WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Купеческая женщина Центрального Черноземья в 60–90-е годы XIX века: исторический портрет (на примере Воронежской и Курской губерний)

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

Меньшикова Евгения Николаевна

 

 

 

Купеческая женщина Центрального Черноземья

в 60–90-е годы XIX века: исторический портрет

(на примере Воронежской и Курской губерний)

 

 

07.00.02 – Отечественная история

 

 

 

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата

исторических наук

 

 

 

 

 

Курск – 2008

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении

высшего профессионального образования

«Белгородский государственный университет»

Научный руководитель:                доктор исторических наук, профессор

Шаповалов Владимир Анатольевич

Официальные оппоненты:              доктор исторических наук, профессор

Перепелицын Александр Викторович

кандидат исторических наук, доцент

Кузнецова Людмила Александровна

Ведущая организация:                            Курский государственный университет

Защита состоится 23 мая 2008 г. в 13 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.105.05 Курского государственного технического университета по адресу: 305040, г. Курск, ул. 50 лет Октября, 94, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Курского государственного технического университета.

Автореферат разослан « 22 » апреля  2008 г.

 


Ученый секретарь

диссертационного совета                                                           Коровин В.В.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В условиях структурных преобразований постсоветского периода одной из отчётливо проявляющихся тенденций развития России является своеобразное возрождение патриархатной идеологии. Механизмы эффективного противопоставления данной тенденции с целью всесторонней защиты прав женщин на личностное становление разрабатываются в научном дискурсе учёных-гуманитариев тех специальностей, круг интересов которых находится в сфере изучения истории фемининности, маскулинности и гендерных отношений: историков, лингвистов, психологов, и других.В этой связи представляется чрезвычайно актуальным обращение к историческому опыту адаптации основных структур женского мира купеческой среды к реалиям пореформенной эволюции российского общества в XIX столетии – пристальное внимание к альтернативному женскому опыту в прошлом в конечном итоге позволит приблизиться к изменению культурных практик российского общества в настоящем.

С другой стороны, необходимость изучения заявленной проблемы вызвана неизученностью статусной, хозяйственной и социально-психологической перестройки жизненной практики купеческой женщины Центрального Черноземья в ходе пореформенной модернизации российского общества, что существенно затрудняет понимание специфики развития регионального купеческого сословия в период социальных революций «сверху».

Объектом исследования является женщина купеческого сословия Центрально-Чернозёмного региона Российской империи в 60–90-х годах XIX века.

Предмет исследования – пореформенная модернизация жизнедеятельности женщины-купчихи Центрального Черноземья.

Хронологические рамки работы охватывают 60–90-е годы XIX века. Их выбор связан с началом пореформенной модернизацией российского общества. Применительно к купечеству в ходе реформ 1863–1865 годов была упразднена 3 гильдия и началась структурно-правовая перестройка внутри купеческих корпораций. Верхняя хронологическая граница исследования – 1890-е годы. Для купечества этот период знаменует реформа промыслового обложения, которая покончила с сословным характером торгово-промышленной деятельности в России. Временной период, ограниченный хронологическими рамками исследования, позволяет воссоздать целостную картину перестройки жизнедеятельности женщины из предпринимательской среды Центрального Черноземья в период социальных революций «сверху».

Географические рамки исследования охватывают территорию Воронежской и Курской губерний, представлявших собой в 60–90-х годах XIX века район Центрально-Черноземного региона Российской империи.

Методологическая база исследования обусловлена спецификой его проблематики. Автором применяется гендерный подход, в соответствии с которым, отношения между полами рассматриваются не просто как «естественно данные», но понимаются как сконструированные обществом и его культурой. Поэтому наиболее адекватным для данного исследования стало сочетание как методов собственно исторического исследования – сравнительно-исторического, проблемно-хронологического, агрегативного, так и специальных методов гендерной истории – дискурсивного, казуального, метода психоаналитической интерпретации текста и изображений.

Степень изученности темы. Настоящее исследование находится на стыке двух исследовательских направлений. С одной стороны, это история провинциального купечества, с другой – женская история.

В дореволюционный период в связи с постепенным возрастанием значения купеческого сословия в экономической, социальной и культурной жизни страны стали появляться научные труды, поднимающие вопросы, касающиеся истории купечества и зарождающейся буржуазии промышленно развитых центральных районов России. Такие авторы, как Е.П. Карнович, А.А. Кизеветтер, П.И. Лященко, А. Мерев, П.П. Мигулин, К. Пажитнов,

Д.А. Темирязев, В.А. Бутенко, Н.П. Чулков, В. Витчевский и другие, одними из первых стали заниматься разработкой данных вопросов .

Значимой вехой в изучении специфики образа жизни купеческого сословия и отчасти описания женского жизненного опыта стало в 60–80-х годах XIX столетия творчество историка и писателя А.С. Ушакова .

В целом в дворянско-буржуазной историографии приоритет отдавался изучению крупного купечества центральных районов России с акцентом на бытописание и истории отдельных крупных купеческих родов.

В советский период в отечественной историографии на долгое время утвердилась практика изучения истории купечества сквозь призму формирования и развития русской буржуазии. Данная тенденция в полной мере отразилась в работах советских историков 20–30-х годов, например, в специальной работе П.А. Берлина о развитии крупной буржуазии в России – «Русская буржуазия в старое и новое время» . В целом вторая половина 20-х годов

XX века была отмечена проявлением интереса к истории развития русской торговли и особенностям материальной культуры купеческого сословия столичных городов .

После сравнительно продолжительного перерыва в изучении проблематики, связанной с историей русской буржуазии и купечества, с конца 40-х годов советские учёные вновь обратились к данным вопросам. В это время и в последующее двадцатилетие в направлении исследования истории развития капитализма в России, а также изучения социальной структуры российского города работали такие историки, как И.Ф. Гиндин, В.Н. Яковецкий, П.Г. Рындзюнский, С.Г. Струмилин, Н.Л. Рубинштейн, и другие .

В 70–80-х годах XX века научные изыскания в направлении изучения эволюции российской буржуазии продолжились. Советскими учёными была выявлена общая концепция социально-экономического развития крупной российской буржуазии; проанализирована численность, состав, облик крупной буржуазии; показана степень участия буржуазии, в том числе и купечества, в формировании государственного аппарата; исследована торгово-промышленная политика царского правительства, начато изучение процесса принятия законов, регулирующих предпринимательскую деятельность .

Значимым был ряд статей А.М. Соловьёвой, А.Н. Боханова, В.Б. Перхавко, Н.В. Козловой, в которых особое место уделялось непосредственно купечеству . В них авторы выделили общие тенденции развития российского купеческого сословия, уделили внимание особенностям функционирования купеческих корпоративных организаций.

Советские историки внесли существенный вклад в исследование проблематики, связанной с историей российского купечества. Ими были проанализированы особенности становления отечественного предпринимательства на раннем этапе его истории , выявлена роль власти в данном процессе как одной из основ исторической эволюции России , показано своеобразие сочетания торгового и промышленного капитала . Вместе с тем пореформенное купечество не подвергалось специальному изучению, а его история попутно затрагивалась в немногочисленных работах о крупной буржуазии в России.

В 90-е годы XX столетия в связи с ликвидацией идеологического прессинга возникли новые сюжеты в изучении истории российского купечества. Отечественными историками были подняты такие «свежие» для российской исторической науки проблемы, как: история купеческой семьи, история купеческой благотворительности и меценатства, ментальные особенности, повседневность и частная жизнь купечества в разные исторические периоды .

Появились переводные издания научных трудов зарубежных историков, которых интересовала история купеческого сословия в России . Также в этот период значительно расширились территориальные рамки исследования истории купеческого сословия . Кроме того, вышли в свет научные работы, содержащие реконструкцию биографий и сведения о деятельности представителей крупнейших купеческих фамилий России .

Определенным итогом деятельности учёных-историков постсоветской России в изучении истории российского купечества явилось проведение специализированных научно-практических конференций , а также издание в 2000 году труда обобщающего характера – «Истории предпринимательства в России» .

Вместе с тем в отечественной историографии по-прежнему единичны работы, которые были бы специально посвящены женщинам купеческого звания . Что касается женщины купеческого сословия пореформенного периода, то она ещё никогда не становилась объектом специального изучения.

Среди региональных историков возникновение устойчивого исследовательского интереса к истории купечества Центрального Черноземья XIX столетия наметилось с середины 90-х годов прошлого столетия. Этот интерес проявился в написании кандидатских диссертаций В.В. Захаровым,

И.М. Плаксиным, Л.А. Лернер, Ю.В. Озеровым и другими, в появлении большого количества научных публикаций и работ краеведческого характера .

Однако среди этих работ, как и в общероссийском масштабе, по-прежнему нет комплексных исследований по истории купечества, которые бы носили историко-феминологическую или гендерную направленность. Лишь в 2003 году исследовательница частной жизни купечества Курской губернии XIX века Л.А. Лернер в последней главе диссертации отдельно рассмотрела особенности женской одежды и обуви.

Между тем современный период развития российской исторической науки характеризуется повышенным интересом к осмыслению альтернативного женского опыта в прошлом. Несомненно, ведущая роль во всесторонней разработке «женской темы» при осмыслении как истории России, так и в целом в развитии гендерной теории принадлежит Н.Л. Пушкарёвой . Вышедшее в свет в 2002 году масштабное издание – «Русская женщина: история и современность: Два века изучения «женской темы» русской и зарубежной наукой: 1800–2000: Материалы к библиографии» – явилось результатом почти тридцатилетней исследовательской деятельности  в данном направлении .

Также большое значение для становления и развития женской и гендерной истории в России имеют осуществляемые Л.П. Репиной научные изыскания по обоснованию соотношения между исторической феминологией и гендерной историей в рамках так называемой «социальной истории» .

Таким образом, отечественная историография в настоящий момент не располагает специальным научным исследованием с комплексным анализом пореформенной модернизации жизнедеятельности женщины-купчихи Центрального Черноземья.

Цель исследования – выявление статусной, хозяйственной и социально-психологической перестройки жизненной практики купеческой женщины Центрального Черноземья в период пореформенной модернизации российского общества.

Реализация поставленной цели предполагала решение следующих задач:

  • Показать эволюцию правового статуса купеческой женщины в 60–90-х годах XIX века.
  • Проследить влияние пореформенной эмансипации России на специфику направленности образования и воспитания женщины из купеческой среды.
  • Выявить особенности девиантного поведения в женском мире купеческого сословия Воронежской и Курской губерний в 60–90-х годах XIX века.
  • Реконструировать такую важнейшую сферу жизненного проекта женщины-купчихи, как её роль в семейно-брачных отношениях.
  • Исследовать основные сферы предпринимательской активности женщины купеческого сословия в 60–90-х годах XIX века.
  • Раскрыть показатели трансформации социальной психологии в женской среде купеческого сословия в пореформенный период: ментальные изменения, раскрепощение стиля жизни и поведения, эволюцию внешнего вида купчихи как критерия социального статуса.

Источниковую базу настоящего исследования составили источники, хранящиеся в фондах государственных архивов Белгородской, Воронежской и Курской областей (ГАБО, ГАВО, ГАКО), а также в фондах государственных историко-краеведческих музеев Белгородской и Курской областей.

Существенное значение при исследовании эволюции правового статуса купеческой женщины в пореформенный период имело привлечение актов российского законодательства. Прежде всего – это «Законы о состояниях» и «Законы гражданские», которые определяли все сословные права купечества, а также регулировали сферу семейно-брачных отношений . Также была рассмотрена та часть семейного законодательства России, которая регламентировала возможности расторжения брака .

Для исследования изменения основ организации предпринимательской деятельности в 60–90-х годах XIX века были рассмотрены законодательные акты торгово-промышленного права Российской империи (Устав торговый, Устав вексельный, Устав о промышленности, Устав кредитный, Устав о прямых налогах, а также Положение о пошлинах на право торговли 1863 года и Положение о государственном промысловом налоге 1898 года и другие) .

При исследовании проблемы, связанной с женской купеческой преступностью, привлекались акты уголовного права Российской империи .

Значимой группой источников для настоящего исследования являются актовые документы. Материалы данной группы представлены в работе в основном двумя типами документов: семейно-правовыми актами – духовными завещаниями представителей купечества обоих полов – и различными видами договоров . В духовных завещаниях содержится ценная информация о семейных разделах в купеческих семьях, наследовании имущества, об отношениях между супругами, родителями и детьми и прочее.

Привлечение различных видов договоров расширило представление о направлениях хозяйственной деятельности  и сферах деловой активности женщины-купчихи в пореформенный период. Особую ценность здесь имеют деловые контракты А.А. Гладковой .

Самым внушительным по объёму корпусом источников являются делопроизводственные материалы . Изучение официальной переписки женских учебных заведений дало возможность воссоздать картину внутреннего распорядка учебных заведений, в которых обучались купеческие дочери; получить сведения об изменении содержания образования и воспитательной работы в них на протяжении пореформенного периода, об участии девочек из купеческих семей в различных экскурсионных поездках образовательного характера и благотворительных акциях.

Среди делопроизводственных материалов следует выделить такие документы как прошения. Информационные возможности такого источника чрезвычайно высоки. В прошениях, благодаря свободному стилю их написания, можно встретить отражение реально существовавшей в купеческой среде системы отношений между супругами, родителями и взрослыми детьми. Как правило, купеческие женщины обращались за помощью к представителям власти тогда, когда ущемлялись их права – частнособственнические, наследственные .

В настоящей работе активно использовались материалы сиротских судов . Документы этих учреждений слабо востребованы в качестве источника региональными исследователями истории купечества. Вместе с тем они обладают большим информационным потенциалом. В делах, заводившихся сиротскими судами, содержатся документы, которые прямо указывают на многие стороны материальной составляющей жизни женщины купеческого сословия.

Описания имущества, которым владели женщины-купчихи в 60–90-х годах XIX века, полно сохранились в таких архивных фондах, как: фонд Корочанской городской управы (ГАБО. Ф. 18), фонд Белгородской городской думы (ГАБО. Ф. 20), фонд Белгородской городской управы (ГАБО. Ф. 22), фонд Грайворонской городской управы (ГАБО. Ф. 158), фонд Воронежской городской управы (ГАВО. Ф. 19), фонд Борисоглебской городской управы (ГАВО. Ф. 122), фонд Борисоглебской городской думы (ГАВО. Ф. 135), фонд Курской городской думы (ГАКО. Ф. 48), фонд Обоянской городской думы (ГАКО. Ф. 228), фонд Рыльской городской думы (ГАКО. Ф. 299), фонд Льговской городской управы (ГАКО. Ф. 373), фонд Щигровской городской управы (ГАКО. Ф. 385).

Материалы судебно-следственной системы делопроизводства были использованы при характеристике психоэмоциональной сферы семейной жизни купеческой женщины (очерченный круг источников хорошо документирует случаи бракоразводных процессов в купеческой среде, а потому приоткрывает завесу над негативными сторонами семейной жизни – насилием, конфликтами в браке); при исследовании практики реализации её владельческих и наследственных прав; при выявлении особенностей женской купеческой преступности .

Источники справочного характера в настоящем исследовании представлены адрес-календарями, памятными книжками и обзорами Курской и Воронежской губерний .

Отдельную группу источников составили материалы учётного характера. Это документация органов городского управления по учёту населения, принадлежащего к купеческому сословию и почетному гражданству, – Посемейные списки купцов и почётных граждан, Списки постоянных и временных купцов города; а также документы по учёту объектов собственности, торговли, промышленного производства.

Участие женщины купеческого сословия Центрального Черноземья в предпринимательской деятельности отражено в документах по организации торговли и промышленного производства: Книгах для записи выданных промысловых и сословных купеческих свидетельств, Объявлениях купцов о капиталах для зачисления в гильдии, Списках владельцев промышленных, ремесленных и торговых заведений .

Далее к этой группе источников следует отнести материалы Первой всеобщей переписи населения 1897 года . Они позволяют выяснить общую численность купеческого населения; дают возможность проследить семейное состояние купеческих женщин; иллюстрируют изменение уровня образованности женщин.

Метрические свидетельства и справки представительниц купеческого сословия, выдававшиеся им для поступления на учёбу в какое-либо учебное заведение, также относятся к учётным источникам. Метрические документы сосредоточены в архивных фондах женских учебных заведений Курской и Воронежской губерний. И завершают перечень источников учётной группы материалы статистического характера: отдельные статистические издания и специальные приложения к Обзорам и Памятным книжкам.

Отдельную группу источников составляют материалы периодической печати – местные газеты и центральные журналы .

При исследовании особенностей женского опыта купеческого сословия трудно переоценить значение источников личного происхождения: дневников, частной переписки, мемуаров-автобиографий. Незаменимую роль в работе сыграли неопубликованные личные документы курского купеческого семейства Гладковых. Среди опубликованных документов личного происхождения особое значение имеют воспоминания и дневниковые записи Ф.А. Семёнова, К.А. Полевого, Е.А. Авдеевой-Полевой, Н.В. Плевицкой, Г.Т. Полилова-Северцева, Н.П. Вишнякова, Н.А. Варенцова, Л.М. Савёлова, В.Г. Ёлчиной, Г.И. Хлудова, А.В. Клушина и других .

Весьма полезными, учитывая ограниченность в количественном отношении женского купеческого нарратива, являются произведения художественной литературы второй половины XIX века . Как известно, литературно-художественные памятники рассматриваются современной исторической наукой как «нетрадиционный» вид источников .

Немаловажную роль в данном исследовании сыграло привлечение в качестве источников фотографий, запечатлевших женщин купеческого сословия .

Научная новизна настоящего исследования заключается в следующем:

  • Впервые комплексно исследована социальная история купечества Центрального Черноземья с позиций историко-феминологического подхода.
  • Прослежена эволюция основных составляющих правового статуса купеческой женщины в 60–90-х годах XIX века: личных прав, частнособственнических и наследственных прав, а также комплекса прав, связанных с возможностью занятия предпринимательской деятельностью.
  • Обнаружено заметное влияние пореформенной эмансипации России на социальный облик провинциальной женщины купеческого звания, что проявлялось в постепенной смене в купеческой среде парадигм женского образования и воспитания. Впервые были выявлены динамика и содержание преступности в женском мире купеческого сословия Курской и Воронежской губерний в 60–90-х годах XIX века.
  • Реконструированы важнейшие сферы жизненного проекта женщины-купчихи – её роль в семейно-брачных отношениях (в том числе, приоткрыта завеса над негативными сторонами её семейной жизни: насилием, конфликтами в браке), а также участие в предпринимательской деятельности.
  • В работе вычленены и раскрыты такие показатели трансформации социальной психологии в женской среде купеческого сословия пореформенного периода, как: ментальные изменения, раскрепощение стиля жизни и поведения, эволюция внешнего вида купчихи как критерия социального статуса.
  • Автором впервые были введены в научный оборот некоторые виды архивных документов.

Практическая значимость. Материалы исследования могут быть использованы в трудах по гендерной истории, истории сословий и истории отечественного предпринимательства, в преподавании общеисторических и специальных курсов в высшей и средней школе, а также в краеведческих работах.

Апробация результатов исследования. Результаты исследования были апробированы на шести международных, двух региональных и одной областной научно-практических конференциях в 2005–2008 годах, а также в тринадцати статьях, в том числе в издании, рекомендованном ВАК для публикации основных результатов кандидатских диссертаций, общим объемом 6,5 п.л. Часть работы была выполнена при поддержке гранта Российского гуманитарного научного фонда в 2006 году (проект № 06-01-55104 а/Ц). Материалы диссертации получили положительную оценку Харьковского центра гендерных исследований, позволившей выиграть конкурс на участие в дистанционном изучении курса «Введение в гендерные исследования» (сентябрь 2006 – июнь 2007 года). Диссертация обсуждалась и рекомендована к защите на заседании кафедры российской истории исторического факультета Белгородского государственного университета.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка источников и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы, её научная и практическая значимость, определяются территориальные и хронологические рамки, формулируются цели и задачи, методологическая основа исследования, даётся анализ историографии проблемы, характеризуется источниковая база.

Первая глава «Эволюция социально-правового статуса купеческой женщины в пореформенный период» состоит из трёх параграфов. В первом параграфе «Правовой статус купеческой женщины в российском обществе в 60–90-х годах XIX века» показана эволюция основных составляющих правового статуса женщины купеческого сословия: прав состояния, имущественных и наследственных прав, а также комплекса прав, связанных с занятием профессиональной деятельностью – «производством торговли».

Ключевыми моментами в эволюции правового статуса российского купечества во второй половине XIX века стали реформы 1863–1865 и 1898 годов. В 1863–1865 годах была упразднена третья купеческая гильдия, в результате чего началась структурная перестройка внутри купеческих корпораций. В конечном итоге реформа промыслового обложения 1898 года покончила с сословным характером торгово-промышленной деятельности, что напрямую отразилось в реорганизации внутренней структуры самого купеческого сословия.

На протяжении пореформенного периода приобретение женщиной всех прав и преимуществ купеческого состояния, возможность упрочения своего социального положения (перехода в почётное гражданство), а также лишение данных прав, было неразрывно связано с жизненным сценарием мужчины – её отца или супруга. Способ зачисления в купеческое сословие определял и различия вербальных форм, использовавшихся для обозначения статуса женщины: в документах официального характера собственно купчихой именовалась только та женщина, которая приобрела гильдейское купечество на своё имя; купеческими жёнами, дочерьми, невестками назывались женщины, пользовавшиеся купеческими правами на основании принадлежности к неразделённому семейству, глава которого выбрал купеческое свидетельство на своё имя, внеся туда членов своей семьи.

В 60–90-е годы XIX века законодательство наделяло купеческую женщину относительно широким спектром имущественных прав. Закреплённый российскими законами принцип раздельного владения имуществом супругами обусловливал структуру женской парафернальной собственности. Она включала в себя собственность, принятую от родителей по случаю замужества в качестве приданого, а также движимое и недвижимое имущество, самостоятельно приобретённое женщиной в течение жизни различными способами (наследованием или получением «своим трудом посредством коммерческого оборота»). С юридической точки зрения, мужчина в купеческой семье не обладал доминирующим правом распоряжаться денежными средствами и собственностью жены, управлять её имуществом и использовать его с целью получения выгоды. Принцип раздельного владения имуществом супругов предусматривал также и возможность заключения между ними взаимных имущественных сделок. Вместе с тем экономическая самостоятельность купеческой женщины во второй половине XIX века нормативно была ограничена запретом на выдачу векселей без согласования с мужем. Этот запрет был снят лишь в конце 90-х годов XIX столетия.

Владельческие права женщины-купчихи дополнялись комплексом наследственных прав. В соответствии с российским законодательством женщина не являлась наследницей своего супруга, а могла рассчитывать после его смерти только на фиксированную часть принадлежавшего ему имения – седьмую часть от недвижимости и четвёртую от движимого имущества. Однако нередко женщина-купчиха становилась преемницей всего имения своего супруга. Это происходило при наличии малолетних детей и назначении женщины их опекуншей. В этом случае купеческая вдова наделялась правами распоряжаться всем имуществом по своему усмотрению, с тем чтобы сохранить капитал, преемственность занятий и социальное положение подрастающих детей.

Юридически купеческая женщина обладала правом принятия окончательного решения, касающегося способа вовлечения в предпринимательскую деятельность. По закону женщины наряду с мужчинами обладали равными основаниями для причисления к купеческим гильдиям. Существовали, по крайней мере, три варианта непосредственного включения женщины в «производство торговли», которую, надо заметить, законодательство России трактовало весьма расширительно. Женщина купеческого звания могла быть приобщена к предпринимательству, участвуя в организованном её мужем торговом деле; при предъявлении отдельного от мужа особого капитала с образованием самостоятельной торговли; возглавляя семейное торговое предприятие после смерти супруга путём приобретения на своё имя гильдейского свидетельства.

Таким образом, в российском законодательстве пореформенного периода, регламентирующего жизнедеятельность купеческого сословия, отчётливо проявлялась линия к выравниванию правовой ассиметрии между полами.

Во втором параграфе первой главы «Образование и воспитание женщины купеческого сословия в 60–90-х годах XIX века» прослежено влияние пореформенной эмансипации России на специфику направленности образования и воспитания купеческой женщины. Для купеческой среды пореформенного периода была характерна тенденция, заключавшаяся в стремлении купечества изменить уровень и характер женского воспитания и образования.

В 60–90-е годы XIX века процесс личностного самоформирования купеческих женщин, как и прежде, достаточно жестко определялся традиционализмом порядков купеческой среды. Наряду с этим под влиянием модернизационных процессов, уже с конца 60-х годов купечеством всё яснее осознавалось желание дать своим дочерям образование, отличное от прежнего, ориентированного исключительно на получение практических навыков, необходимых для выполнения семейных ролей. Реализация этого желания была бы невозможна без развития государством сети женских образовательных учреждений в регионе. В течение исследуемого периода купеческое сословие стабильно пользовалось теми образовательными услугами, которые предоставляли женские учебные заведения. На протяжении 60–90-х годов XIX века число воспитанниц из купеческой среды в разных типах учебных заведений Курской и Воронежской губерний не было постоянным, в процентном отношении оно колебалось от 1,1 до 52% от всех учащихся.

Результатом постепенной трансформации традиционных представлений купечества о системе женского образования и воспитания в сторону признания необходимости целенаправленного образования является значительный рост уровня образованности купеческих женщин в 60–90-х годах XIX века по сравнению с дореформенным временем. Например, в Курской губернии число женщин из городских сословий, получивших среднее образование, возросло в 50 раз; женщин, окончивших среднее специальное учебное заведение – в 3 раза; количество женщин, получивших высшее профессиональное образование, увеличилось в 4 раза. Близкая к этой сложилась ситуация и в Воронежской губернии.

Между тем пореформенный период в корне не изменил генеральную линию процесса женской социализации в купеческой среде. По-прежнему считалось, что основным в личностном становлении женщины являлось усвоение таких поведенческих особенностей, которые бы всячески способствовали выполнению в дальнейшем семейных ролей. Отражением данной направленности женского образования и воспитания служит массовая практика получения купеческими девушками только среднего образования, учебе же в средних и высших профессиональных заведениях родители-купцы в целом противодействовали. В купеческом сословии особенно во второй половине пореформенного периода получение женщиной систематического образования вне дома расценивалось, с одной стороны, как показательный признак материального благосостояния купеческой фамилии, с другой – как признак стремления следовать дворянскому образу жизни. Кроме того, качественное образование купеческой дочки стало почитаться дополнительным аргументом в составлении удачной брачной партии.

В третьем параграфе первой главы «Девиации социального поведения в женском мире купеческого сословия в 60–90-х годах XIX века» проанализированы уровень и структура женской купеческой преступности в Центрально-Чернозёмном регионе в пореформенный период. Женская купеческая преступность, являясь показательным аспектом девиаций социального поведения в женском мире купеческого сословия, как ничто другое иллюстрирует социальное «здоровье» всего сословия, что, в свою очередь, характеризует также эволюцию социального облика купеческой женщины в 60–90-х годах XIX столетия.

Особенности криминализации женской купеческой среды Центрального Черноземья в пореформенный период заключались в том, что, во-первых, женщинами-купчихами Воронежской губернии совершалось меньшее количество нарушений права, чем жительницами Курской губернии. Во-вторых, показатели совершённых купеческими женщинами преступлений были невысокими по сравнению с общей криминальной обстановкой в исследуемом регионе. В целом соизмеряя количественные показатели «законопротивных деяний», совершённых женщинами относительно сравнимых с купечеством по статусу сословий – дворянством и мещанством, можно заметить, что количество женских мещанских преступлений значительно превышало купеческие, а число дворянских и купеческих преступлений было приблизительно равным. В-третьих, в общем количестве купеческих преступлений преобладали противоправные поступки, которые были совершены мужчинами; в среднем от 4 до 12% преступлений происходили от женщин. И, в-четвёртых, в пореформенное время для женской среды купеческого сословия было свойственно изменение структуры преступности – от превалирования преступлений, посягавших на чужую собственность, до правонарушений, задевавших честь и достоинство человека, а кроме того, поступков, касавшихся противодействия порядкам управления и неповиновения различным властным постановлениям.

Вторая глава «Купеческая женщина в 60–90-х годах XIX века в семье и семейном бизнесе» состоит из двух параграфов. Первый из них называется «Положение купеческой женщины в семье». В нём реконструируется важнейшая сфера жизненного проекта женщины-купчихи – её роль в семейно-брачных отношениях.

Для женского мира купеческого сословия исследуемого региона на протяжении всего пореформенного периода было характерно устойчивое представление о браке как об обязательном этапе и главной цели жизненного цикла каждой взрослой женщины. Данная установка порождала уничижительное представление о так называемых «старых девах». В купеческой среде оптимальным брачным возрастом для женщины считалось 18–20-летие.

Распространённым явлением в жизненных сценариях женщин из купеческой среды была многодетность – среднее количество детей варьировалось от 5 до 12 человек.

В купеческом сословии супружеские отношения характеризовались изначальной ассиметричностью. Она основывалась, прежде всего, на том, что традиционные купеческие семьи были сложными как по типу внутренней структуры, так и по поколенному составу. Кроме того, ассиметрия нередко базировалась на разнице в возрасте между супругами, исчислявшейся иногда десятилетиями (в случае, если для мужчины это был повторный брак). Помимо этого, брачный союз считался важным средством обеспечения корпоративных связей внутри делового мира, а потому в купеческой среде превалировала прагматичная брачная стратегия – экономические интересы ставились выше личных предпочтений вступающей в брак девушки. Названные характеристики во многом таили в себе потенциал для возникновения противоречий между полами в семье.

Нарративные тексты вкупе с дополняющими их материалами светского и духовного судебного делопроизводства убедительно показали многие негативные психоэмоциональные аспекты семейных отношений, в которые была вовлечена женщина-купчиха, – конфликты, насилие. Вместе с тем к разводу, как радикальному способу разрешения конфликтных ситуаций между супругами, в купеческом сословии прибегали довольно редко. Наибольшее число бракоразводных процессов приходилось на конец 80-х и 90-е годы XIX века. Вне зависимости от причины развода, инициаторами процесса во всех случаях выступали мужчины.

В купеческой семье постепенно происходило размывание жёстких гендерных норм разделения труда. Нормы были очень жёсткими, и их ригидность поддерживалась идеологически, но сама жизнь заставляла слишком жёсткие нормы ломаться – и это происходило то в одной семье, то в другой, постепенно формируя условия для размывания нормы. Женщины-купчихи довольно активно проявляли свою поведенческую активность, в том числе и в деловой сфере.

Во втором параграфе второй главы «Женское купеческое предпринимательство в 60–90-х годах XIX века» выявлены основные сферы деловой активности женщин купеческого сословия Центрального Черноземья. На протяжении пореформенного периода деловая активность купеческих женщин была проявляема в занятии предпринимательством. В 60–90-х годах XIX столетия абсолютные показатели лично участвовавших в «производстве торговли» женщин изменялись в сторону снижения, однако в процентном отношении они в среднем составляли 10–11% от общего числа представителей купеческого сословия. При этом в демографическом отношении в купеческом сословии в течение исследуемого периода количество женщин преобладало над количеством мужчин.Женщины-купчихи позиционировали себя в таких областях бизнеса как собственно торговля, промышленное производство, в основном ориентированное на обработку сельскохозяйственной продукции, предоставление различных видов услуг (содержание постоялых дворов, гостиниц, трактиров и пр.), арендные отношения, финансы, аграрный бизнес. Характерно, что деловой интерес женщин-купчих, как правило, был одновременно сосредоточен на нескольких родах торговых действий. Персонифицировано женская купеческая торговля в подавляющем большинстве случаев была представлена вдовствующими купчихами.

Таким образом, модернизационные процессы, происходившие в российском обществе в пореформенное время, непосредственно коснулись и жизни женщины купеческого сословия Центрального Черноземья. С одной стороны, для купчих в исследуемое время брак и семья по-прежнему оставались единственным общественным предназначением. Домашний очаг был для представительниц купеческого сословия сферой, в которой они «представительствовали». Но с другой стороны, причастность к различным видам предпринимательской деятельности, требующим проявления поведенческой активности, поддержания деловых и личных контактов с многочисленными людьми, выводила купеческую женщину за узкие рамки семьи. Так постепенно трансформировалось традиционное распределение ролей между мужчинами и женщинами в купеческой среде.

Третья глава носит название «Трансформация социальной психологии в женской среде купеческого сословия в пореформенный период» и включает в себя три параграфа. В первом параграфе «Характеристика ментальных изменений купеческой женщины в пореформенный период» показаны изменения в картине мира женщины-купчихи пореформенного периода в сравнении с её мироощущением первой половины века. В первой половине XIX века купеческое сознание включало в себя, с одной стороны, убеждение в неполноправности и ущербности по сравнению с дворянством, с другой – имплицитное желание любым способом причислиться к благородному сословию. В среде купечества брак с представителями дворянства имел престижное значение и рассматривался как своего рода продвижение по социальной лестнице.

Либеральные реформы 60–70-х годов XIX века в России сопровождались модернизацией банковской системы и началом индустриализации экономики. Власть пришла к выводу, что ускоренное экономическое развитие в стране невозможно без поддержки тех социальных групп, которые могли бы активно участвовать в экономических и общественных делах, в первую очередь купечества. Именно эти изменения способствовали возвышению роли предпринимателей и преобразованию их культуры. Приобретение купеческим сословием в пореформенный период ощущения уверенности и собственного достоинства находило прямое отражение в картине мира женщин, принадлежавших этому сословию. Для женщин-купчих 60–90-х годов XIX века было характерно преодоление сословного чувства ущербности, неполноценности в сравнении с дворянством. Подобные социально-психологические трансформации выражались у купеческих женщин в отречении от желания непременно связать свою судьбу с представителем «благородного общества». Более того, в пореформенное время среди верхушки купеческого сословия Курской и Воронежской губерний стало считаться предосудительным явлением заключение межсословных браков (дворянство – купечество).

Во втором параграфе «Раскрепощение стиля жизни и поведения купеческой женщины в пореформенный период» рассматривается одно из проявлений пореформенной трансформации социальной психологии в женской среде купеческого сословия – раскрепощение стиля жизни и поведения. Модернизационные процессы 60–90-х годов XIX столетия преобразили жизнь женщины-купчихи. Это выражалось в том, что дореформенная относительно закрытая модель образа жизни купчих, сосредоточенная на домашней экономике и организации удобного для мужчины быта, под влиянием пореформенных новаций постепенно разрушалась. В повседневную жизненную практику женщины из купеческой среды (разумеется, с учётом сословной стратификации) вошли многие формы публичности: самостоятельное занятие предпринимательской деятельностью, работа в благотворительном направлении, участие в светской жизни города и другое.

Расширение поведенческих границ женщин-купчих проявлялось также в изменении способов распоряжаться своим свободным временем, в изменении форм досуга: в подражании дворянской традиции всё больше купеческих женщин позволяли себе путешествия за границу или совершение дальних паломнических поездок по городам России, проведение летних месяцев в загородных домах, к концу века – занятия спортом и другое.

Третий параграф «Эволюция внешнего вида купчихи как критерия социального статуса» посвящен выявлению изменений внешнего облика купеческой женщины, происходивших под влиянием пореформенного времени.

Внешний вид женщины купеческого звания Центрального Черноземья в пореформенный период существенно отличался от внешнего вида представительницы купеческого сословия первой половины XIX века. Он претерпевал постепенные изменения, связанные с отходом от традиционно русского направления в одежде, к костюму, ориентированному на современную дворянскую моду. В новых условиях купчихи своим внешним образом, структурированным при выходе «в свет» провинциального города с помощью богатых одежд, сшитых в соответствии с модными тенденциями, и дорогих украшений в полной мере демонстрировали другим сословиям экономический успех своих мужчин, тем самым проявляя возросшее в это время самосознание своего сословия.

В Заключении подводятся итоги работы. Стереотипное представление о безгласных женщинах из купеческого сословия, узницах «темного царства» относится к некоторым аспектам жизни купечества в самом начале XIX века, во второй же половине XIX века оно являлось очевидным анахронизмом. На протяжении всей второй половины XIX столетия женщины из купеческой среды были существенной частью производственной и культурной жизни провинции. Как жены, матери и дочери они налаживали отношения и связи между семьями и фирмами, причем эти связи соединяли поколения предпринимателей. Они вносили в развитие бизнеса новые капиталы и отдавали делу личные способности; пользовались возросшей в пореформенное время свободой и возникшими образовательными перспективами; вели самостоятельную благотворительную деятельность. Таким образом, в андроцентрически устроенном деловом мире купеческого сословия в пореформенное время встречались женщины, более или менее осознанно формировавшие альтернативный способ своего существования, который противоречил традиционно утвердившейся модели женского поведения. Тем самым они постепенно разрушали давно сложившийся в купеческой среде стереотип о комплементарности жизненных занятий женщины.

Основные положения диссертации отражены

в следующих публикациях

Статьи, опубликованные в изданиях, рекомендованных ВАК РФ

  1. Меньшикова, Е.Н. Правовой статус купеческой женщины в российском обществе в 60–90 гг. XIX в. (на материале Центрального Черноземья) / Е.Н. Меньшикова //  Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия: «История. Политология. Экономика» / отв. ред.

    В.А. Шаповалов. – Белгород: Изд-во БелГУ, 2007. – №8 (39). – Выпуск 4. –

    С. 61–70. – 0,75 п.л.

Другие публикации

  1. Меньшикова, Е.Н. Частная жизнь и имущественное положение купеческой женщины Курской губернии в 60–90 гг. XIX века (по материалам духовных завещаний) / Е.Н. Меньшикова // Духовная культура народов Европы и Востока в контексте истории цивилизаций. Вып. III. Отв. ред.

    А.И. Дудка. – Белгород: «ПОЛИТЕРРА», 2005. – 154 с. – С. 93–97. – 0,4 п.л.

  2. Меньшикова, Е.Н. Образование и воспитание женщины купеческого сословия Курской губернии в 60–90 гг. XIX вв. / Е.Н. Меньшикова // Белгородский краеведческий вестник / Редкол.: А.И. Папков (отв. ред.) и др. – Белгород: Изд-во «Везелица», 2005. – Вып. 5. – 158 с. – С. 33–39. – 0,5 п.л.
  3. Меньшикова, Е.Н. Девиации социального поведения в купеческой среде Курской губернии в 60–90 гг. XIX века / Е.Н. Меньшикова // Прогрессивные технологии развития: сборник материалов международной научно-практической конференции: 10-11 декабря 2005 г. – Тамбов: Першина, 2005 г. – 442 с. – С. 389–391. – 0,4 п.л.
  4. Меньшикова, Е.Н. Статусная позиция женщины в купеческой семье (по материалам частной переписки представителей купечества Курской губернии 60–90 гг. XIX века) / Е.Н. Меньшикова // Материалы международной научно-практической конференции: «Юг России в прошлом и настоящем: история, экономика, культура» / под ред. В.А. Шаповалова. – Белгород, 2005. – 204 с. – С. 46–48. – 0,4 п.л.
  5. Меньшикова, Е.Н. Имущественное положение купеческой женщины в российском обществе 60–90 гг. XIX века (на материале Центрального Черноземья) / Е.Н. Меньшикова // Качество науки – качество жизни: сборник материалов научно-практической конференции: 24-25 февраля 2006 г. – Тамбов: Першина, 2006. – 232 с. – С. 228–230. – 0,4 п.л.
  6. Меньшикова, Е.Н. Участие купеческой женщины в ярмарочной торговле в Курской губернии в 60–90 гг. XIX века / Е.Н. Меньшикова // Межнациональные отношения в южнорусском порубежье: материалы областной научно-практической конференции / Под ред. А.И. Дудка. – Белгород: Изд-во БелГУ, 2006. – 176 с. – С. 46–48. – 0,4 п.л.
  7. Меньшикова, Е.Н. Девиации социального поведения в женском мире купеческого сословия Центрального Черноземья в 60–90 гг. XIX века (на материале Курской и Воронежской губерний) / Е.Н. Меньшикова // Региональный вестник молодых учёных: Сборник статей молодых учёных и аспирантов. – М.: Издательский центр СМУР «Akadema», 2006. – № 1. – 106 с. – С. 35–37. – 0,25 п.л.
  8. Меньшикова, Е.Н. Социализация женщины купеческого сословия Центрального Черноземья в 60–90 гг. XIX в. (на примере Курской и Воронежской губерний) / Е.Н. Меньшикова // Наука и образование: Материалы VI Международной научной конференции (2–3 марта 2006 г.). – Кемерово: Кемеровский государственный университет, 2006. – 656 с. – С. 369–373. – 0,5 п.л.
  9. Меньшикова, Е.Н. Положение купеческой женщины в семье Центрального Черноземья в 60–90 гг. XIX века / Е.Н. Меньшикова // Юг России в прошлом и настоящем: история, экономика, культура: в 2 т.: сб. науч. тр.

    IV Междунар. науч. конф. / отв. ред. И.Т. Шатохин (г. Белгород, 8 декабря

    2006 г.). – Белгород: Изд-во БелГУ, 2006. – Т. 1. – 368 с. – С. 57–65. – 1 п.л.

  10. Шаповалов, В.А., Меньшикова, Е.Н. Женское купеческое предпринимательство в Центрально-Черноземном регионе России в 60–90 гг. XIX века / В.А. Шаповалов, Е.Н. Меньшикова // Гуманитарная наука в современной России: состояние, проблемы, перспективы развития: материалы IX регион. науч.-практ. конф.: в 2 т. / Отв. ред. В.В. Малай. – Белгород: Изд-во БелГУ, 2007. – Т. 1. – 328 с. – С. 210–217. – 0,9 п.л.
  11. Меньшикова, Е.Н. Семейные конфликты как один из факторов психоэмоциональной жизни купеческой семьи Центрального Черноземья в

    60–90 гг. XIX века (на материалах Курской и Воронежской губерний) /

    Е.Н. Меньшикова // Исторические науки. – М.: «Компания Спутник +», 2007. – № 1 (19). – 48 с. – С. 26–31. – 0,7 п.л.

  12. Меньшикова, Е.Н. Эволюция правового статуса купеческой женщины Центрального Черноземья в 60–90-х годах XIX века (на материалах Курской и Воронежской губерний) / Е.Н. Меньшикова // Гендерное равноправие в России. Материалы международной научной конференции, посвящённой

    100-летию Первого Всероссийского женского Съезда 1908 года. 21–23 марта 2008 г. Санкт-Петербург. – СПб.: Алетейя, 2008. – 320 с. – С. 176–179. – 0,4 п.л.

Подписано в печать 15.04.2008. Формат 60?84/16.

Гарнитура Times. Усл. п. л. 1,50. Тираж 100 экз. Заказ 80.

Оригинал-макет подготовлен и тиражирован в издательстве

Белгородского государственного университета.

308015, г. Белгород, ул. Победы, 85

Карнович Е.П. Замечательные богатства частных лиц в России. – СПб., 1885; Кизеветтер А.А. Гильдия московского купечества: Исторический очерк. – М., 1915; Чулков Н.П. Московское купечество XVIII и XIX вв. // Русский архив. – 1907. – № 1912; и др.

Ушаков А.С. Наше купечество и торговля с серьёзной и карикатурной стороны: В 3 вып. – М., 1865–1877; Он же. Из купеческого быта. Повести и очерки. – М., 1862; Он же. Очерки Москвы: В 3 вып. – М., 1862–1868.

Берлин П.А. Русская буржуазия в старое и новое время. 2-е изд. – Л.–М., 1925.

Кулишер И.М. Очерки истории русской торговли. – СПб., 1923.

Приселков М.Д. Купеческий бытовой портрет XVIII – XIX вв. Первая отчётная выставка историко-бытового отдела русского музея по работе над экспозицией «Труд и капитал накануне революции». – Л., 1925; Корш Е.А. Быт купечества и мещанства // Государственный исторический музей: выставка «Из эпохи крепостного хозяйства XVIII – XIX вв.»: Статьи и путеводитель по выставке. – М., 1926.

Гиндин И.Ф. Русские коммерческие банки. – М, 1948. Он же. Русская буржуазия в период капитализма // История СССР. – 1963. – № 2, № 3; Яковецкий В.Н. Купеческий капитал в феодально-крепостнической России. – М., 1953; Рындзюнский П.Г. Городское гражданство дореформенной России. – М., 1958; Струмилин С.Г. К вопросу о генезисе капитализма в России // Вопросы истории. – 1961. – № 9; Рубинштейн Н.Л. О мелкотоварном производстве и развитии капитализма в России XIX в. // История СССР. – 1962. – № 4.

Громыко М.М. К характеристике социальной психологии сибирского купечества XVIII в. // История СССР. – 1971. – № 3; Лаверычев В.Я. Крупная буржуазия в пореформенной России (1861 – 1900). – М., 1974; Флоря Б.Н. Привилегированное купечество и городская община в Русском государстве // История СССР. – 1977. – № 5; Бовыкин В.И. Коммерческие банки Российской империи. – М., 1994; Боханов А.Н. Крупная буржуазия России (конец XIX – 1914 г.). – М., 1992; и др.

Соловьёва А.М. Прибыли крупной промышленной буржуазии в акционерных обществах России в конце XIX – начале XX века // История СССР. – 1984. – № 3; Боханов А.Н. Российское купечество в конце XIX – начале XX века // История СССР. – 1985. – № 4; Козлова Н.В. Купцы-старообрядцы в городах Европейской России в середине XVIII века // Отечественная история. – 1999. – № 4; и др.

Российское предпринимательство XVI – начала XX в.: К завершению исследовательского проекта Института российской истории РАН // Отечественная история. – 1997. – № 5.

Петров Ю.А. Предпринимательство и власть в России на рубеже XIX – XX вв. // Отечественная история. – 1998. – № 6; Ноткина И.В. Законодательное регулирование предпринимательской деятельности в пореформенной России // Отечественная история. – 1998. – № 6; Козлов Н.В. Государственная власть и частный капитал в XVIII в.: характер взаимоотношений // Отечественная история. – 1998. – № 6.

Голикова Н.Б. Привилегированные купеческие корпорации России XVI – первой четверти XVIII в. – М., 1998. – Т. 1; и др.

Козлова Н.В. К вопросу о социально-политической характеристике русского купечества в XVIII в. // Вестник МГУ. Серия 8. История. – 1987. – № 6; Гончаров Ю.М. Купеческая семья второй половины XIX – начале XX века: (По материалам компьютерной обработки данных купеческих семей Западной Сибири). – М., 1999; Раскин Д. Яблоко от яблони… // Родина. – 2004. – № 1, № 3; и др.

Купеческая Москва: Образы ушедшей российской буржуазии. Перевод с английского / Отв. ред. Дж. Уэст, Ю.А. Петров. – М., 2007.

Ахмеджанов Ш.Н., Овсянников В.А. Ставропольские купцы. – Тольятти, 1997; Лигенко Н.П. Купечество Удмуртии: Вторая половина XIX – начало XX в. – Ижевск, 2001; Быков А.В. Образ жизни сибирского купечества: вторая половина XIX – начало XX в. – Новосибирск, 2006; Балицкий Р.Н. Меценатство и благотворительность в Центральном Черноземье в к. XIX – нач. XX вв.: Дис. … к.и.н. – Курск. 2004; Филаткина Н.А. Династия Бахрушиных: Эволюция московских предпринимателей XIX -  нач. XX в. Дис. … к.и.н. – М., 2003; и др.

Генеалогия московского купечества XVIII в.: Из истории формирования русской буржуазии. – М., 1988; Боханов А.Н. Савва Мамонтов // Вопросы истории. – 1989. – № 6; Морозова П.Т., Поткина И.В. Савва Морозов. – М., 1998; и др.

Российское купечество от средних веков к новому времени. Тезисы докл. науч. конф. Москва. 2–4 ноября 1993 г. – М., 1993; Торговля, купечество и таможенное дело в России в XVI – XVIII в.: Сб. материалов Международной конференции (Санкт-Петербург, 17–20 сентября 2001 г.). – СПб., 2001.

История предпринимательства в России. Книга первая. От средневековья до середины XIX века. – М., 2000.

Козлова Н.В. Хозяйственная активность и предпринимательская деятельность купеческих жён и вдов Москвы в XVIII в. // Торговля, купечество и таможенное дело в России в XVI – XVIII вв.: Сб. материалов Международной научной конференции (Санкт-Петербург, 17–20 сентября 2001 г.). – СПб, 2001; Городская семья XVIII в. Семейно-правовые акты купцов и разночинцев Москвы / Сост., вводная статья и комментарии

Н.В. Козловой. – М., 2002.

Захаров В.В. Купечество Курской губернии в конце XIX – начале XX вв.: Дис. … к.и.н. – Курск, 1996; Плаксин И.М. Торговля Курской губернии во второй половине

XIX века: Дис. … к.и.н. – Курск, 1997; Лернер Л.А. Частная жизнь русского провинциального купечества в XIX в. (на примере Курской губернии): Дис. … к.и.н. – Курск, 2003; Озеров Ю.В. История погребальной культуры российской провинции в конце XVIII – начале XX вв. (на примере Курской губернии): Дис. … к.и.н. – Курск, 2004; и др.

Пушкарева Н.Л. Herstory: рождение исторической феминологии // Адам и Ева. Альманах гендерной истории. – М., 2001; Она же. Гендерные исследования: рождение, становление, методы и перспективы в системе исторических наук // Пол. Гендер. Культура. – М., 1999; Она же. «А се грехи злые, смертные». Русская семейная и сексуальная культура глазами историков, этнографов, литераторов, фольклористов, правоведов и богословов XIX – нач. XX в. – М., 1999; Она же. Гендер - сила, гендер - власть! // Этнографическое обозрение. – 1999. – № 1; и др.

Пушкарёва Н.Л. Русская женщина: история и современность: Два века изучения «женской темы» русской и зарубежной наукой: 1800-2000: Материалы к библиографии. – М., 2002.

Репина Л.П. Гендер в истории: проблематика и методология // Теория и методология гендерных исследований. Курс лекций / Под общей ред. О.А. Ворониной. М., 2001; Она же. Гендерная история: проблемы и методы исследования // Новая и новейшая история. – 1997. – №6; и др.

Свод законов Российской Империи. Т. IX. Законы о состояниях. – СПб., 1857; Свод законов Российской Империи. Т. IX. Законы о состояниях. – СПб., 1899; Свод законов Российской Империи. Т. X. Ч. I. Гражданские законы. – СПб, 1900.

Гессен И.В. Раздельное жительство супругов. – СПб., 1914.

Свод законов Российской Империи. Т. XI. Ч. II. Торговый устав. Тетрадь 2. – СПб., 1857; Свод законов Российской империи. Т. XI. Ч. II. Уставы: кредитный, о векселях, торговый, судопроизводства торгового. – СПб., 1893; Положение о сборе на право торговли и промыслов и другие узаконения о производстве торговли и промышленности с разъяснениями по официальным сведениям / Сост. М.Н. Панков. 4-е изд. – СПб., 1896; Положение о государственном промысловом налоге, с изложением рассуждений на коих оно основано. – СПб., 1899; и др.

Свод законов Российской Империи. Том XV. Законы уголовные. – СПб., 1857; Евангулов Г.Г. Уголовное уложение. – СПб., 1903.

ГАБО. Ф. 106. Корочанский сиротский суд; ГАБО. Ф. 107. Новооскольский сиротский суд; ГАБО. Ф. 108. Старооскольский сиротский суд; ГАКО. Ф. 1. Канцелярия Курского губернатора; ГАКО. Ф. 32. Курский окружной суд; ГАКО. Ф. 59. Курская палата гражданского суда;  ГАКО. Ф. 295. Рыльский сиротский суд; ГАКО. Ф. 724. Личный архив Гладкова; ГАВО. Ф. 6. Канцелярия Воронежского губернатора, ГАВО. Ф. 167. Воронежская гражданская палата.

ГАКО. Ф. 724; Курский государственный областной краеведческий музей. Отдел истории досоветского периода. Архив Гладковых.

ГАБО. Ф. 82. Грайворонская женская гимназия; ГАВО. Ф. 6. Канцелярия Воронежского губернатора; ГАВО. Ф. И-71. Воронежская Мариинская женская гимназия; ГАВО. Ф. И-74. Воронежская гимназия М.П. Кожевниковой; ГАВО. Ф. И-75. Воронежская гимназия Степанцевой; ГАВО. Ф. И-80. Острогожская женская гимназия; ГАВО. Ф. И-82. Павловская женская гимназия; ГАВО. Ф. И-285. Борисоглебская женская гимназия; ГАКО. Ф. 1. Канцелярия Курского губернатора; ГАКО. Ф. 183. Курская Мариинская женская гимназия; ГАКО. Ф. 803. Курская женская гимназия О.Н. Красовской; ГАКО. Ф. 1496. Щигровская женская прогимназия.

ГАКО. Ф. 1. Канцелярия Курского губернатора;  ГАВО. Ф. 6. Канцелярия Воронежского губернатора; ГАКО. Ф. 59. Курская палата гражданского суда; ГАВО. Ф. 167. Воронежская гражданская палата.

ГАБО. Ф. 106. Корочанский сиротский суд;  ГАБО. Ф. 107. Новооскольский сиротский суд; ГАБО. Ф. 108. Старооскольский сиротский суд; ГАКО. Ф. 295. Рыльский сиротский суд.

ГАВО. Ф. 6. Канцелярия Воронежского губернатора; ГАВО. Ф. И-84. Воронежская духовная консистория; ГАКО. Ф. 1. Канцелярия Курского губернатора; ГАКО. Ф. 20. Курская духовная консистория; ГАКО. Ф. 32. Курский окружной суд; ГАКО. Ф. 60. Курская палата уголовного суда.

Памятная книжка для жителей Воронежской губернии на 1856 год. – Воронеж, 1856; Памятная книжка Воронежской губернии на 1870-71 г. – Воронеж, 1871; Памятная книжка Воронежской губернии на 1887 год. – Воронеж, 1887; Обзор Воронежской губернии за 1878 г. – Воронеж, 1878; Памятная книжка Курской губернии на 1860 год. – Курск, 1860; Памятная книжка Курской губернии на 1892 год. – Курск, 1892; Обзор Курской губернии за 1896 год. – Курск, 1897; и др.

ГАБО. Ф. 18. Корочанская городская управа; ГАБО. Ф. 20. Белгородская городская дума; ГАБО. Ф. 22. Белгородсая городская управа; ГАБО. Ф. 158. Грайворонская городская управа; ГАВО. Ф. 19. Воронежская городская управа; ГАВО. Ф. 122. Борисоглебская городская управа, ГАВО. Ф. 135. Борисоглебская городская дума; (ГАКО. Ф. 48. Курская городская дума; ГАКО. Ф. 228. Обоянская городская дума; ГАКО. Ф. 299. Рыльская городская дума; ГАКО. Ф. 373. Льговская городская управа; ГАКО. Ф. 385. Щигровская городская управа.

Первая всеобщая перепись населения Российской империи, 1897 г. XX. Курская губерния. – СПб., 1904; Первая всеобщая перепись населения Российской империи. 1897 г. XIX. Воронежская губерния. – СПб., 1901.

Воронеж в историческом и современно-статистическом отношениях. – Воронеж, 1866; Статистические очерки Воронежской губернии. – Воронеж, 1850; Средние базарные цены на продукты сельского хозяйства по Харьковской губернии за лето 1903 г. – Харьков, 1904; и др.

Курские губернские ведомости – 1858, 1863, 1879, 1892, 1897 гг.; Воронежские губернские ведомости – 1867, 1872, 1885, 1889, 1894, 1899 гг.; Модный магазин – 1862, 1863, 1868 – 1874 гг.; Женский календарь-альманах на 1869 г; Модный кульер – 1899 г.; и др.

Семёнов Ф.А. Автобиография Курского астронома-любителя Фёдора Алексеевича Семёнова. – Петроград, 1920; Курский самоучка-астроном и метеоролог Фёдор Алексеевич Семёнов. – Курск, 1911; Купеческие дневники и мемуары конца XVIII – первой половины XIX в. – М., 2007; и др.

Гоголь Н.В. Женитьба. – Л. – 1988; Горький М. Дело Артамоновых. – Петрозаводск. – 1972; Он же. Фома Гордеев. – Горький. - 1973; Островский А.Н. Бедная невеста: Сочинения в 3-х т. – М. – 1987. – Т.1; Он же. Бешеные деньги: Сочинения в 3-х т. – М. – 1987. – Т. 2; Салтыков-Щедрин М.Е.  Пошехонская старина. – М. – 1950; Чехов А.П. Бабье царство: Избранные сочинения в 2 т. – М. – 1979. – Т. 1; и др.

История России XIX–XX веков: новые источники понимания. – М., 2001; История и литература // Отечественная история. – 2002. – № 1; Могильнер М.Б. Художественная литература как источник по истории радикальной интеллигенции начала 20 века: Дис. … к.и.н. – Казань, 1998.

Белгородский государственный историко-краеведческий музей. КП 19913,

КП 27337, КП 35935, КП 35951, КП 37951, КП 41458, КП 41463, КП 43284; Курский государственный областной краеведческий музей. Отдел досоветского периода. Фонд купцов Горяиновых; Государственный архив Воронежской области. Фонды фотокатолога: 14.1.5 Коллективная торговля, 14.1.6 Ярмарки, 14.1.10 Частная торговля, 15.1.00 Старый Воронеж.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.