕНСКОГО «ТИХИЕ ПЕСНИ»: АРХИТЕКТОНИКА И ЖАНРОВЫЕ КОДЫ

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

 

 

ДУБИНСКАЯ Алена Сергеевна

 

ЛИРИЧЕСКАЯ КНИГА И.Ф. АННЕНСКОГО

«ТИХИЕ ПЕСНИ»:

АРХИТЕКТОНИКА И ЖАНРОВЫЕ КОДЫ

 

 

 

10.01.01 – русская литература

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

 

 

 

 

 

 

Омск – 2011

Работа выполнена на кафедре литературы

филологического факультета

ГОУ ВПО «Омский государственный педагогический университет»

Научный руководитель:             доктор филологических наук, доцент,

профессор кафедры литературы

ГОУ ВПО «Омский государственный

педагогический университет»

Ольга Васильевна Мирошникова

Официальные оппоненты:        доктор филологических наук,

профессор кафедры русской литературы

XX и XXI вв. ГОУ ВПО «Уральский

государственный университет

им. А. М. Горького»

Леонид Петрович Быков;

                                                               кандидат филологических наук, доцент

кафедры новейшей русской литературы

ГОУ ВПО «Пермский государственный

педагогический университет»

Наталья Борисовна Лапаева

Ведущая организация:                 ГОУ ВПО «Алтайская государственная

педагогическая академия»

                Защита диссертации состоится 28 июня 2011 г. в 17 часов на заседании объединенного совета по защите докторских и кандидатских диссертаций ДМ 212.179.02 при Омском государственном университете им. Ф. М. Достоевского по адресу: 644077, г. Омск, ул. Нефтезаводская, 11.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Омского государственного университета им. Ф. М. Достоевского.

                               Автореферат разослан 25 мая 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат филологических наук, доцент                                  Е. А. Никитина

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

В предлагаемом диссертационном исследовании предпринята попытка доказать, что, держась особняком в поэтической культуре Серебряного века, Иннокентий Федорович Анненский органично «вписал»» свое творчество в контекст литературы того времени. Несмотря на репутацию одинокого, неузнанного и незамеченного поэта, он внес неоценимый вклад в развитие русской лирики. На это обратили внимание не только современные литературоведы, но и критики начала XX века (А. Блок, В. Брюсов, К. Чуковский и др.).

К XXI веку интерес к творчеству Анненского возрастает из года в год. Его поэтике посвящено большое количество исследований, затрагивающих существенные элементы его художественного метода, стиля и жанрового диапазона поэта (имеются в виду работы Л.Я. Гинзбург, А.В. Федорова, Г.П. Козубовской, Г.В. Петровой, Н.В. Налегач, Н.Т. Ашимбаевой, О.Е. Рубинчик, Т.В. Бердниковой, М.В. Дудоровой, У.В. Новиковой и др). Основные положения их трудов учтены в нашей работе, хотя и не могут служить методологическим базисом, т.к. книга «Тихие песни» ни у кого не рассматривается как целостная и самостоятельная единица лирики Анненского. Из сказанного выше следует, что определенные аспекты поэтического наследия Анненского не освещены в трудах исследователей его творчества. Так, не уделено достаточного внимания книге Анненского «Тихие песни» с точки зрения индивидуально-авторской архитектоники, проявляющей себя на разных уровнях, прежде всего, жанровом и мотивно-образном. Без понимания этого, в свою очередь, невозможно установить природу и место макроструктуры в контексте творчества поэта. Спорным остается вопрос: является ли книга дебютной, этапной, ставшей, по условиям трагической смерти автора, итоговой или совместившей определенным образом, все эти планы функционирования и рецепции?

Практически не изученным остается жанровый диапазон книги «Тихие песни», имеющий свои особенности на разных уровнях: стихотворение — цикл — книга. В связи с возможностью возникновения спорных вопросов относительно истолкования того или иного понятия в диссертационном исследовании приводится литературоведческая терминология, на базе которой осуществляется анализ структурных элементов книги. Учитывая существующие точки зрения на проблему жанровой теории, в данном исследовании мы опираемся на понимание жанра как типа устойчивой структуры произведения, организующий все его элементы в целостный образ мира, являющийся носителем определенной эстетической концепции действительности, уточняя, что каждый жанр есть проникнутая определенным художественным смыслом система компонентов формы. В качестве компонентов выступают части произведения, которые могут быть выделены как существенные для его строения и состава. В лирике Анненского это книги, состоящие из циклов и отдельных стихотворений, именуемых иногда «строфами» и «строками», которые вместо статуса компонента приобретают статус самостоятельной единицы. В свою очередь жанровая форма – понятие более узкое, чем жанр и включает в себя следующие структурообразующие элементы: субъектную организацию текста, его пространственно-временную организацию, основной речевой тон и ассоциативный фон (Н.Л. Лейдерман, Н.В. Барковская).

Не менее важными представляются дефиниции текста и контекста. Осознавая, что текст – один из компонентов художественного произведения, мы учитываем современное толкование термина: включение в понятие литературного текста концептуально смыслового пласта произведения. Существенным для лирики Анненского является контекст всего творчества поэта, а не отдельной его книги, т.к. взаимодействие его стихотворений часто выходит за пределы определенной книги, образуя в читательской рецепции несобранные циклы. Об этом свидетельствует, например, высокочастотное включение в название стихотворения слова «тоска», указывающее на сквозной мотив поэтического наследия Анненского. Под мотивом подразумевается тема одной из наименьших содержательных целых, выделяющихся при анализе произведения. Анализ лирического текста невозможен без определения лейтмотива, под которым понимается образ, неоднократно повторяющийся в произведении и выступающий каждый раз в новом варианте, в новых очертаниях, в новом контексте.

Необходимым становится уточнение определений лирического цикла и книги стихов. Книга Анненского «Тихие песни» складывается из циклов и отдельных стихотворений, взаимодействующих как между собой, так и с циклами и их компонентами. Следовательно, перед нами книга-композиция (монтажная полициклическая форма), которая противопоставляется книге-циклу (составной моноциклической структуре). В данном исследовании мы опираемся на следующее определение: «Книга стихов – циклическая метаструктура в лирике – является системным художественным образованием, материально-образным воспроизведением либо одного из основных, либо совокупности доминирующих в определенный период лейтмотивов и тематических комплексов поэта, в которых отражены его концепция мира, специфика миропереживания» . В отличие от книги, в пределах лирического цикла (по крайней мере, у Анненского) актуализируется лишь один «тематический комплекс», который, безусловно, может выступать в роли доминирующего.

Изучение лирики Анненского в ее системности, выявление наиболее авторизованных жанровых традиций и поэтики конкретных жанров становится востребованным современной наукой и определяет

Актуальность данной работы. Новизна заключается в том, что впервые предпринята попытка осуществить системный анализ книги Анненского «Тихие песни» как «составной метатекстовой формы» (О.В. Мирошникова), представляющей отражение авторского поэтического сознания.

Отсюда вытекает цель диссертационного исследования: осмыслить становление основных способов циклизации и книготворчества Анненского, выявить принципы отбора и жанрово-архитектонического размещения текстов в составе книги «Тихие песни». В соответствии с целью исследования ставятся следующие задачи:

  1. анализ наиболее показательных с жанровой и образно-тематической точки зрения стихотворений книги «Тихие песни» в соотношении с классической традицией;
  2. поиск, установление значимости формирующихся и сформированных авторских лирических жанров в контексте книги;
  3. обозначение сквозных мотивов и образов, определяющих в дальнейшем моделирование циклов и создание книги как художественного целого;
  4. рассмотрение собранных и выявление несобранных лирических циклов в контексте «Тихих песен»;
  5. суммирование частных наблюдений и выводов в комплексное представление о природе художественной целостности прижизненной книги поэта;
  6. формулирование авторских принципов книготворчества  Анненского и направленности их эволюции.

В ходе решения поставленных задач предполагается представить книгу Анненского «Тихие песни» как целостную самодостаточную единицу его творчества.

Основным материалом имманентного исследования стала означенная выше книга в аспектном соотнесении с более поздними изданиями поэта (прежде всего, с «Кипарисовым ларцом»), а также с критическими статьями поэта и его эпистолярным наследием. В качестве объекта выступает поэтика Анненского, составляющая основу авторского книгомоделирования, главным свойством которого является выражение дискретности и целостности микро- и макротекста на разных уровнях. Соответственно, предмет исследования – архитектонические и мотивно-образные особенности выстраивания единиц поэтического творчества Анненского (от строки до книги), а также способы трансформирования классических жанров и создания авторских лирических жанров.

Методология нашего исследования базируется в основном на теоретических работах о литературном жанре, лирическом цикле и книге стихов. Прежде всего, мы опираемся на работы Ю.Н. Тынянова, Б.М. Эйхенбаума, А.Н. Веселовского, М.М. Бахтина, М.Ю. Лотмана. В диссертации доминирует структурно-типологический подход к творчеству Анненского, который определил применение жанрового и отчасти мифопоэтического анализа отдельных текстов (А.Ф. Лосев, М.М. Маковский, Г.П. Козубовская и др.), а также контекстового изучения циклических образований (И.Л. Альми, А.М. Гаркави и др.). Необходимость имманентного анализа «Тихих песен» обусловлена, прежде всего, авторским замыслом книги: «разбросанность» стихотворных циклов и отдельных лирических текстов формирует целостность книжного единства, которое базируется на принципах «пуантировочной поэтики».

При жанровом  анализе отдельных стихотворений используются труды В.М. Жирмунского, В.В. Кожинова, Н.Д. Тамарченко, Л.В. Чернец, Н.Л. Лейдермана, Н.В. Барковской, С.И. Ермоленко, О.В. Зырянова и др. Выявляя основные принципы циклообразования и книготворчества Анненского, мы обращаемся к современным цикловедческим работам М.Н. Дарвина, Л.Е. Ляпиной, О.В. Мирошниковой, В.А. Сапогова, В.И. Тюпы, И.В. Фоменко.

Жанровые традиции Анненского тесно соприкасаются с классическими, но в то же время важную роль играют авторские трансформации даже канонических структур, что выявляется вследствие интенсивного поиска базовых эстетических положений.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Книга Анненского «Тихие песни» строится на разноуровневом взаимодействии одновременно дискретных и целостных стихотворений, включенных в состав той или иной оформленной (или графически неоформленной) автором группы текстов, а также находящихся за пределами явных и скрытых циклических образований, характеризующихся деструктивными и конструктивными признаками.

2. Сформированные автором циклы стихотворений представляют собой группы из двух-трех текстов, объединенных общим названием и смысловой организацией. Эти же тексты могут по отдельности вступать в отношения с другими стихотворениями книги, образуя так называемые имплицитные циклы, не обозначенные автором, но рельефно выступающие в ходе читательского восприятия и исследовательского анализа.

3. Жанровый диапазон книги также прописан не полностью: автором заявлены лишь сонет и кантата, хотя очевидными в определенных текстах представляются признаки песни, элегии, романса, баллады и эпитафии. Внедрение Анненским элементов индивидуального творчества в канонические структуры происходит не в процессе отрицания, иронического снижения или травестирования канонических моментов, но достигается созвучием, подвижным взаимодействием «своего» и «чужого» на всем пространстве книжного текста.

4. Подобное «разыгрывание», творческое «исполнительство», воспринимается как эволюционирование комплекса «авторизованных» жанров, строфических форм в «Тихих песнях». Оригинальные жанровые обозначения («строки» и «строфы») отражают одновременные процессы формализации и семантизации тенденции миромоделирования в лирике Анненского, а в целом, – их активное функционирование в русской литературе.

5. Для книготворчества Анненского (в аспекте «оцельнения» издания) важна и мотивно-образная основа, представленная оппозицией «тишина/огонь», поиском поэтического «идеала», неизбежным преодолением мук творчества, которое наиболее полно и ярко реализуется в ольфакторном аспекте книги.

6. Процесс создания книги «Тихие песни» – предпосылки «Кипарисового ларца» – представляет собой метафорическую «формульность», свойственную поэтике Анненского. Все ее составляющие (строки – строфы – стихотворения – циклы – книги) взаимодействуют: «складываются» друг с другом и «накладываются» друг на друга,  формируя с каждым уровнем новую, усложненную единицу. Каждая такая единица, будучи преднамеренно незавершенной, показательна именно для подвижной «пуантировочной поэтики» Анненского и выражает его самобытность в контексте эпохи.

Теоретическая значимость работы заключается в том, что исследование расширяет современное представление о теории лирических жанров и вносит вклад в развитие отечественного цикловедения. Выявляются закономерности индивидуально-авторского моделирования жанров Анненского, вследствие которого обнаруживается новая природа целостности книжной формы, отличная от существовавших ранее и сформированных в период Серебряного века.

Практическая значимость. Материалы и результаты исследования могут быть использованы в практике вузовского преподавания курсов истории русской литературы XX века, теории литературы, в спецкурсах по проблемам цикла и книги и по творчеству Анненского, а также при руководстве курсовыми и выпускными квалификационными работами студентов.

Апробация результатов исследования. Основные положения исследования представлены в четырнадцати публикациях и отражены в докладах на шести научных конференциях различного статуса.

На Второй Международной научной конференции «Авторское книготворчество в русской и зарубежной литературе: комплексный подход», посвященной 105-летию со дня рождения Леонида Мартынова (Омск, 2010).

На 5 региональных межвузовских конференциях: 1) Первая региональная научно-практическая конференция «Лингвистика. Коммуникация. Культура» (Омск, 2007); 2) III Российская научно-практическая конференция с международным участием «Редакторские чтения 2008» (Омск); 3) Научно-практическая конференция «Русская филология: Язык – Литература – Культура» (Омск, 2008); 4) Всероссийская научная конференция, посвященная 195-летию со дня рождения М.Ю. Лермонтова «Лермонтовские чтения-III» (Екатеринбург, 2009); 5) Вторая региональная научно-практическая конференция «Лингвистика. Коммуникация. Культура» (Омск, 2009).

Структура и объем диссертации: диссертация состоит из введения, двух глав (по три раздела в каждой), заключения, списка литературы, включающего 231 наименование. Объем исследования  составляет 183 страницы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются актуальность и новизна исследования, определяются цели и задачи, предмет и объект исследования, методологическая основа диссертации, а также представляется историография вопроса и освещается литературоведческая терминология, необходимая для анализа лирических текстов.

В первой главе «Отражение специфики жанрового мышления автора в строении книги И.Ф. Анненского  «Тихие песни» раскрываются индивидуально-авторские принципы обращения к традиционным жанровым формам, заявленным в книге, способы моделирования собственных лирических жанров и особенности читательско-авторской рецепции поэта.

В первом разделе данной главы «Традиция и новаторство поэта: ролевые функции эксплицитных лирических жанров в прижизненной книге» с целью выяснения причин обращения автора к каноническим жанрам, способов выражения традиции и новаторства и определения их функциональной значимости в контексте книги производится анализ стихотворений, имеющих жанровые заголовки или подзаголовки, в соотношении с каноническими признаками жанра. Самая многочисленная группа таких текстов - девять сонетов: «Сонет», «Ноябрь», «Ненужные строфы», «Первый фортепьянный сонет», «Конец осенней сказки», «Парки – бабье лепетанье», «Второй мучительный сонет», «Третий мучительный сонет» и «Второй фортепьянный сонет». К ним примыкает стихотворение «Рождение и смерть поэта», названное кантатой.

Взяв за основу традиционную сонетную формулу, Анненский вносит в нее авторские коррективы на разных уровнях. Однако в читательской рецепции сонет остается узнаваемым. В сонете Анненского снимается искусность как искусственность, твердая или затвердевшая «чешуя» жанровой формы, обнажается его смысловая первичность. Происходит так потому, что вся поэтика Анненского имеет основной интенцией расщепление ядерных смысловых сгустков, накопленных жанрами за века их жизни в культуре, освобождение живого энергетического потенциала. Анненскому свойственно заканчивать строфы  (и сонетные не исключение) многоточием, создавая эффект взаимодействия данных составляющих как в пределах одного текста, так и между отдельными стихотворениями книги. Также в «Тихих песнях» сонету зачастую приписывается статус компонента лирического цикла, а «сама форма лирического цикла благоприятствует нарушению жанровых границ короткого лирического стихотворения» . Это в некоторой степени объясняет отказ Анненского от канона. В результате анализа названных стихотворений мы приходим к выводу, что жанровые признаки сонета Анненского сконцентрированы в определенных фрагментах стихотворений, посредством взаимодействия образующих целые микро- и макротексты с сохраненным или воссозданным ореолом жанровой принадлежности.

Музыкальная направленность стихотворений, являющаяся контекстообразующей основой книги, оправдывает появление кантаты наряду с сонетами. Внедрение в западный жанр былинного стиха, персонажей русского фольклорно-литературного наследия и специфических образов-символов перемещает кантату в российское пространство, позволяя данному жанру функционировать и эволюционировать в нем. Анненскому свойственно расширение круга идейно-эмоциональных образов зарубежного жанра с привнесением в него особенностей русского колорита. Неслучайным воспринимается и мелодико-интонационный строй анализируемого стихотворения, приближающийся к народной песне. Кроме того, На протяжении всего стихотворения встречаются многие сквозные мотивы книги, притом самые значимые: это мотивы тоски, безумия, тени-тумана, бреда и ночи. Показательно в этом отношении и слово «тихо», которое является одним из самых частотных в книге. В стихотворении семантика этого слова актуализируется и даже усиливается в формах слова «немой», которое употребляется четыре раза: «немые слезы»(два раза), «в немую тюрьму», «с немого поля». Расположение данного стихотворения между «Мучительными сонетами» и посвящение его Пушкину-поэту усиливает мотив трудного и мучительного процесса создания стихов-детей, заявленного в сонетах.

Каноническая структура рассматриваемых текстов, претерпевая авторские изменения, сохраняет основные свойства жанра. Сонет и кантата Анненского складываются посредством взаимодействия строк и строф, органично выстроенных «отрывков», которые впоследствии образуют «подвижную» целостность книги «Тихие песни».

Во втором разделе «Место индивидуально-авторских жанровых форм в композиции книги: «строфы» и «строки» внимание уделяется стихотворениям, подзаголовки которых не соответствуют каким-либо жанрам в традиционном понимании. Такие заголовки или подзаголовки, как «строфы» и «строки», отражающие повышенный индивидуализм поэтического сознания переходных эпох, играют роль жанрово-композиционных фрагментов, выполняющих функции особых жанров.

Жанровое обозначение «строфы» имеют два текста из лирического наследия Анненского: «Ненужные строфы» с подзаголовком «Сонет» и «Третий мучительный сонет» с подзаголовком «Строфы». В данном случае процесс поэтического размышления завершается двойным приписыванием жанра, а это может свидетельствовать как о выборе формальных и смысловых признаков обоих жанров, так и об отказе от того и другого канона. Следовательно, указанные стихотворения рассматриваются не как сонеты, но и не как «строфы». В целом же лирике Анненского свойственно возвращение к изначальному синкретизму в искусстве, о чем свидетельствует музыкальность поэтических произведений с включением мотива танца. В анализируемых стихотворениях имеет место отсылка к древнегреческой хоровой песне в театре, исполняя которую, хор двигался по сцене и возвращался на первоначальное место. Такие песни называли строфами, а все творчество Анненского связано с античностью. Неоднозначность обозначения жанра стихотворения свидетельствует о взаимодействии автора и читателя, при котором выбор подходящего жанра остается за последним. С одной стороны, лирика Анненского тяготеет к каноничности, поэт, опираясь на традицию, строго осуществляет выбор жанра, с другой – очевидно освобождение от жанровой номинативности, высвечивание ведущей конструкции особого жанра, ядра, без которого подобное явление не существует ни в модели, ни в опыте. Анненский, стремясь к новаторству в лирике и одновременно будучи приверженцем канонов, создает новый жанр «на перекрестке» традиций, жанр, который носит характер экспериментальности, «оксюморонности».

Не менее показательны стихотворения с заголовком или подзаголовком «Тринадцать строк» («На пороге» и «Тринадцать строк»). Такие названия соотносятся в сознании реципиента с жанром рондо, но ни в одном из анализируемых стихотворений не соблюдено ни одно жанровое условие, кроме количества строк.  При сравнении заявленных стихотворений очевидным становится, что они оба написаны в мистическом ключе. Во-первых, число «тринадцать» характеризует неоднозначное читательское восприятие. Во-вторых, мотив смерти – один из сквозных мотивов лирики Анненского. В процессе чтения и анализа выделяются общие внешние и внутренние особенности данных текстов, что дает возможность считать обозначение «тринадцать строк» индивидуально-авторским жанром. Закономерно предположение, что поэт создал несостоявшийся циклический диптих (схожие заглавия, общая мотивика). Тем более, Анненскому присуще тяготение к подобным циклическим образованиям.

Стихотворение «Прерывистые строки» репрезентативно для жанровой поэтики Анненского и позволяет сформулировать самую точную авторскую концепцию творчества: целостность микро- и макротекста подвижна и складывается из взаимодействующих фрагментов. Недосказанность несет на себе эмоциональную нагрузку, и отрывочность, таким образом, занимает важное место в лирике. Однако, будучи включенной в пространство целого произведения, часть может приобретать черты самостоятельной единицы. В целом же оригинальные жанровые обозначения в творчестве Анненского являются отражением индивидуально-авторских особенностей его лирики. В читательской рецепции возникает эффект «неузнанности» некоторых существовавших когда-то поэтических единиц. Образуются новые формы, названные автором «строфами» и «строками». Эти названия уже предстают обозначениями не столько композиционной сферы, сколько жанровой. Прерывность и повторность – качества, позволяющие наделять тексты «отрывочной» семантикой, формирующей более крупные единства – циклы и книги.

Третий раздел «Принципы книготворчества Анненского в свете авторской и читательской рецепции» отражает взгляды Анненского на лирическое творчество известных поэтов и на собственную поэзию, а также выявляет особенности формирования поэтом книжных единств, характеризующихся неповторимостью, эстетической единственностью и отражает восприятие его поэтических законов читателем.

Особенности циклообразования Анненского сводятся к объединению двух-трех стихотворений и «фиксированию» полученных групп в структуре книги. Формирование стихотворных циклов базируется в основном на «словах-звездах», встречающихся и за их пределами. Расположение циклов в книге свидетельствует о ее обдуманности и четкой выстроенности. Автор объединяет определенные стихотворения в группы, как правило, на основании мотивно-образного сходства, но они вступают во взаимодействие и с другими стихотворениями в контексте книги. Расположение циклов и разделов в структуре «Тихих песен» характеризуется почти идеальной симметрией: между оформленными диптихами и триптихами расположены примерно одинаковые в количественном отношении разделы. Такая оформленность содержания книги в читательской рецепции соотносится с построением песни, включающей куплеты-разделы и припевы-циклы. Диптихи «Июль» и «Август» не разделены «свободными» стихотворениями так же, как триптихи «Бессонницы» и «Лилии». Данные группы текстов являются наиболее сильными по образности, следовательно, они могут быть соотнесены с громкими аккордами песни-книги. Так, в полной мере становится реализованной «поэтика отражений и сцеплений», не раз отмеченная исследователями творчества Анненского.

Наивысшей точки развития такое циклообразование достигается в книге «Кипарисовый ларец», состоящей в основном из «трилистников» и «складней». С читательской точки зрения стихотворения «Тихих песен» могли быть закономерно включены в состав «Кипарисового ларца». В качестве одного из доказательств может выступить тот факт, что в первой книге мы встречаем стихотворения «Второй мучительный сонет» и «Третий мучительный сонет», тогда как недостающий «Мучительный сонет» обнаруживается во второй книге. Но, с другой стороны, Анненский – поэт недосказанности и намека, поэтому отсутствие какого-либо текста в книге, как строки или строфы в стихотворении, можно считать закономерностью. «Кипарисовый ларец» может быть продолжением «Тихих песен», а «Тихие песни» – предтечей «Кипарисового ларца». Каждая книга – самостоятельная единица творчества, хотя и включенная во взаимодействие с другими произведениями. Следовательно, Анненский является автором и редактором двух отдельных лирических книг, соотношение которых отражает индивидуальность творческого мировоззрения поэта. Подобное явление наблюдается и в импрессионистической критике Анненского («Книга отражений» и «Вторая книга отражений»).

Продумывая каждый шаг в создании книги «Тихие песни», Анненский не оставляет практически никаких свидетельств об этом. Однако авторская рецепция его поэтического творчества выявляется при анализе статей Анненского, затрагивающих процесс создания стихов. Поэтические единицы Анненского (от строк до книг) характеризуются принципиальной незавершимостью. Фрагменты, оставшиеся «в мысли» автора, иногда угадываются читателем, а иногда приобретают статус невосстановимого звена. Соответственно, полноценное представление о поэтическом творчестве Анненского, как о картине в духе пуантилизма, можно получить только «на расстоянии» при целостном рассмотрении. В итоге мы еще раз убеждаемся в том, что лирика Анненского базируется на «переплетении» фрагментов-звеньев (от строки до книги), за которыми скрыт образ автора, преодолевающий путь становления из Ник. Т-о в Некто, творчески сливающийся с жизнью и преображающийся то в отдельное стихотворение, то в цикл, то в целую книгу.

Вторая глава «Дискретность и целостность текстовых компонентов в книге И.Ф. Анненского «Тихие песни» посвящена наблюдению над взаимодействием структурных элементов и мотивно-образных комплексов в контексте книги и отчасти за ее пределами.

Первый раздел «Своеобразие мотивно-образного комплекса в составе книги» отражает важный момент книгомоделирования Анненского: создание автором сквозных образов, общих «слов-звезд», однородных поэтических приемов. Во главе всего стоит идеал, заявленный в эпиграфе, которым становится абсолютная тишина. В роли своеобразной оппозиции по отношению к тишине выступает огонь. Небесный огонь обожествляет поэзию, черный огонь сосуществует с жизненным огнем, не позволяющим забыть о неизбежности смерти и постепенно ведущим к ней. Посредством названных мотивов реализуется оксюморонность, свойственная лирике Анненского: огонь как губительная стихия приравнивается к жизни, а тишина как идеальная субстанция – к смерти. Огонь Анненского, один из важнейших образов-символов книги, подобно тютчевскому огню, позиционируется как начало мироздания, символ обожествленной поэзии-жизни, недоступной «Здесь», но неизбежной «Там». Следовательно, созидательное и разрушительное начала в этом образе сосуществуют, создавая тем самым неповторимость поэтического мира Анненского.

Творческая жизнь в мировоззрении Анненского состоит из неких вспышек, иногда вырывающихся из жизненного огня, но лишь в особые мгновения. Актуализируется изображение «мук творчества»: в каждом тексте есть попытка уловить такое особое мгновение на грани яви и сна, жизни и смерти. Время в данном случае теряет свое традиционное значение – бесконечность приравнивается к мигу и наоборот.

На неминуемом приближении смерти акцентируют внимание такие образы-символы, как цветы. Особую смысловую нагрузку они несут не сами по себе, а восприятие их состояния автором и читателем. В «Тихих песнях» преобладает мортальная семантика цветов (увядание, падение). Доминируют растения, по мифологическим версиям, произошедшие посредством смерти: гиацинт, азалия, роза. Конкретизированные обонятельные переживания представлены посредством пахнущих растений и благовоний: лилия (лотос), роза, тубероза, азалия, хризантема, гиацинт, сосна, рожь, чертополох, фимиам и ладан. Особую группу составляют такие растения, как ракиты и фикусы. К более обобщенным запахам относятся следующие: цветы (в общем), дым, чад, «свежий лес», ливень, дождь (пар от дождя). Также к обонятельному аспекту примыкают такие феномены, как смерть и тишина, которые в контексте «Тихих песен» можно назвать синонимами. Также значимы и человеческие состояния (тоска, страх, безумие, мучение и т.п.), участвующие в выстраивании лирических циклов, зачастую имплицитных.

Второй раздел «Имплицитные лирические жанры в составе целого: внутренний и внешний ассоциативные комплексы книги» сосредоточен анализе стихотворений, не имеющих жанровых подзаголовков, но более или менее явно соответствующих определенным классическим жанрам, таким как песня, элегия, романс, баллада и эпитафия.

На имплицитно-жанровом уровне формирование книги сводится к музыкоцентричности поэзии Серебряного века. Многие жанры, имеющие отношение к музыке, узнаются в читательской рецепции, но ни один из них не реализован автором в полной мере. Мелодичная структура практически каждого текста все-таки не позволяет соотнести стихотворения книги с жанром песни. Тем не менее, данное слово вынесено в заглавие книги и является метаметафорой всего лирического творчества Анненского. «Песенный» состав, «песенное» строение объединяет множество стихотворений анализируемой книги. Формально не прикрепленные автором к определенным жанровым традициям, они получают общую тональность, обретают в воспринимающем сознании общее звучание – песенное, задушевно-лирическое. Однако если в книге сразу заметны формализованные разделы и циклы, то внутри стихотворения строфы и даже строки зачастую прерываются паузами в виде пунктуационных знаков, что мешает назвать песню песней в традиционном понимании. Меткие мысли-фрагменты Анненского «разбросаны» по всей книги. Если же читать какое-либо стихотворение вне книжного контекста, оно не потеряет своей целостности, но все же лишится многих добавочных оттенков, связывающих его с более крупным единством.

Выявить элементы романса и элегии в книге «Тихие песни» позволяет ассоциативный аспект анализа. Элегия воспринимается не столько как жанр, сколько как тема. Раскрытие некоторых остаточных элементов данного жанра предполагается, но так и не реализуется в романсе элегии, потому что почти невозможно написать музыку к «Тихим песням» по причине их одновременной музыкальности и фрагментарности.

В стихотворениях книги «Тихие песни» часто встречаются отдельные составляющие баллады (образы, интонации, колорит), но не происходит окончательного формирования жанра. В читательском восприятии узнаваемость балладных составляющих является безусловным основанием реконструирования жанровой модели баллады, управляющего интерпретацией сюжета и образа. Соответственно, жанровая структура основана не на чистой, объективной передаче сюжета, а на выделении психологической основы действия и его характеристике. Акцент делается на передаче состояния души персонажа, важен не конфликт сам по себе, а его осмысление. Баллада первоначально воспринималась как песенный жанр, и в ходе эволюции подвижной становится граница с романсом (жестокий романс называют «новой» балладой).

Отнести стихотворение Анненского «Ванька-ключник в тюрьме» к данному жанру позволяет наличие в нем балладного персонажа (Ванька-ключник) и очевидная связь с традиционным балладным сюжетом (измена жены и месть мужа). Судя по названию, это – продолжение популярного сюжета или отрывок из него. Анненский изменил текст баллады в соответствии со своей эпохой и сделал акцент на эмоциональной стороне сюжета. Поэт домысливает и дописывает судьбу Ваньки. В стихотворении в образе птицы выступает «тоска», метафоризация которой строится на опосредованном свойстве «злодейства» персонажа. Следовательно, душа Ваньки злая, но тоскующая. Страдание лирического героя постепенно преобразуется в читательское сострадание, которое было неотъемлемой частью ранней баллады. О закономерности включения стихотворения «Ванька-ключник в тюрьме» в книгу «Тихие песни» свидетельствует, во-первых, явная «песенность», музыкальность стихотворения, во-вторых, образность, свойственная многим текстам книги (цветы, звуки), в-третьих, сквозные мотивы (мученичество, смерть). Помимо этих факторов «оцельнения» книжного макротекста, акцентируем внимание на цветовой (и цветочной) символике,  выступающей функционально в данной балладной пьесе, усиливая ее имплицитный «жанросозидательный» потенциал. Присутствие желтого цвета, свойственное для «Ваньки-ключника»,  является характерным для всего творчества поэта. Образ «цветиков», которые «некому полить», тоже характерен для поэтического мира Анненского, где преобладают растения в сохнущем и падающем состоянии. Сам текст названного стихотворения – индивидуально-авторская рефлексия на традиционный балладный жанр, изысканная авторская реминисценция.

Стихотворения, написанные по законам античной эпитафии (пусть даже не в полной мере соответствующие канону), относительно часто встречаются на современных надгробиях. Отбор стихотворений книги «Тихие песни», жанровая природа которых близка эпитафии, осуществлялся в основном по семантико-ситуационному и функциональному принципу соответствия / несоответствия стихотворений Анненского особенностям жанра эпитафии. К ним можно отнести следующие: 1) «У гроба»; 2) «Тринадцать строк»; 3) «Под новой крышей»; 4) «С четырех сторон чаши»; 5) «Мухи». Не отделяя данные стихотворения от контекста книги «Тихие песни», отметим, что прямое или косвенное упоминание о смерти есть везде, диалог (например, с читателем) даже если не эксплицирован, то хотя бы предполагается. Необходимую для анализируемого жанра установку на эпиграфичность мы видим в последних строках стихотворения «Мухи как мысли». Звучат они как просьба о полном уничтожении мыслей, что воспринимается читателем как желание самоуничтожения. Эпитафия, как и баллада, оказывается перенесенным жанром из давних времен в особое мировоззрение Анненского, характеризующееся пуантировочной поэтикой. Следовательно, черты каждого названного жанра узнаваемы на страницах целой книги, а не в отдельных стихотворениях. Такое явление свидетельствует не об исчезновении жанров, а о продолжении их существования, но уже в пространстве «памяти жанра». Анненский  проявил себя как один из наиболее активных поэтов-хранителей литературной традиции в широком смысле. Важную роль в лирическом наследии Анненского играет его знание и способность применения жанровых «кодексов» индивидуального творчества и общей поэтики разных веков: путь каждого представителя определенной эпохи — путь конквистадора, завоевывающего пространства культуры и населяющего эти пространства своими смыслами.

В третьем разделе «Взаимодействие конструктивной и деструктивной тенденций в архитектонике «Тихих песен»: соотношение микротекстов и циклов» рассматриваются поэтические единицы Анненского (от строки до книги) с точки зрения дискретности и целостности.

Принцип взаимодействия лирических фрагментов используется Анненским-поэтом и на структурном уровне микро- и макротекста. Такие фрагменты его лирики воспринимаются как нечто целое, самодостаточное, не нуждающиеся в «доделывании» поэтические единицы, которые, взаимодействуя друг с другом, складываются в более крупные образования, тоже незаконченные формально. При контекстовом восприятии поэтического наследия Анненского возникает парадокс формально-смысловой оксюморонности: предложения обрываются почти на полуслове, сюжет не прописан, лишь эскизно намечен, однако в то же время есть ощущение законченности мысли, наблюдается образная целостность текста, недооформленная внешне, но определяющая потенциал интуитивного уровня рецепции. Выстраивание лирических циклов и архитектоники книги содержит механизмы «пуантировочной поэтики». Определенное взаимодействие между циклами наблюдается в контексте книг, но это не лишает их статуса самостоятельных единиц.

Стихотворения в пределах цикла объединены общим заглавием, лирическим героем, сквозными мотивами и образами, а также использованием однородных поэтических приемов. Статус лирического цикла Анненского может быть присвоен эксплицитным композиционным составляющим (2-3 стихотворениям, объединенным общим названием) и так называемым смысловым гнездам – «циклоидам». В первом случае вспоминаются «Складни» и «Трилистники», но в «Тихих песнях» реализуются лишь предпосылки такого авторского способа циклизации. Вопреки исследователям (В.И. Тюпа, Р. Фигут и др.), считающим, что полноценный лирический цикл состоит из четырех и более стихотворений, мы называем диптихи и триптихи (минициклы) Анненского циклами, т.к. они являются одними из ключевых контекстообразующих элементов в анализируемой книге. Во втором случае имеются в виду группы текстов, взаимосвязь которых очевидна, но не оформлена композиционно. Из такого имплицитного циклообразования складывается в определенную структуру все поэтическое наследие Анненского.

Данное исследование ограничено пространством одной книги, в которой мы обозначаем следующие имплицитные циклические компоненты:

1) «сезонный рецептивный комплекс» («Май», «Июль» (два текста), «Август» (два текста), «Сентябрь», «Ноябрь», «Конец осенней сказки» и «Зимние лилии»);

2) жанрово-тематические «минициклоиды» («Первый фортепьянный сонет» и «Второй фортепьянный сонет»; «Второй мучительный сонет» и «Третий мучительный сонет»);

3) мотивно-концептуальные «минипрациклы» («В дороге» и «Опять в дороге»; «Тоска возврата» и «Тоска»).

В результате анализа отдельных стихотворений или их групп, так или иначе складывающихся в сознании реципиента, в контексте книги «Тихие песни», выявляется одна из важнейших закономерностей стихотворчества Анненского: критическая целостность книжных единств. Процесс создания книги оказывается «формульным», где все составляющие (строки – строфы – стихотворения – циклы – книга), подобно химическим элементам, взаимодействуют, формируя с каждым уровнем новую, усложненную единицу. Каждая такая единица, будучи преднамеренно незавершенной, показательна именно для творчества Анненского и выражает его самобытность в контексте эпохи.

В заключении подводятся итоги исследования, излагаются выводы и намечаются перспективы дальнейшего, более масштабного изучения творчества Анненского.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях:

Публикации в научных изданиях, рекомендуемых ВАК РФ:

1. Дубинская, А. С. Дискретность и целостность стихотворений И. Ф. Анненского в контексте книги «Тихие песни» [Текст] / А. С. Дубинская // Известия Санкт-Петербургского университета экономики и финансов. – № 2. ­­­­– СПб., 2010. – С. 96–99.

2. Дубинская, А. С. Взаимодействие структурных элементов в лирике И. Ф. Анненского (по книге «Тихие песни») [Текст] / А. С. Дубинская // Известия Уральского государственного университета. Серия 2. Гуманитарные науки. – № 4 (82). – Екатеринбург, 2010. – С. 127–132.

Публикации в других научных изданиях:

3. Дубинская, А. С. О поэтической флористике книги И. Ф. Анненского «Тихие песни» [Текст] / А. С. Дубинская // Молодежь третьего тысячелетия. XXXI региональная научно-практическая студенческая конференция : Тезисы докладов. – Омск, 2007. – С. 323–325.

4. Дубинская, А. С. Разрушение сонетной формы в книге И. Ф. Анненского «Тихие песни» [Текст] / А. С. Дубинская // Гуманитарное знание. Серия «Преемственность» : Сб. науч. тр. Ежегодник. – Вып. 10. – Омск, 2007. – С. 114–117.

5. Дубинская, А. С. Лирическое пространство книги И. Ф. Анненского «Тихие песни» : ольфакторный аспект [Текст] / А. С. Дубинская // LITTERATERRA: Межвуз. сб. аспирантских и студенческих науч. тр. – Екатеринбург, 2007. – С. 100–109.

6. Дубинская, А. С. И. Ф. Анненский – автор и редактор лирических книг «Тихие песни» и «Кипарисовый ларец» [Текст] / А. С. Дубинская // Редакторские чтения-2008 : материалы III Российской научно-практической конференции с международным участием. – Омск, 2008. – С. 78–84.

7. Дубинская, А. С. Стихотворение И. Анненского «Ванька-ключник в тюрьме» как авторская баллада [Текст] / А. С. Дубинская // Гуманитарное знание. Серия «Преемственность» : Сб. науч. тр. Ежегодник. – Вып. 11. – Омск, 2008. – С. 178–180.

8. Дубинская, А. С. «Строфы» и «строки» как отражение авторского жанрового сознания И. Ф. Анненского [Текст] / А. С. Дубинская // LITTERATERRA: Межвуз. сб. аспирантских и студенческих науч. тр. – Екатеринбург, 2008. – С. 85–92.

9. Дубинская, А. С. Роль И. Ф. Анненского в поэтической культуре Серебряного века [Текст] / А. С. Дубинская // Лингвистика. Коммуникация. Культура. Посв. 200-летию со дня рождения Н. В. Гоголя. – Омск, 2009. – С. 284–288.

10. Дубинская, А. С. Лермонтовский текст в книге И. Ф. Анненского «Тихие песни» [Текст] / А. С. Дубинская // Лермонтовские чтения – III : Материалы Всероссийск. науч. конференции : 15–16 октября 2009 г. – Екатеринбург, 2010. – С. 146–151.

11. Дубинская, А. С. Кантата И. Ф. Анненского : к вопросу о жанровой преемственности [Текст] / А. С. Дубинская // Вопросы филологии и методики преподавания иностранных языков : Межвуз. сб. науч. тр. – Вып. 8. – Омск, 2010. С. 27–31.

12. Дубинская, А. С. Имплицитная циклизация в книге И. Ф. Анненского «Тихие песни» [Текст] / А. С. Дубинская // Авторское книготворчество в поэзии : комплексный подход : Материалы второй международной науч. конференции. – Омск, 2010. – С. 108–114.

13. Дубинская, А. С., Цурыло, Б. М. Мотивы лирики И. Ф. Анненского в рецепции польских поэтов-переводчиков [Текст] / А. С. Дубинская, Б. М. Цурыло // Авторское книготворчество в поэзии : комплексный подход : Материалы второй международной науч. конференции. – Омск, 2010. – С. 195–200.

14. Дубинская, А. С. Способы реализации поэтических принципов И. Ф. Анненского в авторской книге «Тихие песни» [Текст] / А. С. Дубинская // Филологическое образование школьников : теория и практика : Сб. научно-методических тр. – Вып. 4. – Омск, 2011. – С. 130–134.

Мирошникова О.В. Лирическая книга: архитектоника и поэтика (на материале поэзии последней трети XIX века). Омск, 2002. С. 25.

Фигут Р. Лирический цикл как предмет исторического и сравнительного изучения. Проблемы теории // Европейский лирический цикл : материалы междунар. науч. конф., 15-17 ноября 2001 г. М., 2003. С. 13-14.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.