WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

ДИНАМИКА КОНТЕКСТОВЫХ ФОРМ В ТВОРЧЕСТВЕ Я.П. ПОЛОНСКОГО

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

 

 

НАЗАРОВА

Ирина Сергеевна

 

 

ДИНАМИКА КОНТЕКСТОВЫХ ФОРМ В ТВОРЧЕСТВЕ

Я.П. ПОЛОНСКОГО

10.01.01 – русская литература

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

 

 

 

 

 

 

 

Омск – 2009


Работа выполнена на кафедре литературы

филологического факультета

ГОУ ВПО «Омский государственный педагогический университет»

Научный руководитель:

доктор филологических наук, доцент, профессор кафедры литературы ГОУ ВПО «Омский государственный педагогический университет»

Ольга Васильевна Мирошникова

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, профессор кафедры  русской  литературы ГОУ УрГУ

им. А.М.  Горького  

Олег Васильевич Зырянов

 

кандидат филологических наук, доцент кафедры русской и зарубежной литературы

ГОУ ОмГУ им. Ф.М. Достоевского

Екатерина Петровна Барановская.

Ведущая организация:

ГОУ ВПО «Тюменский государственный университет»

Защита диссертации состоится 22 декабря 2009 г. в 13 часов на заседании объединенного совета по защите докторских и кандидатских диссертаций ДМ. 212.179.02 при Омском государственном университете им. Ф.М. Достоевского по адресу: 644077, г. Омск, пр. Мира, 55а.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского.

Автореферат разослан 20 ноября 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук, доцент                            Е.А. Никитина


 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

               

                Предпринятое диссертационное исследование по специфике объекта и методологическим принципам принадлежит к одной из активно развивающихся в настоящее время отраслей филологии – цикловедению. В развитии историко-литературного процесса ХIХ в. изменение специфики жанрообразования  было обусловлено все более активным книготворчеством в лирике. Однако история циклизации и книготворчества классической эпохи находится сегодня на стадии  активного собирания художественного материала,  поиска адекватных ему методов анализа и концептуализации как в рамках индивидуально-авторских систем, так и в масштабе отдельных этапов. Многие «монтажно»-контекстовые структуры не выявлены, не дифференцированы  и не осмыслены в качестве самодостаточных типологических явлений, что определяет актуальность цикловедческих исследований, к которым относится реферируемая работа.

Свойственное ХIХ в. разнообразие мнений, критических оценок определяет сегодняшний интерес к фигуре Я.П. Полонского как сложной, противоречивой, но в то же время обладающей внутренней целостностью и целеустремленностью. Есть свойство, придающее его поэтике чрезвычайную актуальность, с точки зрения современного исследователя: это последовательное стремление поэта к авторскому книготворчеству. Трудно назвать из числа его предшественников и современников другого писателя, столь же приверженного процессу выстраивания, созидания лирических книг, как Полонский. Тем не менее, жанрово-композиционная специфика его книг и других циклических форм в их совокупности не изучалась.

Войдя в литературу в середине XIX в. (первый сборник «Гаммы» вышел в 1844 г.) как поэт, тяготеющий к составным контекстовым структурам, Я.П. Полонский на протяжении всей творческой практики стремился группировать отдельные тексты в крупные макроструктуры: циклы, дилогии и трилогии, разделы книг, лирические книги, собрания сочинений. Ключевой в его творческих исканиях становится книга стихов. Начиная с первого сборника «Гаммы», до «Вечернего звона» (1885 – 1890) и Полного собрания стихотворений 1896 года, именно она прочерчивала этапы эволюции, проявляла характер мироотношения. Эта настойчивая потребность в контекстовых объединениях была возведена Полонским в доминирующий принцип поэтики. Цикл как жанровое образование в меньшей степени интересовал поэта, и все внимание обращалось к возможностям лирической книги. Книги Полонского имели различный объем, принципы связи в целое, разнообразную внутреннюю структуру и жанровую доминанту. Литературоведы (Б.М. Эйхенбаум, В.Г. Фридлянд и др.) неоднократно подчеркивали поражающую черту «конвергентности сознания» Полонского, нашедшую художественную реализацию в его поэзии разных периодов.

Творческая деятельность Я.П. Полонского относится к числу недостаточно изученных явлений XIX века, хотя особенности художественного мира писателя попадали в поле зрения критики, писателей  и исследователей. Во-первых, Я.П. Полонского никогда не обходила вниманием современная поэту литературная критика (В.Г. Белинский, П.Н. Кудрявцев, А.В. Дружинин, Н.А. Добролюбов, Д.Д. Минаев, А.П. Сниткин, В.С. Курочкин, Д.И. Писарев, Н.Н. Страхов и другие). Отзывы и суждения о лирике Полонского оставили писатели, с которыми у поэта были установлены длительные творческие связи: А.А. Фет, А.А. Григорьев, Н.А. Некрасов, И.С. Тургенев, Вл. С. Соловьев, А.Н. Майков.

Во-вторых, с 1900 по 1917 гг. выходят первые обобщающие труды о жизни и творчестве Полонского В.И. Покровского, Ю.И. Айхенвальда, П.П. Перцова, Ф.Ф. Фидлера, Ю.Н. Никольского. В-третьих, своеобразие художественного мира Полонского было объектом исследования в ряде специальных статей и монографий советских литературоведов  1950-1970-х гг., например,  статьи Б.М. Эйхенбаума, В.Н. Орлова,  критико-биографический очерк П.А. Орлова, книги И.С. Богомолова, В. Смиренского. В-четвертых, не иссякают исследования последних лет, их отличает широкий спектр интересов. Это изучение прозы Полонского    (Е.Г. Новокрещенных),  поэтических мотивов и  стиля лирики (О.В. Четверикова, Н.Я. Эйдельман), мифопоэтики (Г.П. Козубовская). Это личные и литературные связи поэта (И.В. Толоконникова). Это осмысление на новом этапе  его вклада в русскую поэзию (Э.А. Полоцкая).

Тем не менее, по-прежнему нет полного исследования особенностей поэтики Полонского. Не имеет развернутой постановки проблема соотношения прозы с поэзией.  Фактически не поставлен вопрос о характере эволюции творческого метода и его составляющих. Это во многом объясняется отсутствием исследований его циклических форм, многочисленных книг, становившихся на разных этапах формами суммирования его произведений, показателями «приращений» его поэтики и писательской практики. Таким образом, историографический обзор устанавливает: изучение эволюции писателя невозможно без рассмотрения его циклических произведений, многочисленных книг, принципов их сложения и взаимодействия. Именно книги различного типа и тома собраний стихотворений репрезентируют этапы, общую направленность деятельности поэта.

С этой точки зрения лирическое наследие Я.П. Полонского представляется уникальным. Все его книготворчество демонстрирует процесс авторефлексии, выстраивания, дифференциации книжных макроструктур: от первых попыток создания художественный контекстовых единств к установлению устойчивой книготворческой тенденции, отражающей концептуально-эстетические потребности эпохи.

Полонского можно считать поэтом, чье творчество нашло оригинальные способы создания и трансформации лирических контекстов. Жанр лирической книги стал новаторским достижением автора. Лирические произведения Полонского, сконцентрированные в книжных структурах, в их совокупности образуют глобальный художественный контекст. При этом он не отказывается и от поэм, наделяя их иной, чем предшественники, функциональностью в составе книг.

Контекстовые формы лирики Полонского, как показал их анализ, различаются, прежде всего, по степени концептуально-образной целостности, что отражается в их внешнем строении. В этом случае уместно дать этим структурно-семантическим единствам различные номинации, совершить попытку разграничения: собственно цикл, цикл-раздел макроструктуры, неструктурированный композиционно мотивный комплекс стихотворений, сборник лирики, книга стихов, том собрания сочинений.

На наш взгляд, возведение того или иного комплекса стихотворений до организованного единства и формирование авторской концепции происходит за счет контекста. Поэтому в название диссертации вынесен термин КОНТЕКСТ как базовый для характеристики явлений, отражающих специфику сложения авторской книги.

М.Н. Дарвин так обозначил основные причины, вызвавшие к жизни данное поэтическое явление: «По нашим наблюдениям одной из специфических особенностей лирического цикла, а также и более крупной формы, книги стихов, является итоговость, стремление к обобщениям и заключениям. Эту особенность можно принять за качество поэтики и художественности циклической формы в широком смысле этого слова» . Изучение книжной формы началось в серебряном веке, где поэты, создававшие контекстовые формы, явились и первыми их теоретиками. Критические и  эстетические   высказывания     И.Ф. Анненского, В.Я. Брюсова. А. Белого, М.А. Цветаевой послужили отправной точкой для теоретического осмысления книжного наследия. Лирическая книга в восприятии ее авторов и исследователей – это издание, полиграфически овеществляющее концептуально-этапный комплекс стихотворений и циклов-разделов, структурированных по замыслу поэта как художественное единство, системно-образное выражение его мировидения .

Для нашего исследование особую актуальность представляет освещение современного состояния цикло и книговедения. Изучение книги на сегодняшнем этапе развития литературоведения, по мнению О.В. Мирошниковой, базируется на двух точках зрения. Первая - книга стихов есть текст. Последователи данной позиции опираются на мнение Р. Барта, считавшего текст понятием более широким и нетрадиционным в отличие от понятия произведение. М.М. Гиршман утверждает, что тексту присуща множественность смыслов, которые не могут мирно сосуществовать в его рамках. Эту множественность смыслов текст пересекает, движется сквозь них .

Вторая позиция, замечает О.В. Мирошникова, состоит в утверждении, что книга –  это контекст, т.к. противостоит стихотворению, как система противостоит ее элементу, как контекст – входящему в книгу тексту, но книга соотносима со стихотворением, как одна художественная система –  с другой. Структура текста понимается подчас как совокупность его внутритекстовых и внетекстовых (контекстовых) связей. С этой точки зрения книга стихов будет рассматриваться нами как система систем (лексико-семантической, ритмической, интонационно-мелодической, субъектной, пространственно-временной). Контекстовый характер книги проявляется в специфической динамике составляющих ее макро и микро систем. Данная динамика создается, или характеризуется, отношениями: часть – целое, часть – часть, единичный тест – текстовый комплекс – весь текстовый массив. На уровне предметно–изобразительном: художественный мир отдельного стихотворения – группы или комплекса – всего массива текстов в целом. На уровне мотивно-тематическом: мотив – лейтмотив – мотивные комплексы и ряды. Таким образом, оказывается, что специфическим признаком книги является выраженность, принципиальная значимость и семантическая наполненность ее структуры, особая динамика межтекстовых отношений – связей, аналогий, контрастов, повторов, кольцевых композиций и пр.

Несмотря на ряд посвященных проблеме книготворчества в лирике литературоведческих исследований, обращение к творчеству поэтов, мало изученных в данном аспекте, сохраняет свою актуальность.

До 1970-х годов предпринимались только отдельные попытки изучения циклических форм, например в работах Н.В. Измайлова,       В.А. Сапогова. С 1970-х годов вопросы цикловедения и книготворчества все чаще  попадают  в  область  внимания ученых.  Можно  отметить  работы В.В. Виноградова, Н.Н. Зубкова, Ю.В. Лебедева, И.В. Фоменко, и др.

В 1980-ые годы начали разрабатываться основные методологические принципы изучения контекстовых форм. В работах крупных ученых были даны определения цикла, сборника стихов, лирической книги: работы М.Н. Дарвина, Ю.Н.Семёнова, И.В. Фоменко и др.

С конца 1980-х годов интерес к исследованию разнообразных контекстовых форм в творчестве разных авторов и в общетеоретическом аспекте возрастает. Первоначальное накопление и систематизация материала позволили создать фундаментальные работы сравнительно-исторического, историко-типологического и теоретического плана. Объектом изучения оказались поэтика лирического цикла, типы объединения лирических стихотворений в условиях перехода от жанрового к внежанровому мышлению, способы формирования контекстовых форм. Но при этом, если работы, И.Л. Альми, А.М. Гаркави М.Н. Дарвина, Л.Е. Ляпиной были посвящены циклизации в русской поэзии первой половины XIX века, то теперь исследователи обратились к лирическим книгам начала XX века. Однако процессы циклизации и книготворчества в русской поэзии второй половины XIX редко входили в область внимания литературоведов. Причину этого можно увидеть в особом положении этого периода в развитии русской поэзии. Традиционно последняя треть XIX века считается поэтическим безвременьем, а поэтов этого периода называют второстепенными. Это время нередко воспринимается как «провал» между золотым и серебряным веками русской поэзии, эпохой, не давшей фигур, равных Пушкину или Блоку. Но такую точку зрения нельзя считать безусловно верной. Переходный характер последней трети XIX в. как раз и составляет ее своеобразную притягательность: сочетание устойчивых, воспринимающихся как классические, традиций пушкинской эпохи и намечающихся черт новой модернистской поэзии. К этому времени относится творчество таких интересных поэтов, как А.М. Жемчужников, А.Н. Майков, А.Н. Плещеев, К.К. Случевский и др. При этом творчество этих поэтов в книговедческом ключе остаётся изученным явно недостаточно.

К этому же ряду поэтов относится и Я.П. Полонский. Все его творчество демонстрирует процесс установления в русской литературе четких тенденций циклизации как принципа поэтики, отражающей концептуально-эстетические потребности эпохи.

На протяжении всего творчества трансформируются принципы книжных изданий поэта. Отталкиваясь от сборников переходного типа, автор все чаще создает книги с относительно целостной структурой, что манифестируется значимыми заглавиями (7 из 15 изданий). Очевидно, что меняется характер этих заглавий. Номинативно-перифрастические заглавия: «Гаммы», «Оттиски» и «Снопы» - лексические аналоги общепризнанных «коллажных» «Стихотворений…» - сменяются концептуально-символическими: «Сазандар», «Озими», «На закате», «Вечерний звон». Последние воспринимаются как метафорические маркеры пространственных или временных координат индивидуального художественного мира. Динамика изданий Полонского отражает поиск поэтом своего метода, своего творческого лица, своих принципов цикло и книготворчества.

Отдавая дань традиции, поэт создает сборники-«центоны»(как их  позже назовет В.Я. Брюсов). Они представляют собой совокупность произведений определенного периода, расположенных, как правило, по хронологическому или жанровому принципу, лишенных композиционного единства. По контрасту с ними книги лирики являются областью архитектонических исканий Полонского, направленных на достижение их эстетической цельности.

Таким образом, актуальность данного диссертационного исследования обусловлена, прежде всего, характером литературного материала, его репрезентативностью по отношению к интересующей нас важной теоретической проблеме. В творчестве Полонского мы находим исключительное разнообразие контекстовых форм: от сборника стихотворений переходного типа к сложнейшей организации полного собрания сочинений. Анализ динамики контекстовых лирических форм Полонского позволяет увидеть и продемонстрировать возможности контекстообразования как доминирующего принципа поэтики автора.

Научная новизна данного исследования состоит в том, что впервые лирическое творчество Полонского проанализировано с точки зрения выявления динамики контекстовых лирических форм. Лирические книги и другие крупные контекстовые формы Полонского рассматриваются с точки зрения жанрового генезиса, художественно-композиционного оформления, в соотношении друг с другом. Впервые предпринято исследование контекстовых форм во всей их сложности и многоаспектности, рассмотрена их динамика, взаимосвязи, архитектонические отношения структур.

Объектом исследования является книготворчество Полонского, причем рассматриваются не только и не столько отдельные циклические конфигурации и книги, сколько их система и последовательность.

Предмет исследования – архитектоническая и образно-семантическая целостность контекстовых форм Полонского, их идейное и структурно-композиционное единство, а также динамика становления книжных форм и преломление жанровой традиции «классической эпохи» в книгах и циклах поэта.

Материалом исследования служит творчество Полонского, реализованное в различных книжных изданиях:

  • Гаммы. Стихотворения Я.П. Полонского. – СПб., 1844.
  • Сазандар. Стихи Я.П. Полонского. – Тифлис, 1849.
  • Оттиски. Стихотворения Я.П. Полонского. – СПб., 1866.
  • Снопы. Стихи и проза Я.П. Полонского. I. – СПб., 1871.
  • Озими. Новый сборник стихов Я.П. Полонского. Часть I., II. – СПб., 1876.
  • На закате. Стихотворения Я.П. Полонского. 1877 – 1880. – М., 1881.
  • Полное собрание сочинений в 10-и томах. – СПб., 1885 – 1886.
  • Вечерний Звон. Стихи 1887 – 1880. – М., 1890.
  • Собрание стихотворений в 5-и томах. – СПб., 1896.

                Методология исследования обусловлена спецификой литературного материала. При анализе структур авторских лирических книг нами обозначаются доминанты исследования, характерные для индивидуально-авторской стратегии каждой книги. Они определят направленность исследовательского пути, конкретную технологию анализа.

Рассмотрением динамики контекстовых формы продиктовано обращение к фундаментальным трудам литературоведов, занимающихся изучением феномена лирической книги и лирического цикла: Н.В. Барковской, М.Н. Дарвина, О.В. Зырянова Л.Е. Ляпиной, О.В. Мирошниковой, В.А. Сапогова, В.И. Тюпы, И.В. Фоменко.

В диссертации учтены работы по теории цикла зарубежных исследователей А. Майер-Фраатц (Франкфурт-на-Майне), В. Коно (Токио) и Р. Фигута (Фрибург). Также используются достижения формировавшейся на протяжении двух десятилетий уральско-омской школы книговедения и сотрудничающих с ней исследователей: А.А, Белобородовой, Л.В. Деменковой, Н.А. Кузьминой, О.А. Кутминой, О.В. Мирошниковой, Т.И. Подкорытовой, Т.Н. Скок, М.С. Штерн и др.

Исходя из конкретных задач каждой главы, мы используем различные методики литературоведческого анализа: имманентный и контекстовый, системно-комплексный, мотивный, жанровый, сравнительно-типологический. Методологической базой для выбора приемов и принципов анализа текста явились работы по исторической поэтике и теории лирики М.М. Бахтина, С.Н. Бройтмана, Л.Я. Гинзбург, Л.К. Долгополова, Б.О. Кормана, М.Я. Полякова, В.И. Тюпы, Е.Г. Эткинда.

Исследование творческого наследия Полонского в связи с историко-литературным процессом потребовало обращения к трудам          Б.Я. Бухштаба, В.В. Кожинова, Н.Н. Скатова, Б.М. Эйхенбаума.

Цель работы состоит в осмыслении архитектонической, целостности, особенностей поэтики, идейно-художественного единства и жанрового своеобразия контекстовых форм Я.П.Полонского, а также в определении места книжного наследия поэта в контексте книготворчества XIX в.

Основные задачи диссертационного исследования:

  • обосновать своеобразие контекстовых объединений Полонского не как случайных издательских сборников, а как «продуманных» авторских форм, выражающих индивидуальную поэтическую концепцию;
  • выявить особенности архитектонической целостности книг раннего периода творчества, их структурно-композиционное единство, субъектную организацию, инвариантный сюжет;
  • проследить эволюцию контекстовых форм от ранних форм переходного характера к авторским лирическим книгам 1850-1860-х годов;
  • установить особенности итоговых книг поэта в аспектах субъектного строя, лирического хронотопа и жанровых традиций;
  • осмыслить место и роль собрания сочинений и собрания стихотворений в творческом развитии книжных структур.

Основные положения, выносимые на защиту:

  • Творчество Полонского характеризуется последовательным стремлением к созданию крупных контекстовых форм: объемных фрагментаризованных стихотворений и поэм, дилогий и трилогий, циклов, стихотворных сборников, лирических книг, томов собраний сочинений..
  • Последовательное стремление к авторскому книготворчеству явилось действенным фактором развития индивидуальной поэтической системы Полонского.
  • Возведение того или иного комплекса стихотворений до организованного единства и формирование авторской концепции происходит за счет контекста (ассоциативного, мотивно-образного, структурного). Поэтому в название диссертации вынесен термин КОНТЕКСТ как базовый для явлений, отражающих специфику сложения авторской книги.
  • Наследие Полонского представляет собой комплекс макроструктур, разнящихся по степени мотивной и жанровой цельности, типу субъектной и пространственно-временной организации, но сходных по главной функции: подведения итогов жизни и творчества, создания средствами лирики образа мира глазами поэта и частного человека.

Практическая значимость. Материалы диссертации могут быть использованы в практике школьного и вузовского преподавания курсов истории русской литературы XIX в., теории литературы, в спецкурсах по проблемам цикла и книги. Результаты исследования могут быть учтены при разработке историко-литературных и теоретико-литературных спецкурсов по творчеству поэтов середины XIX в.

Апробация результатов исследования. Основные выводы и положения исследования изложены в восьми публикациях и отражены в докладах на семи научных конференциях различного статуса.

На 3 международных конференциях: 1) Международная научно-практическая конференция «Авторское книготворчество в литературе: комплексный подход» (Челябинск, ЮУрГУ, 2008), 2) Международная научная конференция «Дергачевские чтения 2008» (Екатеринбург, УрГУ), 3) Научная конференция с международным участием «Историческая поэтика и пути изучения и преподавания русской словесности. Герценовские чтения 2009» (Санкт-Петербург, РГПУ им. А.И. Герцена).

На 4 региональных межвузовских конференциях: 1) первая региональная научно-практическая конференция «Лингвистика. Коммуникация. Культура» (Омск, 2007), 2) III Российская научно-практическая конференция с международным участием «Редакторские чтения 2008» (Омск), 3) научно-практическая конференция «Русская филология: Язык – Литература - Культура» (Омск, 2008), 4) вторая региональная научно-практическая конференция «Лингвистика. Коммуникация. Культура» (Омск, 2009).

Структура и объем диссертации: диссертация состоит из Введения, трех глав, каждая из которых содержит 2 раздела, и Заключения. Объем исследования составляет 188 страниц. Библиографический список содержит 226 наименований.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

                Во введении представлена историография вопроса, обоснованы актуальность и новизна исследования, определены цели и задачи, предмет и объект исследования, методологическая основа диссертации.

В первой главе «Основные тенденции книготворчества в ранней лирике Я.П. Полонского (1844-1849 гг.)» определены свойства первой поэтической книги Полонского «Гаммы» и основные аспекты архитектоники книги стихов «Сазандар». Анализ «Гамм» позволяет отнести её к переходным явлениям. Степень художественной целостности в ней еще не достигает статуса «концептуально-образной системности книги». Композиция содержательна и многофункциональна, однако не основана на развертывании сквозной лирической коллизии или взаимодействии лейтмотивных «гнезд», как в поздних книгах поэта «Озими», «На закате», «Вечерний звон». «Гаммы» печатались как дебютный сборник. В нем еще нет «персонажности», сложности хронотопных отношений или оригинальности композиционного решения. В нем еще невысока степень «сопряженности» фрагментов, но интересен мотивно-образный контекст, пусть и заимствованный.

Уже первое издание контекстового плана свидетельствуют о высокой степени репрезентативности книги-сборника по отношению к мировоззренческим и художественным исканиям поэта. Проявляет смыслообразы и мотивы книги Полонского актуализируют лермонтовский код. Перед читателем предстает межавторский диалогический контекст двух поэтов – контекстовая форма, которой, как мы видим, в лирике Полонского принадлежит большое будущее. Поэт, словно мозаику, выкладывает структуру первого сборника, каждый элемент которого играет яркими красками индивидуальной красоты и лиризма.

Преобладание лермонтовской «мотивики и символики»           (Л.Я. Гинзбург) в первом сборнике Полонского «Гаммы» позволяет сделать вывод о его генетических связях с миром поэзии Лермонтова. Можно предположить, что «Гаммы», по преимуществу, «лермонтовский» сборник. «Гаммы» становятся онтологией лермонтовских мотивов: Полонский усваивает не только отдельный мотив, а всю парадигму мотивов. Однако, как считают исследователи, «общее воздействие Лермонтова на Полонского, усвоение им лермонтовской поэтики не лишало его поэтической оригинальности, сохранявшейся даже в период наибольшего увлечения поэзией Лермонтова» .

Полонский строит тематическую композицию своего сборника таким образом, что отдельные мотивные линии  пересекаются и взаимодействуют, мотивно-семантические комплексы варьируются. Они созидают определенную ритмическую структуру сборника, которая корреспондирует отчасти с семантикой его заглавия – «Гаммы». В сборнике возникают восьмичастные и семичастные текстовые комплексы, имеющие определенную тематическую композицию. Первые 8 стихотворений – первая «гамма». В ней представлены мотивы «вера/сомнение», «неволя», «время/вечность», «любовь/разочарование». Стихотворение «Зимний путь» (№9) с небольшим смещением начинает вторую «гамму», вводя мотив путь в структуру сборника. Вторая гамма заканчивается стихотворением «Дорога» (№16), которое открывает третью гамму тем же мотивом. Эффект перетекания мотивов из одной гаммы в другую очевиден. Заглавие приобретает не только метафорическое звучание, о котором было сказано выше, но и реализуется на композиционном уровне. 32 стихотворения – 4 гаммы, где две первые в большей степени взаимодействуют между собой, развивая одни и те же мотивы. В первой гамме комплекс мотивов открывается читателю в первый раз, во второй гамме – они повторяются в ином архитектоническом оформлении. Дело в том, что в «Гаммах» явно отражены следы увлечения молодого Полонского философией Гегеля. В композиции книги, в ее лирическом сюжете, в структуре образа-переживания явно проявляются два структурных принципа: дихотомия и триада. Внутренние коллизии, переживаемые лирическим героем, представлены либо как неразрешимые противоречия, контрастные состояния (дихотомия), либо как процессы, протекающие по схеме гегелевской триады (тезис – антитезис – синтез).

Еще одна модель триады – кольцевая: тезис – антитезис – тезис. По этой модели строится «Зимний путь» и «Маска». В первой и второй гамме преобладают дихотомические конструкции. Третья и четвертая гаммы в большей степени демонстрирует композиционные формы-триады. Появляются новые темы, не заявленные в первых двух гаммах; героем преодолевается двойственность души, он находит гармонию, обретает гармонию в искусстве и приходит к идее духовного подвига. Мотив «веры/сомнения» еще звучит и в третьей гамме, в итоговом для этого мотива стихотворении «И я сын времени…». В четвертой гамме этот мотив трансформируется в мотив действия и подвига как духовного деяния.

В этих повторениях прослеживается некая общая схема: мотив или образ, намеченный автором однажды, возвращается в поэтическую ткань сборника, начинает развертываться вновь и, не получив окончательного развития, снова используется Полонским.

Смысловое и мотивное пространство «Гамм» неоднородно. Внутренний контекст скрепляется множественностью образно-тематических рядов, настроение и эмоциональный тон переходят от двойственного состояния принятия-сомнения к гармоничному преодолению этой двойственности. Развитие мотива не всегда последовательное и завершенное. Только некоторые из них разворачиваются во внутренней лирической коллизии и достигают своей кульминации («веры/сомнения», «любви», «пути»).

Этими особенностями обусловлена особая выразительность поэтического рельефа. Способ взаимодействия отдельных стихотворений внутри книги можно назвать контрастным: автор как будто намеренно ставит наиболее диссонирующие из них «встык». Роль одной из объединяющей «скрепы» берет на себя общее символическое заглавие, выполняющее контекстообразующую функцию. Поиск молодым поэтом собственного метода ярко проявился в дебютной книге (кстати, «Гаммы» называл книгой, а не сборником сам автор).

Анализ книжных изданий Полонского периода 1840-1850-х гг. позволяет судить о характер эволюции их автора. Оттолкнувшись от сборника переходного типа «Гаммы», Полонский создает книгу с целостной мотивно-образной композицией, реализуемой в способе компоновки и расположения стихотворений, в рамочной сфере, в субъектной организации. Рассмотрение книги «Сазандар» показывает, что перед нами лирический дневник, автобиографические лирическое повествование. Книга отражает внешнюю и внутреннюю биографию лирического героя-поэта в развитии, в основе ее лежит реальный этап творческого развития и кризис, пережитый Полонским. В связи с этим выстраиваются основные тематические пласты второй книги лирики: «судьбы России и Кавказа», «межнациональные отношения», «любовь и неволя», «национальный характер», «Родина и чужбина», «поэт и толпа», «поэт и власть». Эти темы решаются на материале не отдельных стихотворений, а книги в целом.

Исследователь И.Ф. Фоменко, наблюдая над природой контекстовой целостности, называет «Сазандар» сборником, обращая внимание на монотематизм, «чистоту тематического принципа». О.В. Мирошникова считает «Сазандар» переходной книжной структурой, важным этапным произведением Полонского с преобладающей «географической (и биографической) локализацией как преобразованной черте натуралистической поэтики» .

Таким образом, целостность рассматриваемой книги складывается, прежде всего, на основе специфической субъектной структуры, глубоко содержательной, потому что она оформляет сложную динамику развития и преображения внутреннего мира лирического субъекта, расширения его сознания.

Уже на основании ранних опытов книготворчества Полонского можно отметить, что при универсальной и всеобъемлющей содержательности элементов книжной структуры, в каждом издании можно выделить некую структурную доминанту. В «Гаммах» это аллюзивный контекст и числовые отношения, пропорции, оформляющие тематические группы и мотивные ряды. В «Сазандаре» - сложная субъектная организация, многообразие субъектных форм.

Вторая глава «Книги лирики 1860-1870-х гг. как суммирующие контекстовые формы» посвящена анализу структуры мотивного комплекса книги стихов «Оттиски» и выявлению особенностей целостности в лирических книгах «Снопы» и «Озими». Тексто-контекстовый характер «Оттисков» основан на принципе диалогичности, концептуально-композиционной оппозиции. Отдельные стихотворения, объеденные в группы, демонстрируют различные фазы развития оппозиционных понятий «любовь-разум», «чувственное-разумное». Архитектоника книги, ее художественная онтология отражают авторское представление о глубинных неразрешимых противоречиях бытия. Эта антиномичность обнаруживается и в душевном опыте индивидуума, и в объективном историческом процесс, и в поэтическом творчестве. В «Озимях» Полонским выстраивается художественная целостность, базирующаяся на последовательной реализации временной модели: от прошлого - через настоящее - к прошлому, и пространственного перемещения: из городов - на лоно природы. Поэт подчеркивает разножанровый характер произведений-фрагментов, композиционно располагая их в хронологической последовательности и разделяя на две части. Обе части образуют художественное целое книги, связываясь друг с другом через авторский замысел временного кольца. Двухчастность становится формой архитектонической целостности книги «Озими».

Между ранними книгами поэта и теми изданиями, которые мы назвали этапными («Оттиски», «Снопы» и «Озими»), лежит период исканий и опытов в области малых циклических форм: лирических дилогий, микроциклов, состоящих из 2-3-х стихотворений. Этапные книги обладают рядом общих признаков: они суммируют творческие опыты, созданные автором в определенные, четко обозначенные периоды жизни и литературной деятельности. Их архитектоника основывается на принципе дихотомии, но эта двухчастность носит различный характер, различно и содержание дихотомии. В «Оттисках» это борьба противоположных начал бытия; в «Снопах» и «Озимях» части соотносятся по принципу дополнительности, для автора важно собрать в единое целое разрозненные грани бытия. В «Озимях» также в качестве фактора целостности начинает восприниматься концепт «итоговости», хотя и не проявленный до такой степени, как в итоговых книгах.

В первом разделе «Книги «уходящего века»: «На закате» и «Вечерний звон»» третьей главы «Специфика архитектоники итоговых макроструктур Я.П. Полонского» характеризуются две последние книги Полонского, которые в равной степени можно отнести к разряду завершающих творческий путь их автора, однако характер итоговости в них различен. Две итоговые книги, будучи однотипным структурами, отличаются друг от друга яркостью и резко выраженной индивидуальностью концептуального и архитектонического планов, характеристиками художественного мира. Концепт итоговости становится настолько значимым, что заявляет о себе даже на полиграфическом уровне (оформление обложки: цветовая гамма, рисунки).

В книге «На закате» основной концепт развивается, прежде всего, в насыщенном и плотном, динамичном (даже по сравнению с «Вечерним звоном») мотивно-образном контексте. По сравнению с другими книгами взаимодействие между произведениями, входящими в это издание, очень велико; мотивы и образы переходят из стихотворения в стихотворение, сталкиваются, спорят друг с другом, образуя многослойный метасюжет закатного состояния мира.

Доминантой предметно-изобразительного плана становится именно воссоздание «закатного» состояния мира: природы, человека, истории, поэзии, бытия в целом. Борьба молодости и старости, угасания и последнего всплеска жизненных сил уравновешивается грустным осознанием неизбежности ухода, смирением.

Текстовое единство «Вечернего звона» создается несколькими факторами, которые определяют соотносимость всей структуры с традицией дневников-исповедей и дружеских посланий. Единство усиливается преобладанием минорной тональности, звучания вечернего колокола, помогающего человеку собрать остатки сил для последнего порыва творчества, подведения итогов.

«Вечерний звон» - наиболее цельная из книг поэта. В ее содержании и строении отчетливо проступает авторская забота о взаимосвязи различных уровней и компонентов издания. По плотности лирического контекста, продуманности порядка произведений «Вечерний звон» действительно представляет собой тщательно выстроенную в композиционном отношении книгу, занимающую центральное место в наследии ее автора (по художественной ценности и степени совершенства), основной темой которой является тема подведения итогов (личных, социальных, бытийных) - тема ухода, решаемая в традициях русской классической лирики.

Таким образом, итоговые книги Полонского образуют своего рода дилогию, связанную общностью основной коллизии, лирическим метасюжетом. От острого драматического переживания приближающейся старости, от болезненного ощущения надвигающейся «эпохи конца» поэт приходит к более гармоничному и умиротворенному восприятию идеи завершенности  собственного жизненного пути, книга отличается интимностью и проникновенным лиризмом. Художник углубляется в свой внутренний мир, усиливается мотив религиозного осмысления бытия, веры как внутреннего опыта, позволяющего гармонически завершить свой путь. Столь любимый Полонским мотив воскресения души под влиянием вечной природы в итоговой книге обретает особое звучание: тоски по естественному, первозданному, не тронутому воздействием цивилизации миру. Постоянный мотив книги: поиски единого мирового закона, постижение его смысла. Философичность в сочетании с проникновенным лиризмом, высокая степень лирико-философского синтеза отличает последнюю поэтическую книгу Полонского.

Во втором разделе «Том поэтического собрания Я.П. Полонского как жанровая метафора и контекстовая форма» рассматривается такая структуры, как том собрания сочинений. Исследование показывает, что том является не только единицей в составе собрания, но и самостоятельной содержательной архитектонической формой. Как бы ни была универсальна модель лирической книги Полонского, она все-таки охватывает лишь один определенный этап его жизни и лишь один из возможных срезов бытия. Том – структура, представляющая мир творчества поэта в целом, разные его периоды и грани. Поэтому при отборе текстов из ранее изданного неизбежно происходит процесс «расциклизации», разрушения прежних книжных единств. Создается новое структурное единство. Это явление в творчестве Полонского показывает, насколько мышление контекстовыми формами было органично для поэта. Оно характеризует не только его творческую индивидуальность, но и художественное сознание целой литературной эпохи. Мышление книжными структурами приходит на смену жанровому мышлению и мышлению стилевыми системами, о котором писала    Л.Я. Гинзбург в своей книге «О лирике» (применительно к поэзии пушкинской поры). Конечно, жанрово-стилевые парадигмы сохраняют свое значение, но уже в рамках более масштабных книжных моделей. Полонский и его современники в этом плане оказываются предшественниками поэтов серебряного века, в творчестве которых лирическая книга становится поистине метажанром эпохи.

В заключении обобщены итоги работы, изложены выводы и намечены перспективы дальнейшего комплексного изучения творческого наследия Я.П. Полонского.

 

 

 

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях:

Публикации в научных изданиях, рекомендуемых ВАК РФ

  • Остришко (Назарова), И.С. Три элегии Я.П. Полонского: от канона к динамике жанра [Текст] / И.С. Остришко // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. – № 108. – 2009. – С. 124-128.

 

Публикации в других научных изданиях

  • Остришко (Назарова), И.С. Лермонтовский код как основа циклообразования в дебютном сборнике Я.П. Полонского «Гаммы» [Текст] / И.С. Остришко // Гуманитарные знания. Серия «Преемственность» : сборник научных трудов. Ежегодник. – Вып. 10. – Омск, 2007. – С. 100-115.
  • Остришко (Назарова), И.С. Контекстообразующая функция посланий в поэзии Я.П. Полонского [Текст] / И.С. Остришко // Русская филология : Язык – Литература – Культура : Материалы научно-практической конференции 1 апреля 2008 г. – Омск, 2008. – С. 87-92.
  • Остришко (Назарова), И.С.Том собрания сочинения как макроструктура (на примере творчества Я.П. Полонского) [Текст] / И.С. Остришко // Редакторские чтения 2008 : Материалы научно-практической конференции с международным участием. – Омск,  2008. – С. 72-78.
  • Остришко (Назарова), И.С.Лирический дебют в историко-литературном процессе 1840-х гг. [Текст] / И.С. Остришко // Гуманитарные знания. Серия «Преемственность» : сб. научных трудов. Ежегодник. – Вып. 11. – Омск, 2008. – С.16-19.
  • Остришко (Назарова), И.С. Том собрания сочинений как жанровая метафора и книжная форма (на примере пятитомного собрания стихотворений Я.П. Полонского) [Текст] / И.С. Остришко // LITERRATERRA:Материалы Всероссийской заочной конференции молодых ученых «Literra Terra : проблемы поэтики русской и зарубежной литературы. – Екатеринбург, 2008. – С. 58-66.
  • Остришко (Назарова), И.С. Жанрово-архитектонические особенности цикла-раздела «Сны» в контексте первого тома полного собрания сочинений Я.П. Полонского [Текст] / И.С. Остришко // Русская литература : национальное развитие и региональные особенности : Проблемы жанровых номинации : Материалы IX Международной научной конференции. Екатеринбург, 9-10 окт. 2008 г. В 2 т. – Т.1. – Екатеринбург, 2009. –      С. 113-118.
  • Назарова, И.С. Сазандар Я.П. Полонского : герой-певец или персонаж-наблюдатель (к вопросу о субъектно-объектной организации книги стихов «Сазандар» [Текст] / И.С. Назарова // Лингвистика. Коммуникация. Культура : сборник научных статей. – Омск, 2009. – С. 196-305.

Термин В.И.Тюпы. См. : Дарвин М.Н. Циклизация в творчестве Пушкина : Опыт изучения поэтики конвергентного сознания / Дарвин М.Н., Тюпа В.И. – Новосибирск : Наука, 2001. – 293 с.

Дарвин М.Н. Художественная циклизация лирических произведений : Спецкурс. Тексты лекций. – Кемерово, 1997. – С. 29.

Мирошникова О.В.Лирическая книга как устойчивая многокомпонентная структура. Проблемы изучения книги стихов в современной филологии // Лирическая книга в современной научной рецепции. – Омск, 2008. – С. 10-11.

Гиршман М.М. Произведение и текст в современном литературоведении // Сюжет и время. Сб. науч. трудов к 70-летию Г.В.Краснова. – Коломна, 1991. – С.15.

Соколов А.Н. Очерки по истории русской поэмы XVIII  и первой половины XIX в. – М., 1955. – С. 623.

Мирошникова О.В. Итоговая книга в последней трети XIX века: архитектоника и жанровая динамика. – Омск : ОмГУ, 2004. – С. 133.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.