WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

РЕПРЕССИВНАЯ ПОЛИТИКА СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ (НА ПРИМЕРЕ ЦЕНТРАЛЬНО-ЧЕРНОЗЕМНОГО РЕГИОНА)

Автореферат кандидатской диссертации

 

                                                                                     На правах рукописи

 

ПИВОВАР Антон Витальевич

 

РЕПРЕССИВНАЯ ПОЛИТИКА СОВЕТСКОГО   

ГОСУДАРСТВА В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ

(НА ПРИМЕРЕ ЦЕНТРАЛЬНО-ЧЕРНОЗЕМНОГО РЕГИОНА)

 

Специальность 07.00.02 – отечественная история

 

              

 

 Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

 

 

 

 

КУРСК - 2006

Работа выполнена на кафедре истории государства и права

Курского государственного технического университета

Научный руководитель:                доктор исторических наук,

профессор          В.П. Пашин

        

Официальные оппоненты:              доктор исторических наук,

профессор А.Н.Мошкин

кандидат исторических наук

В.Г. Карнасевич

         Ведущая организация:                            Орловский государственный

технический университет

        

Защита состоится 9 февраля 2007 г. в 1400 часов на заседании диссертационного совета К 212. 105. 01 при Курском государственном техническом университете по адресу: 305040, г.Курск, ул. 50 лет Октября, 94, 

конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Курского государственного технического университета.

Автореферат разослан                                    200    г.

        

Ученый секретарь

диссертационного совета                                           И.Г. Каплунова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертации. Термин «советская репрессивная (или карательная) политика» долгое время был изъят из обихода, что не могло не повлиять на степень изученности проблемы. В книгах и публикациях отечественных авторов говорилось лишь о советской правоохранительной системе и органах чрезвычайной юстиции. Оправдывавшие все действия руководителей государства, большинство историков и правоведов в советский период писали о том, что в                  1918 - 1920 гг. устанавливались «важнейшие демократические принципы судоустройства и судопроизводства», «укреплялся революционный правопорядок».

Советское государство официальным постановлением санкционировало красный террор. Осуществлялся переход к однопартийной системе, реализовывался классовый подход к организации жизни в стране. Установление пролетарской диктатуры влекло за собой господство насильственных методов, характерных для всякого революционного преобразования, но в условиях России носивших особенно жесткий характер.

Ставка на государственное принуждение, всемерное культивирование «классовой» ненависти неизбежно порождали господство «чрезвычайщины» и массовые репрессии. Массовые аресты и расстрелы, постоянная борьба с любым инакомыслием и проявлением свободного духа были неотъемлемой чертой большевистского режима. Инструментами для проведения этой государственной политики, наряду с зависимыми от правящей компартии и до предела политизированными юридическими структурами (органы юстиции, суд, милиция), являлись и специальные карательные органы. К ним, прежде всего, относились внесудебные (чрезвычайные) учреждения – ревтрибуналы и ВЧК, возникшие как неизбежное следствие расширяющегося террора. 

Изучение карательной политики советского государства дает богатый материал для выводов и обобщений, актуальных и в наши дни, вскрывает сложность и противоречивость процессов, протекавших в обществе в годы гражданской войны. Российское государство, находящееся на крутом переломе своей истории, нуждается сегодня в теоретическом осмыслении прошлого. Кроме того, современное общественное сознание остро нуждается в воссоздании исторической правды, абстрагировании от социальных мифов и фальсификаций. Извлечение правильных уроков из диалектически сложного, противоречивого  опыта нашей истории становиться важной предпосылкой и необходимым условием поступательного развития современной России.

Необходимость комплексного и всестороннего изучения репрессивной политики и практики советского государства в Центрально-Черноземном регионе вызвана её недостаточной изученностью с современных научных позиций.

Объектом исследования автор избрал репрессивную политику коммунистической партии и советского правительства в годы гражданской войны в Черноземье.

Предметом настоящего исследования является практическая деятельность органов власти и управления, внесудебных  (чрезвычайных) органов по реализации  установок ЦК РКП (б), СНК и ЦИК по организации и функционированию системы подавления и террора в регионе. 

Хронологические рамки диссертации ограничены периодом гражданской войны (1918–1920 гг.). Этот небольшой хронологический отрезок времени составил особый период в жизни россиян. Именно в эти годы была разработана концепция репрессивной политики коммунистической партии и советского правительства, и на практике проходила ее реализация, выразившаяся в терроре и массовых репрессиях по отношению к различным слоям общества. Указанный период изобилует трагическими и героическими страницами отечественной истории, повлиявшими на дальнейший ход развития России. Таким образом, выбор и исследование приведенных в диссертации временных рамок имеет не только теоретическую, но и практическую ценность.

Географические рамки охватывают территории Курской, Воронежской, Орловской и Тамбовской губерний.

Подобные рамки обусловлены схожестью природных условий, экономических и социально-политических процессов в губерниях, которые входили в рассматриваемый хронологический период в состав Черноземного района России.

В историографии проблемы исследования можно выделить несколько этапов. Первый (1918–1929 гг.) отмечен революционным романтизмом с доминирующей идеей построения нового государства и бесклассового общества. После прихода к власти большевиков основополагающие, несущие конструкции исторической науки оказались разрушенными, преемственность уничтожена вместе со сломом прежней государственной машины и всей судебно-карательной системы. В этих условиях начала складываться новая историко-правовая теория, призванная научно обосновать жестокую и кровавую реальность.

Основные тенденции рассмотрения организационно-правовых основ репрессивной политики большевиков для советской историографии были намечены В.И. Лениным. Под его руководством и при непосредственном участии разрабатывались первые законодательные акты Советской Республики, им было высказано немало основополагающих идей об органах чрезвычайной юстиции, судопроизводстве и правосудии, ставших важнейшими принципами советского права .

Теоретическим и практическим вопросам становления новой судебно-карательной системы, роли репрессивных органов в установлении и укреплении советской власти, целесообразности применения любых средств для защиты новой власти уделяли внимание и другие руководители советского государства:  Н.И. Бухарин,  Ф.Э. Дзержинский, Е.Г. Зиновьев, Л.Б. Каменев, М.И. Калинин, И.В. Сталин, Л.Д. Троцкий и др.

Центральной проблемой многих исследований этого периода                 (Г. П. Георгиевского, К.А. Еремеева, В.Ф. Малаховского, Я.Я. Пече,               Н.И. Подвойского и др.) стала вооруженная борьба пролетариата под руководством партии большевиков и подавление сопротивления старого государственного аппарата .

Теоретические вопросы функционирования органов чрезвычайной юстиции и суда рассматривали А.И. Амнуэль, З.К. Кельсон, Н.В. Крыленко, К.Н. Мехоношин, Е.Б. Пашуканис и др.

В двухтомной монографии Н.Е Какурина «Как сражалась революция» (1926 г.), трехтомнике «Гражданская война 1918 – 1921 гг.» (1928 – 1930 гг.), двухтомнике «Гражданская война. Боевые действия на морях, речных и озерной системе» (1925 г.) репрессивная политика и практика большевиков рассматривались в контексте военной стороны событий гражданской войны . Авторами коллективных работ были видные военачальники и партийно-государственные работники, что не могло не сказаться на объективности подаваемого материала.

Именно значительное количество публикаций непосредственных свидетелей и участников процесса становления советской репрессивной системы является одной из особенностей данного периода историографии темы. Первые публикации о деятельности ВЧК появились уже в ходе гражданской войны. В частности, в 1919 г. в журнале «Власть Советов» был помещен очерк видного чекиста Г.С. Мороза «ВЧК и Октябрьская революция» .

В 1923 г. увидел свет сборник воспоминаний «К истории эсеровского бандитизма в Тамбовской губернии» – Антоновщина» . В 1924 г. в журнале «Пролетарская революция» была напечатана статья заместителя председателя ВЧК–ОГПУ Я.Х Петерса «Воспоминания о работе в ВЧК в первый год революции» . Интерес для исследователей представляет опубликованная в 1925 г. работа Е.Н. Отпущенкова «Революционная законность и курская милиция» .

Начало изучения истории гражданской войны, составляющей частью которой был красный террор,  в Черноземье было положено истпартархивами. Стало традицией приурочивать сборники и отдельные исследования, посвященные истории революции и гражданской войны, к знаменательным событиям и круглым датам . В этих изданиях наряду с рассмотрением боевых действий в Черноземье участия рабочих и крестьян в борьбе с деникинцами, зверств белогвардейцев,  определенное внимание уделялось созданию и деятельности репрессивных органов советского государства в годы гражданской войны, но факты излагались авторами и составителями в самом общем виде, зачастую без указания источников .

Существенное значение для исследования заявленной темы имеют работы руководителей структурных подразделений юстиции, суда, внутренних дел, ВЧК, ревтрибуналов, носивших программный и директивный характер. Показательна в этом плане статья наркома юстиции РСФСР Д.И. Курского «Основы революционного суда», напечатанная в «Материалах Народного комиссариата юстиции» .

Председатель Революционного военного трибунала республики        К.Х. Данишевский не только создавал и развивал систему этих трибуналов, но и  обосновал теоретически их задачи, подчеркнув, что «революционные Военные трибуналы – это в первую очередь органы уничтожения, изоляции, обезвреживания и терроризирования врагов Рабоче-Крестьянского отечества и только во вторую очередь  – это суды, устанавливающие степень виновности данного субъекта» .

В 1920 г. вышла книга члена Коллегии ВЧК  М.Я. Лациса (Судрабса) «Два года борьбы на внутреннем фронте», а спустя год – брошюра «Чрезвычайные комиссии по борьбе с контрреволюцией» . В них анализировалась  деятельность ВЧК, рассказывалось о выявлении и ликвидации контрреволюционных организаций, подавлении антисоветских выступлений и мятежей. Заместитель наркома НКЮ П.И. Стучка в 1922 г. в статье «Пять лет революции права» подвел некоторые итоги становления советской карательной системы и указал на задачи, стоящие перед органами правопорядка в условиях новой экономической политики.

Эти и подобные издания ставили задачу ознакомить массы с методами работы органов чрезвычайной юстиции, повысить бдительность граждан и привлечь население к борьбе с контрреволюцией. Нередко публикации о деятельности ВЧК–ОГПУ преследовали цель запугать население, вызвать у граждан чувство страха как в связи с действиями врагов, так и в связи работой чекистов. 

Совершенно иной подход, иные оценки карательной политики и практики большевиков в годы гражданской войны содержали труды авторов-эмигрантов (Н.Н. Головин, Р.Б. Гуль, А.И. Деникин, Е.А. Думбадзе, В.В. Шульгин, С.П. Мельгунов, П.Н. Милюков, Н.В. Чайковский и др.) . Так, один из лидеров Белого движения генерал А.И. Деникин назвал гражданскую войну «русской смутой», породившей братоубийственную войну, «русским погостом», на котором и красные, и белые пустили реки крови. Эта позиция стала ведущей в зарубежной историографии. Многие авторы, встав на сторону Белого движения, оправдывали его борьбу за «идеалы» февраля 1917г.

Историк-публицист С.П. Мельгунов был выслан из страны в 1922 г., а его книга «Красный террор в России (1918–1923)» вскоре появилась двумя изданиями в Берлине. Как следует из авторского предисловия, его целью было «заставить мир понять и осознать ужас тех морей крови, которые затопили человеческое сознание». Большевики сочли книгу лживой из-за обилия статистических данных об арестах, расстрелах, пытках, но особенность ее в том, что автор всякий раз ссылается на публикации в большевистских же газетах, в том числе «Вестнике Ч.К.». Позже, по завершении гражданской войны и красного террора, подобные сведения понемногу исчезли из печати: репрессии приняли иные формы.

Мельгунов С.П. рассматривает самые ранние плоды деятельности чекистов – месть врагам революции за смерть Урицкого и покушение на Ленина. Он связывает осуществление красного террора только с ВЧК, хотя хорошо известно, что его проводили и Советы, и революционные трибуналы, находившиеся в подчинении Реввоенсовета. Автор делает вывод, что завоевание власти не проходит бескровно, но всякий раз оборачивается ее дискредитацией.  В дополнении к книге обрисованы не только первые руководители ЧК, но и исполнители пролетарской воли, запятнавшие себя массовыми убийствами. Мельгунов С.П. в своей книге ничего не говорит о белом терроре. Впрочем, автор оговаривается, что его книга не отделана и поспешна, так что выводы из статистики каждый читатель делает сам и вся общественность – тоже.

В центре внимания вышедшей в 1931 г. в Париже книги Р.Б. Гуля находятся во многом противоречивые фигуры руководителей органов госбезопасности – Ф.Э. Дзержинского, В.Р. Менжинского, Г.Г. Ягоды и др. Автор, дополняя и развивая картину, созданную С.П. Мельгуновым,  снимает гриф «Совершенно секретно» с многих страниц отечественной истории исследуемого периода. Вместе с тем целый ряд его суждений и выводов носит сугубо личный, субъективный, порой тенденциозный характер

Специфический подход к оценке процесса становления и эволюции органов безопасности советского государства содержали труды бывших сотрудников зарубежных спецслужб, чекистов-перебежчиков и эмигрантов .

Знакомство с литературой 20-х гг. XX века свидетельствует, что и в самой России репрессивная политика советского государства, его судебно-карательные органы вызывали серьезную обеспокоенность отдельных историков и правоведов. Например, заместитель наркома юстиции и будущий Прокурор Республики Н.В. Крыленко, разрабатывая вопросы теории и истории судопроизводства, строительства советского суда, отмечал, что ВЧК–ОГПУ может превратиться в  наркомат, «страшный беспощадностью своей репрессии и полной непроницаемостью для чьего бы то ни было глаза всего того, что творилось в его недрах» .

История гражданской войны в России неотделима от общего состояния и развития нашей исторической науки, прошла этапы, характерные для развития истории страны. Участники гражданской войны, особенно в начале 20-х гг. XX века, обостренно воспринимали всякую фальшь в истолковании прошлого. Они считали возможным достоверно подтвердить или опровергнуть тот или иной факт, даже не прибегая к документам. Так,      Д.А. Фурманов писал: «В гражданской войне не может быть бутафорского, мишурного блеска – она проходит в условиях нищеты, жестокости и всех тяжких спутников решительной схватки двух борющихся насмерть классов. Исторические очерки – не повести, не рассказы; тут вымысла, недоговоренности или перебарщивания быть не должно» .

Таким образом, можно констатировать, что в своем большинстве работы, увидевшие свет в 20-е гг. прошлого века, не отличались глубиной обобщения материала, многие выводы, содержащиеся в них, весьма спорны, однако они содержали значительный фактический материал.

Второй этап историографии исследуемой темы (начало 1930-х – середина 1950-х гг.) характеризуется определенным схематизмом и цитатничеством, в этот период имело место извращение фактов и отсутствие критического анализа в работах по изучаемой проблеме, ряд из которых утратили сегодня научное и практическое значение. Объяснение такого положения кроется в идеологическом прагматизме в общественных науках, в концентрации власти в руках Сталина, в массовых политических репрессиях, жертвами которых стали в значительной степени старые большевики, ученые-историки,  правоведы-практики, книги которых были изъяты  и уничтожены, разделив участь самих авторов.

На первое место в науке выдвигался  классовый подход, шло опровержение многих положений прежних историко-правовых трудов. Например, Н.В. Крыленко, который к тому времени «пересмотрел» свои позиции, предложил «унифицировать» судебную репрессию, чтобы дать в руки партии и центральной государственной власти реальную возможность управлять судами как органами репрессии, что нельзя было сделать при полной свободе «судейской совести» . В 1934 г. увидела свет еще одна книга Н.В. Крыленко «Ленин о суде и уголовной политике», в которой он, как и Прокурор СССР А.Я. Вышинский (теоретические концепции которого считались непогрешимыми), обосновывая теорию объективного вменения, утверждал, что целью наказания является устрашение

В течение длительного времени гражданская война в России трактовалась в соответствии с установками «Краткого курса истории ВКП(б)» . В книге показана, прежде всего, карательная роль правоохранительных органов, основанная на идеологических постулатах об обострении классовой борьбы, возраставшем сопротивлении свергнутых сил и необходимости их подавления. Из этого, как бы объективно, формировалось представление об органах правопорядка «как карающем мече революции».

В литературе указанного периода, да и в последующее советское время репрессии против сограждан рассматривались как закономерное и необходимое явление, осуществлявшееся в интересах трудящихся и общества, а крестьянские волнения и выступления рабочих находили схематичное и политизированное изложение.

Научные публикации этого этапа носили в большей степени идеологическую направленность и оправдывали репрессивную политику советского государства по отношению к собственным гражданам .

Шестаков А.В. в работе «Классовая борьба в деревне ЦЧО в эпоху военного коммунизма» впервые привел сведения о крестьянских выступлениях в Центральном Черноземье в годы гражданской войны и их силовом подавлении, сделав тенденциозные выводы о «кулацкой» природе крестьянского сопротивления политике большевиков . Типичным примером подобного рода «трудов» явились исследования П.Г. Софинова и              А.Л. Кублакова .

Вместе с тем в 40-е гг. XX века вышел ряд работ, в которых исследовалась деятельность правоохранительных органов, содержался ценный материал по основным этапам становления советской юстиции, включая и чрезвычайные органы. Примером может служить монография М.И. Кожевникова «История советского суда» .

Приведенный в монографии Г.Е. Глезермана «Ликвидация эксплуататорских классов и преодоление классовых различий в СССР» конкретный материал показывает масштабы репрессий против крестьянского населения, в том числе и в Черноземье, несмотря на то, что выводы автора основываются на постулатах «Краткого курса истории ВКП (б)».  Причины крестьянских выступлений и их жестокое подавление чекистами и красноармейцами нашли отражение в работе Э.Б. Генкиной «Переход советского государства к новой экономической политике (1921–1922 гг.)» .

Региональные издания имели те же недостатки, что и труды по этой теме, вышедшие в центральных издательствах (сохранение идеологических штампов, приоритетное изучение военных действий, однобокость исследования проблемы террора и насилия и т.д.).

Начало третьего этапа (хронологические рамки: вторая половина   1950- х – конец 1980-х гг.) в историографии проблемы связано с ХХ съездом КПСС, наступлением «оттепели», возобновлением интереса, а главное, возможностью исследования актуальных вопросов гражданской войны, истории становления советского государства в целом и его карательных функций в частности.

В значительной степени для нас представляет интерес публикация материалов, ранее малоизвестных широкой аудитории. Прежде всего, речь идет о сборниках документов: «В.И. Ленин и ВЧК», «Декреты Советской власти», «Из истории Всероссийской Чрезвычайной комиссии (1917–1921гг.)», «История Советской Конституции» и др. Характерной особенностью тех лет стало создание обобщающих трудов. Так, в 1960 г. завершилось издание пятитомной «Истории гражданской войны в СССР», начатое еще в 1930-е гг., в 1963 г. вышла энциклопедия «Гражданская война и военная интервенция в СССР». Историки отказались от несостоятельной периодизации гражданской войны по трем походам Антанты и сосредоточили свое внимание на изучении малоисследованных проблем, просчетов и ошибок советского руководства.

Заметной вехой в отечественной историографии стала монография  И.Я. Трифонова «Классы и классовая борьба в СССР в начале НЭПа (1921–1923 гг.», в которой, в частности,  проанализирована история подавления антибольшевистских восстаний на завершающем этапе гражданской войны в масштабе всей страны.

Материалы об антибольшевистских настроениях сельского населения страны в 1920–1921 гг. содержатся в труде Ю.А. Полякова «Переход к НЭПу и советское крестьянство» . Автор детально проследил процесс перехода от политики «военного коммунизма» к новой экономической политике и политические настроения доколхозного крестьянства. Данную проблему дополняет работа Ю.С. Кукушкина «Сельские советы и классовая борьба в деревне (1921–1932 гг.)» .

В монографии Е.Г. Гимпельсона «Военный коммунизм: политика, идеология, практика», наряду с освещением экономической политики советской власти в годы гражданской войны, на большом фактическом материале прослеживается образование карательных органов, нарастание репрессивных форм воздействия на население страны .

История органов подавления и террора стоит в центре внимания исследований М.И. Еропкина и П.Г. Софинова , вопросы организационного строительства советского суда, милиции и чрезвычайных структур стали предметом изучения Е.М. Городецкого , особенности «революционной законности» рассматривал В.М. Курицын , проблема становления и развития ревтрибуналов Советской республики стала ключевой в работах               Ю.П. Титова .

Из региональных исследований этого периода историографии темы можно выделить статью В.В. Шпаковского, в которой приводится интересный фактический материал о положении населения Тамбовской губернии в первые годы Советской власти, его участии в антибольшевистских выступлениях и их подавлении карательными структурами .

Попыткой исследовать государственно-церковные отношения и репрессивные меры советской власти в отношении духовенства и мирян в годы гражданской войны на примере трех черноземных губерний: Воронежской, Курской и Тамбовской, явилась диссертационная работа    В.Н. Дунаева . Изначально, православное духовенство рассматривалось автором как контрреволюционная сила, способная при каждом удобном случае навредить советской власти. Позиция РПЦ, которая якобы находила поддержку только у кулаков и «бывших», однозначно осуждалась, а действия советского правительства признавались правильными и одобрялись. Репрессивная политика компартии и властей объяснялась «необходимостью»,  ответными мерами, при этом подчеркивалось, что священнослужители преследовались не за принадлежность к сану, а за политическую деятельность. Расстрелы скрывались под словом «наказание» или выдавались за «арест».

Воронежский исследователь И.Т. Филиппов в работе «Ленинская программа борьбы за хлеб и ее осуществление в Черноземном Центре, 1918 – 1920 гг.» коснулся проблемы разжигания большевиками классовой борьбы в деревне .

В 1984 г. была опубликована  монография Ю.А. Щетинова «Крушение мелкобуржуазной контрреволюции в Советской России (конец 1920 – 1921гг.)», написанная с привлечением новых архивных документов . Данная работа более объективно, чем предыдущие, описывает события антоновского восстания в Тамбовской губернии.  

Отличительной чертой литературы 1970-х – начала 1980-х гг. стала подача материала в виде синтеза нормативно-правовых документов с решениями партийных съездов и пленумов. В научных изданиях зачастую прослеживалось завуалирование просчетов и упущений партийно-советского аппарата по руководству карательными органами, определенная тенденциозность в освещении работы с кадрами. Показательны в этом плане работы С.В. Биленко, Д.Л. Голинкова, Н.Г. Думовой, Н.И. Зубова,               Г.З. Иоффе, Д.С. Караева, В.А. Клименко, Л.М. Спирина и др. . Хотя исследователи вводили в научный оборот малоизвестные архивные документы, широко использовали периодическую печать 1918–1920-х гг., попытки рассматривать историю советской правоохранительной системы как развитие только поступательное, бескризисное, при полном отсутствии недостатков и трудностей, нелегко было подкрепить фактами.

Основные тенденции периода сказались и на региональной исследовательской работе, книгах по истории Черноземья и местных партийных организаций, освещавших период гражданской войны через призму боевых действий и белого террора . В частности, в «Очерках истории Курской организации КПСС» народные выступления против политики большевиков трактовались как «кулацко-эсеровские мятежи», правда, впервые отмечалось, что антисоветские восстания сельского населения Черноземья подавлялись военной силой .

Политизированная советская историография длительное время занималась романтизацией революционного насилия и оправданием красного террора. Публицисты во второй половине 1980-х гг. стали первыми, кто подверг это положение критике. Василевский А. , Д. Фельдман , Ю.Феофанов и др. увидели в карательной политике и красном терроре не «чрезвычайную меру самообороны», а попытку создать универсальное средство решения любых проблем, идеологическое обоснование преступных действий властей, а в чрезвычайных комиссиях – инструмент массовых убийств.

Современный этап историографии, берущий свой отчет с конца 1980-х – начала 1990-х гг., характеризуется освещением репрессивной политики советского государства на основе новых методологических принципов в условиях снятия грифа секретности с многих документов и источников, закрытых ранее для широкой научной общественности, большим многообразием подходов и концепций .

На первых порах преобладали публицистические работы, в которых приводился интересный фактический материал, освещались различные стороны истории советского общества и формирования органов власти и управления, но их основная масса отражала скорее эмоциональное, чем научное восприятие проблемы. Стремление освободиться от марксистских принципов было присуще работам и статьям Г. Бордюгова, В. Козлова,        А. Ципко, Ю. Афанасьева, В. Лельчука, М. Гефтера и др.

В 1990-е гг. вышли в свет коллективные труды и сборники документов по истории чрезвычайных структур Советской России , исследования     И.Ю. Козлихина, В.М. Курицына, И.Л. Лезова, Н.В. Палибина,                   В.П. Портнова,  М.М. Славина, Н.Г. Смирнова и др. , что позволило ввести в научный оборот значительное количество рассекреченных архивных документов.

Джавланов О.Т., Е.Г. Гимпельсон, В.А. Михеев, В.П. Пашин,          Ю.П. Свириденко и др. сосредоточили свое внимание на исследовании номенклатуры исполнительных органов и партийных комитетов, которые полностью отражали состояние кадровой работы в советской правоохранительной системе.

Изучение истории репрессивных органов советской власти наполняется сегодня все более критическим отношением к происшедшему и попытками понять одну из главных составляющих режима, несколько десятилетий удерживавшего власть в стране. Историографические работы последних лет свидетельствуют о возросшем интересе исследователей к истории органов ВЧК, белого движения, проблеме красного и белого террора.

Одним из наиболее крупных монографических исследований по данной проблеме является работа Л.П. Рассказова, в которой представлена организационная структура и кадровая политику органов госбезопасности, правовые основы их деятельности на фоне социально-экономического развития страны, значительное место в книге уделено карательным функциям государства .

Репрессивной политике красных и белых правительств против сограждан посвящена монография А.Л. Литвина . Исследование основано на неизвестных ранее материалах из архивов бывшего КГБ СССР и других, прежде закрытых архивохранилищ. Существенное внимание автор уделил роли политического террора в борьбе за власть, внесудебным (чрезвычайным) и юридическим учреждениям советского государства, репрессивной практике антибольшевистских сил, эволюции охранительных институтов диктатуры пролетариата на завершающем этапе гражданской войны.

В современной отечественной историографии все больше появляется исследовательских работ об органах ВЧК, которые были подручными партии большевиков и советского правительства в осуществлении политического контроля. Исследователи называют их карательными органами. В монографиях и статьях показывается всесилие чекистов не только в политическом контроле над умами и действиями российских граждан, но и в проведении массовых, бесконтрольных, поощряемых партийно-советским руководством страны репрессий с самыми тяжелыми последствиями .

Изменение методологии научных изысканий, расширение источниковедческой базы способствовали появлению на современном этапе историографии изучаемой темы трудов В.А. Алексеева, О.Ю. Васильевой, А.Н. Кашеварова, М.И. Одинцова, иеромонаха Дамаскина (Орловского), протоирея В. Цыпина и др., в которых выстраиваются новые причинно-следственные связи взаимоотношений репрессивных органов советского государства и РПЦ во время гражданской войны .

Параллельно с публикацией работ общероссийского масштаба на рубеже ХХ – XXI вв. проводились региональные исследования по проблеме репрессивной политики советского государства, которой уделяли внимание Б.Д. Беспарточный, З.Д. Ильина, И.Г. Каплунова, В.Г. Карнасевич,             Н.Г. Кононов, А.Н. Манжосов, В.П. Пашин, В.В. Раков и др.

Организация, характер и последствия репрессивных акций коммунистического режима по отношению к населению советской деревни, причины и формы крестьянских выступлений легли в основу исследования В.И. Михеева .  Проблему силового давления органов власти и террора в отношении сельского населения Орловской и Тамбовской губерний рассматривали С.В. Фефелов и С.В. Федоров

Глубокий анализ результатов государственной антицерковной политики,  деятельности партийно-чекистских структур в отношении духовенства и верующих на территории Центрального Черноземья дан в диссертации С.Н. Емельянова . Отдельные аспекты карательной практики советского государства против православных священнослужителей черноземных губерний России рассматриваются в работах Л.В. Тюриной и А.Н. Аленова .

Различные вопросы деятельности региональных карательных структур (органов суда, юстиции, ВЧК, внутренних дел) в годы гражданской войны на региональном уровне рассматриваются  и анализируются в диссертационных исследованиях С.В. Атанова, А.В. Булыжкина, В.И. Демина,                        В.В. Максимовой, В.Н. Письменова, Г.А. Свиридова, И.В. Токмакова и др. .

Значительное место репрессивной политике и практике советского государства в годы гражданской войны отводили в своих работах зарубежные авторы: А. Авторханов, Дж. Боффа, Н. Верт, М. Восленский,      Л. Такер, Дж. Хоскинг и др. . В частности, карательной деятельности исполнительных и чрезвычайных  органов советской власти после прихода большевиков к власти и до введения в стране новой экономической политики посвящено исследование М.С. Френкина «Трагедия крестьянских восстаний в России (1918 – 1921 гг.)» .

Привлекает внимание зарубежных исследователей история советских спецслужб, прежде всего, репрессивные  функции органов безопасности, а также тема красного террора . В то же время, из-за отсутствия достаточной источниковой базы, отдельные положения и выводы авторов слабо аргументированы, имеют место и фактологические ошибки.      

Таким образом, историографический обзор свидетельствует о том, что рассматриваемая тема уже привлекала внимание исследователей.  Но вместе с тем многие вопросы репрессивной политики советского государства характеризуются недостаточной изученностью и обобщенностью на региональном уровне, в частности, в Центральном Черноземье.

Цель диссертационный работы заключается в исследовании репрессивной политики советского государства и практики ее реализации внесудебными (чрезвычайными) органами в Черноземном регионе в условиях гражданской войны, что предполагает решение следующих задач:

– изучить идеологическое и организационно-правовое обеспечение государственной репрессивной политики, нормативную базу системы подавления и террора советского государства;

– показать процесс формирования и комплектования органов чрезвычайной юстиции региона, раскрыть характер их взаимоотношений с партийно-государственным аппаратом;

– исследовать практику реализации местными властными структурами, внесудебными структурами Черноземья репрессивной политики компартии и советского правительства по укреплению власти большевиков в регионе;

– осветить репрессивную политику чрезвычайных учреждений в отношении отдельных слоев российского общества (крестьянство, духовенство и т.д.);

– расширить источниковую базу по проблеме исследования за счет введения в научный оборот новых документов.

Методологическая основа исследования. В основу исследования положен принцип историзма, помогающий рассматривать становление чрезвычайных органов в причинно-следственной  связи с процессами общественно-политической жизни советского государства в исследуемый период времени. Базовым методологическим принципом стала научная объективность, дающая возможность отойти от конъюнктурно-политических оценок событий, рассматривая их в реальном развитии, учитывая негативные аспекты для развития российского общества, связанные с формированием и развитием советской репрессивной системы.  В процессе работы были использованы системный, ретроспективный, сравнительно-исторический и логический методы исследования. Комплексный характер диссертации предполагал анализ ряда проблем, находящихся на стыке отечественной истории с историей государства и права.

Источниковая база диссертационной работы представляет собой широкий круг различных материалов, в том числе и ранее не опубликованных. Условно их можно разделить на следующие группы.

Первую группу составили документы, сосредоточенные в  фондах Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ) и Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ). Выдвижение на первый план архивных материалов не случайно. Задачи исследования потребовали значительного расширения источниковой базы, фронтального анализа документов. В ГАРФ были изучены фонды Всероссийского Центрального Исполнительного комитета Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов (Ф.1235), Совета народных комиссаров РСФСР (Ф.130), Народного комиссариата внутренних дел РСФСР (Ф.393), в РГАСПИ – фонд ЦК РКП (б) (Ф.17). Стремление центрального и местного партийно-советского руководства контролировать все проявления общественной и хозяйственной жизни населения обусловило насыщенность данного вида источников разноплановой и фактической информацией.

Документы исследованных фондов содержат уникальные сведения о формировании законодательной  базы карательных органов советского государства, идеологическом обеспечении их практической деятельности, государственных репрессиях и их жертвах в Черноземье. В них представлена обобщенная информация о борьбе региональных властей с крестьянскими выступления и восстаниями, проведении карательных акций против жителей бунтующих селений, подавлении повстанческого движения. Остававшиеся до 1990-х гг. секретными документы РКП (б) и ВЧК служат достоверным историческим источником: они предназначались для узкого круга региональных руководителей и были свободны от заведомых искажений или элементов политической пропаганды.

Ведущее место в исследовании практики реализации репрессивной политики советского государства в Черноземье занимают материалы местных архивов, которые составили следующую группу источников.

Законы и подзаконные акты, инструктивные письма правительства страны и народных комиссариатов, протоколы заседаний партийных организаций, отчеты о работе, переписка с органами подавления и террора сосредоточены в Центре документации новейшей истории  Воронежской области (ЦДНИВО) – фонд Воронежского губернского комитета РКП (б) – ВКП (б) (Ф.5); Государственном архиве общественно-политической истории Курской области (ГАОПИКО) – фонд Курского губернского комитета РКП (б) – ВКП (б) (Ф.65); Центре документации новейшей истории Тамбовской области (Ф.840 – фонд Тамбовского губернского комитета РКП (б) – ВКП (б).  

Нами были изучены ранее закрытые для исследователей ежемесячные поуездные сводки о деятельности ЧК в Воронежской и Курской губерниях, дополненные специальными отчетами о наиболее крупных проявлениях «политического бандитизма», сосредоточенные в фонде Воронежского губернского военно-революционного комитета (Ф.Р–6) Государственного архива Воронежской области (ГАВО) и в фонде Курского губернского революционного комитета (Ф.2530) Государственного архива Курской области (ГАКО).

В фонде Штаба частей особого назначения Курской губернии (Ф.4217) ГАКО содержатся документы, рассказывающие о действиях карательных отрядов по подавлению «контрреволюционных беспорядков», о попытках местных партийных комитетов в уездах создать опорные отряды коммунистов и сельских активистов (под руководством чекистов) для борьбы с повстанческим движением, о применении вооруженной силы при выполнении заданий по продразверстке.

Важную группу источников (приказы, указания, отчеты, справки, докладные записки) представляют документы и материалы ведомственных архивов: Центрального архива Федеральной службы безопасности России (ЦА ФСБ России) и  управлений ФСБ по Воронежской, Курской, Орловской и Тамбовской областям, позволяющие проследить организационное строительство и деятельность чрезвычайных комиссий по борьбе с контрреволюцией и саботажем в Черноземье. Значительная часть использованных в диссертационном исследовании архивных документов, позволяющих дать объективный анализ карательной политики центральных и местных органов власти и управления в условиях реконструкции российского общества, вводится в научный оборот впервые.

Существенным источником исследуемой темы являются опубликованные законодательные акты Советской власти, ведомственные  нормативные приказы и указания органов правопорядка и судебно-карательного аппарата, местных органов управления .

Большую группу источников составили документы и материалы съездов, конференций, пленумов ЦК РКП (б) и региональных партийных организаций, касающиеся идеологического обеспечения деятельности репрессивных структур в годы гражданской войны .

Отдельный вид источников представляют труды, статьи, письма и выступления видных большевиков и руководителей чрезвычайных структур (Н.И. Бухарина, Ф.Э. Дзержинского, К.Х. Данишевского, М.И. Калинина, М.Я. Лациса, И.В. Сталина, Л.Д. Троцкого и др.) по организации деятельности репрессивных органов советского государства .

Особое место среди источников занимает мемуарная литература. Воспоминания руководителей карательных органов советской власти, военачальников, равно как и жертв репрессий и террора рисуют живую картину событий прошлого, передают колорит эпохи .

Несомненный интерес представляют информационные статьи, опубликованные в центральной печати или в ведомственных изданиях: циркуляры и инструкции Совета Народных Комиссаров, Наркомата юстиции, Всероссийской чрезвычайной комиссии .

В работе над диссертацией широко использовались периодические издания исследуемого периода, позволяющие реконструировать событийный ряд по истории органов репрессии и террора .

Собранные и изученные соискателем документы и материалы представляют собой обширную источниковую базу, достаточную для проведения комплексного изучения репрессивной политики и практики советского государства в Центральном Черноземье. Использование разнообразных по полноте и степени достоверности источников позволило решить поставленные в исследовании задачи.Научная новизна исследования   заключается в том, что автор одним из первых на основании опубликованных и не вводившихся ранее в научный оборот источников проводит комплексное исследование репрессивной политики советского государства в губерниях Черноземья. Это позволяет восполнить неизвестные или ранее замалчиваемые страницы истории гражданской войны на территории региона. Исследуется законодательная база карательной политики подавления и террора большевиков на местах, её взаимосвязь и противоречивость.

Существенным элементом научной новизны нашего исследования  является переосмысление проблемы в свете современных достижений отечественной исторической науки, возможность взглянуть на нее без идеологических ограничений и запретов, существовавших ранее, объективно оценить изученные источники и весь собранный материал, уважая опыт и заслуги предшественников.

Значительную часть работы занимает исторический анализ ранее малоизвестных широкому кругу исследователей нормативных документов и материалов, обеспечивавших работу чрезвычайных учреждений Центрально-Черноземного региона.

Практическая значимость работы состоит в том, что ее основные положения и выводы могут использоваться при написании работ по истории гражданской войны в Центральном Черноземье, для исследований краеведческого характера, а также в преподавании общеисторических и специальных курсов в высшей и средней школе.

 Исторический опыт деятельности чрезвычайных органов в рамках государственной политики и практической ее реализации, показывающий всю пагубность политики террора и насилия, может быть использован в современных условиях реформирования российских спецслужб. Кроме того, данная работа  вносит существенный вклад в восстановление исторической справедливости и реабилитации невинных жертв большевистского режима, объявленных в свое время контрреволюционерами.

Апробация исследования.  Исследование проводилось на базе кафедры истории государства и права Курского государственного технического университета.

Основные положения, результаты и выводы диссертации  излагались на международной и двух всероссийских конференциях, а также отражены в ­5 научных публикациях автора, общим объемом 1,9 печатных листа в том числе в журнале «Вестник Челябинского государственного педагогического университета», рекомендованном ВАК Министерства образования и науки РФ для публикаций основных результатов диссертационных исследований.

Структура диссертации определена в соответствии с основными задачами исследования. Работа состоит из введения, трех разделов, заключения, списка использованных источников и литературы.

                           

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

         Во Введении обосновывается выбор темы, ее актуальность, дан анализ историографии проблемы, архивных и печатных источников, формулируется объект, предмет, цель и задачи исследования, характеризуются территориальные и хронологические рамки, определяется научная новизна, методологическая основа и практическая значимость диссертации, приводятся сведения об апробации   работы.

         В первом разделе «Идеологическое и законодательное обеспечение репрессивной политики советского государства в годы гражданской войны» рассматривается процесс организационного строительства властными структурами большевиков карательно-репрессивной системы, исследуется ее нормативно-правовая база и пропагандистское обоснование.

Революционные преобразования в Советской России и в Черноземье сопровождались наиболее острой формой социального противоборства – гражданской войной.

Изучение широкого круга архивных и печатных источников позволяет говорить, что террор являлся неотъемлемой частью большевистского государственного строительства в годы гражданской войны, главным способом его проведения.

Введение политики военного коммунизма на практике означало регламентацию всей общественной жизни в стране, где грани, разделявшей революционный порядок и беззаконие, не существовало. Осенью 1918 г. были созданы многие формы и методы проведения правительственной карательной политики в стране, которая затем осуществлялась долгие десятилетия.

Главным проводником репрессивной политики советского государства была ВЧК, губернские и уездные чрезвычайные комиссии, руководителем политики ее осуществления – большевистское руководство. Главенство центральных и местных партийных органов над органами государственной власти и управления, принятие ЦК РКП (б) постановлений, оформленных, как правило, как декреты СНК и ВЦИК, привели к принятию законодательных и нормативных актов, противоречивших конституционным нормам. Например, постановление ВЦИК «О лагерях принудительных работ» от 15 апреля 1919 г., декрет СНК «Об обязательной регистрации бывших помещиков, капиталистов и лиц, занимавших ответственные должности при царском и буржуазном строе» от 23 сентября 1919 г., постановление СТО «О порядке ареста ответственных служащих и специалистов» от 14 декабря 1918г., приказ ВЧК «Об учете специалистов и лиц, могущих явиться заложниками» от 17 декабря 1919 г. и др.

Большевики при создании  репрессивно-судебных органов руководствовались революционной совестью и революционным правосознанием. Параллельно с местными судами в Черноземье учреждались особые суды по преследованию контрреволюционеров. В январе 1918 г. начала формироваться система ревтрибуналов, причем меру наказания трибуналы определяли не только  исходя из обстоятельств дела, но и опять- таки руководствуясь «велением революционной совести».

Довольно быстро советская репрессивная политика приобрела осмысленный и конкретный вид. Ее решающее значение для победы в гражданской войне большевистскими лидерами было понято и осознано. Значимость карательной политики для удержания власти большевиков была очевидна. Но также важно было убедить в этом население. Пропагандистский аппарат ЦК РКП (б) и Советов играл на чувствах люмпенов, уверяя последних, что террор их не коснется, а направлен лишь против «богатых контрреволюционеров». Но классовый принцип, особенно под давлением крестьянских выступлений, не выдерживался.

В диссертации отмечается, что взаимоотношения репрессивных органов (ревтрибуналов, ЧК, милиции и т.п.) законодателем не были строго регламентированы. Официально карательная политика советской власти была объявлена декретом «О красном терроре» (5 сентября 1918 г.), а на практике расправа над согражданами (бывшими чиновниками государственного аппарата, царскими офицерами, священнослужителями, зажиточными крестьянами и т.п.) началась гораздо раньше.

Во втором разделе «Внесудебные (чрезвычайные) органы Центрального Черноземья: становление, задачи, подбор кадров и взаимоотношения с партийно-государственным аппаратом» исследуется процесс формирования и комплектования органов чрезвычайной юстиции на территории региона, раскрывается характер и особенности их взаимоотношений с местным партийно-государственным  аппаратом.

В разделе показано, что в годы гражданской войны большевиками от имени советской власти был узаконен неограниченный массовый террор как главное средство удержания у власти создаваемой военно-бюрократической имперской системы. ВЧК и губернские чрезвычайные комиссии стали мощной силовой структурой,  подавлявшей всех, кого большевистский режим не устраивал.  Чекисты осуществляли государственный массовый и индивидуальный террор по системе круговой поруки

В 1918–1920 гг. шел процесс поиска, приспособления революционных трибуналов к чрезвычайной обстановке иностранной военной интервенции и гражданской войны. В итоге ревтрибуналы превратились из специальных судебных органов в чрезвычайные специальные органы. Ускоренное судопроизводство, право применения высшей меры наказания, свобода в выборе мер уголовной репрессии, использование в качестве защитников и обвинителей только штатных членов коллегий при Советах, ярко выраженные социальные критерии при назначении наказаний – все это придавало характер чрезвычайности революционным трибуналам.

Взаимоотношения партийных и карательных органов в Центрально-Черноземном регионе были сложными, зачастую властные структуры считали ЧК, ревтрибуналы, суды, милицию своими исполнительными органами, что нередко приводило к самоуправству и недовольству населения в целом советской властью.

В подборе и расстановке кадров репрессивных органов в Черноземье доминирующим был принцип политической надежности того или иного сотрудника, его готовность и способность беспрекословно выполнить приказ руководителя органа или комиссара.

В диссертации отмечается характерная закономерность в строительстве судебно-репрессивных органов в первые годы Советской власти: процесс создания революционных трибуналов опережал процесс создания местных судов. За период с ноября 1917 г. по май 1918 г. вся территория РСФСР покрылась сетью трибуналов. Там, где была Советская власть, они были созданы почти во всех областных и губернских городах, включая Черноземье, почти во всех уездах и даже в ряде волостей и поселков РСФСР.  

Вторая закономерность вытекала из первой. В результате того, что трибуналы были созданы на большей части территории республики раньше местных судов, им пришлось рассматривать дела не только своей подсудности, но и все уголовные и подчас гражданские дела. В результате все трибуналы нарушали нормы Декрета о суде №1 от 24 ноября 1917г. о подсудности трибуналов и местных судов.

Ревтрибуналы и чрезвычайные комиссии в губерниях региона при проведении карательных операций опирались на многочисленные силовые структуры (милиция, отряды ВЧК, части ВОХР, ЧОН и пр.), а для подавления крестьянского восстания в Тамбовской  губернии были привлечены и части Красной Армии, включая артиллерию. 

В третьем разделе «Практика  реализации органами подавления и террора репрессивной политики партии большевиков и советского правительства в регионе» рассматриваются особенности репрессивно-карательных мероприятий партийных комитетов и органов управления в Черноземье, исследуется деятельность местных органов подавления и террора в отношении отдельных слоев российского общества, прежде всего крестьянства.   

Постановление СНК «О красном терроре» (5 сентября 1918 г.) фактически развязало руки чрезвычайным органам на местах по реализации репрессивной политики. Число жертв этой политики вряд ли удастся назвать точно, но без сомнения, их количество значительно. Так, только в Курске после объявления красного террора было арестовано 477 бывших царских офицеров, представителей буржуазии и духовенства.

В репрессивной политике и практике партии большевиков и советского государства в Черноземье можно выделить два этапа. Первый начинается с весны 1918 г. и охватывает весь 1919 г. Карательные действия органы ЧК и Красная Армия на данном этапе вели против стихийных крестьянских выступлений, носивших локальный характер в разобщенных волостях и уездах. В 1919 г. наблюдается переход повстанцев от локальных выступлений к акциям протеста, которые охватывали уже территорию нескольких населенных пунктов. Создавались крупные вооруженные группировки за счет объединения небольших по численности крестьянских отрядов.

На втором этапе (1920 г. – начало 1921 г.)  произошло дальнейшее ужесточение репрессий и террора, связанного с усилением крестьянской борьбы. Выступления сельского населения региона приобрели массовый и вполне организованный характер, распространились на территорию большинства волостей и уездов. Крестьяне одной губернии, например, Воронежской или Курской, активно взаимодействовали с повстанцами из соседних губерний Черноземья, координировали действия вооруженных отрядов против правительственных войск.

В борьбе за идеологическую монополию руководство РКП (б) беспощадно расправлялось и с религиозными конфессиями, существовавшими в России, прежде всего с самой мощной из них – Русской Православной церковью. Уже в первые месяцы Советской власти была создана законодательная база, направленная на ограничение прав религии и конфессиональных институтов.

В сельской местности отделение Церкви от государства, подхлестывало крестьянские выступления, которые наблюдались повсеместно по губерниям Центрального Черноземья. Жестокое подавление вспышек недовольства карательными отрядами, завершавшееся кровавыми расправами имело место в Кирсановском, Моршанском, Спасском, Шацком, Тамбовском, Темниковском уездах. Репрессивная политика унесла в это время жизни десятков клириков и сотен активных мирян. Например, в Курской губернии к середине 1919 г. сотрудниками ЧК и красноармейцами было расстреляно 22 священнослужителя Курской епархии.

В течение всех лет гражданской войны происходило увеличение числа концлагерей и лагерей принудительных работ, тюрем и тюремных больниц. Более четверти заключенных были репрессированы по политическим мотивам, а среди заключенных преобладали рабочие и крестьяне.

Стремление большевистского руководства быстро и эффективно преобразовать общество, искореняя по классовому принципу целые социальные группы общества, характеризовалось своей масштабностью. Строительство тоталитарного государства в Советской России происходило своеобразно, с небольшими отступлениями в области экономики, но с постоянным ужесточением всего, касавшегося властных структур.

В Заключении диссертации подведены итоги исследования, обобщены его результаты и сформулированы выводы. Проведенное исследование показало, что в годы гражданской войны репрессивная политика Советского государства стала одной из составляющих, обеспечившей победу большевиков, способствовала установлению и укреплению советской власти в Черноземье и в целом в стране. Для достижения своих целей Центральный Комитет РСДРП (б) – РКП (б), СНК и ВЦИК активно использовали специальные (чрезвычайные) органы: ВЧК, ревкомы, ревтрибуналы, отряды ЧОН и т.п.

Была создана нормативно-правовая база деятельности чрезвычайных структур, которая часто не соответствовала основным конституционным нормам, призванным обеспечить права граждан. Анализ декретов, постановлений и распоряжений рассматриваемого периода позволяет говорить о том, что советское право восприняло наиболее антидемократические законы и методы следствия по политическим делам.

Руководители Советской России избрали произвол и революционное правосознание инструментом карательной политики и практики. В частности, создание ревтрибуналов в Центральном Черноземье значительно опережало формирование народных судов, а «расстрельные» приговоры стали обычным делом. 

Изучение архивных и печатных источников позволило сделать вывод, что отличительной особенностью деятельности репрессивных органов в Черноземье являлась тесное взаимодействие чекистов и ревтрибунальцев. Первым предписано было брать на учет все «буржуазное население» региона: бывших помещиков, купцов, фабрикантов, банкиров, крупных домовладельцев, офицеров царской армии, видных чиновников, сражающихся против советской власти лиц, лидеров антисоветских партий, а также их родственников. Данное обстоятельство свидетельствует о том, что уже в первые годы большевиками был воссоздан политический сыск, против которого они активно выступали до Октября 1917 г.

Репрессивно-карательные меры по отношению к гражданам Советской России насаждались сверху в рамках государственной политики.  Каждая неудача большевиков вызывала реорганизацию репрессивных системы, усиливала ожесточенность карательной политики, предоставляла чрезвычайным учреждениям все больше прав, увеличивала финансирование этих структур, в том числе и материальное обеспечение сотрудников.

Предвестником репрессий стало нарушение общепринятых в демократическом обществе прав человека. В одном ряду стоят закрытие оппозиционных газет, разгон Учредительного собрания, запрещение небольшевистских партий, борьба с религией и пр. Значительное внимание политическое руководство страны уделяло пропагандистскому обеспечению репрессивной политики, включая опубликование списков врагов в газетах, искусственное создание, а затем и уничтожение всевозможных контрреволюционных организаций. Введение цензуры должно было скрыть правду о ситуации в стране, позволяло усилить масштаб репрессий.

Личный состав репрессивных органов Центрального Черноземного подбирался с большей тщательностью, нежели для Красной Армии. Работая в чрезвычайных органах, сотрудники не должны были терять связи с партячейками, а те, в свою очередь, должны были передавать все сведения, касающиеся контрреволюции, через своих выдвиженцев.

Исследование подтвердило, что сущностью гражданских войн, как правило, является борьба за власть, а главные ее составляющие – жестокость, насилие, пренебрежение к жизни и правам людей, к сожалению, как показывают события на Северном Кавказе, имеют место и сегодня. Объявленное примирение сверху, не подкрепленное реальными, понятными большинству населения действиями, не может решить проблему противостояния власти и части населения, раскола внутри самого общества. Нравственно никакой террор не может быть оправдан, во имя каких бы светлых целей он не совершался.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

1. Пивовар, А.В. Ревтрибуналы в годы гражданской войны: нормативная база и практика (на примере Курской губернии) [Текст]/         А.В. Пивовар // Уголовно-правовые и процессуальные проблемы отправления правосудия в современной России: матер. Всероссийской науч.-практ. конф. Курск, 2005. С.81–84 (0,3 п.л.).

2. Пивовар, А.В. Политбюро при уездной милиции как составляющая часть обеспечения государственной безопасности российской провинции в первые годы советской власти (на материалах Курской губернии) [Текст]/         А.В. Пивовар // История национальной безопасности России: матер. тридцать девятой Всероссийской науч. конф. СПб.: Нестор,2005. С.167–170 (0,25 п.л.).

3. Пивовар, А.В. Репрессивная политика большевиков в провинции в годы гражданской войны (на примере Курской губернии) [Текст]/А.В. Пивовар, В.П. Пашин // Вестник Челябинского государственного педагогического университета. Челябинск: Изд-во ЧГПУ, Челябинск, 2006.- №6. Ч. 3. С. 267-276 (0,6 п.л.) (в соавторстве с Пашиным В.П., из них авторские – 0,5 п.л.).

4. Пивовар, А. В. Политика и практика социального апартеида в российской провинции в годы гражданской войны (на  примере Курской губернии)// Культура & общество [Электронный ресурс]: Интернет-журнал МГУКИ / Моск. гос. ун-т культуры и искусств — Электрон. журн. М.: МГУКИ, 2006 — № гос. регистрации 0420600016. — Режим доступа: http://www.e-culture.ru/Articles/2006/Pivovar.pdf, свободный  — Загл. с экрана.

(0,55 п.л.)

5. Пивовар, А.В. Организация, становление и деятельность народной милиции в годы гражданской войны (на примере Курской губернии) [Текст]/А.В. Пивовар // Народовластие и право в условиях формирования гражданского общества: матер. междунар. науч. конф. Курск: Изд-во РОСИ, 2006. С.177–180 (0,3 п.л.).

 

 

 

 

См.: Ленин В.И. Письма издалека // Полн. собр. соч. Т.31. С.9-59; Он же. Задачи пролетариата в нашей революции // Полн. собр. соч. Т.31.  С.149-186; Он же. О пролетарской милиции // Полн. собр. соч. Т.31. С.286-289; Он же. Позабыли главное // Полн. собр. соч. Т.32. С.23-26; Он же. О диктатуре пролетариата // Полн. собр. соч.  Т.39.  С.259-268; Он же. Речь на IV конференции губернских чрезвычайных комиссий 6 февраля 1920 г  // Полн. собр. соч.  Т40. С.113-121; Он же. Как нам реорганизовать РАБКРИН // Полн. собр. соч. Т.45. С.383-388; Он же. Лучше меньше, да лучше // Полн. собр. соч.  Т.45.  С.389-406 и др.

Бухарин Н.И. Экономика переходного периода. М., 1920; Он же. Избранные произведения. М., 1990; Дзержинский Ф.Э. Избранные произведения. М.,1957; Каменев Л.Б. Общие вопросы политики партии. Доклад на пленуме ЦК РКСМ // Статьи и речи. Т.11. М.,1929. С.117–247; Калинин М.И. Речь на IV всероссийском съезде деятелей советской юстиции 28 января 1928 г. //  Вопросы Советского строительства.  М.,1958. С.112–121; Он же.  О социалистической законности. М.,1969; Троцкий Л.Д. Терроризм и коммунизм.  М.-Л.,1925; Он же.  Моя жизнь. М.,1990 и др.

Георгиевский Г.П. Очерки по истории Красной гвардии. М.,1919; Еремеев К. Начало Красной Армии // Пролетарская революция. 1928. №4; Из истории московской рабочей Красной гвардии. Материалы и документы. М.,1930; Пече Я.Я. Красная гвардия в Москве в боях за Октябрь. М. Л.,1929; Подвойский Н.И. Военная организация ЦК РСДРП (б) и Военно-революционный комитет 1917 г.  М.,1922 и др.

См.: Амнуэль А. Суд первых дней // Рабочий суд. 1927. №21; Кельсон З. Милиция Февральской революции: Воспоминания // Былое.  1925. №5 (33); Крыленко Н.В. Судоустройство РСФР. Лекции по теории и истории судоустройства. М.,1924; Мехоношин К. От захвата власти к овладению аппаратом // Война и революция. 1928. №2; Пашуканис Е.Б. Марксистская теория права и строительство социализма // Революция права. 1927.  №6 и др.

См.: Какурин Н.Е. Как сражалась революция: В 2 т. М.,1990; Гражданская война 1918–1921 гг.: В 3 т. М., 1928–1930; Гражданская война. Боевые действия на морях, речной системе: Материалы. Л.,1925.

См.: Мороз Г.С. ВЧК и Октябрьская революция // Власть Советам. 1919.  №11.

Антоновщина: Сб. воспоминаний и документов к истории эсеровского бандитизма в Тамбовской губернии.  Тамбов, 1923.

Петерс Я.Х. Воспоминания о работе в ВЧК в первый год революции // Пролетарская революция. 1924. №10.

Отпущенков Е.Н. Революционная законность и курская милиция. Курск,1925.

Путь борьбы. Сборник первый Тамбовского губистпарта. Тамбов,1922.; Курск в революции: Сб. статей. Курск,1927; Октябрьская революция и гражданская война в Воронежской губернии: Документы Истпарта. Воронеж, 1927; Андреев В., Кулаев С. Октябрьская революция и гражданская война в Тамбовской губернии. Тамбов,1927 и др.

См.: например: Брынцев Е., Марута И. Из истории Курской организации ВКП (б) // Курск в революции: Сб. статей. Курск,1927.

Курский Д. Основы революционного суда // Материалы Народного комиссариата юстиции. Вып.1.  М.,1918.

Данишевский К.Х. Революционные Военные Трибуналы. М.,1920.

Лацис М.Я. Два года борьбы на внутреннем фронте. М.,1920; Он же. Чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией.  М.,1921.

Стучка П. Пять лет революции права // Еженедельник советской юстиции.  1922.  №44-45.

См., например: Головин Н.Н. Российская контрреволюция в 1917 – 1918 гг. Париж, 1937; Гуль Р.Б. Дзержинский, Менжинский, Петерс, Лацис, Ягода. М.,1991; Деникин А.И. Очерки русской смуты.  М.,1991; Думбадзе Е.А. На службе Чека и Коминтерна. Личные воспоминания. Париж, 1930; Мельгунов С.П., Чайковский Н.В. В годы гражданской войны. Материалы для истории русской общественности (1917–1925 гг.). Париж,1929; Милюков П. Н. Россия на переломе. Большевистский период русской революции. Париж,1927  и др.

Мельгунов С.П. Красный террор в России  (1918–1923).  М.,2006.

Гуль Р.Б. Дзержинский, Менжинский, Петерс, Лацис, Ягода.  М.,1991.

Аронсон Г. На заре красного террора. Берлин,1929; Беспалов Н. Исповедь агента ГПУ. Прага,1925;        Гуль Р.Б. Дзержинский. Париж,1931; Думбадзе Е. На службе Чека и Коминтерна. Личные воспоминания. Париж,1930; Agabekov G. G.P.U. (Zapiski chekista). Berlin,1930;  Bazhanov B.G. Avek Staline dans le Kremlin. Paris,1930; Krivitski W. I Was Stalin’s Agent. London,1939; Lockhart R.H. Bruce, British Agent. New York,1933; Melgounov S.P. The Red Terror in Russia. London,1926; Orlov A. The Secret History of  Stalin’s Crimes. New York,1952; Reilly S.C. The Adventures of  Sidney Reilly, Britain’s Master Spy. London,1931.

Крыленко Н.В. Судопроизводство РСФСР: Лекции по теории и истории судопроизводства. М.,1923. С.89.

Цит. по: Пролетарская революция. 1923. №5. С.326–327.

Крыленко Н.В. Возникновение и первые месяцы работы революционных трибуналов // Проблемы уголовной политики. М.,1937. кн.3. С.45.

См.: Крыленко Н.В. Ленин о суде и уголовной политике. М.,1934.

История ВКП (б). Краткий курс. М.,1938.

См.: Алексеев В.Н. Октябрь и гражданская война в ЦЧО. Воронеж,1932; Кизрин И.Г. Курская парторганизация в эпоху октября и гражданской войны. Воронеж,1933; Климачев С., Чарский Н. Курская область. 1919 год. Курск,1935; Борьба за Воронеж: Сборник. Воронеж, 1939; Разгром белых под Орлом. Орел, 1939 и др.

Шестаков А.В. Классовая борьба в деревне ЦЧО в эпоху военного коммунизма. Воронеж,1930.

Софинов П.Г. Карающая рука советского народа: к 25-летию ВЧК–ОГПУ–НКВД. 1917–1942 гг. М.,1942.

Кублаков А.Л. Разгром фашистской троцкистко-бухаринской «пятой колоны» в СССР. Дис. … канд. ист. наук. М.,1946.  

Кожевников М.И. История советского суда. М., 1946.  

Глезерман Г.Е. Ликвидация эксплуататорских классов и преодоление классовых различий в СССР. М., 1949.

Генкина Э.Б. Переход советского государства к новой экономической политике (1921–1922 гг.).  М.,1954.

См.: В.И. Ленин и ВЧК (1917–1922 гг.): Сб. документов.  М.,1957; Декреты Советской власти. Т.1 –13. М., 1957 - 1989; Из истории Всероссийской  Чрезвычайной  комиссии (1917–1921 гг.): Сб. документов. М..1958; История законодательства СССР и РСФСР по уголовному процессу и организации суда и прокуратуры. 1917-1954 гг.: Сб. документов. М.,1955; История Советской Конституции: Сб. документов. М.,1957 и др. 

Поляков Ю.А. Переход к НЭПу и советское крестьянство. М.,1967.

Кукушкин Ю.С. Сельские советы и классовая борьба в деревне (1921–1932 гг.). М.,1968.

Гимпельсон Е.Г. Военный коммунизм: политика, идеология, практика.  М.,1973.

Еропкин М.И. Развитие органов милиции в советском государстве. М.,1969; Софинов П.Г. Очерки истории Всероссийской Чрезвычайной комиссии (1917-1922 гг.). М.,1960.

Городецкий Е.М. Рождение Советского государства.  М.,1965.

Курицын В.М. Переход к НЭПу и революционная законность. М.,1972.  

Титов Ю.П. Создание системы революционных трибуналов. М.,1963; Он же. Создание системы советских революционных трибуналов. М.,1983.

Шпаковский В.В. Начало социалистического переустройства сельского хозяйства в 1918–1920 гг.: по материалам Тамбовской губернии // Ученые записки тамбовского гос. пед. ин-та. Вып. XVII. Тамбов, 1958.

Дунаев В. Н. Социально-политическая ориентация и действия православных церковников в период подготовки и проведения Великой Октябрьской революции и первые годы советской власти (1917-1922). (На материалах Воронежской, Курской и Тамбовской губерний): Дис. … канд. философ. наук. Воронеж, 1972. 

Филиппов И.Т. Ленинская программа за хлеб и ее осуществление в Черноземном Центре, 1918 – 1920 гг.  Борисоглебск,1971.

Щетинов Ю.А. Крушение мелкобуржуазной контрреволюции в Советской России (конец 1920 – 1921 гг.). М.,1984.

  См.: Биленко С.В. Советская милиция России (1917–1920 гг.). М.,1976; Голинков Д.Л. Крушение антисоветского подполья в СССР (1917-1925 гг.). М.,1975; Думова Н.Г. Кадетская контрреволюция и ее разгром октябрь 1917 – 1920 гг. М., 1982; Зубов Н.И. Дзержинский. М.,1971; Иоффе Г.З. Крах российской монархической контрреволюции. М.,1977;  Караев Д.С. Советское судоустройство. М.,1966; Клименко В.А. Борьба с контрреволюцией в Москве. 1917–1920 гг. М.,1978;  Спирин Л.М. Классы и партии в гражданской войне в России (1917 – 1920 гг.). М.,1968 и др.

См., например: Очерки истории Воронежской области. Воронеж, 1967; Тамбов. Воронеж,1967; Очерки истории Воронежской организации КПСС. Воронеж, 1967; Очерки истории Орловской партийной организации. Тула, 1967; Курск. Очерки истории города. Воронеж,1968; Очерки истории Тамбовской организации КПСС. Воронеж,1970; Орловская область. Историко-экономический очерк. Тула,1977 и др.

Очерки истории Курской организации КПСС. Воронеж,1980.

Василевский А. Разорение // Новый мир. 1991. №2.

Фельдман Д. Преступление и … оправдание // Новый мир. 1990. №8.

Феофанов Ю. Идеология у власти // Известия. 1991. 4 октября.

См., например: Ваксберг А.И. Царица доказательств: Вышинский и его жертвы. М.,1992;  Звягинцев А.Г., Орлов Ю.Г. От первого прокурора России до последнего прокурора Союза. М..1995; Кокурин А.И., Петров Н.В. ОГПУ: структура, функции, кадры // Свободная мысль. 1998. №7-8; Коровин В.В. История отечественных органов безопасности.  М.,1998; Советская милиция: история и современность / Под ред. А.В. Власова, В.П. Трушина. М.,1987 и др.

Васильев Л. Кризис социализма // Через тернии. М.,1990; Бордюгов Г., Козлов В. История и конъюнктура.– М.,1992; Гефтер М. Сталин умер вчера / Рабочий класс и современный мир. М.,1987; Гордон Л. Клопов Э. Что это было?: Размышления о предпосылках и итогах того, что случилось с нами в 30-40-е годы. М.,1989; Ципко А. Насилие лжи, или Как заблудился призрак. М.,1990 и др.

См., например: Первое советское правительство, октябрь 1917 – июль 1918 г. Совет народных комиссаров: Сборник / Науч.  ред. А.П. Ненароков. М.,1991; Реввоенсовет Республики: Протоколы, 1920–1923: Сб. документов / Сост. В.М. Михалев и др. М.,1991; Реввоенсовет Республики в сент. 1918 г. – авг. 1923 г: Сборник / Науч. ред. А.П. Ненароков. М.,1991; Сборник законодательных и нормативных документов о репрессиях и реабилитации жертв политических репрессий / Сост. Е.А. Зайцев.  М.,1993; Лубянка. ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ-МВД-КГБ: 1917-1960. Справочник. / Под общ. ред. акад. А.Я. Яковлева. М.,1997; Лубянка. Сталин и ВЧК-ГПУ-ОГПУ-НКВД. Архив Сталина. Документы высших органов партийной и государственной власти. Январь 1922-декабрь 1936 / Под ред. акад. А.Н. Яковлева. М.,2003 и др.

Козлихин И.Ю. Идея правового государства: История и современность. СПб.,1993; Курицын В.М. История государства и права России. 1929–1940 гг. М.,1998; Лезов И.Л. Советский суд в 1917–1940 гг. М., 1998; Портнов В.П., Славин М.М. Становление правосудия Советской России (1917–1922 гг.). М.,1991 и др. 

Джавланов О.Т., Михеев В.А. Номенклатура: эволюция отбора. М.,1993; Гимпельсон Е.Г. Советские управленцы 1917-1920 гг. М.,1998; Пашин В.П. Партийно-хозяйственная номенклатура в СССР. Становление, развитие, упрочение в 20-х – 30-х гг. Курск, 1993; Свириденко Ю.П., Пашин В.П. Коммунистическая номенклатура: истоки, сущность, содержание. М., 1995 и др.

Рассказов Л.П. Карательные органы в процессе формирования и функционирования административно-командной системы в советском государстве. Уфа, 1994.

Литвин А.Л. Красный и белый террор в России. 1918 – 1922 гг. М., 2004.

Коровин В.В. История отечественных органов безопасности. М.,1998; Капчинский О. Госбезопасность изнутри. Национальный и социальный состав. М.,2005; Коняев Н.Г. Гибель красных Моисеев (начало террора. 1918 г.). М.,2004; Мозохин О.Б. ВЧК – ОГПУ. Карающий меч диктатуры пролетариата. М.,2004; Романовская Б. Репрессивные органы в России ХХ века. Н. Новгород,1996; Ставицкий В. Спецслужбы и человеческие судьбы. М.,2000; Тукшис М.А. ВЧК. Война кланов.  М.,2004 и др.

Алексеев В.А. Иллюзии и догмы: взаимоотношения советского государства и религии. М.,1991;  Васильева О.Ю. Русская православная церковь и Советская власть в 1917-1927 гг. // Вопросы истории. 1993. №8; Кашеваров А.Н. Советское государство и Русская Православная Церковь в 1917-1929 гг.: Дис. … докт. ист. наук. СПб.,1998; Одинцов М.И. Государство и церковь (История взаимоотношений 1917–1938 гг.). М.,1991; Дамаскин (Орловский)), иеромонах. История Русской Православной Церкви: от восстановления патриаршества до наших дней. Т.1. 1917-1970. СПб.,1997; Цыпин В., протоирей. История Русской Православной Церкви. 1917–1990. М.,1994 и др.

Беспарточный Б.Д., Ильина З.Д. Карнасевич В.Г. Культура и власть: из рассекреченных архивов ВЧК–ОГПУ–НКВД. Курск,1999; Каплунова И.Г. Из истории красного террора в Курской губернии // Армия в истории России. Материалы межвузовской научной конференции. Курск,1997. С.88–90; Карнасевич В.Г., Свиридов Г.А. Курская губчека: 1918–1922 гг. Курск,2005; Кононов Н.И. Не хлебом единым. Курск,2000; Пашин В.П. партийно-хозяйственная номенклатура в СССР. Становление, развитие, упрочение в 20-х–30-х гг. Курск,1993 и др. 

Михеев В.И. Сопротивление курского крестьянства политике большевиков в 1918–1933 гг. Дис. … канд. ист. наук. Курск,1998;

Фефелов С.В. Диктатура пролетариата и крестьянство в 1918–1921 гг.: У истоков левого тоталитаризма: Дис. … докт. ист. наук. Орел,2000.

Федоров С.В. Крестьянство Тамбовской губернии в годы гражданской войны. 1918–1921 гг.: Дис. … канд. ист. наук. М.,2000.

Емельянов С.Н. Взаимоотношения государственной власти и Русской Православной Церкви в Центральном Черноземье в 1917-1922 гг.: Дис. … канд. ист. наук. Курск,2000.

Тюрина Л.В. Государство и Русская Православная Церковь: эволюция отношений. 1917-2000 гг. Дис. … канд. ист. наук. Курск,2000.

Аленов А.Н. Власть и церковь в русской провинции в 1917 – 1927 гг. (на материалах Тамбовской губернии). Тамбов,2004.

См.:  Атанов С.В. Становление и развитие экспертно-криминалистических подразделений в органах внутренних дел России в 1918-2000 гг.: Дис. … канд. ист. наук. Курск,2001; Булыжкин А.В. Организационно-правовые основы становления и развития милиции Орловской губернии. 1917 – 1918 гг.: Дис. … канд. юрид. наук. М.,2001; Демин В.И. Борьба партийно-государственных органов с инакомыслием в советской провинции: 1917–1945 гг. (на материалах Курского края): Дис. … канд. ист. навук. Курск,2005; Максимова В.В. Становление и деятельность правоохранительных органов советской провинции: 1917–1928 гг. (на примере Курской губернии). Курск,2004; Письменов В.Н. Органы управления Курской губернии: механизм формирования и подбор кадров (1920-1928 гг.): Дис. … канд. ист. наук. Курск,2001; Свиридов Г.А. Становление и деятельность территориальных органов государственной безопасности: 1918–1941 гг. (на примере Курского региона): Дис. .... канд. ист. наук. Курск,2006; Токмаков И.В. Становление и деятельность органов советской милиции 1917 – 1930 годов (на материалах Центрального Черноземья): Дис. … канд. ист. наук. Курск,2003 и др.

Авторханов А. Происхождение партократии. М.,1991; Боффа Дж. История Советского Союза. Т.1. От революции до второй мировой войны. Ленин и Сталин (1917-1941 гг.). М.,1990; Верт Н. История советского государства. 1900–1991. М.,1992; Восленский М. Номенклатура. М.,1991; Такер Л. Сталин: путь к власти. М.,1990; Хоскингс Дж. История Советского Союза. 1917-1991. М.,1995 и др.

Френкин М.С. Трагедия крестьянских восстаний в России (1918 – 1921 гг.) Иерусалим,1987.

Andrew C. and Mitrokhin V. The Mitrokhin Archive. The KGB in Europe and the West. London,1999; Barron J. KGB today. The hidden hand. New-York.1983; Dziak J. Chekisty. A history of the KGB. Lexington Books. Toronto.1988; Gerson L.D. The Secret Police in Lenin’s Russia. Philadelphia. Temple University Press.1976; Leggett G. The Cheka: Lenin’s political police. The All-Russian extraordinary Commission for Combating Counter-Revolution & Sabotage (December 1917 to February 1922). Oxford. Clarendon Press. 1981;  Knigt W. The KGB, police and politics in Soviet Union. Boston. Unwin HYMAN. 1990.

См.: ВЧК – ГПУ(1917–1922 гг.): Сб. документов. М.,1975; В.И. Ленин и ВЧК (1917–1922 гг.): Сб. документов. М.,1975; Сборник законодательных и нормативных актов о репрессиях и реабилитации жертв политических репрессий / Сост. Е.А. Зайцев. М.,1993; Лубянка. ВЧК–ОГПУ–НКВД–МГБ–МВД–КГБ. 1917–1960. Документы и материалы / Науч. ред. Р.Г. Пихоя. М., 1997; Сборник законодательных и нормативных актов о репрессиях и реабилитации жертв политических репрессий: В 2 т. / Под ред. Г.Ф. Веселовской. Курск,1999; ГУЛАГ: Главное управление лагерей. 1918–1960: Сб. документов и материалов / Под ред.     А.Н. Яковлева. М.,2002  и др.

См.: Алексеев В.Н. Гражданская война в ЦЧО: Документы и материалы. Т.1. 1918–1919 гг. Воронеж,1931; Борьба за Советскую власть в Воронежской губернии. 1917–1918 гг.: Сб. документов и материалов / Сост. З.П. Ереснева, Е.М. Середа и др. Воронеж,1957; Борьба за установление и упрочение Советской власти в Курской губернии: Сб. документов и материалов / Ред. А.Н. Литвиненко и др. Курск,1957; Борьба рабочих и крестьян под руководством большевистской партии за установление и упрочение Советской власти в Тамбовской губернии (1917–1918 гг.): Сб. документов. Тамбов,1957; Борьба трудящихся Орловской губернии за установление Советской власти в 1917–1918 гг.: Сб. документов. Орел,1957; Дни грозовые. Воронежская организация КПСС в годы гражданской войны (1918–1920 гг.): Документы и материалы / Сост. З.П. Ереснева, М.И. Полякова, Е.М. Середа. Воронеж.1960; Курская губерния в годы иностранной военной интервенции и гражданской войны (1918-1920 гг.) / Под ред. Т.И. Архиповой, Г.К. Плющеева. Воронеж,1967 и др.

См.: Бухарин Н.И. Избранные произведения. М.,1990; Дзержинский Ф.Э. Избранные произведения: В 2 т. М.,1957; Данишевский К.Х. Революционные Военные трибуналы. М.,1920; Калинин М.И.                               О социалистической законности. М.,1969; Лацис (Судрабс) М.Я. Чрезвычайные комиссии по борьбе с контрреволюцией. М.,1921; Сталин И.В. Краткий курс истории ВКП (б). М.,1938; Троцкий Л.Д. К истории русской революции. М..1990 и др.

См.: Аронсон Г. На заре красного террора. Берлин,1929; Бонч-Бруевич В.Д. Как организовывалась ВЧК // Огонек. 1927. №3. С.4–5; Думбадзе Е. На службе Чека и Коминтерна. Личные воспоминания. Париж,1930; Мальков П.Д. Записки коменданта Кремля. М., 1987; Петерс Я.Х. Воспоминания о работе ВЧК в первый год революции // Пролетарская революция. 1924. №10. С.5–32; Стучка П. Пять лет революции права // Еженедельник советской юстиции. 1922. №44/45. С.2–15; Фомин Ф.Т. Записки старого чекиста. М.,1962 и др.

См., например: «Власть Советов» (1919 г.), «Еженедельник ВЧК» (1918 г.), «Еженедельник советской юстиции» (1919 г.), «Материалы Народного комиссариата юстиции» (1919 г.), «Коммунистический интернационал» (1920 г.) и др. 

«Известия ВЦИК» (1918–1921 гг.); «Правда» (1918–1921 гг.); «Волна» (Курск,1919 г.); «Известия Воронежского губисполкома и городского совета рабочих и крестьянских депутатов» (1918–1919 гг.); «Известия Совета обороны Воронежского укрепленного района» (1919 г.); «Известия Тамбовского губернского исполнительного комитета Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов» (1918–1920 гг.); «Курская правда» (1919–1921 гг.); «Тамбовская правда» (1918–1921 гг.) и др.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.