WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Социальная активность как конструктивная основа образа жизни молодежи в условиях социокультурных трансформаций

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

 

Сапронов  Алексей Викторович

 

Социальная активность как конструктивная основа образа жизни молодежи в условиях социокультурных трансформаций

Специальность: 22.00.06 – социология культуры, духовной жизни

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата социологических наук

 

 

 

Курск – 2007


Диссертация выполнена на кафедре философии и социологии

Курского государственного технического университета

Научный руководитель:

доктор философских наук, профессор

Кравчук Павлина Феодосьевна

 

Официальные оппоненты:

доктор философских наук, профессор

Поддубный Николай Васильевич

кандидат философских наук, доцент

Черкашин Михаил Дмитриевич

Ведущая организация:                      Курский институт государственной и

муниципальной службы

 

Защита состоится 29 октября 2007 года в 16 часов на заседании диссертационного совета К 212.105.04 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата социологических наук при Курском государственном техническом университете по адресу: 305040, г. Курск, ул. 50 лет Октября, 94.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Курского государственного технического университета (305040, г. Курск, ул. 50 лет Октября, 94).

Автореферат разослан 28 сентября 2007 года

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат философских наук, доцент                                                    И.Б. Гайдукова


Общая характеристика работы.

Актуальность исследования. Актуальность изучения социальной активности молодежи как конструктивной основы ее образа жизни в современных условиях связана, прежде всего, с практикой целенаправленных социокультурных изменений. Российская молодежь к концу ХХ века стала одним из самых активных социальных субъектов. Условием выживания общества и его перспективой являются позиция и деятельность молодежи в настоящем и недалеком будущем. От ее экономических, политических и культурных выборов во многом зависит развитие современного общества. Тем не менее, такие ее реальные практики как образ жизни остаются на периферии общественного и исследовательского интереса. Отдельные молодежные проявления попадают в сферу государственной заботы только в ситуации явной угрозы общественной стабильности. Но даже когда опасность не вызывает сомнений, как, например, рост молодежной наркотизации, взрослые дискурсы остаются достаточно противоречивыми.

Социальные исследования российской молодежи переживают сегодня серьезный кризис. Он делает актуальным отказ от любого принципа унификации этой сложной социальной группы, при которой сущность трансформаций современного молодежного пространства сводится к одному, пусть и действительно значимому признаку. Важно учитывать такие приметы нового времени, как молодежная безработица, жесткое социальное расслоение, усложнение стартовых условий вхождения в жизнь, новые социально-культурные ресурсы и их разная доступность для молодежных групп, общественно-политическая апатия. Все они уже напрямую не связаны с такими классическими структурными признаками как социальное  происхождение, гендер, этничность или  территория проживания. На первое место выдвинулась главная проблема для общества, заключающаяся в том, что разрушено культурно-историческое поле самоидентификации молодежи; разительный контраст характеристик и проблем молодежи по регионам, категориям и группам выдвинул на первый план необходимость исследования образа жизни с целью выявления конструктивной детерминанты, позволяющей молодежи адекватно вписаться в социокультурную реальность современного общества. При этом следует избегать как идеализации молодежи (в значительной мере свойственной советскому периоду), так и проблематизации молодежи (в западной послевоенной и отечественной постперестроечной литературе), нужно искать новые подходы, внутри которых можно было бы разместить современные практики, не имеющие аналогов или образцов в прошлых поколениях. Для их исследования важно разработать такие социологические понятия как социальная активность и образ жизни молодежи, используя при их описании язык, адекватный новым феноменам молодежной среды. Обращение к проблеме социальной активности как конструктивной основе молодежного образа жизни способствует изучению молодежи как социальной общности, особенностей ее социальной адаптации, процесса социальной преемственности и наследования молодежью знаний и опыта от старших поколений, особенности формирования ее жизненных планов и ценностных ориентаций, в том числе профессиональных.

Степень научной разработанности проблемы. Молодежь как социальная группа постоянно привлекает внимание философов, социологов, психологов, культурологов, историков, педагогов, специалистов в области социальной работы и представителей других областей научного знания. В отечественной науке преобладает социально-философский и культурно-исторический подходы к изучению общественных явлений и определению места и роли молодежи как особой социально-демографической группы. Это работы Н.В. Андреенковой, В.Н. Боряза, С.Н. Иконниковой, И.М. Ильинского, В.Т. Лисовского, И.С. Кона и других. Большое внимание изучению проблем молодежи уделяют Институт молодежи и его Научно-исследовательский центр: в опубликованных сборниках и монографиях анализируются отечественный и зарубежный опыт государственной молодежной политики и вырабатываются критерии и оценки тенденций в социализации молодежи. Российским независимым институтом социальных и национальных проблем проводились социологические исследования ценностных ориентаций молодежи, социальной адаптации и самоопределения молодежи в изменяющейся социокультурной среде.

Большое значение для понимания образа жизни молодежи оказали работы, посвященные изучению молодежных субкультур, что составляет важное направление социологии молодежи. Проблемы молодёжных субкультур затрагивались в работах следующих зарубежных исследователей: М. Брейка, К. Мангейма, Т. Парсонса, Н. Смелзера, Б. Филипса и других. В отечественной социологии анализ молодежных субкультурных феноменов до конца 80-х годов XX века велся в весьма узких рамках, так как они в силу утвердившихся научных парадигм воспринимались как социальная патология, а подобного рода тематика в основном носила закрытый характер и ее разработка не велась по свободному выбору.

В конце 80-х годов XX века в отечественной социологии стали изучать особенности сознания и поведения молодёжи во всем многообразии её взаимосвязи с окружающим миром. Социологические и социально–психологические исследования отечественных ученых С.Н. Иконниковой, З.В. Сикевича и Д.И. Фельдштейна используют и развивают подход, рассматривающий молодёжную культуру как особую форму организации социально-демографической группы, как характерный для нее образ жизни. Представители социокультурного направления пытались осмыслить сложный мир людей через субъективные проявления (идеи, интересы, мотивы, действия), которые отражаются в определенных типах культуры. Соответственно мир молодежи интерпретируется как некая форма субкультуры. Отечественные исследователи (С.Н. Иконникова, А.С.Капто, А.А.Козлов, Я.В. Кофырин, П.Ф.Кравчук, В.Ф. Левичева, В.Т. Лисовский, В.Я. Суртаев, В.И. Чупров, А.И. Шендрик и другие) в рамках данного подхода успешно анализировали ценностные ориентации, мировоззренческие позиции, жизненные планы, формы проведения досуга молодежи под углом зрения феноменологии культуры, специфические для молодёжи культурные потребности, интересы, особенности поведения.

В 90-е годы усилился интерес российских исследователей к научному осмыслению проблем адаптации молодежи в условиях переходного периода (Л.А.Гордон, М.Шабанова), который закладывает основы и частично формирует долговременные, стратегические жизненные установки и ценностные ориентации различных социальных групп общества. Анализу этих проблем посвящены исследования ряда авторов, в которых рассматриваются проблемы отбора и функционирования ценностей (С.В.Беличева, Л.И. Боронина, Г.В. Брындина, А.Н. Булкин,  А.Г. Кузнецов,  B.C. Магун, С.И. Малышев).

Проблемы социальной адаптации молодежи в современных условиях, состояние духовно-культурной сферы молодежного досуга  анализируются в ряде работ (Г.П. Выжлецов, Н.С. Гордиенко, О.И. Даниленко, А.С. Запесоцкий, А.Г. Здравомыслов, С.Н. Иконникова, В.П. Кобляков, А.В. Лисовский, В.Т. Лисовский, А.П. Марков, О.Д. Маслобоева, М.Ю. Немков, Л.Ф. Новицкая,  Л.В. Ракова, В.Н. Сагатовский, Г.Г. Силласте, В.Е. Триодин, А.К. Уледов, Н.И. Ушакова, А.Я Флиер).

Несмотря на то, что проблематика молодежи привлекает внимание отечественных и зарубежных ученых, вопросы социальной активности молодежи как конструктивной основы ее образа жизни недостаточно разработаны, исследования в данной области сохраняют фрагментарный характер.

Таким образом, существует противоречие между значительным объемом накопленных знаний в области социологии молодежи и недостаточной проработкой концептуальных основ исследования социальной активности как конструктивной основы молодежного образа жизни. В силу данных обстоятельств, проблема исследования заключается в разработке научных оснований и поиске практических путей разрешения этого противоречия. Острота этой проблемы и недостаточная ее изученность определили объект, предмет, цель и задачи данного исследования.

Объект исследования ? молодёжный образ жизни в условиях социокультурной трансформации.

Предмет – социальная активность в контексте образа жизни современной молодежи.

Цель исследования – выявить влияние уровня социальной активности молодежи на формирование ее образа жизни в условиях социокультурных трансформаций.

В соответствии с данной целью ставятся следующие задачи:

    • раскрыть сущность и структуру образа жизни;
    • выявить социокультурные детерминанты динамики образа жизни в переходном обществе;
    • показать место и роль социальной активности в системе образа жизни молодежи в условиях социокультурной трансформации;
    • показать значение общественно-политической активности как фактора формирования гражданственности образа жизни;
    • выявить роль социально-экономической активности в формировании рыночно-ориентированного образа жизни молодежи;
    • раскрыть роль культурно-досуговой активности молодежи как фактора интеллектуализации образа жизни.

Гипотеза диссертационного исследования. При анализе трансформации образа жизни молодежи автор отталкивался от предположения, что социокультурная динамика современной России, инициируемая социально-политическими и социально-экономическими процессами, со своей стороны выступает своеобразным катализатором изменений в молодежной сфере. Динамика культуры является значимым аспектом при изучении не только ее артефактов, но и изменении жизнедеятельности людей, их образа жизни. Российское общество столкнулось с разрывом социокультурной связи поколений, переоценкой ценностей. Серьезные экономические затруднения, хаотизация социальных связей, разрушение господствующей ранее системы ценностей и морально-психологических конструкций, поставили молодежь в положение маргинала, потерявшего связь с социокультурной средой. В этой ситуации только социальная активность молодежи будет способствовать адекватному ее вхождению во «взрослую» жизнь, конструктивному изменению своего образа жизни.

Теоретико-методологической основой исследования являются теоретические положения социологии молодежи (Ю.А.Зубок, С.Н. Иконникова, Е.Г. Слуцкий, В.И. Чупров), методы изучения молодёжных субкультур, представленные как в работах зарубежных исследователей (М. Брейка, К. Маннгейма, Т. Парсонса, Н.Смелзера, Б. Филипса и других), так и отечественных (С.Н. Иконникова, С.И. Левикова, В.Т. Лисовский, В.А.Луков, Т.Б. Щепанская и другие). Методологической основой работы стали методы системного  подхода, позволяющие показать структуру молодёжного образа жизни, его роль и значение в процессе социокультурного воспроизводства современного общества. Анализ социальных факторов, обусловливающих трансформацию молодежного образа жизни, осуществлен на основе концепции социального детерминизма и теории социокультурной динамики (П.Сорокин).

Эмпирическую базу диссертационной работы составляют результаты конкретно - социологического исследования, проведённого автором в апреле – ноябре 2005 года на территории Курской области с общим объёмом выборки 465 респондентов среди молодёжи в возрасте от 15 до 29 лет.

Метод сбора первичной информации – анкетирование. База данных создана на основе программ MS Access. Обработка результата проводилась в операционной системе Windows XP с применением аналитической программы Statistica 6.0.

Для сравнительного анализа привлекались результаты общероссийского социологического исследования на тему: «Молодежь новой России», проведенного Российским независимим институтом социальных и национальных проблем по заказу московского представительства в ноябре – декабре 2000 г.

Научная новизна диссертационного исследования.

1. Уточнена структура «образа жизни» как социокультурного системного образования, в качестве основных элементов которого выступают: объективные условия деятельности людей; субъективные детерминанты деятельности людей; формы проявления социальной активности в основных сферах общественной жизни.

2. Показано, что современная культурная динамика задает вектор трансформации основных составляющих образа жизни молодежи, формируя ситуацию нестабильности, риска.

3. Выявлено, что социальная активность является конструктивным основанием формирования образа жизни молодежи в условиях социокультурных трансформаций.

4. Выявлены особенности и противоречия проявления социальной активности в социально-экономической, общественно-политической и культурно-досуговой сферах общественной жизни и их влияние на образ жизни молодежи.

Научно-практическая значимость исследования. Данное исследование может послужить основой для дальнейшего углубленного изучения процесса трансформаций образа жизни молодого поколения в условиях социокультурных трансформаций. Полученные результаты могут быть использованы при чтении лекционных курсов по социологии культуры, социологии молодежи и молодежных объединений.

Результаты исследования могут послужить основанием для более продуманной, научно обоснованной молодежной политики с целью обеспечения благоприятных предпосылок для использования социальной активности молодых (создать механизмы поддержки молодежи и ее социальных инициатив) и помочь определить и реализовать свои социальные интересы, потребности, жизненные перспективы. Это позволит осуществить проектирование социальных инноваций в процессе реформирования современных систем и структур по работе с молодежью; выводы и рекомендации могут быть  использованы в работе Комитета по делам молодежи и его координаторов.

Апробация работы. Основные положения диссертации докладывались и обсуждались на международной научно-практической конференции «Модернизация в России: социально-правовые аспекты» (г. Курск, 2005 г.), на 2-й Всероссийской научно-теоретической конференции «Социальная политика государства и возможности ее реализации в условиях региона» (Воронеж, 2006 г.), на межрегиональной научно-практической конференции «Ментальность, общество, экономика: проблемы развития России»  (Орел, 2006),  а также отражены в 10 публикациях автора, в том числе в научном журнале «Вопросы культурологии» (Москва, 2007 г.), который входит в перечень рецензируемых журналов и изданий, рекомендуемых ВАК РФ. Общий объемом публикаций ? 2,66 п.л. Диссертация была обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры философии и социологии Курского государственного технического университета. Ряд выводов и положений был апробирован в рамках научных семинаров аспирантов кафедры философии и социологии КурскГТУ.

Структура диссертации обусловлена последовательностью постановки и решения основных задач исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения и библиографического списка.

Основное содержание диссертации.

Во Введении обосновывается актуальность выбранной темы, выявляется степень научной разработанности исследуемой проблемы, определяются цель и задачи диссертационного исследования, показана новизна его результатов, раскрывается теоретическая и практическая значимость диссертации.

В первой главе «Теоретико-методологические основы исследования образа жизни» уточняется понятийный аппарат, конкретизируется предметная область исследования, излагаются важнейшие теоретические и методологические идеи, послужившие основанием для изучения образа жизни в условиях социокультурных трансформаций.

В первом параграфе «Сущность и структура молодежного образа жизни» показано, что молодежь как социальная группа занимает определяющее положение в социокультурном воспроизводстве современного общества. Молодежь объективно призвана выступать не только в роли объекта социальных инноваций, но в роли активного субъекта последних, так как в противном случае общество обречено на стагнацию и саморазрушение. Поскольку в силу инерционности, консервативности общества инновации никогда не распространяются сразу на все общество, то они вытесняются в молодежную среду как сферу наименьшего сопротивления. Именно способствуя формированию того или иного образа жизни в молодежной среде, цивилизация «проигрывает» варианты своего развития, преодоление кризиса. Инновация, принятая большей частью молодежи, будет принята всем обществом через какое-то время уже потому, что молодежь, вырастая, становится основой этого общества. Иначе говоря, условием выживания российского общества и его перспективой являются позиция и деятельность молодежи в настоящем и недалеком будущем. Какие ценности принимает и отвергает молодежь современной России, как они соединяются с ценностями «отцов», господствовавшими в обществе длительное время, какой образ жизни предпочитает молодежь — одна из важных проблем в сегодняшней социализации молодежи. Таким образом, молодежную среду можно рассматривать как инновационную область, а образ жизни молодежи как социокультурную модель будущего общества.

Исследование образа жизни молодежи предполагает экспликацию самого понятия «образ жизни» и выявление его структуры. Анализ понятия «образ жизни» и его роли в исследовании общества, проведенный диссертантом, показал недостаточность выделения отдельных сторон, граней, характеристик типичного для данного общества «идеального» образа жизни. Такие попытки, по мнению автора, правомерны, если исходить из концепции социальной однородности общества. Но в свете исследовательской парадигмы, основывающейся на неизбежности социального неравенства, возможно только выделение социально типичного образа жизни для определенной социальной общности.

В диссертации образ жизни определяется как система типических форм повседневной жизнедеятельности людей, формирующейся в определенных конкретно-исторических макро- и микроусловиях. В структуру «образа жизни», как социокультурного системного образования, в качестве основных элементов включаются объективные условия деятельности людей; субъективные детерминанты деятельности людей; формы проявления социальной активности в основных сферах общественной жизни.

По мнению автора, важным аспектом исследования особенностей образа жизни молодежи является выявление наиболее значимых форм самоосуществления личности этой возрастной и социальной группы. Из этого следует необходимость определения предпочтительных форм самореализации личности, в основе которых лежит следующая классификация основных типов самореализации: истинная, нейтральная и ложная самореализация.

Истинная самореализация личности осуществляется посредством таких форм как достижение социального статуса, творчество, личностный рост и духовное развитие, приобщение к информации. Творческие достижения личности, в конечном счете, получают высокое признание как со стороны самого человека, так и со стороны общества. Универсальность творчества заключается в возможности реализации разных форм (личностный рост и духовное развитие, приобщение к информации) через данную форму самоутверждения человека. Личностный рост и духовное развитие как форма самореализации личности представляют расширение психологических и духовных возможностей человека, освоение им нового уровня культуры, самопознание и самосовершенствование. Самореализация личности в этой форме направлена на раскрытие глубинных возможностей и потенций человека, однако отметим, ее результаты, обогащая внутренний духовный мир человека, могут оставаться незамеченными и неоцененными социумом.

Самоутверждение посредством достижения определенного социального статуса рассматривается в диссертации как одна из основных форм самореализации человека, значимый побудительный мотив жизнедеятельности человека. Мотив статусного самоотверждения ориентирует человека в сторону социального роста и личностного развития, способствует его самосовершенствованию, а достигнутый статус является закономерным следствием достижений личности.

Приобщение к информации, связано с усилением роли информации и знаний в современном обществе и жизни каждого человека. В условиях, когда информационная технология становится генератором культурных инноваций, ведущим фактором социальной жизни, приобщение и обладание информацией приобретают высокую личностную и социальную значимость. Понимание информации как некоторого содержательного глубинного стержня, внутренней доминанты любого знания позволяет нам рассматривать в рамках этой формы разные стороны интеллектуального развития личности, включая не только образование, но и самообразование человека.

По мнению диссертанта, нейтральная самореализация не оказывает ни созидательной, ни разрушительной силы для личности и общества. Нейтральная самореализация выражается в формах непрерывного поиска особой внешности и поведения, накопления денег и материальных ценностей, приобретения престижных вещей. Эти формы самореализации личности соответствуют ценностям характерным для культуры современного общества: материальной обеспеченности и престижного потребления, и ценностей, свойственных многим молодежным субкультурам: индивидуальности, выражающейся, прежде всего, в поведении, в оригинальной внешности и высокой динамичности жизни.

Предпосылками ложной (иллюзорной)самореализации выступают ложные потребности, невозможность или трудности в удовлетворении основных потребностей социально приемлемыми способами. По мнению автора, нарушение социальных норм и правил выступает в качестве обобщенной формы ложной самореализации, включающей широкий спектр форм отклоняющегося поведения от нетерпимости до участия в различных криминальных группах.

Таким образом, между образом жизни личности и ее самореализацией существует двусторонняя связь. С одной стороны самореализация предстает как показатель образа жизни, с другой образ жизни через систему показателей выступает критерием самореализации.

Во втором параграфе «Социокультурные детерминанты динамики образа жизни в переходном обществе» показано, что социокультурная динамика современной России, инициируемая социально-политическими и социально-экономическими процессами, со своей стороны выступает своеобразным катализатором социальных процессов.

В диссертационном исследовании отмечается, что природные, социальные, культурные условия имеют фундаментальное формообразующее влияние на организацию индивидами многообразия своих жизненных проявлений. Они обеспечивают и ограничивают конкретно-исторические возможности выбора форм самореализации личности в социокультурной жизни. Поэтому при анализе образа жизни молодежи изучение условий их жизнедеятельности представляет собой необходимую компоненту исследования. Однако они не включаются в само понятие, а рассматриваются как своего рода социокультурные детерминанты форм и процессов организации молодежью своей жизнедеятельности, образа жизни. Динамика культуры является значимым аспектом при изучении не только ее артефактов, но и изменении жизнедеятельности людей, их образа жизни. Условия социокультурной трансформации актуализировали для молодежи проблемы, с которыми столкнулось все зрелое большинство населения России: необходимость постоянной адаптации к изменениям для более или менее гармоничной интеграции в постоянно меняющееся общество. Отличие состоит в том, что способы, которыми молодежь включается во взрослое общество, будут доминировать через 10-15 лет, когда нынешняя молодежь займет доминирующее положение в обществе. Поэтому внимательный анализ нового образа жизни молодежи, посредством которого идет ее включение в различные общественные структуры, крайне важен. Среди культурных оснований образа жизни молодежи в условиях социокультурной трансформации общества, по мнению автора можно выделить следующие:

  • Индивидуализм, как стержень "самостроительства" ценностного мира – на смену коллективизму;
  • склонность к сверхмобильности и риску – на смену стабильности;
  • разнообразный трудовой опыт - на смену стажа на одном рабочем месте;
  • рыночный карьеризм – на смену партийно-бюрократическому;
  • потребление как использование товаров, услуг и идей для самореализации и самопрезентации;
  • доминирование материальных ценностей над идеологическими;
  • профессиональный статус, качественное образование и материальное благополучие как  маркеры социального успеха;
  • деньги как прямой эквивалент свободы и независимости;
  • индивидуальная стилистика вместо воспитания коллективом;

Эти новые социокультурные формы непосредственным образом связаны с образом жизни молодежи.

В третьем параграфе «Социальная активность в системе образа жизни в условиях социокультурной трансформации» автор ставит перед собой задачу в рамках данной диссертационной работы очертить контуры социальной активности и социальной апатии в образе жизни современной молодежи. Затем, в рамках такого контекста – осмыслить причины участия-неучастия, включения-исключения молодежи из общественно-политического, социально-экономического, культурно-досугового мейнстрима.

Вопрос активной или пассивной позиции молодых поколений – непростой. В разные исторические эпохи он и формулировался по-разному, и имел разный смысл. Активность, как и пассивность, может расшифровываться в социально полезном и деструктивном смысле. Контекст социально одобряемой пользы конструируется как правило в рамках господствующей идеологии в духе понимаемого прогрессивного развития общества и его граждан. В разные времена отклонением могли считаться как активность (революционные или контркультурные движения), так и пассивность (отказ от политического участия, например хиппи  – "людьми системы" или отказ от службы в армии верующими).

В советском обществе внутри партийно-государственной идеологии последовательно формировались значимые социальные образцы, четко определялись границы нормативного пространства, где не только можно, но и нужно было проявлять социальную активность молодежи. Эта  комфортная среда позволяла спокойно существовать, взрослеть и формировать собственную идентичность. Но в этом случае в разряд социально опасных явлений попадали не только "диссидентство" в его взрослом контексте, но и  такие "безобидные" в контексте современного опыта молодежные проявления, как "неформальные" молодежные движения. Опыта самостоятельного проявления социальной активности у советской молодежи не существовало, любые новые движения должны были получить партийное "одобрение". Но при этом, наличие определенного социального опыта во всех его ипостасях – экономической, политической, культурной, а также развитые каналы его трансмиссии – семья, школа, институт воспитания, помогают молодежи более или менее бесконфликтно социализироваться, поэтапно вписываться в ту или другую группу, приобретать собственный опыт и определять индивидуальные ценности. Конечно же, ограничение социальных выборов взросления "единственно верной дорогой" опасно, поскольку может привести к социальному зомбированию, "выправлению" и "выпрямлению" индивидуальностей до некоего среднего образца.

Новый, непривычный для старших поколений молодежный образ жизни можно объяснить реакциями на увеличение риска во всех сферах современной жизни. Ситуации риска стимулируют развитие индивидуальных форм проявления социальной активности.Меняются представления о целях проявления социальной активности: конструирование личного жизненного пространства во многих случаях оказывается значимее служению общественным, в том числе и государственным интересам. Социальная активность для молодежи – это, прежде всего, возможность самореализации, самопрезентации, при которой одобрение группы сверстников намного более значимо, чем одобрение абстрактным "обществом". Пассивность, или социальная апатия, вовсе не обязательно имеет негативно-порицательный оттенок.

Бесконечное множество выборов и отсутствие каких бы то ни было социальных проводников ведет к разрыву межпоколенческой коммуникации, отказу от преемственности прошлого культурного опыта, поиску собственных интерпретаций смысла и предназначения жизни. Современное российское государство недостаточно озабочено формированием государственной молодежной политики, поскольку,  на наш взгляд, еще не разработана действительно самостоятельная, учитывающая новые обстоятельства образа жизни современной молодежи, общественная программа.

Во второй главе «Особенности проявления активного образа жизни молодежи в различных сферах общественной жизни» проанализированы различные формы проявления социальной активности в образе жизни молодежи для основных социальных сфер: общественно-политической, социально-экономической, культурно-досуговой, что позволило выявить особенности и противоречия.

В первом параграфе «Социально-политическая активность молодежи как основа гражданственности в образе жизни молодежи» поднимаются вопросы формирования гражданственности в образе жизни современной молодежи, которые напрямую связаны с правами и обязанностями молодого человека.

Современная российская молодежь аполитична, а ее малое представительство в «электоральных группах» – один из красноречивых аргументов подобного тезиса. Подчас это объясняют неспособностью молодежи сделать государственными свои интересы, представлять их как общественно значимые.  У российской молодежи отсутствует жесткое политическое размежевание. Отношение же к современной власти носит характер достаточно нейтральный – “она есть какая есть” и с ней, вне зависимости от того, какие личности и институты её персонифицируют, не связывается никаких ожиданий на позитивные перемены. Иначе говоря, молодое поколение относится к политике и власти как к некоторым данностям, которые не вызывают ни восторга, ни особо резких отрицательных эмоций.  Половина респондентов за информацией о политических событиях внимательно не следит, хотя изредка и обсуждает политические события с друзьями, родственниками. Лишь ? из числа всех опрошенных смогли достаточно определенно идентифицировать себя в системе координат современного идеологического, идейно-политического спектра. Такая аполитичность, отсутствие идеологического стержня существенно влияют на становление ценностных ориентаций молодежи.

У современной молодежи пока нет реального доступа к политической арене. Это не в последнюю очередь влияет на формирование гражданской позиции молодежи. В итоге формируется аполитичный, замкнутый от общества и его проблем образ жизни молодежи.

Одновременно с этим в молодежной среде нарастает мнение, что их материальное положение в настоящем и будущем зависит, прежде всего, от них самих (более 84%). Это позволяет утверждать, что существующие в молодежной среде индивидуалистические (вместо патерналистских) ориентации приобрели относительно завершенную форму. Хотя при этом настораживает, что половина из них (или 42% в общей выборке), готовы бороться за свое место в жизни и переступить ради своего благополучия через моральные нормы. Убеждение в том, что можно иметь только «честные» доходы, а не любые, разделило уже две трети молодых россиян. А каждый третий представитель молодежи убежден в том, что хороши любые доходы, независимо от того, как они получены.

Обращает на себя внимание и правовой нигилизм молодежи. Достаточно отметить, что только каждый десятый представитель молодежи готов безоговорочно подчиняться требованиям закона. Основная же масса молодых людей готовы это делать только при одном условии – что закон един для всех, и представители власти будут следовать нормам закона так же, как и все остальные граждане.

Таким образом, результаты исследования показывают, что проявление социальной активности молодежи в общественно политической сфере минимальны, чему способствует как молодежная политика, так и развитие индивидуалистических жизненных стратегий . Пассивность значительной части молодежи в общественных, политических мероприятиях обедняет их образ жизни, деформирует гражданскую позицию, позволяя развиваться правовому нигилизму.

Во втором параграфе «Социально-экономическая активность молодежи в условиях рыночных отношений» показано, что меняется и смещается значение трудовой деятельности как фактора формирования образа жизни молодежи. Труд был и остаётся главным источником общественного воспроизводства. С ним связано производство не только жизненных средств, но и самого человека, его духовных и физических сил.

Труд занимает ведущее место в жизненных ориентациях и планах большинства молодых людей. Сегодня в трудовой мотивации приоритет отдается не содержательному труду (70% опрошенных предпочитают интересную работу), а труду, направленному на получение материальной выгоды (83% молодых россиян выдвигают требование ее высокой оплаты). Но результаты выбора одного из двух основных альтернативный требований к работе – либо интересная работа, либо высокий заработок – показывают, что среди молодежи интересную работу высокому заработку предпочли 59%.

Данная работа формирует особый образ жизни – образ жизни «трудоголика». Такого человека работа поглощает полностью, не оставляя места семье и досугу. И такая тенденция, особенно в старших возрастных группах молодежи, набирает тенденцию. Как показывают результаты исследования, в последние годы ценность труда как способа самоутверждения молодых людей возрастает, при одновременном ослаблении инструментального отношение к нему, то есть как к средству достижения других целей.

Повышенная трудовая мобильность в молодежном образе жизни является характерной чертой. Готовность к освоению новых видов деятельности у молодежи очень высока. Но в то же время, статистические данные свидетельствуют о том, что доля молодых людей в составе безработных остается высокой: 41% среди официально зарегистрированных безработных – это молодые люди в возрасте до 30 лет. Тем самым в обществе зреет противоречие между стремлением молодежи вести экономически активный образ жизни и объективными условиями рыночной экономики, которая требует, прежде всего, квалифицированных, опытных кадров.  

Субъективно осознавая данное противоречие, большая часть молодёжи (95%) ориентируется на получение профессионального образования, при этом 73% считает необходимым наличие высшего образования и практически столько же (70%) наличие второго высшего образования. Поэтому важной составляющей образа жизни современной молодежи является обучение в учебных заведениях различного уровня. Но в то же время отметим, что только 51% молодежи работают по специальности, которую они получили в учебном заведении. Из остальных половина сменила специальность после опыта работы по своей основной профессии, а половина вообще никогда по ней не работала, сразу начав осваивать другую специальность. Образование важно для молодого человека как символический капитал.

Таким образом, основная масса молодежи и профессионально, и социально адаптированы к новым социально-экономическим отношениям, нашла свой способ осуществления жизнедеятельности: через получение высшего образования как символического капитала к занятию интересной работе, позволяющей достичь материальное благополучие. Но в ситуации нестабильности, высокого риска потерять работу молодежь подвергается постоянным стрессовым нагрузкам.

В третьем параграфе «Культурно-досуговая активность молодежи как интелектуализация образа жизни» рассматривается влияние на молодежь культурно-досуговой сферы, которая занимает особое место в жизни молодежи многих развитых стран мира. Для подавляющей части молодых людей социальные институты досуга являются ведущими сферами социально-культурной интеграции и личностной самореализации. Досуг привлекает молодежь нерегламентированностью и добровольностью выбора его различных форм, демократичностью, эмоциональной окрашенностью, возможностью сочетать в нем физическую и интеллектуальную деятельность, творческую и coзepцaтьную, производственную и игровую. Однако все эти бесспорные преимущества досуговой сферы пока еще не стали достоянием, привычным атрибутом образа жизни всей российской молодежи. В молодежной среде продолжает сохраняться наркотизация, алкоголизация и девиация. Сохранения высокого уровня преступности в молодежной среде (в среднем, в два раза превышающий уровень преступности более старших поколений), криминализация образа жизни также остается социальной проблемой, что, безусловно, не будет способствовать социальной стабилизации общества. Но вместе с тем, в большинстве своем молодежь готова к выполнению тех непростых задач, которые требуется решить в ходе социокультурной трансформации российского общества.

В диссертации подчеркивается факт неоднородности молодежи. Но, по мнению, автора, неверно представлять современную молодежь в виде некоего «большого пирога», состоящего их отдельных субкультурных образований.  Субкультуры, сколь бы экзотически разными они ни были, не исчерпывают собой все многообразие современных молодежных практик. Основаниями для выделения молодежной субкультуры как феномена социокультурной деятельности является акцентирование характерных для молодых людей особых форм самореализации и самоутверждения, выражающихся в формировании собственного мировоззрения, оппозиционного, иногда враждебного мировоззрению старших поколений, в особых моделях поведения, специфической внешности, способах проведения свободного времени и другое. В определенных социальных условиях культурные установки молодежи могут принимать форму неприятия и даже отрицания традиционной культуры, становясь фундаментом суб- и конткультуры. Феномен молодежных субкультур, поиск собственной жизненной позиции реализовался в неформальных молодежных объединениях и группах. Другое дело, что в процессе эволюции они могут не только изменяться, но в зависимости от силы своего культурного капитала переходить, воплощаться своими деталями в массовых культурных практиках, определяющих образ жизни целого поколения. Неслучайно, субкультурные символы активно тиражируются и эксплуатируются в популярной культуре и шоу индустрии.

Главное, что движет и воспроизводит субкультурные инновации – это постоянное стремление каждой новой молодой генерации отвоевывать социальное пространство у занявших все устойчивые социальные позиции взрослых. Организация своего образа жизни в соответствии с субкультурными требованиями  помогает и позволяет молодым людям, имеющим разные интересы, самоутверждаться и развивать собственную идентичность внутри своих правил, утвержденных своими традициями и передаваемых своими каналами. Но в то же время результаты исследования фиксируют, что часть субкультур превратились в историческую достопримечательность, часть – стилистически и культурно смешались с другими. Новые «миксовые» субкультуры уже не столь четко отделены друг от друга (во многих, особенно провинциальных городах, молодежь при их определении использует единое понятие – «неформалы»).

В работах по молодежному образу жизни имеет место деление неформальных групп на три типа. Как отмечает С.Н. Иконникова, первый тип имеет позитивную социальную направленность. К нему относятся фонды молодежной инициативы, охраны окружающей природной среды, спасения исторических памятников, восстановление норм справедливости, охраны общественного порядка, воинов-интернационалистов. Эти инициативные молодежные объединения способствуют развитию социальной активности.

Второй тип имеет развлекательную направленность, охватывает сферу музыкальных, литературных, спортивных интересов, отражает потребность в общении. К нему относятся поклонники рок-музыки, «фанаты» футбольных и иных спортивных команд, участники романтико-эскайпистских или гедонистическо-развлекательные групп общения. Эти группы очень различаются между собой по содержанию и направленности деятельности. Многие из них возникают под давлением массовой культуры, моды. Часть из них неустойчива, другие более постоянны.

Третий тип группировок имеет асоциальную направленность. Среди них выделяются хулиганствующие компании подростков, объединенные в криминальные группы, «профашистские группировки», (например, известные сегодня скинхэды), провозглашающие культ силы. Активность данной группы проявляется в различных формах агрессивного поведения. Эти неформальные объединения становятся той средой, которая разлагает духовные основы личности, ведет к асоциальному поведению.

Как показывают результаты исследования в культурно-досуговой сфере в молодежной среде распространен второй тип неформальных объединений. Для образа жизни данных неформальных объединений большое значение имеет внешняя символика, показатели успеха, престижности, эпатажности, посредством которой и осуществляется их самоутверждению.  Свое свободное время большая часть опрошенных проводит за просмотром телевидения и общения с друзьями, менее популярными формами время препровождения для молодых людей являются: прослушивание музыки, чтение книг, занятия за компьютером, посещение ночных клубов. Сегодня уже вполне можно говорить об интеллектуализме, как феномене современного образа жизни большей части молодежи. Отчасти такое новое измерение связано со все возрастающим престижем качественного образования, рыночной привлекательностью креативных профессий, формированием среди молодежи достаточно устойчивой прослойки по-русски понятого "среднего класса", где хиппизм уже спокойно может соседствовать с элементами буржуазности. Это соседство можно назвать "хиппизмом" досуга. В этом пространстве и приобретает особый смысл и репутацию интеллектуализм. Сегодня формируется новое поколение, базовыми ценностями которого вместо социальной апатии становится культ работы ума. Вовсе не обязательно, что люди, практикующие этот стиль – сами являются интеллектуалами, то есть широко образованными людьми. Превращаясь в моду, интеллектуализм может проявляться через внешние, считающиеся подходящими этому тренду, практики (темы разговоров, места, формы и качество досуга, внешний вид, специфический сленг). Молодежь этого стиля стремится читать умные (правильное) книги, смотреть умное (правильное) кино, принадлежать правильной компании, то есть «правильно позиционировать себя». Интересно, что выстраивающийся внутри этого образа жизни общий контекст достаточно легко транслируется не только через каналы межличностного общения, но формируется через молодежные СМИ. В основе такого образа жизни лежит молодежная культура, формировавшаяся в столичных мегаполисах: свобода от идеологии и системы, религиозных организаций, работы в офисах, политических установок; широта взглядов – высокий уровень толерантности к разным проявлениям культуры, понимание и поиск этой разности; андеграундность, проявляющаяся в любви к кухнеподобным клубам, восточной культуре, им присущ легкий налет снобизма; отказ от явной социальной активности, приоритет либеральных ценностей.

В Заключении подводятся итоги исследования, формулируются основные выводы, обозначаются направления исследования, нуждающиеся в дальнейшей разработке.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях:

1. Сапронов А.В Проблемы трансформации молодежного образа жизни в современном обществе // Молодежь и XXI век: материалы межрегиональной научно-практической конференции. – Курск, 2005. – 0,3 п.л.

2. Сапронов А.В. Трудовая деятельность как фактор формирования образа жизни молодежи // Модернизация России: социально-правовые аспекты. – Курск, ООО «Учитель», 2005. – 0,5 п.л.

3. Сапронов А.В. Национальная идея в контексте модернизации российского общества // материалы научно-практической конференции. – Орел, 2005. – 0,2 п.л.

4. Сапронов А.В. Жизненные затруднения незрячих детей // Молодежь и XXI век: материалы межрегиональной научно-практической конференции. – Курск, 2005. – 0,3 п.л.

5. Сапронов А.В. Особенности отношения к молодежи в различные исторические периоды // Россия на рубеже веков: история и современность: материалы 2 Всероссийской научно-теоретической конференции. – Курск, 2006. – 0,2 п.л.

6. Сапронов А.В. Специфика жизненных ориентаций современной молодежи // Социальная политика государства и возможности ее реализации в условиях региона: сборник статей 2 Всероссийской научно-теоретической конференции. – Воронеж, 2006. – 0,2 п.л.

7. Сапронов А.В. Социокультурные особенности политической ориентации современной молодежи // Ментальность, общество, экономика: проблемы развития России: материалы научно-практической конференции. – Орел, 2006. – 0,3 п.л.

8. Сапронов А.В. Поведенческие рефлексии молодых людей в сфере занятости и материальной обеспеченности // Философия духовно-нравственной и гражданской самореализации личности в условиях региональной ментальности: сборник статей 9 международной научно-теоретической конференции. – Воронеж, 2006. – 0,3 п.л.

9. Сапронов А.В. Молодежный образ жизни в современных социокультурных условиях // Культура & общество [Интернет ресурс]: Интернет-журнал МГУКИ / Моск. гос. ун-т культуры и искусства – Электрон. журн. – МГУКИ, 2004 – № гос. Регистрации 0420600016. – Режим доступа: http //www.eculture.ru/Articles/2007/ Загл. с экрана – 0,7 п.л.

10. Сапронов А.В. Трансформация образа жизни молодежи в современной социокультурной ситуации // Научный журнал «Вопросы культурологи». – Москва, № 6, 2007. – 0,36 п.л.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Сапронов Алексей Викторович

Социальная активность как конструктивная основа образа жизни

молодежи в условиях социокультурных трансформаций

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата социологических наук

Лицензия на издательскую деятельность

ИД №6430 от 10.12.2001

Подписано в печать 20.09.2007

Формат 60Х84  1/16. Тираж 100 экз.

Объем 1,0 усл. п.л. Заказ № 1561/83

Издательство Курского государственного технического университета

305040 г. Курск, ул. 50 лет Октября, 94

 

 

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.