WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

КОЛЛЕКТИВНЫЕ ТРУДОВЫЕ СПОРЫ В РОССИИ: ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ (На материалах Центрального экономического района 1870-1920-х годов)

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

Орлов Владимир Николаевич

 

КОЛЛЕКТИВНЫЕ ТРУДОВЫЕ СПОРЫ В РОССИИ:

ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ

(На материалах Центрального экономического

района 1870-1920-х годов)

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

                                             Курск 2007

Работа выполнена на кафедре истории государства и права

Курского государственного технического университета

Научный руководитель:                          доктор исторических наук,

профессор Пашин В.П.

Официальные оппоненты:                       доктор  исторических  наук,

профессор Галина    

                                                           Александровна Салтык

кандидат исторических наук,

доцент  Владимир  

                                                                       Владимирович Яценко

Ведущая организация:                                      Липецкий государственный 

                                                                         технический   университет

Защита состоится «9» ноября 2007 года в 13 часов на заседании диссертационного совета К 212.105.01 при Курском государственном техническом университете по адресу: 305040, г. Курск, ул. 50 лет Октября, 94, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Курского государственного технического университета.

Автореферат диссертации разослан _____________ 2007 года

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат исторических наук, доцент                                  И.Г. Каплунова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблематики исследования. Социально-трудовая сфера в современной России может быть охарактеризована как достаточно конфликтная. Массированный и стремительный переход страны к рыночным отношениям привел к обострению широкого спектра общественных проблем, часть из которых была унаследована от предшествующей социально-экономической системы, а другая оказалась следствием масштабных рыночных трансформаций. Не остались в стороне и социально-трудовые отношения.

Отечественный исторический опыт регулирования социально-трудовой сферы убедительно свидетельствует о той фундаментальной роли, которую играют отношения в сфере труда не только для экономики, социальной жизнедеятельности общества, но и для государственности в целом.

Неурегулированность трудовых отношений способствует росту социально-экономической нестабильности, значительно повышает возможность политических рисков и общественных катастроф. В этой связи обращение к историческому прошлому России может сыграть положительную роль в регулировании социально-трудовых отношений, разработке адекватных мероприятий по локализации деструктивных тенденций и факторов в сфере труда и занятости населения в условиях перехода страны к гражданскому обществу и правовому государству.

Проблематика коллективных трудовых споров в значительной степени актуализируется также и исследовательским аспектом. Прежде всего, обращает на себя внимание неравномерное распределение исторических исследований. Традиционно до начала 1990-х гг. трудовые конфликты дооктябрьского периода изучались достаточно активно. В то же время они однозначно трактовались как противостояние между трудом и капиталом при неизменной охранительной позиции государства по отношению к владельцам средств производства.  Что касается коллективных трудовых споров после октября 1917 г., то на протяжении значительного хронологического отрезка они были запретной темой для отечественных историков. Только в условиях демократизации российского общества начали появляться научные публикации, посвященные всевозможным акциям протеста трудящихся в советской России.

Между тем, анализ архивных документов, материалов периодической печати, статистических источников обращает внимание на сохранение значительного конфликтного потенциала в сфере социально-трудовых отношений после прихода к власти большевиков. Безусловно, в основе трудовых конфликтов в советской России лежал целый комплекс факторов, которые во многом катализировали различные формы социального протеста, делая их при определенных условиях достаточно острыми и массовыми.

Таким образом, изучение коллективных трудовых споров и конфликтов, особенностей их правового регулирования в дооктябрьский период и в советское время имеет актуальную значимость для воссоздания более объективной, правдивой и многогранной картины развития страны.

Объектом исследования выступают социально-трудовые отношения в России в период с 1870-х гг. и до конца 1920-х гг.

Предметом настоящей работы является сравнительно-исторический анализ правовой регламентации и особенностей государственной политики по регулированию коллективных трудовых споров и экономических конфликтов в России.

Хронологические рамки исследования охватывают период от 1870-х  гг.  и до конца 1920-х гг. Отправная граница исследования определяется первыми в России законодательными актами в сфере регулирования промышленного труда. Конечная граница хронологических рамок исследования (1929 г.) связана со свертыванием НЭПа и последовавшими за этим масштабными социально-экономическими и политическими событиями, в том числе и значительным ужесточением всеобъемлющего государственного контроля за сферой трудовых отношений.

Выбор данного временного отрезка позволяет проследить основные этапы становления и эволюции трудового законодательства, средства и методы разрешения трудовых конфликтов в условиях принципиально различных социально-политических режимов: самодержавной монархии, Временного правительства и советской власти.

Географические границы диссертации охватывают территории Владимирской, Ивановской, Калужской, Костромской,  Московской,  Смоленской, Тверской, Тульской и Ярославской губерний, входивших в состав Центрального экономического района (ЦЭР) страны в силу относительной схожести природных, социально-экономических, политических и правоприменительных про­цессов в этих регионах.

Историография проблемы исследования. Первые работы отечественных специалистов Л.М. Нисселовича, А.И. Кобеляцкого, М. Туган-Барановского, посвященные различным аспектам трудового законодательства и положения работников наемного труда в России, появились уже в 1880-90-х гг. Фактически это были первые исследования, в которых проблемы труда и положения наемных работников серьезно актуализировались не только для российской общественности, но и для властных структур .

Данные традиции были продолжены российскими обществоведами в начале XX столетия. В первое десятилетие нового века был опубликован довольно широкий спектр исследований по вопросам законодательной регламентации труда. В работах В.П. Литвинова-Фалинского, И.Х. Озерова, В. Каннеля, Л.Я. Эллиасона, А.Н. Быкова, М.Г. Лунца, Л.С. Таля нашли отражение правовые, социальные, экономические, исторические проблемы регулирования трудовых правоотношений в России .

Острота протекания социально-трудовых конфликтов в России, массовость забастовочного движения, политизация стачек выдвинули проблемы изучения рабочего движения в качестве политически важных в многочисленных статьях, заметках, брошюрах лидера большевистской фракции российской социал-демократии В.И. Ульянова (Ленина). В своих работах он рассматривал трудовые конфликты между рабочими и предпринимателями как явление неизбежное, а государственную власть -  как однозначно стоящую на стороне имущих классов .  

Значительная активизация стачечного движения среди рабочего класса подтолкнула как законодателя, так и отечественных исследователей к анализу массовых социальных движений в России. Наиболее плодотворно по данному направлению работали И.Х. Озеров, И.И. Янжул, Н.Н. Полянский, И.С. Войтинский .

В целом, хотя авторы в дооктябрьский период и делали попытки сравнения во времени данных о тех или иных сторонах уровня жизни рабочих, социально-экономического и правового положения, общая картина в силу ряда причин оставалась фрагментарной и неполной.

Февральская революция 1917 г. привела к изменениям в регулировании трудовых отношений в стране, что нашло отражение в научных публикациях известных специалистов  в сфере социально-трудовых отношений И.С.Войтинского, Н.М. Кузьмина .

Пришедшая к власти в октябре 1917 г. партия большевиков осуществила масштабные преобразования в сфере регламентации труда и занятости населения, что нашло свое отражение в литературе первых лет утверждения советской власти. В работах Л.С. Таля, К.Н. Самойлова, А.Г. Гойхбарга, А. Нацаренус, С.И. Аскназий, А. Аникста  содержался достаточно широкий спектр вопросов по проблемам труда, трудовой дисциплины, групповых производственных конфликтов, безработицы, организации трудовых армий

Переход к новой экономической политике в Советской России ознаменовался значительными преобразованиями в сфере труда и занятости населения. 1920-е гг. оказались действительно самыми плодотворными с точки зрения появления работ, посвященных трудовым правоотношениям. Исследования К.М. Варшавского, И.С. Войтинского, Д. Семеновой, Г. Белкина,  А. Вишневецкого, В.М. Догадова, А. Степаненко были посвящены вопросам труда в Советской России в изменившихся социально-экономических условиях: разрешение частного предпринимательства, допущение забастовок на частных предприятиях, принятие нового трудового кодекса .

С начала утверждения тоталитарного режима в СССР с начала 1930-х гг. исследования по широкому спектру социальных проблем, в том числе и по проблемам уровня жизни рабочих, динамике трудовых споров и конфликтов стали постепенно сворачиваться. Основными аспектами исследований М.Авдиенко, З. Гришина, К.П. Горшенина, В.М. Догадова, А.Е. Пашерстника по трудовым правоотношениям стали общие вопросы трудового права, частные проблемы трудовых правоотношений, трудовой дисциплины, а также переосмысление исторического опыта СССР по созданию принципиально иной модели «социалистического» труда .

В условиях частичной либерализации общественно-политической жизни страны, последовавшей со второй половины 1950-х и до середины 1980-х гг. многие вопросы историко-правового регулирования труда получили дальнейшее развитие в работах А.З. Астаповича, Г.К. Москаленко,  М.И. Карпушина, М.И. Зиминой, М.И. Бару .  

С конца 1950-х гг. начинает активно разрабатываться проблематика истории рабочего класса в советской исторической науке. Несомненной заслугой монографических исследований А.А. Матюгина, Е.Г. Гимпельсона, Э.Э. Крузе, отдельных региональных исторических сборников является введение в научный оборот архивных материалов, обобщение статистических данных о положении лиц наемного труда, причинах социально-трудовых конфликтов, динамике стачечного движения в России до прихода к власти большевиков .

С началом перестройки и провозглашения гласности в СССР со второй половины 1980-х гг. стали появляться работы, которые отличались от исследований предшествующего периода большим реализмом, меньшим влиянием марксистской методологии, нацеленностью на решение практических задач по оптимизации использования трудовых ресурсов и попытками разобраться в причинах социально-трудовых конфликтов. В диссертационных исследованиях, научных статьях и публикациях этого периода поднимались вопросы динамики, численности, структуры рабочего класса, проблем труда и безработицы в СССР . Однако трудовые конфликты в Советской России в научной литературе в годы перестройки не получили должного освещения.

Переход к рыночной экономике, беспрецедентная демократизация общественно-политической жизни в России с начала 1990-х гг. способствовали созданию объективных причин и благоприятных условий для активизации исторических, историко-правовых, социальных исследований по вопросам трудовых правоотношений и трудовых конфликтов в стране.  В то же время при несомненных успехах отечественной историографии последних лет диссертационных работ, посвященных проблемам истории трудовых споров и конфликтов в России, по-прежнему остается незначительное количество. При этом большая часть из них представлена юридическими исследованиями, в которых исторический контекст прослеживается весьма фрагментарно .

В целом анализ научных публикаций по историко-правовым проблемам коллективных трудовых споров в России  в период с 1870-х  по 1920-е гг. свидетельствует о серьезном фактологическом фундаменте. В то же время, несмотря на значительные успехи отечественной исторической науки по данной проблематике, здесь существует целый ряд нерешенных вопросов как общего методологического, так и частного характера. Прежде всего, требуется выявление комплекса причин трудовых конфликтов, сопоставление масштабов стачечного движения на экономической почве, специфические формы, методы и средства разрешения или подавления трудовых конфликтов в условиях самодержавной и советской России.

Цель исследования заключается в выявлении динамики, тенденций, закономерностей развития и особенностей разрешения коллективных трудовых споров в России в обозначенный хронологическими рамками исследования исторический период. 

Цель диссертационного исследования обусловила необходимость решения следующих задач:

  1. рассмотреть особенности институциализации трудовых правоотношений в самодержавной России;
  2. проанализировать теорию и практику советской власти по регулированию коллективных трудовых споров в период «военного коммунизма»;
  3. выявить тенденции и специфику развития трудового законодательства в части регулирования коллективных трудовых споров в Советской России в период новой экономической политики;
  4. изучить причины, динамику и особенности трудовых конфликтов в 1920-е гг.

Методология и методы исследования. Методологической основой исследования выступают принципы исто­ризма и объективности. В качестве методов в настоящей диссертации использованы следующие: системно-аналитический, тек­стологический, статистический, сравнительно-правовой.

Источниковую базу исследования составляют опубликованные материалы и архивные источники.

Значительный круг источников по исследуемой теме составляют нормативно-правовые акты: законы, декреты, постановления . Они отражают официальную государственную политику российских властей в области труда, разрешения коллективных трудовых споров в исследуемый хронологический период.

Особую группу источников по рассматриваемой проблематике в годы советской власти представляют документы партийных органов РКП(б)-ВКП(б): постановления, резолюции, решения, стенографические отчеты .

Коллективные трудовые споры и конфликты в 1920-е гг. нашли свое отражение в периодической печати того времени (газеты «Труд»,  «Известия», журналы «Вопросы труда», «Голос кожевника» и др.). Хотя эти данные носят эпизодический и локальный характер, причем с начала 1930-х гг. трудовая тематика в советской печати стала приобретать все более бесконфликтный характер. В то же время, сведения по трудовой проблематике из газет и журналов имеют неоценимое значение .

Следующая группа источников по проблемам труда представлена статистическими материалами. Для дооктябрьского периода основными источниками по статистике трудовых отношений и трудовых конфликтов являются сборники Министерства финансов, «Своды отчетов фабричных инспекторов», материалы городских и земских статистов. Традиции, заложенные еще фабричными инспекторами в дореволюционный период, были продолжены в первые годы советской власти. До середины 1920-х гг. для учета стачек на отдельных предприятиях использовался анкетный метод. В 1920-е гг. в Советской  России был возобновлен выпуск статистических сборников как общесоюзных, так и региональных по проблемам труда, хотя стачечное движение в промышленности в них не получило отражение .

Следующий блок источников по истории трудовых отношений представлен архивными материалами, извлеченными из ряда фондов.

В Государственном архиве Российской Федерации (ГА РФ) анализу были подвергнуты документы из следующих фондов: фонд 63 (Отделение по охранению общественной безопасности и порядка в Москве при Московском градоначальнике. 1880-1917), фонд 102 (Департамент полиции Министерства внутренних дел. 1880-1917). В них сосредоточены донесения Департамента полиции о стачечном движении в различных городах и губерниях ЦЭР. Значительная информация извлечена из фондов 5451 (Всесоюзный Центральный Совет Профессиональных Союзов (ВЦСПС)); 5515 (Народный комиссариат труда РСФСР); 6935 (Комиссия по изучению истории профессионального движения при ВЦСПС и Центральных Комитетах Профессиональных Союзов. 1921-1930 гг.); Р-7952 (Государственное издательство «История фабрик и заводов» при объединении государственных издательств). Это отчетность государственных и профсоюзных органов по вопросам труда и занятости населения, справки о деятельности конфликтных комиссий по вопросам регулирования труда, статистика трудовых конфликтов и реакция властей на них в первое десятилетие существования советской власти, официальное делопроизводство, документы по истории фабрик и заводов Москвы: «Общества механических заводов братьев Бромлей», «Товарищества Московского металлического завода», «Товарищества Прохоровской Трехгорной мануфактуры» .

Значительный интерес представляют документы Российского государственного архива экономики (РГАЭ) фонда 1562 (Центральное статистическое управление СССР). В данном фонде находятся «Статистические бланки» о предприятиях Всероссийской промышленной переписи 1918 г. со сведениями об общей сумме выплаченной заработной платы, общем числе рабочих, расходах предприятий в связи с болезнью, увечьем и старостью рабочих за 1913-1914 и последующие годы .

Широкий спектр документов по различным аспектам труда в досоветский период сосредоточены в Российском государственном историческом архиве (РГИА). Наибольший интерес представляли документы, находящиеся в следующих фондах: 20 (Департамент торговли и мануфактур Министерства финансов за 1885-1900 гг.); 22 (Центральные учреждения по части торговли и промышленности за 1900-1905 гг.); 23 (Министерство торговли и промышленности за 1905-1917 гг.); 37 (Горный департамент за 1733-1918 гг.) . В них сосредоточены документы официального делопроизводства, материалы различных комиссий, министерств и ведомств по «рабочему вопросу» в России.

Значительный материал по рабочему движению в дооктябрьской России, трудовым конфликтам в Советской России в годы НЭПа сосредоточен в фонде 17 (ЦК РКП(б)-ЦК ВКП(б)) Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ). Особый интерес представляют сводки Информационного отдела партии большевиков за 1924-1930 гг. Это краткие отчеты о партийной и хозяйственной обстановке в стране, забастовочном движении, составленные на основании закрытых писем, отчетов и сводок, поступивших в Информационный отдел из ГПУ-ОГПУ, а также губернских и районных комитетов партии большевиков .

Из региональных архивов были использованы документы, извлеченные из фонда 46 (Канцелярия Московского градоначальника) Центрального исторического архива Москвы (ЦИАМ). В фонде представлена делопроизводственная документация, характеризующая условия труда и быта московских рабочих, динамику их численности .

Интерес также представляли материалы фонда Московского комитета (МК) РКП(б) Центрального архива общественных движений Москвы (ЦАОДМ) . В нем содержатся протоколы заседаний МК РКП(б), протоколы активов низовых партийных организаций, материалы большого количества дискуссий, в том числе и по трудовым вопросам, сводки Московской Чрезвычайной Комиссии (МЧК) о политических настроениях среди рабочего класса Москвы и Московской губернии. 

Таким образом, различные аспекты труда, в том числе и материалы по регулированию коллективных трудовых споров в ЦЭР, в значительной мере представлены в федеральных и региональных архивах. В то же время данные материалы требуют дальнейшего изучения и систематизации.

Научная новизна исследования заключается в том, что впервые введены в научный оборот систематизированные данные о динамике и структуре коллективных трудовых споров и конфликтов в ЦЭР в дооктябрьский период, годы «военного коммунизма» и в условиях НЭПа.

На основе широкого спектра источников произведен анализ и сделаны выводы о факторах социально-экономической действительности, способствовавших обострению коллективных трудовых споров и конфликтов.

Также подвергается критическому анализу существующая научная литература, анализирующая причины, особенности и динамику экономического стачечного движения в Центральной России с 1870-х и до конца 1920-х гг.

Практическая значимость работы состоит в том, что отдельные разделы работы могут быть положены в основу новых исследований по Отечественной истории конца XIX-первой четверти XX столетия, спецкурсов дру­гих гуманитарных, социально-экономических и юридических дисциплин.

Выводы и положения диссертации также могут быть использованы в практической деятельности государственных органов и органов местного самоуправления по созданию эффективных моделей социального партнерства, системе повышения квалификации профессиональных управленцев, социальных работников.

Апробация работы. Основное содержание диссертации отражено в 5-ти публикациях автора общим объемом 2,2 печатных листа, в том числе 1 – в научном сборнике, рекомендованном для публикации основных результатов научных исследований Высшей аттестационной комиссией Российской Федерации, а также докладывалось на международных, региональных и межвузовских научно-практических конференциях.

Структура диссертации.  Работа состоит из введения, трех разделов, заключения, библиографического списка и приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

 

Во Введении обосновывается актуальность темы исследования, показывается степень ее научной разработанности, определяются объект и предмет исследования, формулируются цель и соответствующие задачи, раскрывается научная новизна, обосновывается научное и практическое значение работы.

Глава первая - «Становление и развитие правового регулирования коллективных трудовых споров в России (1870-1917 гг.)» - посвящена анализу комплекса проблем, связанных с особенностями развития рабочего движения в ЦЭР России в дооктябрьский период. Объективной предпосылкой возникновения и развития трудового законодательства в Российской империи явилось формирование и значительный количественный рост в сравнении с предшествующими десятилетиями пореформенного развития лиц наемного труда, занятых в промышленном производстве на заводах и фабриках.

Только за одно десятилетие (1879-1890 гг.) значительно увеличилась численность лиц наемного труда в ЦЭР, особенно в Московской, Владимирской, Тульской, Костромской, Ярославской губерниях. Одновременно происходило увеличение численности рабочих при уменьшении количества предприятий (Тульская, Костромская губернии), что свидетельствовало о процессе концентрации производства. Москва в пореформенный период стала центром текстильной, пищевой и металлообрабатывающей промышленности страны. Из 607 цензовых промышленных предприятий Москвы паровые машины применялись лишь на 172 фабриках и заводах, что составляло 25% общей их численности. Но по количеству рабочих, занятых в промышленном производстве, Москва почти вдвое превосходила Петербург .

До реформ 1860-х гг. законодательство, регулировавшее труд, отражало черты феодально-крепостнической системы, преобладавшего натурального хозяйства, почти полного отсутствия свободного рынка труда капиталистического типа .

Типичными в это время были правила внутреннего распорядка Московского металлического завода Гужона. В них было записано: «Воспрещается оставлять фабрику до истечения договорного срока без согласия на то хозяина или требовать от него до того срока какой-либо прибавки платы сверх установленной. За решение  между работниками прекратить работу прежде истечения установленного с хозяином срока для того, чтобы принудить его к возвышению получаемой ими платы, виновные подвергаются наказаниям, определенным «Уложением о наказаниях» (ст. 1358, изд. 1866 г.)» .

На протяжении 1880-1890-х гг. в Министерстве финансов шло бурное обсуждение вариантов и законопроектов системы страхования рабочих. Вполне естественно, бурный рост количества промышленных рабочих не мог не вызвать у власти необходимости решения целого ряда социальных проблем, которые обозначились и все чаще давали о себе знать в виде акций протеста, стачек в пореформенные десятилетия. Это послужило причиной проведения правительством реформ с целью смягчения социальных противоречий. Одной из таких реформ стало появление и активное развитие в последние два десятилетия XIX в. законодательства о труде.

В течение 21 года, с 1882 г. по 1903 г., было последовательно принято одиннадцать главных законов, составивших костяк промышленного (рабочего) права. Главным же источником фабрично-трудового законодательства стал Устав о промышленном труде (1913), представлявший собой специализированный инкорпорационный акт, не выходивший за рамки действовавшего в момент его создания законодательства, не дополнявший его новыми нормами, не корректировавший и не изменявший его по существу.

Законодательное регулирование коллективных трудовых споров в начальный дореволюционный период отсутствовало, что инициировало рост рабочего движения. Это вынуждало правительство идти на закрепление законоположениями некоторых сторон взаимоотношений рабочих и работодателей и создание органов, имевших право вмешиваться в эти отношения.

Шел поиск форм и методов снижения конфликтности путем установления опеки над рабочими, введения различных временных правил для урегулирования конкретных конфликтов, устанавливалось законодательное признание представительства рабочих через старост в промышленных заведениях. Стачки для искоренения их из промышленной жизни признаются преступлением.

Основные элементы охранительно-попечительской рабочей политики правительства складывались именно в эти годы, в процессе начавшейся разработки рабочего законодательства различными правительственными комиссиями (А.Ф. Штакельберга, Н.П. Игнатьева, П.А. Валуева).

Под напором всероссийского рабочего движения с 1905 г. в России законодательно признано право рабочих на объединение в союзы. Признается право на стачки, но с жесткими рамками их возможного осуществления, идет оформление органов по разрешению коллективных трудовых споров. В законодательстве устанавливается масса преград коллективным действиям рабочих, применяются полицейские меры для их подавления. На практике в борьбе с рабочими организациями и коллективными трудовыми спорами применяются локауты.

В то же время получает развитие коллективно-договорное регулирование, применяемое только на практике, не закрепленное дореволюционным законодательством. Отсутствие общих положений о трудовом споре открывает широкий простор административному произволу в разрешении коллективных трудовых споров.

Анализ динамики обострения политической ситуации в стране в 1914-1917 гг. свидетельствует о том непреложном факте, что революционные стачки рабочих способствовали серьезному обострению социально-политического противостояния в российском обществе. Временное правительство, взявшее в свои руки власть после краха самодержавной монархии, оказалось не в состоянии решить жизненно важные проблемы российского общества, в том числе и в сфере правового регулирования труда, что и предопределило крах демократического режима в России в октябре 1917 г.

Таким образом, анализ исторических фактов свидетельствует о том, что фактически весь пореформенный период и вплоть до революционных потрясений 1917 г. российские власти, определенные предпринимательские круги осуществляли серьезные попытки совершенствования рабочего законодательства, уделяя внимание в том числе и проблемам разрешения коллективных трудовых споров.

Во второй главе - «Особенности регулирования коллективных трудовых споров в Советской России в 1917-1920 гг.» - рассматриваются особенности правовой регламентации трудовых отношений, примененной Советским правительством в период «военного коммунизма».

Трудовое законодательство первых лет существования власти большевиков сделало значительные шаги вперед в сравнении с законодательными актами периода существования самодержавия и Временного правительства. Во многом это было предопределено необходимостью большевистского режима в расширении и укреплении собственной социальной опоры в лице промышленного пролетариата. Однако в Кодексе законов о труде РСФСР 1918 г. и в декретах периода «военного коммунизма» не нашлось места нормам о разрешении коллективных трудовых споров. Это позволяет констатировать то, что победа рабочего движения в 1917 г. имела довольно противоречивые последствия.

Наиболее распространенными формами коллективных трудовых конфликтов на предприятиях ЦЭР были следующие: стачки (забастовки), сопровождавшиеся прекращением работы и предъявлением определенных требований; итальянские забастовки или «итальянки», «волынки» (приходившие на производство рабочие бездействовали); массовые собрания и митинги работающих; демонстрации (связанные с трудовыми конфликтами); коллективные жалобы в вышестоящие инстанции и передача заявлений профсоюзов в суд; наконец, локауты - расчет рабочих предпринимателями (эта форма практиковалась в основном на частных предприятиях).

В ноябре 1917 г. в отдельных городах ЦЭР проходили забастовки рабочих, начавшиеся еще в последние месяцы существования Временного правительства. В ноябре 1917 г. продолжались рабочие конфликты в Москве и Московской губернии: на заводах «Гном и Рон», на фабрике Гиршмана, на заводах товарищества «Свет». Во всех случаях Московский Военно-Революционный Комитет обязал владельцев предприятий удовлетворить требования бастующих . С 21 октября по 17 ноября 1917 г. происходила всеобщая забастовка текстильщиков ЦЭР, в которой приняло участие до 300 тыс. рабочих 114 промышленных предприятий Шуи, Иваново-Вознесенска, Кинешмы, Павлова-Посада .

В начале 1918 г. рабочие многих промышленных центров начали выступления против той власти, которую осенью 1917 г. они фактически безоговорочно поддержали и привели к власти. Беспорядки и волна стачек прокатились по губерниям ЦЭР.

На почве голода, безработицы, недовольства постепенным наступлением власти на первоначально провозглашенные права рабочих забастовки прошли в Калуге, Орехово-Зуеве, Коломне, Твери, Клину. Из-за продовольственных сложностей практически повсеместно в крупных промышленных центрах ЦЭР наблюдался отход трудящихся в сельскую местность, в которой можно было найти сезонную работу, а условия для воспроизводства рабочей силы были лучше, чем в индустриальных центрах.

В атмосфере разгоравшейся гражданской войны это было крайне опасно, т.к. наибольшую активность про­явили металлисты, непосредственно связанные с военным комплексом страны. Многие рабочие вынуждены были оставлять свои рабочие места и отправляться в сельскую местность на поиски продуктов питания. Такие явления получили широкое распространение осенью 1918 г. в Серпухове, Орехово-Зуеве .

В январе 1918 г. произошли конфликты на мукомольном заводе бывшего владельца Эрлангера и на обувной фабрике Н.Н. Попова в Москве . Экономический отдел Московского совета из-за неуплаты заработной платы работникам предприятия велел ее владельцам передать предприятие в арендное пользование рабочих .

В 1917-1920 гг. во многих губерниях ЦЭР получают распространение захват рабочими своих предприятий, распродажа заводского имущества и готовой продукции. Массовый характер при­обретают хищения с предприятий .

Обращает на себя внимание то, что в первые годы советской власти основная масса забастовок заканчивалась поражением рабочих, что приводило к дальнейшему отрыву рядовой рабочей массы от профсоюзных органов. Превращение профсоюза в часть механизма по управлению производством приводило к тому, что при разрешении трудовых конфликтов профсоюзы и фабричные комитеты довольно часто не могли занять твердые позиции и активно отстаивать интересы рабочих, следуя часто следом за партийным руководством.

Таким образом, в период «военного коммунизма» Советское правительство осуществляло комплекс мероприятий по регулированию отношений в сфере трудовых правоотношений. Среди основных способов разрешения конфликтов в 1917-1920 гг. можно выделить следующие: при посредничестве примирительных камер; при участии профессиональных союзов; при участии местных советов. В то же время обращает на себя внимание тот факт, что значительное большинство коллективных трудовых споров на предприятиях ЦЭР было разрешено в пользу администраций предприятий, к этому моменту представлявших интересы советской власти.

В третьей главе - «Особенности регулирования коллективных трудовых споров в СССР в годы НЭПа (1921-1928 гг.)» - рассматривается политика Советского правительства в области труда, эволюция правового регулирования коллективных трудовых споров, анализируются динамика, специфические черты и формы рабочего протеста в этот период.

Переход к новому экономическому курсу означал признание невозможности дальнейшего использования административно-командных методов «военного коммунизма», основанных на тотальном принуждении к труду. Трудовые мобилизации и повинности населения, милитаризация труда и ставшие обязательными коммунистические субботники показали свою полную неэффективность при восстановлении разрушенного народного хозяйства России. Новая кодификация трудового законодательства в 1922 г. имела целью заменить КЗоТ 1918 г. новым Кодексом, призванным регулировать трудовые отношения в условиях отхода от принципов «военного коммунизма» .

Принятие КЗоТа 1922 г. знаменовало возрождение в России коллективно-договорного регулирования труда. В начале 1925 г. 85,7 % всех наемных работников были охвачены коллективными договорами

Переход к НЭПу способствовал признанию за рабочими права на забастовки со стороны профсоюзных и партийных органов (1922 г.), учреждению примирительных камер и третейских судов при НКТ РСФСР и его территориальных органах (1923 г.). 18 января 1922 г. было опубликовано постановление СНК о порядке разрешения трудовых конфликтов в частных предприятиях, на практике применявшееся и в отношении государственных .

Было установлено два механизма раз­решения трудовых споров: принудительный порядок - особые сессии народных судов и примирительно-третейское разбира­тельство (РКК, примирительные камеры и третейские суды). Кроме того, существенно расширялись права расценочно-конфликтных комиссий в сфере разрешения конфликтов. Примирительные камеры и третейские суды в соответствии с Положением о примирительных камерах и третейских судах, утвержденным 23 марта 1923 г. Совнаркомом РСФСР , учреждались для разрешения индивидуальных и групповых (коллективных) трудовых споров, возникавших в связи с применение труда.

В отличие от дореволюционного третейского суда, предназначенного для решения спора между частными лицами о праве гражданском, третейские суды периода 1920-х гг. рассматривали только такие конфликты и споры, которые возникали на почве применения наемного труда. Решения, принимаемые примирительно-третейскими органами, являлись окончательными и приводились в исполнение в принудительном порядке судами в случае нежелания сторон добровольно их выполнять. К недостаткам правового регулирования трудовых споров этого исторического периода следует отнести отсутствие четкого определения подведомственности органов, рассматривающих трудовые споры, а также лишение определенной категории лиц права на судебную защиту.

Социально-экономическая, политическая и морально-психологическая действительность 1920-х гг. оказалась чрезвычайно сложной и конфликтной. Среди наиболее значимых факторов, катализировавших социальное недовольство среди промышленных рабочих, были следующие: недовольство жилищными условиями, чрезмерным ростом бюрократического аппарата, социальным и имущественным неравенством, неспособностью властей справиться с прогрессировавшей безработицей, несправедливыми размерами вознаграждения за труд, дороговизной товаров первой необходимости, уличной преступностью и др.    

Анализ архивных материалов подводит к мысли, что на протяжении 1920-х гг. мотивы рабочего протеста в ЦЭР не оставались неизменными. Год перехода к НЭПу (1921 г.) характеризовался преимущественно забастовками на почве продовольственных трудностей. Так, в Москве за 1921 г. произошли забастовки на 16 предприятиях. В этот же период имели место различные протестные действия в 9-ти уездах Московской губернии: от детско-женской манифестации с требованием хлеба, как это было в Орехово-Зуеве в начале мая 1921 г., и до прекращения работ  на ряде предприятий .  

К концу осени 1921 г. число рабочих недовольных существующим положением вещей в Московской губернии увеличилось. Волнения были зафиксированы в Богородском, Клинском, Нарофоминском уездах. В Москве состоялось 51 протестное действие рабочих, из которых 15 – забастовок .

В первой половине 1920-х гг. неуклонно возрастало число трудовых конфликтов на государственных (с 1788 - в 1923 г. до 2407 – за первое полугодие 1925 г.) и общественных кооперативных предприятиях (с 367 – в 1923 г. до 546 – в первой половине 1925 г.). В то же время численность трудовых конфликтов на частных предприятиях имела тенденцию к понижению (с 441 – в 1923 г. до 320 – в первом полугодии 1925 г.) .

В октябре 1924 г. состоялись выступления на ряде текстильных фабрик ЦЭР. Забастовки состоялись на текстильных предприятиях Москвы, Иваново-Вознесенска, Костромской, Ярославской, Тамбовской губерний . В 1924 и первой половине 1925 гг. среди причин возникновения конфликтов по-прежнему доминировали вопросы заработной платы (65,2 % и 59,8 % соответственно) . Более конкретно, выделяются два мотива - задержка выплаты зарплаты (66 % от общего числа стачечников) и размер заработков (22 %).

Согласно материалам Информационного отдела ЦК РКП(б) о настроениях и забастовках рабочих от 3 марта 1925 г., «…Больше всего недовольства на почве несвоевременной выдачи зарплаты фиксируется в металлургической и горной промышленности. Однако факты недовольства по этой же причине имеют место в текстильной, химической и лесной промышленности… За последнее время опять начинают учащаться случаи недовольства рабочих повышением норм выработки и снижением ставок» .

Роль этих мотивов изменялась во времени. Так, в 1926 г. 86,4% всех забастовок имели причиной заработную плату, но из них лишь 15,6% относились к задержкам выплаты зарплаты, а 64% объяснялись недовольством нормами и сдельными расценками. Такого рода данные получены и по другим годам рассматриваемого периода. На основании имеющихся данных нельзя однозначно говорить о динамике стачечного движения, хотя определенная тенденция к увеличению забастовок от 1924 к 1927 гг. четко обозначена. Определенной стачечной «концентрацией» обладал ЦЭР (Московская и Иваново-Вознесенская губернии) - до 10 стачек за месяц в летний период.

Подавляющее большинство забастовок из тех, по которым представлены сведения о продолжительности, длилось не более одного дня и закончилось мирным разрешением конфликта. Определения таких небольших забастовок в отчетах различны - это и «волынки» (в один или несколько часов, намеренные опоздания или пропуск работы по мнимой болезни) и т.н. «итальянка (во время которой рабочие выходят на свои места, но не приступают к работе). Так, в материалах ряда партийных и профсоюзных органов Владимирской, Костромской, Московской, Тульской губерний за 1924-1926 гг. можно встретить значительное количество упоминаний о данных формах рабочего протеста.

Безусловно, задержки с выплатами заработной платы, ее размеры, отраслевая дифференциация выступали той объективной основой, на которой базировалось стачечное движение в 1920-е гг. Неравномерность в оплате труда по отдельным отраслям промыш­ленности усилилась еще более в первые годы НЭПа, когда отдельным отраслям легкой индустрии ввиду благоприятной хозяйственной и финансо­вой конъюнктуры удалось повысить оплату рабочих в гораздо большей степени, чем это оказалось по силам другим отраслям, особенно относя­щимся к тяжелой индустрии.

Анализ архивных источников, обращает внимание на то, что подавляющая масса забастовок в 1920-е гг. объявлялась без ведома профсоюзов, что свидетельствовало, как отмечалось в отчетах ЦК ВЦСПС, об «известном отрыве отдельных союзных органов от массы своих членов, о недостаточной чуткости отдельных союзов к потребностям рабочих» .

Советская власть в годы НЭПа предприняла значительные усилия для того, чтобы уменьшить количество трудовых конфликтов трудящихся в том числе и при помощи разработанных мер правовой регламентации: процедуры примирительных камер и третейских судов.

Серьезно осложнившаяся в 1928 г. политическая и социально-экономическая обстановка (свертывание НЭПа и курс на индустриализацию) привела к резкому уменьшению стачечного движения, или подобные сведения перестали поступать в Информотдел ЦК, т.е. вышли из его компетенции. Предположительно на рубеже конца 1920-х и начала 1930-х гг. прекращается существовавший до этого систематический государственный учет забастовок и волнений на предприятиях, а обнародование сведений о них в печати СССР было запрещено.

В Заключении содержатся основные выводы по результатам диссертационного исследования.

Анализ статистических и правовых источников показал, что появление рабочего класса явилось базисной предпосылкой для возникновения основ трудового законодательства в стране. Законодательство о труде в России формировалось как в определенной степени «лоскутное» законодательство, обычно имевшее отношение к определенным сферам народного хозяйства и группам производств. Наиболее значительные выступления рабочих приурочиваются к 1878-1879 гг., 1884-1885 гг., 1895-1898 гг. С 1903 г. стачечное движение идет почти беспрерывно, достигая в 1905 г. всероссийских масштабов. Предпосылки формирования социального партнерства как модели взаимодействия государства, работодателей и работников стали формироваться в России лишь в начале ХХ столетия.

После Октябрьской революции в развитии коллективно-договорных отношений произошел качественный скачок. После длительного перерыва была возобновлена практика заключения коллективных договоров. Коллективный договор вступал в силу лишь после утверждения его государственным органом. Безусловно, это было значительным усилением позиций государственной власти в регулировании социально-трудовых отношений в стране. Коллективно-договорные отношения были юридически закреплены первым Кодексом законов о труде 1918 г. В дальнейшем, в условиях «военного коммунизма» и разраставшейся гражданской войны, практика заключения коллективных договоров стала постепенно угасать.

До свертывания НЭПа коллективные трудовые конфликты протекали в самых разнообразных формах: массовые собрания и митинги трудящихся; подача коллективных жалоб в государственные и партийные органы; обращение профсоюзов в судебные органы; локауты – расчеты рабочих владельцами предприятий; т.н. «итальянки» или «волынки» - приход рабочих на предприятия и бездействие на рабочих местах; стачки (забастовки).

Изученные статистические данные и архивные материалы показывают, что характер трудовых конфликтов в послеоктябрьский период изменился. В отдельные годы существования НЭПа трудовые конфликты количественно превосходили дооктябрьский период. Все это свидетельствует о том, что советская власть, продекларировав приоритет интересов «человека труда» в первое десятилетие своей деятельности, так и не смогла ликвидировать базисных причин воспроизводства рабочего недовольства как в центре, так и на периферии.

По теме диссертации соискателем опубликованы следующие работы:

Статьи в журналах из списка ВАК

1. Орлов В.Н. Повседневность и рабочий протест в советской России в 1920-е годы// Вестник Поморского университета: серия Гуманитарные и социальные науки. Выпуск 6 / 2007 – С. 19-22

                                         Статьи и тезисы конференций:

  1. Орлов В.Н. Протест «освобожденного» пролетариата (истоки рабочих конфликтов в советской России в годы НЭПа) [Текст] / В.Н.Орлов // Сборник статей. – Белгород: БГТАСМ, 2007 – С. 17-21.
  2. Орлов, В.Н. Институт коллективных трудовых споров история и современность [Текст] / В.Н. Орлов // Материалы межвузовской конференции. – Губкин: Изд-во ГИ МГОУ №2, 2007. – C. 123-124.
  3. Орлов, В.Н. Рабочее движение в советской России в 1920-е годы [Текст]/ В.Н. Орлов // Материалы межвузовской конференции. – Губкин: Изд-во ГИ МГОУ №3, 2007. – C.109-115.
  4. Орлов, В.Н. История становления и разрешения коллективных трудовых споров в России [Текст]/ В.Н. Орлов // Губкин: №2.ГИ МГОУ №6, 2007. – C. 77-85.

 

См.: Нисселович Л.М. История заводско-фабричного законодательства в Российской империи. СПб., 1883-1884. Ч. 1-2; Кобеляцкий А.И. Справочная книга для  чинов фабричной инспекции, для фабрикантов и заводчиков. Полный сборник узаконений о найме рабочих на фабрики, заводы и мануфактуры; о взаимных отношениях фабрикантов и рабочих; о фабричной инспекции; о надзоре за заведениями фабрично-заводской промышленности. Изд. 4-е. СПб., 1897; Туган-Барановский М. Русская фабрика в прошлом и настоящем. СПб., 1898.

См.: Литвинов-Фалинский В.П. Фабричное законодательство и фабричная инспекция в России. СПб., 1900; Озеров И.Х. Фабричные комитеты и коллективный договор. М., 1902; Каннель В. Рабочий договор. К вопросу о положении рабочего класса в России. М., 1907; Эллиасон Л.Я. Законы об отношениях между предпринимателями и рабочими в области фабрично-заводской промышленности. СПб., 1908; Лунц М.Г. Из истории фабричного законодательства, фабричной инспекции и рабочего движения в России. М., 1909; Таль Л.С. Тарифный (коллективный) договор как институт гражданского права. СПб., 1909.  

См. Ленин В.И. // Полн. собр. соч. Изд. 5-е. М., 1978.

См.: Озеров И.Х. Фабричные комитеты или как рабочему добиться лучших условий труда. М., 1906; Янжул И.И. Из воспоминаний и переписки фабричного инспектора первого призыва. СПб., 1907; Полянский Н.Н. Стачки рабочих и уголовный закон. СПб., 1907; Войтинский И.С. Стачки и рабочий договор по русскому праву. СПб., 1911.

См.: Войтинский И.С. Примирительные камеры в России. М., 1917; Он же. Промышленные споры и государственный третейский суд. М., 1917; Кузьмин Н.М. Восьмичасовой рабочий день и земельная реформа. Пг., 1917.

См.: Таль Л.С. Трудовой договор. Цивилистское исследование. Часть 2. Внутренний правопорядок хозяйственных предприятий. Ярославль, 1918; Самойлов К.Н. Современная безработица и борьба с ней. Пг., 1918; Гойхбарг А.Г. Кодекс законов о труде // Пролетарская революция и право. 1918. № 8. №10; Нацаренус А. За трудовую дисциплину, за сознательное отношение к производству. М., 1920; Аскназий С.И. Очерк социального законодательства советской республики.  Пг., 1920; Аникст А. Организация рабочей силы в 1920  г. М., 1921.

См.: Варшавский К.М. Трудовой договор по Кодексу законов о труде 1922 г. М., 1923;  Войтинский И.С. Трудовое право СССР. М.-Л., 1925; Семенова Д. Очерки трудового права. Харьков, 1925; Белкин Г. О привлечении нанимателей к уголовной ответственности за нарушение трудового законодательства. М., 1926; Вишневецкий А. Развитие законодательства о социальном страховании в России. М., 1926; Догадов В.М. Очерки трудового права. Л., 1927; Степаненко А. Как должна работать комиссия по охране труда. М., 1927.

См.: Советское трудовое право на новом этапе. М., 1931; Авдиенко М. Сдвиги  в структуре пролетариата в первой пятилетке // Плановое хозяйство. 1932. №6-7; Гришин З. Советское право. М., 1936; Горшенин К.П. Правовое регулирование труда рабочих и служащих в первый год советской власти. М., 1939; Догадов В.М. Этапы развития трудового договора. Л., 1948; Пашерстник А.Е. Правовые вопросы вознаграждения за труд рабочих и служащих. М., 1949.

См.: Астапович А.З. Первые мероприятия советской власти в области труда. М., 1958;  Москаленко Г.К. Советский коллективный договор на первом этапе своего развития // Советское государство и право. 1958. № 4; Карпушин М.И. Социалистическое трудовое правоотношение. М., 1958; Зимина М.И. Политика советского государства в области труда и промышленности (1917-первая половина 1918 гг.) // Ученые записки Кировского гос. пед. ин-та. Вып. 16. Киров, 1959; Бару М.И. Охрана трудовой чести по советскому законодательству. М., 1966; КЗоТ 1922 г. и современность, М., 1974.

См.: Рабочее движение в Петрограде в 1912-1917 гг.: Документы и материалы. Л., 1958; Матюгин А.А. Рабочий класс СССР в годы восстановления народного хозяйства (1921-1925 гг.). М., 1962; Революционное движение в Н. Новгороде и Нижегородской губ. (1907- февраль 1917 г.): Сб. документов. Горький, 1971; Гимпельсон Е.Г. Советский рабочий класс. 1918-1920 гг. М., 1974; Крузе Э.Э. Положение рабочего класса России в 1900-1914 гг. Л., 1976.

См.: Шарошкин Н.А. Рабочие Поволжья в переходный период от капитализма к социализму (1917 –1937 гг.): Дисс. …докт. истор. наук. М., 1985; Заславский И. Проблемы занятости: уроки истории // Социалистический труд. 1989. №3; Ильюхов А.А. Политика Советской власти в сфере труда (1917-1922 гг.). Смоленск, 1988.

См.: Лукинова С.А. Региональный опыт правового регулирования труда (историко-правовой аспект): Дисс. …канд. юрид. наук.  Ставрополь, 2000; Морозов А.А. Развитие советского законодательства о дисциплине труда: историко-правовой аспект (1917-1945 гг.): Дисс. …канд. юрид. наук. СПб., 2001 и др.

См.: Собрание узаконений  и распоряжений правительства, изд. при правительствующем Сенате. 1882-1896 гг. Полное собрание законов Российской империи. 1878-1915 гг.; Правительственный вестник. 1903-1916 гг.; Известия ВЦИК Советов Рабочих, Крестьянских, Казачьих и Красноармейских Депутатов и Московского Совета Рабочих и Красноармейских депутатов. 1920-1921 гг.; Собрание Узаконений Рабочего и Крестьянского Правительства РСФСР (СУ РСФСР). 1917-1922 гг.; Собрание законов СССР (СЗ СССР). 1923-1929 гг.

  См.: X съезд РКП(б): Стенографический отчет. М., 1921; Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам: В 5-ти т. 1917-1967 гг. Сборник документов за 50 лет. М., 1967. Т. 1. 1917-1928.

См.: Труд. 1921-1926 гг.; Известия. 1917-1929 гг.; Голос кожевника. 1922-1929 гг.; Вопросы труда. 1919-1928 гг.

См.: Фабрично-заводская промышленность и торговля России. СПб.: Изд-во департамента торговли и мануфактур министерства финансов, 1893; Своды отчетов фабричных инспекторов. СПб., 1903-1915 гг.; Всероссийская профессиональная перепись 1918 г. Фабрично-заводская промышленность 1913-1918 г. М., 1918; Материалы по статистике труда / Под ред. Струмилина С.Г. Центральное бюро статистики труда ВЦСПС, ЦСУ и НТК. М., 1921; Статистический ежегодник 1918-1920 гг. Труды ЦСУ. М., 1922-1924; Труд в СССР: Статистический справочник за 1924/1925 г. М., 1926; Труд в Московской губернии. М., 1923-1925 гг. Сборник статистических материалов. М., 1926; Труд в СССР. Справочник 1926-1930 гг. / Под ред. Я.М. Бинемана. М., 1930. 

ГА РФ. Ф. 63, 102, 5451, 5515, 6935; Р-7952.

РГАЭ. Ф. 1562.

РГИА. Ф. 20, 22, 23, 37.

РГАСПИ. Ф.17.

ЦИАМ. Ф. 46.

ЦАОДМ. Ф. 3. Оп. 1, 1а, 2, 3, 11.

РГИА. Ф. 20. Оп. 12. Д. 122. Л. 3.

См.: Нисселович Л.М. История заводско-фабричного законода­тельства Российской империи. СПб., 1883-1884. Ч. 1-2; Туган-Барановский М.И. Русская фабрика в прошлом и настоящем. М., 1938. Том 1. Глава V; Таль Л.С. Трудовой договор. Цивилистскоеское исследование. Часть 1. Ярославль, 1913. С. 282-306.

ЦИАМ. Ф. 46. Оп. 2. Д. 1472. Л. 82.

ГА РФ. Ф. 6860. Оп. 1. Д. 312. Л. 46; Ф. 6935. Оп. 7. Д. 51. Л. 5.

История советского рабочего класса в шести томах. Т. 1. 1917-1920 гг. М., 1984. С. 44 («Хроника событий»).

История советского рабочего класса в шести томах. Т. 1. 1917-1920 гг. М., 1984. С. 44 («Хроника событий»).

ГА РФ. Ф. 6860. Оп. 1. Д. 312. Л. 270; Ф. 6935. Оп. 7. Д. 61. Л. 304.

ГА РФ. Ф. 6935. Оп. 7. Д. 61. Л. 304.

Гуxман Б.А. Производительность труда и заработная плата в промышленности СССР. М., 1925. С. 143.

Кодекс законов о труде РСФСР,  принятый IV сессией ВЦИК IX созыва 30 октября 1922 г.// СУ РСФСР. 1922. № 70. Ст. 903.

См.: Догадов В.М. Очерки трудового права. Л., 1927. С. 24.

Бюллетень Трудового Фронта. 1922. № 3.

СУ РСФСР. 1923. № 24. Ст. 288.

ЦАОДМ. Ф. 3. Оп. 2. Д. 34. Л. 8.

Там же. Л. 186-188.

Буянов В. Трудовые конфликты и политика профсоюзов // Вестник труда. 1926. № 2. С. 38.

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 31. Д. 39. Л. 19 об; Оп. 32. Д. 18. Л. 19, 20.

Буянов В. Трудовые конфликты и политика профсоюзов // Вестник труда. 1926. № 2. С. 38-39.

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 32. Д. 4. Л. 162.

Профессиональные союзы 1922 -1924 гг. М., 1924. С. 230.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.