WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

ДУХОВНАЯ ЖИЗНЬ ПОЖИЛЫХ ЛЮДЕЙ В СОВРЕМЕННЫХ СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ УСЛОВИЯХ

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

 

 

Попов Александр Александрович

 

 

Духовная жизнь пожилых людей в современных

социокультурных условиях

 

 

Специальность 22.00.06 – Социология культуры, духовной жизни

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата социологических наук

 

 

 

 

 

 

Курск - 2007


Диссертация выполнена в ГОУ ВПО

«Курский государственный технический университет»

на кафедре «Философии и социологии»

 

Научный руководитель:                    доктор философских наук, профессор

           Воробьёв Юрий Лукьянович

        Официальные оппоненты:                 доктор философских наук, профессор

            Ермаков Вячеслав Михайлович

            кандидат философских наук, доцент

           Степашов Николай Семёнович

                      

Ведущая организация:                        Курский государственный университет

Защита состоится «29» октября 2007 года в 14-00 часов на заседании диссертационного совета К 212.105.04 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата социологических наук при Курском государственном техническом университете по адресу: 305040, г. Курск, ул. 50 лет Октября, 94.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Курского государственного технического университета (305040, г. Курск, ул. 50 лет Октября, 94)

Автореферат разослан «27»  сентября  2007 года

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат философских наук, доцент                                       И.Б. Гайдукова

 

Общая характеристика работы

Актуальность исследования. Важнейшим состоянием человеческого бытия является духовная жизнь общества. Она отражает разнообразие традиций, ценностей, знаний, потребностей, стремлений людей, накопленных за весь период их существования. Духовная жизнь всегда играла особую роль в российском обществе, поэтому её воспроизводство в новых социокультурных условиях становится одной из первоочередных задач дальнейшего общественного развития.

В современном обществе, отличающемся динамичными изменениями, происходит стремительный процесс деконструкции социального опыта предшествующих поколений. Хранитель социокультурных образов, пожилой человек во все времена выступал транслятором культуры новым поколениям, преобразователем социального опыта на основе накопленного потенциала и тем самым вносил свой вклад в развитие общества. Новое всегда выступало как переосмысление старого, либо в форме отрицания, либо в форме преобразования. Молодежь чаще отвергает традиционный опыт, чем усваивает его. Формируется особый тип префигуративного сознания. В условиях префигуративной культуры возникают изменения в возможностях реализации духовной жизни пожилых людей.

Эти изменения связаны с объективным по своей сути процессом эволюции общественных отношений. В современных условиях он приобретает уникальную специфику, обусловленную радикальной трансформацией социальной структуры общества, вызванной политическими, идеологическими, экономическими, культурными реформами. Одни институты вытесняются другими, на месте традиционных институциональных механизмов возникают современные; культурный плюрализм опирается на различные, часто противоречащие друг другу смыслы и значения. Одной из отличительных характеристик современной реальности является социальная дезорганизация, связанная с апробацией инновационных социокультурных образцов.

Актуальность социологического изучения специфики духовной жизни пожилых людей обусловлена поиском путей использования духовного потенциала пожилых людей и активного включения данной возрастной группы в духовную жизнь современного российского общества.

Степень научной разработанности проблемы. Проблематика духовной жизни общества занимает важное место в философском, психологическом и социологическом знании. Её разработка берет свое начало в трудах философов, рассматривающих методологическое содержание духовной жизни человека, основу которой составляет духовность (Ф. Аквинский, Аристотель, Н.А. Бердяев, Н. Гартман, Г.В.Ф. Гегель, И. Кант, Платон, В.С. Соловьёв, Б. Спиноза, С.Л. Франк).

В работах психологов духовная жизнь анализируется через материальные механизмы: рефлексы, инстинкты и среду проживания. Психологический подход во многом конкретизирует философское содержание проблемы духовной жизни человека. Основным предметом внимания психологов являются особенности внутреннего эмоционально-отношенческого мира человека, его самосознания  (Р. Ассаджоли, В. Франкл, 3. Фрейд, Э. Фромм).

Социологический подход рассматривает духовную жизнь как один из видов общественной деятельности (Э. Дюркгейм, Г.А. Евтеев, А.Г. Здравомыслов), в ходе которой создается и преобразуется духовный продукт – знание, культура, искусство, – а также общественное и индивидуальное сознание человека, которое формирует определенный тип личности (А.В. Баранов, С.И. Голод, И.Ф. Гончаров, В.П. Кобляков, О.Н. Козлова, Б.В. Сафронов, А.К. Уледов, Й. Хейзинга).

Социально-экономические потрясения XX века в России расшатали привычные ценностные ориентации, нравственные нормы и все сферы российского общества. Дезорганизация общества (В.И. Левашов, М.Ю. Попов) в значительной степени подорвала авторитет пожилых людей, как хранителей и трансляторов духовного опыта. Процессы изменения ценностей, деформации социальных взаимодействий поколений в сложных социально-экономических изменениях освящались в работах Н.В. Коровициной, В.Т. Лисовского, Т.А. Трофимова.

Представляют интерес исследования общего плана по социальной адаптации личности, к которым можно отнести публикации Н.В. Герасимовой, Л.В. Корель, и специфике жизненных затруднений человека, представленных в работах Н.С. Степашова.

Проблема изменения социального статуса пожилых людей в процессе социально-экономических преобразований исследуется в работах С. Балабанова, З. Саралиевой. Изменение ценностных ориентаций пожилых людей анализируется в публикациях Н. Ковалевой, Т.З. Козловой.

Интерес представляют также публикации отечественных социологов, посвященные социальному самочувствию пожилых людей в современных условиях Н.Г. Ковалёвой и И.А. Липского.

Раскрыть атрибутивность пожилых людей в духовной жизни общества помогают геронтологические теории социальной активности В. Генри, Е. Камминга, Маддокса, Б. Ньюгартена, Дж. Розена, А. Роуза, Хвигхарста. 

Изучение различных аспектов духовной жизни пожилых людей содержится в публикациях: М.Э. Елютиной, изучавшей особенности положения пожилых людей в образовательном пространстве; О.В. Красновой, А.Г. Лидерса, Л.А. Рудкевича, анализировавших творческую продуктивность в позднем возрасте; Г.М. Москалец, рассматривавшего включённость пожилого человека в социокультурную жизнь общества.

Психологический аспект исследования старости представлен в работах Г. М. Андреевой, О. В. Красновой, А.Г. Лидерса. Они глубоко анализировали особенности личности пожилого человека, динамику его мотивационно-потребительской сферы, типы старения.

Факторы социального поведения и самочувствия пожилых людей в обществе, проблемы активизации их поведения исследовали Н. Ф. Дементьева, А. В. Дмитриев, Н. Г. Ковалева, Т. З. Козлова, А. В. Писарев и другие.

В работах некоторых социологов раскрываются возможности и преимущества использования личностного потенциала пожилых людей в жизни современного общества (В. Д. Альперович, А.В. Писарев). Следует выделить публикации, ориентированные на использование жизненного опыта пожилых людей для активизации их духовной деятельности в демократических процессах России (О. Агапова, Н.Е. Ускова).

При растущем в последние годы количестве работ, посвященных социологическому анализу духовной сферы общества, проблематика активного включения пожилых людей и использования их духовного потенциала в духовной жизни общества остается на периферии исследовательских интересов.

В современной социологической литературе практически отсутствует целостное социологическое понимание специфики духовной жизни и роли пожилого человека в ней. Дискуссионной является проблема социальной активности и основания духовной жизни людей. В современных социокультурных условиях общества сложилось противоречие между духовными ценностями, потребностями, интересами пожилых людей и возможностями их реализации, что является главной проблемой самореализации пожилых людей.

 

Объект диссертационного исследования – духовная жизнь пожилых людей.

Предмет исследования: особенности духовной жизни пожилых людей в современных социокультурных условиях.

Цель и задачи исследования. Цель диссертационной работы состоит в выявлении возможностей реализации духовной жизни пожилых людей в современном российском обществе.

Достижение поставленной цели обусловило постановку следующих задач:

  1. проанализировать основные теоретические подходы к понятию «духовная жизнь» и представить специфику социологического подхода в исследовании духовной жизни человека;
  2. рассмотреть содержание духовной жизни человека в пожилом возрасте;
  3. выявить особенности реализации духовной жизни пожилых людей в современном российском обществе;
  4. определить пути повышения роли пожилых людей в духовной жизни общества.

Основная рабочая гипотеза диссертационного исследования заключается в том, что реализация пожилых людей в духовной жизни определяется социокультурными условиями, их социальным положением в обществе и социальной активностью.

Теоретико-методологической основой диссертации являются общетеоретические идеи представителей философской мысли в понимании сущности духовной жизни. Духовная жизнь рассматривается с позиции человеческой свободы (Н.А. Бердяев, В.С. Соловьёв, Б. Спиноза), добродетелей (Аристотель, Платон), нравственности (Ф. Аквинский), воли, абсолютного духа (Г.В.Ф. Гегель), деятельности, творчества, активности субъекта (Н. Гартман, И. Кант, С.Л. Франк), которая конструируется человеком и выходит за пределы предметного мира.

В диссертационной работе автор опирается на положения фундаментальных социологических теорий дезорганизации общества, положения теории аномии о ценностно-нормативной разрегулированности общества (Т. Адорно, Э.Дюркгейм), а также идеи отечественных авторов  об особенностях ценностных ориентаций в условиях кризисного общества (В.В. Гаврилюк, Н.А. Трикоз).

Важным теоретико-методологическим основанием изучения особенностей духовной жизни людей является социологический подход, рассматривающий механизмы включения человека в духовную жизнь общества, анализ форм его участия в ней, грани и границы влияния индивида на социальное бытие (О.Н. Козлова, М.М. Тоненкова).

Выявление особенностей трансформации социокультурной реальности и связанных с ней изменений духовной жизни современного российского общества осуществлялось на основе исследований А.С. Ахиезера, Н.В. Коровицыной, Н.И. Лапина,  О.А. Митрошенкова.

Социологический анализ специфики духовной жизни пожилых людей основывался на геронтологических теориях социальной активности, которые раскрывают атрибутивность пожилых людей в духовной жизни: «теория активности» Хвигхарста и Маддокса, «теория субкультуры» А. Роуза, «теория модернизации», «модель счастливой (успешной) старости» Балтеса, «теория меньшинств» и «теория разобществления» Б. Ньюгартен и Дж. Розен, В. Генри и Е. Камминг, предполагающая разрыв между пожилым человеком и обществом, уменьшение постоянных социальных контактов.

В качестве теоретической основы анализа социального положения пожилых людей  выступили современные социогеронтологические теории (В. Альперович, М. Елютина,  Е. Молевич).

При формировании понимания необходимости включенности пожилых людей в духовную сферу общества, учитывались представления о формах и видах их социальной поддержки (И. Холостова,  Н. Щукина).

В работе применялись философские и общесоциологические принципы исследования – развития и всеобщей связи, диалектического единства анализа и синтеза, объективности, системности, историзма; деятельностный подход, методы теоретического обобщения и абстрагирования.

Эмпирической базой диссертационной работы являются результаты социологического исследования, проведённого автором в сентябре – декабре 2006 года среди 630 пожилых людей (женщин старше 55 лет и мужчин старше 60 лет) города Курска и Курской области. Отбор респондентов осуществлялся путем квотной выборки и производился согласно социальным условиям проживания: проживающие в семьях и проживающие в стационарных учреждениях социального обслуживания. Методы сбора информации – анкетирование и глубинное интервью. 

Обработка данных производилась с применением программы MS Excel.

В диссертационной работе использовались данные государственной статистики, сведения докладов ООН о положении пожилых граждан, результаты социологических исследований отечественных и зарубежных социологов, содержащиеся в публикациях.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем:

  1. уточнено понятие духовной жизни пожилых людей, под которой понимается сфера общественной жизни социально-демографической группы, основывающаяся на духовной культуре, отражающей сложившиеся интересы и ценности накопленного опыта, обеспечивающего пожилым людям самовыражение и влияние на социальную действительность;
  2. эмпирически выявлено, что ухудшение социального положения пожилых людей в современном российском обществе, сопровождающееся снижением способности данной возрастной группы адаптироваться в единое социокультурное пространство, - становится одной из основных причин неэффективной реализации духовного потенциала пожилых людей;
  3. определены основные формы участия пожилых людей в духовной жизни общества: индивидуальное и коллективное творчество; участие в программах образования; клубная деятельность; участие в совместных встречах с молодым поколением; участие в общественных организациях и волонтерских движениях.

Научно-практическая значимость. Полученные результаты диссертационного исследования могут послужить основой для дальнейшего изучения специфики духовной жизни пожилых людей, разработки социальных программ, направленных на поиск путей активизации социального поведения пожилых людей и улучшения условий их жизнедеятельности.

Основные положения и выводы диссертации могут быть применены в процессе преподавания таких дисциплин, как социология духовной жизни, социология культуры, социальная геронтология, социология поколений, социальная философия, культурология, политология, социальная работа с пожилыми людьми и других дисциплин.

Апробация диссертационной работы. Результаты диссертационного исследования докладывались и обсуждались  на международных и российских научных конференциях: на всероссийской научно-практической конференции «Особенности деструктивной активности» (г. Курск, 2005); на ежегодной всероссийской научной конференции «Культурно-цивилизационные проблемы развития современного российского общества в условиях глобализации» (г. Белгород, 2006); на научно-практической конференции «Проблема жизни и смерти в современном российском обществе» (г. Курск, 2006); на девятой международной научно-практической интернет-конференции «Проблемы ментальной трансформации в условиях глобальных мировых процессов» (г. Орёл, 2006).

Основные положения диссертационной работы отражены в 7 публикациях общим объёмом 2,3 п.л., в том числе одна статья в научном журнале «Вестник Самарского государственного университета. Гуманитарный выпуск» (2007), который входит в перечень рецензируемых журналов и изданий, рекомендуемых ВАК РФ.

Диссертация была обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры философии и социологии Курского государственного технического университета.

Структура диссертации обусловлена последовательностью постановки и решения основных задач исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих четыре параграфа, заключения и списка использованной литературы.

Основное содержание диссертации

Во введении обосновывается актуальность выбранной темы, характеризуется степень её научной разработанности, формулируются цель, задачи, объект и предмет исследования, определяется теоретическая и методологическая база диссертации, показана научная новизна результатов диссертационного исследования, раскрывается теоретическая и практическая значимость диссертации.

В первой главе «Духовная жизнь: её сущность и структура» раскрывается сущность и концептуальное содержание понятия «духовная жизнь» и анализируется субъектность пожилого человека в духовной жизни общества.

В первом параграфе «Теоретико-методологические основы исследования духовной жизни общества» рассматриваются основные теоретические подходы к изучению сущности духовной жизни общества, обосновывается социологический аспект понимания «духовной жизни».

Истоки зарождения духовной жизни лежат в основе социальности человека, которая формировалась в борьбе за существование, соперничестве личного и общественного. Именно эта борьба рождает понятия морального добра, зла, справедливости, отношения к миру и самому себе. Исторически духовная жизнь общества и человека связаны с его нравственной, религиозной, эстетической деятельностью. Переход от чувственно-эмоционального восприятия мира к рациональному породил новую форму духовного освоения мира – философию, как абстрактно-теоретическое конструирование реальности. Поэтому первыми исследователями сущности духовной жизни являются философы.

Для философского подхода характерно понимание духовной жизни как: выражение бесплотного идеального начала, проявляющегося в «мире идей», к которому человек способен только приближаться (Платон); проявление активности и целеустремлённости души человека, обусловленной божественной природой (Н. Бердяев, А. Блаженный, В. Соловьев); общечеловеческого личностного начала, выражающегося в способности к познанию, воображению, интуиции, рефлексии (Т. Гоббс, В. Дильтей, Д. Локк, Б. Спиноза); нравственное качество личности «категорический императив», проявляющееся в активности духа, деятельности и творчестве человека (Г. Гегель, И. Кант). Таким образом, философский аспектв изучении категории духовной жизни понимается как потенциально возможное стремление человека к идеальной сущности. В этом плане духовная жизнь рассматривается с позиции реализации человеческой свободы, осуществления добродетелей, нравственных начал,  творческой активности человека.

С развитием психологии возникла необходимость понять духовную жизнь через материальные механизмы: рефлексы, инстинкты и среду проживания. В психоаналитическом направлении культура рассматривается как часть духовной жизни общества, которая носит во многом репрессивный характер, подавляя индивидуальное «Эго» в его весьма значимых витальных и личностных проявлениях (3. Фрейд, Э. Фромм). Духовная жизнь связывается с уровнем сверхсознательного или высшего бессознательного, являющегося источником интуиции и творческого вдохновения (Р. Ассаджоли), с трансперсональными переживаниями единства со Вселенной, открытости космическим энергиям (С. Гроф); понимается как один из видов взаимодействия организма с окружающею средою с целью приспособления внутренних отношений к внешним, результатом которых является появление ощущений, чувствований, умственной переработки и волевого решения, переходящего в действие (Н.Я. Грот). Основным предметом внимания психологов являются особенности внутреннего эмоционально-отношенческого мира человека, его самосознания и субъективных путей восхождения к духовным вершинам бытия.

Если философский подход к анализу духовной жизни есть стремление к предельной абстрактности духовного, отрыву его от конкретных носителей, то психологический напротив, ограничивает духовность индивидуальными особенностями человека, его внутренним миром. Необходимость социологического подхода понимания духовной жизни обусловлена самой сущностью духовного.

Осмысление духовной жизни в социологическом аспекте опирается на знания, полученные философией, антропологией, историей, психологией и другими «науками о человеке».

Со времён античности утвердился подход к человеку как «политическому животному» (Аристотель). Человек античного мира формировался в полисе, в среде общения. Он должен был говорить, выступать, доказывать как политическое живое существо, обладающее «логосом», мыслящее и действующее в области духа как качественно новое социальное образование. Таким образом, проблема духовности и духовной жизни человека не мыслится без взаимодействия людей, их общения. Здесь происходит реализация духовной жизни (Г. Батищев, А.К. Уледов, Й. Хейзинга), воплощается духовность, - качество, включающее в себя нравственность, идейность, гуманность, способность владеть своими чувствами (А.В.Баранов, С.И.Голод, Г.А.Евтеева, Е.И.Зейлигер). От способов и уровня общения зависят составляющие духовной культуры, три её сферы: познавательная, художественная и нравственная. В процессе общения создаются предпосылки для коллективного творчества, для возникновения цепной реакции идей, когда отдельные мысли, догадки и наблюдения, соприкасаясь друг с другом, образуют стройное здание научной теории или новый художественный метод (Й. Хейзинга). Взаимодействуя с окружающими людьми, человек формирует свою духовность, как стремление к высоте своих идеалов и помыслов, определяющих направленность всей деятельности (Э. Дюркгейм).

Социальная жизнь образуется социальными взаимодействиями. И духовная жизнь как подсистема социальной жизни – также взаимодействиями: внешними – с материальной средой и внутренними, обеспечивающими воспроизводство духовной жизни как относительно самостоятельной системы. Саморазвертывание духовной жизни связано с появлением специфической сферы деятельности – духовного производства в результате разделения труда и удовлетворения духовных потребностей людей. Духовное производство направлено на совершенствование всех остальных сфер общественной жизни – экономической, политической, социальной. Создаваемые в его рамках новые идеи и технологии позволяют обществу саморазвиваться. Продуктом духовного производства являются идеальные образования: наука, философия, искусство, политика, право, мораль и религия.

Духовные потребности человека формируются и развиваются в процессе социализации. Особенностью духовных потребностей является их неограниченный характер. Единственными ограничителями их роста являются лишь объёмы уже накопленных человечеством духовных ценностей и желание самого человека участвовать в их преумножении.

Отношения людей в духовной сфере складываются вокруг духовных ценностей, охватывающих области интеллектуального, морального и эстетического, в которых реализуются духовные стремления и идеалы человека (А.Г. Здравомыслов, Й. Хейзинга). В духовных ценностях выражается общественная природа человека, а также условия его бытия. Это своеобразная форма отражения общественным сознанием объективных потребностей и тенденций развития общества. В понятиях прекрасного и безобразного, добра и зла, справедливости, истины и других человечество выражает свое отношение к наличной реальности и противопоставляет ей некое идеальное состояние общества, которое должно быть установлено. Гармоничное взаимодействие между ценностями способствует социальному прогрессу и развитию.

Важнейшим компонентом духовной жизни человека является духовная культура, представляющая собой не только совокупность духовных ценностей, но и активную творческую деятельность по освоению мира (производство, хранение, распространение и потребление духовных ценностей) в процессе общественных коммуникаций (А.К. Уледов, Й. Хейзинга).

Духовная жизнь выступает энергетическим ядром социальной жизни, способом осуществления социальной жизни, всех ее материализуемых форм. Она сосредотачивается в мировоззрении человека на уровне «глубинного Я» и проявляется, материализуется в ролях, которые играет личность в процессе своей жизнедеятельности. Пространство духовной жизни – это то пространство, в котором в определенном иерархическом порядке сосредоточены объекты, за которые личность берет на себя ответственность, на которых сосредотачивает свою волю, силу души (О.Н. Козлова).

Основными формами воспроизводства духовной жизни  являются – сопереживание и познание; основные её результаты – знания и переживания; а главная её функция – выработка содержания, заключаемого в социокультурных формах, опредмечиваемого в материальной культуре. В работах ряда авторов, духовная жизнь представлена как динамический аспект культуры вообще, который соотносится с материальной культурой, физической культурой, общественной жизнью в целом (А.В. Баранов, С.И. Голод, И.Ф. Гончаров, Е.И. Зейлигер, В.Г. Иванов, В.П. Кобляков).

Для социологического подхода характерно понимание духовной жизни как одного из видов общественной производственной деятельности, в ходе которой создается и преобразуется духовный продукт – знание, культура, искусство, – а также духовные силы самого человека, его общественное и индивидуальное сознание, формируется определенный тип личности. Сущность духовной жизни – это способность человека открыто выходить в мир, творить его, преобразовывать. Разрушение этой структуры – гибель для человека, особенно в наше время.

Социологический подход понимания духовной жизни позволяет не только изучить особенности духовной жизни общества в целом, но и выявить специфику духовной жизни различных возрастных групп, в частности людей пожилого возраста, доля которых в структуре населения России увеличивается с каждым годом, а, следовательно, возрастает и их роль в духовной жизни общества.

Во втором параграфе «Пожилой человек как субъект духовной жизни общества» рассматривается атрибутивность пожилых в духовной жизни.

На протяжении всей своей жизни человек развивает и обогащает свой духовный мир. По мере социализации человека  происходит становление духовной жизни. Детство отличается свободой и творчеством. В этом периоде происходит становление базовых ценностей. Постепенное развитие интеллекта и воли проявляется в «стихийной» ненаправленной активности познания окружающего мира – в процессе игры. Игра есть свободное творчество, в котором ребёнок реализует себя и развивает свои способности. Она закладывает принципы универсализма деятельности и тем самым способствует развитию творческой личности. Одновременно с раскрытием сферы значений и смыслов начинает формироваться моральное мироощущение. С формированием морального сознания ребенок начинает понимать, что такое добро и что такое зло.

В подростковом возрасте продолжают развиваться основные тенденции духовности, заложенные в детстве: подросток стремится все глубже проникнуть в сферу смыслов и ценностей, вырабатывается моральное сознание, чувство ответственности за поступки; интересы, влечения, вкусы, потребности составляют определенную систему, складывается характер подростка. В качестве ведущего фактора деятельности приходит учеба, которая формирует научное мировоззрение. Духовный мир подростка становится эгоцентричным, всё вращается вокруг его личности. Внутренний мир, оказывающийся бесконечным и бездонным, иррациональным и непостижимым для самого же подростка, выдвигает различные чувства, желания, планы – совершенно не считаясь с тем, насколько они реализуемы.

Духовная жизнь юности во многом идеализирована. Она устремлена в будущее и не знает границ, стремится познать всё, стремится к Абсолюту. Юность не думает о смерти и о вечности жизни. В ней формируются идеалы и вера в идеалы (героя, революцию, перестройку, свободное общество), и эта вера воспламеняет души, насыщает жизнь высокой духовностью.

Процесс развития личности продолжается в зрелом и позднем возрасте. В зрелой жизни человек достигает пиков духовности в моменты наивысших творческих достижений или жертвенных поступков, исполненных любви к другим, во имя веры в свои идеалы. Противоречия и кризисы, успехи и неудачи, самопознание и самосовершенствование, поиски смысла жизни и пути их достижения,  надежды и разочарования, конфликты и их разрешение (в семье, на работе, в межличностных отношениях), оптимистическая и пессимистическая жизненная позиция – всё это и многое другое присуще людям в зрелом возрасте.

В старости происходит интровертивный поворот: от событий внешнего мира человек переключается на свой внутренний мир (Л.И. Анцыферова). Важным критерием при определении доминирующих черт пожилого возраста является общее физическое состояние. Личностными изменениями в старости могут быть чаще всего нетерпимость и консерватизм в отношении всего нового, переоценка положительного опыта прошлого, преобладание неприязненного и недовольного отношения к окружающим, обидчивость и эгоцентризм, эмоциональное притупление, подозрительность и скупость, черствость при общей ипохондричности. У людей пожилого возраста плохо формируются новые ролевые отношения, они трудно привыкают к новым ценностям и новым представлениям о себе и других. Этим объясняется и тот факт, что все происходящее в мире, как правило, сопоставляется со старым опытом и ассимилируется в его рамках. Уменьшается и значение идентификации, так как группа общения (друзья, семья) уже создана и в пожилом возрасте почти не пересматривается.

Наиболее полно, на наш взгляд, раскрывают атрибутивность пожилых людей в духовной жизни общества геронтологические теории социальной активности.  Согласно «теории активности» Хвигхарста и Маддокса люди, вступая в старость, сохраняют те же потребности и желания, что и в среднем возрасте, и сопротивляются любым намерениям, целью которых является исключить их из общества. Отход от социальной жизни в пожилом возрасте неестествен. Он вынуждается институциональной системой, физическими болезнями, свойственными старости. Только сохраняя деятельность и приняв новые функции взамен утерянных, в обществе или в межличностном общении человек может чувствовать себя удовлетворенным в старости. Благополучное старение предполагает сохранение активности и возможность приостановить «сокращение» социальных связей.

Символическая «теория субкультуры» А. Роуза выделяет пожилых людей в особую возрастную группу, которой свойственно исключение (или ограничение) из взаимодействия с другими группами населения. Объединяющим условием становится особая культура, определяющаяся такими факторами, как выход на пенсию, сокращение числа семейных контактов, общие заботы и проблемы, болезни и недомогания, организация учреждений для пенсионеров, влияние сложившихся в обществе стереотипов престарелых людей, порождающих субкультуру старости.

«Теория модернизации» объясняет общее ухудшение положения пожилых людей в обществе следствием модернизации начала XX века. Это связано с такими социальными процессами, как: ускоряющиеся темпы развития технологий, которые привели к потере пожилыми людьми работы, дохода и статуса; увеличение численности пожилых людей и возраста популяции, вследствие улучшения качества медицинского обслуживания; рост массового образования и грамотности, который уничтожил ореол старости в смысле мудрости и знания; урбанизация, послужившая причиной разрушения многопоколенной семьи из-за миграции молодежи в города.

Идея коммуникации как средства взаимоприспособления индивидов заложена в положениях теории символического интеракционизма Дж. Мида. Для пожилых людей – это приспособление:

  1. к представителям молодого поколения;
  2. к «обобщенным другим», которые в данном случае выступают как изменившееся общество в целом;
  3. к самому состоянию собственной старости.

Особенностью приспособления в данных случаях выступают изменяющиеся ценности, культура, социальные нормы, которые в коммуникативном пространстве общества затрудняют адаптацию к ним со стороны людей пожилого возраста.

Предложенная в качестве альтернативы предыдущим теориям, - «модель счастливой (успешной) старости» Балтеса - построена на идее восполнения «потерь» в старости положительными процессами отбора, компенсации и оптимизации. Данная модель послужила основой для создания «теории социально-эмоционального отбора» Карстенсена, которая рассматривает взаимосвязи изменений в аспекте снижения социальных контактов на протяжении жизни как результат изменений в системе мотивации. Социальный отбор делает возможным создание такой социальной среды, которая максимализирует позитивный опыт и возможности и минимализирует нежелательные негативные явления. Социальные функции становятся более важными, чем, например, получение новой информации. Из-за увеличения свободного времени, смены образа жизни усиливается отбор, и оптимизируются уже сложившиеся отношения: престарелые люди уделяют больше времени и эмоций для контактов с детьми и внуками, соседями и другими людьми, с которыми не общались так интенсивно в допенсионном возрасте.

Анализируя геронтологические теории социальной активности, необходимо подчеркнуть сходство позиций авторов относительно старости как периода жизни, наполненность которого планами, стремлениями, творческими идеями, интересами и ценностями зависит от активности самого пожилого человека и от окружающей его социальной среды,  тем не менее, авторы несколько идеализируют положение пожилого человека, не уделяя достаточного внимания влиянию общества, которое зачастую не дает возможности пожилым людям сохранить в старости «продуктивную» социальную позицию.

В наиболее общем виде активность пожилых людей можно разделить на две большие группы:

  1. семейно-бытовая – самопожертвование;
  2. досугово-рекреативная – самореализация.

Подобная активность является свидетельством сохранения пожилыми людьми социально значимых, полезных ролей и функций, интереса к жизни, стремления жить для людей. Несмотря на то, что в основном эти виды деятельности связаны с удовлетворением потребностей самого пожилого человека или его близких, в определенной мере они отвечают целям различных общественных институтов.

Многие пожилые люди, чья деятельность была в предпенсионный период связана с искусством, писательством, артистической сферой достигают вершины своего творчества именно в старости, когда многие отвлекающие моменты жизни редуцируются (дети, внуки, секс). Старость является творческим возрастом, не менее творческим, чем юность и зрелость, но творчество пожилого человека развертывается в особом ракурсе, а потому подчас не заметно так, как творчество юности. Творчество старика не акцентировано на новизне, оно акцентировано на значимости. Пожилой – не инициатор нового, но он хранитель значимого, он хранитель культуры, ее «упорядочиватель» и систематизатор. Без его охранительной и систематизаторской работы само новое было бы невозможно. Вне системы, вне рамки значимого новое представало бы как хаос, случайные отклонения от существующего. Поэтому упорядочивающая культурная деятельность пожилых людей есть необходимое условие возможности новаций молодых (К.С. Пигров).

По мнению исследователей, человек начинает стареть, когда уже не может создать ничего нового, перестаёт творить и сосредотачивается только на прошлом. Основным (обобщающим) критерием в таком случае выступают творческие возможности в их предметном проявлении. Данная позиция справедлива в случаях полной изоляции человека от социума. Пожилые люди остаются после выхода на пенсию включенными в социальную жизнь, прежде всего через деятельность, взаимодействие и общение, творчество.

Важнейшим фактором духовной жизни в пожилом возрасте является осознание конца жизни и смерть. Смерть заставляет задуматься о конечности жизненного пути и это наполняет духовную жизнь человека новым содержанием, приводит к переосмысливанию и переоцениванию предшествующей жизни. Многое из того, что казалось важным, на мгновение теряет значение. Другие ценности и смыслы всё чаще начинают определять поведение пожилого человека в социуме.

Участие пожилого человека в духовной жизни общества определятся зарядом «социальной энергии», а вид социальной активности будет определяться жизненным опытом, общественной культурой, личностными особенностями и продуктивной установкой оценивать свою жизнь по критерию успехов, достижений, счастливых моментов.

С учетом изложенного выше понимания содержания духовной жизни человека в пожилом возрасте, мы определили духовную жизнь пожилых людей как сферу общественной жизни социально-демографической группы, основывающуюся на духовной культуре, отражающей сложившиеся интересы и ценности накопленного опыта, обеспечивающего пожилым людям самовыражение и влияние на социальную действительность.

Во второй главе «Специфика духовной жизни пожилых людей в социокультурных условиях российского общества» на основе данных, полученных в результате социологического исследования, анализируются особенности духовной жизни пожилых людей в современных социокультурных условиях, и выявляется роль пожилых людей в духовной жизни общества.

В первом параграфе «Особенности протекания духовной жизни пожилых людей в современных условиях» выявляются социокультурные условия духовной жизни пожилых людей в современном российском обществе.  

Испокон веков социальная роль пожилых людей заключалась в накоплении и трансляции жизненного опыта, знаний и умений младшим поколениям. Излом вековых традиций, насилие над культурой привели к духовному обнищанию народа. Нескольким поколениям наших сограждан в течение жизни не раз приходилось менять свои взгляды на социально-экономические и духовно-нравственные реалии. В современной духовной жизни российского общества всё чаще проявляются ощущения безнадежности, тоски, даже ужаса людей, наталкивающихся на «компьютерный прорыв» к «беспредельному совершенству» (О.Н. Козлова). У людей пожилого возраста в значительной мере расшатаны привычные системы ценностных ориентаций; те, кто пытается сохранить их, вынуждены вступать в жесткий конфликт с новыми нормами.

Поколение пожилых людей не стало социальным субъектом для проведения институциональных преобразований, а попало «в расщелину» между двумя тенденциями, при этом общая культурная доминанта больше тяготеет к традиции, чем к новациям.

В современных условиях серьезному испытанию подвергается адаптивный потенциал большинства пожилых людей. Пожилые люди, неадаптировавшиеся к быстро меняющимся реалиям, остаются на обочине общественной жизни, утрачивая стабильность материального состояния и лидирующего положения.

Поколение пожилых людей, к которому относится каждый пятый россиянин, становясь «ненужным балластом для общества» (А.В. Писарев), стереотипно превращается в «носителей прошлого» - отживших ценностей, устаревших профессиональных знаний, ненужных эталонов поведения, только мешающих адаптации активного населения. Подобные условия жизни неблагоприятно отражаются не только на физическом и психическом здоровье пожилых людей, но и оказывают деструктивное влияние на духовное здоровье российских пенсионеров.

Новые требования демократического общества девальвировали традиционные нормы, подорвали преемственность поколений и авторитет государства в вопросах идеологического воспитания. Поэтому одну из причин бездуховности общества, по результатам проведенного нами социологического исследования, пожилые люди усматривают в нежелании государственной власти решать проблему возрождения традиционной духовной культуры русского народа. При этом респонденты с сожалением констатируют, что государство не уделяет должного внимания повышению духовной культуры (87,6%). Участники глубинного интервью также с большой обеспокоенностью говорили о невостребованном потенциале пожилого человека в восстановлении культуры и нравственности. Общественность, по их мнению, сознательно отдаляет пожилого человека от решения проблем в духовной сфере.

Как показали результаты анкетирования, своё материальное положение оценили как «хорошее» только 8,3% респондентов. Анализ данных демонстрирует бедственное положение большинства людей пожилого возраста при характерных для них достаточно невысоких запросах и ожиданиях, что свидетельствует о неэффективной ресоциализации данной социально-демографической группы. В целом эти результаты близки уже имеющимся данным социологических исследований, согласно которым по уровню материального положения значительную часть пожилых людей (около 70%) можно отнести к категории «традиционно бедных». (Э.В. Иванкова, Т.З. Козлова, Н.И. Кондакова, В.Д.  Патрушев).  

Низкое качество жизни подтверждается и оценкой пожилыми (в ходе глубинного интервью) своих материальных проблем – наиболее значимыми здесь оказались «…низкие доходы, угроза бедности», «…доступность и качество медицины», «…высокая стоимость жилищно-коммунальных услуг». Как следствие, у опрошенных пожилых людей отсутствует уверенность в завтрашнем дне, которая является одним из аспектов дезадаптации лиц пожилого возраста. Это подтверждается данными мониторинга качества жизни пожилых россиян ВЦИОМ, 2000, согласно которым большинство опрошенных пенсионеров (свыше 60%) «испытывают напряжение, раздражение» и «страх и тоску».  По нашему мнению, низкое качество жизни во многом объясняет проблему бездуховности общества во взглядах пенсионеров. Пожилые люди становятся невольниками объективных обстоятельств, в результате которых их неоправданно считают обузой для общества. 

Для современного образа жизни значительной части российских пенсионеров характерен пессимизм: пожилые люди живут сегодняшним днем без веры в завтрашний. Пессимистическое восприятие настоящего приводит к идеализации (иногда неоправданной) прошлого и неверию в лучшее будущее.

В решении философского вопроса о приоритете материального/духовного пожилые респонденты оказались прагматичными, выбрав вариант ответа «материальное» - 84%, объясняя это реальной опорой в жизни человека. По результатам исследования у пожилых людей деньги ассоциируются с возможностью тихо и спокойно дожить свою жизнь, помогая другим (С.Б. Абрамова).

Несмотря на прагматичное отношение к жизни, её восприятие респонденты оценивают как исполнение предназначения человека, служение людям, верой в Бога и бессмертие души. Пожилые люди отмечают, что с возрастом отношение к миру и окружающим людям изменилось. Определять поведение человека среди людей, по их мнению, должны в первую очередь такие качества, как любовь к ближнему, ориентация на общественные нормы, совесть, принципы веры и религии, долг гражданина и патриота. Такие качества, как власть, личный интерес или личная свобода назывались пожилыми людьми реже. Одним из наиболее ценимых пожилыми людьми человеческих качеств является доброта, выступающая желаемым принципом как отношений общества к людям пожилого возраста, так и человеческих отношений в целом.

Согласно результатам нашего исследования наиболее типичными качествами пожилых людей, по их мнению, являются: духовность (69%); патриотичность (67,2%); чувство долга (64,2%); способность к самопожертвованию (53,8%); жизненный опыт (41%); оптимизм (32,2%); мудрость (15,6%); консерватизм (14,3%).

Мнение большинства участников глубинного интервью склонялось к основополагающему качеству человека «…сознательному труду, который делает из человека настоящую личность», «…праведный труд – залог материального достатка и духовной обеспеченности».

Типично понимание трудовой деятельности как потребности души и положительной необходимости у 71% пожилых людей. Вместе с этим труд как сферу свободы и творчества понимают только 19,4% опрошенных. В качестве основного мотива трудовой деятельности в ходе проведения интервью был назван «…работаю, чтобы жить». Во многом это также объясняется прагматизмом, как результатом существенных материальных проблем российских пенсионеров, даже учитывая их невысокие запросы.

В мотивации трудовой активности более значимыми представляются человеческие отношения в коллективе – 67,7% и справедливое распределение материальных благ «…по способностям и труду» – 29%. Участники интервью замечают, что работа для них это «…соломинка, позволяющая нам быть нужными обществу и полезными своим детям».

Несмотря на это, такие ценности, как труд, работа на производстве, общественная работа, интересный досуг, - в пожилом возрасте перебираются на периферию шкалы ценностей, и им на смену в ценностном ядре появляются: семья, дети и внуки; достаток, материальное положение; хорошее здоровье и общение. Осознание вступления в период завершения жизненного пути, меняет приоритеты в ценностных ориентациях с «работы и отношений в коллективе» на «семью и отношения с близкими».  

Об этом свидетельствуют и данные социологического исследования Н.Г. Ковалёвой, согласно которым у пожилых людей за 20-летний период (с 1979 по 1999 гг.) произошло резкое повышение роли человеческих контактов (общения), независимости и снижение ценности «покоя, отдыха». Ослабление ценностной ориентации на труд и растущая ценность житейского достатка связаны со смягчением идеологического пресса советской эпохи, когда работа считалась превыше всего, а стремление к материальному благополучию оценивалось как проявление «мелкобуржуазного мещанства».

В целом наблюдаемые тенденции приводят к мысли о возрастании по мере переустройства России самостоятельности пожилых людей, усилении их ориентированности на самореализацию и социальные взаимодействия (широкое общение, полезность обществу, уважение окружающих, интересный досуг).

Социальное самочувствие человека во многом зависит от степени соответствия его системы ценностей, внутренней картины мира и места в нем тем требованиям и возможностям, которые предъявляет и предоставляет ему семья и общество.

Большинство пожилых людей, живущих совместно со своими детьми, неудовлетворенны тем общением, которое между ними происходит, так как пенсионеры не привлекаются к решению семейных проблем. Даже находясь в семье, многие пожилые испытывают одиночество. Хотя уважение и любовь в семье, по мнению респондентов, в первую очередь необходимы для счастливой старости. Пожилые люди почти всегда пытаются понять и объяснить поступки своих близких. Семейные ценности доминируют в ценностном сознании пожилых людей. В отличие от западных пенсионеров, которые мечтают жить самостоятельной жизнью, отдыхать, путешествовать (им позволяет пенсия), российский пожилой человек сосредотачивается на внуках и помощи им. В этом плане пенсионер в России духовно богаче. Семья становится важнейшей сферой, в которой реализуются многие потребности пожилого человека – витальные, интеракционистские, социализационные, смысложизненные.

Как отмечают участники глубинного интервью дети и внуки не пользуются тем духовным опытом и мудростью, которым пожилые люди обогатились за прожитую жизнь. Более всего вызывает негативную оценку поведение детей и внуков, которое воспринимается как «порочное». Западная культура, на которую ориентируется современная молодёжь, воспринимается пожилыми людьми как «вседозволенность», «распущенность». По мнению пожилых, она разрушает традиционный уклад многопоколенной семьи, пропагандирует индивидуализм, эгоизм, гедонизм.

Большинство опрошенных пожилых (80,7%) отмечают, что каждый должен в первую очередь исполнить свой долг перед обществом. В выборе значимых общественных ценностей преобладает «общественное благо и престиж государства» - 90,3%, «возрождение духовности, под контролем государства» - 86%, «утверждение правды и справедливости» - 85,5%, «благополучие своего народа» -73%. 

54% респондентов любят быть в центре внимания и общения. Выступление перед другими повышает значение пожилого человека для окружающих непосредственно в момент самовыражения, привлекая внимание других к собственной проблеме, а также устанавливая контакты с другими людьми, имеющими схожие проблемы. Культурный обмен, в ходе которого изменяются личностные установки, развивает творческое мышление, что способствует развитию личности и противоборствует процессам ее угасания в позднем периоде жизни.

Осуществление подобного общения, направленного на духовное развитие участников, невозможно без определённых психологических механизмов: доброжелательности, сопереживания, сочувствия, соучастия, эмпатии.

Сопереживание, сочувствие, способность к контакту с другими позволяют войти в зону чужого духовного пространства и мироощущения, разомкнуть границы собственных духовных представлений, вступить в диалогические отношения. Вырабатывание уникальных личностных смыслов, духовных ценностей возможно только в ситуации общения с миром других людей, в ситуации обмена ценностями.

Как отмечают пожилые люди круг общения сузился (у 63% опрошенных), но изменилось качество отношений – их содержательная сторона. Чем сильнее сужается круг общения, тем большее желание у пожилого человека в самовыражении, в возможности быть полезным и востребованным для окружающих.

71% пенсионеров испытывают нехватку общения, особенно с человеком такого же возраста. Важность такого общения пенсионеры объясняют тем, что с собеседником их возраста проще общаться и находить схожие темы для беседы («полезные советы по хозяйству», «поддержание здоровья»). 48% пожилых людей чаще всего обсуждают со своими сверстниками прожитую жизнь; 25% опрошенных делятся впечатлениями о просмотренных телепередачах и проблемах в стране; 21% пенсионеров волнуют в разговорах взаимоотношения с детьми и только 6% обсуждают собственную судьбу.

В современной социокультурной ситуации роль общения возрастает и приобретает особенную важность и актуальность. Оно способствует приобщению к духовному опыту других людей, помогает осознать собственную духовную неповторимость. Преемственность, непрерывность во времени – необходимый элемент духовного «Я» - помогает корректировке негативных явлений, что особенно важно для эффективной социальной адаптации людей пожилого возраста.

У 73% пожилых не реализуются духовные потребности в полной степени, отчасти это объясняется тяжелым материальным положением, а также отсутствием необходимой информации о возможностях проведения досуга и образовательных услугах для людей их возраста.

У 67% пожилых людей снижается ценность любви, представление о счастье связано у них, главным образом, с детьми и их успехами. В ходе глубинного интервью пожилые люди отметили, что такое чувство как любовь «приобретает новое свойство – духовности, бестелесности». 

Для пожилых людей особую актуальность приобретает чтение, которое остаётся частью их духовной жизни. Пожилые считают, что чтение укрепляет добрые начала в человеке, способствует сохранению «…человечности в нашем жестоком мире». По мнению респондентов, начитанность и просвещенность являются показателями уровня культурного развития личности. В круг чтения пожилых людей входят: книги, газеты, журналы, рекламная продукция. Наиболее интересными темами для чтения в пожилом возрасте являются: здравоохранение, политика, культура и история. Кроме того, пожилые люди предпочитают повседневные истории и юмор, романы о судьбе, родине, любви, книги полезных советов. Люди старше 60 лет используют книгу для проведения досуга, для того, чтобы пережить приключения и побывать в необычной ситуации, приобщиться к прекрасному, забыть о повседневных заботах.

В ходе проведенного нами исследования было установлено, что 54% пенсионеров не посещают учреждения культуры, так как все культурные мероприятия заменяет просмотр телевизора. 18% опрошенных сетуют на недостаточное развитие сети учреждений культуры, неинтересный репертуар, домашние хлопоты. Учреждения культуры и отдыха систематически посещают лишь 20% пенсионеров. Причем, по словам пожилых людей, частота посещаемости этих учреждений значительно снизилась за последние 5 лет. Выставки посещают – 19% пожилых респондентов; театр – 17%; библиотеки – 16%; 12% пенсионеров посещают танцевальные залы и кружки; 10% - филармонию; 8% - музеи; 7% - клубы и дома культуры; 4% - цирк. Главная причина снижения интереса к учреждениям культуры, по словам участников глубинного интервью, связана, прежде всего, с недостатком средств. Культурно-досуговые мероприятия становятся всё более дорогими и недоступными для пенсионеров. Хотя в последние годы отмечается и нехватка времени на досуг. Пожилые люди, которые ходят в театр, консерваторию, посещают музеи и выставочные залы, психически намного устойчивей и в меньшей степени подвержены депрессиям, чем их сверстники, которые равнодушны к искусству.

Самостоятельное творчество, независимо от его уровня, так же как и любое другое увлечение (хобби), становится таким же смыслообразующим мотивом, который, возглавляя иерархию мотивов личности, помогает придать смысл другим стремлениям и потребностям пожилого человека. По мнению самих респондентов, творчество в пожилом возрасте, помимо общения с единомышленниками, является одним из способов эмоциональной разрядки (39%) и возможностью лучше осознать свой внутренний мир и «глубину» мира другого человека (31%). 

Погруженность в собственную или чужую творческую деятельность способствует позитивному социально-психологическому изменению поведения пожилых в связи с тем, что увеличивает креативность, инновационные стремления, которых часто недостает пожилым людям в силу их возрастных особенностей. В то же время весь предпенсионный и начало пенсионного периода фактически и являются той новой и неопределенной ситуацией, которая требует проявления творчества, адаптивной стратегии поведения, прогрессивного развития личности.

Посещение образовательных учреждений заменяется, по мнению 64% опрошенных нами респондентов, регулярным посещением церкви. Среди опрошенных пенсионеров живущих по нормам религии и соблюдающих обряды – 32%. Верующих «в душе», без соблюдения обрядов – 60%. Неверующими себя назвали лишь 8% опрошенных. Понимание религии как истины и смысла жизни характерно для большинства пожилых людей. Для 36,4% пенсионеров религия и вера в Бога является психической поддержкой, способом укрепления духа. 28,8% признают в религии духовность, делающую человека человеком. Возрастание религиозности в пожилом возрасте обусловлено как внешними факторами (повышение активности церкви, негативные социально-экономические процессы, происходящие в обществе, сокращение числа социальных контактов, одиночество), так и внутренними (трудности в адаптации к реалиям общества, необходимость в духовной поддержке, поиск единомышленников).

В отношении вопроса о смерти 68% всех опрошенных респондентов считают приближающуюся смерть определенным этапом в жизни человека. Смерть считают переходом к вечной жизни 54% опрошенных, причём 45% из них являются верующими. Понимание жизни как приготовления к смерти также широко распространено среди людей пожилого возраста. Никто из опрошенных не посчитал смерть абсолютным злом, с которым человечество должно бороться.

Осознание настоящей жизни у опрошенных связано с тем, как человек её прожил. Основными причинами, заставляющими пенсионеров задумываться о конце жизни, являются: неудавшаяся карьера, несостоявшаяся личная жизнь, болезнь собственная или детей, ухудшение материального положения, мысли верующих о смерти, как переходе в лучший из миров. Те пенсионеры, у которых жизнь не удалась (выявлено в ходе глубинного интервью) или они больны и одиноки (остро переживают одиночество): задумывались о смерти ещё в предпенсионном возрасте и представляют «группу риска».

Восприятие прожитой жизни как «исполнение предназначения человека и служения людям» выбрали 46% опрошенных пенсионеров, в то время как понимание ее как «приключение, источник удовольствий и наслаждений» существенно ниже – 12,6%. Значительная часть пожилых людей воспринимает жизнь как «дар и испытание Бога» – 32,2%. Также велика группа пожилых, ориентированная на «путь праведного труда», заботу о близких, исполнение человеческого долга – 62%. Вариант ответа «жить в настоящем, а не следовать умозрительным принципам» в описываемой возрастной группе выбрали относительно немногие – 13,6%, что понимается нами как дезориентированность в стремительно меняющемся мире.

В результате проведенного социологического исследования нами было выделено четыре социально-стратификационных группы пожилых людей по особенностям протекания духовной жизни:

  1. «Активисты-пассионарии» - активно-творческие пожилые люди, не обращающие внимания на свой возраст, продолжающие работать, участвовать в общественной жизни, расширять свой кругозор и творить; передающие свой опыт молодым, ведущие активный образ жизни. К таковым относятся 11% всех опрошенных нами респондентов (среди них: 34% - мужчины; 66% - женщины). Для этой группы пенсионеров характерна: высокая материальная обеспеченность, хорошее социальное самочувствие, ощущение бодрости не только тела, но и духа. Живут представители данной группы, как правило, отдельно от своих детей. Проблемность повседневной жизни констатируется ими без лишних негативных эмоций. В этой группе минимальная доля верующих.
  2. «Индивидуалисты» - 26% всех опрошенных (среди них: 13% - мужчины; 87% - женщины) – пожилые люди, энергия которых направляется не вовне, а на устройство собственной жизни – на отдых, спорт, чтение, посещение театров. Это духовно богатая (развитая культурно) часть пенсионеров, единственная группа, имеющая домашние библиотеки. В этой группе большинство людей – пожилые с высшим образованием; в прошлом этих людей можно было отнести к средним слоям общества. Несмотря на тяжёлое материальное положение, они сохранили чувство собственного достоинства, не смирились со своим депривированным положением, активно возмущаются и протестуют против обнищания и социальной несправедливости. Больше всех пожилые люди данной группы обеспокоены социальным и имущественным расслоением общества, нравственной деградацией современников; они теряют веру во взаимопомощь и солидарность поколений, считают, что старики могут рассчитывать только на себя. Сталкиваясь со стеной непонимания и безразличия в поисках правды в коридорах власти, представители этой группы стали озлобленными; так же как и большинство людей перестают доверять окружающим. Достаточно высоко эти лица оценивают свое былое положение в обществе. 81% пенсионеров данной группы живут только сегодняшним днем и не строят долгосрочных планов. В семье ощущают себя хранителями семейных традиций.
  3. «Семьяцентристы» - пожилые люди, смыслом жизни которых становится семья (ей отдаются все силы) – 40% всех опрошенных респондентов (среди них: 23% - мужчины; 77% - женщины). Несмотря на помощь в ведении домашнего хозяйства и воспитании внуков, этим пенсионерам отводится «роль второго плана», их не посвящают в решение проблем семьи. Таким людям некогда скучать, однако, удовлетворенность жизнью ниже, чем у представителей первых двух групп. Ограничение общественно-полезной деятельности связано с домашними хлопотами. Недостаток общения сопровождается критикой всех и вся. Посещение всех культурно-массовых мероприятий заменяет просмотр телевизора и чтение, основным жанром в котором преобладают детские книги.
  4. «Здоровьецентристы» - пожилые люди - 23% опрошенных (среди них: 39% - мужчины, 61% женщины), - в центре внимания которых находится собственное здоровье, забота о котором (диета, зарядка, лекарства, отдых) является основной целью. Пенсионеры данной группы считают себя обиженными, изгоями в собственной семье, и в обществе. 80% из них являются одинокими. Чрезмерное внимание к своему здоровью приводит к развитию у представителей этой группы определенной мнительности, к поиску болезней. В выборе тем для бесед и чтения такие пожилые отдают: проблемам поддержания своего здоровья, качества и доступности медицинского обеспечения. Посещаемость учреждений культуры низкая. По их мнению, это связано с плохим здоровьем и недостатком материальных средств. К разговорам о конце жизни относятся болезненно. Занимаются «самоедством», которое приводит к ещё большей депрессии.

Ситуация большинства семей, где старшие опекают, помогают молодым характерна для нашей страны. Пожилой человек сосредотачивается на внуках и в этом плане выполняет воспитательную роль. Эта помощь зачастую происходит не по принуждению, а по велению «души». Данные социологического исследования демонстрируют потребность в пожилых людях, особенно в отдельных семьях, где пенсионеры – единственная опора, поддержка и выживание.

Драматичность духовной жизни пожилых людей обуславливается многими факторами, среди которых: ухудшающееся здоровье, неизбежное приближение конца жизни, смерть близких и знакомых, материальные трудности, поиск собственного социального статуса, невостребованность обществом – тем не менее, этот «драматизм» создает новые перспективы и преимущества старости перед другими периодами жизни человека: возможность оглянуться, подумать, заняться воспоминаниями, прикоснуться к чистоте нравов, выйти за рамки своей телесности и нести положительный заряд духовного опыта будущим поколениям.

Второй параграф «Роль пожилых людей в духовной жизни общества» посвящен выявлению возможностей реализации духовной жизни пожилых людей в современном российском обществе.

Признание, поддержку и сочувствие пожилой человек может получить, только участвуя в жизни общества. Активное участие в общественной жизни делает человека удовлетворенным своей жизнью. Социальная активность пожилого рассматривается как способность к сознательному выявлению и утверждению своего места в системе общественных отношений и самореализации.

Человек, вышедший на пенсию, не всегда может самостоятельно организовать свою жизнь и направить ее в русло общественно-полезного и социально значимого образа жизни. Этому в большей мере может способствовать реализация принципа социальной активизации личности, основной смысл которого заключается в обеспечении вариантных возможностей для активной деятельности и участия пожилых людей в общественной и духовной жизни общества. Существующий стереотип старости, когда она рассматривается как немощность, бесполезность широко распространен в обществе и оказывает значительное влияние на самих пожилых людей, во многом определяя их отношение к своей жизни на пенсии, к своим возможностям и способностям, правам и обязанностям. Образ пожилого человека, нуждающегося в постоянном уходе, приводит к деформации нравственных категорий и морально-этических принципов у трудоспособного населения и молодежи, вызывая негативное отношение к людям пожилого возраста. В реальности, большинство пожилых людей, организуют свою жизнь, самостоятельно продолжая работать, стараясь помочь не только себе, но и своим близким.

Постарение населения в мире отражает не только увеличение удельного веса пожилых на земле, но и рост их социальной значимости в обществе, возможности влиять на общественные процессы.

75% опрошенных нами пенсионеров убеждены, что пожилые люди являются хранителями духовного опыта; 88% респондентов передают семейные традиции, мировоззренческие ценности и принципы общения с людьми своим детям, внукам и правнукам. 

По мнению пожилых людей, трудовая деятельность может быть заменена новыми видами и формами социального участия пенсионеров в делах общества. Существующая модель клубной деятельности пожилых людей находится в стадии становления, хотя коллективные формы проведения досуга имеют глубокие культурно-исторические корни. Такие традиционные формы коллективного общения, как братчина, взаимное гостевание, участие в религиозных обществах, в значительной степени способствовали умножению практик кооперативного общения. Для пожилых людей формы совместного проведения досуга могут служить своеобразным профилактическим средством от тоскливого однообразия духовной перспективы. При формировании современной модели клубной деятельности, к сожалению, воспроизводится геронтологический стереотип о несовместимости умственного труда и образования с поздним возрастом.

Опрошенные нами респонденты отмечают, что хотели бы дополнительно получать новую информацию по различным областям знания, среди них выделяются наиболее предпочитаемые: медицина – 33,1%; растениеводство – 25,9%; юриспруденция (правовые знания) – 20,3%; искусство – 10,7%.

Старость номинируется как период дистанцирования от образовательного пространства в связи с представлениями либо о неспособности пожилого человека  к образованию, либо  о наличии у него дефицита времени для ответных компенсаторных действий, либо об исключительном предназначении пожилого человека для работы по дому и воспитания внуков. В современных условиях, когда усиливается постарение общества необходима, на наш взгляд, новая программа понимания старости, адекватная оценка ее на шкале социокультурных ценностей, избавление от всевозможных спекуляций по поводу биологической и социальной неполноценности пожилого человека.

В сравнении с предыдущими этапами развития человека с возрастом наблюдается преобладание обобщающего понимания в ментальных функциях: практическая жизненная мудрость, приращение непосредственного житейского опыта, которые дают человеку возможность ориентироваться в меняющемся мире. Усложняется духовная жизнь человека и сила её восприятия, усиливается тонкость переживаний, интенсивность психической жизни, душевных процессов, кристаллизации знаний. 

Особое значение в качестве фактора, противостоящего инволюции пожилого человека имеет его творческая деятельность. Анализ биографий выдающихся людей (Л.А. Рудкевич) показывает их высокую творческую продуктивность в позднем возрасте, в разных сферах науки и искусства. Деятели науки и искусства сохраняли работоспособность не только в пожилом, но и в старческом возрасте (П. Ламарк, Г. Галилей, И. Кант, И.П. Павлов, В. Гюго, Б. Шоу, В. Гете, Л.Н. Толстой, К. Мане, Эль Греко и многие другие).

Как правило, творчески активные личности демонстрируют разнообразие и широту интересов, которые носят активный характер, реализуясь не только в различных формах профессиональной деятельности, но и в других социально значимых сферах, что способствует раскрытию разнообразных потенциальных возможностей пожилого человека. Творческая деятельность выступает фактором не только психологического и социального, но и духовного долголетия.

В ходе проведенных социологических исследований нами было установлено, что те пожилые люди, которые в молодости и зрелом возрасте постоянно участвовали в культурно-массовых мероприятиях – продолжают также активно участвовать в общественной жизни и после выхода на пенсию. Полноценный досуг позволяет пожилым людям надолго закрепить навыки сохранения приятельских, дружеских отношений со своим ближайшим окружением, в рамках которого личные невзгоды становятся менее значительными. Участие в общественной деятельности (самореализация, творчество) помогает человеку сохранить и реализовать себя как личность. Эта работа отчасти компенсирует прежнюю профессиональную деятельность, для многих она имеет престижное значение, хотя и не дает материальной выгоды.

Наряду с культурно-досуговой, другой формой участия пожилых людей в жизни общества является их работа в волонтёрских и общественных организациях. Движения пожилых волонтёров организуются для защиты общих интересов людей третьего возраста. Огромную роль играет духовная работа, которая направлена на помощь пожилым в переживании тяжелых утрат близких и родных людей, на преодоление кризиса позднего возраста. Волонтёры берут шефство над детьми-сиротами, выступая для них положительным образцом для подражания. Результатом таких контактов для детей и подростков является повышение успеваемости, самооценки, формирование у подрастающего поколения чувства защищённости и востребованности. Пожилые, в свою очередь, получают возможность разделить свой жизненный опыт и передать навыки молодому поколению. Кроме того, руководствуясь полученными сведениями о нуждающихся пожилых людях, волонтеры-пенсионеры, участники волонтерского движения оказывают им посильную практическую помощь: посещение их домов, приготовление пищи, доставку продуктов и лекарств, мелкий ремонт, прогулки на улице, общение. Участие в этом движении дает пенсионерам возможность избавиться от собственного одиночества и приносить пользу ближним.

Как показали результаты нашего исследования, пенсионеры выполняли бы волонтерскую работу, направленную, прежде всего, на их ближайшее окружение. В целом каждая третья пожилая женщина и более одной трети опрошенных пожилых мужчин могли бы вести организованную волонтерскую деятельность на территории своего микрорайона. Для многих пенсионеров работа в волонтерских организациях представляется более интересной и соответствующей их духовным потребностям и интересам, нежели клубная деятельность, которая в большей степени, по мнению респондентов, выполняет рекреативную функцию.

Использование потенциала пожилых людей является определенной базой для совершенствования общества, в результате использования которого, появляются дополнительные духовные ресурсы, а у пожилых людей – возможности реализации накопленного опыта.

В массовом сознании роль пенсионера, пожилого человека, вдовца – не ясна, и в обществе отсутствуют соответствующие ролевые ожидания. Когда человек стареет, общество и семья как общественная единица не предъявляют к нему никаких требований, отвергают его, тем самым лишают определённой роли. Потеря ролей оказывает деморализующее действие на пожилых людей, лишает их социальной идентичности. Это влечёт не только понижение участия пожилых людей в социальной жизни, но и увеличение их маргинальности: «исключение» как из общества, так и из семьи. Проведённое нами социологическое исследование, демонстрирует потребность в пожилых людях, которые выполняют воспитательную функцию в семьях. Осознание своей полезности и выполнение роли воспитателя повышают авторитет пожилого человека в семье и положительно влияют на социальную адаптацию к пенсионному периоду. На наш взгляд, в условиях неопределённости отношения к пожилым людям в нашем обществе, - роль «хранителя семейных традиций, и жизненного опыта», «мудрости», «воспитателя» - является социально желательной и востребованной.

Пока в общественном сознании современного российского общества преобладает позиция «доживания», которая, на наш взгляд, несправедлива, малопродуктивна, недальновидна, нельзя почти третьей части населения внушать, что она является лишь объектом вспомоществования и почти не подкрепляемой практической помощью жалости. Социальная политика должна не только защищать и поддерживать, но и ориентировать пожилых людей на сохранение и развитие их социальной активности.

В заключении подводятся итоги диссертационного исследования, формулируются основные выводы и предлагаются рекомендации, способствующие наиболее полной реализации духовного потенциала пожилых людей в духовной жизни общества.

 

Основные положения диссертационной работы изложены в следующих публикациях:

  1. Попов, А.А. Творческая продуктивность в позднем возрасте [Текст] / А.А. Попов // Особенности деструктивной активности (материалы всероссийской научно-практической конференции, 21-25 марта 2005 г., г. Курск). – Курск: Изд-во Курск. гос. с.-х. ак., 2005. – с.40-44. – 0,2 п.л.
  2. Попов, А.А. Политическая культура пожилых людей [Текст] / А.А. Попов // Международный сборник научных трудов «Человек и общество: на рубеже тысячелетий». - Выпуск XXXI. – Воронеж: Воронежский госпедуниверситет, 2005. – С. 87-92. – 0,3 п.л.
  3. Попов, А.А. Роль чтения в духовной жизни пожилого человека [Текст] / А.А. Попов // Международный сборник научных трудов «Человек и общество: на рубеже тысячелетий». - Выпуск XXXII. – Воронеж: Воронежский госпедуниверситет, 2006. – С. 358-363. – 0,3 п.л.
  4. Попов, А.А. Проблема возрождения духовности в рамках гуманитарного образования [Текст] / А.А. Попов // Сб. материалов ежегодной всероссийской научной конференции «Культурно-цивилизационные проблемы развития современного российского общества в условиях глобализации». - Белгород, 2006. - С. 169-173. – 0,3 п.л.
  5. Попов, А.А. К вопросу о духовной культуре человека в современном обществе [Текст] / А.А. Попов // Материалы научно-практической конференции «Проблема жизни и смерти в современном российском обществе». – Курск: Курский филиал Академии права и управления, 2006. – С. 24-26. – 0,1 п.л.
  6. Попов, А.А. Общение как компонент духовной жизни и фактор социальной адаптации пожилых людей [Текст] / А.А. Попов, Ю.Л. Воробьёв // Международная научно-практическая интернет-конференция «Проблемы ментальной трансформации в условиях глобальных мировых процессов»: материалы (ноябрь-декабрь 2006 г.). – Орёл, 2007. – С. – 118-122 – 0,3 п.л.   
  7.  Попов, А.А. Духовная жизнь пожилых людей в современном российском обществе: социологический аспект [Текст] / А.А. Попов, Ю.Л. Воробьёв // Вестник Самарского государственного университета. Гуманитарный выпуск». – 2007. – №1(51). – С. – 57-63 – 0,5 п.л.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Попов Александр Александрович

Духовная жизнь пожилых людей в

современных социокультурных условиях

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата социологических наук

Подписано в печать 26.09. 2007

Формат 60x84 1/16. Тираж 100 экз.

Объем 1,5 усл. п. л. Заказ №_

Издательство Курской государственной сельскохозяйственной академии

305021 г. Курск, ул. К. Маркса, 70

Типография издательства Курской государственной

сельскохозяйственной академии

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.